↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Оковы Крови (гет)



Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Драма, Фэнтези
Размер:
Макси | 136 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждения:
AU, От первого лица (POV)
В результате заклятия лже-Грюма Малфой получает ложную тотемную метку, и в связи с этим ему приходится решать появившуюся проблему, ведь ему не хочется быть хорьком. Отец помогает, наняв вначале ритуалиста, а затем и препода по трансфигурации, ставя Драко условие стать анимагом до конца лета.

Так начинается первое отклонение от изначальной истории. Но на этом ничего не заканчивается. Ведь все бы ничего, но нанятый мастер трансфигурации является грязнокровкой. И это меняет (конечно, не без помощи определенного рода занятий-истязаний) мировоззрение Малфоя-младшего в более прагматичную и адекватную ситуации сторону.

Итак, пятый год Хогвартса, Драко немного прозорливей, чем он был в оригинальной истории, менее заинтересован в отцовских делах, но все еще Малфой, который терпеть не может невежественных грязнокровок, Рона Уизли и Гриффиндор.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 5. Конец сказки

Я задумчиво полировал палочку, выискивая в своем поведении недочеты, грозящие стать катастрофой.

Грейнджер мне очень нравилась. Она притягивала.

Но де факто Малфои не делают невзвешенных решений… Хотя, вполне вероятно, это кровь Блэков, помноженная на типичный для возраста гормональный всплеск. Думаю, Грейнджер уникальна, и потому к ней хочется тянуться. Но почему тогда годами раньше маглокровка не вызывала ничего, кроме отторжения и раздражения?

И на это есть обыкновенно рациональный для Малфоя ответ.

Именно то, что она грязнокровка.

Пока она не сформировала ядро, вытягивание сил из окружающего мира происходило без всякого контроля Рода и прочего, связанного с кровной магией, алтарем и ритуалистикой. А любой маг, подсознательно чующий такое по отношению к себе, будет отталкивать угрозу. Тем более, молодой чистокровный маг, чья система магии почти также нестабильна и неоформлена, как у грязнокровок, только вот магию он будет брать из Родового Камня. И тем более, если этот чистокровный маг еще и идеологически против грязнокровок обработан…

Мой учитель все больше раскрывал глаза моему раздутому самомнению.

Так вот, притягивала она, потому что все больше раскрывала свой потенциал и теперь была не просто несносным раздражающим насосом-потребителем маны, а еще и существом эту ману вокруг себя распространяющую вовсю. Сама того не осознавая, девушка создавала рядом с собой эдакую зону комфорта для любого мага. Чистокровным делать такое не позволяет то, что они прекрасно понимают последствия непрестанной подобной работы ауры. Как ни странно, чтобы быть настоящим чистокровным магом, необходимо не только родиться, но еще и работать над собой хотя бы по минимуму.

Нет.

С Грейнджер стоит завязывать эти отношения. Работа работой, чувства чувствами, а уровень все равно не тот. Может быть, потом… Нет, все равно нет. Я в любом случае просто не смогу в ближайшее время сделать к ней первый шаг. Я… не столь храбр. Да и она была несколько категорична, настолько, что опрометью доказывать свою правду мне нет смысла. В принципе, я согласен с ее позицией. На ней одной ведь мир клином не сошелся. Ну и в свое время я слишком много гадостей сделал и ей, и ее дружкам… Даже и не представляю, о чем, кроме маглов, науки и традиций с ней можно говорить. Я для нее на данный момент всего лишь говорящий манускрипт, причем кусачий и сомнительно полезный.

А теперь стоит повторить древние руны, иначе почувствую себя совсем идиотом, которому даже партнера для первого секса выбирает не кто-нибудь, а магия и положение рода.

Кстати, немного неясно, почему амулет не мигает черным цветом, как должен бы, когда рядом грязнокровка. Странно как-то, надо у отца спросить…

И вот еще какая деталь… Кроме отсутствия родового кольца на лапке Поттера, я заметил на его кулаке еще кое-что. И это кое-что требует разговора с Грейнджер. Руны у нас как раз общие для всех, потому как с одного курса их изучает слишком мало магов.


* * *


— Странные шрамы? — переспросила Грейнджер, внимательно разглядывая меня, упершегося ладонями в стол перед ней и нависшего над книгой, что девушка читала как раз перед тем, как я ее нашел.

— Да. Грейнджер, мы, конечно, с тобой можем ругаться сколько влезет, да и я уже тоже подумываю, чтобы официально прекратить такую нелепость, как наши с тобой занятия… Но у Поттера шрамы на руке, подозрительно складывающиеся в слова…

— Хорошо, — что-то для себя решив, ответила Грейнджер. — Только информация за информацию.

— Что угодно, кроме нарушающего семейную тайну, — с готовностью согласился я.

— Нет, — Грейнджер помотала головой, заставив тем самым свои кудри вновь подпрыгивать. — Я просто… Вначале ты.

— Откуда эти шрамы?

— Это Амбридж, — поджала губы девушка. — Перо, которое пишет кровью. И этим пером Гарри пишет строчки на его наказании у этой…

Я понял, что Грейнджер не может найти подходящее и не слишком ругательное слово для характеристики нашей преподавательницы, но и сам оканчивать за нее фразу я и не думал.

— Итак, у Поттера какие-то проблемы с училкой, хоть и Генеральным Инспектором, а Дамблдор и не пытается отмазать его? Да, это повод пораскинуть мозгами… Возможно, Поттер провинился перед Дамблдором? И тот таким образом выказывает ему свое недовольство… — я присел за стол напротив девушки и уперся локтями, наклонившись вперед, чтобы посмотреть опустившей взгляд Грейнджер в лицо. Из-за челки я не мог оценить выражение лица и понять причину того, что от девушки буквально дохнуло стыдом. — Я попал в точку, Гермиона? — тихо пробормотал я, немного смущаясь и чувствуя возбуждение от зрелища стыдливо покрасневшей девушки.

Как ни странно, кровь прилила и к моим щекам, и не только к щекам, как мне кажется, потому как слишком уж свежи были воспоминания о том, как я целовал ее в том пустом классе, посадив на парту и прижимая к себе. И слишком тесными стали брюки под мантией.

— Расскажи мне. Я понимаю, что ты не считаешь меня своим другом, да и я тоже слишком погорячился с… приставаниями. Но мы с тобой хотя бы приблизительно равны по интеллекту, потому мне хватит лишь предположений. И так как они уже появились, я могу как оставить их при себе, что не принесет тебе никакой пользы, так и высказать их вслух, чтобы ты подтвердила их или опровергла, и это, в свою очередь, даст тебе возможность снять душевное напряжение, что не видно только таким... э-э-э… твердолобым, как Уизли, и замкнутым в собственном эго, вроде Поттера. И я не один из твоих друзей и, тем более, подруг, чтобы тебя возненавидеть или пристыдить. Я не способен тебя бросить, потому как у нас с тобой лишь деловые отношения, частично приправленные гормональными всплесками, присущими возрасту. Я тебя уважаю и уже не считаю врагом, потому как узнал немного ближе и лучше понял. Потому просто говори да или нет. Итак, начнем.

— Но Малфой…

— Я сказал, начнем. Не стоит перечить. Или я расскажу твоим друзьям, что лизался с тобой в пустом классе под светом Сферум Юбарум и даже залез своими грязными лапами к тебе под юбку… И ты не была против.

— Слизеринец… — прошипела Грейнджер и зло посмотрела мне в глаза.

Я лишь легко ухмылялся.

— Начнем, — с нажимом повторил я.

— А если нас заметят и, чего доброго, подслушают?

— Брось. Давно уже всеми заинтересованными личностями было постановлено, что библиотека является нейтральной зоной для… да, в общем-то, для всех. Посмотри, Грейнджер, — я показал направо, где расположилась достаточно крупная группа студентов. Даже в достаточном от них отдалении мы оба, приглядевшись, сумели подметить, что в компании находилось двое гриффов, один хафф, один рей и два слизеринца. Причем общались все вполне спокойно, — весьма напряженная ситуация с межфакультетской враждой, даже между Слизерином и Гриффиндором, хотя бы немного, но разрядилась, потому как мы с тобой сумели преодолеть эту вражду. Я, как ты могла бы заметить, больше не срываюсь на всех подряд, оставив за собой только личную неприязнь к Поттеру и Уизли. А ты вполне миролюбиво, хоть и с язвительностью, работаешь со мной над общим проектом. И мы — старосты, вроде как, примеры для подражания. И самые умные люди на своих факультетах. Вороны и барсуки и без того особо не ссорились. Также все понимают, что Паркинсон стала старостой из-за того, что ее отец — один из попечителей Хогвартса, когда как сама Панси, вряд ли на одном уровне с тобой и мной, как магически, так и интеллектуально. Не будь этого фактора, старостой был бы кто-то подобный старшей Гринграсс, лучшей ученицей своего курса, между прочим. Она на год старше, — пояснил я. — И также все понимают, что и Уизли попал в старосты не просто так, он ведь тот еще «гений», собственно, как и в команду. По выражению вашего капитана, она взяла его только из-за Поттера. Не думаю, что латентный эгоцентрик с отсутствием логического мышления и манией спасательства способен попросить, — я выделил это слово голосом. — Он еще не вырос для столь хитрых комбинаций. Потому случай достаточно интересный…

— Не надо, — не дала мне продолжить Грейнджер, — Гарри не такой идиот!

— Идиот? — я не просто поднял бровь и приоткрыл рот. Я аж две брови поднял, а изо рта вырвался нервный хмык. — Твой Поттер не просто идиот. Кровь… Да любой нормальный маг свою кровь прольет лишь в крайнем случае! Хотя да, Поттер, в отличие от Уизли, имеет тактическую жилку. Иначе, как бы он постоянно обходил меня в квиддиче?

Это заявление вызвало странный смешок от девушки, а я удивленно на нее воззрился и чуть было сам не расхохотался, ведь я сейчас сказал то, что подтверждало уровень моего интеллекта где-то на уровне с Уизли — все мерять квиддичем. Но пересилил себя и все же договорил, скатываясь на менее бодрый тон.

— Поттер умеет действовать. Я же… мне с детства приходилось слишком много думать, Грейнджер. А действовать строго запрещено без определенных… указаний. У меня всегда был ряд схем на каждый рядовой случай жизни. Как общаться с маглорожденными, как общаться с предателями крови, как общаться с софакультетчиками… В моей семье никто не сомневался, на какой факультет я пойду. И даже когда шляпа, — я на секунду задумался, стоит ли говорить, но все же решил, что от меня не убудет, — даже когда эта драная шляпа, едва опустившись на мою голову, шепнула у меня в мозгах тихое «Рейвенкло», я, даже не думая, оглушил ее мысленным воплем, содержавшим лишь одно слово. И ты сама понимаешь какое. Она его так проорала, что на время меня оглушила, знаешь ли. До Хогвартса меня спасали только книги и полеты на метле, Грейнджер. Вполне вероятно именно из-за этого мне хотели предложить альтернативу. Кстати, возможно ты не помнишь самый первый урок полетов, когда Хуч сказала мне, что я неправильно держу метлу… Черт, это было как-то слишком обидно, ведь я и впрямь считал себя очень неплохим в будущем игроком, потому как один из лучших квиддичистов современности, думаю, тебе его имя ничего не скажет, потому как сейчас он уже не играет, а историей квиддича ты вряд ли интересуешься, будучи у отца с неофициальным визитом, обо мне отозвался как о весьма талантливом. И он не был похож на прихлебателей или тех, кому что-то надо, он просто констатировал факт. Конечно, я не гений, но он не исправил меня, да и нечего было исправлять в общем-то. Мне кажется, именно из-за этой обиды мне захотелось над кем-нибудь поиздеваться. К примеру, над настоящим лопухом, который не то, что не держался на метле, а ее явно боялся. А над девчонкой, — я кивком указал на замершую напротив меня Грейнджер, ловившую каждое слово, как откровение, хотя на самом деле, просто выглядящую так, ведь я рассказывал свои эмоции, свои мысли, и это было как-то… м-м-м… интимно, что ли, — над единственной нелепой на уроке полетов девчонкой с факультета Гриффиндор издеваться было просто не по-джентельменски. Да и прощалось подобное любому маглорожденному, как ни крути. Меня проинструктировали, что непонимание или трудности с магией это нормально для нечистокровных.

— Кстати, а откуда ты узнал, что Анджелина так выразилась насчет Рональда?

— Что? Странный вопрос после моих откровений, Гермиона. Но отвечу. Когда близняшки на разных факультетах и близняшки эти такие сплетницы, как Патил, то очень трудно удержать мелочи внутри факультета. А сбор данных является слабостью любого слизеринца, даже если он изначально в нем не совсем заинтересован. И, если ближе к делу, не у одних только нас с тобой имеются гормональные всплески. Забини с самого Рождественского Бала в прошлом году по уши втюрился в Падму. Сейчас они уже, судя по его рассказам, зашли весьма далеко. И это не является секретом ни для большей части Реев, которым, в целом, по фиг, ни для всех девушек, интересующихся слизеринцами, коих большее число в этой школе. И судя по твоему виду, ты не из этой категории, потому как такое удивление сыграть трудно. Рональд на данный момент посмешище, но я очень надеюсь, что он покажет нормальную игру и не сольет матч, потому как я хочу честно выиграть или хотя бы знать, что проигрывают не только из-за меня, а еще и из-за вратаря, лучше которого окажется даже такой, как Уизли. Но давай лучше закончим с моими откровениями и перейдем к твоим. Я это все говорил, чтобы ты наконец раскрепостилась.

— А почему именно Лонгботтом? — внезапно спросила Грейнджер.

— Что?

— Почему ты начал дразнить именно Лонгботтома? Он такой же чистокровный, а какого-нибудь полукровку с Гриффиндора, что также опасался летать, ты бы также мог задеть.

— Это… Хм. Ладно, я не имею желания этого говорить, но все же… Как ты, возможно, знаешь, моя тетушка сделала с его родителями нечто не самое хорошее. Но у нее несомненно сорвало крышу, потому как пытать при помощи Круцио столько времени… Для непростительных необходим эмоциональный настрой и, как ты понимаешь, просто так пытать невозможно… Хм. Фактически, я рассказываю тебе сейчас не самый общедоступный факт из истории моей семьи. Начну немного издалека, Грейнджер, чтобы ты поняла. Моя мать сверстник родителей того же Поттера и профессора Снейпа. Со Снейпом они были неплохими приятелями в свое время, но это не столь важно. А отец к тому моменту, когда мама поступила в Хог, как раз стал старостой Слизерина. А тетушка заканчивала школу. И задолго до заключения помолвок, как говорит мама, ее сестра частенько называла моего отца, даже не стесняясь свидетелей, «женишком», на что отец не протестовал, а лишь посмеивался. Поговаривали, что отец тот еще ловелас и вряд ли бы пропустил мимо такую как Беллатрикс, потому как тетушка была очень эффектной и красивой девушкой. Это выдержка из подслушанного мной разговора матери со Снейпом, так что не обессудь, что немного коряво. Но когда Беллатрикс выпустилась и была объявлена вначале помолвка Лестранжа с Блэк, а потом и моей матери с моим отцом. Это была, как сказала мать, та еще политика. Потому как отец не особо рвался встречаться с моей матерью до свадьбы. Снейп же тогда очень удивил мою мать, сообщив ей, что двухлетний сын и любящая жена ни за что бы не помешали такому как Люциус встречаться с другой женщиной. Представь себе, как был удивлен я, когда услышал подобное. Но так как Снейп сказал это в контексте сумасшествия Лестранж... Сразу я этого не понял, был слишком мал. Но в дальнейшем ничего не мешало мне обдумать это, тем более, в процессе взросления я начал замечать некоторую холодность со стороны отца к матери все чаще. Я тогда проанализировал и понял, что вполне вероятно, что тетушка сошла с ума по вполне конкретной причине. Вполне вероятно, у меня мог бы появиться брат или сестра, но что-то этому помешало. Психика тети Беллы была раскачана насильственным принятием Метки, что вероятнее всего, потому как Лестранж характеризуются крайне жестоким приспешником Темного Лорда, да и род этот… Но не буду вдаваться в подробности. И в дальнейшем ее характер вряд ли не претерпевал ломку со стороны мужа… Но это тоже лишнее. Я изучил историю рейдов в той войне. Так вот, она не упоминается как отъявленная психопатка ни в одном, кроме того, последнего. В общем, я подозреваю, что Лонгботтомы что-то такое совершили, что доконало эту женщину. Да, погиб Темный Лорд, но столько пыток… Конечно, имеются записи только со стороны Ордена Феникса…

Грейнджер странно вздохнула, глядя на меня выпученными глазами.

— Но… — начала она. — Это же секретная организация!

— Политическая, — отрубил я. — Именно из-за шевеления Ордена Феникса Министерство решило проконтролировать возможное формирование из преданных главе этого самого Ордена Феникса школьников некой группировки, что сможет в дальнейшем присоединиться к самому ордену и захватить власть. Ну, это версия аналитиков Фаджа, Гермиона, — я пожал плечами. — Скорее всего, вас используют втемную, как и слизеринцев. Только нас со стороны самого инспектора, поставив, опять же, в конфронтацию. Если инспекторша решит создать для противостояния абстрактной угрозе какую-нибудь организацию, где придется выполнять ее поручения, то большая часть слизеринцев вступит. Для начала, Грейнджер, потому что, как бы ты о нас плохо не думала, наш факультет для нас семья. Гнездо, если хочешь. Подземное змеиное гнездо. И если я лично мог бы наплевать на всяческие бонусы от вступления в подобную организацию, то как староста я должен подать пример и, скажем так, повести за собой тех, кому не-вступление в эту организацию будет грозить чем-то похуже, чем написание строчек кровавым пером.

Грейнджер напряженно хмурилась и приоткрыла рот, раздумывая над чем-то, что хочет сказать.

— То есть, ты хочешь сказать, что тебе придется прислуживать Амбридж, чтобы твоим… подопечным не было хуже? Я не совсем понимаю.

— Не все же чистокровные маги и слизеринцы имеют таких богатых и высокопоставленных родителей, — усмехнулся я. — Малфои — одно из наиболее богатейших семейств магического мира. Мой отец отличный финансист и управленец, потому состояние еще и преумножается. А вот те же МакНейры, чье молодое поколение также в Хогвартсе на данный момент, не имеют такого капитала. Отец семейства работает исполнителем наказаний, а эта работенка весьма пыльная, да и получает он хоть и много, но для жизни слизеринца и его семьи хватает впритык. Родовитость и факультет обязывают одеваться в мантию из приличной ткани, иметь сумку и сундук с увеличенным пространством, участвовать в министерских раутах, слать друзьям приличные подарки на дни рождения и еще многое-многое другое. А детей-то двое. В общем, таких на Слизерине достаточно. Я, к тому же, негласный лидер факультета, а назначение старостой данный факт подтверждает официально. Так вот, у многих слизеринцев родители являются обычными работниками министерства, на чье положение на работе может повлиять недовольство вышестоящего. Надеюсь, дальше объяснять не требуется?

— Нет, — как-то тихо ответила Грейнджер, уперев лицо в ладони. — Даже тут политика… — прошептала она.

— А ты думала, в сказке живем? — усмехнулся я.

Она же немного дико на меня взглянула, в чем-то даже беспомощно и как-то жалко.

— Нет. Не думала, — также тихо прошептала она, а я заметил заблестевшие глаза и слезы, скапливающиеся в уголках.

— Сдержись до своей комнаты, — резко прошипел я. — Если не перестанешь пытаться реветь, я не выдержу и начну тебя успокаивать, а это с вероятностью в девяносто девять процентов вызовет ажиотаж у всех тех, кто имеет наш стол в зоне видимости…

Грейнджер явно не могла бы удержаться, да и сейчас ее уход в гриффиндорскую гостиную вряд ли бы создал отличную ситуацию. Ну и слезы уже потекли по щекам, а любой случайно посмотревший на нее, а таких здесь было много, до выхода из библиотеки, спокойно мог бы все сопоставить. И настучать ее дружкам, что добавило бы проблем.

И мне только и осталось, что вскочить, заслонив ее от всех возможных зрителей, с умным видом тыча в книгу и будто бы говоря что-то по теме ей на ухо. На самом же деле я шептал слова успокоения, столь необходимые девушке сейчас, но слезы текли. И я пошел на крайние меры.

— Да ладно, сейчас найдем, и я тебе покажу, Грейнджер! Ты убедишься, что не права! — это привлекло в нашу сторону пару голов — я почувствовал направленное внимание, но тут же оно исчезло, потому как все, кого это заинтересовало, признали данный момент вполне рабочим.

Я схватил Грейнджер за плечо, подняв и все так же заслоняя от всех мест, откуда мог прийти случайный взгляд. Мы направились вглубь, где всегда было мало студентов и не было столов с креслами у стен и поперек стеллажей, вроде как, по шутке старшего старосты, чтобы не было никаких проблем со спрятавшимися и уютно угнездившимися парочками. Я и Грейнджер прошли до конца, уперевшись в дверь запретной секции. Так как у меня к ней имелся допуск благодаря определенного рода разработкам в области Зелий, я беспрепятственно прикоснулся к ручке и открыл дверцу.

— Проходи, — я придержал дверь за ручку, — но не касайся ни косяка, ни порога. У тебя-то допуска нет.

Грейнджер, удивленно посмотревшая, хоть и сквозь тихие слезы, все прекрасно поняла и прошла в комнату.

Я, закрыв дверь, обошел эту небольшую секцию, пройдя вдоль стеллажей и прислушиваясь к чувствам. Не существует заклятий невидимости, способных обмануть эмпатию и быть примененными за пару секунд, даже невербально.

— Мы тут одни, — вздохнул я и подошел к Грейнджер, слезы которой не спешили проходить.

Она шмыгала и боролась со всхлипами, утирая слезы и присев в одно из уютных кресел.

В комнате царил полумрак, в основном из-за того, что здесь соблюдался особый температурный режим и не было окон. Следящие чары, как я уже вычислил в прошлое свое посещение, имелись лишь на элементах двери, а вот в самой комнате были лишь защитные чары. Магические светильники в виде ламп на столах добавляли некой интимности происходящему, если честно.

Опять эти слезы.

Я немного резкими движениями отодвинул ладони Грейнджер от ее лица и поднял его за подбородок. Нагнувшись, быстро поцеловал.

— Я… — чуть отодвинувшись я хотел, было, что-то сказать, но Грейнджер ответила поцелуем, перебив зарождавшуюся речь о том, что я всего лишь хотел ее успокоить и конструктивно договорить.

Я почувствовал ее пальцы в своих волосах, сделавшие первое желание оторваться от ее губ призрачным. Но уже совсем несуществующим это желание сделал ее следующий шаг. Она поднялась из кресла и тем самым прижалась ко мне, заставив немного отступить.

Скрипнула старая половица.

В ушах звучал стук сердца, а руки мои все крепче держали гриффиндорку, уже почти причиняя боль, потому как если я нажимал с той же силой, что и она, то ей наверняка было чуть-чуть больно. Наши губы беспорядочно смыкались, издавая странные звуки, а языки едва трепыхались, не имея никакой цели с обеих сторон, но все же пытаясь что-то подсознательно изобразить. Одна из моих рук зарылась в ее пышные волосы, соскальзывая на тонкую шейку, где я случайно почувствовал немного выпирающую косточку, когда неаккуратным движением повел ладонь вниз, под воротничок рубашки Грейнджер…

— Гермиона, — я наконец нашел в себе силы отлипнуть от губ девушки, что уже не плакала, а прижималась ко мне. — Все ведет к тому, что мы…

Ее губы дотянулись до моего подбородка, затем коснулись кадыка и просто заставили меня сглотнуть подкативший к горлу ком… наслаждения.

Я пресек ее мягкие и все больше возбуждающие движения тем, что сам потянулся к ее шее. Сминая воротник и дергая другой рукой пуговички, добираясь до застежек на мантии, я коснулся ее губами за ушком, втягивая кожу и наверняка оставляя след, далее спустился к плечу, что уже было почти оголено… М-м-м… Я опустил бретельки лифчика, вбирая в себя немного странный запах разгоряченной девушки. Пахло и духами с какой-то свежей ноткой, и самой девушкой, но этот запах не удушал и не пытался соблазнить, во всяком случае, изначально. Но теперь… Мне кажется, я взрываюсь от этого аромата.

Заведя руки ей за спину, я попытался расстегнуть лифчик, чтобы добраться до груди. Эти движения приблизили меня к ее восхитительно порозовевшему от смущения личику. Я не удержался и начал ее снова целовать, не чувствуя расстояния между нами, будто сливаясь с ней. Мерлин, как же приятно…

Лифчик все никак не снимался, потому как руки подрагивали и чувствовались с трудом.

— Останови меня… Останови меня, Грейнджер… — прохрипел я, оторвавшись от губ на мгновение, но снова впившись в них с прежней страстью.

Гермиона остановила поцелуй и открыла глаза.

Не верю!

Вот же…

Она отталкивает меня!

— Драко… Малфой… Это… Слишком… — она прошептала прерывающимся голосом и взяла своими ладонями мое лицо. — Я не разрешаю тебе больше такого, понял? Не смей касаться меня. Не смей смотреть на меня… так. Не надо. Ты сам говорил — это лишь гормональные всплески. Мы оба рационалисты и прагматики. Нам обоим слишком не до того, чтобы перебарывать систему… Мы по разные стороны. Давай забудем. Хотя… Думаю, просто самовнушение не поможет. Пожалуйста, Малфой, я не совсем доверяю тебе, но… Примени ко мне Обливэйт. А сам поклянись, что только после того, как все закончится, ты попытаешься восстановить отношения. Если, конечно, будешь хотеть этого… Только сформулируй клятву четче. Ну, не мне тебя учить же…

Я задержал дыхание перед тем, как поджать губы и все-таки кивнуть. Я сам понимал, что сдержусь — после клятвы-то! Но вот впечатление портилось тем, что я понимал… Вернее, не понимал, что Грейнджер делает на Гриффиндоре. Ведь она, если посмотреть, жуткая трусиха.

— Я, Драко Люциус Малфой, клянусь магией, что займусь сексом с Гермионой Джейн Грейнджер только в случае устранения непосредственной угрозы жизни ей и Гарри Джеймсу Поттеру со стороны Темного Лорда Волдеморта. Потдверждаю.

Золотистая дымка передо мной подтвердила клятву, а Грейнджер немного покраснела от текста формулировки, но все равно согласно кивнула и начала застегивать мантию.

— Приведи все в идеальный порядок, Грейнджер. Разве что засос… — я повернул ее лицо за подбородок и упер палочку в кожу. — Ремотис Рубеум.

— Драко… Прошу, не… Наши отношения сейчас и впрямь не совсем…

— Я понимал это, когда просил остановить меня. Но я не надеялся, что ты правда остановишь.

— Ты… Драко, прости.

— Ничего.

Я проследил, как она огладила мантию, и все-таки не удержался.

Поцеловал.

— Если бы я мог, я бы не развеивал твою сказку, Гермиона. Но тебе это надо.

— Спасибо. Спасибо, что это ты.

— Ох, как бы я хотел, чтобы ты мне это сказала после секса…

Мы оба лишь рассмеялись на это, а я к тому же поудобнее перехватил палочку и направил точно в лоб переставшей смеяться Грейнджер.

— Леглименс, — шепнул я резко осипшим голосом, вызвав неяркую желтую вспышку, и через пару мгновений сделал шаг вперед, чтобы поймать оседающую девушку в свои объятия. — Обливэйт это слишком топорно, милая… Я же не хочу, чтобы кто-то заметил? Кстати, очень интересные воспоминания…

Отца это заинтересует.

Глава опубликована: 09.02.2014
Обращение автора к читателям
Ratmor: Если вас заинтересовал этот фик, то не забудьте мне просигнализировать, иначе я буду продолжать очень долго =_=
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 90 (показать все)
Я, скорей всего, уйду опять авторить... Уже год как не писала, а сейчас собственный коммент подал идею (вот прям минут как пять в голове очнулась лампочка и с великим возгласом "Эврика!" пытается метнуть искру, в промежутке меж потухнуть и погаснуть)... Читать обещаю и комментировать тоже, но не всегда, и не совсем конструктивно Но, Вы ж меня простите (опять "круть-круть" и на этот раз "хлоп-хлоп" (ну эт гласссками) :)

Добавлено 19.02.2014 - 13:10:
Кстати... А попаданец проявится или как? Интересно понаблюдать за его реакцией, тем более, на сколько я поняла, он то вообще не при делах Это ж его девушка на ГП помешана... Ааааа! Говорила же - не пускайте меня!! На спейлерство не развожу ну прям ни разу... :)
Ratmorавтор
Не знать сюжет ГП хотя бы частично... Это из разряда фантастики для человека, кто не питает к ГП ненависти и имеет в ближайшем окружении человека, ГП увлекающимся.
Автор, уже месяц прошел. Когда продолжение будет?
Ratmorавтор
Serpentus 13 марта. Вероятность - 85 проц.
Ratmorавтор
Плохая вероятность получилась. Прода уже есть, но я ее бечу упорно.
Вот это интрига! Даже не так...
Вот это ИНТРИГА!!!!!!
Да! Именно так
Теперь два дня изводить себя догадками - что же увидел Люциус, что его сподвигло на такое...
Ratmorавтор
Я чувствую, что те читатели, что имеются, думают, что это фанфик-отморозок. Только заморозится - я сразу пишу. Мне кажется, если сделать время заморозки - месяц, то авторы станут чаще писать.
Кто писать чаще? Автор? Или читатели комментарии?
А на счёт фанфика-отморозка не плохо Так и представила его (фанфик) в виде подворотней шпаны в стиле сороковых-пятидесятых, с кепкой на глазах, самокруткой навечно прилипшей к нижней губе и на разбитых костяшках руки татуировка - ФАНФ
Ratmorавтор
Меня обижает тот факт, что нет ни единого предположения о том, кем может быть нападавший. Я же специально оставил у отступления открытый конец.~__~
Пичалька.

А ведь проду я не дам еще где-то с недельку.
Ratmorавтор
Я ликую! Я родил проду! НО. Исправляю еще пару дней.
С нетерпением ждем!!!!!!
С пополнением Вас, автор!!!! На "кашу" пригласите???
Ratmorавтор
ВСЕМ СЫРА, но каша тоже будет.
Оставлю таки свой комментарий).Что понравилось:Действие и диалоги от лица Драко,здесь прекрасный юмор и ирония. Открывается мир полный красок и эмоций героев. Хотелось воскликнуть -Браво автор!-в такие моменты. Прекрасно прописаны диалоги увлекали чтением и заражали азартом - что там дальше?)). Теперь о грустном,что не понравилось:Вступление- кошмар!Прочитав первые две страницы текста хотелось плюнуть и поискать что-то поинтересней (прости автор за грубость).Потом началось действо и удивительно увлекло(ну я писал выше). Вызвало удивление прыжки от Драко к его отцу(главы "она не твоя"и"долги прошлого")-скучно,затянуто и нужно ли ???Вызывало труднопреодолимое желание пролистать главу поскорее до конца не читая. Вот такие двоякие ощущения у меня остались от этого произведения.
swetoht И не у вас одного. Я тоже вроде бы читаю, но местами вроде бы нет. Думаю, автор учтет.
Как-то сумбурно, не впечатлило.
Ratmorавтор
Цитата сообщения Helen 13 от 16.06.2016 в 06:56
Как-то сумбурно, не впечатлило.

Мне тоже пока не очень нравится. Не продуманный фанфик, не вылизанный
Ratmor
Удачи с совершенствованием)
Эх...интересный же фик! Будет ли он продолжен?
Автор, отличная идея, что случилось то?
Почему бросили?
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх