↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи

П_Пашкевич

Автор, Иллюстратор
Был на сайте вчера в 23:50
Звание:Активист фанфикополиса
Пол:мужской
Дата рождения:4 октября 1967
Откуда:СПб
Образование:Высшее+
Род деятельности:Биолог, в недавнем прошлом преподаватель
Зарегистрирован:6 октября 2018
Рейтинг:2076
Показать подробную информацию

Фанфики

6 произведений» 
Этайн, дочь Хранительницы
Джен, Макси, В процессе
8.6k 192 80 2
Оксфордская история
Джен, Мини, Закончен
875 104 26 3
Мамин день рождения
Джен, Мини, Закончен
746 31 27 2
Чтобы больше не выбирать
Джен, Мини, Закончен
1.1k 29 46 2
Её дети
Джен, Мини, Закончен
1.7k 32 99 5

Блог


#Камбрия #фикрайтерское
Написал чуть поменьше полстранички. Принимаю замечания.
https://fanfics.me/message515370
#черновики #для_тапков
Написал чуть поменьше полстранички. Принимаю замечания.

Э Т ОНея, спасибо за некоторые идеи прокормления бродяги Беорна: подумав, я решил не то что бы совсем уж подружить его с кухаркой из местного заезжего дома, но пусть она ему немножко поможет. :) Ну, и не только она. И, да, Беорн по-прежнему дичится "уэлов".
Вот что, в общем, пока получилось:

И с каждым днем Беорну становилось всё тревожнее за младшую сестренку. Ох, зря Бейю отдала Блисси этим жрицам, зря им поверила!
Между тем дни сменяли друг друга. Сначала увяли и осы́пались лепестки на терновнике, потом на боярышнике, потом настало и тут же пролетело время желтого духовитого липового цвета, и наконец покраснели ягоды на рябинах. За лето Беорн пообвыкся в городе, научился бродячей жизни. Поначалу он приноровился было собирать большие куски хлеба, появлявшиеся каждый вечер возле одного из городских домов – пока не увидел однажды, что хлеб этот раскладывает как раз перед его приходом какой-то жрец Йеси с длинной бородой и выбритым лбом. С тех пор Беорн стал обходить этот дом стороной. Уэлам он по-прежнему не доверял, а их годи – особенно.
Затем он облюбовал окрестности другого дома – серого, каменного, двухэтажного, одиноко притулившегося снаружи от городской стены. В этот дом почему-то очень любили приезжать гости: чуть ли не каждый день там появлялись новые, незнакомые Беорну, люди. Гости приезжали с другого берега реки, на день уходили в город, но непременно возвращались на ночлег. А потом они уезжали – кто обратно, а кто куда-то дальше, в сторону заката.
Кормили хозяева гостей щедро, и недоеденное частенько перепадало Беорну. Высокая полная женщина с вечно непокрытыми волосами, выносившая ему объедки, тоже была уэлкой, но почему-то казалась ему добродушной и нестрашной, а еще она чуточку умела говорить по-человечески. Впрочем, до конца Беорн ей тоже не доверял и, заполучив ломоть хлеба или еще какую-нибудь снедь, тотчас же торопливо уходил. Потом он сбега́л по узкой тропинке вниз, к реке, где бежала чистая и вкусная вода, и пировал.
Свернуть сообщение
Показать полностью
#Камбрия #фикрайтерское
Чуть побольше, чем полстранички. Готов обсуждать и принимать замечания. https://fanfics.me/message515061

Поскольку действие эпизода происходит в Думнонии, я решился сделать отсылки не к валлийскому, а к корнскому языку. Надо сказать, судьба этого языка своеобразна и трагична: к 19 веку он был полностью вытеснен английским и лишь впоследствии "воскрешен" энтузиастами. Сейчас насчитывается несколько сотен людей, считающих себя его носителями, но ни о каком аутентичном произношении, конечно, говорить не приходится. Так что к образцам на forvo я, конечно, обратился, но особого доверия к ним у меня нет. И все-таки лучше уж так, чем никак.
#черновики #для_тапков
Чуть побольше, чем полстранички. Готов обсуждать и принимать замечания. После фрагмента - несколько слов о вырисовавшейся проблеме в сюжете.
Кинулся вдогонку, завернул за угол – и вдруг оказался на большой круглой площади, окруженной высокими каменными домами. От площади разбегались в разные стороны целых четыре дороги, и все они были безлюдны. Чуть поколебавшись, Беорн свернул направо, в узкий кривой переулок: вроде бы с той стороны доносились далекие голоса. Он бежал что было сил не разбирая дороги, прямо по разлившимся тут и там дождевым лужам. В лицо Беорну из-под ног летели грязные брызги, потом вдруг противно закололо в боку, но он все равно не замедлял бега. Позади остался один дом, другой, третий... Между тем переулок взобрался в гору, стал еще у́же, потом круто повернул – и неожиданно уперся в глухую стену. Едва не налетев на нее, Беорн наконец остановился. И, чуть отдышавшись, прислушался.
Вокруг царила тишина, лишь где-то совсем вдалеке зловеще гугукал лесной голубь.
И тогда Беорн заплакал.
Так у него началась совсем другая жизнь – одинокая и безрадостная. День за днем Беорн бродил по городу, перебиваясь найденными на улице объедками и редкими подаяниями. Поначалу ему приходилось совсем трудно: говорить по-уэльски он не умел, а горожане то ли не знали правильного языка, то ли не желали показывать, что знают. Иной раз какая-нибудь злобная старуха и вовсе плевала ему вслед. Еще хуже были дети: те с каким-то упоением дразнили его, швырялись камнями, а иногда и колотили. Он был «саксон» – этого хватало для ненависти и презрения.
Потом Беорн помаленьку выучил самые нужные уэльские слова: «бара» – хлеб, «мар плег» – пожалуйста, «мэр рас» – спасибо – и жить стало чуть полегче. Однако заставить себя просить подаяние именем здешнего бога, Йеси Криста, он не мог: не пристало воину отрекаться от Вотана и Тиу!
Бывало, что Беорн даже порывался вернуться домой на болото – однако удерживала боязнь не найти дороги, а еще больше – надежда увидеть сестер. Но о судьбе Бейю ему так ничего и не было известно. А по вечерам Беорн приходил к серому монастырскому зданию и подолгу стоял, вглядываясь в узкие решетчатые окна. Даже узнав, что́ такое стекло и как оно умеет отражать свет, он все равно пугался всякий раз, когда видел в них похожие на пламя отблески закатного солнца. Порой ему вроде бы удавалось различить за каким-нибудь из окон темные силуэты людей, но никогда он не был уверен, что это ему не померещилось. А на улице Блис не появилась за все время ни разу.
Вот что меня не то чтобы совсем смущает, но требует обоснования. Получается, Беорн около четырех месяцев прожил в городе сам по себе, бродягой. Как он выжил-то? Ну ладно, положим, стараниями Немайн в бриттских королевствах рабство было запрещено, но опасностей хватало и без того. К нищим попрошайкам, по идее, должны были относиться терпимо, но к попрошайкам-христианам, а Беорн, кажется, уперся в своем язычестве, да еще и германском. Вот как быть?
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 4 комментария
9 мая 1924 г. родился Булат Шалвович Окуджава, замечательный поэт, один из основоположников бардовского движения в СССР. Фронтовик.

Думаю, в День Победы и в день рождения поэта будет уместно вспомнить песню на его стихи из кинофильма "Белорусский вокзал".

И с праздником всех!

https://youtu.be/cUfRdbuKcpc
Показать 1 комментарий
#Камбрия #фикрайтерское
Еще полстранички. Принимаю замечания.
https://fanfics.me/message514662
#черновики #для_тапков
Полстранички. Принимаю замечания. Некоторые сомнения - после фрагмента.
Upd. По результатам обсуждения попытался переработать фрагмент. Привожу новый и старый варианты.
Новый вариант:
Остаток дня они вдвоем бесцельно бродили по городу. То и дело Беорн ощущал на себе угрюмые, враждебные взгляды уэлов. Лишь однажды к нему подошла простоволосая девушка с цветной ленточкой на груди и молча протянула ломоть хлеба.
Хлеб Беорн честно разделил с сестрой. И это было всё, что перепало им из еды за весь день. Слишком мало, чтобы почувствовать себя сытым. Наоборот, есть теперь хотелось только сильнее. А из домов, как назло, доносились вкусные запахи – где свежевыпеченного хлеба, где жареной рыбы, где мясной похлебки. Беорн тайком, стараясь, чтобы сестра не заметила, то и дело глотал слюнки.
А вечером нежданно-негаданно случилась беда.
Они с Бейю шли по широкому проходу между домами и, изо всех сил избегая говорить о еде, обсуждали, где бы поискать себе местечко для ночлега. А прямо перед ними неспешно, вразвалку, вышагивала толстая, как бочка, уэлка с большой продолговатой плетеной корзиной в руке. И надо же было этой уэлке ни с того ни с сего взять да споткнуться на ровном месте! На ногах толстуха устояла, но корзина выпала из ее руки и, стукнувшись о камень, опрокинулась на бок. А из корзины посыпались на землю маленькие круглые хлебцы странно желтого цвета.
И тут Бейю словно сошла с ума. Только что едва переставлявшая ноги, она вдруг бросилась к раскатывавшимся во все стороны хлебцам, стала лихорадочно хватать их и складывать себе в подол. «Сейчас, сейчас мы с тобой поедим», – бормотала она себе под нос.
Сначала толстуха ошарашенно смотрела на происходившее и молчала – а потом вдруг истошно завопила. На крик со всех сторон сбежались люди, обступили Бейю, зашумели, загомонили. Затем откуда-то появился высоченный черноусый воин в блестящей шапке. Подойдя к толпе, он что-то прокричал грозным голосом, и тут же все расступились. Раскрасневшуюся Бейю вытолкнули ему навстречу.
Когда воин уводил Бейю, та рыдала. Любопытные зеваки шли за ними следом, переговаривались. То и дело Беорн различал среди непонятных уэльских слов брезгливое «саксоняйд». А толстуха ползала на четвереньках по земле, складывала свои проклятые хлебцы обратно в корзину, и Беорну чудилось, что она злорадно ухмыляется.
Растерявшийся Беорн оторопело смотрел на происходившее и не двигался с места. Спохватился он, лишь когда толпа скрылась за домом.
Старый вариант:
Остаток дня они вдвоем бесцельно бродили по городу. То и дело Беорн ощущал на себе угрюмые, враждебные взгляды уэлов. Лишь однажды к нему подошла простоволосая девушка с цветной ленточкой на груди и не говоря ни слова протянула ломоть хлеба.
Хлеб Беорн честно разделил с сестрой. И это было всё, что перепало им из еды за весь день.
А под вечер он остался и без Бейю. Случилось это совершенно неожиданно. Они шли по широкому проходу между домами и обсуждали, где бы поискать себе местечко для ночлега, а перед ними неспешно, вразвалку, вышагивала толстая, как бочка, уэлка с большой продолговатой плетеной корзиной в руке. И надо же было этой уэлке ни с того ни с сего взять да споткнуться прямо на ровном месте! На ногах толстуха устояла, но корзина выпала из ее руки и, стукнувшись о камень, опрокинулась на бок. А из корзины посыпались на землю самые настоящие орехи – коричневые, круглые, блестящие.
И тут Бейю словно сошла с ума. Только что едва переставлявшая ноги, она вдруг бросилась к раскатывавшимся во все стороны орехам, стала лихорадочно хватать их и складывать себе в подол.
Сначала толстуха ошарашенно смотрела на происходившее и молчала – а потом вдруг истошно завопила. На крик толстухи со всех сторон сбежались люди, обступили Бейю, зашумели, загомонили. Затем откуда-то появился высоченный черноусый воин в блестящей шапке. Подойдя к толпе, он что-то прокричал грозным голосом, и тут же все расступились. Раскрасневшуюся Бейю вытолкнули ему навстречу.
Когда воин уводил Бейю, та рыдала. Любопытные зеваки шли за ними следом, переговаривались. То и дело Беорн различал среди непонятных уэльских слов брезгливое «саксоняйд». А толстуха ползала на четвереньках по земле, складывала свои проклятые орехи обратно в корзину и довольно улыбалась.
Растерявшийся Беорн оторопело смотрел на происходившее и не двигался с места. Спохватился он, лишь когда толпа скрылась за домом.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 26
#Камбрия #фикрайтерское
Маленький совсем кусочек в макси. Принимаю замечания.
https://fanfics.me/message514495
#черновики #для_тапков
На этот раз написалось совсем немного, но все-таки я решил этот кусочек выложить. Принимаю замечания.

Женщина оказалась кем-то вроде годи – служительницей здешнего бога. Так, по крайней мере, Бейю позже объяснила Беорну. Из путаного рассказа сестры тот сумел понять, что такие женщины не только молятся и приносят жертвы, но еще и заботятся о бедных и бездомных. Беорну стало тогда очень обидно. Какие же они бедные, какие бездомные? У них ведь есть самый настоящий дом на болоте, а в доме – немерено сколько отцовской военной добычи!
Но тот разговор случился уже потом. А тогда Бейю бухнулась перед женщиной в буром платье на колени и отчаянно взмолилась о помощи. Та сначала испуганно отпрянула, но все-таки не сбежала, прислушалась. Осенила плачущую Бейю знаком своего бога, вздохнула:
– Это с матерью-настоятельницей говорить надо, не со мной.
А потом все-таки объяснила, как добраться до их то ли капища, то ли жилища, называвшегося «монастырь».
До монастыря – высокого серого дома с окнами в два ряда – они дошли втроем. Внутрь зашли только Бейю и Блис: брать с собой мальчика в жилище строгих целомудренных жриц сестра не решилась. А обратно Бейю вышла одна. Вышла – и сразу же принялась успокаивать недоумевавшего Беорна, объяснять, что добрые жрицы взяли Блис к себе на воспитание, что всё с ней будет хорошо и что в жертву своему богу они ее точно не принесут. Рассказывая всё это, Бейю пыталась улыбаться – а у самой из глаз катились крупные слезы.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 3 комментария
#Камбрия #фикрайтерское
Еще полстранички. Принимаю замечания.
https://fanfics.me/message514312
#черновики #для_тапков
Полстранички. Готов принимать замечания.
До города они добрались совсем затемно. По каменному мосту перешли жутковатый глубокий провал, по дну которого с шумом бежал широченный ручей сразу с двумя названиями, «река» и «Тамар». И очутились перед наглухо запертыми воротами.
Кажется, впервые Бейю не исполнила своего обещания: никто их в городе не только не накормил, но даже и не встретил. Побродив возле каменной стены, окружавшей город, в конце концов они устроились под раскидистой кроной старого тиса.
После заката быстро похолодало, и вскоре все трое основательно продрогли. У Беорна не попадал зуб на зуб и вовсю бурчало в животе, но держался он стойко, по-воински, не жаловался. Блис хлюпала носом, то и дело чихала, но тоже, вопреки обыкновению, не плакала. А Бейю сидела между ними, обхватив руками колени, и то ли дремала, то ли делала вид, что дремлет.
Так они и просидели под тисом до самого рассвета, сбившись в кучку и прислонившись к толстому покрытому красноватой шершавой корой древесному стволу. Из спящего города не доносилось ни звука, и лишь когда за рекой стало светать, вдруг со всех сторон защебетали на разные голоса весенние птицы, и пели они точь-в-точь как в родных краях Беорна, словно передавали ему оттуда привет. А поутру Бейю повела Беорна и Блис внутрь городских стен – через высокие ворота, мимо полусонного усатого, как давешний уэл, стражника.
Беорна город ошеломил. Всё было ему в диковинку: и мощеные улицы, и высоченные – хотя все-таки не достававшие до неба – каменные дома, и появившееся вскоре множество незнакомых людей: мужчин и женщин, молодых и старых, от мала до велика лопотавших между собой на непонятном языке уэлов. Раз за разом Бейю пыталась заговорить с кем-нибудь из них, но всякий раз человек либо равнодушно пожимал плечами, либо поспешно отходил, словно боялся набраться от нее какой-то скверны. Наконец, откликнулась старая женщина с морщинистым лицом. Одета женщина была странно: в темно-бурое глухое платье безо всяких узоров и вышивок, и в белый платок, совершенно скрывавший волосы. Однако говорила она все-таки по-человечески, хотя и коверкала слова.
Женщина оказалась кем-то вроде годи – служительницей здешнего бога.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 2 комментария
#Камбрия #фикрайтерское
Сегодня написалось поменьше страницы. Как всегда, принимаю замечания по тексту.
https://fanfics.me/message514129
#черновики #для_тапков
Поменьше странички. Принимаю замечания.

Увы, Бейю так ничего ему и не объяснила. По правде говоря, сейчас ей было не до Беорна: Блис, пройдя самостоятельно совсем чуточку, быстро устала и теперь вовсю канючила — просилась домой. Бейю то уговаривала ее немного потерпеть, то обещала показать чудесное место под названием «город», где живет много-много людей, а дома́ достают крышами до неба, и наконец, не выдержав, отвесила ей подзатыльник. Конечно, это не помогло: Блисси и не подумала замолчать – наоборот, разревелась.
А потом их нагнала повозка — огромное деревянное корыто, катившееся на странных круглых штуковинах. Тянули корыто два огромных зверя с длинными волосатыми шеями и торчащими вверх острыми ушами. Звери стучали ногами, фыркали, и от них странно, но вкусно пахло. «Лошади, — догадался Беорн. — Какие же они большущие!»
Сидевший на повозке мужчина, непривычно голобородый, лишь с длинными висячими усами, остановил лошадей, сделал приглашающий жест рукой, потом что-то произнес. Странное дело: Беорн, прежде без труда понимавший всех приходивших к ним в дом, даже заику Турульфа, на этот раз не разобрал ни слова. Впрочем, сообразил, в чем дело, он быстро. Это же, должно быть, уэл! Уэлы — они ведь разговаривают не по-человечески!
На злобного врага, однако, уэл не походил совершенно. И в корыте-повозке у него оказались совершенно мирные деревянные бочки, точь-в-точь как та, что стояла в одном из углов родного дома Беорна. От бочек исходил знакомый кисловатый запах пива.
Пока Беорн предавался воспоминаниям, Бейю попыталась заговорить с уэлом. Но после первых же слов тот встрепенулся, странно посмотрел на нее и поморщился – а Бейю сразу побледнела как полотно. Чуть помедлив, уэл вдруг громко чмокнул губами, яростно хлестнул лошадей тонкими ремешками, и повозка тотчас устремилась вперед. А Бейю, проводив ее взглядом, тихо вздохнула – то ли огорченно, то ли облегченно.
Так они и шли пешком до самого города. Бейю почти все время несла Блис на руках, да и у шагавшего налегке Беорна от усталости заплетались ноги. Все чаще и чаще им приходилось останавливаться на отдых. От жажды спасала вода из тянувшейся вдоль дороги канавы, а вот еды не было совсем. Правда, Бейю уверяла, что в городе их непременно сытно накормят, и это поначалу придавало силы.
За время пути еще несколько раз их обгоняли уэлы – теперь те ехали не на повозках, а прямо на лошадиных спинах. Проезжая мимо, ни один из них не остановился – и Бейю, похоже, этому только радовалась.
Наконец, когда солнце уже опускалось к холмам, Беорн разглядел вдали заостренный силуэт неведомого сооружения. Бейю, услышав эту новость, сразу же оживилась, а потом объявила, что это, должно быть, самый высокий дом в городе, который называется «собор» и в котором живет бог уэлов.
Свернуть сообщение
Показать полностью
#Камбрия #фикрайтерское
Написал еще полстранички с небольшим. Принимаю замечания.
https://fanfics.me/message513938
#черновики #для_тапков
Еще полстранички. Принимаю замечания.

Между тем мать с каждым днем становилась всё слабее. Исхудавшая, с бледным бескровным лицом, измученная кашлем и бессонницей, она почти все время лежала на соломенном тюфяке. То и дело ее сотрясал жестокий озноб, от которого не спасали ни теплая волчья шкура, служившая ей одеялом, ни жарко пылавший торф в очаге.
И все-таки зиму они пережили, даже сумели вчетвером отметить Модранихт – праздник самой длинной ночи, когда полагалось чествовать идис – божественных покровительниц семьи и народа. Но до весеннего праздника, дня Эостры, мать уже не дожила. Однажды утром Беорн, проснувшись, не услышал ее привычного хриплого дыхания. Всполошившись, он закричал. С улицы прибежала испуганная Бейю, бросилась к материной постели...
Потом они вдвоем – Бейю и Беорн – вырыли могилу прямо на островке, рядом с домом. Не было ни годи, чтобы должным образом провести похоронный обряд, ни мяса и лука для правильной погребальной жертвы – а ведь нужно было непременно умилостивить суровую Хелл, чтобы та ласково приняла уходившую к ней в своем подземном королевстве. Всё, что смогла сделать Бейю, – собрать матери в последний путь немудреные пожитки: гребень, фибулу, платок, корзинку для рукоделия – да еще желудевую лепешку и пару горстей сладкой и чуть хмельной подснежной клюквы.
Поминок они не устраивали, однако тщательно соблюдали положенные семь дней траура. А на восьмое утро Бейю укутала брата и сестру потеплее, подхватила малышку Блис на руки, и они втроем куда-то отправились по едва приметной узкой тропке – той самой, по которой прежде возвращались из походов отец и братья.
Шли они долго. Сначала тропа петляла по болоту, обходя маслянисто блестевшие бочажины и разбросанные тут и там груды больших камней. Потом под ногами перестала хлюпать вода, а буровато-желтоватый мох сменился твердой почвой. Тропа слилась с другой, потом с третьей, стала натоптанной. Теперь она то вилась между низкими редкими дубами, то ныряла в заросли колючего терновника, то перепрыгивала через узкие ручейки. Блис, сидя на руках у сестры, беспрестанно хныкала. А Беорн, хотя он тоже изрядно устал, шагал рядом с Бейю молча, как полагается настоящему воину.
Наконец, перевалив через очередной холм, они вышли к широкой дороге. Беорн, прежде не видавший ни лошадей, ни повозок, ни колес, с недоумением рассматривал на ней наезженные колеи.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 4 комментария
#Камбрия #фикрайтерское

Сейчас посмотрел объем написанной главы - вышел на 18-ю страницу. Наверное, разрублю ее на две главы. 38-я (10 страниц) будет называться "Всё дальше на запад", а 39-я - пока, предварительно, "Кер-Тамар".

Как думаете?
Показать 6 комментариев
#Камбрия #фикрайтерское
Написал еще полстранички.
https://fanfics.me/message513380
#черновики #для_тапков
Еще полстранички. Принимаю замечания.
Одноглазый воин у них долго не задержался: испил на прощание хмельного пива да и побрел прочь по мокрой болотной тропе. А Беорн остался единственным мужчиной в семье.
Какое-то время они все-таки выживали: сначала доедали старые, добытые еще отцом и братьями, запасы ячменя и овса. Вскоре, однако, зерно закончилось. Теперь мать и Бейю ходили с корзинами на соседний островок, где среди каменных глыб росли невысокие, но щедрые на желуди дубы. Этими-то желудями семья и стала кормиться: их мололи на жерновах и пекли из получившейся муки подобие хлеба. Но, хотя мать и вымачивала желуди по много дней в большой глиняной посудине, то и дело меняя воду, лепешки из них все равно получались горькими, невкусными.
А еще Бейю стала приносить с болота длинноногие грибы с бурыми выпуклыми шляпками и крупную темно-красную пахнущую болотным мхом клюкву. Из грибов мать варила вкусную, но совсем не сытную похлебку, после которой у Беорна вечно бурчало в животе. А кислющую до сведенных скул клюкву они ели прямо так, сырую. Наконец исполнилась давняя мечта Беорна: старшая сестра теперь часто брала его с собой по ягоды. Вот только нескончаемое ползание по мокрому болотному мху среди разбросанных тут и там каменных глыб очень скоро стало ему не в радость.
Между тем осень набирала силу. Крона кривого ясеня стала совсем прозрачной, а лужи всё чаще оказывались по утрам покрытыми узорчатой ледяной корочкой. Сначала Беорн даже радовался холодам: подмороженная клюква утратила терпкую кислоту, стала совсем сладкой. Но холодно сделалось и в доме: теперь стоило только догореть торфу в очаге, как изо рта у Беорна начинал идти белый пар.
Когда дни стали совсем короткими, а с неба то и дело вместо дождя падали снежные хлопья, заболела Блис. Она больше не бегала по дому, не смеялась, а кашляла и непрестанно плакала, и мать баюкала ее целые ночи напролет. Когда же Блис ненадолго задремывала, то мать истово молилась милостивой, доброй Фриг.
Должно быть, Фриг вняла горячим молитвам: Блис поправилась, хотя так и осталась слабенькой и плаксивой. Зато слегла сама мать, и теперь забота о домашнем хозяйстве полностью легла на Бейю. Кончились походы Беорна за клюквой: надолго отлучаться от матери и сестренки Бейю боялась, а его одного на болото по-прежнему не отпускала.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 5 комментариев
#Камбрия #фикрайтерское
Снова полстранички. Есть некоторые сомнения. Принимаю замечания.
https://fanfics.me/message513212
#черновики #для_тапков
Еще полстранички. Принимаю замечания. Свое сомнение пишу под фрагментом.

А когда отец и братья уходили, сразу же становилось пусто и скучно. Правда, чуть ли не за порогом начиналось таинственное, так и манившее к себе болото – но ходить туда строго-настрого запрещалось. На болоте жили самые разные опасные существа – чего стоили одни только блуждающие огоньки, так и норовившие заманить неосторожного путника в бездонную трясину! Взрослые – те знали безопасные тропы, а еще тайные заклинания, хранившие их от эльфийских козней. Знали, но ни в какую не хотели делиться своими знаниями с Беорном – и никогда не брали его с собой. Одна лишь Бейю, добрая душа, как-то раз обнадежила – сказала, что они вместе непременно отправятся за клюквой, как только листья на ясенях начнут желтеть, а ночи станут холодными. Беорн потом каждый день бегал к росшему на их островке кривому ясеню и всё высматривал на нем пожелтевшие листья.
Только вот обещания своего Бейю так и не исполнила. Когда ясень наконец пожелтел, зарядили бесконечные дожди, а с ними пришли беды, и стало совсем не до клюквы. Однажды в дождливый вечер из очередного похода вернулись отец, Бреме и Берс. Они были усталые, молчаливые и хмурые, и с ними почему-то не было Бруна. Мать встретила мужчин слезами и долгими криками, плакала и Бейю, и только маленькая несмышленая Блис, как всегда, тянула к отцу тоненькие ручки и улыбалась – но тот, казалось, ее вовсе не замечал. Потом Берс объяснил недоумевавшему Беорну, что Брун живет теперь у самого Вотана во дворце и пирует среди прославленных воинов, таких же храбрых, как и он. Однако по всему было видно, что брат этому вовсе не рад.
Вскоре отец и Бреме ушли на болото и вернулись с уже знакомым старым годи. Были долгие, тянувшиеся несколько дней, поминки. Беорну запомнилось, как хмельной Бреме бурно клялся на них отомстить за Бруна проклятым уэлам, как он призывал в свидетели самого Тиу, а годи одобрительно кивал и зачем-то протягивал ему тускло блестевшее колечко.
Спустя несколько дней едва оправившиеся после поминок мужчины снова ушли – как оказалось, теперь уже навсегда. Горестную весть принес нежданно-негаданно заявившийся к ним в дом незнакомый воин – страшный, косматый, с огромным багровым шрамом, пересекавшим лоб и буровато-красную пустую глазницу. И снова мать отчаянно кричала, снова тихо рыдала Бейю, и даже Блис не улыбалась, а настороженно смотрела на гостя исподлобья, обеими ручонками вцепившись в материно платье.

Вопрос: уместно ли это отчаяние родни с учетом веры германцев в благость смерти в бою? Правда, эти саксы - не скандинавы, тем более не викинги, а просто крестьяне из разоренной деревни, подавшиеся в разбойники от отчаяния.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 6 комментариев
Показать более ранние сообщения
ПОИСК
ФАНФИКОВ











Закрыть
Закрыть
Закрыть