Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Возвращение Принца-полукровки: любовь и тайны Северуса Снейпа (джен)


Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Adventure/Angst/Drama/Romance
Размер:
Макси | 436 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
Гет
Двадцать один год спустя по окончании Второй магической войны Северус Снейп, которого все считали погибшим, неожиданно вновь появляется в Школе чародейства и волшебства Хогвартс. Какие секреты скрывает загадочный Принц-полукровка? Каким образом ему удалось выжить после смертоносного укуса змеи, и что заставило его вернуться в магический мир после столь длительного периода отшельничества? Прошлое и настоящее Принца надежно укрыто вуалью, сотканной из тайн, которые приходится разгадывать блестящей «троице выпускников Гриффиндора» – Гарри, Рону и Гермионе.
QRCode

Просмотров:88 256 +2 за сегодня
Комментариев:0
Рекомендаций:3
Читателей:709
Опубликован:21.09.2013
Изменен:17.09.2016
От автора:
Макси-сиквел писался на полном серьезе как авторский вариант 8-ой книги серии «Гарри Поттер». Я стараюсь во всех аспектах придерживаться канона, не нарушая идеологии Поттерианы.

К настоящему времени имеется полный текст сиквела в черновом варианте. Новые главы будут выкладываться в процессе доработки и редактирования.


Несколько слов о моей работе:

Отправной точкой для данной работы явилась глава под названием «История Принца» /“The Prince’s Tale” («Гарри Поттер и Дары Смерти» /“Harry Potter and the Deathly Hallows”). Я стараюсь развивать показанный здесь характер героя Северуса Снейпа и одновременно заполнять смысловые и сюжетные лакуны, связанные с этим героем, а также – другими персонажами Поттерианы. Иными словами моя задача - восстановить целостность отдельных событий из жизни героев, показанных на протяжении всех семи книг, и соединить их в одну логическую цепочку. Возможно, некоторые события из прошлого героев предстанут в несколько неожиданном ракурсе, но таков мой взгляд на данную историю.

В общем, будет уже Дамблдору и Снейпу разгадывать ребусы Гарри – настала пора Дамблдору (точнее – его портрету) и Гарри заняться раскрытием тайн, вероятно, самого загадочного персонажа Поттерианы Северуса Снейпа. :)


Цитирование/копирование текста данного сиквела возможно с моего прямого согласия. Ссылка на мой авторский сайт обязательна.


ПРИЯТНОГО ЧТЕНИЯ!


Буду рада, если мои читатели поделятся впечатлениями в личных сообщениях, либо на Форуме моего авторского сайта http://fatalsecret.ucoz.ru/ в соответствующей теме.
С удовольствием приму любые замечания и пожелания от читателей. Также не возражаю против конструктивной критики.
Всегда рада общению с моими читателями*.
Благодарность:
1). Моему мужу.

2). Дж. К. Роулинг за созданный ею мир и героев.

3). Моим читателям.

________________

* Надеюсь на читательское понимание в плане ограничения возможности публичных комментариев. Очень не хотелось бы, чтобы мое решение по их отключению истолковывалось превратно и портило впечатление о моей работе. Ни в коем случае не хочу никого обидеть. Просто прошу меня понять.

Обложка: http://fatalsecret.ucoz.ru/vozhvrashhenie/vozvrashhenie_princa-polukrovki-rabochij_kopija-2.jpg
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 3. Новый план. Часть 2.1. Тайны Северуса Снейпа: Дары Тьмы

Дамблдор задумчиво сморщил лоб, а затем спросил:

— Кстати, любопытно было бы узнать, как вы оказались в этом кабинете, Северус? Ведь на территории Хогвартса запрещена аппарация.

Снейп ничего не ответил, лишь едва заметно кивнул в сторону одного из окон кабинета, которое оказалось раскрытым.

Дамблдор нахмурился:

— Вы хотите сказать...

Снейп снова коротко кивнул.

— Метлы я при вас не вижу, — задумчиво проговорил Дамблдор. — Может быть, вы воспользовались порталом[21], Северус? Впрочем, использование порталов контролируется Министерством магии, так что, как разумный человек, вряд ли вы стали бы так рисковать без особой на то причины. Но в таком случае каким образом вы могли попасть в кабинет через окно?

Снейп недовольно сдвинул брови:

— Разве МакГонагалл не упоминала при вас о нашем с ней последнем решающем поединке? И Поттер об этом не рассказывал? Ему выпал случай быть свидетелем этого, надо полагать, весьма захватывающего зрелища.

Дамблдор продолжал сверлить своего собеседника неодобрительным взглядом.

— Вообще-то я предпочитаю не драться с женщинами, — продолжал Снейп, словно не замечая того испепеляющего взора, которым наградил его Дамблдор. — Но МакГонагалл не оставила мне выбора. Хотя, как вы сами можете догадаться, с моей стороны это была никоим образом не дуэль, а всего-навсего самооборона, и мне оставалось лишь сожалеть о том, что миссис гриффиндорская храбрость вовремя этого не поняла. Я едва успевал отражать ее молниеносные заклятия, одновременно делая все возможное для того, чтобы ненароком не причинить вреда моей отважной противнице. К тому же на помощь ей подоспели Флитвик и Спраут, — если не брать в расчет еще и притащившегося вместе с ними старого Слагхорна, — и я был вынужден спасаться бегством, чтобы выиграть для себя хотя бы немного времени. Ведь мне надлежало еще сделать самое главное — исполнить то, что вы мне поручили, Дамблдор.

Лицо Альбуса Дамблдора на портрете сделалось таким же белым, как окружающее его полотно.

— ...Да, — сказал он столь растерянным голосом, какого Снейпу еще не доводилось от него слышать. — Гарри что-то упоминал о разбитом окне, от которого к наружным стенам замка летела «огромная, похожая на летучую мышь фигура»[22]. Так это и в самом деле были вы, Северус? Вы умеете летать без метлы? И сейчас вы попали в кабинет именно таким способом?

— Послушайте, Дамблдор, — тихо проговорил Снейп, неотрывно глядя в буравящие его с портрета голубые глаза, спрятанные за очками-половинками. — Замок все еще охраняется достаточно мощными заклинаниями. Аппарация на его территории запрещена; использование портала могло вызвать ненужные подозрения. Мне не оставалось ничего другого, кроме как воспользоваться единственным доступным для меня способом, чтобы проникнуть сюда.

— Но ведь умением летать без метлы, насколько мне известно, со времен самого Салазара Слизерина — единственного, кто, согласно легенде, мог передвигаться подобным образом, обладал лишь один волшебник, — потрясенно произнес Дамблдор. — Единственным последователем Слизерина, кому такое было под силу, был Волдеморт. Разве не так? Ведь Том Риддл неспроста назвался Волдемортом. Анаграмма имени Tom Marvolo Riddle — I am Lord Voldemort — это всего лишь часть его гениальнейшего замысла. Другая же часть заключалась в том, что новое имя Тома должно было наилучшим образом отражать его сущность и в то же время — демонстрировать навыки. “Vol de Mort”, помимо всех прочих значений, может быть интерпретировано как «Полет Смерти»[23]. Улавливаете, Северус? «Полет Смерти». То, что за многие годы удавалось только Тому Риддлу — вернее сказать — Волдеморту. Или он обучил этому... своих слуг?

— Нет, — ответил Снейп тихим, глубоким тоном. — Это было одним из тех уникальных умений, которыми Темный Лорд никогда не делился со своими сподвижниками. И кстати, выражение “Vol de Mort”, помимо упомянутого вами «Полета Смерти» или «Смертельного Полета» может интерпретироваться иначе. Не стоит забывать об этом, Дамблдор.

— Разумеется, — Дамблдор на портрете расправил плечи и отточенным движением пригладил свою серебристую бороду. — Том, будучи молодым человеком с буйной фантазией, придумал себе многоликое имя. Lord Voldemort. «Лорд, воспаривший над Смертью»; «Лорд, вознесшийся над Смертью». Или, быть может, «Лорд, победивший Смерть»? Впервые открыто бросивший вызов Смерти таким оригинальным способом, впоследствии проделывал это многократно… Так вы утверждаете, что он не обучал вас своему коронному трюку — Смертельному Полету?

— Вы ожидаете, чтобы я поклялся вам в этом? — уточнил Снейп, зло прищурившись.

— Нет-нет, — поспешно откликнулся Дамблдор. — Не стоит. Я верю вам, Северус. Но в таком случае… — он осекся и замер, продолжая с нарастающей с каждым мгновением тревогой всматриваться в горящие вызовом черные глаза.

— Позвольте вам напомнить, что Филиус Флитвик... — начал Снейп, но Дамблдор его перебил:

— Северус, мы с вами оба прекрасно знаем, что только Гарри, и никто, кроме него, в силу определенных обстоятельств, владел некоторыми... дарованиями, которыми его, сам того не желая, наградил Волдеморт. И лишь потому, что тот, кого вы называете Темным Лордом (хотя для меня он навсегда останется мальчишкой по имени Том Риддл, таким, как я его запомнил при первой нашей встрече — ведь позже он уже потерял всякое человеческое обличье), отметил Гарри как равного себе в соответствии с предсказанием, мальчик и получил редчайший дар говорить на парселтанге и впускать в свое сознание мысли Волдеморта. Только поэтому, Северус. Не будь той знаменательной ночи, когда Волдеморт сделал свою не увенчавшуюся успехом попытку убить Гарри Поттера, Гарри остался бы обычным мальчиком, волшебником, конечно, но не имеющим особенностей, отличающих его от других его сверстников из волшебных семей. Вы же, совершенно определенно, не имели подобных столкновений с Волдемортом. И все же вы можете проделывать тот уникальный трюк, который давался только ему. Разве вы сами не согласитесь со мной, что это... в некотором роде... удивительно? Что касается Филиуса, то в том, что, в силу своей легковесности, он порою применяет чары левитации к самому себе, нет ничего странного. Ваш же случай практически не имеет себе аналогов, а потому мне было бы чрезвычайно интересно узнать, как вам это удается.

— Дамблдор, мне не хочется это обсуждать, — поспешно отозвался Снейп. — Если вы полагаете, что меня распирает от гордости осознание того, что я, волею Мерлина, оказался единственным, кто разделяет некоторые способности Темного Лорда, то вы глубоко заблуждаетесь. Я никогда не выпячиваю этих способностей и пользуюсь ими только в случае крайней необходимости.

— Я нисколько не сомневаюсь, что это так, Северус, — поспешил откликнуться Дамблдор. — Но должен признаться, я крайне озадачен. Уже одно то, что вы владеете этим редчайшим навыком...

— ...говорит о том, что я отъявленный злодей, способный составить достойную конкуренцию Темному Лорду, верно? — Снейп насмешливо взглянул в голубые глаза на портрете, внимательно наблюдавшие за ним из-под очков-половинок. — Что ж, я привык к тому, что все представители магического мира без исключения думают обо мне именно так. Вернее, — поправился он, — думали прежде. Меня мало волновало их мнение — я просто продолжал делать то, что считал своим долгом. Но вы, Дамблдор! Вы как никто другой знаете меня... знаете, на что я соглашался ради вас. И давайте покончим с этим. Вы в курсе, почему я сегодня здесь, и я прошу вас о помощи.

— Все последние годы я безоговорочно доверял вам, Северус, — сказал Дамблдор, серьезно глядя своими голубыми глазами в черные глаза Снейпа. — Теперь же, я думаю, настал ваш черед довериться мне. Как бы то ни было, очевидно, что если вы смогли проникнуть сюда, и причем — сделали это столь необычным способом, то это означает, что магия замка все еще признает в вас хозяина этого кабинета наряду с действующим ныне главой Хогвартса.

Он снова задумался, перевел взгляд на слегка заколыхавшиеся волосы своего ученика и тихо проговорил:

— Я, конечно, слышал поверья о том, что тот, кто познает себя и преодолеет страх смерти, откроет себе доступ к собственным неизведанным силам, которые могут проявиться в любой форме. Именно этот процесс самопознания и очищения души путем страданий, ведущий к мудрости и подлинному могуществу, и получил свое материальное воплощение в Философском камне. Вы, бесспорно, очень храбрый человек, Северус, и, как вы сами неоднократно доказали, не боитесь смерти. Кроме того, у вас было достаточно времени и возможностей для самопознания и очищения души. Но, полагаю, в вашем случае дело не только в этом. И теперь я вынужден настаивать, чтобы вы мне ответили, когда и при каких обстоятельствах у вас проявилась эта способность?

— Ну хорошо. Хорошо, я отвечу, раз для вас это так важно, — черные глаза сверкнули упрямым вызовом. — Видите ли, Дамблдор, не вам одному довелось лететь вниз головой с Астрономической башни. Задолго до того, как отправить вас в это «приятное» путешествие, я испытал все его «прелести» на себе.

— То есть... вы хотите сказать... Это то, о чем я подумал? — с нарисованного бледного лица схлынула последняя краска.

— Очень возможно. Для вас ведь не новость, что мне не хотелось жить... тогда... Перед тем как вы обеспечили меня делом на много лет вперед. После того... как это случилось... как она погибла, меня уже ничто не держало в этой жизни, и я решил покончить со всем этим раз и навсегда.

— Таким способом?! Вы посчитали, что прыжок с Астрономической башни решит все ваши проблемы?!

— Верх наивности, не правда ли? — Снейп горько усмехнулся. — Глупо было надеяться, что я смогу отделаться так легко. Применить к самому себе убивающее заклятие я не мог по ряду причин. Во-первых, я был настолько подавлен произошедшим, что во мне уже не осталось магической силы, по крайней мере — достаточной для того, чтобы заклятие сработало, а для восстановления требовалось длительное время. А во-вторых, я имею основание полагать, что Темный Лорд во время регулярных проверок палочек своих слуг проводил с ними основательную работу, нейтрализуя возможность применения убийственного заклятия владельцев палочек к самим себе. Видите ли, Дамблдор, — продолжил он, — Темный Лорд привык держать все под контролем, а потому предусматривал любую ситуацию до мелочей: его сподвижники должны быть полностью в его власти, а потому лишены даже такой счастливой привилегии, как самоубийство. По крайней мере, он делал все для того, чтобы максимально усложнить своим людям эту задачу.

В этих словах звучала едкая ирония, смешанная с плохо скрываемым презрением.

— Полагаю, это еще не все, Северус, — произнес Дамблдор, грустно улыбнувшись. — Вероятно, Волдеморт, проводя работу с вашими палочками, блокировал не только возможность самоубийства своих людей, но и применения убийственного заклятия в отношении друг друга[24]. Один Пожиратель смерти не может убить другого, по крайней мере, с помощью стандартного убийственного заклятия, ведь так? Поэтому вы и использовали Сектумсемпру во время операции «Семь Поттеров», когда нанесли случайное увечье Джорджу Уизли, верно? Так что, полагаю, мальчику повезло: ведь, как ни парадоксально это звучит, он обязан жизнью именно Волдеморту.

Дамблдор строго взглянул на Снейпа.

— В последнее время на моих глазах гибли только те, кого я не мог спасти, — тихо, но твердо ответил тот. — Я уже говорил и повторю это снова. Я не стал бы убивать человека по своей доброй воле — с меня довольно и многочисленных ошибок моей молодости. И я не делаю различий между мракоборцем и Пожирателем смерти — да, в сущности, эти различия не так уж и велики. Так что применение Сектумсемпры вместо убийственного заклятия в том случае объяснялось лишь стремлением из двух зол выбрать наименьшее. Я не хотел убивать человека — будь то мальчишка Уизли или Пожиратель смерти — не важно. И вы это знаете лучше, чем кто бы то ни было еще.

Взгляд Дамблдора мгновенно потеплел, и морщинистое лицо озарилось светлой улыбкой:

— Знаю, Северус, знаю. Но, признаться, не могу удержаться от своих стариковских провокаций. Вы уже должны были привыкнуть к ним — за столько-то лет общения со мной.

— Поймите меня правильно, Дамблдор, — поспешил объясниться Снейп, — я не ангел и упаси меня Мерлин выглядеть таковым в чьих-либо глазах, в том числе и в ваших. Больше всего на свете ненавижу, когда меня вынуждают петь дифирамбы самому себе в попытке объяснить мотивы моих поступков. А именно так это и выглядит по вашей милости.

— Ну-ну, не обижайтесь, мой мальчик, — примирительно проговорил Дамблдор. — Как бы то ни было, сути это не меняет: так или иначе, Пожиратели смерти не могут использовать друг против друга убийственное заклятие. Лично я не припомню ни одного подобного случая, а я, как вы знаете, на наблюдательность не жалуюсь. И подозреваю, что дело тут вовсе не в палочках, а в особой магии Черной Метки, связывающей сподвижников Волдеморта между собой, а также — с их Повелителем. Вы ведь знали об этом, не так ли, Северус? Не забывайте: я вижу, когда вы говорите неправду.

— О да, вы ведь у нас непревзойденный легилимент, как же я мог забыть, — съязвил Снейп.

— Узнаю ваш природный сарказм, — произнес Дамблдор как ни в чем не бывало. — Но вы знаете: меня трудно задеть даже с таким острым язычком, как у вас, мой мальчик, — он снова мягко улыбнулся. — Итак, с вашего позволения, я продолжу... Главное же заключается в том, что убийственное заклятие сподвижников Волдеморта не может сработать применительно к их Повелителю. Вы правы: Темный Лорд превосходный стратег и предусмотрел все до мелочей. Особенно в том, что касается его жизни: он сделал все, чтобы лишний раз подстраховать себя от смерти — даже несмотря на существование нескольких крестражей и пророчества — впрочем, о последнем он тогда еще не знал.

— Темного Лорда было невозможно сокрушить в принципе, и вы это знаете не хуже меня, Дамблдор, — живо возразил Снейп. — По крайней мере, с помощью стандартного убийственного заклятия этого никак нельзя было сделать, так как оно срабатывает только в том случае, если более сильный маг применяет его к более слабому. Ни в коей мере не наоборот. Темному Лорду не мог противостоять никто, и здесь не имел значения факт наличия у него крестражей, как и количество оных. Так же, как не имело значения и то, кто на какой стороне. Не забывайте, Дамблдор, что, исходя из этих соображений, Темный Лорд и поручил ваше убийство Драко Малфою, ни на мгновение не усомнившись, что тот потерпит сокрушительное поражение, и более того, рассчитывая именно на неудачу мальчишки и сладость последующего наказания для него и его родителей.

— Ну да, а потом, если я правильно помню, он планировал оказать честь моего убийства вам, не так ли, Северус?

В черных глазах, неотрывно глядевших на портрет, вспыхнула такая немыслимая боль, что Дамблдор невольно отвел взгляд.

— Ну-ну, мой мальчик, я же знаю, как все было на самом деле и хватит уже себя корить, — он глубоко вздохнул и добавил: — И все же, исходя из ваших измышлений на эту тему, довольно любопытно, что вам удалось то, чего не удавалось еще никому. Итак, если принять за правду ваше изречение о том, что убийственное заклятие срабатывает только в случае его применения более сильным волшебником к более слабому, выходит так, что вы сильнее меня. Забавно.

— Вы же знаете, что это не так! — гневно выпалил Снейп. — Вы были тогда, мягко скажем, не в лучшей форме, а моим самым большим желанием было прекратить наконец ваши страдания. И сделать это любой ценой. Я вложил в это заклятие всю свою неимоверную горечь и боль за вас, Дамблдор. Только поэтому оно сработало, я убежден. И да, я ненавидел вас в тот момент. Ненавидел всей душой — за то, что вы все-таки заставили меня пойти на это. Заставили убить вас.

— Допустим, — спокойно ответил Дамблдор. — А что, интересно, вы скажете на то, что Темный Лорд в любом случае намеревался сразить меня чужими руками? Ведь я, бесспорно, мешал его планам. Более того, полагаю, что не ошибусь, если скажу, что он долгие годы грезил тем, чтобы увидеть меня мертвым. Отчего же он сам не торопился осуществить свою заветную мечту, а вместо этого предпочитал поручать это дело другим? И, как вы верно заметили, не сомневался в том, что эти другие потерпят неудачу.

— Очевидно, Темный Лорд не решался к вам подступиться потому, что в ваших руках находилась Бузинная палочка, хозяином которой вы оставались на протяжении многих лет. И это в его глазах являлось гарантией вашего превосходства над ним.

— Ошибаетесь, — все также спокойно продолжал Дамблдор. — Темный Лорд вышел на след Бузинной палочки незадолго до его решающего поединка с Гарри. Волдеморт никак не мог понять, что же раз за разом мешает ему одерживать победу над этим мальчиком и стал искать непобедимое оружие. Это и привело его, в конце концов, к Бузинной палочке, за которой он стал охотиться со всей свойственной ему маниакальностью. Так что его трепет передо мной и его боязнь покончить со мной самолично вызваны отнюдь не той причиной, которую вы мне назвали. Может быть, вы все же догадаетесь об истиной причине того, что Темный Лорд уделял столь великое значение моей скромной персоне?

— Вы сказали, что, когда вы надели зачарованное кольцо, с вами произошло нечто такое, о чем вы до сих пор не пожелали со мной поделиться. Так, может быть, Темный Лорд знал об этом? И это каким-то образом сдерживало его? Наверняка он знал о том, что с вами произошло на самом деле... Знал, что вы и так уже обречены, но понимал, что существует то, что помешает вам поддаться его чарам. Да и вообще — любым чарам, покуда не настанет надлежащий срок.

— А знаете, мой мальчик, — задумчиво проговорил Дамблдор, — сейчас вы почти попали в самую точку. Тот самый «подарок», который я получил от кольца Марволо Гонта и был одним из тех факторов, которые останавливали Волдеморта в том, чтобы покончить со мной. Сделав кольцо крестражем, он невольно угодил в свой собственный капкан. Он догадывался о том, что произошло со мной в жилище Гонтов, а потому не решался поднять на меня руку, будучи в то же время уверенным, что никому другому не удастся покончить со мной.

Он тяжело вздохнул, а затем поднял на своего собеседника просветленный взгляд и проговорил:

— Ну хорошо, я расскажу вам. Собственно, мне нечего от вас скрывать, так что я в любом случае собирался открыть вам эту тайну позднее. Но раз уж вы такой сообразительный... Что ж. Когда я разбил Воскрешающий камень в кольце мечом Гриффиндора, я полагал, что уничтожил содержащийся в нем крестраж.

— А что, разве нет? — насторожился Снейп.

Дамблдор сокрушенно покачал головой:

— В том-то и дело, что нет. Кольцо было проклято таким образом, что тот, кто мог решиться на попытку уничтожить в нем крестраж...

— Только не говорите мне, что...

— Увы, мой мальчик, это я и хочу сказать. Разбив Воскрешающий камень и надев кольцо, я, к своему ужасу, сам стал носителем крестража Волдеморта[25].

— И вы молчали! — полыхая негодованием, воскликнул Снейп. — И именно поэтому... поэтому так настаивали на своем убийстве. Вы надеялись, что, поручив мне эту грандиозную миссию, окажете мне честь уничтожить крестраж, чтобы убрать еще один досадный камушек на пути сокрушительного триумфа Поттера в поединке с Темным Лордом, так? Ведь получается, что крестраж, носителем которого вы стали, фактически отнимал у мальчишки последний шанс? И это «сокровище», которое вы в себе вмещали, неизбежно нужно было устранить перед тем, как состоится решающий поединок Поттера и Темного Лорда. А заодно, разумеется, я должен был проявить гуманность по отношению к умирающему старику, отправив его к праотцам быстро и без мучений! Не кажется ли вам, что это уже слишком, Дамблдор?

Черные глаза напряженно впивались в голубые, спрятанные за очками-половинками.

— Северус, Северус, ну успокойтесь, — мягко произнес Дамблдор. — Да, в том положении это был фактически единственный выход. Но все получилось не совсем так, как я предполагал.

— То есть?

— Видите ли, мой мальчик, убив меня, вы не уничтожили крестраж. Вы лишь помогли несчастному старику избавиться от страданий. Но это само по себе уже не мало.

— Не уничтожил?

— Не забывайте, Северус: крестраж можно уничтожить лишь определенным образом. Здесь может подействовать только очень сильный магический артефакт, либо особое магическое вещество. Меч Годрика Гриффиндора, яд Ва...

— Можете не продолжать, — перебил его Снейп, сощурив черные глаза. — Я так понимаю, что Поттеру во время решающего поединка с Темным Лордом в счастливом избавлении от крестража оказала содействие Бузинная палочка и, возможно, какая-то особая магия, непосредственно связанная с пророчеством. Именно объединение этих факторов и помогло мальчишке, так? Но каким же образом, позвольте узнать, был уничтожен тот крестраж, носителем которого стали вы, Дамблдор?

— Вы не совсем правы, мой мальчик. В случае Гарри, то есть, его успешного избавления от крестража, основополагающую роль сыграл иной фактор. Как, собственно, и в моем случае. Я непременно расскажу вам об этом позднее.

— Опять загадки Сфинкса? — Снейп разъярялся с каждым мгновением. — Что ж, это вполне в вашем духе. Дайте-ка догадаться. Вы хотели облегчить мне задачу с крестражем, испив той «замечательной» зеленой водички из каменной чаши, где находился поддельный медальон Слизерина. Не удивляйтесь: я знаю и об этом. Но, видимо, сведения, которыми я располагаю — ничто в сравнении с тем неисчерпаемым кладезем тайн, который вы все еще от меня скрываете. Так что, это была часть вашей миссии? Вы хотели убить таким образом сразу трех зайцев — уничтожить крестраж в медальоне, если бы он там действительно был, помочь мне в уничтожении крестража, носителем которого стали вы, и заодно облегчить мне муки совести, фактически не оставив выбора. Так?

Дамблдор лишь отрицательно покачал головой.

— Но в таком случае как же... — Снейп не договорил.

— Крестраж, погребенный вместе с моими останками, уничтожил сам Волдеморт в тот момент, когда разрушил мою гробницу, расколов ее от изножья до изголовья, и осквернил мой труп, взяв Бузинную палочку из моих мертвых рук, сложенных на груди.

При этих словах Снейпа передернуло.

— К тому времени от души Тома Риддла уже практически ничего не осталось. И каждое его злодеяние такого масштаба раскалывало и уничтожало уже те частицы его души, что были запрятаны в крестражи. Именно это и произошло в моем случае. А что, собственно, вас так удивляет Северус? — спросил Дамблдор. — Вы были живым свидетелем множества кощунственных деяний.

— И более того, в изрядной их доле принимал непосредственное участие, хотите вы сказать?

На губах Снейпа появилась вымученная улыбка, которая со стороны казалась гримасой отвращения к самому себе.

— Нет, — тихо ответил старец с портрета. — Не хочу. Запомните, Северус: я больше никогда и ни в чем не упрекну вас. Как бы то ни было, — продолжил он, — крестраж, поселившийся во мне после неудачи с кольцом Марволо Гонта, был не единственной причиной, по которой Темный Лорд не мог отважиться меня убить, будучи убежденным, что это будет не под силу никому другому. Кроме того, в этом случае речь идет лишь о последнем годе моей жизни, а Волдеморт опасался подступиться ко мне задолго до того, как это произошло. Как вы полагаете, почему?

Северус молчал, но было видно, как по его лбу и щекам прокатилась судорога, несомненно, свидетельствовавшая о мучительных раздумьях.

— Ну, да ладно, пока что это не важно, — донесся словно из потустороннего мира голос Дамблдора, и Снейп постепенно вернулся к реальности. — Полагаю, мы с вами еще вернемся к этому весьма занимательному вопросу. А сейчас я внимательно слушаю вас дальше, Северус. Итак, вы задумали самоубийство. И чем же закончился ваш отчаянный эксперимент?

— Как видите — ничем, — сквозь зубы процедил Снейп. — Полет был коротким и стремительным. Но уже у самой земли что-то задержало меня, не позволив мне упасть. Мое тело подбросило вверх, а затем плавно понесло по воздуху, словно бы надо мной раскрылся купол парашюта. В другое время за то, чтобы приобрести столь редкое умение, я отдал бы все на свете. Но тогда... тогда я проклял его, ибо догадывался, откуда оно явилось.

— Подозреваю, что вы были правы, мой мальчик, — Дамблдор тяжело вздохнул. — Вероятно, это подарок Тьмы. Как и многие другие ваши таланты. Тьма питает вас, дает вам силы. Возможно, развив свои способности и научившись правильно истолковывать посылы темных сил, вы смогли бы...

— Смог бы что, Дамблдор? — брови Снейпа взлетели вверх, а тонкие губы тронула злая усмешка. — Дайте-ка догадаться. Вы хотели сказать, что я мог бы стать Повелителем Тьмы?

— Нет, Северус, — голос Дамблдора стал крайне серьезным. — Тьмой повелевать невозможно в принципе, ибо она есть прародитель всего сущего. Без Тьмы не было бы Света, а следовательно — и всего живого. Это так. Все мы — дети Тьмы, мой мальчик, но далеко не со всеми Тьма так щедра, как с вами. Именно это меня и волнует.

— Я пытался... — тихо произнес Снейп. — Когда я понял, что Тьма не пускает меня к Ней, я предпринял попытку разделаться с ее влиянием... Нет нужды говорить, к чему это привело — вы и сами все прекрасно помните, Дамблдор.

— Да, — задумчиво подтвердил тот. — Вы совершили тогда страшную ошибку и чуть не поплатились за это жизнью. Не окажись меня рядом, едва ли вы сумели бы выкарабкаться. Запомните вот что, Северус: не следует отвергать подарки Тьмы, в противном случае с вас взыщется много больше.

— Да уж я понял, — зло усмехнулся Снейп.

— Если Тьма благоволит к вам, мой мальчик, то ваша задача состоит в том, чтобы научиться грамотно пользоваться ее щедротами. Только и всего. Согласен, это задача не из простых. Ни Том, ни Салазар не сумели справиться с этим.

Дамблдор задумался, а затем произнес:

— Если честно, то я боялся, что вы пойдете по их стопам, ведь только вы способны черпать силы Тьмы наравне с этими двоими. Но я вижу, что мои страхи не оправдались, и я, разумеется, бесконечно этому рад. И все же сам факт... Чем можно объяснить столь живое и глубокое единение с Тьмой, какое демонстрируете вы — вот в чем вопрос.

Снейп ничего не ответил. Он снова устремил взгляд антрацитовых глаз на Дамблдора, словно стараясь передать изображенному на портрете старцу всю заключенную в них Тьму.

__________________

[21] Термин «портал» применяется в официальном переводе Поттерианы издательства «Росмэн». В оригинальном тексте Поттерианы данное понятие, характеризующее предмет, использующийся для того, чтобы перенести волшебников из одного места в другое в заранее установленное время, обозначается термином Portkey. Вероятно, по традиционным нормам англо-русского перевода, более точным был бы вариант «портключ», однако автор настоящего сиквела в данном случае счел целесообразным остановиться на «росмэновском» варианте.

[22] Здесь и далее © Дж. К. Роулинг: «Гарри Поттер и Дары Смерти».

[23] Имя Волдеморт может происходить от фр. Vol de Mort — «Полет Смерти». Дж. К. Роулинг достаточно хорошо знает французский язык и подрабатывала частными уроками. В интерпретации данного имени уместны также и другие значения, приведенные в основном тексте.

Здесь имеет место анаграмма имени «Том Марволо Риддл» (при перестановке букв получается «Я Лорд Волдеморт», что в оригинале выглядит как «Tom Marvolo Riddle — I am Lord Voldemort»). При переводе фразы на русский язык (если иметь в виду официальный перевод Поттерианы издательства «Росмэн») I am было пропущено, имя Marvolo сменилось на Нарволо, фамилия Riddle — на Реддл, при этом значение английского слова riddle (загадка, головоломка, тайна) при переводе фамилии утрачено. Имя Voldemort для сохранения анаграммы передано как Волан-де-Морт.

[24] Автор настоящего сиквела не нашел в каноне ни одного случая убийства одним Пожирателям смерти другого и представил здесь свое объяснение этого факта, а также — факта отсутствия в каноне случаев самоубийства Пожирателей смерти.

[25] Авторское дополнение, не противоречащее канону.

Глава опубликована: 18.03.2014
Автор запретил комментировать фанфик
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх