↓
 ↑

Фанфики

4 произведения» 
Новая история про шкурку
Гет, Макси, Закончен
24k 23 239 1
Подготовка и беседа
Джен, Мини, Закончен
6.5k 12 324
Уборка
Джен, Мини, Закончен
7.8k 51 445 2
Дела? У меня личная жизнь есть!
Гет, Мини, Закончен
1.9k 0 6

Подарки

1 подарок» 
ПодарокГарри Поттер и наследие Бродяги
От Desmоnd

Награды

22 награды» 
1000 читателей1000 читателей
17 мая 2018
25 рекомендаций25 рекомендаций
23 апреля 2018
10 рекомендаций10 рекомендаций
23 апреля 2018
10 000 просмотров10 000 просмотров
21 апреля 2018
1000 просмотров1000 просмотров
21 апреля 2018

был на сайте 34 минуты назад
Реальное имя:Шурик
Пол:мужской
Дата рождения:28 октября 1992
Откуда:Томск , город а не "г"
Образование:неполное но высшее
Род деятельности:работающий
Зарегистрирован:9 августа 2013
Рейтинг:1147
Показать подробную информацию

Блог



*По дороге уныния несется Понтиак, поднимая пыль*

Хальве!
Я продолжаю обозревать фикло Инородный элемент, и вот финальная черта.
Глава 39 начинается с того, что прибыли эльфы, резко и вдруг. Словно они давно уже были наготове, и прискакали.

Коротышка с них ощутимо бомбит, и вот вам отрывок того, что она видит.
"Стервятники, - разглядывая одинаковых серо-коричневых эльфов, подумала я. - Слетаются к Горе, как падальщики на свежий труп".

Но "стервятники" принесли топоры и пилы, привезли зерна из запасов короля Трандуила, и люди приняли их с восторгом.

На маленькой, отвоеванной у леса делянке внезапно стало тесно и шумно.

Эльфы скоро сбросили оковы безразличия, и я смогла наблюдать их вблизи. Они постоянно смеялись. Причем смех их был не назойливым и раздражающим, а успокаивающим, как журчащий в лесу ручеек. Они внесли легкость и веселье в наш безрадостный лагерь, где до их прибытия раздавались лишь стоны раненых да женский плач.

Даже я, несмотря на собственное горе и при моей нелюбви к лесным эльфам (я не забыла, как меня с отрядом держали в темнице), приходила вечером к кострам послушать, как они смеются, играют на лютнях и поют.

Кажется, состояние вечной радости было от природы свойственно этому народу. И кажется, они не считали нужным его сдерживать из-за скоротечного горя недолговечных людей. Впрочем, замолкая, если кто-то из нас подходил слишком близко. Не из вежливости, а как в присутствии чужеродного, с кем не хочется делиться предназначенным лишь для своих.

Однако эльфы обожали детей! Детям дозволялось все. С утра до вечера пропадали они среди эльфов, и со стороны лесных палаток постоянно звенел детский смех. Я видела дитя, сидевшее у эльфа на плечах и дергающее его за кончики длинных ушей. Тот лишь хохотал. Говорили, что в раннем детстве представители наших народов похожи. Верно, маленькие человеческие детеныши напоминали им собственных эльфят.

Когда эльфы веселились с детьми или пели в кругу своих, с их лиц спадало выражение вселенского равнодушия, и я улавливала отголоски того света, о котором говорилось в легендах. Тогда я жалела, что познакомилась с этим народом при неблагоприятных обстоятельствах и не имею возможности узнать их поближе. В остальное же время нас разделяла настороженность, помноженная на уверенность, что они пришли за сокровищем тех, кого я любила. Право же, я была неглупа и понимала, что существует причина, выманившая к Озеру войско лесного народа, с полной выкладкой, под предводительством самого короля. И причина эта существеннее, чем помощь в строительстве Нового Эсгарота.


Какая все же она тупая :(
Она живет в двух парадигмах - либо кто-то понравился и он хороший/в нем разочаровалась, либо кто-то не понравился при встрече, и он навечно говнюк. По-моему коллега Desmоnd убедительно и с личными примерами доказывал, что хотя знакомство может состояться на негативной ноте, впоследствии вполне может возникнуть дружба или даже привязанность.
Да и что далеко ходить, разве знакомство гномов и Бильбо прошло позитивно? Нет, он недоволен что вломились, а они полагают что это не вор. Или ВК, кино, Гимли и Леголас знакомятся не слишком удачно, но потом стали друзьями. А эта по сию пору ко ВСЕМ эльфам настороженна, хотя ее в плену не били, не насиловали, и вообще ловили не ради издевательств. Но это для нее слишком сложно.

Ведь до сего события, в эти три дня на каждом пеньке толкались возвышенные речи о защите женщин и детей. Даже единственный целый дом - дом вышника - перегородили и передали частью под лечебницу, частью под сиротский приют. Из-за чего в лечебницу я не попала. Нескольких месяцев под командованием лекаря-гнома и обучения у деревенской колдуньи оказалось мало, чтобы претендовать на место сестры милосердия в этом храме целительского искусства. Лечебницей заведовал мужичок. Вполне неплохой такой себе коновал, колупавший народ грязным ножом на залитом кровью столе. В сиделки он брал не тех, кто обучен ходить за ранеными (справедливости ради, любая трудолюбивая женщина с этим справлялась), а овдовевших баб с детьми.

Дело в том, что сиделок кормили и разрешали ночевать под крышей, в тепле. Бабы с детями, следуя женской сущности, голодали, но делили миску похлебки между всеми своими отпрысками, а ночью тайком приводили их и укладывали спать на тряпье. Последнее было якобы запрещено, но мужичок мягкосердечно не замечал. Таким образом он, а заодно поставивший его над лечебницей Бард, тратили запасы на одного, а сохраняли трех, четырех, а то и пятерых целых людей.

Я была здорова, молода и без детей. Мне место сиделки в лечебнице ну никак не полагалось. Однако Бард пристроил меня нянькой в сиротский приют.

Здесь тоже кормили - раз в сутки против двух, что в лечебне, но все же - и тоже разрешали спать под крышей, с детьми. Вначале, только оправившись после пожара, и я мечтала делиться своей тарелкой горячего и лежаком. Ведь снаружи, в снегу и метели, оставалось много людей. Государство в лице Барда решило, если они не пострадали в огне, должны сами заботиться о себе. Они и заботились: состряпали шалашей из еловых веток, расставили силки на зайцев и лис. Ходили слухи, будто кто-то ел человечину, вылавливая из Озера тела и запекая в золе. А я думала: если все люди братья, едой и теплом надо делиться на всех. Если не братья - чего притворяться и вкладываться в сирых и больных?

Но тут старшая нянька сказала:

- Похлебки буду лить вполовину. Ты вона какая малая, тут и без тебя дитей надыть кормить.

"А я буду вполовину работать". Однако лениться, конечно, не стала. Дети в приюте не виноваты, что ими управлял человек.


Ну вообще-то все вполне логично. Если урезать порции детям, они сдохнут от голода. А к тому моменту когда ситуация выправится. женщины выйдут из детородного возраста, и потомства не будет.
И пардон, дуре невдомек, что все едят не досыта, раз погибли припасы, новых взять неоткуда, и поэтому паек сокращенный?

Кстати, девчонка что ей прислуживала, жива.

И вот мужчины собрались к Горе.

Ну, нельзя сказать, чтобы это было неожиданностью...

Понимаете, когда рядом Гора, по слухам набитая золотом, которое раньше охранял дракон, а теперь дракон мертв, не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять - рано или поздно (скорее рано, чем поздно) мужчины соберутся к Горе.

Причем именно мужчины. Потому что если замаячит большой кусок, женщин к нему не подпустят. Женщинам скажут, что они должны быть женственными, остаться дома хранить очаг и позаботиться о детях. А для пущей уверенности брякнут оружием и стукнут кулаком по столу. Так. Для острастки.

Оно и вышло.

Бард забрался на возвышение и объявил, что воины бывшего Эсгарота и дружественных Эсгароту земель идут к светлому будущему во имя семей и детей. Во многих женских глазах я видела то же недоумение, что ощущала сама.

Любимым семьям и детям нужно золото, чтобы жевать его на протяжении долгой зимы? Или все-таки мясо лосей и шкуры медведей, которые хранительницы очага без мужчин добыть не могли? Или, может, крепкие деревянные избы, что легче и быстрее срубить мужской, а не женской рукой? К тому же эльфы в поддержку выживших разрешили охотиться и рубить деревья в своем лесу.

Бард белоснежно улыбался. Он рвал когти к Горе, чтобы успеть раньше гномов Железных Холмов, но женщинам об этом не сообщал.

Как тут скажешь, что у Горы грозит нехилая стычка, в которой мужское население бывшего Эсгарота уверенно сократится не меньше, чем на треть?


От идиотка...
Во-первых эльфов надо отблагодарить что помогают.
Во-вторых борт МЧС России не прилетит, и конвой с гуманитарной помощью не приедет. Значит придется закупаться всем нужным в дальних городах, побольше и побыстрее. А за все надо платить.
В-третьих же - а что, им без золота жить? Гномы по версиям погибли, дракон тоже, золото никто не охраняет. Почему бы его не взять? Вот почему? Чтобы карлицу с низкой социальной ответственностью не огорчить?

Ну а женщины закономерно в патриархальном мире подчиняются. Да и логично, что пока они будут следить в лагере за всем, физически крепкие мужики залезут в гору, и наберут богатств. Логика же!

Он упирал, что необходимо занять важное торговое место и что Дейл - древняя Родина людей. А я размышляла, почему когда то же самое говорил Торин - а гномы были те еще любители толкать громкие речи - Торину я верила, а Барду нет. И как получилось, что я провела несколько месяцев среди якобы самых жадных созданий Средиземья, а жадность увидела только сейчас, в глазах людей, еще более выпуклую оттого, что она прикрывалась заботой о ближних.

"Идите-ка вы, - решила я. - Я двинусь за войском. Заботьтесь сами о своих детях и храните сами свой очаг".

Женщины плакали. Кричали, что мужчины нахапают золота, а по весне, когда придут корабли, купят себе южных рабынь. И благополучно забудут семью и детей. Что если цель - занять Гору, надо собраться и идти сразу всем. Бард снова улыбался, успокаивал женщин, давил на то, что здесь Озеро, а рядом - лес, а вокруг Горы - бесплодная пустошь. Дети начнут страдать от холода и недостатка воды.

И женщины отступили.

Куда пойдешь, если в среднем у каждой по пять-шесть детей? А те, что не замужем, еще красивы и верят, что женихи принесут им золота в шапке и бросят под ноги во имя взаимной любви.

Вечером Даннике разревелась, когда я сказала, что думаю подговорить женщин оставить детей в лагере и все же пойти за мужчинами, с некоторым - небольшим - отставанием от войска. И, глядя на ее слезы, я поняла слабость своего замысла. Нет. Не оставят бабы детей. У многих грудные малыши, которых надо часто кормить. Еще эта дурацкая женская нежность. Даже мне, хоть Даннике была мне не родной, горько видеть ее детские слезы и слышать рыдания, что я решила ее бросить и уйти навсегда. Чем я отличаюсь от сегодняшних человечьих мужчин?

- Ты же большая девочка, - вытирала я ей юбкой сопли. - Знаешь, что произойдет, когда наши храбрые воины придут к Одинокой Горе?

- Что? - Она высморкалась и слезы ненадолго перестали течь.

- Они перегрызут глотки друг другу.

Она прекратила рыдать.

- Дани, посмотри на меня, - я воспользовалась затишьем и развернула ее: - Ты уже большая девочка и должна знать: не существует справедливости и не существует никакого благородства. Когда белый человек находит золото, он убивает всех, кто может ему помешать. В вашем случае - сначала нелюди. То есть сперва передерутся с эльфами. Потом примутся за своих.

О войске с Железных Холмов я не догадывалась, так как не владела расстояниями и не знала, как быстро передаются известия среди рас.

Даннике слушала меня внимательно. Даже слишком внимательно, серьезно разглядывая из-под длинных ресниц. Права ли я, что рассказываю ребенку о таких жестоких вещах?

- А ты?

У меня немного отлегло. Я ее обняла.

- Я буду держаться ближе к эльфам. Спрячусь куда-нибудь. Понимаешь? Мне нужно, чтобы ты была в безопасности. Я справлюсь, если буду знать, что ты в порядке в тепле.


*Понтиак аквапланирует по дороге*
Вот же гнида! А ничего что можно было бы поберечь ребенка? Значит люди все говно, от жадности с ума сойдут - а гномы нет?
Ну и зацените:
Торин оставил меня в безопасности и пошел к Горе. "Я была ему дорога. Не любил, взял бы как игрушку с собой".

Мужчины оставляли человеческих женщин, чтобы с войском эльфов выйти к Горе.

Я бросала Даннике в лагере и собиралась туда же.

- Мне очень надо увидеть этот Эребор, - говорила я ей. - Хоть глазком. И мне надо похоронить мой отряд. Найти хоть что-то... хоть какие-то следы, подтверждение, что он там был... Иначе что я за человек? Как я посмотрю в глаза его сестре? Что я ей скажу? Я любила вашего брата, он мне доверял, а потом он ушел в Гору и... все?

Будь Даннике моим ребенком, я бы не оставила ее ни за что. Цена Эребора была бы несоразмерной. И я принималась плотнее подтыкать под нее одеяло и окружать ее заботой. Мне казалось несправедливым, что невозможно любить ее как родное дитя. Но если я собираюсь посвятить этой девочке жизнь - а уже стало ясно, что нитки наших судеб сплелись - нужно сначала сделать то, что я хочу.

За себя я не волновалась.

Я и впрямь считала, что после обнаружения золота - если оно вообще там есть - начнется брожение в войске Барда. Не у эльфов. Те казались собранными и бесстрастными, не подвластными порокам и идущими к Горе, повинуясь лишь воле своего короля.

Скорее всего, завидев золото, горячие головы из войска Барда вздумают навесить эльфам. Чтобы не делиться ни с кем. Не сам Бард. Он, кажется, совсем не глуп. Или нет. Вначале будет переворот. Попытка смещения Барда, скажем так. Независимо от исхода, в заварушке погибнет часть людей.

Потом либо Бард, либо тот, кто его убьет, вновь заручится поддержкой эльфов, что снова вызовет волнение среди людей и новую попытку все перевернуть.

Наконец люди смирятся, лишившись самых отчаянных головорезов и сильно прочесав свои ряды. Либо, если тупость победит, погибнут под мечами эльфов - там выученное войско, порядок, успех.

Я не лгала Даннике, говоря, что люди начнут убивать. Просто была уверена, что им раздадут свистулей. И что эльфы не тронут безобидную женщину - то бишь меня. Однако ребенку этого видеть не нужно.


Прямо таки упоение, что не-люди обязательно нордически стойки, не трогают женщин и детей - не то что люди какие-то. Интересно, автор не забыла что тоже человек - а не карлица-НЕХ?

Так или иначе, юмор тут тоже есть.
Господин Леголас?

- Aye! - приветливо откликнулся он.


Вот тут вышло очень смешно :) Леголас-АУЕ-шник пришел отжать у лохов золото *)

Бард сразу после смерти дракона поспешил назвать себя королем. То есть королем его, разумеется, назвал народ. Ну понимаете... Он не сильно сопротивлялся. Тут же все стали говорить о его родовитых корнях. О том, что он прямой наследник короля Дейла. Что последний король Дейла промазал по дракону, никто не вспоминал, потому что Бард-то как раз свое дело выполнил. Дракона убил.

Да. Бард убил дракона. Или, во всяком случае, все так считали.

Говорили, что он вытянулся во весь рост на колокольне и его мужественный силуэт прекрасно выделялся в окружении пожара. Он взял черную стрелу Дейла, что хранилась в его семье, и сказал: "Ах, стрела моя, стрела..."

- Как сказал? - перебила я Рорика, мальчишку из приюта, рассказывавшего мне о Барде-убийце дракона. - Там же никого не было! Откуда ты знаешь, что он сказал?

- То элфы поют, - отмахнулся он.

Не думайте, я не была против Барда. Даже наоборот. Мне было плевать, кто возглавит людей. Просто на моей памяти, не считая Трандуила, бургомистра и нескольких принцев, это был третий знакомый король. Только мне так везет? Или здесь и правда столько знатных особ, что, куда ни ткни, попадешь в короля?

Еще я страдала, что сокровища гномов достанутся людям. И эльфам, не сделавшим вообще ничего. "Такова жизнь, - утешала я себя. - Одни умирают, другие остаются". Мой мужчина поставил собственную жизнь и проиграл. Мне оставалось смотреть, как все, что было для него дорого, все, за что он сражался, будет раздербанено жадными руками, разбито, переплавлено, осквернено. Как исчезнет последняя память о нем.
....
Поэтому нет. Я не была рада за Барда. И меня точило, что он - убийца дракона.

Если ты мог убить дракона, почему не сделал этого раньше, бездна тебя побери! До того, как дракон убил Его!

Однако мне нужна была помощь.

- Я хотела тебя попросить...

- Ты можешь мне подсобить...

Мы выпалили это вдвоем. Потом он улыбнулся, предложил:

- Говори.

И я выговорилась. Что он - убийца дракона. Что он - король. Что скоро у него будет столько золота, что он сможет купить весь Айборн. А я всего лишь слабая женщина, хочу проводить в последний путь своих друзей.

Что у него есть причины ненавидеть гномов, но те - мертвы. Разве достойно сильному плясать на костях поверженных врагов? Что он уже все всем доказал. Разрешит ли милостивый король пойти с его войском, чтобы похоронить мой отряд?
....
Бард плотно прикрыл дверь и ставни, раздул угли в каменной печурке, зажег лучину в деревянном светце.

Я внезапно почувствовала страшную усталость. Усугубленную тем, что запах свежесрубленной деревянной избы на каком-то природном уровне напомнил мне дом.

Что я здесь делаю? В чужом краю? Среди чуждых людей?

Где мой любимый? Почему он не со мной?

Любимый мертв, напомнила я себе. Спит в земле сырой. Голубые глаза потухли, кудри разметались по камням. Коршун кружит над ним... Я должна его похоронить.

- Так чем, ты сказал, я могу помочь?

И я узнала про войско из Железных Холмов.

Сложилось так.

Никто не представлял, известно ли Даину из Железных Холмов о падении дракона и готовящемся разграблении Эребора. Лазутчики, работавшие на него в Эсгароте, исчезли. Они могли быть как на дне Озера, так и на подходе к поселению гномов. Оттого объединенное войско бывшего Эсгарота и дружественных народов разработало два плана: один на случай мирного, второй - вооруженного захвата Горы.

В вооруженном плане зияла брешь - эльфы настаивали на войне с гномами, но сами не собирались лезть на гномские пики.

Король Трандуил, пользуясь нуждой погорельцев (и желанием Барда удержать власть), продавил соглашение, по которому люди сражались, а эльфы обеспечивали поддержку оружием, доспехами и небольшим отрядом легконогих стрелков.

Бард, конечно, ударил по рукам. Выхода у него не было. Но задумал все переиграть.

- Ты выйдешь к гномам, - предложил он. - И подтвердишь, что мы приняли их короля, спасли от эльфова плена и оказали ему все почести, положенные по праву рождения. А когда король собрался к Одинокой Горе, обеспечили его и весь его отряд всем, что нужно. Они же теперь пускай дадут долю за разорение города да нападение дракона по их вине. По-честному. И забирают Эребор. Помирать никому неохота. Я гномов знаю. Что у них, что у меня мало воинов.

Сказать, что я была ошеломлена, ничего не сказать.

Я привыкла думать о себе, как о ничего не значащем существе. А Бард видел во мне влиятельную особу, способную остановить военное столкновение. Как? Почему?


Пока она истерикует, Бард разложил свой план, который неплох. Ему не хочется чтобы гномы убили всех людей, и старается использовать все шансы чтобы избежать кровопролития. И он в отчаянном положении, раз договаривается с Коротышкой.
Сама Коротышка не согласна, заявляет что ее не послушают, он просто давалка - но Бард давит. Он напоминает что у нее есть послание от Торина, значит она для него важна, и гномы прислушаются. Тяжко ему, когда вокруг беды, страдания, воинственные нелюди, и сопливая дегенератка.

На следующее утро меня подсадили на лошадь Барда в ледяном молчании собравшейся у дома толпы. Даннике прижалась к крыльцу. Я старалась на нее не смотреть. Ее и так уже дразнили гномским мышонком. Бард запретил меня оскорблять, но не мог запретить мысленно сравнять с землей. "А ведь я хотела жить среди вас, - думала я. - Хотела взять девочку и найти дом. Теперь нам придется уйти".

Кто-то особо находчивый наложил под окнами приюта кучу. Выразив отношение к гномской женщине, жившей здесь несколько дней. Всех возмущало, что они пригрели врага на груди.

- Змеюка, - сказала мне старшая нянька, - знать, что ты из этих, к дитям бы не пустила...

Только дети плакали. Им было все равно, гномка я или нет. И мне уже было все равно, человек я или не человек.


И фик закончился, ура!

Господи, это самая душна попадуха какую я только видел. Авторское челохейтерство тоже достало, ибо почти что все люди у нее - всегда вместилища пороков. Вот есть те кто живет в розовых очках, а есть те, кто с биноклем смотрит на говно - вот Коротышка и ее автор из таких.

Честно говоря, это больше похоже на 50 серостей, в средиземской обертке. Никакого смысла, сюжета - только глубина внутреннего мира героини, и ее сношения с Торином.
Знаете, коллега Nelladel справедливо подметила, что личные переживания - хорошо наполняют сюжетную часть, посвященную герою и его проблемам. Но беда в том, что весь фик об ее личных проблемах, забивая на все остальное!
Добуя времени она страдальствует в Эсгароте, рядом вьются гномы - и не идут в Эребор, хотя ранне спешили туда. Почему?

В общем фик осеривание, где осерили всех, не оставив никого, кто мог бывызывать сопереживание. Воистину повезло оркам - их тут мало, и они и так гады.

Все, конец фильма, я поехал обратно. Жду ваших мнений, вопросов и комментариев. Пока https://www.youtube.com/watch?v=eIRQQjVYQ78&list=RDGMEMJQXQAmqrnmK1SEjY_rKBGAVMQyY48qPy57Q&index=3

#дети_кукурузы #фикопанорама #Мультифандом #длиннопост #длиннопост #длиннопост
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 8 комментариев

*По дороге уныния и пустоты, мимо сгоревшего хутора, едет Понтиак Фаерберд 1977 года*

Хальве!
Я вас заправил годнотой, теперь давайте добьем Коротышку. Ибо осталось всего две главы фика Инородный элемент. И вы будете удивлены, страна волн кончилась.

Глава 38 начинается с курсива:
Ночами мне снится, что небо охвачено красным. Несколько блаженных мгновений я уверена, что это рассвет, но тут же вспоминаю, что когда выходила из дома, стояла глубокая ночь. Красный ширится и растет. Из темноты выплывает мост, соединяющий город и сушу; маленькая деревенька в три избы, где живут семьи, приглядывающие за чужим имуществом и скотом; пучки сухой озимой травы на берегу.

Свет прибывает неестественно быстро, льется по небу, словно молоко из разбитого в спешке кувшина. Колокол Эсгарота молчит, и я надеюсь, что вижу природное чудо - какое-то явление, незнакомое мне, но привычное для местных широт.

Передо мной лежит город - розовое пятно посреди холодной воды, свет льется на него со всех сторон. Во сне я словно поднимаюсь над Озером и пролетаю над ним. Вижу стены и крыши, залитые красным, красные отблески пляшут на освещенной воде. Люди в безмолвии выходят из домов, останавливаются, запрокидывают головы, чего-то ждут, как и я.

Вдруг воздух теплеет. Под ногами сырость, гляжу вниз - там, где только что лежал крепкий снег, течет ручей, словно неожиданно наступила весна. Разворачиваюсь и бегу к дому. Сердце бьется, отдается звоном в ушах, тулуп нараспашку, рубашка прилипла к телу, и не могу сказать, что случилось, но жутко так, будто мир вот-вот кверху дном перевернется, а я и другие люди попадаем с него в бездну, как ничего не значащие букашки и червячки.

На полпути падаю, словно придавленная огромной волной. Продолжаю ползти по пригорку, уже зная, что не убежать. Что-то растет у меня за спиной. Рокочет, пульсирует, наливается красным. Жарко так, что невозможно дышать, в голове рассыпается звон. Колокол! Почему не звонит колокол? - рыдаю я. И что-то в сознании, натянутое словно струна, не дает пробудиться и забыть происходящее как ужасный кошмар.

Воздух вокруг меня становится красным. Мои руки, волосы, ногти - все как будто сделано из огня. В устрашающей тишине гудит колокол. Длинными протяжными ударами, тягучими, словно кровь. Чьи-то голоса у меня в голосе беспрестанно плачут и повторяют: Дракон прилетел. Дракон!

Дракон!


В общем Смог прилетел уничтожать Эсгарот, спасибо ему. Иначе бы было еще дохрена глав, как Коротышка обитает в этом паскудном городе, с погаными людьми, а она и сама плохая - в общем толчение дерьма в ступе.

Бард появился с рассветом, копыта звонко стучали по замерзшей земле. Не знаю, где он взял лошадь, наверное, уцелела в хозяйстве кого-то из крестьян. Кони Эсгарота погибли первыми. Люди спасались, и им было не до коней.

Я сидела на берегу и при его приближении не пошевелилась, а ведь он показался мне призраком. Мертвецом на призрачном коне, выплывшем из молочного моря - вскоре после пожара на Озеро опустился туман, милосердно скрывший остовы домов и плавающие в воде обгоревшие страшные трупы. А может, то был не туман, а пепел, сыплющийся с серого неба?

- Ты? - проговорил он. - Одна?

И лязг копыт, звон сбруи и дыхание коня убедили меня, что передо мной не призрак, не сон.

Я подняла с земли и передала ему сверток, который ночью качала, поила водой, взятой из растопленного снега, прислушиваясь, жив ли еще. Сверток был завернут в мой тулуп. Передавала с трудом - человеческий младенец был крупным и весил больше, чем я могла с легкостью поднять. Но за последние пару месяцев я привыкла таскать тяжести, матушка поблажек не делала, я у нее носила воду и колола дрова, а уж когда выхватывала ребенка из тлеющей люльки, совсем не думала, кажется он мне тяжелым или нет.

- Еще живые есть? - спросил Бард.

Я оглянулась на доски, где ночью умер старик. Вообще-то не знаю, молод он был или стар. Когда я до него добежала, это был кусок обгоревшего мяса со вздутыми веками и опаленными волосами. Всю ночь он плакал и кричал. Я не смогла его опознать. Обложила снегом и поливала холодной водой. А ближе к утру он затих.


У Барда копыта? Он что, черт по ее мнению?
А вообще меня удивило, как еще матушка? Но потом понял, так она зовет ту бабку, у которой жила. Правда я не понимаю выбора автора, в плане обозначений. Потому что назови она ее бабушкой - было быясно. По имени- еще понятнее. А так я сперва обалдел, подумал что нам раскрывают тайны характера матери Коротышки.

- Ну, девка, - покачал головой Бард. - Ну и везучая же ты! Одна со всего берега. Боги тебя поцеловали!

Я вздрогнула. Если это поцелуй богов, то не дай никому испытать их гнев.

Медленно, очень медленно ко мне возвращалось, что все, кого я любила, погибли. И погибли страшной смертью. Матушка, гном, Даннике, Айли, отряд. Изо всех сил я отгоняла видение умершего ночью обгоревшего старика. Гномы, родные, где-то в темноте, в пещерах, с лопающейся от жара кожей и слепыми глазами. Он, единственный, хватает ртом воздух, кричит, и нет никого, кто мог бы облегчить его боль. Даннике проваливается сквозь раскалывающиеся доски пола, и холодная вода заливает ее.

Тот ребенок, которого я вынесла из горящего дома, это не я его спасла, это он спас меня. Не будь его, ночью я сошла бы с ума.


Вообще тут автор нежданно толково расписывает ангст и жуть, с обгорелыми и сваренными трупами, разрушенным городом, даже у Коротышки опалило голову и руку. Видимо стало понятно ( или бета подсказала), что нельзя без налета дракона, а значит без травм и бед.

Но тут наше внимание ненавязчиво переключают на историю ведьмы, у которой жила Коротышка.
Матушка моя любила выпить. И не мед или сладкое пиво, а самую что ни на есть сивуху, валившую с ног крепких мужчин. Жизнь у нее была тяжелая.

В молодости она слыла красавицей и ею увлекся молодой красивый барчук. Увлекся серьезно. Даже жениться обещал. Как бывает в подобных историях, отец парня узнал, пришел в ярость, что тот спутался с какой-то деревенской колдуньей, вначале запер сына в поместье, потому что закон в Эсгароте суров - как девушки, так и юноши находятся под властью отца - а после посадил на семейное торговое судно и отправил на полгода в море, надеясь, что наследник очухается и вернется без дури в голове.

Очухался он или нет, осталось тайной, так как корабль потонул, напоровшись на рифы у харадских берегов. Для матушки ее любовь осталась непоруганной, и, молясь домашним божкам, она всегда зажигала лучину за несостоявшегося жениха.

А потом случилось другое несчастье. От связи с барчуком матушка родила дочь. Свет в окошке, ясно солнышко на синем небе, как сказали бы деревенские про нее. И десяти лет от роду девочка зимой провалилась под лед, жестоко простудилась, заболела и умерла.

Надо сказать, для деревенской ведьмы это несчастье вдвойне. Колдуньи вроде матушки верят, что не отойдут в мир иной, пока не передадут свою силу тому, кто придет на замену. А найти подходящего человека не так-то просто, чаще всего им становится кровная дочь. Так что с потерей девочки матушка потеряла надежду на легкую смерть.

Вот отчего раз в несколько дней под вечер матушка набиралась сивухи так, что у нее мутились глаза. В таком состоянии с ней было лучше не спорить. Она то принималась кричать не своим голосом, то предсказывала всей округе сплошные несчастья, а то выгоняла меня посреди ночи из дому, велев доить козу, колоть дрова или принести болотного мха.

Оттого в достопамятный вечер, когда она оторвала от стола голову и подозвала меня, я подошла. Матушка, если ее не слушаться, могла и поколотить. В первый месяц у нее мне досталось прялкой, поленом, коромыслом, ухватом, потом снова прялкой, и я стала послушной, как веревка из льна.


*Понтиак подскакивает на кочке*
Она у нее жила месяц и не один?! Вот та фак?!!
Автор так нагло растягивает время в своем фике, что это просто запредельно. Гномыв горе месяц обретались? Или они месяц торчали в городе, вместо того чтобы к горе идти?

В книжке и кино они довольноскоро отправились в Эребор, тайную дверь искать. Да и вообще, они шли за сокровищами, за реликвиями - а не чтобы погулять, города посмотреть и Торина оженить. Но автор походу забыла про это.

У матушки, помимо прочих талантов, была способность, к которой я относилась не то чтобы с недоверием, но с изрядной долей подозрительности. Матушка гордилась умением прорицать. Хотя за два месяца, что я у нее прожила, ничего внятного она не предсказала. К примеру, женщине, пришедшей узнать пол будущего ребенка, она говорила: "Вижу! Вижу в твоем доме счастье!" И та уходила, уверенная, что родится сын. Еще и одаривала напоследок. Как тут не вспомнить короля Трандуила с его предсказаниями несчастья для гномов. Или владыку Элронда, пророчествующего о золотой лихорадке (признаться, я посмеивалась, представляя последнего в образе деревенской колдуньи. Как он садится за обшарпанный стол, откидывает за спину шикарные волосы, закатывает глаза и пронзительным голосом кричит "Вижу! Вижу!").

Однако в ночь перед пожаром случилось странное. Матушка подняла голову от стола и ее глаза, до сей поры мутные, приобрели осмысленный блеск. Позвала меня и каким-то глухим, потусторонним голосом произнесла: "Дитя! Иди к мосту!" Я замешкалась, и она прикрикнула уже своим гневным тоном: "Дочка, иди!" Потом схватила сушеное яблоко, которым занюхивала сивуху, и неожиданно швырнула в меня. Я непроизвольно подняла руку и поймала яблоко на лету, не зная, что только что приняла ее колдовскую силу через предмет.


Твою же мать! Нет, это не так работает, умирающую ведьму надо за руку взять, а не предмет у нее принять. В фольклере ведьме подают палку или веник, если не хотят ее силу принять.
Ну и смешно, уже ее таким даром наделяют. Знаете в чем тут признак МС? Когда героя одаривают всевозможными крутыми плюшками и возможностями, которые не будут использованы.

Ты спаслась, а Вивьена? - голос Барда вывел меня из задумчивости. Я не сразу сообразила, что Вивьеной звали матушку, когда та не была бабкой, старухой, проклятой ведьмой или кем-то еще. Я покачала головой.

- Жаль, - вздохнул он. - Хорошая женщина была.

- Откуда ты ее знал?

Я достаточно прожила с матушкой, чтобы понять - она была на редкость нелюдима. Местные ее сторонились. У нее не было родственников, друзей, приятелей и вообще никого.

- А это я ее дочку принес, когда она в прорубь провалилась. Она говорила тебе? Так и встретились, да.

- Про дочку рассказывала, про тебя - нет.

- Она потом моих девчонок лечила. Хорошая женщина была, эх.


И тут нам рассказ, как она оказалась у бабки.

В день, когда Бард оставил меня на берегу, и я пошла по тропинке и остановилась у дома ведьмы, матушка вышла меня встречать с глиняным горшком в руках.

- Будьте здоровы и солнца над головою, - по всем правилам этого мира бодро сказала я и отвесила симпатичный поклон. - Меня прислал Бард.

- Чего тебе надобно? - спросила она. - Что ищешь? Зачем пришла?

- Эээ... желаю работать на вас... Желаю учиться всему, что смогу уразуметь... и чему вы пожелаете меня научить.

Она достала из горшка и бросила мне под ноги маленькую черную змейку. Та ленточкой скрылась в траве. Я от неожиданности едва не отшатнулась, но вспомнила обещание Торину не бояться ни змей, ни лягушек и осталась столбом стоять посреди тропы.

- Пустое говоришь, - пробурчала она и повторила: - Зачем пришла? Чего хочешь себе?

Я подумала, что это что-то вроде испытания, подхожу ли я ей, и что мы женщины и мне нечего скрывать от нее:

- Хочу, чтобы милый остался жив.

Чтобы он побывал в своей Горе и остался жив, здоров и невредим. Чтобы был счастлив так, как сам пожелает для себя. Она задумалась, склонила седую голову набок. Потом зачерпнула из горшка целую пригоршню черных змеек и бросила мне в лицо. "Неверный ответ", - заслоняясь рукавом, подумала я. Меня трясло от страха и отвращения - она сумасшедшая! Слово Барда ничем не поможет: если она не захочет меня брать, то не возьмет. Но нет, несолоно хлебавши в город я не вернусь.

- Хочу быть сильной! - проорала я, от злости убирая рукав от лица и стряхивая извивающуюся черную соплю с подола. - Хочу сама знать, что делать! Хочу быть ему ровней. Хочу быть не хуже, чем он! - и выдрала из волос еще одну черную соплю. Это была болотная гадюка, от укуса которой человек среднего размера погибает за пять секунд. Гадюка сонная, уже настроившаяся зимовать, но все же. Хорошо, я не знала тогда, что это была за змея.

Ведьма остановилась, убрала из горшка сунувшуюся было туда вновь руку:

- Чем ты хороша?

Я уже поняла, что все ее вопросы с подвохом. Чем я? Хороша? Почему именно я? Чем я отличаюсь от других?

- Я живучая, - громко и уверенно ответила я. - Я попала в переделку и по всем законам моего мира должна быть мертвой. Но я жива. Я оказалась в чужом мире, случайная, никому не нужная, без ничего, без единой нитки на теле. Но я жива. Эльфий король хотел вернуть меня в мой мир. Он мудрее и сильнее меня, его план был безупречен, но я жива. На меня напал орк. Орка больше нет, а я жива. Банда негодяев, поднявших на меня руку, убиты. А я жива. Я самое слабое, неприспособленное и бесполезное создание в этом мире. Но я жива! Иногда мне кажется, я и есть - сама жизнь. Но я совсем не знаю, что мне с этим делать. Совсем.

Она развернулась и пошла вперед меня по тропе. Я поняла, что добро получено, крепче ухватила мешок с подарками для ведьмы - большим рыбным пирогом и отрезом льна - и потрусила за ней.

Была ли я искренна? Сложно сказать. Сейчас пустота собственной жизни ошеломила меня. Все, что я делала - жила, бежала, дышала - я делала для него. Его нет. И вся моя живучесть, сама моя жизнь стала мне не нужна.


Так, во-первых нет таких гадюк в широтах умеренного климата, укус которых за пять секунд убивает человека. Гадюка вообще змея такая, что от ее укуса легче всего не умереть, если укусила в ногу, нет аллергии и дело было не весной. Конечно есть габонская гадюка, у нее зубы длинной 40-55 мм, и выделяет много яда - но она живет в Африке, в экваториальных широтах. Хотя учитывая что Коротышка такая мелкая - ей вполне может хватить и обыкновенной гадюки.

Во-вторых ее живучесть - авторские читы. Попав к гномам, она не была пущена по кругу. Орк на нее не нападал, он просто упал вместе с подстреленным варгом, и был контужен. А банда негодяев... Повезло что Фрэнк проходил мимо, а вообще сама виновата, что поперлась в мрачный город одна.

На развалинах Эсгарота мрачно, люди ютятся в лагере. К счастью детишки Барда ( он же в этом фике Фрэнк Тенпенни) целы.

- Как твои? - что мы обо мне да обо мне. У него, наверное, своя боль на сердце.

- Живы милостью богов.

Я закрыла глаза. Нет. Нельзя. Никогда нельзя опускаться до того, чтобы желать другому беды. Но я не могла радоваться сейчас тому, что мой мертв, а его троим повезло. Сказала:

- А и правда, поехали в лагерь. Я вам пригожусь. У вас наверняка много раненых, и лишние руки будут нужны.

Он кивнул и зачерпнул снега, смешанного с сажей.

- Зачем это? - удивилась я, когда он наклонился явно намереваясь намазать мне этой смесью лицо.

- Сойдешь за дочку кузнеца. Была у него, твоего росточка.

- Нет. Я поеду сама за себя.

Хватит притворяться, хватит скрываться. Пора этому миру признать, что у него есть я. И тут я лопухнулась.

Ведь что должен был сделать Бард. Схватить меня за шкирку и проорать: "Ты что? Совсем сдурела? Ничего не понимаешь? Это же они! Это твои гномы подняли дракона! Если бы не они, все эти люди... Все! - тут он бы схватил мою голову и грубо дернул, заставляя смотреть на разрушенный берег. - Все бы эти люди жили!" А я бы кричала ему: "Ненавижу! Ненавижу тебя, человек!" И никуда бы я с ним не поскакала. Как понимаете, я его раздражала, как раздражает тот, кто хоть и косвенно, но причастен к несчастью. А он сказал:

- Люди злобствуют, они потеряли дома и родных. Винят гномов, что уж тут! Коли признают в тебе женщину гномов, беды не миновать.

А мне стоило спросить: "Зачем тебе, человек, держать слово, данное гномьему королю, разрушившему твой дом, погубившему твоих друзей? Что тебе это дает?" Вместо этого я сказала:

- Беда так беда, что тут сделаешь. На это ваша воля. А мне нечего скрывать. Я - человек.

И мы отправились в лагерь. Бард, лошадь, ребенок и я с чистым от сажи лицом. Я была оглушена горем и опьянена открывавшимися возможностями. Мне представился случай вернуться в мир людей! Я не заметила внутренний барьер, пролегший между нами. Они ненавидели гномов Торина, я - любила.

Как долго можно продержаться среди людей, подпитываясь иным топливом, чем окружающие? Что важнее - быть человеком внешне или внутри? И наконец, способны ли мы, люди, по собственному желанию или под воздействием обстоятельств менять свою суть? На эти вопросы мне и предстояло дать ответ.


На грубость нарывается, прямо вот хочет этого. А зачем? Да хрен ее знает.

В общем нам представили нового персонажа, вот такую вот стереотиную бабку-ведьму, которая резкая, задает личные вопросы, странно общается и имеет в биографии печальную историю. Персонаж клишированный, и в данном фике никакого сочувствия не вызывает.

Пока все, глава закончена. Следующая позже. А пока не балуйтесь с переменным током https://www.youtube.com/watch?v=pAgnJDJN4VA&index=5&list=RDGMEMJQXQAmqrnmK1SEjY_rKBGAVMQyY48qPy57Q

#дети_кукурузы #фикопанорама #Мультифандом #длиннопост
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 31

Хальве!
Я приветствую всех уважаемых граждан, гражданок, и тех кто не определился. Сегодня я хочу порекомендовать тот образец годноты, который лично для меня много значит. Его я прочитал довольно давно, и остался доволен. Все же фандом Звездных Войн прекрасен тем, что хорошие вещи весьма часто встречаются.
Годнота зовется Неся гнев Корусанта http://litlife.club/bd/?b=248998 ,
и повествует она о том, как попаданец в клона переживает становление Империи. Уже громыхнул приказ 66, галактика меняется, приходится воевать не только с сепаратистами, но и усмирять взбунтовавшиеся республиканские планеты...

Как вдруг случается нечто совершенно необыкновенное и обалденное, что переворачивает жизнь нашего героя. Ранее он планировал жить, не меняя канона ( ибо есть риск натворить бед), но судьба закидывает его в условия, когда приходится бороться за свою жизнь всеми методами.

Фанфик мне понравился не в последнюю очередь тем, что лишний раз напомнил какое это страшное явление, рабство. Насколько это мерзко и кошмарно, когда тебя могут купить, заставить делать что угодно, а если не угодил или надоел, то тебя изувечат или убьют, а жизнь твоя ничего не стоит в глазах общественности ( не считая той суммы, что уплачена за тебя).

Фанфик многие опрометчиво критиковали за русофобию. Граждане, не ведитесь, то что попадун осуждает кое-какие методы и называет их русскими - это только демонстрация того, что он, будучи американцем, выпукло знает про чужие недостатки и косяки, про свои забывая. Автор цели обгадить русских едва ли ставил.

По триаде:
1. Для любителей СПГС тут рай.
2. Сюжет и персонажи прекрасны, что попаданец, что местные.
3. Динамика событий на высоком уровне, экшн хороший, достоверный.
4. Соответствие первоисточнику получилось отменным. Никаких передергиваний или перевираний. Не как у Пахома или Реввы, где непонятная хрень происходит.

На этом все. Желаю приятного прочтения https://www.youtube.com/watch?v=nnx_NNlDiJI

#дети_кукурузы #фикопанорама #Мультифандом
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 10 комментариев

Хальве!
Мое почтение всем кто настроился на фикопанораму, и ждет годноты.

Довольно долго я обозревал всякое скучное говно, но надо и хорошим заправиться. И сегодня на повестке дня снова Средиземье. Фик Балин, Государь Мории https://ficbook.net/readfic/1806043 , и клянусь печеньем, это очень качественный и интересный фик.

Начинается все с пролога.
— Плохая это затея, брат, — Двалин расстегнул ремни и оставил топоры у самой двери, прислонив их к стене.

Прошел вперед, сел напротив заваленного пергаментом и обрывками лент, которыми скрепляли свитки, стола, за которым устало щурился на мягкий золотистый свет лампы белобородый Балин.

У советника Короля-Под-Горой всегда было много забот. Он следил за заключением торговых договоров, руководил восстановительными работами, налаживал дружеские отношения с быстро расширяющимся Дейлом — Торин один не справлялся.

Прошло уже семь лет с той страшной битвы, память о которой никогда не изгладится из снов тех, кто побывал под черными крыльями смерти. Не было ни одного воина — ни эльфа, ни гнома, ни человека, — кто не получил бы памятных шрамов о той жуткой ночи.

Когда стонали клинки, не в силах остановить свои удары.

Земля багровела, и кровь струилась по бездушному камню под сотнями и тысячами ног.

Когда не выдерживала броня, прогибалась под вражескими атаками, и тысячи душ освобождались от оков плоти, но только лишь для того, чтобы незримыми хранителями встать за плечом у товарищей.

Еще живых, сражающихся словно бешеные звери.

Долго народу гномов еще залечивать полученные раны. Слишком много воинов осталось в той долине: недвижных, холодных.

Не было радости оттого, что вновь возвращено древнее королевство и сядет на трон прямой наследник рода Дурина — Торин Дубощит. Который полгода даже с постели подняться не мог — страшную рану нанес перед смертью ему Осквернитель. Одна рука до сих пор плохо слушалась Короля — на тренировках с Двалином он злился, перебрасывая клинок в левую, потому что правую начинало ломить, и она теряла былую силу и подвижность.

У Дис тряслись руки, а лицо больше напоминало смертную маску, когда она вытаскивала недвижного Кили из-под груды изуродованных тел — Двалин до сих пор помнил ее взгляд, полный ужаса и тоскливой обреченности, когда она склонялась над младшим сыном, стараясь уловить дыхание. Тогда и заструились по спутанным эбеновым прядям ручейки седины. А еще он помнил, как расцвела сумасшедшая улыбка на ее лице, полная надежды, и над полем битвы пролетел требовательный крик: «Оин!»

Младший принц еще долго ходил на костылях, забыв о прошлых шалостях, которые — по глазам было видно, — роились в голове. Зато уж когда проклятые куски деревяшек стали ни к чему…

Фили еще держался на ногах, когда пришла подмога. Только вот по левой стороне лица теперь тянулся страшный шрам, начинающийся от брови и теряющийся в бороде, под затейливо заплетенным усом. Глаз уцелел чудом — сказалось мастерство кудесника-Оина. И привлекательности для противоположного пола молодому светловолосому гному это ничуть не убавило. Куда там — юные гномки вились вокруг наследника, будто им медом намазано. Кили завидовал, но не упускал случая по-доброму подшутить над братом, которому в очередной раз удавалось сбежать от назойливой гномки, возомнившей себя ни много ни мало невестой героя Битвы Пяти Армий.

Глоин, когда вернулся домой, едва не схлопотал от перепуганной и бледной жены топором по лбу за обрезанную под самый корень бороду — гордость и достояние гнома. Правда, добрая женщина быстро остыла, увидев мужа живым и даже относительно здоровым, и едва не задушила в объятиях — силой она обделена не была. А уж сын повис на рыжем гноме, вцепившись не хуже клеща. Так и ездил на обожаемом отце до вечера.

Весельчаку Бомбуру отсекли правое ухо. Бофур еще долго ходил за ним и повторял, что каким беспечным был брат, таким и остался — шлем-то надеть забыл. До тех самых пор, пока Бифур, потрясая кулаком, не сообщил ему, что тому бы за своей рукой, раздробленной булавой орка, следить тогда стоило. Бофур только фыркнул в ответ, но больше брату промашку не припоминал.

— Чем же она плоха? — отозвался из-за горы пергамента Балин, вырвав Двалина из раздумий. — Эребор стоит крепко, как никогда.

— Крепко, — хмыкнул Двалин и потер подбородок. — Даром что Бард с Торином еще две недели по разным углам сидели и костерили друг друга на все лады. А на Трандуила Дубощит до сих пор волком смотрит, вот лесная остроухая морда и предпочитает все переговоры через тебя вести.

Тихо скрипнула дверь, и в комнату неслышно вошла черноволосая женщина.

— Балин, Торин тебя ищет, — обратилась Дис к советнику.

— Сомневаюсь, что ты только за этим зашла, — Двалин сурово нахмурился, стараясь сдержать улыбку.

— Я всегда считала, — повернулась к нему гномка и недовольно повела плечами, — что когда муж возвращается домой, то первым делом он идет к жене. А тут, погляди-ка, государственные вопросы решать бросился. Впрочем, ты со своими топорами повенчан, их уж точно чаще в руках держишь.

Воин с притворной мрачностью глянул на упершую руку в бок женщину. Он прекрасно видел, что Дис хочется обнять его, но при Балине этого делать не станет.


Как видим, авторской волей тут сделано мощное допущение, и потому Торин со своими племянниками остались живы, не погибли. Однако травмы все получили. Битва Пяти Воинств была страшной , до сих пор остались напоминания.

Однако как и в каноне, Бали запланировал вернуть Морию обратно. И поведет он войско гномов, а с ним пойдут и многие знакомые нам персонажи. Никаких паночек-попаданочек, только суровые реалии Средиземья, только хардкор!

Но как мы все знаем, финал этой авантюры предопределен. Однако написано так интересно и захватывающе, что не оторваться. Драма и ангст в этом фике стоят заслуженно, читать его будет нелегко.
Не самое хорошее дело, сравнивать книги и фики, но у меня схожие настроения при прочтении этого фика, и книжки Васильева "В списках не значился." Тоже все печально, смерти и проблемы - однако впечатляет до глубины души.

По триаде:
1. Смысловое наполнение фика каждый определяет для себя сам. Для меня смысл этого текста в том, что порой до мечты не хватает совсем немного, но это немного может тебя погубить.
2. Сюжет и персонажи прекрасны. Вообще с персонажами тут полный порядок, мы даже проникнемся личностью одного из орков ( который поумнее, и с гномами борется хитростью).
3. Динамика и экшн - все как надо события развиваются плавно, а к середине текста уже мелькают как калейдоскопе. А экшн тут достаточно живой и правдоподобный.
4. Если говорить про соответствие первоисточнику, то тут с ним все в порядке. Понятно что ради сюжета фика кое-что изменили. Но к счастью нет такого, что персонажи и реалии не похожи на оригинал.

Рекомендую этот фик всем, кто устал от дурацких попаданок.

И да, всех с ЧМ 2018 https://www.youtube.com/watch?v=i63jWjoAWHE

#дети_кукурузы #фикопанорама #Мультифандом
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 12 комментариев

Хальве!
Недавно опродился фик про чукчу-драконоборца, девочку РиРи. Но фик сменил название, теперь он называется в духе БДСМ, Госпожа Дракониха!

Ранее отряд гномов пришел в Ривинделл, а девочку РиРи обидел один эльф, который к ней обращается как к женщине, а она того не терпит.

Глава 11.
— Благодарю, — облегчённо выдохнул я, когда лекарь отступил, закончив работу. Не стану лживо хорохориться — днями напролёт выносить жуткую боль я не умел, часто кривясь в лице и отборно ругаясь душой. И поскольку на момент встречи с ящером мои немногочисленные запасы бинтов и лечебных трав, которые ещё приготовить нужно, уже в большинстве своём себя исчерпали, долгожданная помощь эльфийской медицины в этот раз показалась мне ещё более чудодейственной, чем обычно.
Показать полностью
Показать 18 комментариев

*Путник наколдовал себе новую машину для перемещения по дороге уныния и пустоты. Понтиак Фаерберд 1977 года *

Хальве!
Ну как вам мой новый красавец, а? Сегодня особый разбор, друзья мои. Это все еще обзор фикла Инородный элемент , но в конце я кое-что объясню. Наливайте себе 7ап,Миринду, Пепси - в общем то что течет из вашего крана. Мы начинаем.

Глава 37 начинается с уже совершенного действия.
Торин сводит брови:

- Зачем ты это сделала?

Хотела счастья. И не знала, как его получить.

Меня привели среди ночи. Гномы как раз вернулись с попойки. Мгновенно протрезвели, узнав, что меня нет. Надо же, я думала, они меня ненавидят. А они серьёзно переполошились, встретив опустевший дом.
Показать полностью 1
Показать 20 комментариев из 59

*По пустыне несется Понтиак Фаерберд, объезжая остовы брошенных машин*

Хальве!
Продолжаю обозревать фик Инородный элемент, и удивляться тому. как долго можно тянуть резину. Сутки и недели наверное пролетают по тексту, а гномы сидят в Эсгароте, и не идут к горе - и нет тому внятного обоснования.

Глава 36 начинается с того, что Коротышка бычит на хозяина трактира. Сами взгляните.
Бог, несомненно, есть и он кроется в деталях.

Об этом думала я, выскальзывая со двора в тёмную ночь.

Разумеется, у меня был план. Продуманный настолько, насколько сложившаяся ситуация позволяла. К сожалению, опорой для него служил опыт, приобретённый большей частью в прошлом мире.

"Это же люди, - убеждала я себя. - Не дикие звери! - а в сознании отзывалось "звери, звери". - С ними всегда можно договориться, если верно себя повести".

Когда мы с Бильбо ходили к Айли, на нас никто не нападал. Впрочем, мы выбирали оживлённые улицы, жались к заборам и кутались в плащ. Наверное, нас принимали за пару подростков.

Когда впервые пришли в "Толстый окунь" (тогда со мною был Кили) и я взглянула в глаза Отти - а он не собирался признаваться, что укрыл девушку и намеревается дальше её продавать, хотя весь город об этом знал, - попёрла так, словно это было у меня в крови.

- Ты знаешь, кто я?

Трактирщик кивнул. Кили остался на улице, но мой рост говорил за себя: все знали, что в городе гномы и что они привезли с собой баб.

- Надеюсь, не думаешь, что я пришла одна?

Он осклабился. Я не видела за спиной его рук - что держит, палку или нож?

- Мне нужна девушка. Я знаю, она у тебя.

- Никого тута... - притворился он. - Никого нет.

- Слушай, ты! - я считала отвратительным так обращаться с людьми. Но меня колотило от страха. Я боялась быть разоблачённой - Отти мог свиснуть подельникам. Никогда не поверю, что в этой дыре у него не сидели бандиты. И начала понимать, под какую опасность подвела Кили, Торина и, конечно, себя. И меня понесло:

- Ты знаешь, кто я? Знаешь, с кем я сплю? Если со мной что-то случится, назавтра бургомистр пришлёт сюда стражу и сравняет твою халупу с землёй! - (с поверхностью озера?) - Как думаешь, кто ему важнее? Гости дорогие или какой-то бандит?

- Она вверху.

Так я одержала вторую в Средиземье победу.

Это было отвратительно, гадко. И в то же время имело особую сладость. Никогда в жизни я не чувствовала себя защищённой. Никогда не могла ничего продавить. После этого случая я сказала Кили:

- Я прошу тебя сопровождать меня в город, потому что слаба и труслива. Но на твоём месте я бы отказала. На твоём месте я бы пошла к Торину и обо всём доложила ему.

- Я знаю, к кому ты ходила, - ответил он. В карих глазах плескалось спокойствие. Я подумала, что в некоторых вопросах он может быть поумнее Фили. Не такой живой, но определённо мудрее. - И знаю, зачем. Я знал ещё до того, как мы вышли из дома. Это правильно. То, что ты делаешь - правильно. Поэтому я никому не скажу.

- Кили, если это правильно, то почему мне так гадко?

- Откуда мне знать? Знаю только, что правильно. Торин сказал бы - не вмешивайся. Оставь людям их людские дела. Но с той девушкой на набережной, ты ведь её искала, верно? Оставить будет гаже во сто крат.


Героиня резко окрутела, что пошла спасать приятельницу с дна жизни. Правда неясно, как она к этому пришла, раньше за ней я никакой духовной силы не наблюдал. Причем дело даже не в том что она пользуется тем, что гномы рядом - она всеми своими мыслями показывала, что она не умеет сопереживать другим, и помогать всерьез. Пошпилиться с Торином может - понять его цели не может. Перевязать раны проститутке смогла -и это казалось уже ее максимум.

Однако та победа меня опьянила. "Я могу! - думала я. - Я могу!"

Что могу? Прикрываться Торином, обделывая свои делишки? Бегать по городу под защитой Кили, а после Бильбо и его силой невидимости?


Вот она сама об этом задумывается.
Я не против добрых дел, просто странно выходит, герой вдруг поступает вот так. Ну да ладно.

Она рассказывает нам в мыслях, что бродила по городу, и смотрела как живут и работают женщины, понимая что ей тут не пристроиться. Чтож, более-менее разумно.

Вообще-то я хотела дождаться отъезда гномов из Эсгарота. Отчего-то была уверена, что меня оставят у бургомистра. Наверное, потому, что как бы Торин его ни презирал, в конечном итоге они сторговались. Бургомистр, сколько бы сложностей ни возникало, был принимающей нас стороной. Остальные купцы, гномы Даина, люди Барда, дейльцы и эсгаротцы лишь подливали масла в огонь.

Не учла я того, что гном, желая сохранить своё сокровище, становится не нормальным, а откровенно ненормальным. И увы, смотрит на это сокровище как на вещь.

Иногда у Торина тряслись руки, на лбу выступала испарина, расширялись зрачки, хотя он был совершенно трезв. Тогда я думала, что он презирает себя за то, что связался со мной, или борется с очередным приступом болезни, которую выдумал сам.

Характер его стремительно ухудшался. Гном был вспыльчив и резок, мало спал, много пил, если смеялся, то как-то нехорошо, и смотрел на любовь, как на способ получить разрядку.

Он быстро понял, что в деле любви результат зависит лишь от того, какую позу может принять твоё тело. И что я всецело подчиняюсь ему.

После скомканных первых попыток он скоро обрёл уверенность в постели, как в любом занятии, за которое брался, и принялся главенствовать в нём. На протяжении почти месяца каждый день мы пробовали что-то новое, и запал исходил от него.

Перебрав все поверхности и предметы, имеющиеся в наших покоях, использовав сундуки, подоконники, письменный стол и подставку для ног. Испробовав самые разные позы. Причём тела наши сочетались так странно из-за разницы сил и размеров, что с гномом всё было, как в первый раз. Ни с каким другим мужчиной я бы не осмелилась заниматься любовью, опираясь лишь на его руки, вися в воздухе вниз головой. Использовав все отверстия наших тел. Или почти все. Он навсегда сохранил неприязнь делать это через задний проход. Испробовав всё, мы принялись за игру.

- Проси прощения, - требовал он, ударяя меня по губам.

- За что? - я стояла на коленях, уткнувшись носом в его пах. Мой зад горел, колени тоже.

Его Величество пожелал, чтобы я голая ползала вокруг него, оттопырив задницу, умоляя его меня взять, а после запрокинул на кровать и шлёпнул от всей души. Я взвизгнула от неожиданности - боли не было, как и всегда.

- За Ривенделл, - принялся перечислять он. - За Шир. За то, что была такая соблазнительная, что я чуть разума не лишился.

- Ты меня хотел? - удивилась я. Подняла голову и ненадолго вышла из игры.

- Желал, - он вернул мою голову вниз.

- А почему у ручья не поцеловал? Я думала, в воду свалюсь, только бы дотянуться до тебя.

- Растерялся, как юнец, - признался он. - Потом ночью не спал. Гадал, не привиделось ли. Клялся, что в другой раз тебя не упущу. Ну проси же прощения! - сам быстро опустился на колени и прижался к губам.

- Прошу.

- Мой король, скажи.

- Прошу прощения, мой король. Ох, как хорошо.

Другую ночь мы тгахались на балконе так, что перила скрипели. Шкура медведя, призванная меня согревать, сползла. Я кричала, он стонал. Если бы кто-то шёл в тот момент по дороге, он бы нас увидал. Гнома это возбуждало больше, чем меня.

- Ты сумасшедший, - сказала я, когда мы развалились на полу. Он заботливо укутал меня обратно в шкуру. - Мне ни с кем не было так хорошо, как с тобой.


Слушайте, это уже весело :) Наконец-то с сексом не тянут до конца произведения, а вставляют между делом. Это уже отличает сей текст.

Происходит разговор про возможный приплод, что с ним и как. Торин поясняет, что наследником ему не быть, но кузнеца бы он из него сделал. Коротышке не важно - но по мне это жестоко, породить полукровку, который будет презираться сородичами, и жить под гнетом того, что ему не достанется нормального места среди них.

Когда гном впервые сказал, что мой поход кончается в Эсгароте, я прикинула, могу ли отправиться за отрядом сама.

Вышло плохо - лошадь стоила дорого, невозможно купить даже продав всё, что было на мне. Пора прекращать отказываться от изумрудных серёг. Мне требовался проводник - я не знала болот Эсгарота и местности вокруг сожжённого Дейла, и понятия не имела, как подъехать к Горе.

А самое главное - зачем?

Что такого потрясающего я могла предпринять, явившись в разгар кампании и бросившись Торину на грудь?

Но если бы гном не вернулся, поездка к дракону на склоне лет стала бы честью для меня.

Этот мир неправильно воздействовал на мой мозг. Откуда-то брались понятия "честь" и "долг". Откуда-то я понимала, что если отряд сгинет в Одинокой Горе, единственным хранителем традиций - гномьих традиций! - останусь я.


Мне интересно, зачем было помоить весь тутошний мир, если героиня такая вот говнистая, что ее ничто не спасает? Как мне кажется эти ее постоянные " Ах, я не знаю что есть честь и совесть, ведь я из мира злого!" - не оставляют никаких вариантов доброго отношения к ней. Просто вот бывают злые люди, черствые, трусливые - но они же не думают/говорят, я мол злой и плохой. Нет, они придумывают себе оправдания, порой очень убедительные.
А тут непонятно что.

Она думает как быть, когда гномы уйдут в Эребор.

У меня был план. Сначала добраться до Барда - я знала о его делах с законом, умела читать и писать. Приказчиком в лавку меня бы не взяли. Но помощь лиходею - почему нет? Моё странное происхождение, вызывающее у любого человека море вопросов, на которые мне не хотелось отвечать. Моё вынужденное одиночество. Свобода от обязательств перед Родиной, обществом и семьёй - в виду отсутствия перечисленных - делали из меня прекрасного пособника бандитам и обещали, что об их делах, как и о себе, я тоже буду молчать.

К тому же Бард был неплохим мужиком - старуху Криге не выгнал, оставил рядом. Даннике говорила, что когда вышник проплывает мимо дома, всегда им с дедом рыбку даёт. Айли вообще была в него влюблена. И с особой злостью рассказывала о какой-то Ингунн, которую тот посещал каждый второй день недели после того, как лишился жены. Мне даже пришлось её прервать:

- Эй, эй. Я хотела узнать, что он за человек, а не сколько раз передёргивает, и курит ли после того, как достал.

Тут она хрипло рассмеялась:

- А ты, господарыня гномка, не из благородных никак! - и с досадой добавила: - Дейльские завсегда при своих.

Так я наконец узнала, что в Эсгароте жёсткое разделение на местных и пришлых. Местные - потомки тех, кто когда-то первым пришёл на болота. Пришлые - внуки и правнуки горожан, бежавших из сожжённого Дейла. Часть из них загрузились на корабли да и отправились куда-то за море. Другие пристроили Новый конец и остались доживать в Эсгароте.

Эти другие были те ещё перцы.

Истово сохраняли чистоту языка - хотя молодое поколение говорило как по-своему, так и по-эсгаротски. Упорно отказывались смешиваться с населением - заключали браки среди своих. У них это называлось "чистота крови". Мать Даннике вышла за эсгаротца, от неё отвернулись. Потому девочка-сирота после её смерти и старый дед остались никому не нужны.

Местные плевались дейльцам в спину, сыпали проклятьями за глаза. Однако терпели, потому что те мытьём да катаньем незаметно прибрали к рукам всю торговлю.

Вышло так, что когда чужаки обосновались в городе и попробовали его покорить, рыбные места на озере были уже распределены. В те далёкие годы немало пришлых полегло в драках стенка на стенку, пытаясь отбить себе право рыбачить и продавать добычу купцам. Новый конец не раз поджигали, и наверное, выкурили бы чужаков, если бы не побоялись спалить весь Эсгарот.

Но у пришлых сохранилось много вещей, вывезенных из бывшего Дейла. Прекрасные томики эльфийской поэзии в золочёных переплётах оседали в харадских мешках. Чудесные вазы гномьей работы уплывали за бесценок в Айборн. Так завязывались новые связи. И скоро выяснилось, что значительная часть соли и перца идут через Новый конец.

Дальше - больше.

Кому заказать кубки с заморской чеканкой? Иди к дейльским купцам. Шёлковый ковёр, резной сундук с хитроумным замком? Такой, что даже гномы открыть не сумеют? Иди в Новый конец. Южные вина, пахучие травы, дорогие духи и платья для дам. Всё - в Новый конец.

Надо сказать, последние годы община Дейла неожиданно повернулась лицом к Эсгароту.

Пришлые перестали выделываться и вести себя так, словно всё на свете знают лучше всех. Длинные юбки с оборками и куртки, обшитые галунами, уступили место шерстяным платьям и овчинным тулупам, любимым среди рыбаков. Певучая дейльская речь, по крайней мере на людях, сменилась на говор озёрных, с вкраплениями морских словечек, почерпнутых из разных стран.

Виной переменам был Бард - новоиспечённый король разорённого Дейла.

Когда-то его семья - семья Гириона, Владыки Дейла - прибыла из горящего города и стала центром общины, сплотив её вокруг себя. Выжившие пели песни, будившие воспоминания о прекрасной жизни, оставшейся в прошлом, учили детей, что те должны сохранить память о цветущем Дейле, и ждали Пророчества, гласящего, что однажды вернётся настоящий Король и погибший город воспрянет.

Бард стал тем потомком Гириона, который задумался, что если Дейл когда-нибудь и воспрянет, то это, вероятно, произойдёт не скоро. А место бургомистра Озёрного города тоже не жмёт.

И вот к этому человеку я собиралась прийти.

Он был лучшим стрелком. Когда-то состоял в городской страже и стал первым дейльцем, жалованным командирским чином. Женился на знатной девушке из чистокровных своих, и она умерла, подарив ему троих детей. После смерти жены покинул пост, устроился, благодаря связям, вышником на Озеро, якобы для того, чтобы больше времени проводить с семьёй. Однако именно в эту пору беднота Эсгарота принялась его невыносимо любить.

Держался своих. Даже к проститутке хаживал из чистых, из дейльских. По этому поводу Айли и сокрушалась - "Всегда при своих". Ей, конечно, хотелось, чтобы он ходил к ней.

Бард помогал Даннике - улыбался и дарил свежую рыбу, но против общины не шёл. Умудрялся сидеть на двух стульях сразу - помогать беднякам, вовлекая их в разбой, надувать эсгаротских богачей и пользоваться признанием в общине Дейла.

И к этому человеку я шла. В надежде, что, может, ему тоже понадобится человек? Не женщина, не любовница, не жена. Не возможная мать для возможных детей. А человек. Который умеет читать и писать.


*Понтиак теряет все колеса, пропахивает борозду и останавливается*
Да блин, ну вот что за хрень?! Была в киноне здравая ситуация, что есть в городе оппозиция власти, и Бард там значимая личность. А тут блин и бандиты, и противостояние народов, и прочее... Словно ГТА Вайс-Сити, где кубинцы месятся с гаитянами, в американском кстати городе. Интриги, сложности и непонятки.

Блин, было бы забористее, кабы автор придумала что дейловцы от огня дракона стали гулями ;) Не размножаются, долго живут, уродливы и воняют. Вот это было бы забавно.

Ладно, всего доброго, всем Бутусова https://www.youtube.com/watch?v=2QqdS2GUpxw

#дети_кукурузы #фикопанорама #Мультифандом #длиннопост #длиннопост #длиннопост
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 50

*На дороге уныния и пустоты асфальт сменяют такыры, по которым едет Понтиак Фаерберд 1975 года*

Хальве!
Обозревая фик Инородный элемент, яиногда ловлю себя на мысли, что автор похожа на меня. Она явно пышет апломбом, с которым и вставляет в фик свои знания, которые получены, и ей кажется нужным со всеми поделиться. Вот узнала что в средневековье жизнь была полный атас - и ну в свой фик вставлять жути, пусть в Эсгароте будет средневековая мрачность в кубе.

Глава 35 начинается тем, что Коротышка размышляет про Торина, какой он внешне классный. Это долго и нудно, пропустим.

Я пришла к Фили, когда думала, что ничего не изменить. Что у гномов и Торина давно сложилось мнение о том, какой должна быть женщина, ее любовь, их мир, их король, и они не собираются его менять. Даже если опыт говорит об обратном.

Не на это ли намекал Гендальф, утверждая, что гномы упрямы, как пни?
Показать полностью
Показать 13 комментариев

*Помятый Понтиак остановился возле придорожного туалета*

Хальве!
Умные люди предполагают, что вместо фика Инородный элемент, мог бы быть другой, с циничной полигамной и хитрой главной героиней, о которой было бы интересно читать. Чтож, яб тоже почитал такое - но к сожалению в фандоме такого не обнаружено. Может иностранцы написали - а в нашем сегменте все как-то стандартно-тухло.

Глава 34 характерна тем, что Даин и Торин ведут обмен письмами, где решают, как быть с Коротышкой. Торин хочет отправить ее почтой в Синие горы - но зачем тогда пер в Эсгарот?

Даин пишет что непонятно кого в дом гномий тащить неправильно, Торин протестует, Даин давит ему на ум... Походу там эектронная почта есть, иначе мне непонятно, откуда такая частота писем. Или они так долго в городе сидят? Но вообще-то они шли чтобы лезть в Эребор, а не на ПМЖ в Эсгарот.

"Я тебя не виню, -..... - один Махал знает, сколько тебе пришлось пережить. И если нашлась та, которая скрасила трудные дни, кто я, чтобы тебя судить".
....
"Торин, если ценишь эту женщину, отпусти ее. Люди не созданы для жизни под землей. Человеческие рудокопы страдают, если проведут в шахте несколько дней. Женщинам должно быть тяжелее".
....
"Брат мой, никак ум твой омрачился под гнетом ответственности, если просишь, чтобы я приютил эту женщину, дал ей кров, пока ты выполняешь свой долг. Наши паровые устройства испугают ее. Люди не выносят смог и раскаленный пар. Случайно она может увидеть то, что не предназначено для ее глаз. Ты мудрый правитель, скажи, неужто подвергать себя опасности из-за нее?
А как я объясню вверенным, кто она? Она не невеста тебе и не жена.
Нет, брат мой, лучше вам расстаться, пока не поздно. Сам знаешь, сердца наши несвободны и открывать их следует с большой осторожностью.
Засим прощаюсь.
Высылаю фунт серебра, получишь у Бранна.
Молю Творца нашего, чтобы наставил тебя. Твой любящий брат".


Даин , ты тут самый здравомыслящий. Вообще во всех фиках где я его видел, он производил наилучшее впечатление. Он интриговал против Ри, он быстро наладил контакт с Олесей, он остался править вместо свихнувшегося Торина - самый лучший гном прямо.

Между тем ситуация такая, что пока все гномы бегают по городу в поисках удовольствий и по делам, кто-то ее стережет, каждый раз разный гном.
Рядовых гномов злило, что из-за меня кто-то один должен был вечерами оставаться в доме и ждать остальных. Они бросали монету. Это называлось - охранять.

Будь я гномкой, они бы передрались за честь оставаться со мной. Ко мне бы относились с почтением, радовались за короля и старались ему угодить. Но я ею не была. Поэтому отношение колебалось от вежливо-равнодушного, когда Торин в доме, до откровенно равнодушного, когда его нет.

Оставшийся проверял ставни и двери, тушил лампы, подбрасывал дров в камин и пил в одиночестве либо заваливался спать, чтобы встать среди ночи и впустить остальных.


Вот я не понимаю, с чего гномы РЕЗКО стали в ее сторону кривить рожи, словно она воняет блевотней7 Казалось бы, в лесу стало ясно что она за человек, начинайте ее ненавидеть. Но нет, всю дорогу добрые и участливые - а тут РЕЗКО переключились. Походу автор создавая новые страдашки для героини,так спешила, что уже забывает их обосновывать.

Торин беседует с Коротышкой во время секса.
- Почему ты ушла от родителей? - удивлялся он. - Они были жестокие люди? Они били тебя? Морили голодом? - он перечислял увиденное в людских селениях, которое его ужасало. - Они не нашли тебе мужа?

Последнее меня рассмешило. И объяснило, что несмотря на терпимость, какую гномы проявляют в отношении своих женщин, считают, что родители должны подталкивать дочерей к определенному "нужному" пути.

- Мои родители прекрасные люди, - улыбалась я. - Они любили меня и заботились обо мне. И всегда старались дать мне лучшее из того, что могли.

- Тогда почему ты ушла?

- Потому что захотела.

Вот этой цепочки - сделал потому, что захотел - у него не существовало. Я со своей стороны удивлялась, зачем он со мной. Нетрудно было заметить, что гномы во всем ценили порядок. Потому меня здесь и не принимали. Их не волновало, хороший ли я человек. Я могла быть прекраснейшей женщиной в мире - но я была бесполезна. Не могла стать королевой, не могла родить наследных детей.

Торин отмалчивался. К сожалению, он сам тогда решал вопрос, нужна ли я, а если да, то зачем, и никак не мог мне помочь. Существовало еще предупреждение Даина - ценишь, отпусти. Неудивительно, что он на меня накричал.


Вот я не понимаю, почему в походе они снисходительно относились к тому, что она не все умеет - а тут так озлобились?

Ну а дальше был огроный скучный отрывок, как она ходила по городу ( закутанная в паранджу), бывала в разных местах, и как она против воли гномов кормила слуг хорошей едой. Все очень скучно и неинтересно, нарочито мерзко - словно я смотрю фильм Викинг.

Ну и малехо размышлений о будущем.
Я не была дурой и прекрасно понимала, что одной, без подготовки, без поддержки - а то и с возможным ребенком - мне в новом мире не прожить. Но если до этого надеялась, что смогу устроиться в обществе гномов, то теперь пришлось признать - рожденный ползать взлететь не может.

Гномьи женщины брали тем, что рожали здоровых детей.

Гномы любят баять о мастерицах, кующих во глубине гор щиты и мечи. Это возвышает их в их глазах над людьми, которые бьют своих женщин и заставляют таскать корзины с бельем - не верьте!

Нигде и никогда не встречала я ни одного гномьего воина с выкованным женщиной мечом. По той простой причине, что женщины гномов, как и у людей, слабее мужчин, и не в состоянии работать с металлом также великолепно, как гном.

Женщины-лекарки? Не смешите меня. Чтобы быть лекарем, нужно самому собирать травы, некоторые ночью или на рассвете, пока не сошла роса. Как это сделает женщина, которой запрещено выходить из Горы? Как сможет женщина, которой не разрешено брать трупы с поверхности - а все удары дротиком, копьем и стрелой гном получает лишь вверху - научиться врачевать раны лучше мужчин? А сделать перевязку и смазать ожог и так с детства умеет каждый гном. В этом смысле Оин, обучая меня, не раскрывал секретов мастерства - он лишь показывал то, что и так знают все.

Женщины-торговки? Которые не знают, что сколько стоит снаружи, потому что никогда не видели рынков людей?

Женщины-вышивальщицы, чье мастерство зависит от того, какую пряжу купит их брат?

Увы. Женщины гномов ценны для них тем, что рожают новых гномьих мужчин. Если они не берут их силой, то лишь потому, что верят - от насилия не появится крепких младенцев.

А я изначально была неполноценной. Хоть силой бери, хоть по любви.

Но и решиться на уход тоже непросто. Я была влюблена и не готова бросить любимого в трудный момент. Он мог погибнуть, и мне хотелось провести последние дни рядом с ним. И одновременно они ничего мне не давали - одни лишь потери.

Какая-то ужасная, страшная жизнь.


В общем снова никакой конкретики, сплошные мысли, и никаких планов/решений. Хотя вроде бы понимает, что ей, брюхатой и не совсем адаптированной к этому миру, будет очень нелегко. Но в таких условиях мозги должны работать быстро и четко - а тут не так.

Ладно, на сегодня все. А вам я оставлю не свой рецепт http://www.yaplakal.com/findpost/7607828/forum30/topic339153.html

#дети_кукурузы #фикопанорама #Мультифандом
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 35

*По дороге уныния и пустоты едет немного помятый Фаерберд 1975 года*

Хальве!
Я продолжаю обозревать и вышучивать фик Инородный элемент, и уже как раз глава 33 подоспела. Возрас Христа ( хотя я по малолетству слышал Иисус Крестос, и думал что все логично, на кресте же висит).

Наверное, в конечном итоге все мы просто воплощаем в жизнь своё представление о том, каким должен быть человек.

Для меня человеком был тот, кто гнёт свою линию, несмотря ни на что. Даже на то, что этой линии, может, и вовсе не существует.

Долгое время я связывала это понятие со словом любовь.

Не отношения, а именно любовь.

Что делать с отношениями я, признаюсь, совершенно не знала.

Встретится единственный и неповторимый, будем мы с ним днём работать, вечером ужинать дома, в выходные ходить по гостям. Зачем мне это? Я так и одна могу.

Мне нравилось жить одной. Нравилось, что я могу есть, что хочу, спать, как хочу, и что мужчина, с которым я занималась любовью, не мозолил мне ежедневно глаза.

Я копила на покупку собственного жилья. В моём мире это было очень дорого для людей, зарабатывающих своим трудом. Как раз в следующем месяце, перед тем, как исчезнуть, я должна была взять ссуду и заключить договор.

"Хорошо, что не успела, - думала я. - А вдруг вернусь? Вдруг время опять переклинит? А у меня там капает долг".

Или наоборот:

"Хи-хи. Приходят взыскивать долг, а клиент исчез. Вот так взял и исчез. Заключил договор на двадцать лет - и с концами. Не отдадут же они проданную жилплощадь другим? Интересно, есть правила на этот счёт?"

А что делать с супругом, я не представляла.

В моём мире, если приспичило, даже родить можно было одной. И нормальные дети вырастали, не хуже других. Некоторые кричали, будто эти дети несчастны. Но я смотрела на них - дети, как дети, ничем не отличаются от тех, что из полных семей.

Только какая-то тоска грызла по вечерам.

"И всё? - говорила я себе. - И это всё? Родиться, заработать на дом, повеселиться в перерывах между тем, как пашешь, и умереть? Если у этого есть Творец, он где-то круто слажал".

И я жила больше из любопытства. А вдруг и впрямь что-то есть? Вдруг он меня удивит?

"Он тебя и удивил, глупая, перекинул тебя в другой мир".

В день, когда я это поняла, весь вечер прорыдала на кухне. Это было такое тёплое чувство, Торин его никогда не давал.

Я также поняла, что счастье никогда не было моей жизненной целью. Я просто хотела знать, что в мире есть что-то кроме той коробки, в которой я жила.

"Ну, теперь можно и помирать".

Но теперь помирать не хотелось.


Вот тут я совершенно солидарен. Если предположить что ВысшаяСила есть ( бог, Аллах, Будда), но ее мышление и устройство отлично от человеческих представлений, почему бы не предположить, что ВС просто шутит черным юмором, над ноющей попадухой? В конце-концов бытует мнение, что за вечное недовольство жизнью, боженька может отнять у тебя все, что тебе важно и дорого.
А тут не ей инвалидность или смертельная болезнь, а попадание. Првда странно, что на таких щадящих условиях - ну да ладно.

И тут любимая игра авториц - показать, как попаданка якобы помудрела и стала понимать жизнь.
Я совсем другими глазами смотрела вокруг. Каждое событие и каждая вещь казались мне исполненными смысла. Если я не понимала смысл, не значило, что его нет. И со смертью я определилась раз и навсегда - помру, когда надо будет.

Кому надо? Как определить, что пора? Эти вопросы меня не занимали.

Когда надо, тогда и помру.

Всё, что меня раньше беспокоило, стало пустым. Я готовила еду, стирала, мыла гному ноги и меня это не возмущало. Подумаешь, какая мелочь, ноги помыть. Даже ребёнок. Ну что ребёнок? Сможет родиться - пускай живёт. Я дам ему, что смогу. А что надо будет смочь, тоже, когда надо, пойму.

Я поняла слова Оина о том, что детей посылают боги, и перестала себя винить за то, что приняла не все возможные меры.

Раньше меня волновало, что я скрываю от гнома объявленное нежелание иметь детей.

Ох, он был таким невеждой в этих вопросах.


Вот тут мне стало с этого дико забавно, потому что есть арабская поговорка " доверяй Аллаху, но верблюда покрепче привязывай." Или наша, " на бога надейся, а сам не плошай." Ибо оно конечно прикольно, притворяться что познал дзен, и что все воспринимаешь с должным фатализмом - но как показывает практика, этим зачастую кичатся те, у кого на пути нет и не было серьезных проблем и потерь.

А уж пофигистичное отношение к возможному рождению ребенка, я как педагог одобрить не могу. Дети не должны рождаться на авось.

Далее она снова описывает сексуальные дела свои.
Мужчины, с которыми я спала дома, всегда знали, как поступить, если вместе с девушкой под рукой не оказалось нужных предметов. Мы это даже не обсуждали:

- Сможешь вовремя?

- Смогу, смогу.

То, что с этим мужчиной нужно обсуждать, стало ясно сразу после первой ночи, когда он тыкался в меня, как слепой, и не догадался, что пора вынуть. Хотя я и тогда нашла кучу отговорок: он был пьян, у гномок шире, мне же тоже сложно было его принять, у него давно не было женщин.

Во второй день он уверенно нашёл вход - значит, был пьян - и... снова кончил туда.

Вот тогда я почему-то испугалась.

Прежде я имела дело с мужчинами, которые, как и я, не хотели детей. Мне не приходилось им доказывать, что женщина не обязана рожать.

Сейчас я поняла, что он, возможно, понятия не имеет, откуда берутся дети. На каком уровне у них медицина? Знают ли они, какие именно жидкости мужского тела нужно перекрывать? И это не лёгкий вопрос - "Мастер Оин, что гномы знают о размножении?" - "Милая, а тебе зачем?" - "Да я шваль, понимаете, из тех, с кем ваш Фили валандается, за что его все осуждают, хочу переспать с вашим королём" - "А, ну тогда понятно, слушай и запоминай"...

Я тогда играла в хорошую девочку, больше бессознательно. И заигралась так, что открыться боялась. Пришла, когда стало очевидно, что мы с Торином спим, и когда злость за это пала не только на меня, но и на него.

Либо он сознательно меня брюхатит. Или потому что ему всё равно - когда барей заботило, кто от них родит? Это мнение я отмела. На обычных барей гном не был похож. Или считает, что женщина должна рожать, и глупо заморачиваться, чтобы она не рожала.

В любом случае мне надо было с ним поговорить.

Но подобный разговор развенчивал мою тайну - образ приличной, попавшей в тяжёлые обстоятельства дамы, а не самостоятельной особы, знающей жизнь.


Вот всю жизнь, сколько я знаю о сексе ( и сам им занимаюсь) , всегда не понимал и не понимаю - что за дурость с предохранением через прерванный половой акт? В чем удовольствие, контролировать себя, вместо того чтобы получать наслаждение? Если ты не хочешь чтобы мужской сок попал в партнершу - надевай презики, их сегодня много, разных и доступных.
( История кстати учит что еще во времена Римской империи были презервативы, из бараньих кишок. От ЗППП не спасали, но спермозавра удержать могли.)

Но ладно с Коротышкой и ее дураками-партнерами, мне интересно, куда ее дзен делся? Теперь она волнуется, как бы не залететь - ты определись уже!
И непонятно, гномы знают что она шлюза, или не знают? А если не знают, то чего вдруг против нее стали?

Короче она решила не пояснять Торину про секс.
Но это был верный ход: Торин считал меня чистой, когда пришёл у Беорна.

- Ты шёл бесчестить деву? - улыбнулась я.

- Да. И это жгло меня изнутри.

- Зачем же шёл?

- Понял, что ждать нельзя, что могу потерять тебя в один миг. Но я был готов, что ты меня оттолкнёшь. А ты взяла и приняла.

- Ты решил, прекрасная девственница открыла тебе свою душу? - мы рассмеялись. - Бедный мой. Тяжело потом падать на землю. А если бы знал?

- Это было бы мне... непонятно.

- Насколько сильно?

- Очень сильно. Мне было бы сложно тебя оценить.

В оправдание могу сказать, что у гнома тоже была неприглядная тайна, которую он тщательно оберегал: его дед и отец страдали каким-то недугом, поражающим только гномов, отчего к определённому возрасту сходили с ума. Это и являлось настоящим Проклятием Королевской Семьи, а не те россказни про случайные бедствия, прибавляемые для красного словца.

Если честно, узнав об этом, я почувствовала себя свободней.

Потому что в Эсгароте стало ясно, что Торин какой-то не совсем... нормальный. А когда живёшь с мужчиной, нет ничего хуже, чем тайна за семью дверьми.


А по мне, Торин стал еще гаже. Даже если предположить, что она его приняла и не сопротивлялась - будь он реально страдающим за нее, он бы себя винил, что обесчестил ее, и не важно что она согласилась, должно быть по договору и по закону. Но нет, он все принял легко и просто.

Я вспомнил чем еще автор похожа на Заязочку: пишет про любимого персонажа с любовью, но по результату он оборачивается самым мерзким и отвратительным говном, какое только может быть.


Далее они заговорили о его недуге, и снах, где его хоронит обвал золотой груды. И Элронд намекал, что надо быть осторожнее. Однако ожепана заменяет собой полу-канонного Торина, и начинает поносить эльфов.
- Торин! - вторично позвала я. - А с чего ты веришь эльфу?

Он замолчал. Я поворошила угли в камине и накинула на плечи платок.

- Ты куда?

- Спущусь вниз, разбужу Оина, нагрею воды. Приготовлю тебе твой отвар.

- Не уходи.

Я вернулась в кровать, и мы смотрели, как сквозь щели ставен проникает рассвет.

- Слушай, - наконец сказала я. - Я никогда не спрашивала, нравлюсь ли я тебе. Знаешь, почему? Мне всё равно. Вернее, не совсем. Конечно, меня ранит, когда я думаю, что у тебя нет такого же ответного чувства. Но это напускное, внешнее. В мире довольно вещей, которые важнее, чем чья-то к кому-то какая-то там любовь.

Он молчал.

- Я приглядывалась к вашим людям и думала, чем они отличаются от тех, к которым привыкла я. И знаешь что? В ваших нет любопытства. Они живут здесь и сейчас, не желая знать, что за дальней чертой. Это, как бы тебе объяснить, не свойственно для людей.

Он молчал.

- И тогда я подумала, что здесь есть такое, чего нет у нас? Это эльфы, Торин. Это их присутствие делает что-то с людьми, отчего они превращаются в безвольных букашек и либо блеют, как овцы, либо хотят сразу всё и вся, преисполненные гордыни.

Он сглотнул:

- А мы?

- Нет. Вы очень похожи. Когда я вас увидала у Бильбо, сначала приняла за людей. Гендальф подтвердит, - улыбнулась я. - С эльфами так невозможно. Потом я узнала, что вы также добываете свой хлеб в грязи, по́том и кровью, а не пляшете на полянках, пока травки сами растут. А когда вы умираете, вы не знаете, что с вами будет, и также придумываете сказки, как это делаем мы.

- Эльфы Перворождённые.

- И что?

- Их корабли пристают к берегам Валинора.

- И что? - повторила я. - Это делает их лучше других?

- Король Элронд, - усмехнулся гном, - которого ты так легко отметаешь, обладает даром предвидения.

- Да ну! И что же он предсказал? Может то, чем закончится твой поход? Ну же, Торин, чего мы сидим, пошли в Гору, если нам предсказали победу. Но он ничего не сказал, верно? Ничего не сказал! Потому что сам не знает.

- Король Трандуил предупреждал моего деда о драконе.

- Так и сказал, такого-то числа такого-то месяца прилетит дракон? Или просто обмолвился, ждите несчастья? Торин! Я так тоже могу! - зловещим шёпотом: - На ваши земли опустится Тьма! А ты сиди и гадай, война это будет или... ночь.

- Чего ты хочешь?

Я так и обомлела от этого прямого, по гномьему обычаю в упор заданного вопроса.

Чего я хочу?

- Хочу, чтобы ты знал, - тщательно подбирая слова сказала я. - Что бы ты ни выбрал, я... - тебя поддержу? нет, не так, на кой ему нужна моя поддержка, я не лучник и не мечник, - я буду тебя уважать. Хочешь - иди в Гору с драконом...

- Ты просила меня не ходить.

- И всегда буду просить, а не вернёшься, проплачу глаза. Хочешь - разворачивайся и возвращайся в Синие Горы. Женись, заведи детей, стань простым кузнецом. Я только надеюсь, что это будет твоё желание, а не эльфов, Гендальфа, твоего деда, народа, людей Эсгарота или кого-то ещё.

- Ты ошибаешься, - улыбнулся он. - Ты мне нравишься. Очень. Сильнее, чем можешь понять. Иначе ты бы не сидела в этой комнате и не дерзила.

- Дерзила? - нахмурилась я.

- Гендальф говорил, что ты опасна. Опасна не делом, а словом.

- И ты ему веришь?

- Я не верю никому.

"Кроме распроклятого эльфа", - подумала я.

- Мои предки правили народом Дьюрина тысячи лет. Неужели ты думаешь, я не знаю, каким путём мне идти?

"Вы всё потеряли. Казад-Дум, Эребор. Ты один, как перст. Нет рядом с тобой в главный момент твоей жизни ни собственного народа, ни собственной семьи. Но если тебя это устраивает - воля твоя".


Ну что тут скажешь? Героиня демонстрирует глубины дурости, не понимая что король - это не когда в ролевой игре цепляют на голову картонную корону из Бургер Кинга. Монарх - это ответственность, определенное воспитание, обязательства наконец. Все эти ее задушевные беседы что Торин должен жить сам собой, без оглядки на других вредны и смешны. Вредны - ибо прямо наводят персонажа на путь упрощения и опошления ( хотяТорин и так уже запомоен неслабо). Смешны - судя по оговоркам, она сама не была хозяйкой своей жизни, потому смешно читать, как она учит этому других.

спросил полушутливо: - Когда я стану чудовищем, будешь продолжать меня любить?

- Чудовищем? Ты? - я рассмеялась. - Милый, я пришла из мира, в котором каждый день творились чудовищные вещи. И ничего, жила, - потом объяснила: - Есть в жизни то, с чем мы никак не можем сладить - например, смерть или боль. Мы можем только жить так, словно этого не существует. Понимаешь? Это то, чего эльфам никогда не понять.

- Если я заболею, не станешь меня винить?

- Кто может быть виноват в том, что заболел?

- А если стану безумцем именно потому, что открыл эту Гору?

- Я буду уважать твой выбор. И гордиться тем, что ты сделал его, даже зная, чем тебе это грозит.

- Позови девчонку.

- Её зовут Даннике.

- Вели, чтобы принесла хлеба и мяса и сказала Балину, чтобы не приходил. Я сегодня останусь с тобой. А вечером свожу тебя к Хродгару. У него отдельные комнаты наверху, но устроены так, что музыку слышно и видно через перегородку, как танцуют внизу.


Следующая часть будет малость позже. Меня забавляет как она с апломбом заявляет, что она из более жуткого мира - когда по оговоркам видно, что все ее беды так, на уровне сломанного ногтя. А гонору словно ветеран ВОВ, миротворец ООН в Африке, и вообще беженец из Ливии/Сирии/с Донбасса/из Камбоджи/Из Панамы. Просто стараниями автора, в этом мире ее обходят стороной беды и потрясения, вот она и наглеет.

Ну и как я говорил, она не думает тормозить Торина, если/когда он будет болен золотой лихорадкой. А как мы уже обсуждали, всегда податливые жены/подруги не есть гуд.

(Кстати Хродгар - плагиат, в сеттинге Эрагона так зовется один из тамошних богов.)

Ну а пока все, следующий обзор готовится.

#дети_кукурузы #фикопанорама #Мультифандом #длиннопост #длиннопост
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 26

*Дорога уныния завела путника в брошенный город, где за его Понтиаком гонятся какие-то психи на двух старых Шевроле *

Хальве!
За мной кажись хейтеры гонятся, хотят обозначить недовольство, что сей чудный текст ругаю. Но я не останавливаюсь! Продолжаю обозревать факинг фик Инородный элемент, и вот глава 32. Заранее обозначу вам масштабы ужаса - еще целых пять глав, на протяжении которых Коротышка будет страдать фигней в Эсгароте. Это показатель как по мне.

Ладно, начинаем.
В моём мире существовала шутка: человеку рассказывали про стакан, до половины налитый водой, а он должен был сказать – стакан наполовину полон или стакан наполовину пуст.
Показать полностью 2
Показать 18 комментариев

*На дорогу печали насыпали гравия, забыв разровнять, поэтому хиппимобиль медленно их объезжает*

Хальве!
Продолжаются долгие и скучные похождения Коротышки в Эсгароте, который стараниями автора стал еще более унылым, чем Джанктаун или Мегатонна.Вообще фик Инородный элемент страшно вольно обращается с каноном, игнорируя даже житейскую логику, что уж там факты из книги и кино.

Глава 31.
Правду говорят, беги – не беги, а от себя не убежишь.

В Эсгароте я вновь вернулась к тому, что имела в своём прежнем мире.

[q]У меня был дом, который мне не принадлежал. Мужчина, который со мной спал, но, как мне казалось, меня не любил. И человеческое общество, которое меня не принимало, но и не отвергало – ему просто было на меня наплевать.

Дома я могла придумать себе оправдание – если бы обстоятельства сложились иначе.

Если бы у меня была другая семья. Если бы мне повезло. Если бы я имела таланты.

Но вот обстоятельства изменились, причём так, как и помыслить-то не получалось. А я оказалась там же, где и была. Напрашивался вопрос – если обстоятельства изменились, а я – нет, может, причина не в них, а во мне?

Кое-что, однако же, переменилось.

Мужчина, с которым я спала, был мной любим.

У меня была общность – отряд, – к которой мне отчаянно хотелось принадлежать, и чьё порицание я воспринимала остро и горько.

И… у меня мог родиться ребёнок. Не важно, желала я сама того или нет.

До Ривенделла об этом думалось туго.

Я мечтала вернуться в свой мир и была готова за это платить, в том числе телом. Конечно, так крутиться – хорошего мало. Но я думала – перетерплю. А вернусь, подлечусь, если требуется, и избавлюсь от последствий. Жизнь, знаете ли, не всегда спрашивает, чего мы хотим. Никто на меня в итоге не покушался.

Фили предлагал жить с ним, но то было дело далёкого будущего, а о будущем я не загадывала. Да и одна из причин, по которой я его отвергала – дети от него, нет, никогда. Хотя он был бы хорошим отцом…

Потом близость случалась нечасто. У Беорна, пару раз на полянке, в лесу. Организм мой бунтовал, женские дни вернулись лишь в Лихолесье, и я надеялась – каюсь! - на авось пронесёт.

Но в Эсгароте надеяться на авось стало опасно.


Вообще это с ее стороны не слишком умно, так как непонятно, как будет протекать беременность непонятно кем, да и банальная истина, что роды - опасно. Все же не каждый женский организм переносит их легко и без проблем.

Коротышка пошла к Оину, который лекарь.
Мне было так стыдно показаться старику на глаза, что даже мазь для Айли я варила сама, по памяти, из нутряного жира, взятого на кухне. «Твоя непутёвая ученица может кому-то помочь – это ли не награда для старца».

Половина отряда со мной не общалась, половина – терпела, но и те, и другие делали вид, что я сплю в своей комнате и ничегошеньки не происходит. Часто я ловила на себе взгляды, которые словно бы вопрошали: «Что ты, чужая женщина, делаешь с нами? Мы помогли тебе, наш король привёл тебя в человеческий город. Ты нам не нужна, уходи и живи собственной жизнью. Почему ты всё ещё здесь?»

Почему я здесь? Этот вопрос я задавала себе каждый день и не находила ответа.

Торин меня охранял, кормил и был неизменно заботлив. Предложил:

- Когда всё закончится, поедешь со мной в Синие Горы?

- А жениться надумаешь, куда меня денешь? – затаив дыхание, спросила я. Мне хотелось, чтобы он ответил: «Я никогда не женюсь, потому что люблю только тебя». Он и ответил:

- Я никогда не женюсь. У моих друзей нет сестёр, а женщины из клана, отказавшегося меня поддержать, я не возьму.

- А…

Я закрыла рот, и разговор отложился до лучших времён.

Поэтому ласковый тон старика едва не заставил меня зарыдать.

- Оин, ты со мной говоришь? Почему?

- Девочка, - вздохнул он. – Я – лекарь. Я видел много смертей. А когда видишь смерть, научаешься ценить жизнь, какой бы она ни была. Я и орка заштопаю, если увижу. На поле боя – добью. А после – заштопаю. Этого не все могут понять.

Но, услышав, зачем я пришла, погрустнел.

- Я не знаю таких средств, - быстро ответил он, подтвердив подозрение, что в серьёзных разговорах обходится без глухоты. – А если бы знал, тебе не сказал. Детей посылают боги, не нам это решать.

- Ах, боги! – вскипела я. – Хорошо. Тогда они пускай и отвечают. А то ишь, как удобно устроились. Как посылать – так боги, как расхлёбывать – так человек.

И у двери обернулась:

- Я не такая, как ты. Орка штопать не стану.

Он натянуто улыбнулся:

- Махал создал меня лекарем, а уже после гномом. Ты, получается, гном больше, чем я.

На том и расстались.


*Хиппимобиль теряет задний бампер*

Чтоб тебя! Опять бедных гномов запомоили без логики. Сперва они как безумные муслимы из ИГИЛ, охраняют ее, похищают - а теперь ВДРУГ разом запрезирали. Хотя оговорим сразу - в лесу, когда стало ясно что ее шпилит Торин - потока презрения не было. Так в чем же тут дело?
И вопрос, они ее тащили не ради короля, которому нужна наложница, а ради его замысла скинуть ее в Эсгароте? Что тут за ерунда?

А с другой стороны, если отбросить фактор резкости - гномов понять можно. Все же подобное поведение никого не красит, плюс ее можно заподозрить в желании примазаться к богатствам династии.
Ее истерика тоже не делает ей чести, ибо очевидно, что в разных культурах и у разных народов разное отношение к потомству. А раз гномы тут такие любящие однолюбы, которым западло сексоваться без потомства - значит детей они берегут и ценят. Вывод - желание скинуть ребенка по их мнению, может быть только потребностью женщины с низкой социальной ответственностью.

(Ах да, еще мы увидели что Торин хреновый политик.)

О богах также говорил Торин. Торина я уважала. Как бы ни относился ко мне, уважала всегда. Его бог был трудолюбив и заботился о своих подопечных.

- Я поняла, почему люди постоянно заходят в тупик, - однажды сказала я после одного особенно тяжёлого посещения Айли. - Люди ждут счастья. А жизнь – это не счастье. Это работа.

- Верно, - похвалил гном, оторвавшись от письма, которое я ему подала, и посмотрел каким-то новым заинтересованным, невиданным ранее взглядом. – И в чём твоя работа?

- Я не знаю.

- Как не знаешь? Как это возможно?

- А вот так, - пожала плечами я. – Люди никогда не знают. Верят, надеются, но точно не знают. Может, для этого как раз и нужны?

- Ты хочешь сказать, - он разгладил лоб, словно решил какую-то важную, неясную для него раньше проблему, - вы живёте так, как живёте…

- Убиваем, грабим, насилуем?

- …просто потому, что не знаете, как вам быть?

- Ну да.


*Фольксваген заваливается набок*
Пламя афедрона! Ах ты stoopid pussy!
А гномы значит не грабят и не воруют ( привет Нори), не насилуют ( Торин, Фили, как там ваше лебидо?)? Все люди грабят, насилуют, убивают и проституцией занимаются?

Блин, ну это правило камрада Desmоnd, когда ясно, что кто больше всех плачется про мерзотность рода людского - сам и есть, первейшая мразь и тварь.

Ну и да, мне "нравится" как автор походя спустила в унитаз все труды философов, мыслителей, социологов, психологов и религиозных деятелей. Они-то дурачки такие, думали, размышляли, обосновывали счастье человеческое - а тут скучающая недалекая вагина объявляет что счастья нет. И все только потому, что весь мир не разбежался делать ее счастливой, а она сама нихрена для него не сделала.

Гномы людей презирали. В этом я не раз убедилась с тех пор, как поселилась в Озёрном. Даже Торин, который старался судить справедливо, нет-нет да и говорил такое, что я только диву давалась.

У нас на дворе был дед, оставленный хозяином в доме. Первые дни я на него не смотрела – надо было привыкнуть, где кухня и где кладовые, откуда брать воду – впечатлённая вонью под городом, я гоняла бедного Кили к мосту – да приноровиться к печи. Потом мы с ним подружились, если так можно сказать.

Гномы хоть и морщились при моём появлении, а от работы по дому это не избавляло. «Ловко у них получается, - удивлялась я. – Человека для них, то есть меня, как бы нет, но дело для этого человека найдётся». Город выделял отряду продукты, иногда давал мелкие ссуды (предполагалось, что их оплатит Даин из Железных Холмов). Бомбур, как и в походе, главенствовал в кухне, а мы с Бильбо вертелись у него на подхвате. И скоро я поняла, что наши слуги – дед да внучка, называют меня «хозяйка».

Остальные с ними не заговаривали.

- Поди, передай человеку, чтобы дрова наколол да воды нагрел, мыться будем…

- Скажи девчонке почистить рыбу. Рыбу-то она чистить умеет?

- Наверно, да.

- Пускай принесёт два фунта муки…

И я шла к деду просить о дровах, а потом сажала внучку за чистку рыбы. Вот они и решили – хозяйка. И когда однажды увидела, что у деда трясутся руки и он раз за разом ухает мимо полена, забрала топор:

- Дедушка, что вы. Оставьте. И на крышу больше не лазьте. Свалитесь оттуда – костей не соберём.

Мне ещё пришлось уговаривать его сесть к очагу и обещать, что не расскажу хозяину–купцу, который платил ему жалованье и которому принадлежал дом. Потом пошла к Торину:

- Дед наш во дворе…

- Что тебе до него? – недовольно спросил он. Не впервой я замечала в нём холодность, когда говорила о людях.

- Старый он, тяжело ему. И суставы болят. Всю жизнь прорыбачил в холодной воде.

- Зачем взял работу, если не может её выполнять?

Я едва не вспылила, но вспомнила, что Балин наш был весь седой, однако в отряде ему никто скидок не делал. И объяснила:

- Работу взял, потому что сын утоп. Внучка сиротой осталась – надо кормить.

- Что же он за человек? Если к старости друзей не нажил? Если в беде некому помочь?

Я нахмурилась:

- Друзей он нажил. Купец взял его на двор, потому что старик всю жизнь в его рыбной артели ходил. И сын его, когда утоп, на купца работал. Хотя сам видишь, от деда проку мало, а от девчонки того меньше.

Он помолчал. Потом сказал, что велит Фили и Кили помогать старику.
....
- Возьми парней, и сходите на рынок. Купи себе, что сама захочешь.

Я отдала монетку Айли за сведения о Барде-вышнике. Обо всех она рассказывала охотно, а дошла до него, заупрямилась. Бард оказался легендой. Король из грязи. Местные на него молились. Особенно те, кто ничего слаще ухи не едал.

«Купит ведь вина на эти деньги, как пить дать, купит. Вот и толку, что я его не приносила. Что я сделала – добро или зло?».

Вечером Торин спросил:

- Почему ты ничего не купила?

Я виновато его обняла:

- Я отдала монету девочке-нищенке. Помнишь – которую привязали к столбу?
.....
- Малышка, это люди. Они всегда бедствуют и голодают. Сколько я их не встречаю – среди них всегда горе и слёзы. Ты зря потратила деньги – все голодные рты не накормишь.

Потом смягчился:

- Но у тебя доброе сердце.

Я прижалась губами к его руке. Мучаясь совестью, что Айли купит вино.

«Ох, мой свет. Даже слишком доброе, как я посмотрю».


*Перевернутый хиппимобиль взрывается, оставляя грибовидное облако*
Черт побери, какое мощное чувство, что я где-то это идел! Обгаживание одних, возвеличивание других, хорошие хороши априори, а плохие плохи всегда, без права помилования, дружба с нищенкой - это же еще одна Зюзя!

Реально, сами поглядите, тут все сходится. И назойливые размышления, и глобальное обгаживание ( в данном случае людей, они даже разговаривают как фанонный умственно-неполноценный Хагрид), и попаданке дико везет ( она дальше пришла к выводу, что попади она к Синим горам, ее бы выкинули нафиг), и герои канона сами не свои, и куча всего другого.


Любовь к богу, получалось - знание о боге. То, чего в моём мире достоверно не существовало. Неудивительно, что мы не знали, что такое любовь.

«Слепцы! – думала я о людях Эсгарота. – Рядом с вами живут гномы и эльфы. Это ли не возможность изучать божество».

Людям я не доверяла.

Как показал мой мир, они были способны изобрести кучу ненужных вещей, но в главном вопросе – вопросе о смысле жизни, за всю историю существования не продвинулись дальше покрытых шерстью предков.

По-прежнему ответ на вопрос – "как жить?" звучал – "каждый решает сам".

«Зачем? - думала я. – Зачем, дорогие люди, вы мне нужны, если всё, что по-настоящему меня в жизни волнует, я могу сделать сама?»

Вот и были в своём мире такие глупые цели – жить не хуже других; купить сапоги; не расстроить родителей слишком ранним уходом.

Я вспомнила всех мужчин, в которых была влюблена. Всех. У каждого попросила прощения – они были мне не нужны. То, что я принимала за влюблённость, было желанием найти смысл жизни. Но в том мире смысла не существовало. Все в нём были равны, все одинаково неслись сквозь потоки времени к смерти, только одних это полностью устраивало, а других забыли спросить.

«Что ты творишь? – спрашивала я у своего бога. Я не знала, слышит он меня или нет, но необходимость высказать всё, что накопилось, назрела. – Нельзя выплёвывать из себя живых людей, а потом бросать их на произвол судьбы. Какой же ты тогда Отец? цука ты, а не отец. Врагу такого не пожелаешь».

Другой раз я думала: «Может, тебе просто скучно? Летаешь там в своих хлябях небесных, не с кем поговорить. Вот и пошёл разрождаться».

Это было даже понятно.

«Если тебе действительно одиноко – приходи, посидим».

Никто, разумеется, не пришёл.

Кусты при моём появлении не воспламенялись. Ослицы, которых я иногда встречала на улицах Эсгарота, не пытались со мной заговорить. С небес не раздавался глас Всевышнего, дабы я могла выпендриться и вместо богатства заказать себе мудрость*.

Бог, если он был, с удовольствием наблюдал, как я корчусь у него на сковородке, лишая того, что люди зовут простым человеческим счастьем, и не давая намёка, зачем ему понадобилось меня создавать.


Пхех, захотелось показать этот текст верующим ;) Они бы устроили джихад с крестовым походом.

Я решила жить, как живётся, и терпеть, пока хватит прочности и сил.

Постараться быть нужной тому, кому хотелось быть нужной, и внутренне готовиться, что это завершится ничем.

И всё пустяки, если бы не возможный ребёнок.

Имею ли я право его хотеть? В какой мир приведу? Что смогу дать?

Опыт моего творца показал – нельзя создавать человека, если не можешь объяснить, зачем он, хотя бы себе.

И я стала готовить условия для расставания, хотя расставаться совсем не хотелось. Гномы, хоть и смотрели, как на пустое место, а казались семьёй. Мужчина, хоть не говорил о любви, но был любим.

Единственный урок, который я вынесла из этой истории – когда после долгих поисков встретишь «своё», готовься, что окажешься совершенно ему не нужна.


Мда, психология в этом фике вышла какая-то глупая. Казалось бы, тут должно было бы быть перерождение, что серую и скучную офисную планктонину закинуло в новую обстановку, пришлось многое пережить и многому научиться, став новым человеком...
Робензон Крузо - отличная книга, там все это есть, в полном объеме. А тут этого нет - а жаль. Я вот был бы не против развития персонажа.

Глава закончена.
Надо наколдовать новую машину. Как думаете, Понтиак Фаерберд 1975 года мне подойдет?

#дети_кукурузы #фикопанорама #заязочка #длиннопост #Мультифандом
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 44

*На дороге уныния хиппомобиль обгоняет автовоз со старыми Релиантами
Показать полностью 1
Показать 11 комментариев

*По дороге печали и уныния бодро едет хиппомобиль, распространяя вокруг себя сладкий запах*

Хальве!
Вчера я не сделал обзора, так как устал на картошке. Думаю мои дорогие читатели все понимают, и не будут обижаться. Впрочем фик Инородный элемент вступил в свою самую тормозную фазу.

Глава 29 начинается с того, что Коротышка и Бильбо куда-то идут по городу.
- Ты сказала, идти будет близко, - проворчал Бильбо, потому что под первым плащом прятался он. – Что мы делаем на другом конце города в такую погоду?

- Совмещаем приятное с полезным.

У края свай притаилась лачуга. Самое грязное и убогое строение, которое я когда-либо видала. Соседний дом подпирал лачугу так, что, казалось, она вот-вот свалится в воду. От других домов на улице, помимо грязи и расположения, её отличала дощатая вывеска, изображавшая рыбу с сильно выпученными глазами, готовившуюся проглотить ржавый крючок. Надпись над вывеской гласила, что мы имеем честь вступить в трактир «Толстый окунь».

- Я сюда не пойду, - остановился как вкопанный Бильбо, осознав, куда мы направляемся. – Сам не пойду и тебя не пущу.

- Бильбо, так надо для Айли.

- Для какой такой Айли?

И я рассказала ему историю Айли. Обыкновенную историю сироты из города-на-столбах-и-воде.


И тут-то оказывается, что девку что пороли когда отряд прибыл в Эсгарот - автор ее не забыла, а даже сознательно ввела в сюжет. Оговорим сразу - я не против введения в сюжет персонажей. которых не было в каноне. В конце-концов может та же попаданка приметила кого-то, кто в каноне/киноне мимо отряда прошел/проплыл.

Вопрос в том, зачем и для чего нового персонажа вводят.
Её родители умерли от какой-то очередной хвори, которая, как обычно, непонятно откуда взялась, выкосила добрую половину жителей и так же необъяснимо исчезла. С раннего детства Айли спала на причале и много работала – плела сети и смолила рыбацкие лодки. Когда она подросла, её изнасиловал пьяный кормщик. Что случилось дальше, мы никогда не узнаем. То ли Айли решила, не пропадать же добру забесплатно, и подалась в проститутки, то ли увидела в лавке на мосту кружевной чепчик и поняла, что ей такой никогда не носить. Дальнейшие события привели её на подмостки, где её исхлестал палач, в день, когда лодка с гномами прибыла в Эсгарот.

- Фу, какая мерзость, - скривился хоббит.

- Айли не мерзость, она человек.

- Я не о ней, обо всём Эсгароте. Почему люди не живут достойно? В Шире такому никогда не случиться. Там сиротка если останется, его подберут.

- Не забывай, мой друг, что люди смертны. Это хоббиты живут по сто лет и не болеют чумой. Может статься, все родственники этой девочки умерли, и её просто некому было принять.

- А бургомистр? Разве он не должен заботиться о сиротах?

- Он заботится, насколько возможно. В Восточном конце есть приют, где их кормят и подыскивают работу по силам. В общем, делают то, что Айли могла и сама. Вдобавок пичкают душеспасительными беседами и благодарностью к власти.

- Там её хотя бы не тронут.

- Тронут точно так же. Только не пьяный рыбак, а свои.

Мы перешли улицу и встали напротив трактира.

- Дальше я пойду одна, подожди меня здесь.

- Я не могу тебя туда отпустить. Почему Торин не знает?

Может, потому, что сам считает меня потаскухой – это не мешает ему со мной развлекаться - и я не хочу говорить, что навещаю вторую такую, как я.

- Взяла бы кого-нибудь из парней.

- Чтобы назавтра весь город знал, что гномья баба бегает по второсортным трактирам? Прекрати. Ты - мужчина с оружием и можешь стать невидимкой. А потому – хватит об этом.

Если честно, я уже бывала в этом месте несколько раз. Первые два со мной ходил преданный Кили.

Кили разрывался между дядькой и мной.

Эсгарот был скверным захолустным городишкой. Улицы его не чистились и не охранялись, а с наступлением темноты ещё и погружались во мрак. И, как бывает в подобных случаях, женщина не могла выйти из дома, не рискуя быть ограбленной, изнасилованной или растоптанной лошадьми.

Торин строго-настрого велел не выпускать меня одну за ворота. Поскольку он был гном, подразумевалось – совсем не выпускать.

Впрочем, вначале я туда и не рвалась, меня полностью захватил новый быт.


Так, что мы имеем? Эсгарот - одно большое гетто, с бездельниками, проститутками и возможно бандитами. Он весь грязный, никакой власти там нет - в общем людей оптом мазнули грязью, спасибо.

Отдельно доставило что хоббиты якобы не подвержены форсмажорам, отчего такое ну никогда случиться не может.

Я вот только не понял, почему Коротышка решила помогать выпоротой, но думаю мы еще узнаем это. А пока она рассказывает что люди в восторге от визита Торина,а бургомистр их поселил как подобает. А Коротышка тревожна, что ее тут скинут, и вообще, у Торина вот сколько много самок рядом образовалось.

Я выгнала служанку за дверь. Оставшись одна, напилась из оловянного кубка вина и уснула на сундуке, завернувшись в овчину. Размышляя, будет ли такой же затворнической моя дальнейшая жизнь. Что половина города с радостью поменялась бы со мной местами, и почему-то это просто ужасно.

Отчасти эта досада и привела меня к Айли.

Странная досада. Ведь от века люди хотят жить и ничего не делать. Не об этом ли поются песни и складываются сказки? Или делать то, чего хочется им. Хотя непонятно, как это возможно.

Сострадание само по себе было мне чуждо. Каждый, кто живёт на свои кровные, быстро поймёт, что сострадать и сопереживать – пустая трата драгоценных минут. Можешь помочь – помоги. Подставь плечо, верни соучастника по жизни в строй. Не можешь – или не хочешь – занимайся своими делами.

Бильбо ныл, что Озёрный город ему препротивен. Что вода в озере мутная, сваи прогнили, а бургомистр – ворюга. Я оставила его наслаждаться и поднялась по лестнице на самый верх, на чердак.

Каморка Айли напоминала мне собственную, отведённую в предоставленном гномам доме. Только моя была чище, больше и обшитая добротным тёсом. Получив её, я подумала, наконец-то моё положение в новом мире определено: одна, как служанка, под скатом крыши.
....
Познакомившись с Эсгаротом поближе, я поняла, что отдельная каморка – это роскошь. К тому же, большую часть времени я проводила не в ней, а на кухне или у Торина в спальне.

Айли лежала на грязном тюфяке на боку. Волосы в день наказания ей отрезали неряшливо, быстро и грубо. Несколько прядей вырвали с корнем, и они до сих пор не росли. Облысевшая голова болела и мёрзла, и она прикрывала её тёплым платком.

- Чё у те?

Айли не была несчастной нищенкой или ромашкой. Она носом чуяла выгоду и умела извлекать её из всего.

- Еда, мазь, бинты для перевязки. Как в прошлый раз.

- Вина прине́си?

- Нет. Хочешь лакать вино – пожалуйста, но без меня.

Она надулась.

Отношения складывались у нас ой как непросто.

В прошлом мне не приходилось помогать бедным. Не считая дурацких пожертвований детскому дому, что мы делали всей конторой под Новый Год. Дурацких, потому что я сомневалась, что сладости и игрушки – это именно то, что нужно брошенным детям. Но начальнику нравилось изображать благодетеля, и он требовал того же от нас.

Глядя на Айли, я убеждалась в том, о чём думала ещё дома.

Есть люди – люди, и есть люди – овцы. Люди сами знают, чего хотят, и сами заботятся о себе. Овцам всегда нужна помощь. И спасители, которые эту помощь дадут.

Это не значит, что человек – человек не попадает в беду. По молодости, глупости, по малолетству. Из-за неурожая, болезни, из-за войны. Но человек – человек если и примет помощь, то ненадолго. Или найдёт, как за неё отблагодарить. Благодетелей такие люди чуют за лигу и бессознательно их презирают. Потому что те стараются ради себя, а не ради других.

Так вот, Айли овцой не была, а я пыталась играть перед ней в благодетеля, и оттого чувствовала себя дурно.

Она привычно приподнялась, дала снять повязки и осмотреть спину.


*Хиппомобиль сбивает лавочку*
Пламя афедрона!
Эта дура хотя бы пробовала подумать, каково детям в детдоме, даже в самом лучшем? Особенно детям в сознательном возрасте, детям, которых сдали сами родные, или те, кто попал туда после трагической гибели родных. Им остро не хватает не то что материального, а как бы это высокопарно не звучало, простого человеческого тепла. Которое вполне эквивалентно тем же игрушкам - так как не во всех приютах и детдомах предусмотрена статья расходов на них. Коротышка, скажи честно - жмотная боль мучила, когда денежки сдавала? Небось и удобной хотела быть, сдавала - а в душе удавиться за деньгу была готова.

Второе - что за хрень, с разделением людей в беде, на людей и овец? Это типа обоснуй, что не всем помощь во благо?
Нет я понимаю, что есть люди, которых помощь расхолаживает, и они привыкают быть попрошайками и нахлебниками. Такие бывают. Но вот может разумнее сперва узнать, что за человек, чем его записывать в некую категорию?

(Это напомнило идиотские кодексы народов-воинов, вроде мандалорцев, где например нельзя помогать никому. Помогать сильному - значит обидеть его, дескать он сам свои проблемы решить не может. Помогать слабому - западло, он сам виноват что слабый. Помогать не сородичу тем более зашквар.
ИЧСХ, дурачки считают что это очень круто и логично.)

И да, Коротышка сама ненароком созналась, что ей хотелось бы обожания за свою помощь. Лол.

К стыду, я была ей мало полезна.

Судьба Айли была к ней благосклонна, как бывает благосклонна к людям деятельным и везучим. Порка пошла Айли на пользу.

Начав работать по кабакам, она сохранила строптивый нрав, какой случается у человека, который знает себе цену и чего может добиться. А с таким нравом долго нигде не живут. В один прекрасный день она взбрыкнулась и не дала хозяину кабачка «У раненой лани», потому что тот был «старый и весь косой», за что и попала в облаву. Зато после казни её углядел некий Отти, владелец «Толстого окуня». Подобрал, отмыл, дал крышу над головой. Предложил помощь и защиту от стражи за небольшую часть заработка и благосклонность. Отти был рябой, но не старый. Айли подумала да и согласилась.

Пока я смазывала рубцы, она щебетала. У неё свой чердак, её кормят и ни разу не бьют. Жизнь казалась ей полной надежды. Отти даже лекарку вызвал – я не была первой, кто обработал ей раны, возможно, поэтому ощущение ненужности было особенно острым. Я покивала, что мужик ей достался хороший.

- А если ребёнок?

Она пожала плечами. В каморке стало темно, будто за окошком пронеслась птица, перебив свет крылом. Мы обе знали – она из жизни, я из сплетен – что летом, как озеро обмелеет, сети рыбаков вылавливают брошенных в воду младенцев.


*Хиппимобиль разворачивает поперек дороги*
Капец тут крипота конечно :(

А особенно мне понравился пассаж, что настойчивые не выживают. Разумеется эту фразу можно интепретировать, что излишне борзых жизнь бьет - но почитав авторские коммы и статьи, больше похоже что это общая жизненная позиция, сидеть тихо, и не идти против кого-либо. Ну разве что раз в год можно съехать от родителей, или поставить тарелку не на ту полку.

Между тем в городе сложилась сложная обстановка.

Бургомистр сидит в распорке – из лесного замка к нему каждый день приезжает гонец, об этом весь город судачит, с требованием короля эльфов вернуть пленников обратно в тюрьму. А под окнами у него поют горожане - те, кому нечего терять, кроме своих цепей – ненавязчиво намекая, что если гномы в означенный день не выйдут к Горе, они снесут ратушу и управу. Бургомистру что так, что эдак – потеряет свой пост. Будь на его месте человек благородный, пустил бы… стрелу в висок. А этот сидит, ничего не решает. На приёмы выходит, покрытый нервной сыпью, и вместо поросёнка с яблоками жуёт свой воротник.

Купцы, на которых мы вначале надеялись, тоже нас подвели. Они-то рассчитывали, приглашая Торина, угодить Даину, и тут Даин прислал письмо. В нём, резко и грубо – Даин считал, что вежливость для слабаков – сообщалось, что кузен Торин предпринял поход к Эребору по собственному почину. Что народ Железных Холмов отношения к нему не имеет, поход этот не одобряет и ответственности, прежде всего денежной, никак не несёт.

Про себя Даин решил, что если древние пророчества сбудутся и Торину удастся-таки занять Гору, он его поддержит – какой безумец противится воле богов? Но надежды на это немного. И помогать ему он в этом не станет. Железные Холмы и при Эреборе gjnht негусто. Заказов было больше, и кузницы не умолкали, но основную выручку всё равно отправляли в главный дворец.

Внизу письма была коротенькая приписка, заставившая бургомистра горестно взвыть. В ней сообщалось, что если с головы Торина, сына Траина, внука Трора, упадёт хоть один волосок, армия Железных Холмов придёт и вырежет весь Эсгарот.

Таковы были гномы. Между собой они могли ссориться и враждовать, но если речь шла о чести рода – тем более, королевского рода – наступали на горло своим интересам.


Интересно - как бургомистр должен пустить себе стрелу в висок? Что за шизофрения, елки-палки! Небось муженек нашептал что офицерам дают в виде намека пистолет с одной пулей - а женушка кое-как адаптировала для средневекового сеттинга.

Ну и чудесные гномы-Сью, которые за своих могут вырезать город - какие-же они няшки, правда? *)

Тем временем Торин бесится, что бургомистр слабак, и платить ему и народу Эсгарота не собирается. И как просили, НЦ.
Потом он ушёл и вернулся затемно, трезвый и злой: пил он только тогда, когда ему хорошо. Велел раздеться и встать на колени, я подчинилась без страха, даже когда он был пьяным, боли не причинял, и с наслаждением толкнулся в рот – стоило мне показать ему этот способ, как он превратился в привычку. Затем присмирел, поднял меня на руки, долго гладил, целовал и уснул, больше ни на что в этот вечер не годный.


Чудненько, милый способ снять напряжение. Правда я с трудом могу называть положительным героя, которому для снятия стресса надо чтобы ему шустро минет делали, без споров. Это как-то... на насилие похоже.

А ночью они смотрели на звезды, и Коротышка рассказала про некую общину Дейла, с которой можно вести дела, чтоб они помогли - и это расшевелит бургомистра. Правда неясно, если это влиятельная сила - то чего они власть не взяли ( по оговоркам они вроде оппозиции)?
Но Торин против, и хочет как по кинону, грабануть городскую оружейку. Однако Коротышка его отговорила (!!!) , и он завел дела с дейловцами, а потому бургомистр за Торина, и отказывает Трандуилу в выдаче гномов.

Глава закончена, Юра уместен как никогда https://www.youtube.com/watch?v=mLEtTXZnkPY

Жду коммов.

#дети_кукурузы #фикопанорама #Мультифандом #длиннопост
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 17 комментариев

*На дороге уныния усталому путнику встретился добрый трактирщик, у которого отменное пиво *

Хальве!
В прошлой главе фика Инородный элемент отряд наконец-то свалил из дворца лесных эльфов.

Глава 28 начинается с размышлений о эльфах.
Люди задают неправильные вопросы.

Вопрос не в том, есть единый бог или нет. Каждый, наделённый разумом, знает, для всего существует первопричина.

Вопрос в том, нужны ли мы ему.

Некоторые считают, что само появление на свет является доказательством высшей любви. Значит ли это, что орки изначально отмечены тем же благом, что и все остальные? Этот вопрос я однажды задала Гендальфу, и он долго рассуждал над ответом.
Показать полностью 3
Показать 20 комментариев из 39

*На дороге печали завелись кариезные монстры *

Хальве!
Фильм Стиляги - неплохой, мне местами весьма понравился. НО!
Некоторые люди в интернете развели безобразные свары. Одни кричать что парторги, комсорги, совки и тд - твари тоталитарные, смерти им. Другие - что стиляг расстреливать надо, недоглядели.
Народ крепко шибанулся политикой, бурление азвивают по любому поводу.

А Стиляги - неплохой фильм.

В отличии от фика Инородный элемент , и его 27 главы.

Попаданка видит, что эльфы воодушевились, они готовятся бухать.
Эльфы Срединных земель – других я никогда не видала - сильно отличаются друг от друга. У них разная внешность, обычаи и взгляды на жизнь.
Показать полностью
Показать 17 комментариев

*На дороге уныния иногда появляются милые лисы *

Хальве!
Я думаю сегодня можно одолеть парочку глав фика Инородный элемент. Людям стало интересно

Глава 26 , в которой появляется Бильбо.
Воздух вблизи меня крякнул. Потом воздух что-то втянул – не иначе как самого себя - и издал громкий чих. А затем раздался звук, будто у воздуха заурчало в животе.

Я протёрла глаза. Мало ли что померещится, когда тебе не дают спать и по несколько раз за ночь поднимают и ведут на допрос.

Эльфы не трогали меня, как обещали. Они поступали умнее. Только я засыпала, как в камеру врывался отряд с факелами и фонарями, меня поднимали, отряхивали и вели в караулку, где, не давая присесть, допрашивали несколько часов.
....
Показать полностью
Показать 18 комментариев

*Олдсмобиль 442 кое-как успевает посторониться, чтобы пропустить колонну странных машин*

Хальве!
Тут на дороге гонщики из Кармагеддона гонзают, будьте осторожны, они только и будут рады задавить кого-то.

Обозреваю фик Инородный элемент , и выявил для себя, что оценивать буду и относительно фильмов, и относительно книги, так как это смесок.

Глава 25, отряд начинает испытывать трудности с провиантом.
Сухари кончились. Через два дня закончилась вода.

Теперь мы не шли, а брели. Молча, в унынии, свесив головы вниз. Моя рука на плече Кили. Он благородно поддерживал – я была самой слабой, и ноги тряслись.
....
Терпеть голод оказалось легче, чем жажду. Каждодневный паёк был урезан ещё с тех пор, как отряд вошёл в лес. И когда он закончился, мы похудели, привыкли к боли в желудке и подтянули штаны.
Показать полностью 3
Показать 20 комментариев из 53

*Олдсмобиль 442 объезжает брошенный на дороге Опель Рекорд *

Хальве!
Я вот удивлен: противники Навального и его либеральной компании делают упор на то, что там нету юристов, управленцев, и тех кто мог бы рулить государством. Чтож, верно. Но ( я не адепт Лешки, просто я за честность) в нашей госдуме тоже хватает людей, которые явно ничего не смыслят в управлении государством. Что там забыл певец-благотворитель-альтруист Кобзон, боксер Валуев и актрисса Аллочка из Универа?

А пока вы об этом думаете, я обозрю еще главу фика Инородный элемент.

Глава 24, отряд в лесу, а у попаданки в ее лоне уже побывл нефритовый... нет, кремниевый... нет, гранитный жезл Торина.
Всё тайное рано или поздно становится явным.
Показать полностью 1
Показать 20 комментариев из 41

*На дороге уныния стоят весьма уродливые проститутки, заманивая путников*
Хальве!

Я продолжаю обозревать фик Инородный элемент, и я думаю пора перестать рвать большие куски. Думаю вы мне и так верите, что фик - гребанное днище.

Глава 23 начинается с типа мудрости.
Зачем мы приходим в этот мир? Некоторые считают, что у каждого человека есть своё место в жизни, свой путь, даже если он его не осознаёт. Я полагала, что мы приходим в этот мир ни за чем.

Первый жизненный урок я получила в десять лет. Тогда мальчик, который мне нравился, выбрал не меня, а восхитительное создание с белокурыми локонами и фиалковыми глазами. Другие девчонки говорили, что она стерва, но я видела, что это не так. Она была замечательная девочка, только ко всему прочему обладала нежным лицом и розовыми ямочками на щеках. Именно тогда я поняла, что куда ни пойду, дорогу всегда перейдёт тот, кто умнее, сильнее или "белокурей" меня.

Так и случилось. По жизни я стала человеком, который способен оценить красоту и совершенство других, но не может предложить ничего подобного сам.

Однако красота влекла, она волновала.

В детстве мне хотелось танцевать. Но моё пухлое тело не было приспособлено к танцу. Сколько я ни старалась, вперёд ставили других. Тех, кто родился более стройным и длинноногим.

Затем я увлеклась рисованием. Я могла часами рассматривать картины именитых мастеров, слыша крики чаек и шум ветра над морскими волнами, но сама, сколько ни бились учителя, оказалась не в состоянии нарисовать даже кошку.

Это просто не твоё, уверенно говорила мне мать. Однажды ты встретишь своё и сразу узнаешь. Замалчивая, что сама всю жизнь сомневалась, за того ли она вышла замуж и как бы сложилась её судьба, если бы у неё не появились дети.


П- психология. Размышления о всем на свете, и ни о чем. Второй грех текста, помимо его затянутости на небоевых моментах - это тонны водички, которая ничего фику не добавляет.

И да, если автору нравится отношеньки писать, и сексование, я их буду пропускать. Ибо секс в жизни не главное.

К исходу пятого дня пони замерли у границы тёмного леса.

Два расступившихся дерева, сплетясь ветвями, образовывали арку, за которой виднелся чёрный проход. Остальной массив был настолько плотным и густым, что, казалось, не проскочит и мышь. Пожалуй, впервые за время пребывания в новом мире я подумала, что в сказках Гендальфа что-то есть.

Это был не просто лес, а какая-то неизведанная пуща, войдя в которую, прежним ты бы не остался.

Глядя на тёмную массу, охотно верилось, что здесь обитает древняя сила. Какие-нибудь лешие, болотники, прочие лесовики, каких от века боялся народ.

Мы расседлали лошадей и повернули их мордами к дому. Наполнили фляги и мехи для воды. В лесу годных для питья источников не было, поэтому всем без разбора, включая меня, прицепили на спину кожаный мешок с водой. И ступили под кроны деревьев.

Перед тем, как углубиться в чащу, попрощались с Гендальфом. У волшебника неожиданно возникли очередные неотложные дела, и он отправился обратно к Беорну. Никто его не останавливал, все привыкли к его частым отлучкам, но было заметно, что Торин сильно недоволен, а Бильбо встревожен и молчалив.

- Не сходи-и-ите с тропы-ы! – донеслось напоследок, и я удивилась, куда здесь можно сойти. Тропа вела, как коридор, только обнесённый не стенами, а исполинскими стволами, и наглухо прихлопнутый шапкой листвы.


Знаете, а тут можно было бы и вставить копипасту от Профессора, если автор сама кроме секса никуда не может. Все же Гэндальф, Торин и Беорн открыто обсуждали, что дорога на восток пролегает только через лес, в лесу опасно, в частности там нет ничего съедобного, и нет воды. Плюс если это смесок с книгой, то Гэндальф заранее обещал что отлучится.

Понятно что это фик, и ориентирован он на тех, кто знает первоисточник. Но ИМХО - тут и проступает небрежность, что не объясняется ничего, ехали куда-то, доехали до леса.

В лесу мрачно, но попаданка довольна что маг уехал.

Скоро первый страх, навеянный лесом, ушёл, вместо него заступила решимость. А и хорошо, что Гендальф опять нас покинул. Что мы с ним всё время, как с мамкой.

К тому же взгляд волшебника меня смущал. Казалось, он догадывался, что у нас с гномом, но не понятно, одобрял или нет.

Ведь в моей истории был ещё один момент. Моральный. Как здесь относятся к женщинам, которые легко распоряжаются телом и не считают это зазорным? Если их обмазывают смолой и закидывают камнями, то, боюсь, я ошибалась в своём гноме сильнее, чем могла предположить.

Люди, такие, какие они есть, никому не нужны. Это был второй важный жизненный урок.

Нужны их тела, их умения, но никак не то, что они представляют собой целиком.

Я думала, он отгораживается от меня перед всеми, чтобы не раздражать остальных. А могло быть, чтобы самому не замараться.


*Олдсмобиль несет боком*

Да мать твою! Что ты из себя представляешь полностью?! Ты сама вздыхала как его хотела, а теперь переживаешь что он не ходит с тобой под ручку перед всеми.
Коротышка, ты не сложная личность, которой пренебрегают. Ты - слабая на передок дура, которая сама по себе слабо интересна, ибо как гость из другого мира не представляешь интереса, а как член отряда - обуза, которая едва-едва покрывает усилия на защиту и убережение.

Если тебя гнетет что к тебе под юбку лезут сразу и все время - то не надо было так благосклонно принимать приставания гнома! Я его не оправдываю, но что тебе стоило тогда прогнать его, заорать, обозначить недовольство? Нет, дала надудонить в себя мужского сока, посношать ( ажно ноги колесом) - а теперь удивляется, что ее держат за женщину с низкой социальной ответственностью.


Торин не смутился и не проявил ненужного любопытства. Это был хороший знак. Только спросил, не больно ли мне.

На пару мгновений мы оказались наедине. И я приложила ладонь к его начавшей зарастать щеке. После плена гоблинов, когда мы остались без личных вещей, гномы виртуозно соскабливали щетину кто мечом, а кто топором. Но в лесу, без воды, делать это прекратили и принялись обрастать. Причём бороды у них росли быстрее, чем у людей. И уже через несколько суток на лице Торина сверкали только глаза.

Он поднял такой измученный взгляд, что сердце захолонуло, и следующей ночью мы снова были вдвоём. Сидели у костра в обнимку и шептались, пока остальные досматривали десятый сон.

Это было рискованно. Наши храпели совсем рядом, и я опасалась, что он решит меня прогнать. Но он даже обрадовался. Закутал в когда-то шикарный, а теперь затёртый и порванный плащ и со всей серьёзностью спросил:

- А почему ты, когда появилась, была без волос?

И опустив руку, недвусмысленно обозначил то место, о котором сказал.

Мне стало смешно. Вот мужчины. Думаешь, что он размышляет о судьбах Вселенной, а он вспоминает про волоски.

- А ты, значит, всё разглядел. Пока девушка лежала ни жива ни мертва, нашёл куда посмотреть.

- Конечно, посмотрел, - он улыбнулся. – Ты лежала такая красивая, как не посмотреть?


*Олдс сбивает гнилой деревянный забор*
Да чтоб тебя! Блин, я вот задумался, авторкин муж, который это читает, тоже считает что это норм?
На гномов резко свалилась голая баба, когда они обсуждали важное - и Торин с интересом там все оглядывал? А она не прикрывалась?

Боже, как здорово что я не женат на той, что пишет плохие фики - испортил бы обоим жизнь.

А дальше он рассказывает ей про Эребор, как спасал деда, который рвался к Аркенстону, как теперь идет за ним, и как печально, что гномы утратили Эребор, став из подобия сверхсильного королевства, народцем горных углекопов. Его речи прочувственные - а попаданка опять думает о всякой хрени.

И на этом глава закончилась. Вагинострадания - это не психология, раз.

То что попаданка должна спариться с Торином - самоцель автора, а не Торина, как живого персонажа. Если Торин вслед за автором, идет в поход не ради дома, королевства и богатств, а чтобы посношать деваху - это убивает его как персонажа.

На сегодня все. Говорят люди любят Пинковый Флойд. Не знаю, я его не слушаю. Но вам оставлю https://www.youtube.com/watch?v=YR5ApYxkU-U&index=10&list=RDbtPJPFnesV4

Жду ваших мнений и коммов.
#дети_кукурузы #фикопанорама #Мультифандом #длиннопост
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 58
Показать более ранние сообщения
Имя:
Пароль:
 
Войти при помощи:

ПОИСК
ФАНФИКОВ


Активные конкурсы








Поддержи проект рублёмЧтобы Фанфикс рос большим

бесплатный фотохостинг создан специально для пользователей Fanfics.me

Книги жанра ЛитРПГ
Опубликуй свою книгу!

Следи за любыми произведениями с СИ в автоматическом режиме и удобном дизайне

О-о-о-очень длинные истории про Марти Сью и их подружек!

Старейший в рунете архив фанфиков





Закрыть
Закрыть
Закрыть