↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Фанфики

2 произведения» 
Рональд М. Уизли
Джен, Макси, В процессе
46k 386 1.1k 4
Тебе холодно?
Джен, Мини, Закончен
4.5k 60 440 3

Награды

13 наград» 
50 000 просмотров50 000 просмотров
23 октября 2020
100 комментариев100 комментариев
15 июня 2020
1 год на сайте1 год на сайте
13 апреля 2020
5 рекомендаций5 рекомендаций
14 ноября 2019
1000 читателей1000 читателей
11 ноября 2019
Была на сайте 24 минуты назад
Пол:женский
Дата рождения:16 октября 1991
Зарегистрирован:12 апреля 2019
Рейтинг:483
Показать подробную информацию

Фанфики

2 произведения» 
Рональд М. Уизли
Джен, Макси, В процессе
46k 386 1.1k 4
Тебе холодно?
Джен, Мини, Закончен
4.5k 60 440 3

Блог


Гексаниэль сообщение закреплено
28 августа 2019
«Хоук и философский камень», список обзоров:
Глава 1. Тогда мы еще ни о чем не догадывались...
Глава 2. Минутка саморекламы обзорщика, Иваси и шоппинг
Глава 3. Непоследовательность Дурслей и немного ликбеза
Глава 4. Уизлище поганое и чье-то палево
Глава 5. МакГи стоит в шляпе, и это признак западла
Глава 6. Беседы с директором и доспехи
Глава 7. Первые уроки и зайчатки конфликта
Глава 8. Преступные намерения и бревна в глазах
Глава 9. Тут экшон. И он скушОн
Глава 10 ...и поглотила тьма Империю...
Глава 11. Подозреваем лохотрон
Глава 12. Афера Флитвика раскрыта!
Глава 13.1. Готовим подарки и считаем деньги
Глава 13.2. Альтернативная география: урок первый
Глава 14. Альтернативная география: урок второй. И бухлишко
Глава 15. Флешбек
Глава 16.1. Занимательная арифметика: считаем часы
Глава 16.2. А вы знали, что в окрестностях Хогвартса растет хурма?
Глава 17.1. Саботаж урока и дракончик
Глава 17.2. Создатель, храни арбалеты!
Глава 18. Преступные намерения и контрабанда
Глава 19. Стремное примечание и опять чье-то палево
Глава 20. "Вправление мозгов" Гермионе
Глава 21. И вот тут до нас дошло!
Глава 22. Хэдкрабканоны о почтенных семействах
Глава 23. Тайна Милисент... раскрыта?
Глава 24. В защиту Хоговского образования
Глава 25. Невилл в зоне риска
Глава 26.1. Невилл: история заражения
Глава 26.2. В белом пальто на полосе препятствий
Глава 27. Земля тебе пухом, Квиринус Квиррелл
Глава 28. Дамби - гад, даже когда не виноват... а мы подводим итоги


«Хоук и тайная комната», список обзоров:
Обращение автора и наш ответ
Авторские названия глав. Просто гиенинга ради
Глава 1. Альтернативная этика
Глава 2. Альтернативная анатомия и немного географии
Глава 3.1. Альтернативное... да вообще все
Глава 3.2. 20 000 лье под землей
Глава 4.1. Ломбард из Нарнии
Глава 4.2. Пожиратель на охоте
Глава 5. Поберегись, нас сейчас вмажет в РЕЛЬСЫ!
Глава 6. От Уизли станет всем светлей, от Уизли в небе радуга проснется...
Глава 7.1. Диалоги об искусстве. Искусстве шпионажа
Глава 7.2. Лютный переулок
Глава 8.1. На острие атаки
Глава 8.2. Пинг-понг Пожирателем
Глава 9. Внезапно приятный Люциус и другие странные вещи
Глава 10. Из любви к искусству
Глава 11. Невилл: терминальная стадия
Глава 12.1. Любой из них - лишь твой должник, но ты не должен никому
Глава 12.2. Все, что ты хочешь, ведь ты - господин
Глава 13.1. Первый поцелуй
Глава 13.2. Враги найдутся, была бы честь
Глава 14.1. От Флер Делакур осталось только имя
Глава 14.2. Самайн без намерения
Глава 15.1. Без кота и жизнь не та
Глава 15.2. Сопротивление по всем фронтам
Глава 16.1. Про спортивную форму и аристократов
Глава 16.2. Плохой, негодный фэншуй
Глава 16.3. Больничное крыло
Глава 17.1. Избиение лежачих
Глава 17.2. Агент Уизли выдвигает версию
Глава 18.1. Мысли, пришедшие нам в головы, чудовищны
Глава 18.2 ...но не сказать чтобы беспочвенны
Глава 19.1. Как над нашей старой школой гордо реет птеродактиль
Глава 19.2. It's a rich man's world
Глава 19.3. Дуэльный клуб
Глава 20.1. Скованные одной цепью
Глава 20.2. Те же и много отсылок
Глава 21.1. Про аристократов...
Глава 21.2 ...и дегенератов
Глава 22.1. Негуманные эксперименты на людях
Глава 22.2. Хруст французской булки и прочие вещи
Глава 23.1. Вы не видели Две Лампы?
Глава 23.2. Спонсор обзора - бутик "Платьюшко"
Глава 24.1. Степфордский бал
Глава 24.2. Об осквернении святынь
Глава 25.1 Петли времени
Глава 25.2. Потешная охота
Глава 26.1. Об эльфийских народах хороших и разных
Глава 26.2. Хочешь жить - умей вертеться
Глава 27. Лига выдающихся джентльменов
Глава 28.1. День святого карантина
Глава 28.2. Утякай! В подворотне нас ждет маниак...
Глава 29.1 Поучайте лучше ваших паучат
Глава 29.2 It's a final countdown!
Глава 30.1
Глава 30.2 Contracted Hawk
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 14 комментариев
Привет!
Зашел тут разговор о фик-чатах. Иначе говоря, о таких фиках, которые целиком состоят из логов переписки в каком-нибудь чате или ином средстве связи, и больше в них нет ничего - ни описаний, ни действий, только лишь голый диалог.
Казалось бы, можно ли написать годный фик с таким скудным инструментарием? Разумеется... можно.
Например, В одном вампирском чате, а может, и не чате автора Посторонним В.
Фик написан по Маскараду; хочу заметить, что я, знакомая с фэндомом лишь в общих чертах, очень быстро въехала, что именно происходит - и это однозначный плюс фику.
Кратко и предельно просто о матчасти.
В мире Маскарада существует секта вампиров под названием Камарилья, весьма ревностно следящая за соблюдением вампирских законов (в том числе собственно Маскарада - необходимости скрывать свою природу от людей), и секта Шабаш, которая на эти законы плевать хотела и желает инфернально этсамое; разумеется, друг друга эти организации терпеть не могут.
В Камарилью входят 7 вампирских кланов:
- Бруджа (не признающие авторитетов бунтари)
- Гангрел (дикие вампиры, зачастую звероподобные)
- Малкавиан (в пень поехавшие безумцы)
- Носферату (уродливые монстры, часто живут в канализациях)
- Тореадор (элегантные красавцы, покровители искусства)
- Тремер (вампиры-маги, практикуют магию крови)
- Вентру (аристократы-властолюбцы)
...ну и еще по мелочи, но речь не о них. Камарилья многочисленна, и внутри нее существуют мелкие объединения вампиров - котерии; как известно, всемером и шабашита бить легче.
И этой информации достаточно, чтобы понять, кто такие герои фика (и даже кто из какого клана - никнеймы у участников беседы говорящие) и что скрывается за логами переписки.
Ладно, довольно прелюдии.

Чат [coterie_04] создан
[cap] вошёл в чат
[merry] вошёл в чат
[breathless] вошёл в чат
[vince 890] вошёл в чат
[little_alice] вошёл в чат
[bigboobs] вошёл в чат
[asdf_111] вошёл в чат

Приятного прочтения! Но будьте осторожны, чтобы эти ребята вас не заметили.
Свернуть сообщение
Показать полностью
https://fanfics.me/message477313 - 1 часть.

***
- Успокаиваемся. - обратился к аудитории хмурый Эл Джефферсон. Флинт тут же дисциплинированно выпрямился, ненароком бросив на Голдштейн вопросительный взгляд. Та сохраняла невозмутимое выражение на лице, сложив ладони на коленях. Эллиот Вуд сидел рядом с нервной Амелией Боунс, позади неё на заокеанских коллег бросали любопытные взгляды авроры. Вроде бы Булстроуд, Бёк и Хэл, если он правильно помнит их личные дела. Средняя раскрываемость преступлений, средние боевые навыки, средние показатели по аттестационному тестированию.... Честно говоря, Амелия могла бы выделить людей и получше. А если это - лучшее, что у них есть со времен ухода Аластора из бюро, то тогда за Британию становится совсем грустно. Отсутствовал только Нотт, впрочем, у "мозгового центра" аналитики были на то свои причины и собственные задачи, которые требовали немедленного внимания. - Мы все собрались здесь для обсуждения серьезной проблемы. Чтобы не быть голословным, доктор, прошу вас. Введите наших британских коллег в курс дела, пожалуйста.
У Амелии Боунс нервно дернулась щека и гневно раздулись ноздри. Как же. Оскорблена она видишь ли заокеанским вмешательством. И что министр лично почему-то это вмешательство одобрил. Впрочем, куда бы он делся от настойчивого Люциуса Малфоя и его денег.

Представляете, какая закосневшая вобла, оскорблена она, видите ли! Подумаешь, американские авроры не стали заморачиваться вопросами законного ведения дел (две недели им не подождать), а просто приехали и навели шороху! А чтобы министр не возникал – дали ему на лапу через Малфоя…
Возмущение Боунс – абсолютно естественное возмущение порядочного человека, столкнувшегося с неприкрытым хамством и взяточничеством. Я же хочу заметить, что хамство никогда не встречается благосклонно, но козырять при этом чужими деньгами (кстати, можно спросить, с каких бы карасей Люциус впрягся за американцев?) – это Эребор.
Впрочем, в данном фике уже были похожие персонажи: Маркус Флинт считал своим личным достижением победу, одержанную благодаря новым метлам, купленным на деньги Малфоя. А главный герой пользуется именем, титулом (сделаем вид, что у Поттеров он есть), мантией и деньгами Поттеров, при этом вслух заявляя, что Джеймс и Лили для него мало что значат.

Джефферсону Малфой никогда не нравился, но его слизеринской изворотливости всё же нужно было отдать должное. Переплюнул его только Снейп, умудрившись не только отделаться от обвинений после падения Воландеморта, но и спокойно пользоваться регалиями мастера зельевара в британской Гильдии, не потерять ни копейки

Американский (!) маг (!!) британского происхождения (!!!) поминает копейку.
Автор, сколько-сколько септимов в Орлее стоит хороший обед?

от своего имущества и работать в самом престижном учебном заведении без риска потерять место, вместо того чтобы как другие ученые перебиваться от гранта до гранта и жить за счет своих исследований.

Замечу, что это все – не личная заслуга Снейпа, а результат заступничества Дамблдора. Да-да, того самого всеми презираемого.
Короче, дальше Сметвик предполагает, что по школе ползает василиск.

- Я говорю вам факты, с которыми мы вынуждены иметь дело. А факты таковы, что есть проблема. Которую нужно решить. То есть, найти и убить этого василиска, который, вполне вероятно, находится на территории школы.
- Как? Сами? - выпал в осадок от такой радости Эллиот Вуд, голос боевого мага от избытка эмоций аж сел.

Взрослый мужик, боевой маг, ведет себя как малолетка.
Страх – это нормально, но в данном случае, блин, работа этого человека – идти туда, где опасно и страшно, чтобы никому не было опасно и страшно. Свой страх он, наверное, как-то иначе должен выразить, нет?

- И где нам его искать? - резонно вставил хмурый Флинт, толпа согласно загудела, целитель раздраженно хлопнул ладонью по столу.

Я ни на что не намекаю, но как минимум одно место обитания василиска точно известно. Причем информация настолько широко разошлась, что попаданец-иномирянин ее получил буквально в первые месяцы чтения литературы.

- Может, вы соизволите меня дослушать, прежде чем выдвигать предположения? - едко попросил Сметвик, Вуд и Флинт пристыженно притихли. - Большое спасибо. Все дело в том, что мы имеем проблему не только в виде василиска. Но и магического паразита. Анализ пациентов в больничном крыле четко показал систематический отток магии. И времени для решения обеих этих проблем у нас не так уж и много.
- То есть? Не тяни мантикору за яйца, док, что с детьми? - хмуро высказался Джефферсон, одним мощным жестом молниеносно поднятой вверх ладони затыкая поднявшийся шум.
- Если обе эти проблемы не решить в ближайшие несколько месяцев, вполне вероятно, что дети останутся..... - Сметвик нахмурился, подбирая слова. - Неполноценными до конца своей жизни. В частности, Колин Криви без поддержки целителей уже практически сквиб.

Хавк не присутствует в этой сцене, но я не могу промолчать. Он держал дневник у себя, точно зная, что этот артефакт тянет магию – и не сдал артефакт Флитвику, утаил во имя собственных непонятных хотелок!!! Ааааа!!!

- Пока что мы делаем для пациентов всё, что в наших силах. Но времени мало. И если не избавиться от источника всех неприятностей, я сильно сомневаюсь, что в нашей компетенции будет оказать помощь.
- Значит, нужно действовать. Предупредить преподавателей и эвакуировать учеников во избежание....
- Протестую. - хмуро прервала бывшую коллегу и начальницу Джессика Голдштейн. Амелия Боунс смерила её острым, негодующим взглядом. - Вполне вероятно, что виновник происходящего находится в замке. Паразитом не обязательно может являться существо, это может быть и артефакт. Кроме того, появление артефакта, пробуждение или появление василиска почти наверняка связаны друг с другом. Слишком много совпадений для одного дела. Если в школе будет проведена массовая эвакуация и обыск, вполне вероятно, что мы не только ничего не найдем, но и спугнем виновника.
- И что вы предлагаете?! - не выдержала наконец глава ДМП - Сделать из пострадавших наживку, пока вы ищете возможно несуществующего василиска?!
- Да - с каменным лицом подтвердила Голдштейн. - Виновник не должен догадаться, что мы его ищем. Возможно, имеет смысл даже дождаться, когда он выдаст себя следующим нападением.
- Они дети, а не куски мяса! - возмутилась Амелия Боунс, Флинт уже открыл рот, чтобы высказаться, когда по классу раздался громовой раскат. Все вздрогнули и замолкли, Эл Джефферсон невозмутимо убрал палочку.
- Я согласен. - высказался глава отдела. - С Джессикой, разумеется. - британцы дружно задохнулись от возмущения, его сотрудники тоже не сильно были рады сложившийся ситуации, но выбора не было. - Наша главная задача поймать виновника и заставить его ответить за свои преступления, по возможности, с наименьшими потерями. На бригаду целителей ложится обязанность оказать пациентам всю возможную помощь. - Сметвик серьезно кивнул. - Возможно, имеет смысл провести плановый осмотр школьников под каким-нибудь предлогом. Если кто-то пользуются паразитирующим артефактом, то состояние магического ядра выдаст нам преступника не хуже отпечатков пальцев. Обсудите этот вопрос со школьным руководством и дайте знать, какое решение будет принято. - целитель кивнул вторично, уже сосредоточенно начиная что-то строчить в карманном ежедневнике. - Тем временем остальные разобьются на группы и будут искать василиска. В связи со сложностью ситуации я объявляю пятый уровень секретности как ответственный за проведение расследования. Позднее пошлю запрос, и к нам присоединится ещё несколько специалистов. Имеет смысл подключить к делу змееустов, хотя я и слабо верю, что нам это поможет. Вопросы?
- Что сказать учителям? - хмуро поинтересовался Флинт. - Я слышал, что Дамблдор временно снят с должности.
- Интересно, где ты это услышал, если меня об этом просветили только на собрании Конгресса. Куда меня пригласили, а тебя нет.... - проворчал Джефферсон, в классе раздались нервные смешки. У Дюрама от смущения покраснели уши. - Я сам поговорю с Минервой и объясню ситуацию. До тех пор - работаем. Быстро, тихо и молча. Срочные доклады посылайте патронусом. В остальном постарайтесь не светиться.
- Стоит расспросить детей.... - поджала губы Амелия Боунс, смирившись со своей ролью подчиненного в данной ситуации.
- Как хотите - дал карт-бланш Джефферсон, сцепив руки в замок за спиной и грузно поднимаясь на ноги. - Но не думаю, что вы узнаете что-нибудь новое. И к тому же, расспросы могут привлечь лишнее внимание, как вы объясните присутствие авроров в Хогвартсе?
- Квиддич - неожиданно веселым тоном предложил Эллиот Вуд. Когда на него посмотрели, как на идиота, гриффиндорец обезоруживающе улыбнулся и пояснил. - Финал Гриффиндор против Слизерина в эту субботу.

Второй раз за год? Алло, Гриффиндор еще в ноябре Слизерину продул! Автор вообще помнит, что он пишет?
Остальное не хочу комментировать, тут не над чем даже глумиться. Спорим, в итоге выйдет, что Хавк Джинни спас от правосудия?
Короче, скипаю я еще несколько пустых реплик, давайте сделаем МОНТАЖ.

- Нотт.
- Снейп. - поприветствовал собеседника таким же тоном Магнус, слегка склонив голову в поклоне. - Удели мне минуту для важного разговора, будь так любезен.
Зельевар, судя по лицу, любезным быть не хотел. И разговаривать желал ещё меньше, но дверь в кабинет открыл, сжатым жестом пропуская незваного гостя внутрь. Выглядел кабинет довольно жутко. Заспиртованные в виде наглядного пособия ингредиенты, холод и полумрак, должно быть, оказывали неизгладимое впечатление на первокурсников. А потом некоторые родители на собраниях удивляются, почему дети отказываются изучать практическое зельеварение в Хогвартсе на старших курсах. Захочешь тут, с такими-то ассоциациями.... И ладно чистокровные, а уж что касается маглорожденных учеников.... Нотт про себя вздохнул и порадовался, что у Никодемуса тренированная выдержка, пусть младший сын вряд ли станет зельеваром и поступает учиться только в следующем году. И хвала Мерлину, если подумать.

Какие все заботливые, я не могу. Только господин чистокровный определился бы – а то заспиртованные ингредиенты кококо-мерзкие, детишек травмируют (ха, я еще помню, как мы всем классом в Кунсткамеру ходили… радостное «айда смотреть уродов» витало в воздухе), а ритуалистику и все такое извольте ввести обратно.

- Кофе? - таким тоном, будто страстно желает предложить яд, поинтересовался хозяин кабинета.
- Благодарю, не стоит - поостерегся Нотт, выразительно откинувшись в кресле. Снейп скрестил руки на груди, жестко сжав бледные пальцы.
- Ты здесь по делу - полуутвердительно высказался зельевар. Присмотревшись, Нотт заметил, что годы даже вне Азкабана оставили на нем свой отпечаток. Прежде молодое лицо, каким он его помнил, приобрело нездоровый желтоватый оттенок. Волосы, как и раньше, были намазаны специальным бальзамом и оттого казались вечно сальными и грязными. Недружелюбно сжатые губы явно демонстрировали отношение к окружающим. А в глазах застыла обреченная настороженность.

Ну немного логично, что за десять лет (или сколько там) человек изменился.

- Как и все. - кивнул Магнус, на всякий случай укрепляя щиты. - Но я здесь ещё и по личной причине.
- Я его вызову. - развернулся к камину Снейп, не дослушав.
- Через минуту. - степенно подтвердил Нотт, его тон из нейтрального ощутимо похолодел. - Я хочу знать, почему о нападениях на учеников я узнаю от сына, а не от тебя.

Строго говоря, Снейп и не обязан. В Хогвартсе действует правило Вегаса, к тому же Снейп – подчиненный Дамблдора. Если Дамблдор говорит «отставить панику, просто работаем в усиленном режиме и не треплемся», надо слушаться и выполнять.

- Это не касалось слизеринцев. Они в безопасности.
- Да что ты? - ощерился менталист, окончательно выходя из себя. - То есть, ты можешь гарантировать моему сыну полную безопасность? От нападений, от остальных факультетов, от морального давления....
- Все не так плохо, как ты стремишься вообразить.
- Какая же ты гнида, Снейп..... - устало выдохнул Нотт. - Понять не могу, чего Малфой с тобой нянчится. Тебя ничего, кроме собственной шкуры, не волнует.

Как и всех персонажей в фике. Ладно, почти всех.

- Ты ничего не знаешь - с каменным выражением лица отозвался Снейп, воздвигая щит на собственные эмоции. Что ж... Надо отдать ему должное - талантливо, но Нотт всё равно его "слышал". Менталисту с природным даром не нужно заклятье, достаточно просто намерения. Любого, даже не осознанного, особенно, когда окружающая обстановка кишит эмоциями.... Именно поэтому у него есть повод беспокоиться за сына. В этом возрасте дар обостряется.
- Катись к Мордреду со своими оправданиями - покачал головой Нотт, с неприязнью рассматривая бывшего однокурсника. - Но я тебя предупреждаю. Ещё один твой промах, и совет попечителей снимет с тебя обязанности декана и найдет более компетентного человека. И Дамблдор не поможет тебе. - повысил тон мужчина, Снейп закрыл обратно рот, видимо, не придумав другого контраргумента. - Он может и спрячет тебя в замке от властей, но ненадолго. И ты это знаешь. Как знаешь и то, что незаменимых людей не бывает. А уж преподаватель из тебя дерьмовый даже по сравнению со Слизнортом.

Воу-воу, мужик, полегче!
Назначать и упразднять деканов – прерогатива директора. Кстати, Слизнорт был норм учителем. Человеком со своими слабостями и недостатками - и норм учителем.

- Всё сказал? - спокойным тоном осведомился Снейп, в глубине коридоре раздался звук колокола, оповещающий об окончании занятий.
- Мы были братством, Снейп. Мы приняли тебя. А ты нам в душу плюнул. - попробовал снова достучаться до него Магнус, но видимой реакции так и не добился, кроме язвительного фырканья.
- Разумеется, лучше было сесть в Азкабан, как ваше легендарное братство.
- Да хоть бы и так! - ударил сжатым кулаком по подлокотнику Нотт, Снейп продолжал созерцать входную дверь за его спиной, избегая встречаться глазами. - Мы все были братьями и сестрами. Несмотря ни на что. Мы бы помогли тебе ничуть не хуже этого старого паука. А ты отвернулся от нас, когда был нам нужен. Когда был нужен Регулусу.
- Не смей. - зашипел Снейп, дернувшись от имени младшего Блэка, как от пощечины. Магнус холодно приподнял бровь.
- Вот оно что, да? Значит, у тебя ещё есть остатки совести? - тихо, угрожающе продолжил Нотт-старший. - Ты предал Регулуса. Меня. Малфоя. Эйвери, Рабастана, Беллу, Рудольфуса. Предал тех, кто тебя принял и назвал своей семьей. И когда ты будешь задыхаться в паутине старого паука, я пальцем не пошевельну, чтобы помочь тебе. Но если из-за тебя пострадают наши дети, Снейп.... Я обещаю тебе, об Азкабане ты будешь молиться.

А кто это говорит, черт побери? Лестрейнджи, готовые сдохнуть, но Лорда не предать? Фанатик Барти Крауч? Или отмазавшийся приспособленец? Я смотрю, Малфой и Нотт отлично себя чувствуют на свободе, как, кстати, и Эйвери. Они свободны, при деньгах и должностях, у Малфоя достаточно денег не только на семь новейших метел и организацию роскошных балов, но и на огромную взятку министру, которая закроет ему глаза на беспредел американских авроров. У Нотта шикарные международные связи, как видно, и он вот тоже на хорошей должности сидит. И почему-то эти люди не торопятся, объединив силы, вытащить из Азкабана своих друзей-родственников-братушек, хотя бы попытаться – но виноват, конечно, один Снейп.
Кому-то явно пора вытащить бревно из глаза (сколько раз за два фика я это сказала?).

- Угрожаешь мне? - навис над ним Снейп, со свистом выдохнув. Лицо болезненно побелело от ярости, а в глазах буквально бушевало пламя.
- Предупреждаю. - безмятежно откинулся назад Нотт, ничуть не впечатленный. - В первый и последний раз. А теперь, я хочу видеть сына. Будь любезен, приведи его.
Скрипнув зубами, Снейп вылетел из кабинета, хлопнув дверью. Магнус устало помассировал переносицу, сдерживая приступ мигрени. Может, стоит всё-таки послушать жену и окончательно перебраться в Оклахому.... И сыновей перевести в Салемскую академию подальше от этого дурдома. Тут впору ему рехнуться, не говоря уже о наследнике. А уж когда сюда поступит младший сын, лорду Нотту и вовсе со спокойным сном можно попрощаться.

Нытье к нытью, пепел к пеплу, пыль к пыли, мы про Хавка не забыли.
Монтаж!!!

Глоток холодной воды вывел меня из транса. Спальня уже была пуста, часы показывали половину десятого. Скорее всего, все уже завтракают, предвкушая финал школьного квиддичного кубка. Хорошо. В сумке лежало всё необходимое для проведения ритуала, включая мантию-невидимку. Оставалось только ждать. Спрятав запястья за широкими рукавами школьной факультетской мантии, я улыбнулся вошедшему было Голдштейну, пока мы шли на завтрак, вовремя вставляя ту или иную реплику в ответ на его вопросы.
Удар, вдох, удар, выдох..... Тело, подготовленное к нужному часу, ощущалось легким. Я не нуждался сейчас в пище,

Сэм из «Зараженной» одобряет. А я не сразу поняла, что «удары» - это удары сердца, а не кто-то Хавка бьет (ну или Хавк кого-то). Кстати, частота сердечных сокращений у детей 12-13 лет в норме – 60-100 в минуту, а частота дыхания по разным источникам 15-30 в минуту. Извините, если у него на два удара сердца приходится один вдох и один выдох – это жесткая одышка или лютая брадикардия? Последнее Сэм одобряет! У нее при превращении в зомби такое было.

но это мне не мешало делать вид, что я ем и улыбаюсь наравне с остальными. Джинни Уизли сидела в окружении своих братьев и вяло смотрела в тарелку. На неё с беспокойством поглядывал самый старший, но он как староста был занят ещё и толпой первокурсников, так что это не составит проблем. На выходе из зала чья-то рука сжимает мою ладонь. Лимон, мята... Миллисент.

Я думала, тут антропоморфные лимон и мята пришли, ан нет, это запах. А у Хавка нюх как у собаки.

- Привет - улыбнулся я, эмоции держались за барьером, так что улыбка вышла несколько деревянной.
- Я с тобой дважды поздоровалась, ты промолчал - приподняла брови слизеринка, кажется, что-то заподозрив. Прерываю её вопрос поцелуем, слегка отталкиваю к стене, чтобы отделить нас от основной толпы. Волну удивления от неё ощущаю почти кожей, но не прерываю поцелуй до тех пор, пока хватает дыхания. - Что это с тобой?
- Прикрой меня, скажи, что мы пошли чуть позже на матч вместе.... Если вдруг я задержусь. Мне нужно кое-что закончить с заклинанием.
- Подожди, стой... Почему ты просто....
- Миллисент, пожалуйста. - настойчиво прерываю я, вынуждая её посмотреть мне в глаза. - Так нужно. Я буду тебе очень обязан, если ты мне поможешь - говорю чуть ли не по слогам, посылая мягкий ментальный толчок. Внушение - одна из областей магии крови. Требующая тонкого контроля и внимания. Вкус её крови до сих пор ощущается после поцелуя на моих губах, я стараюсь не давить слишком сильно. Девушка моргает, выдыхает. Соглашается, уверенная в правильности собственного решения.

Я просто пойду поем арбуз. Хавк настолько не умеет общаться, что даже не пытается объясниться словами через рот, сослаться на недомогание, еще на что-то - сразу внушением шарашит.

- Я все сделаю. Но ты хотя бы расскажешь мне, в чем дело?
- Покажу - улыбнулся я, выпуская её из объятий. Слизеринка быстро целует меня в губы и догоняет однокурсников, несколько раз на меня оборачиваясь. Прощаюсь кивком. Когда они исчезают за поворотом, в следующем потоке учеников замечаю знакомую рыжую макушку. Мантия-невидимка ощущается прохладным потоком Тени на плечах, иголка безукоризненно прокалывает кожу, набирая немного крови. Одновременно с этим бессознательная Джинни падает безмолвно в мои руки, никем не замеченный, сворачиваю в сторону подземелий от остальной массы учеников. Остается только довести дело до конца, если повезет, я закончу раньше, чем определится чемпион школы по квиддичу.

Да, совсем скоро нас ждет Джинни Престон, но у меня что-то сил не осталось это комментировать. Извините.

Примечания:
Валар Моргулис, друзья. Всех с новым, 2020 годом, который у меня начался.... Сложновато. Начать с того, что у меня прямо на рождество окончательно и бесповоротно сломался рабочий ноутбук, из-за чего я себя чувствую без рук. Во вторых, перед Рождеством я посмотрел 9 эпизод звездных войн.... И должен сказать, что так не расстраивался с похода в кинотеатр на преступления Гриндевальда.
Впрочем, счастливых моментов тоже было не мало, начиная с приезда моей любимой слизеринки и заканчивая двухнедельной уединенной жизнью, в течение которых я не включал даже мобильник, абстрагируясь от мира. Не знаю пока, как будут дела с продолжением, все зависит от того, как быстро я подберу замену бесславно умершему ноутбуку. Всем приятного чтения и да прибудет с вами сила!

И знание, что «прибудет» (придет, прибавится) и «пребудет» (собственно, пребудет) – разные слова.
А на сегодня все.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 217
PersikPas Онлайн
16 октября в 20:29
С Днем Рожденья)
Показать 1 комментарий
Показать 1 комментарий
Ну не могу же и я не прийти и не расписаться в любви на твоей стенке!
С днем рождения, радость моя неугасающая.
Всяческого энтузазизма тебе - творческого и не только. Стройности мысли, ясности разума, полета фантазии, горячего сердца и чистых рук. Пусть тебя посещают идеи - одна гениальнее другой, и находится время и силы на их воплощение.
Ну и здоровья три мешка, верных друзей и единомышленников - не слишком много, но безоговорочно надежных и близких по духу, сундучок со смехом (возможно слегка гиеним) на случай пасмурной погоды, и бабла товарняк. Потому что оно, конечно, - зло, но в наше время - это зло никому не лишнее.

Показать 2 комментария
Показать 1 комментарий
С днем рождения)))
Показать 1 комментарий
кукурузник Онлайн
16 октября в 04:28
Сердечно поздравляю с ДР, и желаю самых светлых эмоций, много радости, и разных успехов.
Показать 1 комментарий
Привет!
Заговорили про кино, и я вспомнила отличный фильм, который неслабо вштырил меня в студенчестве, да и до сих пор нравится. Американо-австралийский фильм «Воины света», 2009 года выпуска, повествующий про год 2019. 95% населения земли стали вампирами, и у этих вампиров жесткий дефицит еды. И тут-то, в наступившее голодное время, вскрывается страшный подвох вампирского бессмертного бытия – не такие уж вампиры и бессмертные…
Сюжет, персонажи, атмосфера – все годно.
Есть и месилово-кусалово, и психология, и фантастика, и мне нравится их соотношение. Конечно, на десятый просмотр я стала замечать ляпики, но дело не в том, что они есть, а в том, что это был ДЕСЯТЫЙ просмотр.
Кстати, главного героя зовут Эдвард. Учитывая, что именно в 2008-2012 годах на экраны выходили фильмы «Сумеречной саги», я подозреваю, что это стеб.
За годное кино поговорили, а на повестке дня негодное фикло. «Хоук и тайная комната», глава 30. Часть 1.

Джессика Голдштейн сосредоточенно моргнула, разглядывая такой знакомый и одновременно незнакомый белый потолок. Мысли ворочались до ужаса медленно - Сметвик настоял на двойной дозе зелья сна без сновидений для более эффективного восстановления организма. Когда созерцание потолка ей окончательно надоело, женщина осторожно села, спустив босые ступни на холодный кафельный пол. Холод электрошоком прошел по телу, заставив её нервно передернуть плечами.
- О, привет, спящая красавица - несколько устало улыбнувшись, поприветствовал её Флинт, протягивая букет белых лилий. - Как себя чувствуешь?

И давно он тут сидит? Раз с лилиями, значит, сидит, а не лежит. Раз не зашел только что, значит, уже какое-то время. Он что, не видел, что она открыла глаза? Или видел, но не стал заговаривать?

- Как на утро после самоволки - поморщилась агент, напарник нагло хохотнул. - Никак не могу очнуться. А ты что здесь делаешь?
- Все спят, а я не могу. - пожал массивными плечами мужчина, из-за повязки жест вышел немного дерганным. - Вот и решил тебя проведать, заодно, чтобы доку на глаза не попадаться. Он почему-то злой, как мантикора.
- С чего вдруг интересно.... - задумчиво обронила Голдштейн, утыкаясь в букет.
- А я почем знаю.... Жить хочу, знаешь ли - скривился Дюрам, украдкой бросая на неё очень внимательные взгляды.
- Ну да, нашего целителя попробуй обидеть.... - хмыкнула женщина, поведя слегка лопатками. Флинт невольно проследил за её жестом. - Мало не покажется...

А мне интересно, у этих всех господ какое семейное положение?
У автора была возможность показать кучу самых разных видов взаимодействия (гусары, молчать!): между детьми разного возраста, детьми одного возраста, детьми и взрослыми, детьми и взрослым в детском теле, взрослыми и взрослым в детском теле, наконец, взрослыми и взрослыми. Но почему все такое одинаковое?! Почему все, все общаются как давние любовники? В данном случае, возможно, они и есть давние любовники. Однако у обоих есть сыновья-подростки, вероятно, рожденные в законных браках… Я не прошу рассказывать мне историю второстепенных персонажей подробно – но намекнуть на нее отдельными фразами, чтобы читатель сам все домыслил, вполне реально. А то автор ввел новых персонажей и вроде как хочет нас с ними познакомить, но по факту не знакомит.

- Если ты о том случае на званом ужине, то я почти ни причем. И вообще, во всем могут быть виноваты испорченные устрицы - раздался голос целителя у двери, Флинт скрыл смех за кашлем в кулак, Голдштейн прыснула в букет. Тот званый вечер надолго остался в её памяти.... Как и у тех, у кого массово начались проблемы с кишечником, когда раздраженный целитель ненароком без палочки сглазил своих французских коллег. Оставшиеся три дня сопровождающая его группа авроров во главе с Флинтом и самой Джессикой ходила вокруг тогда ещё только "подающего большие надежды в магической медицине юного дарования" на цыпочках, оценив последствия возможных неприятностей. Кстати, о сглазе сам Сметвик узнал с чужих слов, выверт собственного дара тогда так и не заметив. - Ну, и как мы себя чувствуем?
- Ещё не поняла.
- Сейчас поймем - кивнул Гиппократ, задумчиво поворачивая её голову то в одну, то в другую сторону и на свет рассматривая зрачок. В ходе его манипуляций по телу то и дело проходила прохладная, едва ощутимая волна магии. Пару раз согнув и разогнув её руки, замерив пульс и температуру тела с давлением, он снова кивнул, явно довольный результатами осмотра. - Жить будешь долго, а если не станешь больше лезть к акромантулам, то ещё и счастливо. Кроме общей слабости последствий я не вижу. Минимум нагрузок и побольше витаминов с прогулками на свежем воздухе. И пока что, всей вашей братии никакого кофе и других стимуляторов, как минимум, неделю.
- Без скальпеля режешь, док - помрачнел Флинт. - Мне отчеты Джефферсону писать, как я без кофе жить буду?!

Напоминаю, Джефферсон – американский шеф Джессики Голдштейн. В связи с чем сразу вопрос – вот приехали два американских аврора. И что? Они приехали и наводят движ как частные лица или как официальные коллеги-помощники британского аврората? На каком основании отчет пишется именно для Джефферсона, когда есть Скримджер?

- Пиши их днем - любезно посоветовал Гиппократ. Голдштейн, не скрываясь, засмеялась над обескураженным выражением на лице Флинта. - А вообще, с отчетами не спешите. Для вас ещё будет работа, как только оправится Вуд.
- Что с Гриффером?
- Какая работа?
Оба вопроса были заданы одновременно, напарники обменялись быстрыми взглядами. Флинт, в ответ на ироничный взгляд женщины, фыркнул и независимо отвернулся. Гиппократ хмыкнул, предчувствуя, что вскоре всё-таки выиграет пари, и Джефферсону придется раскошеливаться на свадьбе этих двоих.

Что вот это была за реакция? И я все еще не снимаю вопроса, что там у этих двоих с семейным положением.

- Как оправитесь, тогда и узнаете. Не люблю я повторять по десять раз одно и тоже. Возможно, в деле будет участвовать ещё несколько отрядов, если Эл добьется разрешения от конгресса. Формально, в проблему на территории Британии, да ещё и в частной магической школе, мы вообще права вмешиваться не очень имели.
- Это почему? - с недоумением влез Флинт, Джессика устало закатила глаза.
- Говорила я тебе не прогуливать лекции по праву. Как ты диплом защитил, один Мерлин знает.... - проворчала агент и со вздохом пояснила. - Формально, прежде чем дать ход расследованию, Элу нужно было получить разрешение от конгресса, а потом мне с этими бумагами работать под юрисдикцией Амелии Боунс, предварительно оплатив госпошлину в Министерстве.
- А чего не сделали-то? - с долей любопытства поинтересовался целитель, снимая повязку с плеча Флинта и обрабатывая укус, который уже зарос коркой, а кожа вокруг приобрела зеленовато-фиолетовый оттенок.
- Лень было - со вздохом признала Голдштейн - Пока всё это тянулось бы, в Британию я бы прилетела максимум через недели две. Предполагалось, что я тихо осмотрюсь, соберу информацию, а там решим, стоит ли дело официального запроса. Кто ж знал, что мы на акромантулов в лесу напоремся, чуть ли не на границе со школой.

Ага, то есть боевая операция была проведена нелегально. Тогда еще вопрос – Флинт тоже прибыл из Штатов? Иначе почему отчет он должен писать Джефферсону, а не своему начальнику?

- М-да - помрачнел целитель, накладывая новую повязку и от избытка эмоций излишне туго затягивая бинт. Флинт болезненно скривился, но промолчал. - Я такого даже в страшном сне предположить не мог. Год от года у Альбуса что ни причуда, то обязательно проблема для окружающих. И ладно-то мы, но дети....
- Кстати, как с результатами осмотра? - поинтересовалась Джессика, понадеявшись поймать мужчину на разговорчивости.
- Потом расскажу всем сразу, заодно, может, и ситуация выровняется - похоронил её надежды Гиппократ, Флинт из-за его плеча криво ухмыльнулся. - А теперь, всем отдыхать. У вас постельный режим никто не отменял вообще-то. И, Дюрам, прекрати пялиться на полуодетую Джессику. Если ты без совести родился, так хоть мне нервы не порть и не разводи бордель в больнице.
- Так я что? Я ничего... - с искренним удивлением отозвался Флинт, стратегически отступая от целителя к выходу из палаты. - А что с Гриффером-то?
- Интоксикация. Ты мне зубы не заговаривай, иди давай отсюда - смерив подопечного колким взглядом, посоветовал Гиппократ.
Хихикнувшая Джессика благоразумно притихла, делая вид, что её очень заинтересовал орнамент мороза на оконном стекле. Целитель несколько раз взмахнул палочной, профессионально сделал укол ей под лопатку, прикосновение иголки она едва-едва почувствовала, в следующий момент её властным жестом уложили обратно на постель.

Что-то странное с магией творится – диагностика магическая, а бинты затягиваем ручками. И уколы тоже ручками делаем.
Джессика засыпает, а мы, скипнув пустой абзац, переносимся к Милисент. Монтаж!

- Ты здесь? Гарри! - позвала Милисент. Из глубины помещения раздался грохот, звон бьющегося стекла и приглушенное ругательство. Девушка ускорила шаг, проклиная про себя длину лестницы.
- Да, я здесь, проходи - отозвался Поттер. В неярком свете просторного помещения она увидела простой дубовый стол и такой же стул с прямой спинкой и без намека на подлокотники, вокруг по каменному полу были разбросаны осколки какого-то предмета. В неосвещенных углах угадывались рунические круги пока непонятного назначения, а классная доска была исписана формулами. Стройный ряд цифр и уравнений выглядел настолько пугающе, что она даже пытаться не стала в это вникать.

...но постаралась как можно лучше запомнить: потом можно будет посмотреть в Омуте памяти и внести в отчет. Нимфадора Тонкс уже второй год работала с этой тварью и знала, что нет ничего важнее мелочей.

- Ты не пришел на обед, я забеспокоилась. - укорила его справедливости ради слизеринка, попутно осматривая его новую лабораторию в подземельях. Декан на письменное разрешение от Флитвика смотрел так, будто прямо сейчас нашел перед собой нечто очень неприятное. В конце концов, с неохотой подписал, периодически придирчиво наведываясь в кабинет. Впрочем, прецедентов не было, и от Поттера пришлось отстать. А сам он не спешил делиться ни с кем подробностями того, чем именно здесь занимается.

Блин, это нормально? Дано: студент 2 (!!!) курса, еще даже не сдавший СОВ, к тому же игнорирующий часть учебных дисциплин. Знает и умеет пока мало. А у нас тут школа-интернат, где последняя смерть случилась 50 лет назад, то есть за детьми таки следят.
Да блин, с какого лешего Снейп вообще ему комнату выделил? Он был в своем праве сказать "вот сдадите СОВ на Превосходно, мистер Поттер, тогда и поговорим о ваших индивидуальных проектах. Сданные СОВ, конечно, не гарантируют появления зачатков интеллекта, но хотя бы невозможны без приличного знания техники безопасности".
Впрочем, мы-то знаем, что все это Хитрый План по обезвреживанию НЕХа.

Даже она знала хорошо если десятую часть его идей. И то, в общих чертах. И пусть она понимала, что это вполне закономерно,

Так, давайте уточним.
Нормально, если у любящих людей есть свои секреты друг от друга. Нормально, если в паре оба любят потрындеть за свои мечты и планы. Нормально, если один имеет секреты, а другой соловьем разливается, только слушать согласись.
Но ни разу не нормально, когда один контролирует другого так, что не вздохнуть, а сам уходит в глухую несознанку.
Хавк ждет от Милли, чтобы она, только приехав домой, садилась строчить ему письмо. Не считается с ее реакциями примерно никак, когда ее корежит от его прикосновений. Дарит ей подарок, обязывающий к помолвке, намеренно выбивая из колеи. Да, то, что при этом он ей почти ничего не рассказывает, закономерно, но при таком контроле ни разу не нормально.
И меня прикалывает это "даже она не знает": Хавк не соизволил поделиться с Флитвиком, а я напомню, что, по лору этого же фика, Наставник определяет, как его ученику дышать.))

но всё же любопытство порой пересиливало. Настолько, что сейчас она придирчиво пыталась разобраться в системе его сокращений, взяв со стола раскрытую тетрадь. Поттер деликатно кашлянул и отобрал у неё рукопись на самом интересном месте.
- Не готово ещё - мягко улыбнулся её возмущению Поттер.
- Не готово для чего? - фыркнула она, заклятьем убирая осколки с пола и старательно пытаясь не краснеть.
- Для чтения - безмятежно отозвался райвенкловец, усаживаясь на стул и притягивая её к себе. - Прости, я заработался, поэтому и обед пропустил.
- Всё равно не понимаю, зачем тебе лаборатория в подземельях - снова попробовала Миллисент, обнимая его за шею и аккуратно садясь на колени.
- Чтоб быть к тебе ближе - отозвался Поттер, ничуть не смутившись её внимательного взгляда. Слизеринка цыкнула и слегка дала ему подзатыльник.
- И ты мне всё равно толком не говоришь, над чем работаешь.
- Неправда, говорю - покачал головой райвенкловец. - Просто детали - вещь утомительная, вряд ли тебе интересна нумерология того же заклятья иллюзии, например.

/зануда мод он/ Нумерология начинается с третьего курса.

- Спасибо, обойдусь. - ответила слизеринка. - Но это все равно отговорка, не просто так ты решил работать в подземельях. Ты мне всего не говоришь.
- Ну, должна же быть хоть какая-то интрига - пожал плечами райвенкловец, утыкаясь в её шею и будто намеренно задевая ухо вздохом - Ничего я такого здесь не делаю, просто ещё одно удобное место никогда не лишнее.
- Ну-ну.... - временно признала поражение девушка, пальцами зарываясь в его волосы на затылке. Поттер ощутимо расслабился, собственнически прижав её к себе.

Ничто не ново под луной. /обзорщик хряпает арбуз/

- Может, выйдешь на белый свет и пойдешь со мной до кухни? Ты не ешь почти.
- Я не голоден - мотнул головой Поттер, стряхивая дрему и устало улыбнувшись. - А насчет белого света.... Пойдем погуляем по территории? Выберемся из замка.
- Если ты уверен - скептически окинула его взглядом Миллисент, заметив запавшие круги под глазами и немного заторможенные усталостью жесты. Похоже, он почти не спит помимо отсутствия регулярного питания. Нет, выглядит он, конечно, лучше, чем несколько недель назад, но всё же.... Происходящее ей почему-то очень и очень не нравилось. Расслабленно улыбнувшись, Поттер вышел следом за ней во внутренний двор, глубоко вдыхая морозный воздух. Вытащить из него какие-либо сведения в тот день так и не удалось.

Наша теория верна, друзья!
Но безжалостный МОНТАЖ переносит нас в кабинет директора, где отец Теодора Нотта говорит с директором... а нам не показали, о чем. Как обычно, когда можно показать диалог, поясняющий ситуацию, нам показывают что-то вроде вот этого:

- Спасибо за чай, директор.
- Ничего-ничего, мальчик мой - Дамблдор лукаво улыбнулся - Всегда приятно встретить настоящего ценителя. Лимонную дольку?
- Благодарю, я и так порядочно истощил ваши запасы - покачал головой Магнус, всё же направляясь к двери. - Снейп у себя? Пока я здесь, было бы неплохо увидеть сына. Да и уточнить пару вопросов, всё же, письма не совсем надежный источник информации.
- Да-да..... Ничто не сравнится с душевным разговором - туманно отозвался директор - Впрочем, насколько мне известно, юный Теодор ведет себя образцово, не доставляя беспокойств ни однокурсникам, ни преподавателям. За исключением откровенно слабой трансфигурации, вы можете гордиться сыном.
- Мне не нужен для этого повод - холодно улыбнулся Нотт-старший. - А трансфигурация в школе плохо давалась и мне, вам ли не знать.... Возможно, если изменить подход, то и результат ученика изменится в лучшую сторону.
- Пожалуй, над этим стоит подумать.... - вздохнул Дамблдор, первым выходя из кабинета - Было приятно увидеться, пусть повод и не совсем радостный.
- До свидания, господин директор - ровным тоном отозвался Магнус, резко разворачиваясь и целеустремленно направляясь по коридору.

Итак, что мы имеем. 2 участника диалога, 7 реплик. Получаем следующую информацию:
- сидят они долго, от души напились чаю и наелись сладкого
- Нотт-старший хочет повидаться с сыном, и ему нужно к Снейпу заглянуть
- Дамблдор про Теодора Нотта как ученика ничего дурного сказать не может
- у Теодора трудности с трансфигурацией
- Нотту-старшему тоже плохо давалась трансфигурация
- он имеет некоторые претензии к школьному образованию
- повод для встречи был не очень радостный

И на половину этих пунктов мне хочется вопросить: И ЧО? Вроде бы какую-то информацию нам дали, но по факту половина этих пунктов ничего не дает к пониманию сюжета и персонажей. Уверена, что неспособность Ноттов к трансфигурации нигде никогда не выстрелит.
Вообще говоря, мне понятно желание скипнуть длинный диалог до нескольких важных реплик, чтобы зафиксировать внимание читателя именно на них. И если неопытный автор убрал не то - ну бывает... но когда к концу второго макси мы имеем очередной диалог вида "герои обо всем поговорили, а теперь многословно прощаются", тут встает вопрос - то ли лыжи не едут автор не умеет скипать неважное и учиться не хочет, то ли важны ему именно эти многословные расшаркивания.

И пришло же в голову Люциусу прошение от попечителей передавать через него! Как будто Макнейра не мог попросить! Сдерживая раздражение, мужчина несколько раз глубоко вздохнул.

Во-первых, почему каждый второй персонаж фика ноет в кадр? Во-вторых, что за детский сад? Если часть документов передается лично, и если (ну допустим) этим чаще занимается Макнейр, а в этот раз не смог - значит, были причины, ну.

Школьные коридоры невольно будили вроде бы уснувшие воспоминания, вызывая грызущее чувство тоски где-то глубоко внутри. Магнус нервно потер левое предплечье. Если бы кто-то сказал тогда..... Возможно, он бы сделал всё иначе. Или нет? Решился бы он что-либо менять, если бы заранее знал о результате? Вопреки обыкновению, в учебные часы коридоры были пусты.

Вопреки обыкновению? Эй, если сейчас урок, то логично, что все на занятиях/в библиотеке домашку доделывают.

Не было даже призраков, не то что прогульщиков в виде зевающих, подвыпивших старшекурсников.

Это школа или притон?

Портреты шушукались, когда он проходил мимо, всё та же исчезающая ступенька на той же самой лестнице раздражала абсолютно также. Войдя в тень подземелий, Нотт сосредоточенно вздохнул.
Тревога, глубокая, пропитавшая каждый камешек, буквально ощущалась с каждым его шагом. Менталист нахмурился и потер пальцами переносицу, отгораживаясь. Иногда человеческие эмоции бывают до жути утомительны. В копилку беспокойств прибавилось и состояние сына, который ежедневно находится в подобной атмосфере. И ведь в письмах - ни слова. Партизан, Мордред его бы побрал.

Не будем уточнять, почему чистокровный использует именно эту идиому (слабо придумать аутентичную, м?).

Впрочем, а сказал бы он сам что-либо отцу в подобной ситуации? Мужчина невесело усмехнулся, прекрасно зная ответ. "Мой дух, моя воля, мой разум будут - за меня" - девиз дома, бьющийся в каждом ударе его сердца. Слова, которым вся его семья следовала поколениями. Нотт не жалуется. Нотт не отступает. Нотт не меняет своих решений. Дойдя до двери кабинета декана, менталист остановился и глубоко вздохнул, обращаясь к пространству, зная, что его услышат.
- Господин Барон, не могли бы вы оказать мне небольшую услугу?
Кровавый барон появился перед ним безмолвно и бесшумно, задумчиво склонив голову. Каждый слизеринец знал, что ему не откажут в помощи.... В разумных пределах, естественно. Сколько бы ни прошло времени, некоторые вещи остаются незыблемыми и неизменными. Чуть улыбнувшись, Магнус Джейкоб Нотт склонил голову, приветствуя призрака традиционным поклоном.

И трижды сделал "ку".

Нас ждет еще половина главы, но пока даю отбивку.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 209
https://fanfics.me/message474809 - 1 часть.

- Альбус, ты совсем охренел что ли?! – безо всяких церемоний и формальных «здравствуйте», гаркнул голос Гиппократа Сметвика из его камина с утра пораньше. Удивленный директор поперхнулся лимонной долькой и закашлялся, поспешно взмахом палочки открывая камин. Яростно сверкая глазами, целитель, как был в лимонной рабочей мантии и с бейджиком на груди, вступил в кабинет и начал надвигаться на собеседника. – Старый, полоумный, самоуверенный маразматик! – продолжал бушевать Гиппократ. – Твоя любовь к сладостям окончательно засахарила твой разум?! БУДЬ ЗДОРОВ!
От последнего окрика директор аж подскочил, но давиться перестал. По кабинету от Сметвика прошла волна магии, пробирая все его тело. Исчезли следы усталости и даже перестали болеть мозоли на ногах. Деликатно разгладив мантию и поправив колпак со звездами на голове, хозяин кабинета благожелательно улыбнулся и взмахом палочки наколдовал вторую чашку, наливая ароматный чай.
- Друг мой, я, разумеется, рад твоему столь – Альбус бросил взгляд на часы –Раннему визиту, но, боюсь, совершенно не понимаю, о чем ты говоришь. Угощайся чаем и поговорим.
- К демонам твой чай! – взъярился колдомедик, хлопнув ладонью по столу. – Это ты мне сейчас четко и с расстановкой объясни, как ты умудрился проморгать колонию акромантулов у себя под носом!

Я не знаю, как в воображении автора выглядит эта сцена, но мне она кажется попросту жалкой. Сметвик здесь выставлен агрессивным, неуравновешенным – он врывается в кабинет, не поздоровавшись (кстати, у Дамблдора в это время могли быть дела или он мог заболеть и быть не в состоянии принимать посетителей).

- Акромантулов? – задумчиво повторил Дамблдор, чуть нахмурившись. – Ах да. Я знаю, что у Хагрида был питомец. Он вывел небольшого паука из яйца, это была одна из причин, почему его исключили.
- Да что ты говоришь! – голосом, преисполненным сарказма, произнес Сметвик. – А то, что в лесу теперь орда этих тварей для тебя, разумеется, новость!
- Ну я уверен, что Хагрид….
- Ах, значит, Хагрид?!! Я поговорю и с этим любителем живой природы, не переживай! – сверкнул глазами целитель, тяжело нависнув над столом. – У тебя в ведомстве школа, полная детей. И колония плотоядных пауков по-твоему безобидные питомцы твоего дурня-лесничего?!
- Никогда ещё за всю историю Хогвартса…. – возмущенно начал роптать портрет какой-то директрисы, но Сметвик ожег её таким взглядом, что она тут же заткнулась.
- Гиппократ, я действительно ничего об этом не знал. – воспользовался паузой Дамблдор, сбросив показное благодушие и резко посерьезнев. – Но если проблема имеет место быть, то я лично займусь её решением.
- Ты, мой полоумный друг, будешь сидеть ровно на заднице и не рыпаться! – отрезал Гиппократ, тяжело опускаясь в кресло.

Далее, Сметвик стучит по столу, орет, бросается оскорблениями. Перебивает, кстати.

– Проблемой займутся компетентные люди, я об этом позабочусь. И ученики ничего не узнают, ни к чему накалять обстановку. Разве что обрадуются окну вместо уроков по Уходу в такой собачий холод. И это ещё не все. Ты ни словом не сказал мне о проклятых детях. Ни единым словом. Я думал, мы друзья.
- Гиппократ…. – виновато начал директор.
- Заткнись. У меня от твоего голоса просыпается отчетливое желание сломать твой долбанный кривой нос ещё раз – глухо буркнул целитель, проводя ладонью устало по лицу.- В общем так. Ты тихо исчезаешь из Хогвартса на весь этот день, чтобы даже бороды близко видно не было. Займись Визенгамотом, все одно там полный бардак, или смотайся в Европу, господин председатель международного комитета, и попробуй сделать хоть что-то не бесполезное. Через твой камин сегодня прибудет группа специалистов. Мы пойдем в лес и будем чистить его от дряни. Попутно я приведу свою бригаду, займемся детьми. Что давно следовало сделать, а не почти полгода спустя. Тебе это ясно?

Он указывает Дамблдору, что делать… вот прикольно, все согласны с тем, что Дамблдор может быть плохим целителем и неверно оценить опасность волшебного недуга, но почему на его поле оттаптываются все, кому не лень? Сметвик – он кто, спецназовец? Или учитель? Или судья? Да нет, он главврач, так почему он указывает Дамблдору, чем Дамблдор должен заниматься? И каких людей он приведет, он что, может указывать невыразимцам или аврорату? Это с каких, простите, карасей?

- Прости меня, Гиппократ, во имя нашей дружбы – полным раскаянья тоном обронил Дамблдор. Потухли, казалось, даже вечно мерцающие глаза. Слизеринец, глядя на это, не выдержал и фыркнул.
- Прощение делу не поможет. И предупреждаю, как друг, первый и последний раз: совет попечителей уже подписывает бумаги о разбирательстве в Хогвартсе и снятии тебя с поста директора. – Гиппократ поднял руку, не позволяя себя перебить. – У нас получилось добиться твоего отстранения до выяснения всех обстоятельств. Но это всё, что мы можем сделать.
- Я понимаю. Спасибо тебе, Гиппократ – степенно кивнул опечаленный старец, сосредоточенно размышляя.
- Да пошел ты нахрен со своим «спасибо» - огрызнулся слизеринец, поднимаясь с кресла. – Молись, чтобы дети не пострадали. Иначе тебе прямая дорога в объятья дементоров. И из этой петли, Альбус, я тебя вытаскивать не буду, так и знай.
- Я всё равно очень ценю всё, что ты делаешь. И если со своей стороны я могу хоть чем-нибудь….
- Можешь – серьезно кивнул Гиппократ – Уйди и не мешай. Сейчас у нас есть шанс всё сделать, как надо. И благослови Мерлин, чтобы не стало поздно.
Не прощаясь, целитель вышел из кабинета стремительным шагом, полы лимонной мантии чуть колыхнулись. Этот жест неуловимо напомнил директору Снейпа. Альбус вздохнул, подтянул к себе стопку пергамента и начал писать. В свете сложившихся обстоятельств, некоторые дела придется закончить раньше, чем он планировал. В последнее время все идет решительно не по плану.

А Дамблдор хорош! Он не теряет самообладания, безупречно вежлив и, проводив гостя, спокойно возвращается к своим делам. И он выходит из этой сцены победителем – именно он, а не орущий Гиппократ.

- Поппи! – с порога зычно гаркнул Сметвик, перепуганная колдоведьма выскочила из кабинета в халате и чепчике для сна с палочкой наперевес.
- Гиппократ, нельзя же так пугать! – возмутилась Помфри, плотнее запахивая халат.
- Не начинал даже. – отрезал слизеринец. – Дети где?
- О, Альбус наконец-то….
- Поппи, дети!
- Конечно-конечно – засуетилась колдомедик, враз обретая серьезность и расторопность. – Идем, я на всякий случай поместила их в реанимационную палату, чтобы отслеживать их состояние, у нас, конечно, не хватает оборудования, но….
- Поппи. Будь золотом, помолчи – потер левый висок целитель, поморщившись. Колдомедик послушно замолкла, опасливо поглядывая на целителя. Проходя мимо постели сосредоточенно притворяющегося спящим Диггори, Сметвик молча взмахнул палочкой. – Этому охламону здесь нечего делать, здоров, как медведь Разве что стоит вплотную заняться его язвой желудка.

Которой у пацана 15 лет в школе-интернате с полным пансионом неоткуда взяться – гастрит и язва недаром считаются болезнями студентоты и прочего учащегося и рабочего люда, питающегося чем и когда придется, стрессующего, курящего и употребляющего алкоголь. Хотя в школе, где есть Хавк, от стресса и не только язву можно заработать…
А еще язва желудка может сопутствовать саркоме, туберкулезу, ВИЧ-инфекции, болезни Крона, сифилису (вы знали, что он бывает врожденным?) и прочим состояниям, но давайте пожалеем ребенка и не будем лепить ему такие диагнозы.

Я займусь делом, а ты отправь его в гостиную.
Помфри кивнула и направилась «будить» пациента. Проходя мимо него, Гиппократ шикнул:
- Ляпнешь хоть одно слово, прокляну так, что будешь заикаться и пачкать штаны до конца жизни. Понял меня, парень?!
- Да, сэр! – проблеял испуганный Диггори, перестав притворяться и тут же бодро вскакивая с постели.
- Гиппократ! – возмутилась Помфри. – Это не этично.
- Да насрать на этику – отмахнулся слизеринец. – Мне здесь даром не нужны толпы любопытных идиотов, одуревших от гормональной перестройки. Выметайтесь отсюда!
Как только дверь в больничное крыло закрылась, Сметвик удовлетворенно кивнул.


А почему маг Сметвик не мог кинуть на Диггори какой-нибудь Сомнус Максима? Два слова, один взмах палочкой, чисто и красиво.
Это, возможно, придирка, но я считаю это еще одним штрихом к объему и логике мира, к персонажам. Если ты робот-убийца, как Зета или Джонни 5, тебе легче убить человека, чем договориться с ним. Но Зета и Джонни договаривались, потому что открыли для себя ценность жизни, в них проснулась человечность – иначе говоря, они не использовали свои возможности, потому что у них были некие внутренние обстоятельства.
Или, например, если ты граф Корвус Умбранокс, зачем ты живешь непонятно где, если у тебя есть целый графский замок, любящая и любимая жена, куча денег и возможность жить в полном комфорте? А у Корвуса внешние обстоятельства, он немного проклят – и пока проклятие не будет снято, Корвуса даже родная жена не узнает, а о встрече с ним быстро забудет.
А какие внешние или внутренние обстоятельства есть у Сметвика, чтобы не колдовать там, где можно колдовать?

Реанимационное отделение – обязательный вариант для любого образовательного учреждения - было на удивление небольшим.

На кой в школе большая реанимация? Да и вообще реанимация?.. Отсутствие таковой говорит в пользу Дамблдора, при котором форс-мажоры до того редки, что реанимация нужна крайне редко.

Или так казалось после масштабов клиники. Артефакты довольно старые, но исправные, хотя некоторые стоило бы немного подкорректировать. Но не критично. Зелья – в достатке, качество на уровне, сразу видно, что в Хогвартсе этим заведует мастер-зельевар. Чего не отнять у Снейпа, так это мастерства. А его скотский характер…. Что ж, все в этом мире стремится к балансу.
Первым он подошел к первокурснику-гриффиндорцу, сосредоточенно положив руки ему на живот. Магия покалывала на кончиках пальцев и потекла стройным потоком. В голове начала выстраиваться картина произошедшего. Мальчишка в меру здоровый, разве что небольшой дисбаланс веса и целый букет различных аллергий. Должно быть, поэтому и выборочно питается, бедолага. Перейдя к оценке магического состояния, целитель глубоко вздохнул. Сознание постепенно погружалось в транс, достучаться до разума пацана почему-то не выходило, хотя мозг функционировал исправно. Следующая его находка заставила отнять руки от тела и грязно выругаться. За его спиной еле слышно выдохнула Помфри:
- Что? Что ты нашел?
- Буду очень благодарен за горячий кофейник и разрешение пользоваться камином. – получив в ответ торопливый кивок, целитель, ничего не объясняя, направился в кабинет. Когда пламя окрасилось зеленым, Сметвик быстро сунул голову в камин. – Романов!
Спящий за своим столом дежурный осоловело подскочил, испуганно оглядываясь. Наконец, его взгляд упал на камин. Увидев столь «высокое» начальство, вчерашний выпускник ощутимо сбледнул с лица.
- Реанимационное отделение ко мне с оборудованием, быстро! – распорядился Гиппократ, уже собираясь вытащить голову из камина, когда его догнал очень глупый вопрос.
- Кого именно?
- Всех, мать твою! Хоть Мерлина за бороду тащи, но они мне нужны сейчас, ясно выражаюсь?! – взъярился целитель, перепуганный парень торопливо закивал и через три ступеньки понесся наверх. Гиппократ вытащил голову из пламени, разогнулся и устало вздохнул. – Мерлин и Моргана, дай мне сил на этих идиотов. А все туда же. Одаренный, отличник, светило курса, себя узнаешь…. Тьфу! Убить проще, чем переучить, честное слово.

А этот Романов из Дурмстранга или из Колдовстворца? Чтоб мне знать, где еще, кроме Хогвартса, с образованием беда.
Между тем в Запретном лесу идет бойня.

- Так. А ну разойдись! – скомандовал Дюрам Флинт, взмахивая палочкой. Соратники, от греха подальше отскочили в разные стороны. – Я вас щас, мразей….. – с мрачным удовлетворением обратился маг к ораве бегущих на него пауков. Воздух вокруг начал ощутимо меняться, замелькали заряды электричества. С громовым грохотом целая буря из шаровых молний накрыла атакующих и толком не проснувшихся пауков.
- Блядь, Флинт, так оглохнуть можно! – потирая уши, пожаловался Эллиот Вуд.
- Глохни, я не против, болтать будешь поменьше – огрызнулся Флинт, отхлебнув из фляги на поясе.
- Сукин же ты….. – начал Эллиот.
- Господа, мне очень жаль вас прерывать, но у нас снова гости – флегматично вмешался Магнус Нотт, не открывая глаз и не меняя позы. От менталиста кроме разведки, толку в бою не было никакого.
- Сколько? – примериваясь, поинтересовался Вуд.
- Я тебе их считать должен?! – возмутился идиотскому вопросу Нотт, Флинт до неприличия весело заржал.
- Парни, милые мои, отложите свои супружеские пререкания на попозже – вмешалась порядком уставшая Джессика Голдштейн. – Я, между прочим, не воплощение Морганы, чтобы вечно держать купол.
- Извиняемся. – за всех миролюбиво вставил Флинт. – Слышишь, Гриффер, а вот спорим на десять ящиков Огденского, что я эту свору быстрее тебя положу?
- Ты не выпьешь столько – ухмыльнулся Вуд, замораживая ближайшую линию пауков.
- Зассал, кошак драный, так и скажи – лениво взмахнул палочкой Флинт, медленно продвигаясь вперед и методично сжигая противников потоком черного пламени.
- Ага, жди пришествия Морганы – фыркнул Эллиот, придавливая ближайшего паука глыбой льда. – Три, два, раз…. Начали! Нотт, ты за рефери!
- Задолбали – буркнул менталист, обреченно нахмурившись и далее не проронив ни слова. Джессика про себя улыбнулась. Встречу с друзьями она, конечно, себе по-другому малость представляла, но что ж теперь поделаешь.

Какое-то скучное рубилово, и диалог несмешной. И зачем введены новые персонажи, непонятно, ведь они ни на что не влияют.

У целителя Сметвика болела голова, глаза, руки, затекла спина и во рту стоял такой вкус, будто туда разом нагадили все книззлы в Хогвартсе. Но все это меркло по сравнению с результатами обследования, которое ещё предстояло корректировать и сверять, день и ночь сидя у постелей пациентов.
Вместо заслуженного отдыха Гиппократ целеустремленно шел в лес, куда идти уточнять было не нужно. Подсказывал запах горелой плоти и клубы дыма в небе. Конспираторы, чтоб их во все щели! Сказали: сделайте всё тихо. Но где там! Надо будет попросить Флитвика выставить барьер от учеников, а ещё лучше посадить всех в замке и временно отменить прогулки на свежем воздухе. Перебьются пару дней, так хоть неприятностей доставлять будут поменьше. А нарушителей и любопытных пусть преподаватели с призраками отлавливают, должна ж быть и от них польза.

А Тергео и Эванеско уже никто не может кастануть?

Выйдя на огромную, похожую на кратер от упавшего метеорита, поляну, Сметвик задумчиво обозрел огромное количество паучьих трупов. В середине лежало два поистине исполинских паука, самец и самка. Гиппократ не видел таких со времен своей научной поездки в Африку. Да и то тогда дело было издали и за огромным магическим забором. Представить себе этих тварей на свободе было страшно, а уж поблизости от учеников…. Маг тряхнул головой и подошел ближе.
- А, здравствуйте, док – бледно улыбнулась Голдштейн, скривив треснувшие губы и прижимая руку к окровавленному бинту на руке. Сметвик потянулся к поясу с зельями, но женщина отрицательно покачала головой. – Не надо. Я уже и выпила, и укол сделала на всякий случай. В порядке все. А мы вот…. В некотором роде, почти закончили. – обведя здоровой рукой поляну, бодро констатировала она.
- Да уж вижу – угрюмо буркнул первый целитель Англии, все-таки влив в приоткрытые губы один из пузырьков. – Группу зачистки пришлем вечером, а вы потом на боковую в палату. В клинике, как приличные люди.
- Слушаюсь, док. – кивнула Джессика, бесстыдно прижавшись к пропахшей успокоительным мантии. Сметвик рассеянно погладил её по голове. – Слушай, ты бы проверил Магнуса. Мне кажется, он того, мозги перенапряг – очнулась она, стряхивая дрему.
Целитель кивнул, и направился к узнаваемой фигуре Нотта, сжавшейся на земле в позе эмбриона. Лбом менталист прижимался к холодному камню, как к матери родной. На висках вздулись вены, у носа было видно запекшуюся кровь.

Только этого не видно, если человек скорчился на земле и уткнулся лицом в камень. Или камень должен в воздухе висеть.

Сметвик тяжело вздохнул и наложил на пациента несколько заклинаний. Нотт выдохнул и пошевелился, не рискуя пока открывать глаза.
- Ну и зачем, горе ты мое персональное? – шепнул целитель, ладонями массируя пульсирующий затылок Нотта.
- Так работа ж, док. Что я, хуже остальных, что ли – хриплым шепотом отозвался менталист. Сметвик устало вздохнул. Этот спор длился уже не год и не два, но поди переупрямь этого чистокровного барана. Судьба, предназначение, оставить след в истории…. Тьфу. А то что у него два оболтуса растут, которых учить и воспитывать некому если что будет, так это мелочь.
- У тебя, горе мое, Гриффиндор головного мозга – с ноткой усталого сарказма констатировал целитель. – Будешь продолжать в том же духе, в твоем черепе будет яичница-глазунья вместо мозгов. Я ясно выразился?
- Услышано, док. Доделаю работу – и в отпуск на моря – ухмыльнулся Магнус, порядком оживший и приобретший более свежий цвет лица. С третьего раза у него получилось сесть. Целитель аккуратно зафиксировал положение головы и напоследок провел пальцами по вискам. – Слышишь, док, а у тебя шоколадки нет?
Гиппократ озадаченно похлопал себя по мантии, выудил шелестящую упаковку из внутреннего кармана и протянул совсем уже до неприличия счастливому Нотту.
Осмотр замороженных паучьих яиц ничего толком не дал, кроме количества. Сметвик в который раз за день засомневался в здоровом уме уважаемого директора. Хоть в клинику его загоняй и тесты проводи лично, честное слово. Полчаса спустя из кустов, не таясь вынырнули грязные, как черти, Вуд и Флинт. Грязные, уставшие, но довольные проделанной работой. Возведя барьер, оба приветственно кивнули Сметвику и пошли собирать остальных членов группы.
- Э-гей, малышка, ты там как? – поприветствовал щербатой улыбкой напарницу Флинт. Голдштейн очнулась от дремы и недоуменно пожала плечами.
- Жива, вашими и дока стараниями, большое спасибо. Сами-то как, все конечности на месте? Вы с пауками даром что лбом не бодались, болваны.
- У нас толстая шкура, что нам сделается – отмахнулся Эллиот, подставляя Нотту плечо. Тот качнулся и всё-таки вцепился в него мертвой хваткой. – Но раз все живы, надо бы идти.
- Идти? – с тоской повторила Голдштейн, устало глядя на уходящую вверх тропу.
- Эх, ладно…. Но ты должна мне свидание, так и знай. – вынес вердикт Флинт, без особых усилий поднимая женщину на руки.
- Нахал. – поцеловала его в грязную щеку Джессика, обхватывая руками мощную шею и уютно прижавшись щекой к широкому плечу.
- Так я ж знаю. – прищурился довольный Флинт, и бодро направился наверх. Эллиот и Нотт шли следом за ним. Точнее, шел Эллиот, Нотт висел на нем мертвым мешком и бесстыдно спал. Сметвик тяжело вздохнул и подхватил пациента с другой стороны. За сегодняшний день они проделали огромную работу, но самое страшное – это только начало.

Речевая характеристика персонажей? Нет, не слышали. Взрослые разговаривают между собой совершенно так же, как мелкие подростки, и речь жительницы Штатов Джессики Голдштейн вообще не отличается от речи английского «аристократа» Нотта. Ладно, у нас примечания.

Примечания:
Валар Моргулис, друзья. Не помню, где я это прочел, но на третий день метаний в голове всплыла фраза: Если вы третий час смотрите на чистый лист и вас за***ло, что ничего не получается - пишите именно об этом.

А потом спрячьте свои излияния в стол, заварите чаю, подумайте и напишите что-то нормальное.

А разгадка проста - мне захотелось сделать вам подарок до отъезда на все праздники и самому себе дать волшебного пинка, чтобы начать, наконец, двигать сюжет. В общем я сел, и за три с небольшим часа написал вот это. Приятного чтения и всех с праздниками, надеюсь, сюжет вас не разочаровал. И ещё одно:
Отдельное большое спасибо всем, кто участвует в публичной бете, некоторые ошибки я просто не вижу из-за усталости и невнимательности. Так как основная работа связана с написанием статей, можете себе представить, какой поток информации идет ежедневно через мою голову.

Кхм, моя работа тоже связана с написанием статей, а еще я периодически травлюсь, но у меня руки отчего-то не отваливаются зайти в гугель.

Ну, а насчет пауков.... Я правда считаю, что это, простите за выражение, полный пи**ец. Хагрид очень мил и аутентичен, но вот этому с моей точки зрения оправдания нет. Арагог будь хоть десять раз разумный, а в каноне Поттера и Уизли едва не сожрали, но дальше Роулинг почему-то решила технично забыть о колонии плотоядных пауков, живущих прямо под носом оравы оголтевших от гормонов школьников. Мне такое отношение непонятно, и я решил это исправить.


Вообще-то пауки жили довольно далеко от школы и никого не ели, если еда к ним сама не приходила, это раз. Во-вторых, окей, нет оправдания Хагриду, который пауков развел. А какое оправдание у Хавка, который второй год подряд подставляет, избивает и вообще всячески третирует школоту?

Приятного прочтения!
P.S. Угадайте в чьем характере в сцене с боевой группой отражен автор) Мне просто любопытно. Варианты Нотт, Флинт, Вуд).

Дайте всех. Все трое одинаково бесполезны для повествования и ведут себя одинаково.
А нам осталось 5 глав, ура! Держите музыку хорошую - https://www.youtube.com/watch?v=9jK-NcRmVcw
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 462
Хей-хо, пятнистая братия! Кому кусок мясца-обзорца?
Я несу в зубах кусок фика «Хоук и тайная комната». Глава 29, часть 1 – налетай, торопись, только не подавись!
Повествует у нас Джессика Голдштейн, и первые два абзаца я скипну, ибо в них только описания зимнего Хогвартса. Джессике лучше думается на ходу, и она гуляет.

Снег хрустел под ногами, как рождественское печенье за праздничным столом. Она продолжала идти заученной тропой и размышлять. Что-то не складывалось. Между жертвами не было никакой конкретной связи, не прощупывался мотив. Разве что откровенная дискредитация факультета Слизерин, но это теряло смысл.
Аристократы и так не нуждались в антирекламе, им её достаточно, большое спасибо за беспокойство. Младшие курсы сторонятся их из-за слухов, все остальные – как по команде.

А Малфой и ему подобные товарищи не ведут себя вызывающе, ни боже мой. И Милисент не угрожает всем вокруг авадами. И Флинт не устроил фигню на квиддичном матче.
Не, если бы слизеринцы вели себя по-человечески, а их бы обходили по широкой дуге, потому что дети убийц, тогда это бы работало. Но не так.

Факультетская война была своего рода традицией, и никто уже толком не помнил с чего все началось, то ли с пришествия Гринделвальда, то ли после выпуска неравнодушного Тома Реддла, который вдохновленный чужим примером и личными амбициями взялся перестраивать мир посвоему. И если бы не роковая случайность, ведь получилось бы.
Случайность звали Гарри Поттер, и ей уже довелось его увидеть. И то, что она увидела, ей…. Нет, не понравилось. Скорее вызвало подспудное чувство тревожности. Разумеется, в отсутствие виновника, общество дружно указало на самого сильного и выделяющегося. Но его сила была другой. Он был не просто одарен, это была аура хищника, которого посадили на поводок. Да только натяни цепь, она рассыплется. И тогда ни один прорицатель не подскажет, что произойдет.

Технически бешеная собака – тоже хищник, и ее можно посадить на поводок. И в очередной раз через явную попытку похвалить героя вылезает что-то не то. ГареХавк вызывает подспудную тревогу, с ним рядом некомфортно находиться, и в минуту опасности напуганные люди не группируются за его спиной, а его первого подозревают. За дело, чо уж там.

Факультет Райвенкло стал ещё более обособленным и сплоченным, чем раньше. Это в какой-то мере было и плюсом, но интуиция продолжала вопить, как чувствительная сигнализация на новом автомобиле. Хотя и внешних поводов вроде бы не было. В нынешней ситуации Гарри Поттер вел себя образцово. Уверенный отличник лидер, не старающийся занять все ниши сразу.

Он огрызается, легко выходит из себя и готов проклясть или избить за неосторожное слово. Только его клика все еще не верит в его виновность, и то – больше от страха за свои шкуры. И это уверенный в себе лидер? Дорогая редакция, я медленно вкушаю уху.

Нет. Он действовал куда тоньше и хитрее. Вряд ли это замечали даже старшие курсы. Помощь префекту, разговор тут, колкое замечание там…. Щелк – и всё складывается так, как нужно Поттеру, наилучшим образом для него и его окружения.
Люди тянулись к его силе и добровольно брали на себя отягчающие себя обязательства.

Это какие такие люди? Вот эти, которые молчат, пока бьют не их? Или эти, из которых только один рискует подкалывать лидера, уворачиваясь от экспериментальных проклятий? Или вот эти, не имеющие права на личное время и свои увлечения? Они-то тянутся, да.

Контрольная по астрономии? Корнер готовит макет готовых ответов, зачаровывает бланки. Голдштейн ставит нужные заклятья-маячки на конкретные парты, пока Смит отвлекает вопросами ничего не подозревающего преподавателя. С фразой профессора – «можете начинать», срабатывающей как ключ, текст ответов с разным интервалом времени копируется на пергаменты учеников. Такой трюк не пройдет на экзаменах, но прекрасно работает здесь. Щелк – очередной плюс к авторитету Поттера в глазах факультета, и ощутимое чувство сплоченности и привязанности среди всех остальных.

Все заметили, да? Корнер, Голдштейн, Смит. Хавк при этом делает целое ничего. Он не лидер, он с таким подходом паразит.

И самое главное – предложенный план был полностью инициативой Корнера и её сына. После двух-трех упоминаний Поттера об автоматизации некоторых процессов и экономии времени с помощью широких магических возможностей за два дня накануне контрольной. И вроде бы – все довольны и счастливы, но Джессика за улыбкой угадала молчаливое, расчетливое удовлетворение. Гарри Поттер может и считал Круг Магов своими друзьями, но пользовался ими в равной степени со всеми остальными.

Опачки, расчет и использование! Сами персонажи фика говорят нам, кто есть Хавк! И в кои-то веки осуждают…

Но один раз можно посчитать случайностью.
Два – закономерностью, когда сын сам вызвался помогать старосте после занятий. Да, Энтони получил расположение Пенелопы Кристалл. И «присмотрелся к поколению на смену», как с улыбкой посоветовал Поттер неделей ранее. Но при этом, и сам сын, и окружающие, привыкали к его роли управленца, будущего префекта. Младшие ученики и даже некоторые старшекурсники подходили к нему с вопросами или просьбами, первокурсницы, краснея и стесняясь, сталкивались в коридорах с просьбой проводить до конкретного кабинета или показать короткий путь до библиотеки. Сын вздыхал, бросал взгляд на часы, и попутно проводил экскурсию по замку.

Снова привет от старых штиблет. Во-первых, Энтони сам еще сопля. Во-вторых, ну е-мое, сам автор показывает, что Энтони все делает через не хочу, ему это не нужно.

Заученно перечисляя тайные ходы, указывая ориентиры и знакомя первокурсников с портретами.
Ерунда? Возможно. Но таким нехитрым образом Поттер мастерски освободил себя от должности префекта на пятом курсе, которая, с учетом его авторитета, была ему уже гарантирована. Староста – не только отдельные апартаменты и роскошная ванная. Это патрулирование коридоров, отчетность преподавателям, контроль за другими учениками и готовность быть доступным для поручений семь дней в неделю.

А Хавку обеспечена должность префекта? Да ладно, его же к людям пускать нельзя.
И снова Хавк решил, что префектом должны назначить Голдштейна – пусть Голдштейн делает, что велено. Мнение самого Голдштейна не волнует никого.

Джессика готова была поверить, что она себя накручивает, если бы не последний случай.
Она уже давно тайно наблюдала за жизнью Хогвартса, находясь за заклятьем невидимости зачастую. Именно она убедила Дамблдора не афишировать её появление. А Невилл Лонгботтом, не увидев её за столом преподавателей после их первой встречи, облегченно перевел дух.

Вообще не понимаю, зачем она ему открылась.

Похоже, он ничего не сказал сыну и остальным членам Круга. По личным причинам. Так или иначе, наблюдения приносили свои плоды.
Если говорить о шкале рейтинга в Хогвартсе, то одним из самых популярных парней в школе считался Седрик Диггори. На втором месте после известного всем и каждому Гарри Поттера, разумеется. И участь серебряного призера, похоже, не очень нравилась хаффлпаффцу. Зависть начала обостряться после попадания Джастина Финч-Флетчли в больничное крыло, когда даже в этом случае, Поттер не потерял в авторитете не только на собственном факультете, но и частично среди слизеринцев.

Простите, это точно зависть, а не обостренное чувство справедливости? Хавк избил человека ни за что, и Хавку ничего не было! А не так давно самого Седрика прокляли ни за что, просто потому что он молчал, не заступился за бедных слизеринцев, которых затравили за новые метлы (собственно, и не обязан)! Доколе!

Что уже было немалым достижением: впечатлить подрастающих аристократов не особенно простая задача. Сказывается особенность воспитания.

А, чтобы произвести на них впечатление, надо избить лежачего? То-то Дракусь Хавка резко зауважал после отработки в Запретном лесу…
А я все сильнее хочу выжечь эту скверну каленым железом.

Личное эго Диггори такого удара не выдержало. Ведь со стороны он тоже был идеален, хотя бы на своем факультете. Красив, умен, в меру богат и имеет связи через отца в Министерстве Магии. Поттер был для него, как красная тряпка для быка. Возможно, на первом курсе он не воспринял его конкурентом всерьез, но сейчас обнажилась неприятная правда. Диггори отставал. И ему это категорически не понравилось.
Ответным ударом стал своеобразный бунт против факультета «умных», в Хогвартсе создать нужный ореол с помощью слухов и разговоров – раз плюнуть. А подогревать события не было нужды, двойное нападение было совершено совсем недавно.


Ага, Хавк сам отлично справляется. Его никто под руку не толкал избивать Джастина.

Но когда и это не возымело должного действия, Диггори разозлился. Это было заметно по тому, как менялся его взгляд при появлении Поттера или кого-либо из Круга Магов с отличительным значком на мантии. Джессика уже ждала, что дело дойдет до банальной драки или дуэли…. Но Поттер решил проблему по другому.
Это было обычное, серое утро вторника. Райвенкловцы вместе с хаффлпаффцами шли на совмещенный урок по трансфигурации. Диггори хмур и зол, на лице видны следы недосыпа. Рядом с ним шедший Роджер Дэвис тоже не лучился энергией, периодически зевая в кулак. Ему нужно было сдавать какую-то из индивидуальных работ Макгонагалл, так что капитан решил рационально не откладывать то, что можно сделать с утра пораньше и забыть, как страшный сон. Следом должна быть пара по заклинаниям, но до нее у старшекурсника остается блаженных два с половиной часа, предвкушение которых у него крупными буквами написано на лице.
В какой-то момент Дэвис задевает Диггори, новенький рюкзак трещит по швам. И так взведенный, как револьвер перед выстрелом, хаффлпаффец взрывается ругательствами и обвинениями в адрес сонного капитана по квиддичу, тот поначалу пытается погасить ссору, но, в конце концов, огрызается в ответ. Слово, другое, вспышка заклинания, и Седрик Диггори летит вниз с лестницы и здоровается затылком с каменным полом. Его палочка отлетает в самый дальний и темный угол. Из кабинета выходит возмущенная Макгонагалл, забирает принесенные свитки и тут же назначает неделю отработок хмурому Дэвису. Который, тем не менее, без сожаления убирает палочку в кобуру.
Этажом выше то же самое делает Гарри Поттер, задумчиво рассматривая остатки рюкзака Диггори и залитые чернилами школьные учебники. Но никто не смотрит на Гарри Поттера, ученики поглощены отчитывающей старшекурсника Макгонагалл и хмурой Поппи Помфри, которая уже укладывает бессознательного Диггори на носилки и направляется в свои владения. Откуда хаффлпаффцу не вырваться при всем желании, как минимум, целую неделю. Щелк – Герой магического мира избавляется от вероятности угрозы. Как для себя, так и для членов Круга.

Щелк – Хавк просто так отправляет в больничку человека, который. Ничего. Ему. Не. Сделал. Седрик просто смотрел, просто злился, но ничего не предпринимал. И да, Хавк походя подставил Дэвиса под наказание, но разве ему до этого есть дело?
Кто-то скажет, что герой – параноик, привыкший уничтожать угрозу превентивно. Я скажу, что Хавк только против детей воевать горазд.

Потому что, когда Седрик Диггори выйдет из больничного крыла, у него накопится столько долгов перед другими преподавателями, что ему станет не до объекта своего раздражения.
Вот так легко и просто. Если знать, куда смотреть. А ещё с погруженным в занятость и отработки Дэвисом, Поттер стал периодически исчезать из всеобщего поля зрения. Его девушка думала, что он находится со своей компанией. Они – что лидер проводит с ней время. Поттер успевал мелькать на виду у обеих сторон и бесследно растворялся. Пару раз действительно сбегал увидеться с Булстроуд, но в остальном бесследно исчезал по своим таинственным делам. Голдштейн пыталась проследить за ним и, к собственному удивлению, не смогла. Мало того, несколько раз у нее возникло ощущение, будто он прекрасно знает, что за ним идут. Но Хогвартс пропитан тайными ходами, как дырами швейцарский сыр. Стоило на секунду отвернуться – преследуемый мастерски пропадает из вида. И ни заклинания, ни целенаправленный поиск ничего не дают. Пару раз она, правда, его находила, заставая за поцелуями с девушкой в аудиториях, но чутье упорно говорило, что это лишь ширма, концентрирующая её внимание. Слишком часто менялось выражение лица Поттера, когда к нему кто-либо обращался. Улыбка порой так и не достигала глаз, а взгляд упорно сканировал толпу. Глаза хищника в поисках жертвы.
Мысленно отвесив себе хорошую затрещину, Джессика была вынуждена оставить Поттера в покое. Каким бы он ни был подозрительным, он точно не виновник произошедшего.

Да? А я бы его подозревала в самую первую очередь.

Это она чувствовала. Но что произошло с детьми? Вопрос открыт. Женщина провела в школе почти три недели, а результата как книззл чихнул. Ни мотива, ни предположений, ни даже способа колдовства. Она применила на детях все свои, будем объективны, далеко не скромные познания в искусстве исцеления, но все равно ничего не нашла. Окаменевшие дети оставались в прежнем состоянии, а у нее по-прежнему не появлялось ни одной стоящей мысли, что могло бы к подобному привести.
Происходящее раздражало и пугало одновременно. В свое время Джессика Голдштейн приняла решение стать аврором. Чтобы не чувствовать себя слабой. И в нынешней ситуации теперь уже экс-агента узкого профиля Отдела тайн с третьим уровнем допуска фактически окунули в…. Голдштейн тяжело вздохнула, успокаивая злость. Мысли путались и не желали становиться в рациональном порядке. Взмахнув рукой, она испарила снег с поваленного дерева, опустилась на него и достала из кармана зеркало, рукавом мантии протерев запотевшее стекло.

Она звонит шефу, и это неинтересно. А мы помним, что она гуляет, так вот – пока она треплется… то есть рапортует шефу, на нее нападают акромантулы. Заценим экшон.

Из ближайших кустов прямо на неё приближалась опасность. Нет, не так…. ОПАСНОСТЬ! Было ощущение, что она окружена.
Минуту женщина стояла, натянутая, как тетива лука. В какой-то момент в голове раздался тревожный звоночек, и она резво прыгнула влево. Подальше от света и того места, где только что находилась. Вовремя. В ту же секунду на это самое место приземлился огромный паук, разочарованно щелкнув жвалами. Глаза женщины расширились, но она не позволила себе удивляться слишком долго. В следующий момент с палочки сорвался поток белого пламени, сжигая тварь безо всякой жалости. Позади нее раздался характерный, мягкий звук.
Джессика крутанулась на месте, тут же выпуская в этом направлении такую же струю огня. Из двух пауков в радиусе оказался только один, второй щелкнул жвалами и целеустремленно прыгнул.
- Бл**ь! – не выдержала агент Голдштейн, отскакивая назад, но, к несчастью, не успела. Подвел рыхлый снег под ногами. Тварь свалила ее на землю, уже потянувшись к изгибу шеи для укуса. Палочка куда-то укатилась, женщина вздохнула и со всей силы впечатала кулак в брюхо твари,

Хитиновый панцирь? Не, не слышали… извините.

концентрируя магию в одном-единственном ударе. Рука вошла в податливую плоть с неприятным, чавкающим звуком. Тварь содрогнулась, слегка оцарапав кожу на шее, но не более того. С большим трудом женщина вынула руку, используя собственное колено, как рычаг, скинула с себя тушу. В лесу стояла звенящая тишина.
- Что у тебя, мать твою, там происходит?! – выругался левый карман голосом Эла Джефферсона, очень обеспокоенного Джефферсона, о котором она успела забыть. Голдштейн вздохнула, поднялась, ощупывая себя на повреждения, и с трудом нашла палочку. Убрав локон волос с лица, она вытащила зеркало из кармана и на одном дыхании выпалила.
- Эл, я, кажется, убила акромантулов.
- Что-что ты сделала?! – рявкнул начальник, судя по звуку, навернувшись со стула. – Тебя ранили?!
- Нет, Эл, мне повезло. Помог твой совет записаться в секцию бокса. – криво усмехнулась агент, с трудом восстанавливая дыхание, и на всякий случай магией сканируя окружающее пространство. По-хорошему, это надо было делать раньше, но что уж теперь. Расслабилась, вот и получила щелчок по носу, как последний стажер. – Слушай, Эл, особи молодые. Я думаю….
- Отставить думать! Убирайся оттуда сейчас же! – гаркнул Джефферсон, в зеркале мелькнуло его белое от ярости лицо. – Покажешься медику, выпьешь все положенные зелья и проспишь двое суток! Это приказ!
- Эл, всё нормально, я сейчас….
- Закрой рот и исполняй! – прервал её Эл, раздался нервный чиркающий звук – Проспишь двое суток, следом я направлю подмогу с инструкциями. Нормально, бл**ь. Акромантулы рядом со школой – это, мать твою, просто з***ись, как нормально!

А чего так беситься-то? У шефа же вроде нет детей и внуков в Хогвартсе. А звездочки, кстати, поставила я, а не автор, ибо матфильтр.
А теперь Вершитель Судеб, Хавк Великий!

Я сидел, скрестив ноги в позе лотоса и сосредоточившись на своей связи с Тенью. Она ощущалась прохладным, безвкусным потоком чистой воды, холодным ветром и совершенно ничем одновременно. Базовое упражнение для новоиспеченных магов Круга помогало упорядочивать мысли и отстраняться от эмоций.

Хм, впервые слышу, что вход в Тень позволяет отстраниться от эмоций – а не помахать ручкой всем демонам в округе, мол, вот он я, ешьте меня!

А это мне сейчас было необходимо, как никогда. Потому что я нашел его. Её, если точнее.
Первокурсница Джинни Уизли – последняя в списке, на кого бы я подумал хоть что-то криминальное, не говоря уже о покушениях на Миллисент и нападениях на других учеников. Тихая девочка даже в учебе была полной посредственностью, даже не нарушала обычных школьных правил. Не бродила после отбоя в поисках кухни, не колдовала в коридорах, вообще ничего не делала, чтобы привлечь к себе внимание.
Но факт оставался фактом, ритуал однозначно указывал на неё. Мне пришлось ради этого тайно уколоть иголкой Миллисент, но я абсолютно об этом не жалею.

А почему именно ее, ведь она пострадала слишком давно, не держала в руках дневник и не… да не знаю, ничего не? Что можно узнать по ее крови?

Даже если бы она согласилась дать мне кровь добровольно, природу моих знаний объяснять пришлось бы слишком долго. А причину интереса – ещё дольше, закрываясь щитом от её проклятий и пытаясь перевести ссору в конструктивный разговор. Миллисент – не наивная Гермиона Грейнджер, ей будет недостаточно обычного «так надо, просто поверь мне». Она спросит о причине. А мне нечего ей ответить, кроме правды, которую я пока не знаю, как подать. Вряд ли она сильно обрадуется заявлению в духе «А я, между прочим, маг крови со стажем».

Да и сказал бы уже, че тянуть – давно ж спалился по всем фронтам.

Переработка поискового ритуала заняла определенное количество времени, большую часть учебной волокиты я скинул на парней, попутно отговариваясь занятостью в разговорах с Миллисент. Насочинял с три короба, что разрабатываю концептуально новое заклятье. Поверила. Разработкой пришлось заняться параллельно, чтобы не отходить от легенды. Времени не хватало буквально ни на что, нервировал поиск достаточно сильного и безлюдного места. К тому же, у меня начало появляться ощущение слежки.
И это не было надуманной реакцией моей обострившейся в связи с ситуацией паранойи. Я несколько раз кожей буквально чувствовал чужое присутствие, незнакомый изучающий взгляд. Преследователь действовал умело и ничем себя не выдавал. Я начал плутать. Путать следы, перескакивая с этажа на этаж до тех пор, пока это ощущение не пропадало. Ещё срочно пришлось решать проблему с Диггори, у того взгляд на меня искрился вполне конкретными намерениями. Роджера подставлять было не очень красиво, но мне сейчас откровенно не до подростковых разборок. А парням никогда не вредит скинуть напряжение в хорошей драке. Для нервов полезно.

Устранить кого-то чужими руками… это в характере, но меня бесит лицемерие. Меня бесит вот это «надо устранить Диггори, потому что он затаил злобу» и через предложение «подставлять Роджера некрасиво, но мне не до подростковых разборок». То есть когда речь о Хавке, все крайне серьезно. Когда речь о том, каковы будут последствия для того, кого он подставил – все сразу неважно, и Хавку не до того.

Мимолетно уколоть Джинни Уизли и поработать с её кровью заняло минимум времени и утвердило мои подозрения. Джинни – одержима дневником. Её магическое ядро буквально пропитано удушающим запахом гнили, каналы засорены и почти высушены постоянной необходимостью подпитывать артефакт. Она – виновна, но что мне с этим делать?
Нет, дело не в том, что я пожалел глупую дурочку,

О, я бы удивилась, если бы Хавк хоть раз кого-то пожалел.

которая, живя в чистокровной семье и имея таких братьев, как Фред и Джордж, без зазрения совести разговаривала с зачарованной тетрадью. Но её глупость вкупе со всем коварством и мощью дневника не отменяет покушений на Миллисент. Не отменяет Луны, маленькое солнышко в ментальном плане, которая сейчас камнем лежит в больничном крыле. И не отменяет безвинно пострадавших животных, Джастина и Криви. Вопрос не в степени её вины. А в том, какое наказание будет соразмерно этому.

Нет, вопрос не в этом. Вопрос в том, что тебе, Гарриэт Хавк, никто не давал права судить и карать – ты сам себе их присвоил. Никто не давал тебе права обвинять – ты сам его себе присвоил, к тому же обвиняешь ты такую же жертву, как Луна и Колин.
И да, вопрос в том, что ты мог бы сразу отнести дневник Флитвику, но не сделал этого. Ты, взрослый человек. Более того, ты повел себя крайне безалаберно с опасным артефактом, и это из-за твоей беспечности пострадали Луна и Джастин.
Но, конечно, ты, взрослый человек, допустивший преступную халатность, имеешь право обвинять маленькую Джинни, которую контролировал артефакт. Тьфу, отвратительно.

Не говоря уже о том, что у меня всё ещё нет данных о том, как именно она добилась окаменения учеников. Соваться к противнику, возможностей которого ты не знаешь – глупость. Уважающий себя маг всегда должен анализировать свои действия. К тому же, я всё ещё не знаю, чем именно является дневник. И как уничтожить его. Мне нужно универсальное решение, а также момент, когда никто не посмеет вмешаться. Магия колыхнулась в такт моим мыслям.

Это говорит человек, который к дневнику просто не притрагивался целую неделю. Ничего не делал, никак не исследовал, просто при себе носил.

Темнота перед глазами поменялась, став глубже. Секунда, другая, и я нахожусь в собственной гостиной в Киркволле. У полыхающего камина, верно свернувшись калачиком, сопит мабари. В горле встает колючий ком, с недоверием ощупываю СВОЕ тело. Всё такое реальное…. И нереальное одновременно. Жестокий выверт моего подсознания на некоторое время выбивает меня из колеи. Как зачарованный, осматриваюсь. Мой дом. Книжные полки, двери, то самое окно, рядом с которым когда-то стояла мама со смехом: «Твой отец говорил также. И с точно таким же выражением лица».
Стол для писем, артефакторный стол, возле которого постоянно можно было найти Сэндела и сидящего подле него старика Бодана. Гном, в бороде которого уже начала проскакивать седина. Гном, который был мне близким другом. Неуверенно делаю несколько шагов, пододвигаю кресло ближе к огню. Сажусь. Обивка мягкая, знакомая…. И абсолютно пустая. Разум заполняет горечь, но я не позволяю себе отвлечься. Я скучаю по дому. И не хочу уходить.
Протягиваю руку и глажу голову мабари, зарываясь пальцами в короткую шерсть. Пес ворчит во сне и громко продолжает сопеть, перебирая лапами. Невольно улыбаюсь при виде этой картины.
- Бездна, приятель, мне зверски тебя не хватает…. – голос. Мой собственный голос вызывает во мне волну удивления. Я забыл, как он звучит. Повинуясь порыву, рывком поднимаюсь с места. Неспешно иду по лестнице, поднимаясь на второй этаж. Стараюсь ощутить как можно четче каждую ступеньку. Мамина дверь закрыта. Это хорошо. Она навсегда осталась закрытой после её смерти, это правильно. Ни к чему тревожить покой мертвецов. Пальцами с любовью провожу по бронзовой ручке, дохожу до двери собственной спальни.
Сердце гулко стучит в грудной клетке, настолько громко, что этот стук почти оглушает меня. Выдох. Открываю дверь. Все осталось также, как я помню. Да это и неудивительно. Тень может воспроизвести любые деяния прошлого до мельчайших деталей. Разве что сейчас меня немного раздражает такое обилие красного цвета. Подумать только, я же здесь спал. И мне было комфортно.

Кто-то стал так переборчив, что я не могу. Когда-то, небось, радовался, потом и кровью отбив свое поместье… хотя вряд ли.

Зачем-то поправляю сбившиеся подушки, открываю шкаф. Нахожу свой посох, прислоненный к стене в углу комнаты и старые ферелденские сапоги, заброшенные в дальний угол. В них я бежал из Лотеринга. Это всего лишь старая обувь, но у меня не поднялась рука их выбросить. Глупая, ненужная никому сентиментальность. Пальцами перебираю простыни на постели, падаю спиной на кровать. Матрас слегка прогибается подо мной. Немного жесткий, но мне нравится. Закрываю глаза, впитывая тишину. Я – дома. Я, имей вас всех Моргана, дома.
Открываю глаза через несколько минут, встаю и покидаю спальню, аккуратно притворив за собой дверь. Мабари все ещё сопит внизу, проходя мимо кухни, я услышал мягкий, эльфийский напев. И запах свежесваренного кофе и выпечки. Подавив желание войти, продолжаю путь. Библиотека встретила меня уютом, приглушенным светом и полным отсутствием пыли. Книги были аккуратно расставлены по секциям в алфавитном порядке, я будто наблюдаю за собой со стороны. Минуя стеллажи, подхожу к дальнему креслу, на ощупь беру буквально зовущую меня книгу. «Искатели истины» - гласит заголовок, сажусь комфортнее, вытягивая длинные ноги на скамейку и погружаясь в чтение. От хрупких желтых страниц идет характерный запах очень старой книги. Читаю я без всяких затруднений, в голове звучит уверенное ферелденское наречие.

Этот язык чаще называют торговым, но не суть. Суть в том, что ложка дорога к обеду, а флешбеки раз в полгода не убеждают меня, что герой скучает по дому. Да мне это уже и не нужно – герой противен настолько, что проникаться им не хочется.

Открываю глаза. Мои соседи по спальне уже спят. Ощущение нереальности происходящего буквально разрывает разум. Провожу рукой по лицу, с удивлением отмечая немного влажные щеки. Бесшумно выбираюсь в ванную.
- Магия должна служить человеку. А не человек Магии. – сказал я, глядя в зеркало. Незнакомец в зеркале послушно шевелит губами, повторяя.

Ой, щас кому-то прилетит, как старухе из сказки о рыбаке и рыбке! Нет, не прилетит? Какая жалость.

Прибавив немного света, я едва не расхохотался. В чертах Гарри Поттера отчетливо начали проступать мои собственные черты. Пальцем провожу по носу, отмечая неуклонно меняющуюся форму. Губам, линии подбородка…. Интересно. Остальные не замечают, потому что видят меня ежедневно. Но как быть дальше? Покачав головой, некоторое время провожу под горячими струями воды. Вместе с расслабленностью приходит уверенность. Я знаю, что делать. Осталось только понять, как мне это сделать. Возвращаясь в постель, задергиваю полог, кутаясь в одеяло. Мне не холодно. Просто нутро морозит чувством тоски.

Так же, как пробирало отчаяние, когда ты послал на смерть Коула? Тьфу ты.
Пока хватит. Нынешняя добыча омерзительна на вкус.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 338
https://fanfics.me/message473408 - 1 часть.

А тем временем у нас повествует Милисент, заготовьте тазики.
То есть агент Тонкс, но тазики все равно заготовьте.

Слизеринка как раз направлялась в гостиную факультета вместе с остальными, когда неожиданно чья-то ладонь закрыла её губы. Девушка дернулась, когда её потянули назад, над ухом раздался знакомый голос:
- Не шуми. Это я. – про себя Миллисент устало возмутилась, но покорно замерла, когда дверь ближайшего класса распахнулась, они вошли внутрь. Хватка ослабла, закрытая дверь замерцала под воздействием заклинания.
- Знаешь, я начинаю тебя слегка бояться – признала девушка, переведя дыхание и оборачиваясь. Поттер сложил мантию невидимку в рюкзак одной рукой и вопросительно приподнял бровь.
- Что не так? Я долго продумывал, как бы нам незаметно встретиться.
- И поэтому действовал, как заядлый маньяк – ударила его в плечо всё ещё возмущенная таким обращением слизеринка.

Черт!!!
Ребят, это ненормально. ненормально постоянно пугать вроде-как-любимую (фу, мерзость). Зато абсолютно нормально, что у агента Тонкс начали сдавать нервы с такими приветствиями.

– А если бы я тебя заклинанием встретила, ты об этом подумал?! Мог меня хотя бы предупредить!
- Ну, так не прокляла же – резонно заметил райвенкловец, перехватывая запястье во время очередного удара и слегка отстраняясь. Левой рукой из-за спины он движением фокусника выудил букет. – Искренне прошу прощения, я не хотел пугать.
Слизеринка бессильно вздохнула, принимая цветы и с трудом отводя взгляд от этого искреннего, преданного выражения в его глазах. В такие моменты даже злиться толком не получалось, хотя по-хорошему, стоило бы.
- Когда заметят мое отсутствие, будут проблемы – отметила она, вдыхая запах цветов.
- Не заметят. – чуть улыбнулся Поттер. В ответ на ее вопросительный взгляд он взмахнул палочкой. Рядом с ними появились их точные копии, вплоть до мимики, жестов и позы.
- Как это? – впечатленная, слизеринка даже забыла, что вроде бы злилась на него.

И откуда заклинание взял, которое на 2 курсе не проходят?

- Иллюзии. – пояснил райвенкловец, трансфигурируя широкое кресло и притягивая её к себе. Миллисент аккуратно хотела сесть рядом, но Поттер упрямо притянул её к себе в объятья. Сидя у него на коленях, девушка невольно покраснела.

Как известно, если девушка не хочет сидеть у тебя на коленях, желание девушки не учитывается.

– Для всех ты ушла в факультетскую гостиную и поднялась в комнату. Я сделал то же самое. Так что о том, что мы здесь, знаем только мы. Не хочу участвовать во всеобщем бедламе и разгребать горы бумаги.
- Ну, я слышала кое-что от твоей поклонницы…. – усмехнулась слизеринка – «Глаза зеленей, чем чародея жаба», так, да?
- Создатель…. Хоть ты не подкалывай – закатил глаза Поттер – я не успел заткнуть чертового гнома, теперь Краснобай зачаровал несколько полотен в гостиной, и они орут это долбанное четверостишье при каждом моем появлении. О количестве приправ в еде я молчу.
- Сам виноват, что так популярен – съязвила ему Миллисент – Мистер, сразивший единолично Темного Лорда.

Так он популярен – или его придушить хотят? Как же достала эта болтанка! И вообще, популярен был настоящий Гарри, но вполне заслуженно – он был хорошим парнем и никому зла не делал. А ЭТО как могло стать популярным?

- Эй! Я между прочим не…. – слизеринка прервала его возмущение поцелуем, безошибочно угадав в его мимике настоящее раздражение. Грань между шуткой и ссорой была очень тонкой, но она училась её распознавать. – Так нечестно.

Ну то есть вы заметили, да? Это Милисент должна делать так, чтобы Хавк с ней не поссорился, а Хавк ничего ей не должен.

- Я слизеринка, мне можно – фыркнула ему в шею девушка и прикрыла глаза. Поттер со вздохом приподнял подбородок.
- И вообще, возле тебя тоже гномы ошивались, в количестве 16 штук насколько я помню.
- Ты что их, считал? – изумилась слизеринка, наткнувшись на язвительный взгляд, не сдержала смешок. – И что? Каждого из 16-ти вызовешь на дуэль?
- А у меня есть повод? – прищурился Поттер, чуть наклонив голову.

Популярность Милисент мне тоже не очень понятна: в этом фике она относительно небогатая полукровка, а ее, прости Талос, парень – психопат. Ей не должно было прийти НИ ОДНОЙ валентинки при таких вводных.

Миллисент снова покраснела и прервала его поцелуем.
- Нет. Но по крайней мере, мне ни один гном не пел серенады – не удержалась девушка, райвенкловец раздраженно вздохнул, тем не менее, отвечая на поцелуй. Миллисент закрыла глаза, обнимая его за шею и ладонью зарываясь в волосы. Идти в гостиную совершенно не хотелось.

Ага, хотелось домой – сбросить личину и махнуть коньяка. Ничего, ничего, агент Тонкс. Последний рывок – и мы свободны. А слово берет Невиллокадавр.

- Привет…. Прости, что не пришел раньше. Нас теперь всюду сопровождают старосты. – Невилл поставил свежие цветы в вазу и сел рядом, аккуратно сжав подозрительно холодную ладонь. – Знаешь, в замке происходит полный бедлам. Тебе бы понравилось. Сегодня день, когда люди признаются в любви. Поэтому все будто посходили с ума и выпустили своих мозгошмыгов на волю. Колин, тебе бы было, что там поснимать.

Я сперва думала, что он Колину цветы принес.

Гриффиндорец, застывший в одной-единственной позе, так и остался недвижим в ответ. Не изменились даже складки на его мантии с тех пор, как его нашли. Если бы не календарь и зимние сумерки за окном, можно было бы подумать, что прошло не так уж много времени. На тумбочке возле каждого окаменевшего лежали сладости, открытки и даже валентинки. Самой внушительной была гора рядом с Финч-Флетчли.
- И тебе бы понравилось, Джастин. Ты, оказывается, популярный парень – продолжил в тишине Невилл.

Джастин не побоялся против Хавка выступить, ясен пень он популярен - пока на это только братья Уизли осмеливались. И тихонько Майкл Корнер.

– Очень жаль, что так вышло. Между тобой и Гарри. Он вовсе не такой плохой, как ты думаешь. Просто очень эмоциональный, а ты не успел уйти до того, как тебя погребло под этой лавиной, понимаешь?

Это теперь так называется.

Лонгботтом помолчал и провел ладонями по лицу. Желудок болезненно сжался, сказался пропущенный ужин, которым пришлось пожертвовать, чтобы прийти сюда. Да и до этого не сказать, чтобы он много ел последнее время. Не было аппетита.
- Я выучил заклятье невидимости, представляешь? Странное ощущение, будто на голове разбили яйцо, а желток течет тебе за шиворот…. Но теперь, когда я это чувствую, точно знаю, что все сделал правильно. – гриффиндорец снова сжал маленькую ладошку в своей и мягко губами коснулся холодной щеки. – Только я не могу применять его слишком часто, поэтому не смогу часто приходить. Прости меня. И выздоравливай. Возвращайся. Это слишком тяжело для меня. Молчаливые разговоры.
- С вашей стороны очень храбро, что вы на это решились – прокомментировал незнакомый женский голос. Невилл испуганно отскочил от кровати и нацелил палочку на источник звука. Блондинка в аврорской мантии со смутно знакомыми чертами лица улыбнулась. – Хорошая реакция.
- Кто вы? – не опуская палочки, спросил гриффиндорец. Голос подвел и слегка дал петуха, отчего он недовольно поморщился.

А это нормально – вместо приветствия в людей оружием тыкать? Я понимаю Хавк, он психованный, но Невилл-то с чего завелся? Женщина в форме, ее наверняка пропустили к пострадавшим, а не сама она зашла – может, она не просто так тут находится и стоит нормально поздороваться и представиться?

- Старший следователь Джессика Голдштейн, назначенная в качестве проверяющего в Хогвартс – доброжелательным тоном отозвалась незнакомка. – Если опустите палочку, я смогу продемонстрировать вам удостоверение.
- Не опущу. – покачал головой Невилл, нахмурившись.

И что ты, недоучка, сможешь сделать взрослой женщине-аврору? Мне просто интересно.

- Хорошо – покладисто согласилась женщина и вытащила из кармана тонкий документ, протянув ему, постоянно демонстрируя пустые ладони. Возвращая удостоверение, Невилл разрывался между неловкостью и раздражением.

Раздражением?! То есть серьезно – ученик, тайком пробравшийся в больничное крыло в обход комендантского часа, раздражен, что здесь же находится взрослый человек, очевидно при исполнении? А чего он, простите, ждал?

- Простите – возвращая палочку в кобуру, смущенный гриффиндорец отвел взгляд.
- Никогда не извиняйтесь за правильные действия, мистер Лонгботтом. – на удивленный взгляд женщина улыбнулась. – Я знала Фрэнка. Не слишком близко, но достаточно, чтобы заметить сходство. Вы похожи на него.
- Спасибо – окончательно смутившийся Невилл снова отвел взгляд. – Вы много слышали?
- Не слишком – деликатно отозвалась Джессика – Но я посчитала трусостью скрывать свое присутствие, тем более, что мне нужно задать вам несколько вопросов.
- О нападениях? – догадался Невилл.
- И о них. И об обстановке в целом. Вы не против, если я провожу вас до гостиной, когда мы закончим?
- Ой…. – опомнился Невилл, нахождение вне гостиной в связи с комендантским часом и патрулями было строго запрещено.
- Можем воспользоваться заклятьем невидимости – пожала плечами аврор, улыбнувшись – Хотя я бы скорее назвала это чарами хамелеона, строго говоря, невидимым становитесь не вы. А ваша кожа и одежда подстраивается под обстановку.
- Я буду очень благодарен – кивнул Невилл, с интересом прислушиваясь и снова опускаясь на стул. – И готов отвечать на вопросы.
- И славно – улыбнулась аврор. – Расслабьтесь, пока – без протокола. Мы просто побеседуем, и всё.
Невилл кивнул. Следующие полчаса запомнились ему слабо, сказалась усталость и голод. Попутно он узнал, почему не стоит применять заклятья шестого-седьмого курса в двенадцать лет слишком часто и дал клятвенное обещание больше этого не делать.

Джессика все еще глас разума в этом фике.

В бездонных карманах аврора Голдштейн оказалось не только удостоверение, но ещё и аккуратно завернутые сэндвичи. Невиллу в тот момент показалось, что он в жизни не ел ничего вкуснее. Только оказавшись за портретом в гостиной он обратил внимание на фамилию и почувствовал, как от стыда запылали щеки. Шутка ли, держать на прицеле мать своего лучшего друга!

Невилл с Энтони хорошо если парой фраз перекинулся за два фика, а поди ж ты – лучший друг.
Вот и все, а теперь примечания:

Валар Моргулис, друзья. Потихоньку двигаемся к финалу, потихоньку - потому что я этот самый финал никак не могу продумать окончательно. То пошло, то пресно, то пафосно.... Уф.


Спорим, будет все вместе?

Самому уже интересно, чем всё кончится, хотя наметки есть. Вся загвоздка в том, как быть с Джинни Уизли, остальное как-нибудь напишется.

Вариант «простить», как мы уже знаем, не канает.

Относительно главы - вдохновение взято с оригинальной книги Роулинг и роскошного сериала "Видоизмененный углерод", который я недавно посмотрел. Также уведомляю, что 20-го я уезжаю, так что продолжения возможно, не будет длительный срок. Если это так, то я заранее поздравляю всех с новым годом, сочельником и Рождеством! И желаю всего самого лучшего. Приятного чтения.
Спасибо, было невкусно. Ну и еще нам напоминают текст канонной валентинки Джинни.
А нам осталось 6 глав.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 444
Привет!
Есть такой годный венгерский мульт – «Черноснежка»
Так вот, в этом годном мульте, полном чернухи и сексуальных намеков, мы видим замечательный пример протагониста-злодея. Главная героиня Аррогант (имя ей подходит) – однозначная злодейка, которая идет к своей цели по трупам и симпатии не вызывает. Однако как персонаж она хороша: пусть ее цели эгоистичны, характер отвратителен, а поступки ужасны, у нее есть цели, характер и поступки. И она не заявляется той, кем не является: ни повествование, ни персонажи не пытаются убедить зрителя в том, что Аррогант добрая, благородная или еще что. Умная – пожалуй, хитрая – однозначно, красивая – в общем да, с поправкой на специфическую рисовку, в которой все персонажи уродливы.
Хотя рисовка, пусть и специфическая, мне нравится. Отлично передана мимика и пластика персонажей: трясущаяся голова старого короля, змеиная грация Аррогант, маньячные выражения лица профессора – все очень в тему и классно выглядит. Видно, что люди старались, поэтому всем любителям такого рекомендую.
Автор фика «Хоук и тайная комната», как мы сейчас увидим, не старался ваащще. Глава 28, часть 1. Погнали!

Сказать, что атмосфера в Хогвартсе стала гнетущей – значит не сказать ничего. В воздухе застыл липкий страх, а мне становилось всё сложнее находиться в переполненных аудиториях. Толпа боялась. И искала источник опасности. За неимением лучшего этим источником признали меня.

А ты совсем ни в чем не виноват, не так ли? Не ты кошмарил школьников, не ты избил в мясо человека за неосторожные слова?

К шепоту и пронизывающим взглядам можно привыкнуть, но почти всеобщий бойкот другими факультетами нашего – это что-то новенькое. Можно было подумать, что в школе появился второй Слизерин. Парвати Патил перестала разговаривать со своей сестрой, когда та одернула её за сплетни обо мне.

Да про Хавка и сплетни не надо придумывать, достаточно фактов… думаю, Парвати переживала за сестру и сказала ей об этом, но Падма из-за гипноза ее послала.

Хаффлпафцы смотрели на нас, как на стаю волков, которых надо пристрелить, но пока не получается. Особенно свирепые взгляды мне доставались почему-то от Диггори, но я решил не разбираться с этой проблемой. Я искал.
Владелец дневника был где-то рядом. Я это чувствовал. Это кто-то незаметный в толпе остальных. Незаметный, но достаточно умелый, чтобы вытащить дневник из моего рюкзака так, чтобы я не обнаружил пропажу.

Ой, не надо, ты несколько дней не прикасался к дневнику и таскал его всегда с собой. Взять его мог кто угодно и когда угодно.

Мне нужно было найти его или её. Или найти дневник, и при Флитвике вывести его на откровенный разговор. Других вариантов покарать виновника я не видел. А я должен сделать это раньше остальных
.

Собственно, никто другой и не рвется именно карать виновника – все расстроены и напуганы. Мне все больше нравится наша версия про «убрать свидетеля».

К несчастью, новый владелец дневника предпочитал не светиться после нападения. А записывать в подозреваемые всех, у кого был мало-мальски болезненный вид, так это у нас ползамка одержимых одной черной тетрадью. Всеобщий бойкот и сплоченность факультета пополам с комендантским часом затрудняли поиски. Утром пятницы мы линией шли на завтрак, а я меланхолично размышлял о том, что мне всё-таки может пригодиться мантия-невидимка. Из-за этого всего сократились даже мои встречи с Миллисент, что тоже не добавляло радости. Сложно выкраивать пару часов уединения, когда даже в туалет отпускают только в сопровождении старосты.
Когда я врезался в чью-то спину, из размышлений пришлось вынырнуть, по толпе однокурсников прошел нестройный гул. На чистых рефлексах палочка скользнула в ладонь.

Вот к слову о рефлексах. Хавк тренирует стрельбу из арбалета, владение холодным оружием, беспалочковую магию – так откуда у него рефлекс «в любой непонятной ситуации хватай палочку»? Этому рефлексу было неоткуда взяться!

- Скажите мне, что я сплю – устало прокомментировал Голдштейн, привстав на носках. Его роста уже хватало, чтобы заглянуть выше голов остальных. – Я сплю, и это просто ужасный сон.
- Что там? – не выдержал Краснобай. Я заметил, что он, как и я, нервно сжимает палочку в руке.
- Там – кошмар – многозначительно выдал Десница. – Сейчас сами увидите.
Когда мы вошли в большой зал, картина оказалась…. Странной. Во-первых, засилье розового цвета слишком уж бросалось в глаза. Во-вторых, ещё более напрягали какие-то неадекватные взгляды со стороны женской половины стола гриффиндора. Хаффлпаф тоже от них не отставал.

Интересно все-таки, почему на Локхарта западают только те, кого авторы определяют в дурочки. Давайте честно, гетеросексуальным девушкам в 11-17 лет такие красавчики, да еще овеянные славой, заходят только так. А розовый цвет просто красивый.

Голдштейн прошел мимо хихикающей Парвати с каменным лицом.
- Похоже, кому-то не удалось заклинание по украшению зала – неуверенно выдал предположение Алхимик, подтянув к себе блюдо с сосисками.
- Или удалось, и над нами издеваются - не поддержал его версию Краснобай, на лицах старшекурсников застыли непонятные улыбки. Похоже, они начали понимать ситуацию. – Может, это вообще Уизли с их дурацкими розыгрышами.
- Не, вряд ли, тогда бы у всех рога выросли или хвосты – не согласился Алхимик. Как только все расселись за столом, Локхарт в мантии нежно-розового цвета поднялся и прочистил горло.
- Доброго утра вам всем, мои дорогие друзья! Прежде чем мы все приступим к праздничному завтраку, я хотел бы сообщить вам потрясающую новость. – пока мы переваривали это начало, а некоторые ещё и оценивали, чего это вдруг стало праздничным обычное учебное утро,

Ах, я забыла, это же Англия – страна, где день Святого Валентина любят и с размахом празднуют, и даже дети в этот день ходят по улицам и поют, а им дают конфеты (поправьте меня, если ошибаюсь, я гуглом это находила). Разумеется, никто из учеников Хогвартса о 14 февраля не знает. Включая магглорожденных, ага.
А у меня все еще вопрос. Почему мы, то есть обзорщик и сочувствующие, не ленимся ни залезть в гугель, ни подключить собственный опыт, ежели таковой имеем – а автор даже не пытается?

профессор защиты разгладил мантию и продолжил – Сегодня мы все будем праздновать День святого Валентина! В честь этого нам помогут наши уважаемые купидоны! – Локхарт хлопнул в ладоши, двери большого зала распахнулись.
А дальше, выражаясь языком Голдштейна, начался кошмар. Гномы. Садовые гномы с проплешинами на головах и злыми взглядами. И все бы ничего, но к спинам гномов были приделаны крылья, а в руках были арфы. У кого-то из них даже небольшой лук и стрелы с присосками. Судя по глазам гномов, они бы предпочли, чтобы стрелы были вполне настоящие.
- Наши милые купидоны….. – милые?! Где?! – будут весь день разносить любовные послания, так что сегодня самое подходящее время, чтобы признать свои тайные чувства, мои юные друзья. Также вы можете обратиться за помощью к нашему уважаемому профессору Флитвику. Кто ещё знает больше о любовных чарах, чем этот старый лис!
Декан закрыл лицо ладонями. То ли от стыда, то ли чтобы этого всего не видеть, то ли по всем вышеназванным причинам сразу. Помфри сочувственно похлопала его по плечу. Макгонагалл смотрела прямо перед собой, неодобрительно поджимая губы. Лицо директора лучилось благодушием, его похоже происходящее полностью устраивало.
- Также к профессору Снейпу вы можете обратиться за консультацией по любовным зельям, я уверен, он вам не откажет. – продолжал вещать Локхарт, на лице Снейпа застыло убийственное выражение. Первый же, кто подойдет к нему с подобным вопросом, похоже, получит подробную консультацию. Правда, я не совсем уверен, что тематика будет касаться любовных зелий. – А мадам Помфри…. – на этом моменте колдомедик покраснела и возмущенно кашлянула. Локхарт осекся. Со стороны старшекурсников раздались смешки. – Думаю, к ней вы можете подойти и сами. Что ж, всем приятного аппетита.

Прикола ради я буду выделять все упоминания различной еды в этом отрывке – посмотрим, что выйдет.

- Так…. Я сейчас задам вам тупой вопрос. – предупредил я, Голдштейн отвлекся от сооружения бутерброда, заинтересованно ко мне повернувшись. – Концепцию я, в целом, уловил, но…. Зачем это все?

Опять халтура уровня «боженька».
Во-первых, Хавк в очередной раз палится. Во-вторых, нигде и никогда нам не показали ключевой диалог, в котором Хавк признается своей свите в своем иномирном происхождении. Его в двух томах просто НЕТ, он даже не упоминается - более того, нам намекают, что его и НЕ БЫЛО.
А между тем этот диалог объяснял бы все, и в числе прочего незнание Хавком местных праздников, которое он демонстрирует. И то, что никто не крутит пальцем у виска, спрашивая, почто Хавк элементарных вещей не знает, а все кидаются ему что-то объяснять. И еще этот диалог, в частности реакции слушателей на такую исповедь, раскрывал бы персонажей куда лучше, чем перечисления, кто что ест.

- Зачем признаваться в любви? – встряла Падма, почему-то покраснев.
- Да нет – досадливо отмахнулся я. – Вот это все зачем? – обвожу широким жестом конфетти, розовые ленты и подвешенные сердечки, бьющие по глазам разными оттенками розового. – Просто признаться в любви не судьба? Или в пятницу четырнадцатого тебе точно взаимностью ответят?
- Ну, это уже вопрос с углублением в историю – хмыкнул Энтони, откусывая солидную часть бутерброда. – По слухам, Валентин был сквибом, который поощрял браки, порицаемые обществом.
- Эдакая магическая версия Ромео и Джульетты? – попытался провести аналогию я, Десница отрицательно покачал головой, прожевал бутерброд и вздохнул.
- Ты читал Ромео и Джульетту? – хихикнула в чашку Пенелопа Кристал.

Ах да, я забыла, это же Англия и известнейшее, не раз экранизированное произведение обожаемого англичанами Шекспира. Удивление англичанки Пенни вполне понятно… У меня сейчас нет 12-летних знакомых, а то бы я тоже удивлялась, узнав, что они читали «Руслана и Людмилу».

- Читал, полная глупость, если хочешь знать мое мнение – отмахнулся я, и пока возмущенная староста уже открывала рот для защиты классики, выжидающе посмотрел на Голдштейна.

Сейчас мне стало обидно за Ромео и Джульетту, во-первых. Во-вторых, Хавку вообще никогда ничего не нравится. В-третьих, опять двадцать пять, специфика знания и незнания летит фтопку!
Вообще можно было бы прикольно обыграть этот момент – попал герой в Гарри, а тело восстанавливается после долгой болезни и никуда особо не ходит, и из знаний о мире под рукой лишь книжный шкаф в доме на Тисовой. А там собрание сочинений Шекспира, пара томов Британской энциклопедии, какие-нибудь Петуньины книжки по садоводству и кулинарии, газеты, которые выписывает Вернон, комиксы Дадли или что он там любит читать, и что-нибудь еще по вкусу.
Это ж можно было офигенно прописать выводы, которые сделает иномирянин благодаря этому набору источников! Но нет. Легче обозвать что-то «полной глупостью».

Кары в лице грозной мисс Префект я избежал благодаря Дэвису, который в этот момент наклонился и что-то шепнул ей на ухо, тем самым привлекая внимание девушки на себя.
- Ну, знаешь…. – Десница сосредоточенно нахмурился – Как бы поделикатнее? Строго говоря, Валентин венчал нетрадиционные браки.

Христианин венчал ЧЕГО?!

- Это то есть..... – на губах Алхимика начала расползаться нехорошая ухмылка, умница Падма предусмотрительно пихнула его локтем под ребра, краснея при этом, как помидор.
- Не только – абсолютно спокойно подтвердил Энтонти. – Браки с вейлами или оборотнями тоже были не в чести, например. Ну и, своего рода классика, союз мага и магла. Как-то так.

Настоящий Гарри Поттер (а с ним Шеймус Финниган, Минерва МакГонагалл, Северус Снейп, Альбус и Аберфорт Дамблдоры, Нимфадора Тонкс, Тедди Люпин и прочие, имя которым легион) сейчас офигели и не выфигели, кажется. Алле, полукровок в магическом мире ТАК много, что перечислять устанешь! Кстати, и чистокровный Рон Уизли во второй книге говорил, что маги бы вымерли, если бы женились на магглах.

- Ну, рад за них – подвел итог я, насыпая в тарелку кукурузных хлопьев и оглядываясь в поисках кувшина с молоком. – Только вот, мы здесь причем? Сейчас, вроде бы, менее жесткие порядки даже в среде чистокровных. За союз мага и маггла спасибо не скажут, но всё же.
- По моему, директор пытается всех отвлечь и разрядить атмосферу – внес предположение Краснобай, передавая мне кувшин. Я благодарно кивнул.
- Попытка в яблочко, как по мне – пожал плечами Голдштейн, обведя взглядом оживившейся зал. Многие вместо завтрака передавали друг другу записки. – Только вот готовьтесь к тому, что день будет очень долгим. И отправьте открытки, если не хотите оставшиеся полгода уворачиваться от проклятий.
- Кому? – полюбопытствовал Алхимик, вычищая креманку с яблочным джемом.
- Всем. На всякий случай. – увернувшись от подзатыльника старосты, проинформировал Десница.
- Да ну, не может быть всё так плохо…. – Краснобай обвел неуверенным взглядом зал, видимо, сознавая масштаб бедствия. – Я надеюсь.
- Надейся – ухмыльнулся Энтони. Когда в мою тарелку упали первые валентинки, я вздохнул, выставляя вокруг себя щит. День будет долгий. Очень долгий.

Валентинки? Хм, а я отчего-то думала, что эта компания и весь факультет с ними ныне очень не в чести, и валентинок будет самый минимум. Не знаю, с чего я так решила, может, потому что об этом в начале главы написано.
Но нет, отнюдь не эта мерзкая компания осталась без валентинок (что было бы логично), а хорошая девочка Гермиона Грейнджер.

Впервые со времен последнего нападения в Хогвартсе царило радостное оживление. Тому, что дисциплина и учебные планы покатились в Бездну можно было уже не удивляться. Строгой атмосферы старались придерживаться разве что Макгонагалл и Снейп, но всё портили гномы, бесцеремонно врывающиеся на занятия.
Последнего, что пытался продекламировать послание Лаванде Браун, Снейп просто вышвырнул пинком без всякого заклинания и с грохотом захлопнул дверь. В больничное крыло участились визиты пострадавших от приворотных зелий или заклинаний, колдомедик уже даже не пыталась закрывать двери, обосновавшись за столом прямо в общей палате.
А Гермионе было…. Грустно. Нет, она трезво оценивала собственную внешность, и отлично понимала, что с такими зубами, пусть и подправленными теперь магией, и непослушными волосами, она далеко не красавица.

В каноне Гермиона действительно не была первой красоткой, но не загонялась по этому поводу: ей было интереснее с мальчишками разгадывать загадки.

Той же Лаванде не давали покоя гномы, тот, которого вышвырнул профессор зелий, был уже седьмым. Не то, чтобы это было так уж важно, но все же…. Даже Рон не догадался прислать ей открытку. Только кривился и все время делал вид, что его вот-вот стошнит. А Невилл….
С ним она уже давно не разговаривала. Да, обида уже давно прошла, да и не обида то была вовсе, а скорее раздражение на почве паники. Если смотреть объективно, Лонгботтом не обязан был ради нее нарушать правила. Но когда упомянул статус Лорда и ответственность, почему-то стало горько. Причем тут эти архаичные порядки в магическом сообществе, когда тут такое?!

Кто пытается вспомнить эту ссору – она упоминалась в главе 16, обзор №3. Только упоминалась, не показывалась.
И если смотреть объективно, Гермиона была абсолютно права: никакой статус, никакие привилегии не стоят окаменевших учеников. А я в очередной раз восхищена двоемыслием: когда Гермиона хочет всего лишь УЗНАТЬ, кто стоит за нападениями – она дурочка, рискующая почем зря. Когда Хавк хочет найти виновника и УБИТЬ – он в своем праве.

В современном мире это все давно пережиток прошлого…. Почти. Не считая нескольких семей, но ведь никто не навязывает свои взгляды остальным!
В общем, Гермиона на эмоциях много чего ему тогда наговорила, даже обозвала черствым чистокровным снобом, которому нет дела до остальных. И теперь не решалась возобновить общение на прежнем уровне. А Невилл на неё даже перестал смотреть. Должно быть, всё-таки обиделся. Или на него так влияет произошедшее. Со дня нападения на Полумну и Джастина он изрядно похудел.
Под глазами образовались глубокие круги, а кожа приобрела слегка желтоватый оттенок. На занятиях Невилл был молчаливый и постоянно уставший, тем не менее, вовремя сдавая практику по заклинаниям и трансфигурации – в таком случае профессора освобождали от написания эссе.

Впервые слышу о таком, но ок.

Профессор Снейп наоборот, даже при правильно приготовленном зелье требовал письменную работу. Сегодня, что показательно, он даже не накричал на Невилла, когда тот испортил зелье.
В смысле, испортил бы, если бы готовил его правильно, вместо того чтобы просто добавлять ингредиенты в котел в произвольном порядке. Вместо нужного зелья получился затвердевший цементный раствор с ярким запахом серы. Профессор удалил содержимое заклинанием и снял с гриффиндора 25 баллов, правда, вряд ли Невилл это заметил.

Отмечу, что второй раз за главу название факультета Гриффиндор пишется с маленькой буквы.

Он молча собрал вещи и также молча вышел из класса с первым звонком колокола. Гермиона так и не решилась подойти, а Перси, прикрикнув на остальных, повел всех в гостиную факультета. Выходить теперь помимо занятий было строго запрещено. В гостиной стоял жуткий гул, гам и шум. Кому-то пришла в голову гениальная мысль запустить несколько шуточных фейерверков, из-за чего несколько старшекурсников были вынуждены тушить шторы в гостиной в срочном порядке. Не желая участвовать во всеобщем веселье, Гермиона поднялась в спальню, думая лечь почитать за закрытым балдахином.

Но ей это не удалось, ибо налетели Парвати с Лавандой.

- Почему ты не сказала?! – налетела на нее Лаванда Браун, стоило только войти. Гриффиндорка рефлекторно отшатнулась, прижавшись спиной к закрывшейся двери.
- Не сказала что? – настороженно уточнила она, понимая, что определенно чего-то не понимает.
- Да ладно! – всплеснула руками Парвати. – Просто скажи нам, кто это!
- Вы о чем? – по широкой дуге обходя пожирающих её глазами однокурсниц, уточнила Гермиона. В голове мелькнула мысль о Наследнике Слизерина, но тут же исчезла. С чего бы им о таком спрашивать?
- Так ты еще не видела? – Лаванда пораженно распахнула глаза – Открывай скорее, мы тоже не хотели портить сюрприз! Было бы неприлично, ты же понимаешь….
Ничего не понимающая Гермиона недоверчиво тряхнула головой. Однокурсницы явно смотрели на что-то за её спиной. Обернувшись к собственной кровати, гриффиндорка так и замерла с открытым от изумления ртом. На покрывале лежала солидных размеров бархатная черная коробка, перетянутая серебряной лентой, и большой букет кроваво-красных роз. Несмело протянув руку к букету, она взяла его в руки.

О вкусах, конечно, не спорят, но я бы не стала дарить красные розы девочке-подростку. Цветок очень красивый, не спорю, но красные выглядят как-то тяжеловесно и пафосно до пошлости, как бархатный кринолин на все той же девочке. К тому же красная роза, согласно некоторым источникам – символ глубокой и страстной любви, что тоже слегка не в кассу, ибо какая страсть в 12 лет. Как по мне – в данном случае одной белой или розовой розочки было бы вполне достаточно.

Цветы оказались тяжелее, чем она думала. Сквозь ленту пальцы немного укололи шипы, Гермиона через секунду-другую, не веря сама себе, вдохнула. Запах у роз был просто изумительный. Налюбовавшись и погладив лепестки вдоволь, гриффиндорка оглянулась. На её тумбочке лежали книги, а цветы определенно нужно поставить в вазу с водой. Мама всегда так делает.
- Можешь поставить в мою, если хочешь. Потом их можно подрезать, чтобы стояли дольше – пришла ей на помощь Парвати, улыбаясь. Как казалось, искренне. Как только они разместили букет в вазе с водой, обе соседки выжидающе на неё посмотрели.
- Что? – растерялась Гермиона, всё ещё не отойдя от шока.
- Ты так и будешь томить нас? Открывай подарок! Может, там записка или признание…. – возмутилась Лаванда, подтолкнув её к кровати.

…или проклятое ожерелье… упс, простите, вырвалось!

Аккуратно развязав ленту, Гермиона сняла приятную на ощупь крышку с коробки. Увы, записки там не оказалось. Зато оказался большой, черный плюшевый кот с кисточками на ушах. Гриффиндорка села на кровать, прижав игрушку к груди. Когда кот в руках начал вдруг мурлыкать, она вздрогнула и едва не выпустила его из рук.
- Это чары, глупая – засмеялась Парвати, пока краснеющая Гермиона устраивала кота на своих коленях.
- Я представления не имею, кто мог мне это прислать…. – оправдалась она под пытливым взглядом Лаванды, нервно зарываясь пальцами в мягкую кошачью шерсть. Или её имитацию, если быть точнее.
- Ну, это мы поняли – несколько разочаровано выдохнула Браун. – Даже завидно немного, никаких гномов, ничего тривиального. Цветы и книззл. Красота и верность. Романтично….. – Парвати согласно вздохнула – Появись у меня поклонник, я бы непременно подавала знаки.
- Как это? – ляпнула Гермиона, выныривая из своих мыслей. Обе однокурсницы посмотрели на неё, как на идиотку.
- В смысле, как? – уточнила Парвати, явно надеясь, что ослышалась.
- Ну, я не умею…. – густо краснея, признала Гермиона. Лаванда неожиданно хихикнула и тут же примиряюще подняла ладони.
- Ладно-ладно, не сердись, проклянешь ещё. Мы тебе, так и быть, расскажем. А ты скажешь нам, кто этот тайный поклонник, когда вы встретитесь, идет?
- А если это кто-то пошутил? – все еще сомневаясь, проговорила гриффиндорка, протестующе прижав кота к груди.
- Такими вещами – не шутят – неожиданно серьезно отозвалась Парвати. – Подарок, скорей всего, доставил домовой эльф. И отправитель позаботился, чтобы ты его нашла. Видимо, ты понравилась какому-то чистокровному. Упустишь – будешь дурой.
- Да не собираюсь я ничего упускать! – подняла голову Гермиона, у которой одно не укладывалось с другим.
- А вот это – правильный подход – одобрила Лаванда, бережно сдвинув коробку и садясь слева от неё. Парвати примостилась справа и тоже начала поглаживать книззла. – Не кисни, мы из тебя ещё сделаем настоящую ведьму.

Интересная постановка вопроса. Значит, чтобы стать настоящей ведьмой, надо знать, как выйти замуж за чистокровного и как себя вести?

Книги в тот вечер так и остались нетронутыми лежать на тумбочке.


Это точно Гермиона?

Лежа в своей кровати и прислушиваясь к дыханию спящих соседок, Гермиона задумчиво поглаживала голову тихо урчащего книззла. Кто знает, может не такой уж глупый праздник – этот день возлюбленных…. А ещё она поняла, что попросит на следующий год у родителей завести кота. Обязательно.

Отрывок закончен, а я даю отбивку. Впереди еще полглавы.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 37
Привет!
Мы продолжаем марафон, немного осталось. "Хоук и тайная комната", глава 27. Погнали!

В феврале погода окончательно испортилась. В день квиддичного матча над головой было серое, хмурое небо, а снаружи бушевала зимняя метель. В чем удовольствие в такую погоду торчать на трибунах или примерзать к мётлам в тонкой квиддичной мантии, мне при всем желании было не объяснить. Не говоря уже о том, что после предыдущего матча я не испытывал никакого желания идти на квиддич. От слова совсем. Но сегодня факультет играл против Хаффлпафа, который, честно говоря, и так был не очень хорошо к нам настроен. И не пойти я просто не мог, произошедшее отчасти было моей виной.

Отчасти?! Солнышко, да до тебя Рейвенкло и Хаффлпафф вообще по канону не конфликтовали! Во всяком случае, серьезно – личные терки, возможно, и имели место, но на уровне отдельных личностей, а не факультетов. И Чжоу с Седриком никто не закидывал помидорами, когда они начали встречаться.

Охлаждение отношений началось после моего срыва на Финч-Флетчли. И ладно бы дело касалось только меня. То, что Джастин меня избегает можно было бы пережить. К шепоткам за спиной и косым взглядам тоже можно привыкнуть. А то, что от такого отношения прилетит откатом к остальному факультету стало для меня неожиданностью. Я совершенно забыл, насколько категорично обычно бывают настроены подростки. Особенно если они маги. И если эти самые маги почти безвылазно заперты в замке и вынуждены постоянно взаимодействовать между собой.

Напоминаю, этот товарищ кантовался в Башне Круга магов (там пространства в разы меньше, выходить нельзя никуда, а обстановка напряженнее) … ну, лет 14-15. И да, он так привык к шепоткам и косым взглядам, что в прошлой главе избил человека в кровавую кашу.

До открытой враждебности дело пока не дошло, но атмосфера явно изменилась. Это чувствовалось в воздухе. Слово здесь, косой взгляд там, конфликт из-за какой-нибудь ерунды вроде турнирной таблицы в ежегодном квиддичном сезоне…. Словом, игра – подходящий повод сбросить лишнюю агрессию. И так как произошедшее отчасти было моей виной, и я остаюсь членом своего факультета – не пойти просто нельзя.

Какой ты благородный, я не могу. Ты хоть извинился перед избитым Джастином?

После завтрака школа всей гурьбой потянулась на выход, я запахнул плащ, убирая руки в карманы. На трибунах сижу рядом с Луной и чем-то очень недовольным Терри Бутом. Кто знает, может ему тоже не хотелось мерзнуть на трибунах в субботнее утро. Полумна, в отличие от нас, происходящим искренне наслаждалась.

Мы идем на рекорд – мисс Лавгуд меняет имя через предложение. Вообще халтура уровня «боженька», собственный текст автор, очевидно, не перечитывает из принципа.
Кстати, что с Луной – неясно, мадам Помфри предположила действие мощного темного артефакта, но виновных не нашли.

Порыв холодного ветра больно хлестнул по лицу. Флитвик возвел золотистый купол барьера, защищая зрителей. С последнего квиддичного матча это стало постоянной мерой предосторожности. Преподаватель полетов дала отмашку к началу и срочно убралась наверх, потому что игроки тут же сорвались с места. Тоже замерзли, наверное. Им там наверху ветер ощущается куда сильнее.
От криков зрителей у меня закладывает уши. Из-за метели не видно ни мячей, ни игроков. Частично ситуацию поясняют комментарии Ли Джордана, когда удается их расслышать. Через пятнадцать минут у меня окончательно закоченели руки, я перестал понимать, что я тут делаю. Когда раздался очередной торжествующий рев со стороны пуффендуйцев, я не выдержал и начал спускаться, мимолетно коснувшись плеча декана. Флитвик на матче сидел чуть выше старшекурсников. На мой жест полугоблин спокойно кивнул, принимая к сведению, что я ушел. Место Луны тоже пустовало, в душе шевельнулось беспокойство.

Перескок между временами, ну как обычно… а вот смотрите-ка, наш опытный наемник, способный часами лежать на земле, согреваясь магией, за 15 минут на поле для квиддича задубел и перестал воспринимать реальность. Настолько, что не заметил, как ушла сидевшая рядом с ним маленькая девочка (которая по определению не Азазелло и не мастер-ассассин, способный по рисовой бумаге пройти, не порвав ее).
Так зачем нужен был эпизод с охотой, если его существование прямо конфликтует с тем, что мы видим сейчас?

Спуск по лестницам не занял много времени, но я продолжал чувствовать усталость. К тому же, донимал холод. Ненавижу мерзнуть. На ходу наложив на себя согревающее заклятье, ускоряю шаг. В замке не в пример теплее, нежели снаружи.

А, вот, наложил-таки согревалку.

Прохожу за гобеленом наверх и попадаю в родную гостиную факультета через каких-то пять минут. Тишина и одиночество меня не угнетают, а наоборот оказывают успокаивающий эффект. Проскочила ленивая мысль проверить Тома.
Со времен нашего последнего разговора прошло некоторое время. Я пробовал разговорить упрямый артефакт, хотя и понимал, что попытки скорее всего будут тщетными. Реддл молчал. То ли из вредности, то ли потому, что сам загнал себя в невыгодное положение своей клятвой о непричинении вреда и теперь не знал, как поступить. Так что вместо многочасовых разговоров всё сводилось к одной-двум репликам, которые я писал в дневник в надежде, что Том ответит на провокацию. А все остальное время артефакт лежал в рюкзаке.
Последнюю неделю я его вообще не трогал, решив измотать молчанием. В конце концов, зависимость штука двухсторонняя. И если Реддл планировал заболтать меня до смерти, то и ему самому эти разговоры были нужны. Он был уверен, что полностью контролирует ситуацию. Иначе бы даже не подумал давать мне клятву.
Я решил, что плановая проверка может и подождать. Дневник лежит в рюкзаке неделю и за какие-то пару часов ничего не изменится.

Так, стоп! Опытный подозрительный маг на свой страх и риск желает исследовать опасный артефакт – ну допустим… и уже неделю он к этому артефакту не притрагивается? Вообще?
Да блин.
Я не против персонажей, которые делают ошибки, иногда фатальные, но тут тоже есть нюансы.
Например, действует персонаж согласно своему характеру, просто не зная, куда это приведет.
Логейн Мак-Тир, человек далеко не глупый, совершает фатальную ошибку, сдавая Остагар. Потому что он ослеплен ненавистью к Орлею, с которым придется брататься, и не понимает всех масштабов трындеца. А если бы он заранее знал, что будет с Ферелденом – сдал бы он Остагар, заварил бы гражданскую войну? Мог и не заварить.
Теалор Арантеаль, тоже не идиот, но оголтелый карьерист, фактически подписывает себе смертный приговор, бросая своего сына ради карьеры. Если бы он знал, что из его сына вырастет – поступился бы карьерой? А мог бы.
Или персонаж как раз осознает, на что идет и чем рискует, но на риск готов – и даже способен извлечь из него профит.
Альбус Дамблдор пошел на риск и погиб, но так все хитро просчитал, что и без него дело его завершилось победой – страшного врага завалили, Гарри Поттер остался жив. Молодец? Молодец, и собственная смерть входит в допустимые потери.
Наратзул Арантеаль тоже шел на риск, тоже погиб в шаге от своей цели, но уже после своей смерти все переиграл и хакнул мироздание, чтобы спасти своего союзника. Красава? Однозначно красава, Альбус бы оценил.
И то, даже такие гиганты мысли не могли предусмотреть всего, как ни старались…
Или персонаж просто дурень, создается (и оценивается) как дурень, дурнем и является. Ничего не просчитывает, предзнания не имеет, рискует неосознанно, не понимая масштабов трындеца, но иначе просто не может.
Как король Кайлан, например – нежно его люблю, но признаю, что дурень.
И вот к какой из этих трех условных групп мы можем отнести Хавка? Автор нас убеждает, что ко второй, но гиде тут мощный интеллект, позволяющий построить тысячу запасных планов (ну, чтобы сработал хоть один), или сверхбыстрая реакция, чтобы сконструировать план Б на коленке вотпрямщас? Не вижу.
К первой? Да в том-то и дело, что Хавк ЗНАЕТ: перед ним мощный темный артефакт неустановленных свойств. Есть ли у него какие-то черты характера, оправдывающие его беспечность в таком случае? А вот и нету, наоборот, нам продавливают его паранойю, его страсть к исследованиям – те черты характера, благодаря которым он над исследуемой хтонью трястись обязан.
Простите, с такой беспечностью его даже к третьей группе не отнесешь – дурням обидно.

В конце концов, мне не очень хотелось снова к нему прикасаться. Я и так неосмотрительно вложил туда много своей силы. Организм приспосабливался нормально функционировать, а мне не хотелось мешать естественному процессу. Растянувшись на диване, я укрылся пледом и задремал. Можно, конечно, подняться и в комнату, но я устал. И под треск камина мне становится намного комфортнее, уж не знаю почему. В какой момент грань между сном и реальностью стерлась, я так и не заметил. Разум погас и провалился в Тень.

Поздравляю вас, гражданин сглупимши.
Дальше идет невероятно скучный и пустой отрывок, повествующий о том, что Джессика Голдштейн просит перевести ее из США в Британию. Мы узнаем, что во вселенной имени Хавка магия и электричество конфликтуют (ну разумеется), что шеф Джессики не любит излишнюю вычурность и позолоченные завитушки, а я тихонько угораю с внешности этого шефа:

Джефферсона не тронули прожитые годы, по крайней мере, внешне. На гладко выбритом лице не было морщин. Бритая, как яйцо, голова, хищная форма носа и немного жесткий контур губ. Его внешность была абсолютно ничем не примечательной.

Пхе. По описанию очень похож вот на этого чувака.
https://vignette.wikia.nocookie.net/dragonage/images/3/3d/Uldred_image.jpg/revision/latest/scale-to-width-down/340?cb=20111220042757&path-prefix=ru
кстати, познакомьтесь – на картинке Ульдред, тот самый, который устроил в Круге кровавую баню.
Вообще видела я стебный фанфик, где попаданец постоянно встречал людей, похожих на его друзей-родных-знакомых из прошлой жизни, и это было даже прикольно. Возможно, автор Хавка именно поэтому сделал Йована похожим на Снейпа, хотя по канону там сходство только в масти.

Прибавить к этому строгий официальный костюм и небольшой зачарованный дипломат – в толпе магглов затеряться как нечего делать. И не скажешь, что имеешь дело с магом, который разменял уже вторую сотню лет.
- Я прочел ваш запрос, агент Голдштейн. Вы не хотите ничего к этому добавить?
- Кроме того, что у меня есть веские причины просить о временном переводе в Британию, мне добавить нечего.
- Послушайте меня, ладно? Я не буду говорить, что я вас прекрасно понимаю, у меня нет ни детей, ни правнуков. По факту, мне не о ком волноваться, кроме себя и своих подчиненных. И не обижайтесь, но если вы считаете, что трата государственных ресурсов в данном случае оправдана, учитывая, что в Хогвартсе учится ваш сын….
- Дело не в этом. Вернее, не только в этом. – женщина нахмурилась и скрестила руки на груди. – Простите, сэр, я не должна была перебивать.
Эл тяжело вздохнул и постучал пальцами по столу. На нем тут же появился кофейник и несколько чашек. Наполнив их, он протянул одну агенту, откинулся в своем кресле и сделал глоток. Джессика Голдштейн благодарно кивнула, обхватив горячую чашку ладонями.
- Вот что, давайте не будем с вами играть в хорошего и плохого полицейского. Если у вас есть соображения, я должен об этом знать. Нельзя принимать решения, не обладая всей возможной информацией.
- Тогда вам лучше все увидеть самому – Джессика Голдштейн поймала его взгляд и распахнула ментальные щиты. Проникновение было мягким, поток мыслей – стройным. Ничего лишнего и личного. Даже окраса эмоций – бича современных легиллиментов, и того было строго необходимый минимум.

Короче, Джессика отвратительно владеет словом и не умеет писать отчеты, раз без телепатии невозможно понять, что она имела в виду. Впрочем, это беда всего фика в целом: персонажи чудовищно невнятно излагают свои мысли, часто нам даже не дают их услышать. Джессика подала некий запрос – а что там было? Ее легиллиментят – а что у нее в голове? А хрен знает.
Один из фильмов про Дориана Грея сделал недосказанность своей фичей: портрет ни разу не был показан, мы лишь по реакциям героев догадывались, что они видят нечто прекрасное или ужасное, непохожее на очаровательный оригинал. Но в данном фике с этим приемом явный перебор, потому что ПОЧТИ ВСЯ информация скрыта от читателя, как если бы не только портрет Дориана не показывали, но и сам Дориан весь фильм проходил в маске Дарта Вейдера.

- И вы считаете, что нам стоит вмешаться – полуутвердительно высказался Эл, дождавшись от агента согласного кивка. – Согласен, ситуация не однозначная, но у нас нет гарантий, что за этим стоит Воландеморт.
- Гарантий обратного у нас тоже нет – резонно заметила Голдштейн. – Его тела мы так и не нашли, а мне не нравится, что в Британии снова сгущаются тучи. И дело тут не только в том, что происходит в Хогвартсе.
- То есть?
- Странная магическая активность в лесах Албании. Сквибы в этом регионе пропадают без вести, за последнее время 15% заключенных Азкабана умерли.
- А заключенные здесь причем? Их смерть как раз закономерна, удивительно, что они продержались столько времени в подобном месте. Лично мне больше по душе наша смертная казнь. Дело, может, со стороны и грязное. Но всё лучше, чем отдавать людей этим тварям.
- Эл. Это ТЕ САМЫЕ заключенные, понимаешь?
Джефферсон нахмурился, внимательно разглядывая нервную женщину. Картина со стороны казалась хаотичной, но что-то не складывалось. Будто не хватало несколько частей от общей мозаики. Главе отдела это очень не нравилось. Как и то, что он эту ситуацию пропустил.

А мне не нравится, что после письменного отчета и сеанса легиллименции они еще и диалог ведут. Или шеф Джессики такой отвратный легиллимент?

«Старею. Как есть старею и теряю хватку» - с неудовольствием подумалось ему, агент продолжала молчать и мелкими глотками пить кофе. – «Впрочем, может, и новое поколение не такое желторотое, как я думал».
С этой мыслью Эл нашел в стопке бумаг нужный запрос и размашистым движением поставил подпись. На свежем пергаменте написал короткую записку и пододвинул это всё женщине, порядком ошеломленной его согласием.
- Работайте. Быстро и тихо, ясное дело. Проверяйте ваши подозрения.
- А если Воландеморт всё-таки объявится, что тогда?
- Обделаемся мы тогда, вот что

В каноне эту фразу произносил Серый Страж Алистер – молодой парень, честно пытавшийся разрядить обстановку, хотя отданный приказ ему страшно не нравился, и фраза звучала уместно. Черт, как чудовищно она выглядит здесь!!!

– хмуро проворчал Джефферсон, доставая из пиджака мятую пачку Винстона и чиркая зажигалкой. – В обществе полный бардак, и к новой войне мы не готовы. Воландеморт может не был самым худшим Темным Лордом, но его появление доставит всем нам немало проблем, даже если мы и не будем покидать нашу сторону света. Отворачиваясь от проблемы её не решить, понимаете меня?
- Понимаю. Спасибо вам, сэр.
Эл отмахнулся, стряхнув пепел с сигареты в появившуюся на столе пепельницу. За что спасибо, спрашивается? За разрешение делать свою работу? Глупость какая. Когда женщина уже взялась за ручку двери, он всё-таки задал вопрос, который вертелся в его голове уже несколько лет. Но работа и дела обычно требовали столько внимания и сил, что было попросту не до этого. А сейчас спросить почему-то показалось уместным.
- Джессика. Отдел тайн. Почему вы всё-таки ушли?
Миссис Голдштейн почему-то от этого вопроса светло улыбнулась, поудобнее перехватив пергамент подмышкой. Косметика так или иначе не скрывала ни кругов под глазами, ни уже начавших появляться морщин. Но это её нисколько не портило.

Манера героинь этого фика «светло» улыбаться начинает меня раздражать. Даже не манера, а однообразие.

- Иногда тайн бывает слишком много, Эл.
- И не жалеете? – из чисто профессионального любопытства поинтересовался глава отдела. – Только честно.
- Нет. Случись мне начать заново, я бы не стала ничего менять. Да и не смогла бы – женщина задумчиво кивнула каким-то своим мыслям. – Прошлое упрямо, Эл. Хорошего дня.
- И вам того же – пожелал Джефферсон, некоторое время глядя на закрывшуюся дверь. На столе его дожидалась стопка запросов и отчетов от других агентов, но если подумать, это все могло подождать ещё несколько минут. Вынув из пачки последнюю сигарету, Эл чиркнул зажигалкой. Сама опустевшая пачка под действием простого Инсендио обратилась горсткой пепла, осевшего в пепельнице.
«Если будет ещё одна война, старик, не годится встречать её с голой задницей. Поэтому голову нужно из этого самого места вынуть, согласен?» - убеждал сам себя Эл, дописывая распоряжение заместителю и параллельно письмо своей давней знакомой. Эл Томпстон Джефферсон спустя 15 лет возвращался на родные берега туманного Альбиона.

И мы тоже туда вернемся, посмотрим, что делается в Хогвартсе.

- Гарри. Проснись. – кто-то немилосердно тряс меня за плечо. Скинув руку нахала, я открыл глаза. Возмутиться не успел. Слишком обеспокоенным было лицо Голдштейна. Гостиная была забита битком, но вокруг стояла показательно мертвая тишина. А ещё мне очень не понравились окружающие меня взгляды.

Мне бы тоже не понравилось, если бы меня окружали не люди, а взгляды.

- Что произошло? – скидывая с себя плед, поинтересовался я. Голдштейн уже открыл рот, чтобы ответить, но тут портрет у входа в гостиную распахнулся и внутрь влетел декан. На его лице я тоже прочел печать обеспокоенности и замешательства.
- Гарри. Тебя вызывает Дамблдор, идем.
В горле пересохло. Верная паранойя составляла тридцать три плана побега из замка, но мешало отсутствие информации.

А когда опасный артефакт неделю не трогал, паранойя не беспокоила… безответственная какая паранойя попалась. Или чрезмерно разборчивая.

Я решительно ничего не понимал. Проходя мимо Круга Магов, пожал потную ладонь Невилла.

…не спрашивайте, что он тут делает.

Тот всем своим видом выражал поддержку пополам с отчаянием. Да поимей вас Моргана, что произошло?!!
До кабинета директора мы дошли в молчании. Неподалеку от горгульи, на порядочном расстоянии от портретов, предельно серьезный Флитвик обернулся ко мне.
- Не нервничай. И ничего не бойся. Тебе просто нужно будет ответить на пару вопросов.
- Правда? Какое облегчение! – саркастично отозвался я. После совета не нервничать мне стало ещё хуже. Воздух вокруг меня завибрировал. Декан предупреждающе нахмурился, я несколько раз выдохнул, возвращая самоконтроль.

А кстати, чего он боится? То есть… на самом деле я понимаю, чего. Он несколько месяцев откровенно кошмарит учеников, нескольким нанес увечья, разве что пока не проклинал – как известно, даже у Дамблдора может лопнуть терпение. Но столь гипертрофированная реакция говорит о том, что Хавк боится нести ответственность за свои поступки – короче, трус наш Хавк.

Усилием воли отодвинул эмоции в дальний ящик, блокируя их. Кивнул Флитвику. Тот назвал пароль, горгулья шустро отпрыгнула в сторону.
В кабинете директора присутствовал весь преподавательский состав, включая Хагрида. Тот нервно мялся, не зная, куда деть огромные ладони. Остальные рассматривали меня с неприкрытым исследовательским интересом. Только на лице профессора Гербологии я прочел усталость и сочувствие. Выражение директора оставалось непроницаемым. Портреты в кабинете тоже застыли, улавливая каждое слово. С идеально прямой спиной я сел в кресло напротив директора. Флитвик устроился немного позади на трансфигурированном стуле, покровительственно положив руку мне на плечо. Похоже, это стало своеобразным сигналом.
- Добрый вечер, Гарри. Ты знаешь, для чего тебя пригласили сюда? – доброжелательным тоном обратился ко мне Дамблдор. Я отрицательно качнул головой. Директор горестно вздохнул. – Значит, ты не знаешь новостей. Дело в том, что в школе было совершено ещё одно нападение. Двойное нападение. Во время матча по квиддичу. Мистер Финч-Флетчли и мисс Лавгуд ушли с него немного раньше.
- Как и я – ровным тоном констатировал я. Снейп смотрел на меня оценивающе, хмуря свои темные брови, отчего казался старше своих лет. Эмоции за барьером колыхнулись, но я сдержал самоконтроль. – Но я не имею к этому никакого отношения. Я ушел с матча и заснул на диване в гостиной. Вы можете опросить эльфов, если хотите. Они не станут вам врать. Не смогли бы при всем желании.
- Здесь не обсуждается вопрос о том, что нужно делать преподавательскому составу, мистер Поттер – одернула меня Макгонагалл, но тут же осеклась, когда Флитвик и Помона Спраут не очень дружелюбно на неё посмотрели.

Эм… реплика реально не в тему, профессор. Вам говорят не «сделайте то-то», а «вот свидетели».

- Я понимаю. Я всего лишь излагаю факты, профессор – отозвался я, переведя взгляд на насест с довольно болезненного вида птицей. Роскошное красно-золотое оперение потеряло блеск, феникс выглядел тощим и осунувшимся. Так, словно из последних сил держался, чтобы с этого насеста не рухнуть. Наверное, было куда лучше в хорошие для него дни. А я как всегда застал редкое магическое существо в не самый лучший для него период.
- Никто тебя не обвиняет, Гарри. Я всего лишь хотел спросить, не хочешь ли ты что-нибудь рассказать мне? – я облизнул пересохшие губы, пытаясь избавиться от чувства дежа вю.
- Простите, но что вы имеете ввиду?
- Ну, нет уж, профессоры, это был не Гарри! – громыхнул Хагрид, ударив громадным кулаком по раскрытой ладони и вскакивая с места. Профессора дружно подскочили. – Я готов поручиться за него!
- Хагрид…. – попытался вмешаться Дамблдор.
- Если надо, могу дать присягу перед Министерством Магии! – продолжал распаляться великан. – И в Международной конфедерации магов покажусь, если хотите, только….
- Хагрид!
Раскрасневшийся лесник замолчал под давлением магии, наверное, сообразив, где и перед кем повысил голос, вперил взгляд в пол. Дамблдор мягко улыбнулся, похлопав его по огромной ладони и взмахом палочки приведя в порядок массивный стул лесника.

С одной стороны, Хагрид от Хавка пока не огребал и может к нему хорошо относиться. Но с другой… я просто знаю, кто перед нами такое, и мне мерзко читать, как Хагрид защищает Хавка.

- Я не считаю, что Гарри околдовал кого-то. – более спокойным, даже беспечным тоном продолжил директор. Лесник удивленно икнул и автоматически сел на стул, я нахмурился, подспудно ожидая плохой новости. Мои ожидания полностью оправдались. – Я всего лишь хотел узнать, не слышал ли он чего-то или видел. В силу своих особенных способностей.
- Вы имеете ввиду парселтанг, сэр? – уточнил я. От меня не укрылось, как неодобрительно поджала губы Макгонагалл и устало помассировала переносицу колдомедик. Похоже, отношение к этому «дару» у преподавательского состава было неоднозначное. Впрочем, не строго отрицательное, и на том спасибо.
- Да, Гарри. Не хочешь ли ты что-нибудь рассказать мне?
На какую-то долю секунды я задумался. Дневник был источником ответов и угрозы одновременно. Но расскажи я об этом сейчас, и мне не отделаться от директора до конца жизни. Я буду ему должен. И всему преподавательскому составу заодно, записав в свой личный счет общение с темным артефактом. А добавить к этому суть проводимых мной экспериментов, и объяснять придется слишком многое. Поэтому мой ответ снова вызвал у меня чувство дежа вю.

Какая милая осторожность, особенно когда все явки-пароли успел спалить еще на первом курсе – упоминал Андрасте, на трансфигурации выделывался, творя символы родного мира, на орлесианском со шляпой и эльфами шпрехал, магию крови перед Флитвиком творил. Класс.

- Нет, сэр. Ничего. – приподнял брови я. Неожиданно вроде бы уснувший феникс слетел со своего насеста на подлокотник моего кресла. И с мягким курлыканьем потерся о мою ладонь. Я машинально погладил птицу по горячему клюву. Дамблдор улыбнулся.
- Ты понравился Фоуксу. Удивительные создания фениксы. Очень верные и преданные. Способные выручить из любой беды и переносить тяжелые грузы на огромные расстояния, невзирая на преграды. А их слезы обладают исключительной целительной силой. – Макгонагалл мягко кашлянула. Дамблдор опомнился и принял серьезный вид.

Простите Фоукса, он старенький, плохо видит. Не разглядел, кто перед ним.

– Тем не менее, в связи со случившимся, я должен попросить тебя быть осторожнее. И если ты заметишь что-нибудь необычное, обязательно сообщи об этом преподавательскому составу. Двери моего кабинета всегда будут открыты для тебя.
- Я учту, сэр – я встал с кресла, не проронивший ни слова Флитвик встал за моей спиной.
- Очень хорошо. Тогда иди к себе. И не беспокойся о подвергшихся нападению. Экстракт мандрагоры скоро будет готов, а после этого мадам Помфри сделает все возможное, чтобы быстро поставить на ноги пострадавших. – все тем же серьезным тоном продолжил Дамблдор.
- Ничуть не сомневаюсь, сэр. Доброй ночи.
- Спокойной ночи.
До факультетской башни мы с деканом шли молча. Я уже с трудом держал эмоции за барьером. Ментальное заклятье по контролю над собственным сознанием. Но как и любое заклятье магии крови, оно имело обратную сторону. Ты получаешь ясность ума на некоторое время, но потом сполна расплачиваешься со своими эмоциями, которые возвращаются вдвое острее, чем до этого. И если вы думаете, что это легко, попробуйте умножить свои нынешние чувства на два. И оцените, как вам это понравится.

Ай!!! /закрылась руками, чтобы не словить по носу обломком четвертой стены/ предупреждать же надо!
Это в дневнике хороший прием, в книге «для потомков» - короче, когда персонаж кому-то рассказывает свою историю. Но не так.

- Ты хорошо справился в кабинете – обронил Флитвик. - Но ты ведь не сказал всего?
- Не сказал. – признал я.
- Ты уверен, что это было правильное решение?
- Может да, может нет. Нет смысла рыдать над пролитым молоком.
- Что ж…. – полугоблин покосился на меня и кивнул. – Помни, что любая проблема имеет несколько путей решения. И двери моего кабинета всегда открыты для тебя.
- Я усвоил свой урок, профессор. Больше никакого запретного коридора – полуправда лучше лжи. В этот раз я все сделаю иначе. Флитвика мой ответ, видимо, устроил, потому что он продолжил путь в гостиную уже более расслабленно. У входа, перед тем, как отгадать загадку, я спросил. – Что будет дальше, сэр?
- Проверка – пожал плечами полугоблин. – И если виновника не поймают, школу, скорее всего, закроют. Это маловероятно, но я должен был предупредить.
Как только мы вошли, разговоры смолкли. Круг Магов сидел особняком в полном составе у самого камина. Грут беспокойно оплетал левую руку Невилла, тщетно пытаясь успокоить своего хозяина. Пока Флитвик начал речь, я кивнул парням, знаком показав, что все прошло благополучно, и не теряя времени поднялся в спальню.
Через несколько минут ментальный барьер лопнул, злость, отчаянье и горечь захлестнули мой разум волной. Перетряхнув рюкзак, шкаф и собственный чемодан, я в бешенстве ударил кулаком по столу. Не будет никакого правосудия. Как только я найду того, кто пользуется дневником – я его убью.

Черт, что?! Ты сам, умник, оставил опасный артефакт без присмотра на несколько дней! Ты знал, что он опасен даже для взрослого тебя – и оставил дневник в сумке, вот просто так, без защиты! Ты мог сделать так, чтобы дневник никому больше не навредил, отдав его Флитвику. Мог спрятать в спальне на магический замочек. Мог носить при себе или хоть зачаровать сумку… но взрослый умный ты не сделал НИЧЕГО из этого! А одержимый подросток-то достоин умереть от твоей руки без суда и следствия, дооо.
Мне кажется, поименованные в этом обзоре джентльмены, если бы сие зачли, сейчас в едином порыве сделали бы фейспалм. Ибо так лажать им не удавалось даже вместе взятым.

Примечания:
Валар Моргулис, друзья. Короткая, но важная глава перед финальной финишной прямой. Знаете, я никогда не думал, что это будет иметь для меня такое значение. Первоначально Хоук и Философский камень был экспериментом. Мне просто захотелось посмотреть на любимую сказку с другой стороны. И потом захотелось её закончить. Я не думал, что это кого-то заинтересует. Честно. Ожидал десяток лайков и полной тишины. Но я рад, что я ошибся. И искренне благодарен тем, кто меня читает и поддерживает. Ваши замечания, отзывы и поправки для меня бесценны.
Ну да, заметно. Только некоторые комментарии бесценно дороги, а другие гроша не стоят.

В этом произведении много моих эмоций и много меня самого. Да, я посвятил его очень близкому для себя человеку, но это не отменяет того факта, что я выставляю СЕБЯ. Когда смотришь на это вот так, совсем другое отношение. Хочется над собой работать, развиваться и писать. Эта история и каждый из вас - якорь моего разума, то, что не дает мне погаснуть в повседневных проблемах. А их сейчас много. Поэтому всем вам огромное спасибо и приятного чтения. Следующая глава будет больше. Мы выдвигаемся на финишную прямую. И мне это нравится. Потому что историю рассказывает Хоук из моего подсознания, черновики давно уже совпадают, дай бог, если на треть).
Знаете, я далека от выставления диагнозов по аватарке. Но… черт, если бы такое лезло из моего подсознания, я бы об этом молчала в тряпочку или открещивала себя от героя двумя руками, а не громко хвасталась.
Все. Глава закончилась. Осталось 7 глав.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 432
https://fanfics.me/message471185 - 1 часть.
Меня все еще тошнит, но давайте просто сделаем это.

Что у нас по плану? Ага, История магии.

- Гарри. До Истории Магии осталось пятнадцать минут.
- К Корифею историю – буркнул Поттер, отворачиваясь от света. Корнер беспомощно пожал плечами.
- Эм…. Я понимаю. Но сегодня что-то вроде контрольной, и если тебя там не будет…. – предпринял вторую попытку Голдштейн, аккуратно тряхнув Поттера за плечо.
- Подойду минут через десять – не открывая глаз, сообщил Поттер. Райвенкловцы переглянулись и вышли в гостиную.
- Ну, это уже прогресс – оптимистично предположил Краснобай. – По крайней мере, у него вернулась тяга к отдыху.
- Ага, в ущерб всему остальному, правда. – хохотнул Смит, Голдштейн флегматично отвесил ему подзатыльник.
- Идемте. Иначе точно опоздаем.
В аудиторию они подошли одними из последних, расположившись аккурат на первых партах. Гриффиндорцы шумно галдели, несколько человек уже играли в карты. Смит закатил глаза, садясь рядом с Падмой Патил. Со звоном колокола в класс сквозь доску вплыл профессор Бинс, обозрел аудиторию флегматичным взглядом и начал монотонно читать лекцию.

Короче, опоздания Хавка не заметили, он сел на место, начался урок.

Поттер повел над пером ладонью, как только призрак сделал вторую паузу, перед каждым учеником появился зачарованный пергамент с вопросами. Перо Поттера тут же начало шустро заполнять поля ответов, а сам райвенкловец прикрыл утомленно глаза.
- Так нечестно! На занятиях нужно учиться! – рассерженной гусыней зашипела Грейнджер, райвенкловец досадливо поморщился и потер пальцами левый висок. Перо на секунду соскочило на край пергамента, затем снова продолжило бег по бланкам ответов.
- Учись – разрешил Поттер, левитировав решенный тест на стол преподавателя и улегся на скрещенные руки, явно планируя досыпать. Смит криво усмехнулся покрасневшей от возмущения Грейнджер.
- Господа студенты, у вас осталось двадцать минут – монотонным голосом напомнил преподаватель. Грейнджер тут же кинулась дописывать тест. Корнер дополнительно заполнял второй свиток, то ли для гримуара, то ли ради дополнительных баллов в копилку факультета. Голдштейн уже читал учебник по чарам под партой, левитировав свой тест на стол преподавателя. Смит со вздохом посмотрел на свой пергамент.
- Помощь нужна? – деликатно осведомилась соседка по парте.
- Не помешала бы. С меня шоколад.
- С изюмом и орехами.
- Заметано.

Мусорный отрывок, если честно, ни о чем (а, нет, о том, как Хавк относится к людям, не имеющим ништяков и свиты и желающим честно трудиться... и об отношениях на Рейвенкло). Но я знаю, что сейчас будет мерзость, поэтому должна была разбавить ее пустотой.

Готовы к мерзости? Погнали.

- Отойдите, пропустите. Да дайте же пройти, черт бы вас побрал! – Поттер отпихнул Джастина Финч-Флетчи в сторону, и быстро скастовал диагностирующее заклятье. Луна Лавгуд, ничего не замечая, продолжала левитировать в нескольких метрах над полом. Светлые волосы разметались, а глаза закатились. На висках выступил нездоровый пот. – Чего вы ждете, болваны? Колдомедика сюда!
- Ненормальная, я же говорил – громким шепотом сообщил Эрни Макмиллан, проводив взглядом понесшегося в сторону больничного крыла Голдштейна.
- Закрой свой рот, пока я не пробил твоей пустой головой гребаную стену – не оборачиваясь, среагировал Поттер.

Тут плохо все. И Эрни, который не в характере (в каноне он не был мерзким парнем, даже напротив – он искренне переживал за однокурсника, умел признавать свои ошибки), и Хавк, который очень даже в характере и готов кидаться на людей за слова.

Смит и Корнер взялись организовывать напирающую толпу, чтобы обеспечить колдомедику доступ к пациенту.
- Потише, Поттер! Тронешь его и будешь иметь дело со мной! - выступил вперед Финч-Флетчли.
- Давай, мать твою. Попробуй. – резко развернулся Поттер, сократив расстояние и флегматично сжав кулак. Джастин нервно облизнул пересохшие губы. – Ну? Ты похоже потерял свою гриффиндорскую храбрость?

Джастин хаффлпаффец, но так-то у него есть яйца – выступить против сумасшедшего в остром психозе не каждый смогет.

- А тебе только и нужен повод нападать на грязнокровок....
- Джастин, не надо! – Макмиллан ухватил приятеля за руку и оттащил на несколько шагов назад. Глаза Поттера блеснули алым. – Не связывайся с ним, ты же не хочешь окаменеть, как остальные.
- С вами я разберусь безо всякой магии, стадо тупоголовых идиотов. – Джастин вытащил палочку и приставил её к груди райвенкловца. Тот язвительно приподнял бровь. – Давай. Отважный борец с темными лордами. Чего ты медлишь?
- Джастин…. – Макмиллан с силой сжал запястье однокурсника. – Опусти. Это хорошо не кончится.

Эрни задницей чует, что лучше не связываться, но увы. Бессмысленно идти на танк с ножом.

- Твой друг умнее тебя – констатировал Поттер, после чего резким движением впечатал кулак в подбородок хаффлпафца. Толпа охнула.

То есть Хавк не стал дожидаться, пока Джастин послушает или не послушает совета Эрни – он напал первым.

Джастин не удержался на ногах, рухнув на пол, палочка выпала и покатилась по полу. Но Поттер продолжил бить. Методично, удар за ударом разбивая лицо Финч-Флетчи. Тот попытался закрыть голову руками, но неудачно. Толпа пораженно замолкла.

И продолжает методично избивать лежачего, который не сопротивляется. Который, напомню, хотел защитить товарища и дальше слов не пошел – не смог напасть первым.
О разнице в возрасте и упоминать стыдно.

- Гарри. Постой, подожди! – слизеринка протиснулась через толпу, мертвым грузом повиснув на плечах Поттера. – Хватит, ты же убьешь его! – с неприятным хрустом окровавленный кулак райвенкловца впечатался в нос Финч-Флетчи. Окончательно его сломав. Тяжело дыша, Поттер выпрямился и мутным взглядом обвел толпу. Некоторые ряды уже загудели, Макмиллан склонился над Джастином, осторожно его поднимая.
- Может ты и не темный лорд, Поттер. Но ты точно псих. – бросил он, поднимая бессознательного сокурсника заклинанием и направляясь в сторону больничного крыла. Толпа загудела, обсуждая произошедшее.

Я не поняла, почему Эрни не вломил ему в ответ (и никто больше не вмешался), но, думаю, дело в авторском произволе. Хавк может бить только тех, кто априори не даст сдачи.

- Дай руку. Я посмотрю. – слизеринка настойчиво развернула Поттера к себе, хмуро рассматривая разбитый кулак. Смит флегматично удалил с пола следы крови, бросив на лидера задумчивый взгляд. Призвав из рюкзака бутылочку бадьяна, трансфигурировала бинты и начала обрабатывать, осторожно касаясь тонких на вид пальцев.

Агент Тонкс мастерски играет роль – уверена, она тоже была бы не прочь Хавку втащить. И кстати, что значит "тонкие на вид"? На ощупь там лопаты?

– Зачем? Теперь они будут болтать ещё больше. И тебе снова назначат отработки, когда все узнают.
- Накопилось. Я просто вышел из себя. – отстраненным тоном отозвался Поттер. Булстроуд фыркнула, закончив обрабатывать его руку.

Взрослый маг, видевший всякое, вообще на диво легко выходит из себя.

- Тебе нужно придумать другой способ сбрасывать напряжение, знаешь что.
- Я бы прокомментировал, но прозвучит неприлично. – усмехнулся Поттер. Слизеринка покраснела и тут же молча дала ему подзатыльник.

Фу, какая гадость - эти ваши эротические намеки в 12 лет.

Пришедшая колдомедик уже укладывала на носилки погруженную в сон Лавгуд, расспрашивая Голдштейна.
- Пойдем отсюда?
- Куда угодно, моя леди.
- Нахал.
- Я знаю.
- Хватит говорить об этом так, будто ты этим гордишься!
- А что, нельзя?
- Гарри Джеймс Поттер!
- Всё-всё-всё! Я замолкаю.
- Хорошо.
- Великолепно – хмыкнул Поттер и прижал девушку к себе, собственнически обняв одной рукой. Слизеринка фыркнула, но объятий не разомкнула.
- Как ты там сказал? Малая жертва ради большого будущего? – обронил Смит, провожая взглядом Поттера и слизеринку, которые уже почти миновали людный коридор. Минута, и оба исчезли за гобеленом.

Малая жертва - это разбитое в мясо лицо 12-летнего мальчишки, вашего ровесника, ради того, чтобы вас не трогали? Да вы приспособленцы поганые, господа.

- Ну…. Может обойдется ещё – с сомнением отозвался Корнер. – Идем, найдем Травника. Мне почему-то тоже захотелось напряг сбросить….
- И?
- Дуэли, мой недогадливый друг, дуэли наше все.
Джинни Уизли тем временем прижимала к груди черный ежедневник в мягкой обложке, глядя на то место, где только что находилась Полумна Лавгуд. По бледному лицу катились слезы. Первокурсница опустила голову, скрывая лицо за длинными рыжими волосами, и никем незамеченная направилась по коридору.

Примечания:
Валар моргулис, друзья. Вот и новая глава, впереди будет дико напряженная неделя, плюс автора свалил то ли грипп, то ли простуда. Так что пока возможно- дописал и размещаю. продолжение по традиции в конце следующей недели. Арка с Томом Реддлом писалась пару дней назад с большим удовольствием, так что я решил, что не буду ее менять) приятного чтения.

Учитывая, что в этой арке Том Реддл выставлен жестоким и тупым, я могу понять ав... нет, не могу. Последнее дело - унижать персонажа, пусть даже нелюбимого, пусть даже за дело. Знаете это чувство, когда стоят и разговаривают непримиримые враги, а воздух вокруг прямо дрожит от напряжения - ибо оба достойны, умны, талантливы, и каждый готов умереть за свои идеалы, и вы по-своему каждым восхищаетесь, но - вы уже выбрали сторону, и переход суть деяние недостойное?
(Стоят, значит, Наратзул Арантеаль и Арк, Бог Тьмы, и уххх, какая энергия с экрана прет... прастити)
Вот так надо про "у каждого своя правда", вот это красиво. Но с таким антагонистом, как местный Реддл, с таким протагонистом, как Хавк - это невозможно.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 225
Привет!
Я, признаюсь честно, порой люблю антигероев и протагонистов-злодеев. Но не тогда, когда они плохо прописаны, когда плохо прописаны все вокруг и когда нам заявляют, что черное - это белое.
Фик "Хоук и тайная комната" собрал комбо.
Глава 26, часть 1.

- Хэй-йо, папаша – поприветствовал Голдштейна Корнер, хлопнув его по плечу. – Можно спросить, с чего у тебя на лице скорбь всего эльфийского народа?

А можно спросить, откуда в его речи эта идиома? Ну, раз он видел только домовиков, причем скорее всего местных, Хогвартских, которые работают и горя не знают.

- Катись знаешь куда со своими шуточками? – устало огрызнулся Голдштейн, удаляя с одежды пятна от какао.

Вот хрюшка.

 – Я беспокоюсь о Гарри.
- А что  с ним? – с ногами забрался в соседнее кресло Корнер, убирая челку с глаз.
- А ты слепой? – раздраженно отозвался десница.

Нет, просто Хавк всегда какой-то стремный.

- Апчхи! Вот же блядство…. – оповестил о своем прибытии Алхимик, закрывая ладонями лицо и падая в кресло поближе к камину. Голдштейн устало закатил глаза, трансфигурировав платок. – Спасибо…. – гнусаво поблагодарил однокурсник.
- Не за хрен – отмахнулся от него Энтони. – Никак не пойму, почему ты просто зелья не выпьешь.
- Бодроперцовое – не панацея. Слишком частый прием провоцирует…. – Смит громко высморкался и кашлянул, комкая ткань платка в руке. – Привыкание организма. Другими словами, много хорошего – не всегда хорошо. Прием зелья по каждому чиху просто закончится тем, что оно перестанет действовать как надо.
- И поэтому лучше ходить и заражать всех вокруг – хохотнул Корнер – Малая жертва ради большого будущего.
- Нихрена вы не понимаете – покачал головой Смит, снова громко высмаркиваясь.
- Нам и не надо. Зелья по твоей части – закрыл тему Голдштейн, приветственно кивнув вошедшей старосте. Правда, Пенелопа кажется этого даже не заметила.

Ну, этот парень таки не очень прав, что ходит соплями обвешанный и на всех чихает – это раз. А два – я извиняюсь, но вот это «нам и не надо» в школе, где учат базе по всем предметам, звучит странно. Ребенок, может, ты отучишься хотя бы курсов 5, а потом будешь решать, что тебе не надо?

– Меня больше беспокоит Гарри.
- Тебя всегда беспокоит Гарри – справедливости ради заметил Корнер, магией утянув со стола чашку с горячим чаем и левитировав её в сторону Алхимика.
- На этот раз все гораздо серьезнее. Вы его видели после каникул?
- Я видел – откликнулся Алхимик. – Мельком правда, он меня послал, не уточняя направления. Кажется, он чем-то занят. Но это обычное для него состояние, разве нет?
- О, разумеется. И именно поэтому он потерял треть своего веса, под глазами круги, как на поле Вашингтона,

У Энтони мама работает в США, допустим, он может такое сказать. А его друзья поймут, о чем он толкует?

а белки глаз скоро станут красными по умолчанию. Про периодическое кровотечение из носа я  уже молчу. – цыкнул Энтони, вырвав из тетради лист и сосредоточенно смяв его в комок.
- Погоди, все так серьезно? – в ответ на кивок, Корнер непривычно мрачно нахмурился. – Так может того, завернуть случайно в сторону больничного крыла, а там всё само как-нибудь?
- К сожалению, «само как-нибудь» не действует. Булстроуд уже пыталась. Он там задержался на два дня, попил укрепляющих зелий, а потом все вернулось к тому же состоянию, если не хуже. – прокомментировал Голдштейн  и раздраженно захлопнул тетрадь. Рабочий настрой был сбит  напрочь.

Голдштейн, ну ты хрюшан!!! Получается, пятна от какао у тебя не свежие «пил и обрызгался», а ты выпил какао, заляпался, вот так пошел работать… и только при товарищах по несчастью вспомнил, что ты в школе, а не в своей берлоге, где можно в грязных трусах смотреть сериалы под пивко?

- А декан? – вмешался Алхимик.
- А ты не знаешь Флитвика? Уж не знаю, чем Гарри его уболтал, но пока о госпитализации в мед.крыло речи не идет. Вроде как снизились нагрузки, но это все.

Мне про мед.крыло очень понравилось. Знаки препинания в устной речи героев — штука тонкая, я вот всегда рвусь прочесть диалог вслух… А ТАМ — ЭТО!!!

- Весело…. – задумчиво подвел итог Корнер. – А делать что будем?
- А что можем? – резонно откликнулся  Голдштейн.
- Поговорить с Гарри? – предложил Алхимик. В ответ на красноречивые взгляды, он фыркнул. – Что? Я хоть что-то предлагаю.
- Ага. Чтобы он нас проклял за излишнее любопытство – зевнул Корнер. – Но вообще-то, куда практичнее будет предложить помочь.
- То есть? – сбился с мысли Голдштейн.
- Ну, он же занят, так? – дождавшись кивков, Краснобай продолжил. – Ну, вот и возьмем на себя лишнюю часть нагрузки. Эссе там, контрольные, готовые варианты лекций. Ненавязчиво, мелочи, но на пользу делу. Глядишь, у него и освободится лишняя пара часов на сон и перекус.
- Дельная мысль…. – кивнул Голдштейн, хлопнув себя по коленям и поднимаясь. – Начать предлагаю сейчас. А именно – с гримуаров. Экзамены не так уж далеко.

Вы заметили, да? Свита как-то не спешит впрягаться за господина, раз они, видя, что Хавк себя загоняет, только сейчас решили ему помочь и еще обсуждают - дельная мысль или не очень. 

- Да ты смеешься, всего февраль  на дворе же – лениво зевнул Алхимик, тем не менее, поднимаясь с кресла.

Во-во, февраль на дворе, не ломай кайф — «Наместнику» временно не до нас! Ура! Че ты как неродной? Никому не надо лишнего внимания с его стороны.
Захария Смит верно говорит, видно, что морок и с него временно спал.
Дальше пустой скучный треп, и они идут учиться, "не заметив" Хавка.

Потребовалось немало выдержки, чтобы «не заметить» уткнувшегося в черный ежедневник с мягкой обложкой Поттера. Тот сидел за нишей с доспехами и сосредоточенно что-то писал, щелкая шариковой ручкой. Смит предусмотрительно пихнул его локтем, они продолжили спуск вниз.

А чего он там пишет? Щас посмотрим.

- И в чем подвох? Почему мне тебе верить, если ты изначально не счел нужным мне сказать, что подпитываешься магией?
- Чтобы ты перестал писать в дневнике?
- Я перестану, Том. Мы оба это знаем. Не притворяйся глупцом.
- Да, перестанешь. Так что плохого, если я просто покажу тебе?
- Много причин. В твоем дневнике не хватит листов.
- Не расскажешь?
- А что взамен?
- Клятва с моей стороны о непричинении тебе вреда.
- Не много ли? Зачем тебе это, Том?
- 50 лет в одиночестве долгий срок, Хоук. Достаточно долгий, чтобы ты начал ценить хорошую беседу. Просто подумай над этим, ладно?

Ты пошто вообще начал писать в странном дневнике? Ты его хоть проверял перед этим? Нет? Что вот это за дурацкие ломанья, Гарриэт? Кстати, зачем ты доверил ему свое настоящее имя?

Я уставился на написанное и устало потер глаза. Нет, Том. Может ты и был исключительно талантливым учеником Хогвартса, но я тебе не верю. Более того, я знаю, что условно «держу» в руках виновника нападения на Криви и окаменения кошек на Хэллоуин. Такая вот игра в слова продолжается больше двух недель, порядком меня изматывая.
В схему не ввязываются покушения на Миллисент, но с другой стороны, здесь артефакт мог иметь косвенное отношение. А мне нужно имя. Имя предыдущего обладателя дневника. И только потом, с этими доказательствами на руках, я могу идти к Флитвику.

Дано: опасный артефакт, обладающий собственной волей и самосознанием, способный измотать взрослого мага, а ребенка так и вовсе подчинить. Есть ли разница, кто владел им?
На самом деле есть, конечно, потому что герои имеют все те же знания, что и автор, и Хавк должен выйти на мысль «виновна Джинни Уизли». Если отнести артефакт Флитвику сейчас со словами «вот эта вещь виновна в наших бедах», выйти на Джинни и обвинить ее не получится.

Да и что скрывать, изучать механизм работы артефакта мне интересно. Чем-то напоминает гримуары магов крови в Киркволле, я их внимательно изучал, прежде чем уничтожить. И знания, почерпнутые оттуда, не раз спасали мне жизнь в дальнейшем, в том числе и во время второй вылазки на глубинные тропы.
Интерес – может и эгоистичная, но первоначальная причина, по которой я все ещё держу артефакт у себя, несмотря на риск. Мне не дает покоя сходство и различия дневника с обычными гримуарами. То есть, гримуар – вместилище знаний мага, своеобразный слепок его личности, который может храниться не один десяток и даже сотню лет.

Иначе говоря, гримуары, которые вы составляете – не просто конспекты, но что-то большее? А почему мы только сейчас это узнали?

Но это…. Я будто держал в руках полноценное живое существо, даром, что это была зачарованная маггловская тетрадь.
Честно признать, мне всегда была присуща некоторая доля азарта. И возможно, многих неприятностей можно было избежать, просто приняв другое решение. Ведь мне совсем не обязательно, например, было проходить «охранную полосу» на пути к философскому камню. Я знал, что камня там нет. Но всё равно пошел, чтобы убедиться, что был прав в своих предположениях. Да, может, поступи я иначе, Квирелл бы умер позже, но с другой стороны…. Я просто не смог остаться в стороне от неприятностей. Я привык всё делать до конца. Иначе в чем вкус к жизни? А Квирелл всё равно бы умер, так или иначе.

…прости, что? Вот это ты сейчас серьезно? Ты, который так злился на детей, влипающих в неприятности, который так мечтал о спокойной жизни; ты, не сделавший на полосе препятствий ровным счетом ничего – лишь насмехавшийся над 11-летними детьми; ты, которого даже собственный автор в комментариях криво-косо пытался оправдать благородным порывом защитить первокурсников; ты, своими руками убивший человека, якобы переступив через себя, якобы сожалея – ты… пошел на полосу препятствий и убил человека… просто потому что дозу адреналина захотел?

Дневник, правда, сложно ставить на одну полку с ситуацией в прошлом году. В этот раз я осознанно пытаюсь перехитрить опасный артефакт, попутно подпитывая его своими жизненными силами. Глупо. Авантюрно. Азартно. Но если сдамся сейчас, я ничего не узнаю.

А еще можешь попасть под власть артефакта и кого-то покалечить или даже убить. Ребенок об этом может не подумать, но взрослый маг, привыкший взвешивать свои решения…

И тот, кто напал на Миллисент останется безнаказанным. Может, в то воскресенье и показалось, что я всё спустил на тормозах, но – нет. Никто не смеет трогать моих близких. И разобраться с этим я должен сам. А уже потом передавать виновника в руки правосудия, если будет необходимость.

А кто давал нашему герою право вершить суд?
Если отбросить экспрессию (а мне, поверьте, есть что сказать), выходит, что Гарриэт Хавк, он же местный Гарри Поттер – второкурсник-сирота. Предположим, он богатый сирота. Предположим, его семья (не он лично!) была уважаема. Предположим, у него есть влиятельные и богатые родственники…
Но!
Он – не судья, не прокурор и не пристав-исполнитель. Он даже не справил совершеннолетие. У него НЕТ права вершить самосуд, выносить приговор, определять наказание, и его «разбирательства» по определению незаконны.

Покусав губу, я в очередной раз щелкнул шариковой ручкой. Этим писать куда удобнее, чем пером. Особенно, когда имеешь дело с не в меру разговорчивым артефактом. Ладно. Хорошо. Я с этим справлюсь. Том Реддл думает, что имеет дело со второкурсником. И это станет моим маленьким преимуществом. Нужно только подготовиться, вот и все. Захлопнув дневник, убираю его в сумку, поднимаюсь в гостиную факультета. Над загадкой думаю необычайно долго, давление дает о себе знать небольшой пульсацией в висках. Нормально. Выдержу.
- Гарри – поприветствовал меня Корнер, усмехнувшись. – Если что, я закончил карту по Астрономии. Бессмысленно же, каждому делать одно и то же задание с нуля. Тебе скопировать?
- Да, пожалуй – благодарно кивнул я, хлопнув его по плечу. Астрономию я всё ещё считаю самым нудным и бесполезным предметом в Хогвартсе, даже история с преподавателем-призраком на её фоне выигрывает, по крайней мере – для меня. Так что предложение Краснобая вполне к месту. Делать с нуля базовое задание действительно глупость та ещё. – Сделай несколько копий. А я пока лягу, измотался в последнее время. Может, усну.
- Доброй ночи – кивнул чем-то необычайно довольный Майкл, но я решил не разбираться в причинах и на самом деле поднялся наверх с намерением лечь и продолжить эксперимент с дневником. А потом спать. Да. Обязательно.

Ну все как обычно. Хавк легко пользуется результатом чужого труда, не интересуется своими людьми (параноик, ага) и даже не думает предложить помощь в ответ.

Планы немного сдвинулись как только в поле моего зрения попала дверь в душевую. Бросив у изножья кровати неожиданно тяжелую сумку, на ходу стянул одежду и провел много времени под струями горячей воды. Давление в висках немного успокоилось, притупилась и постоянная боль в затылке, которая сопровождала меня с тех пор, как я нашел дневник.
Одежда, естественно, уже исчезла с того места, где я её оставил. Эльфы бдительно следили за порядком.

Среди нас есть Ванга…

Закутавшись в теплый халат, я чарами призвал дневник из сумки и с ногами забрался в постель, задергивая полог. На всякий случай, накладываю заглушающие чары на ткань.
«Может, ну его?» - мелькнула малодушная мысль, пока я держал пальцами пульсирующий дневник. В глаза будто насыпали мелкой гальки, а голову сдавило обручем. Вообще, я чувствовал себя так, как чувствует себя человек, неожиданно заболевший тяжелой формой гриппа. Даже температура тела и та держалась в районе 38.3, упорно не падая ниже.

Человек-градусник))

Бодроперцовое меня спасало всего на пару часов. Но с другой стороны я знал, что если отступлю сейчас – никаких потом не будет. Я ничего не сделаю «завтра» или «послезавтра». Просто потому, что у меня не хватит на это сил. На всякий случай, рядом кладу заполненную флягу с водой и трансфигурирую жестяной глубокий таз рядом с кроватью. Вкладывая достаточную долю магии, чтобы трансфигурация продержалась пару часов. Левый висок стрельнуло болью, но я не обратил на это никакого внимания. Щелчок ручки.

Это была вся подготовка? Тазик и водичка? Ну-ну.

- Сначала Клятва, Том. А потом ты мне покажешь всё, что хотел.
На несколько минут я остался один на один с чистым тетрадным листом. Только потом на странице красными чернилами вывелся текст клятвы о непричинении любого возможного, как физически, так и магически вреда. По смазанным краям некоторых букв я понял, что вместо чернил использовалась кровь.

У, малефикарщина поганая пошла.

Дневник стал теплым, а затем засветился ярко-желтым светом, который больно резанул мне по глазам. Но клятва принята. Что ж, этот раунд я выиграл.
Страницы дневника начали лихорадочно перелистываться прямо у меня в руках, после чего застыли в самом конце: июнь 1943, незадолго до того, как Том Реддл получил свою награду «За заслуги перед школой». На странице вместо ожидаемых мной чернил появился небольшой экран, я с легкостью узнал второй этаж Хогвартса, прищурившись, попытался разглядеть снующие фигуры, но внезапно мое тело стало очень легким, невесомым.
Пространство сместилось перед глазами, и вот я уже лечу на встречу каменному полу. Сгруппироваться получилось в последний момент, хотя ожидаемого удара я все же не почувствовал. Мои пальцы с легкостью ощупывали холодный камень и в то же самое время будто проходили сквозь него. Любопытно.
Решив отложить изучение пространственных свойств на попозже, я огляделся. Рядом со мной, сложив руки на груди, стоял хмурый слизеринец со значком префекта на груди. Тома Реддла я в нем признал с легкостью.

А как, если ты никогда не видел его фотографий – лишь знаешь имя?

И должен сказать, что на расстоянии вытянутой руки его внешность все же производила впечатление. Слишком…. Правильная. Идеальная. Ни единой отталкивающей черты, ни одного недостатка. Даже немного раскосые глаза его не портили, в вечернем полумраке карий цвет глаз отливал бирюзой в районе радужки.

Видимо, в родне Слизеринов и Гонтов отметились меры, потому что раскосые глаза с темной склерой и яркой радужкой характерны именно для них. Судя по сочетанию цветов, то были босмеры.

Реддл сейчас был мрачен и задумчив и больше походил на гравюру с портрета 15-го века, нежели на живого человека.

Акцио, Уста Саурона! Что вы скажете за сей пассаж?
Ну кроме того, что мы опять имеем неведомо откуда взявшееся знание.

Наконец, он отлип от стены и направился к лестнице. А я последовал за ним. Снующие фигуры в черном оказались магами в балахонах, которые укладывали на носилки девочку, прикрывая её белой простыней. С Миртл Уоррен даже не сняли заклеенные скотчем круглые очки. Магглы бы сняли.

Откуда знаешь?

Я это отметил машинально, безошибочно в толпе у неработающего туалета найдя её родителей. Безымянные мистер и миссис Уоррен. Миссис смотрела в пространство стеклянными, сухими глазами. Мистер отвечал односложно человеку в форме старшего Аврора, излишне крепко сжимая плечо своей жены. Миссис, впрочем, этого совсем не замечала, поглощенная своим горем. И похоже, под завязку накачанная успокоительным зельем. Ещё несколько магов негромко переговаривались, накладывая диагностирующие заклятье почему-то на дверь в туалет.
Реддл притормозил на ступеньках, пропуская магов с обычными, ручными носилками. Из-под белоснежного покрывала, пока они поднимались, выпала рука с аккуратно подстриженными и чистыми ногтями. Никто из магов не стал ничего делать, и бледная рука девочки безвольно покачивалась, пока они поднимались по лестнице. Том почему-то прикипел к ней взглядом и ещё больше нахмурился. Он задумался настолько глубоко, что подскочил, когда его окликнули.
- Том?
- Профессор Дамблдор. – нейтральным тоном отозвался Реддл. Уважение, участие и немного вежливого любопытства. Ничего лишнего. Я с любопытством перевел взгляд.
Молодой Дамблдор почти не отличался от нынешнего, разве что седины в бороде было много меньше. Но взгляд рентгеновских лучей из-под прищуренных голубых глаз был таким же.

У него под глазами рентгеновские лампочки закреплены? Я тоже себе такие очечи хочу.

Жестким. Внимательным. Расчетливым. Реддл под этим взглядом почувствовал себя явно неуютно. Я это понял по побелевшим костяшкам пальцев, когда он сжал руки за спиной. Однако, лицо слизеринца не выдало ни единой эмоции.
- Опасно в нынешние времена бродить по коридорам, Том…. – мягко укорил студента директор, но взгляд при этом мягче не стал.
- Простите. Я хотел сам убедиться, правдивы ли слухи. – Реддл моргнул. Пальцы за его спиной сплелись в жесткий замок.
- Боюсь, что да, Том. Они правдивы. – на этих словах в голосе Дамблдора промелькнула неподдельная горечь.
- У меня нет дома. Они ведь не закроют теперь Хогвартс, правда?
- Я не могу ничего обещать – профессор покачал головой и на несколько ступенек спустился вниз, сокращая дистанцию. – Вполне возможно, у директора Диппета просто не останется выбора.
- А если это прекратится? Если того, кто это затеял, поймают? – впервые на протяжении всего разговора в глазах у Реддла промелькнула эмоция. Жадность. Требовательная и какая-то не совсем здоровая. От избытка чувств он даже немного наклонился вперед.
- Не хочешь ли ты что-нибудь рассказать мне? – нахмурился Дамблдор, внимательно изучая студента. Реддл снова моргнул и перевел взгляд на факел за спиной профессора. Его лицо разгладилось и приняло безмятежное выражение.
- Нет, сэр. Ничего.
- Что ж…. Тогда ладно. – судя по голосу, Дамблдор был изрядно разочарован. – Иди к себе.
- Спокойной ночи, сэр.
- Спокойной ночи, Том.
Профессор направился вверх, Том, выждав пару минут, наоборот развернулся и целеустремленно полетел по коридору.

Идет он, ясный пряник, к Хагриду.

Наконец, в глубине коридора раздался приглушенный звук и ругательство. Глаза Реддла блеснули торжеством, он проскользнул в проем, не распахивая двери. Я прошел следом. В одной из широких ниш, заменяющих кладовку, горела керосиновая лампа. На коленях рядом со скамьей и ящиком, набитом доверху мягкой соломой, стоял очень массивный студент. Судя по вороту – гриффиндорец. Длинные волосы были перехвачены резинкой. Когда я услышал его голос, то вздрогнул.
- Ну, давай! Не упрямься, ты будешь в безопасности….
- Отойди оттуда, Рубеус. – скомандовал Реддл, наизготовку поднимая палочку. Будущий лесник вздрогнул всем телом, затылком зацепив тусклую лампочку и тут же встал. Уже тогда стало понятно, что по габаритам он перегоняет многих старшекурсников.
- Том. Что ты здесь делаешь? – настороженно поинтересовался Хагрид, демонстративно поднимая пустые ладони. «Наивный, глупый….» - я невольно скрипнул зубами, не сводя взгляда с явно торжествующего Реддла. Слизеринец наслаждался своей властью. И ситуацией. Ему явно нравилось быть хозяином положения.
- Всё зашло слишком далеко, Хагрид. Будет лучше, если родители узнают, что тварь, убившая их дочь, уничтожена.
- Это не он! Арагог никого не убивал! – Хагрид сделал несколько шагов вперед, Реддл неуловимо взмахнул палочкой, едва шевельнув губами. Огненный хлыст оставил на щеке Хагрида длинный след и буквально вмял его в стену.
В следующий момент в сторону Реддла прыгнуло что-то большое и явно щелкнуло жвалами, не подпуская к хозяину. Реддл попытался достать заклятьем крупного паука, но безрезультатно, тот просто спружинил в сторону и скрылся в темноте коридора.
- Арагог! Арагог! – завопил Хагрид, явно собираясь кинуться в догонку за своим сбежавшим питомцем. Огненный хлыст хлестнул его по лодыжкам, заставив рухнуть на колени.
- Я не могу отпустить тебя, Хагрид. Тебя лишат палочки. Исключат. – повел бровями Реддл, усмехнувшись левым уголком губ, и всё ещё удерживая великана на прицеле. При словах об исключении, глаза гриффиндорца стали большими, как блюдца, он поспешно опустил голову, скрывая лицо. И слезы, должно быть.

В каноне Реддл вел себя умнее, а здесь… вообще-то Хагрид мог на него пожаловаться, мол, префект Реддл пытался силой и угрозами заставить меня взять вину на себя, вот следы от его заклятий. Это не я себя покалечил, я на несколько курсов младше и просто не владею такими заклинаниями.
И Дамблдор такой: а действительно, не далее как сегодня Том спрашивал меня, что будет, если виновника поймают!

Когда пространство начало сворачиваться, а под ногами сформировалась чернота, я высвободил оставшуюся часть магии пополам с бушующим во мне негодованием.
- Нет уж, Реддл. Покажись!
Пространство замерло и в следующий момент вернулось. Но обстановка была другой. Громадный мраморный зал с небольшим озером и статуей Салазара Слизерина в полный рост. Я осматривался, вглядываясь в каждую тень.
- Не думал, что у тебя хватит на это силы…. Хоук. – с заминкой протянул слизеринец, выходя из тени. На нем была всё та же слизеринская мантия и тот же блестящий значок префекта. По сравнению с ним я в теплом махровом халате и влажными волосами выглядел, наверное, смешно.
- Смирись. Ты не всеведущ и не всемогущ. – безэмоционально сообщил ему я, скрестив руки на груди. – А ещё ты ничего не можешь мне сделать. Иначе магия уничтожит тебя, Реддл.

Откуда такая уверенность? А неизвестно.

При этих словах лицо Реддла исказилось негодованием и злобой, но он смолчал. Почему-то начав нарезать вокруг меня круги и внимательно меня рассматривая. К окончанию третьего круга он почему-то окончательно помрачнел.
- Чего ты хочешь от меня?
- Правды. Я хочу знать, что нападало на учеников.
- Я же всё показал тебе.
- Я не верю, что это Хагрид.
- А мне всё равно. Я выполнил свою часть уговора – с неприятной усмешкой отозвался слизеринец, сложив руки на груди.
- И ты мне больше ничего не скажешь?
- Ни слова. – с видимым удовольствием констатировал Реддл. Глядя на то, как его губы растягиваются в ухмылку, я не выдержал и врезал ему по зубам. Удар получился славный, я даже услышал, как у него хрустнула челюсть. Реддл отступил на пару шагов, в шоке прижав ладонь ко рту. – Как ты это сделал?!
- С чего ты взял, что я тебе скажу? – фыркнул я, взмахом руки разрывая пространство. Рядом со мной тут же начала расти тёмная щель, в которую я уверенно шагнул. Реддл в догонку мне что-то кричал, но я уже не слушал. Некоторое время меня снова подняло в невесомости, я по наитию закрыл глаза. И понял, что сделал всё правильно.

Ну да, ну да. Подпитал дневник своей магией, разозлил его обитателя – все правильно.
Короче, Хавка рвет и Хавк решает продолжить беседу завтра.
Даю отбивку, что-то меня тоже подташнивает.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 96
Привет!
Сегодня у нас на обзоре Хоук. Нет, настоящий Хоук, единый во многих лицах и способный быть любым. Ну... почти любым. И вот мы и увидим, каким он может быть.
Фик под названием "Нет работы для меня?" представляет собой сборник из трех драбблов.
Описание гласит:
Жизнь в Клоаке нелегка, и торговец хватается за любую работу. Одни кидаются помочь ему, другие — лишь пользуются положением.
Главный герой - эльф Томвайз, проживающий в Клоаке, беднейшем районе города Киркволла. Томвайз зарабатывает на жизнь изготовлением и продажей ядов, но в его жизни случилась черная полоса. И в поисках работы он обращается к Хоуку...

А Хоуки во всех трех драбблах разные.

Нестлинг Хоук из первого драббла - душка и прелесть, несмотря на свою опасную и не всегда законную деятельность, умудряющийся сеять добро:
Пыль, кровь, грязь покрывали его отвратительной маской, и лишь улыбка прорезала эту бурую смесь. Жители не шарахались от него. Нестлинг Хоук всегда старался помочь, войти в положение. Сначала это вызвало подозрения, как и его улыбка. Но постепенно горожане привыкли.
Кровь подозрений не вызывала.
И, конечно, он помогает другу безо всяких, причем довольно тактично (а учитывая, кто он и откуда, так и вовсе 5+ по этикету):
— Послушай, я ещё в прошлый раз хотел спросить… у тебя случайно нет работы для меня?
— Есть! — воодушевлённо откликнулся Хоук. — Конечно, есть! Мне нужно ещё три пузырька яда из корня смерти, пять, нет, шесть, склянок ослабляющего яда и... хм-м... семь яда Воронов, да.
Томвайз пришёл в ужас:
— Зачем тебе столько? Ты на прошлой неделе брал по пятнадцать штук!
— Уже кончились.
Хоук сверкнул улыбкой. А эльф изумлённо покачал головой: купленных за этот год ядов Нестлингу бы хватило на всех храмовников Киркволла.
— Так что, сделаешь? Ты не торопись, мне не к спеху. Только я деньги в залог оставлю?
Том покачал головой.
— Я же говорил, я не беру деньги вперёд.
— Бери-бери! Я просажу все, если заранее не оставлю.
А зачем ему столько? Ну, драббл совсем крохотный, спойлерить не буду.
Словом, вполне состоявшийся милаха и очароваха.
Кстати, имя у него говорящее: Nestling — неоперившийся птенец. Как по мне - вполне оперившийся и очень симпатичный))

Во втором драббле мы знакомимся с совсем другим Хоуком. Зовут его Кэррион, и лапочкой его уж точно не назовешь.
Поначалу, когда он и сам на мели, сложно судить его за это:
Воин рыщет по улице, словно оголодавший за зиму волк, и кажется, готов съесть все ядовитые корешки на прилавке. Поэтому Томвайз окликает без ожиданий:
— Так давно нет заказов. Не найдётся работёнки?
На худом лице Хоука мелькает мрачная улыбка.
— Какое там. Дела — как у лучника без стрел.
Но не в деньгах дело, совсем не в деньгах:
Спустя пару месяцев в клоаке ничего не изменилось. Разве что Хоук — Хоук отъелся и уже не выглядит осунувшимся, даже купил новую броню.
— Кэррион! — с надеждой восклицает Томвайз. — У тебя случайно нет работы для меня?
Хоук только разводит руками в своей новой, вызывающе дорогой броне.
И Томвайз окончательно в этом убеждается, когда от голода охота грызть прилавок. Он готов согласиться вообще на все, и Кэррион, не будь дурак, решает развлечься... ну сами взгляните. Не правда ли, очень знакомые замашки?
Хоук смеряет его взглядом: сначала удивлённым, потом насмешливым, наконец, презрительным.
— Не пользуюсь ядами, Томми.
Он стряхивает руку Томвайза, но эльф цепляется, как за дерево при урагане.
— Забудь про яды! Стирать, готовить, чинить одежду... что угодно, Хоук!
Воин делает шаг назад. Размышляет. Лицо его выглядит сочувствующим — лишь в глазах проскальзывает и сразу прячется жестокость.
— Может, я смогу что-нибудь придумать.
Эльф вздрагивает. Что-то не то с этим парнем. Что-то не то с его взглядом.
«Послать его?.. И что потом? Сидеть голодным ещё неделю?»
Хоук жестом зовёт за собой. На лице его мелькает глумливая улыбка.
Томвайз пытается вспомнить, что знает о Кэррионе. Хоук гордился своим чувством юмора. И впрямь, когда они перебрасывались фразами о событиях в Киркволе, остроты Хоука были умны и точны. Но в последнее время о Хоуке отзывались зло. Поговаривали, что его юмор принимает странные формы. Но тогда как раз пошёл застой в делах, и меньше всего Томвайза интересовало чьё-то чувство юмора.
— Видишь эту канаву?
Обычная канава, которыми полнится клоака.
— Вижу...
— Прыгай! — Хоук широко улыбается.
Томвайз молчит.
— Зачем? — наконец выдавливает он.
— Ну, тебе же нужны деньги. Я заплачу золотой.
— Тебе это зачем?
Хоук мрачнеет. Задумывается.
— Это весело. А я в последнее время как-то приуныл.
Мда, как вы яхту назовете... Carrion — падаль. И ведь действительно та еще падаль. Но драббл все равно стоит дочитать до конца, хотя бы чтобы узнать, прилетит ли этой падали за жестокие шуточки.

Но мой бесспорный любимец - Гавиал Хоук из третьего драббла.
Томвайз был уверен, что Гавиал Хоук лучше, чем о нём говорят. По крайней мере, слухи о расчленённых им горожанах так и не подтвердились, да и вообще, были вызваны скорее внешностью Хоука. Когда двухметровый детина смотрит на вас взглядом мясника, рука тянется отдать кошелёк, даже если он желает доброго утра.
Как и любое разумное существо Киркволла, будь то эльф, человек или крыса, Томвайз старался держаться от Хоука как можно дальше. И ни за что бы не обратился с вопросом, если бы у него был выбор.
— Гавиал… привет, как дела?.. Слушай, я… мне срочно нужна работа, хоть какая-нибудь. Может… у тебя найдётся… хоть какая-то работа… для меня?
Весь монолог Томвайза Хоук молча смотрел на него. Взгляд его, казалось, взвешивал, сколько вёдер крови можно выдавить из эльфа и за какую цену можно продать эту кровь малефикарам. Томвайзу пришло в голову, что слухи могли не подтвердиться лишь из-за отсутствия свидетелей.
— Посмотрим. Приходи. Вечером.
Хоук развернулся, будто боевой фрегат. И удалился вглубь Клоаки, зловеще бряцая бронёй. Том облегчённо оперся на прилавок. Будь проклял день, когда он задолжал Атенриль!
Вот такая вот страшная мрачная махина, от которой бедный Том не ожидал ничего хорошего - да и никто бы на его месте не ожидал.
Но, спойлер, у этого Хоука имя тоже не с потолка. Гавиал - крупное пресмыкающееся отряда крокодилов. Зубы гавиала выглядят внушительно, но на самом деле его тонкие и хрупкие челюсти не приспособлены к пережёвыванию чего-то большого (например, человека). Они живут в спокойных участках глубоких рек и очень редко выходят на сушу. За века тесного сотрудничества с гавиалами люди удостоверились, что для человека это страшное на вид животное не представляет угрозы, - поясняет автор в примечаниях. А чем окончился драббл про Томвайза и Гавиала - прочтите, не пожалеете.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 12 комментариев
#рональд

Тададаммм!
Вообще-то, я не собиралась выносить сюда лор фика, потому что это неспортивно. Хотела дать все в фике, да еще так постараться, чтоб читатели не свернули челюсти зевотой. Но... спрос рождает вдохновение, слаб человек, все дела. Будут вам заклепки. В процессе я буду, правда, ссылаться на свой текст. Много.
Сразу говорю - это лор именно фика, придуманный лично под него, каноны здесь подкручены так, как мне надо для АУ. Все ок? Тогда погнали!

Итак, в "Рональде М. Уизли" уже не раз поднималась тема одержимости и перерождения, и чем они технически отличаются.

В части 19 упоминаются рисунки - изображения душ:
На одном — изящное дерево с длинными извитыми ветвями и корнями, заключенное в кристалл. Если смотреть под заклинанием, примерно так душа разумного и выглядит.

То есть, если смотреть под заклинанием, у души есть некая внутренняя структура, похожая на дерево, и оболочка-кристалл.
Чего на рисунке нет - так это связей души и тела (т.н. "внешних"), и связи эти формируются как раз с оболочкой, но импульс на формирование поступает от внутреннего дерева. Нет дерева - нет импульса - связь не устанавливается - хрен тебе, персонаж, а не перерождение.
Есть еще связи души с миром, они никак не отображаются и ничем не сканируются, но они есть.

В части 19 Муциан так описывает действие Обрыва связей:
Кристалл-оболочка совершенно цел, но внутреннее дерево изломано на куски; такая душа не сможет ни жить в теле, ни присосаться паразитом к чужой душе, ни стать паразиту пищей. Единственное, на что она способна — отлететь далеко-далеко в Этериус, взяв силу из собственной гибели, и остаться там, не имея ни разума, ни памяти.

Иначе говоря, у его заклинания было две точки приложения: "дерево" и связи души и тела.
Душа вида "фарш внутри целой оболочки", а именно такой вид имела душа Муциана сразу после его смерти, неспособна сформировать никаких связей. Ни с зародившимся эмбрионом (перерождение), ни с телом недавно умершего (разновидность одержимости, иногда называемая "заселением"), ни с чужой душой ("чистая" одержимость).
"Взяв силу из собственной гибели" - это, кстати, вполне точное объяснение: при разрушении компонентов души выделяется колоссальное количество энергии. Разорванные в фарш внутренности души дают нереально много энергии, в этот же момент связи с телом рвутся к едрени матери, и выходит живая кукла, как после поцелуя дементора. Именно об этом говорит Муциан в прологе:
его нужно накладывать на еще живого человека. И оно еще при жизни отберет... все. Веру, волю, чувства, желание жить. Он чувствует, как уже сейчас ненависть к магам, что гонятся за ним, сменяется вялым безразличием; еще немного - и все, что он любил, во что верил, утратит смысл. У него остается совсем мало времени, чтобы завершить дело...

Но еще держится связь с миром (и да, в этот момент душу еще можно заключить в черный камень), и, чтобы оторванная душа вылетела на собственном импульсе с громким "Уииииии!!!", как шарик в пинболе, нужно ее "слегка" подтолкнуть. Толчок этот - самоубийство, при котором душа так и так вылетает. Однако если без примененного заклинания самоубийство рвет лишь связи души и тела, а душу приводит к Каирну, то после применения Обрыва - связей с телом уже нет, и суицид рвет то, что в норме рвать не должен - связь души и мира.
После чего происходит "Уиииииии!!!"
(Как Муциан это сделал - я сама пока не знаю, а на кой - он сам не раз рассказывал, в т.ч. в прологе и в главе 17).

Повреждений дерева ловчий не видит.
Зато их чувствуют волшебные существа.

Кроме внутреннего "дерева", может повредиться оболочка души. И вот это уже интереснее, потому что именно оболочка отвечает за то, с чем и как свяжется душа.
В норме, если оболочка цела, душа связывается с развивающимся эмбрионом, а потом на свет появляется новый человек. Это и есть нормальное перерождение; именно об этом говорит Гул в "Тебе холодно?":
...эта душа уже однажды приходила в мир живых, и тогда ей было дано совсем другое имя и другое лицо. Потому я и говорю: он не всегда был Роном Уизли. Вы, люди, нередко рождаетесь во второй, третий, а то и четвертый раз... Просто не всем дано вспомнить, кем они были раньше.

Если же оболочка повреждена или вообще отсутствует, душа "вырождается" и превращается в паразита. Пока человек жив, поврежденная душа остается при нем, хотя он сам волен заключить свою душу в какую-нибудь филактерию, если хочет.
Кстати, именно за этим оболочку обычно и повреждают - расколоть ее в одном месте просто удобнее и легче, чем рвать кучу внешних связей.
Так вот, душа остается в человеке, хотя поврежденная оболочка склонна повреждаться со временем сильнее, и одна небольшая трещина очень скоро превратится в два десятка. А вот после смерти эта душа и становится паразитом, не способным к нормальному перерождению.
Например, вот так Муциан описывает "душу" Эрандура-Вангарила:
видит душу, густо оплетенную и кое-где разъеденную уродливой душой лича
жуткое соединение душ, породившее Эрандура-Вангарила: уродливая лиана опутала и разъела кристалл-оболочку, проникла внутрь; красные плети лианы обвили дерево, передали ему свою заразу, и больные ветви под ее действием начали краснеть и искривляться.
Лиана - душа Эрандура, лишенная оболочки; Эрандур был могучим некромантом и наверняка думал о помещении души в филактерию, но сделать это не успел - был убит. Его душа прицепилась к оболочке души Вангарила, разрушила оболочку и полезла дальше - разрушать внутренности. Рано или поздно она бы сожрала душу Вангарила полностью, заползла в пустующую оболочку и там прекрасно устроилась до самой смерти тела, а то и дольше.

Повреждения оболочки как раз и отслеживает ловчий. Они могут быть у одержимых, чья личность полностью разрушена, у темных магов и, к сожалению, жертв негуманных экспериментов. Судьба их печальна - Аврорат, Отдел Тайн, ликвидация.

Также ловчий видит присосавшихся паразитов и может оценить их активность и степень опасности для носителя.

А еще он видит вторую разновидность одержимости - "заселение", когда связь сформировалась с только что умершим человеком, и в еще не остывшем теле поселилась другая душа.
Симптом такого состояния - следы одновременного повреждения многих связей между душой и телом, когда видно, что они рвались и срастались заново (1-2 или много, но разной давности - это угрожающие жизни состояния в анамнезе). Это может быть случайностью или следствием чьего-то ритуала, и здесь возможно заселенца не ликвидировать, а оставить под наблюдением. В том случае, если оболочка его души цела и душа могла бы переродиться нормально, когда бы не трагическое стечение обстоятельств, и в том случае, если заселенец ведет себя прилично и не пытается всех кошмарить. Неприличное поведение карается законом в зависимости от тяжести проступков; наличие повреждений на оболочке - см. выше.

Кстати. Молли в "Тебе холодно?" боится именно заселения:
Один несчастный случай, доля секунды — и опомнившиеся родители вернут ребенка к жизни. Но если не поймать эту долю, замешкаться, возможно, чья-то душа получит совсем юное, здоровое, способное колдовать тело, из которого сможет лепить все, что ей угодно. Но что это будет за душа? И что заставляет ее так противиться собственной гибели, цепляться за любую возможность еще хоть раз открыть глаза?
Заселение автоматически означает, что ее сына нет в живых и вернуть его невозможно. Но при этом Молли говорит, что неизвестно, кем будет поселенец.

А сам Рон думает про чистую одержимость:
в него нечаянно мог вселиться дух могущественного темного мага, который хочет свести его с ума и завладеть его телом.
Редко, но бывает такое, когда очень сильный и очень злобный маг не хочет сдохнуть. Настолько не хочет, что его душа захватывает чужую...
И ни в начале фика, когда он еще маленький, ни на текущий момент не сомневается: речь идет конкретно о темных магах.

И это не просто так. Дело в том, что разные части души повреждаются по разным причинам.

Связи с телом могут повреждаться, если человек побывал на волосок от смерти. В этом случае рвется 1-2 за раз, потом они довольно быстро "зарастают". Либо же, повторюсь, они повреждаются при заселении - тогда все сразу.
"Дерево" повреждается при повреждении/отсутствии оболочки (привет, Эрандур), прямых манипуляциях с ним (привет, Муциан) и при совершении преступлений - убийств и в меньшей степени пыток. Одно убийство обычно ломает одну "ветку", свершение пытки не ломает до конца, а подтачивает в несколько приемов.
Именно об этом говорил Хагрид:
человек убийцей должен быть, не меньше. И не дурнем, по глупости, незнанию или вовсе случайно отнявшим чужую жизнь, а тем, у кого черными делами вся душа перекорежена.
Со временем повреждения души могут зарасти, хотя останутся следы; если человек искренне раскаивается в содеянном, пытается загладить свою вину, в общем - тратит душевные силы на осмысление и исправление своих действий, поврежденные "ветки" срастаются быстрее и следы разломов менее заметны.
"Убийство разрушает душу" и "исцеляющее раскаяние" - не пафосный бред, а правда.
Душа Муциана, перемолотая прямым воздействием и сросшаяся сикось-накось без его раскаяния - Рон сам пока охреневает от того, КАК ЭТОТ ФАРШ ВООБЩЕ МОГ СРАСТИСЬ И ПЕРЕРОДИТЬСЯ - страшно уродливый бонсай.
Оболочка повреждается только прямым магическим воздействием и ничем иным. Срастись обратно она неспособна, трещины будут только увеличиваться, поэтому любая такая душа - потенциально опасная тварь.
Именно поэтому Муциан в своем закле оболочку не трогал.

Поверхностные повреждения, как я уже сказала, можно засечь артефактом или увидеть глазом; глубокие глазом не отследить, но их наличие и масштаб можно определить по уровню остаточного самосознания души.
Выше я приводила слова Гула о том, что реинкарнация сама по себе - явление нередкое, однако свою прошлую жизнь вспоминает не каждый.
В норме (сейчас я говорю только про условную Землю, естественно, потому что в Нирне после смерти можно много куда попасть) после смерти человека душа очень быстро - в течение 9 суток - теряет память о себе; естественно, через 9 месяцев в утробе матери реинкарнант ничего не вспомнит.
Кстати, в эти же 9 суток обычно происходит заселение, в Отделе Тайн даже день смерти могут определить по тому, что и в каком объеме заселенец помнит. 1-2 дня - помнит почти все, 5 дней - ключевые события, особо значимые люди, 9 дней - свое имя и исключительные события, далее - полная амнезия.
Однако следы совершенных злодеяний, даже затянувшиеся, напоминают о себе и в новой жизни: если мирный человек, никому зла не делавший, никогда ничего не вспомнит, то солдат или нераскаявшийся преступник в новом рождении может при определенном стечении обстоятельств словить флешбек. И здесь есть прямая зависимость между масштабом повреждений и объемом остаточной памяти: отдельные картинки/фразы, чувство дежавю, нечеткие полузабытые эмоции характерны для некрупных повреждений; растянутые во времени флешбеки с большим количеством деталей, воздействием на разные органы чувств, воспринимаемые с ощущением "это произошло со мной" - признак адского бонсая.
Души без оболочек, поврежденные запретной магией, имеют высокий уровень самосознания по умолчанию и, естественно, жаждут существовать именно в своей форме, а не в чужой.
Поэтому Эрандур-Вангарил - это по сути Эрандур, захвативший тело и душу Вангарила, впитавший его знания, но желающий существовать как Эрандур.
И если этакая тварь втирает доверчивому человеку нечто в духе "ништяков отсыплю, дурного не сделаю, только не выгоняй на мороз" - это однозначно японская опера "Незвездикацукасан". Сама способность существовать в чьем-то теле помимо хозяина обеспечивается фатальными повреждениями, которые можно получить только одним способом - через манипуляции с высокоуровневой богомерзкой магией. Стал-быть, перед нами либо в пень поехавший упырь, либо жертва такого упыря, тоже, вероятнее всего, в пень поехавшая.

Вот. Спасибо всем, кто дочитал этот кирпич.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 24
https://fanfics.me/message460291 - 1 часть.
***
- Ты не спишь, милый? – деликатно постучалась Джессика, немного приоткрыв дверь. Голдштейн убавил звук в телевизоре и поднялся с кресла.
- Нет, совсем нет. Заходи.
- Я подумала, тебе захочется горячего шоколада – прокомментировала свои действия женщина, ставя поднос на свободный угол стола. Энтони ругнулся, поспешно сдвинув учебники и тетради в сторону, чем заставил её улыбнуться.
- Спасибо, мам. И ещё ты хотела поговорить? – приподнял брови райвенкловец, решив не ходить вокруг да около. Не то чтобы они редко пили вместе горячий шоколад, но до возвращения в Хогвартс оставалось не так много времени. А матери завтра нужно было улетать в Огайо, рейс уже назначен на 4:30 утра.
- Так-то, я значит не могу просто провести время с сыном? – притворно обиделась женщина, надувшись и тоже сделав аккуратный глоток горячего шоколада.
- Хорошая попытка, инспектор – усмехнулся Энтони, салютуя чашкой. – Но всё же.
- Ладно, я на самом деле хотела поговорить – вздохнула Джессика, возвращая серьезность. – Даже не знаю, с чего удобнее будет начать.
- Почему бы не сначала? Давай с того, что тебя волнует больше всего, ладно?
- Что произошло на Хэллоуин?

То есть за все каникулы они так об этом и не поговорили? Ну итить…

Энтони про себя тяжело вздохнул. Он так и не решил, что именно стоит говорить. Дело тут не в доверии, а в последствиях сказанных слов. Да, может, мама и не работает больше в британском отделе тайн, но это не означает, что услышанное ей понравится. А как она среагирует – одному Богу известно. Выйти из этой ситуации без проблем довольно сложно.
- Ладно, давай на чистоту. Я не знаю, что там произошло. – в ответ на внимательный взгляд Энтони ещё раз вздохнул. – Но у меня есть версия…. Или несколько версий, основанных на тех фактах, что мне известны.
- Я тебя слушаю – закинула ногу на ногу Джессика Голдштейн, сосредоточенно нахмурившись.
- Итак, факты. Первое – в Хэллоуин во время праздничного пира кто-то проклинает двух книззлов. Да так умело, что даже Альбус Дамблдор проклятье снять не в состоянии прямо здесь и прямо сейчас. Животные живы и погружены в своего рода магический сон, при этом зрачки не реагируют на внешние раздражители. Пищеварительная система и тракт соответственно тоже не работают.

Пхихи! Пхихихихи! Меня очень смешит то, что ЖКТ пытаются отделить от пищеварительной системы - и страшно интересно, КАК это проверяли. Не ректально, надеюсь?.. Не вините меня, вините мое высшее медицинское.

Извини, что путано, я не мед эксперт. Рассказываю, что мне известно. – Джессика кивнула, не перебивая. – Второе: некоторое время спустя нападение повторяется на магглорожденного волшебника, Колина Криви. Все сопутствующие симптомы совпадают.

А ты проверял? Когда? Или у нас больничное крыло превратилось в проходной двор?

Доподлинно известно, что вывести пострадавших из этого состояния можно с помощью тоника мандрагоры, а там считай все 133 причины могут быть, слишком большой разброс даже если рассматривать просто проклятья. Третье: сразу же после первого нападения по школе начинают ходить слухи о Наследнике Слизерина и тайной комнате в частности. Конкретно на стене места первого нападения появляется первое послание с угрозами в сторону маглорожденных волшебников.

Не надо передергивать, Тони. Там было написано: «трепещите, враги Наследника», а что это за враги – не сказано. Про грязнокровок Драко распинался, но «враги Наследника» на деле могли быть… да хоть прапраправнуками Годрика Гриффиндора, которому Салазар когда-то был денег должен и не отдал.

Исходя из всего этого, у меня есть несколько версий, которые могут объяснить произошедшее. Но пока что, есть вопросы?

Где и когда ты научился так разговаривать?
Речевая характеристика персонажей… отсутствует.

- У Колина Криви могли быть враги? – задумчиво нахмурилась Джессика, глотнув шоколада.
- Настолько могущественные, чтобы уложить его в больничное крыло на полгода – едва ли. Да и кому бы успел первокурсник так насолить в первые два месяца пребывания в школе? И тогда надпись о Наследнике Слизерина и первое нападение теряют всякий смысл. Объяснение, что это акт отвлечения внимания слишком уж…. Короче нет, совсем нет.
- Согласна, закрыли тему – кивнула Джессика – Скажи мне основную и вторичную версию событий.

Вторичная версия событий. Вторичная. Версия. Дайте автору кто-нибудь словарь! Или словарем… по темечку…

- Ну…. Если начать со вторичной, то в школе и впрямь появился Наследник Слизерина, которому захотелось заявить о себе и напугать своих врагов. В эту концепцию вписываются и угрозы магглорожденным, и нападение на кошку сквиба, второй кот там вообще случайно оказался. Последующее нападение на магглорожденного опять же. Но с логической точки зрения это не выдерживает никакой критики. Риск не соответствует цели, понимаешь…. Как-то всё слишком…. – Голдштейн раздраженно цыкнул, утянув с подноса сэндвич – Если придерживаться этой версии, я бы предположил, что у этого Наследника, кем бы он ни был, серьезные проблемы с психикой.
- Допустим, но версию отметать всё равно не стоит, какой бы абсурдной она ни казалась – не согласилась Джессика, тоже взяв сэндвич. – Согласно архивам, в последние годы чистокровные ветви от рода Слизерин придерживались концепции близкородственных браков, так что проблемы с психикой и все остальные веселые последствия у предполагаемого Наследника или Наследницы имеют место быть.

Вкусный канцелярский стиль. Один на всех, мы за ценой не постоим.

- Я так и знал – тяжело вздохнул Энтони, и на некоторое время замолчал, уделив внимание еде. – Тебе интересно, что я считаю более правдоподобным объяснением?
- Разумеется.
- Так вот, с моей точки зрения, нападения на животных и магглорожденного скорее акт привлечения внимания или ревности, целью в данном случае является Гарри Поттер. Нет, дослушай, пожалуйста. – Джессика уже собираясь что-то спросить, но замолчала и кивнула. – С его появления в школе прошел уже год, он и то был не самым спокойным, честно сказать. Но тогда к нему многие присматривались. И в этот же год у него начали выстраиваться отношения с полукровкой Миллисентой Булстроуд. Сейчас дело идет уже к брачному контракту, всё довольно серьезно. Гарри…. Скажем так, он из тех, кто изначально решает для себя чего он хочет. И идёт к своей цели несмотря ни на что.

Технически про брачный контракт речи не было. Вообще заметьте: о любви, об обязательствах, о перспективах отношений говорит кто угодно, но не Хавк.

- Так ты считаешь, что происходящее – просто попытка какой-то чистокровной особы завоевать расположение национального героя Британии? – судя по голосу, Джессика здорово в этом сомневалась

Я тоже в этом сомневаюсь: если нападение на кота Миллисент в этом плане имеет хоть какой-то смысл, то окаменение Миссис Норрис, на которую Хавк не обращал внимания вообще, и Колина, с которым он говорил от силы пару раз, в схему не укладываются.

- И одновременно способ взбаламутить воду в кругах аристократии – кивнул Голдштейн, потянувшись за третьим по счету сэндвичем – Если рассуждать так, то все сходится. Колин Криви сфотографировал Гарри и Миллисент за их поцелуем на квиддичной тренировке, случайно, но все же. Следом нападают на её фамильяра, попутно задевая кошку завхоза Филча. Видя, что это не действует, некая леди злится и срывает злобу на первокурснике, который является живым напоминанием её провала. Ведь Гарри целовал не ее. Следом и на саму Миллисент совершается несколько нападений, к счастью, безуспешных. И нападавший затихает, потому что Гарри мягко говоря злится на всю эту ситуацию и не отпускает Миллисент от себя чуть ли не на шаг.

Угу, ну предположим. Хотя вилами по воде писано.

- А не слишком сложная схема? – всё ещё сомневаясь, задумчиво улыбнулась Джессика. – Я согласна, что женщины бывают коварны, но почему не по старинке? Приворотное зелье, стимулятор, открытая одежда, случайные столкновения и разговоры….
- Ты не знаешь Гарри – хохотнул Голдштейн. – Этот человек даже на обед в большом зале носит с собой безоаровый камень в кармане. И никого кроме Миллисент к себе не подпускает. Никого, я серьезно. А что касается откровенной одежды и пошлых намеков, он парой замечаний так выскажет, что покраснеет наверно и проститутка. Не смейся, я серьезно.

Дружно помним, что речь о детях 11-12 лет… помним… точно помним, да?
И что Хавк может парой фраз опустить ниже плинтуса, я верю. Дело в другом – если от его словес покраснеет взрослая проститутка, то девочку-подростка он способен до нервного срыва довести.

- Напоминает он мне одного моего коллегу из британского следственного отдела – хихикнула Джессика. – Аластор тоже фору давал всем разом, даже на обычном дежурстве сначала кидал заклятьем в дверь, а потом здоровался. Да и после смерти жены так и остался вдовцом, насколько я в курсе. Детей они завести так и не успели.
- Ой… - поморщился Голдштейн – Упаси нас Моргана, если хоть половина из того, что я слышал о Грозном Глазе правда. Надеюсь, у Гарри всё будет не так грустно.

Эй, не надо обижать Аластора! В каноне он был суров, но адекватен.

- Да я ничего такого – примирительно подняла ладони женщина – Просто удивительное сходство. И к слову, не опасно ли тебе находиться рядом с ним? Если всё так, как ты описываешь….

Джессика, иди обниму. Прям глас разума! Я бы тоже задергалась, если бы мой ребенок общался с Хавком.

- Я не того пола, чтобы было опасно – отмахнулся Энтони.

Это. Говорит. Подросток. 12. Лет.
И после этого мы с вами гузном читаем и видим то, чего нет, ага-угу.

– Так или иначе мы осторожны. Круг Магов не будет подставляться по пустякам.
- Кстати говоря…. Этот ваш Круг. Чем он, собственно, занимается? – полюбопытствовала Джессика, улыбнувшись тому, как сын с недоумением покосился в опустевшую тарелку. – Закончим и пойдем ужинать куда-нибудь. Я хочу лазанью.
- Я согласен – задумчиво кивнул Голдштейн. – А Круг…. Да пока ничем. Просто по школе делаем вместе задания, изучаем магию, а что?
- Ничего. Просто пару десятков лет назад вокруг харизматичного Тома Реддла тоже собирался костяк из Вальпургиевых Рыцарей. И всё начиналось со школьной скамьи. – в глазах у сына мелькнула непонятная досада, он поджал губы и нахмурился, тут же вернув себе спокойное выражение лица.

О да, детка. Воистину Джессика – глас разума, глаголящий правильные вещи: не опасно ли моему ребенку находиться рядом с Хавком? Чем занимается компания моего сына? И почему у меня такие навязчивые ассоциации с Томом Реддлом и его кодлой?
А я хочу заметить, что имя «Том Реддл» Волдеморт в каноне так старательно забыл, что очень немногие его знали. И мне не нравится, когда все поголовно Пожирателей называют Рыцарями, ибо слово «рыцарь» у нас несет весьма себе положительную окраску: рыцарь – дворянин, вероятнее всего благородный и честный, и дело его правое. Дело же Пожирателей – неправое.

- Нет, это совсем другое.
- Уверен?
- Даю тебе слово.
- Никакой политики, лозунгов и рейдов?
- Я что, дурак?
- Не обижайся на меня, милый – вздохнула Джессика, притянув сына к себе. – Просто с моей точки зрения на наш век хватило войн. А сейчас обстановка становится напряженной, я всего лишь беспокоюсь.
- Ничего страшного – вздохнул Энтони, обнимая её в ответ. – Что ты там говорила об итальянской кухне, кстати? – добавил он совершенно невинным тоном, из-за чего женщина не выдержала и фыркнула от смеха, взъерошив его светлые волосы.

Конечно, мы ничего не понимаем и вообще это другое. Ладно, переходим к Хавку.
Монтаж!

- Эй, большой парень, пощади меня! – с улыбкой отпихивая от себя волкодава, взмолился я. Клык не оставлял попыток облизать мое лицо. Отошел он от меня крайне неохотно, когда его окрикнул Хагрид уже с арбалетом наперевес выходящий из хижины.
- Здорово, Гарри. Как оно, а? Готов?
- Спрашиваешь. – фыркнул я, потрепав собаку по загривку. – Я уже думал, что ты забыл об охоте.
- Да не…. Работы хватало, вот и не под руку оно было. Петухов какая-то скотина продолжает душить, уже и декан твой чары накладывал, а всё одно….
- Зверь пробрался через чары Флитвика? – вот теперь я был по настоящему удивлен. Это должно быть очень сильное магическое существо, чтобы спокойно провернуть подобное и остаться незамеченным.
- Ага – озабоченно нахмурился лесник, направляясь к лесу. Пес преданно потрусил рядом. – Поймать бы его, коль получится. Я уже и кентавров расспрашивал, но этим астрономам ежели чего ближе луны, так оно до лампочки. Ничего толкового мне не сказали даже в деревне.
- А как они тебя вообще пропустили?
- Ну они недоверчивые, это правда. – согласился с моим сомнением Хагрид, без труда раздвигая заснеженный кустарник – Но поладить с ними можно, главное ко всякому живому существу обращаться уважительно, запомни, Гарри. Вот ты, я слышал, ладишь со змеями.
- Ну, не сказал бы, что лажу. Просто…. Хагрид, я всегда умел с ними говорить, а там не было выбора. Я бы и дальше скрывал это от остальных, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания.

Типа тебя бы это спасло, чувак, ведущий себя крайне вызывающе.

- Это ты зря, Гарри. – покачал головой великан, проверяя тетиву арбалета. Я на всякий случай тоже на пробу выстрелил в дерево. Болт с двухсторонним лезвием как полагается засел по самый наконечник.

Ой не могу, держите меня семеро!
Во-первых, стрелять в дерево из арбалета не стоит вообще – можно повредить болт, а они дорогие. Во-вторых (дорогой автор, это лично вам!!!), наконечник – это пимпочка на конце болта, длиной максимум в 2-3 см. Чтобы при выстреле с близкой дистанции болт засел в древесине аж по наконечник (это, кстати, как? Тюкнул и упал? Или все же зацепился?), арбалет должен быть вообще игрушечный. С такой пукалкой не то что на кабана – на зайца ходить опасно!
Для сравнения – я пробивала насквозь деревянную рейку стрелой, выпущенной из 24-фунтового ЛУКА с дистанции 10 м. Да, вот так я лажанулась. А там было 5-6 см.

Я призвал снаряд заклятьем. – Люди будут болтать, так или иначе. Тебе решать, будет оно тебе на пользу или нет. Ты – умный парень, сам знаешь, что я прав.
- Хагрид, ты - мой лучший друг – вздохнул я, великан приосанился. – Я стараюсь, правда, просто сама ситуация выводит меня из себя, понимаешь? Может, все было бы менее напряженно, если бы не эти нападения на Миллисент.
- Ты справишься, Гарри. Держись друзей и всё пойдет, как надо. Присматривайте друг за другом.
- Ага – согласился я и щелкнул арбалетом, ставя его обратно на предохранитель. – Так мы сначала охотиться или ищем убийцу петухов? Ты вообще имеешь представление, что это может быть?
- А вот Моргана его знает – нахмурился Хагрид. – Я думаю осмотреться, а ежели чего заметим в три пары глаз, может и ясно будет. Но одно я тебе скажу: нет в запретном лесу такой животины, которая сняла бы магический барьер, зашла, убила петуха и ушла не оставив следов. А я лес и его обитателей хорошо знаю. Так что это пришлый гость, вот что я знаю наверняка.
- А самих обитателей ты пробовал расспрашивать? Помимо кентавров.
- Ну…. – от этого вопроса великан почему-то занервничал и смутился. – Их больше беспокоит происходящее в замке. Все эти нападения, сам понимаешь. В самом лесу никто не видел ничего подозрительного.
Чем-то мне очень не понравилась Хагридова нервозность, но я решил наводящие вопросы задать потом, а может, и дожать, наконец, тему того, кто обитает в запретном лесу, конкретно в тех участках, куда меня лесник упорно не пускает.

Помните, какую бучу Хавк поднял, когда его, о ужас, послали в тот же лес на отработку? Привет двойным стандартам.

Прилегающую территорию мы осматривали молча, в лесу было не очень разумно шуметь. К тому же, если зверь и здесь, то он очень умен. Клык старательно брал след, но каждый раз безрезультатно возвращался, опустив уши. После третьего круга осмотра, раздосадованный лесник дал отмашку, и мы направились в другом направлении.
Спуск занял несколько часов, я дважды обновлял согревающее заклятье. Глаза быстро привыкли к вечернему полумраку,

Алло, какой у вас там полумрак – в Шотландии в январе месяце через N часов блуждания по лесу? Если вы не вышли от хижины на рассвете, должно было уже стемнеть.

так что зажигать света не потребовалось. Мы пришли в подобие небольшого котлована и остановились. В сотне метров от нас мимо камней пробегал незамерзающий ручей, на земле хватало звериных следов.

На ЗЕМЛЕ. Запомните, это важно.

В частности, кабанов было много, особенно среди гостей этой поляны, я кивнул леснику, показав большой палец.
Тот улыбнулся в бороду, отложив в сторону арбалет и начиная расстилать на земле охапки сухой травы. Снег я перед этим убрал магией на месте нашей будущей стоянки.

Только снега там не было: вы же на земле следы нашли. Кстати, отсутствие снега – минус много к освещенности.

Улеглись мы довольно быстро и комфортно с подветренной стороны. Арбалет я положил рядом под правую руку и стал ждать. Клык нетерпеливо ворчал, сопя рядом с хозяином, но по знаку мощной ладони затих.
Сколько прошло времени, не берусь сказать. Лес был наполнен звуками и своей собственной жизнью, пошел снег, покрывая нашу одежду ровным белым слоем.

А еще было трындец как холодно неподвижно лежать на земле, не обновляя чары.

Пес иногда отряхивал голову, зорко продолжая вглядываться. Когда я в очередной раз слегка шевельнулся, чтобы сменить положение, я увидел первого кабана.
Он был уже стар и обладал мощными клыками, шею защищал толстый слой жира, двигался кабан вповалку и с явным трудом, недовольно фыркая. В ответ на мой вопросительный взгляд, Хагрид отрицательно мотнул головой. Да уж, согласен, если мы такое подстрелим, нам нужно очень много удачи даже с наличием магии, чтобы завалить такой экземпляр.

Особенно тебе, Гарриэт.

Даже по виду весит он едва ли не четверть тонны, один удар мощных клыков может стать для меня лично смертельным.
Через какое-то время кабан ушел, к водопою пришла мать с поросятами, но её мы тоже не стали трогать. Когда я уже порядком замерз ждать и лежать в одном положении, наконец подошел идеальный кандидат к подаче на стол. Молодой самец с еще не оформившимися клыками, уже вышедший из детского возраста, но не вошедший в ту пору, когда может создавать проблемы. Когда зверь повернулся к нам боком, выстрелили мы с Хагридом одновременно.
В бок зверю попали мы оба, он тут же завопил, подогнул колени и начал заваливаться направо. Земля рядом окрасилась кровью. Бить в основание шеи можно прицельно, но не факт, что попаду и что болт пробьет защиту в нужной степени.

Факт – не пробьет.

В позвоночник – неправильно, сложно и бестолку. Для того чтобы попасть в сердце или печень надо иметь врожденный глаз и талант охотника, за свою прошлую жизнь я такое видел всего дважды, и тот гном так и не рассказал мне своего секрета. Бить в бок в районе легких – самое простое и рациональное решение из всех возможных, к которому мы с Хагридом пришли одновременно.
Мы ждали ещё десять минут, после чего Хагрид дал отмашку Клыку. Пес осторожно приблизился к пораженной цели, готовый в любой момент отскочить, затем принюхался и призывно залаял. Создатель, какое же удовольствие встать с земли, кто бы знал! Даже подстилка из травы ситуацию не спасла до конца, хотя лежать было комфортно.
- Складно у нас получилось – довольно прогудел великан, рассматривая мертвого кабана. Из ран все еще сочилась кровь, видимо зачарованные стрелы окончательно добили его. Вполне возможно что иначе он был бы все ещё жив. – Килограмм 40-50 в нем будет точно.

Единицы измерения летят фтопку!!! Уже в который раз.

Ты где охотиться-то учился, Гарри?
- Ну…. Просто умею и все. Интересно было всегда, вот и научился. Это, считай, первая серьезная дичь. – с кем-то менее простодушным это объяснение бы не подошло, но Хагрид ограничился спокойным кивком.

Вопрос, кстати, правильный – Гарри Поттеру научиться охотничьим премудростям негде. И «просто умею» - это просто набат, что что-то не так. Вот этот перец не хотел привлекать к себе внимания.

Улучив момент я набрал несколько склянок еще теплой крови, пока вытаскивал снаряд. Это мне пригодится для одной задумки в будущем. – Тебе помочь с разделкой?

В 12 лет с разделкой 40-килограммовой туши… не смешите.

- Да как хочешь – сваливая кабана в мешок и засыпая место нашей лежанки снегом, ответил Хагрид. – Если не противно, помогай, заодно и заберешь свою долю. Шкура тебе нужна? Клыки там или ещё чего?
- Клык, пожалуй, что возьму – согласился я, потрепав залаявшего волкодава по голове. – Да, и ты был незаменим, приятель. Так вот, а шкуру оставь себе. И мясо сразу отнеси наверное на кухню, какая разница? Директор заодно оценит, на что давал разрешение.
- Хорошо. Для первой охоты отличный результат, Гарри. – степенно кивнул великан, до хижины мы дошли молча и сразу же занялись делом.
Разделка – процесс немного муторный и не очень приятный для брезгливых людей. С другой стороны, брезгливостью магу в Хогвартсе явно страдать вредно, одно зельеварение чего стоит, с жабьими потрохами, селезенкой, чьими-то там зубами и когтями. Но я не брезглив и меня в принципе сложно чем-либо смутить.
Пока мы занимались этим делом, Хагрид долго размышлял, куда бы пристроить сердце и печень, после чего плюнул и решил отнести сразу на кухню на откуп эльфам. Возились мы полноценных четыре часа, оба устали. Клык – батарейка блохастая, как ворчал великан, все время крутился под ногами и норовил утянуть сырой кусок мяса.

А кстати, я все недоумеваю, откуда Хагрид так близко знаком с лампочками, батарейками и прочими маггловскими штуками? Он оперирует этими понятиями так легко и естественно, словно находится в постоянном тесном контакте с миром магглов.

Пользоваться душевой Хагрида я отказался и, забрав-таки небольшой кабаний клык в качестве трофея, направился в замок.
Снаружи было куда холоднее, чем в хижине, так что шел я быстро, моля Создателя, чтобы не наткнуться на Филча. Мне сейчас только общества старого завхоза не хватало. Хотелось в душ, горячего глинтвейна и поспать.

Алкаш.

Подумать о ближайших планах и своей задумке с кабаньей кровью можно и попозже, должны же мне всё-таки ответить Уизли за происшествие с Миллисент, раз уж переломы им мозгов не прибавили.

Провести расследование, найти настоящего виновника? Нет, проще назначить виноватых (хотя это ВНЕЗАПНО мог сделать кто угодно) и отыграться на них.
А между тем Гарриэт доходит до туалета Плаксы Миртл, видит там потоп и знакомится с привидением.

Уродливая? Ну не сказал бы. Но есть в мимике её призрачного лица что-то истеричное, не совсем здоровое. Сразу понятно, что в разговоре с этим человеком за словами лучше следить
- Здравствуйте. Мне бы в голову не пришло обидеть вас и швыряться чем-либо. Почему вы об этом спросили? Кстати, меня зовут Гарри Джеймс Поттер, и я имею честь учиться на факультете Райвенкло на втором курсе.
- Ой, здравствуй, а я о тебе слышала – моментально сменила тон Миртл, любопытно сверкнув глазами за стеклами очков. – А насчет предметов…. Глупости, право слово, просто кто-то решил смыть в унитаз книжку, а я сидела в трубе, и она прошла мне прямо через голову. Сидела одна, размышляла о смерти и тут раз….

Девочка-эмо сидит на трубе,
Мечтает о смерти, скорбит о судьбе,
И тут труба взрывается!
Газпром – мечты сбываются.
Простите, не удержалась.

- Должно быть, это было не очень приятно. – согласился я, сопроводив свои слова легким поклоном. Одновременно с этим я начал испарять воду заклинанием без палочки. Элементарный нагрев воздуха в нужном темпе и месте легко решал эту проблему.
Упомянутая книга оказалась под неработающей раковиной. К моему удивлению, она была абсолютно сухой и вообще напоминала чем-то один из моих ежедневников. Страницы были идеально чистыми. Но меня привлекло другое, инициалы Т.М.Реддл на обороте обложки. Я уже натыкался на это имя в зале наград и не раз и не два в архивах библиотеки. И по честному сказать, не верю я в такие совпадения. А если учесть, что от книги явно пытались избавиться, то…. Подстегиваемый любопытством и странным желанием не выпускать книгу из рук, я аккуратно её закрыл и обратился к привидению:
- Вы не будете возражать, если я заберу это?
- Нет, нисколько, мистер Поттер – смущенно улыбнулась Миртл, с любопытством меня рассматривая – Если только вы мне пообещаете хоть изредка навещать меня. Мне редко выпадает удовольствие проводить время с хорошим собеседником.
- Я зайду в ближайшее время – пообещал я, посчитав пару реплик с привидением малой платой за явно интересную находку. – А теперь, я надеюсь, вы сохраните мой секрет. – улыбнулся я и повел рукой, вкладывая в жест изрядную долю магии. Вода с пола и коридора тут же исчезла, сам пол заблестел чистотой.
- Потрясающе, вы действительно великий волшебник! – прокомментировала произошедшее Миртл, не увидев в моих руках палочки.
- Тогда пусть это будет нашим с вами маленьким секретом. До свидания. – чуть усмехнулся я и откланялся, коротким путем направляясь в гостиную. Она была предсказуемо уже пуста. Сходив под горячий душ и сменив одежду я себя совсем человеком почувствовал, горячий чай помог согреться ничуть не хуже глинтвейна. Перебирая пальцами чистые страницы ежедневника, когда-то принадлежащего Тому Марволо Реддлу, я сам не заметил, как уснул, почему то прижав раскрытую книгу к груди. За обложкой мне на грани сознания почудился слабый пульс, но я слишком устал и не уверен, что мне это не показалось.

Взрослый опытный маг, параноик, нашел странную книжку… проверить ее? А зачем?

Примечания:
Валар Моргулис, дорогие друзья. Вот и новая глава, как и обещал. Небольшая, но дико важная для сюжета и для меня. Автор думал вписать еще сюда Лонгботтомов, но понял, что некуда, незачем и в принципе, значит, пока не надо. Продолжение будет по готовности в конце недели, я так надеюсь. Меня вдохновляют ваши комментарии, так что пишите, предполагайте, мне все интересно.
После суток в автобусе откровенно хотелось, чтоб меня кто-то добрый заавадил, поэтому глава выходит сегодня, а не вчера. Я еще сутки приходил в себя, открывал вордовский документ, смотрел на это все и закрывал назад. Количество не должно быть в ущерб качеству, я так считаю.
И ещё: если меня читают охотники - заранее извините.) Автор старался, но так как сам по кабану еще не стрелял, деталей мало, оттого и охота получилась камерной.

Да лучше бы эту охоту вы вообще не описывали!

По поводу того, почему кабан так быстро умер - магия (да-да, автор ленивый и хитрый, автор знает, спасибо)), дамы и господа.

Верх неуважения к себе и читателю – признаваться в своей лени и нежелании придумывать обоснуй. Нет, мне не надоело это повторять.

Да и арбалет у Хагрида там дай боже, насколько я помню, так что не так уж и нереально насмерть в бок прострелить зверя. Автор в общем идет вдохновляться, пить виноградный чай, а вам приятного чтения и хорошего настроения. Всем, кто бетит, заранее огромное человеческое спасибо.

У Хагрида – да, хорошая вещь. А у Хавка… ну как сказать.
Короче, вот. Это было тяжело, но я справилась.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 599
Привет! По просьбам трудящихся и желающих погиенить, пока я тут болею и пью литературную виагру, я выкладываю... СОДЕРЖАНИЕ фика "Хоук и Тайная комната". Несравненный пафос и ОЧЕНЬМНОГОточия в наличии, все как мы любим.


Глава 1. Лето на Тисовой.
Обзор называется "Альтернативная этика" ибо в этой главе Хавк рассуждает о том, как бессмысленно рассматривать этичность применения Круциатуса.
Глава 2. Лето, письма и неприятности
"Альтернативная анатомия и немного географии" - мы узнали, что после сотрясения мозга и травмы колена человек в состоянии белкой взлететь на дерево и мысленно декламировать стихи, а еще что Республика Ирландия находится очень далеко от Британии, поэтому человеку с боязнью самолетов можно туда добраться исключительно по воздуху, сжав яйки в кулак.
Глава 3. Ирландия: письма и воспоминания
Здесь у меня было два обзора : "Альтернативное... да вообще все" и "20 000 лье под землей". Мы узнали, что в графстве Голуэй есть пещеры, куда можно спускаться не один день и найти в итоге лириум.
Глава 4. Затраты, снаряжение и приключения
Тоже было два обзора, "Ломбард из Нарнии" и "Пожиратель на охоте". Хавк в очередной раз показал свою некомпетентность в вопросах торговли, медицины и оружейного дела, заодно приобретя непонятные ништяки.
Глава 5. Возвращение на Тисовую - без комментариев, впрочем, я честно предупредила названием обзора: "Поберегись, сейчас нас вмажет в РЕЛЬСЫ!"
Глава 6. О пользе интуиции
Глядя на название главы, я честно не могла вспомнить, о чем она. А это про то, как Хавк поддался своей интуиции и поехал по рельсам канона на Фордике в Нору. Воистину, "от Уизли станет всем светлей"...
Глава 7. О волшебных способах перемещения в пространстве
Здесь мы вели "Диалоги об искусстве шпионажа" и узрели "Лютный переулок". Хавк же бухтел на камины.
Глава 8. Встречи в Косом Переулке
Милисент, то есть агент Тонкс, оказалась "на острие атаки", заставив нас вспомнить Логэйна Мак-Тира и песню Дискотеки Аварии. И сыграла в "пинг-понг Пожирателем" с семьей Уизли.
Глава 9. Здравый взгляд невозможен без движения, картина с разных принципов и разных точек зрения....
А в этой главе мы полюбовались на "внезапно приятного Люциуса и другие странные вещи". Какие только чудеса не случаются в очереди за книжками Локхарта...
Глава 10. Ещё немного о волшебных способах перемещения
"Из любви к искусству", и это один из немногих случаев, когда мое название не так удачно, как оригинал. Но мне оно нравится. Именно из любви к искусству мерзостей Хавк подставил двух человек, явив нам свою мерзкую сущность.
Глава 11. Учебные будни Хогвартса
"Невилл: терминальная стадия". Мы его, увы, потеряли.
Глава 12. Контроль, как гарантия результата
Честно говоря, группа "Технология" тут сделала всю работу за меня, до меня и лучше меня, так что давайте просто вспомним эту классную песню:
"Ты смотришь на безмолвную толпу -
Любой из них - лишь твой должник, но ты не должен никому...
Все, что ты хочешь, получишь - один,
Все, что ты хочешь, ведь ты - господин..."
Глава 13. Главное - рассказать всё правильно....
Надо сказать, единственный момент, где Хавк в этой главе пытается что-то кому-то рассказать - когда он задвигает идею про стенгазету перед командой Слизерина, спасая Колина от возможных люлей. В остальном он крадет (хе-хе) первый поцелуй Милли и приосанивается перед Роном. Который, надо сказать, абсолютно канонично вступается за честь дамы и олицетворяет фразу "враги найдутся, была бы честь".
Глава 14. Праздник Жизни и Смерти
Автор говорил, что долго думал над названием - ну окей, оно даже не раздражает. Мы же в этой главе знакомимся с картонкой по имени Флер, от которой осталось ныне только имя и слушаем лекцию о Самайне (прочитанную совершенно без намерения).
Глава 15. Мифы, мнения и выводы
В этой главе Милисент грустит, потому что "без кота и жизнь не та", а остальной Слизерин готовит "сопротивление по всем фронтам". Ибо в школе происходит дьявольщина.
Глава 16. Мастерство бывает разным.....
О, здесь ажно три обзора, ибо мы успеем поговорить про спортивную форму и аристократов, про то, как "плохой, негодный фэн-шуй" стрельбы заставит лучника любителя рыдать кровавыми слезами, ну и полную некомпетентность Хавка в медицине отметим. Или это сделает "больничное крыло" во главе с мадам Помфри.
Глава 17. Правильно расставленные приоритеты.
Тут у нас происходит "избиение лежачих", а еще "агент Уизли выдвигает версию". Не знаю, какие такие приоритеты там правильно расставлены, честно.
Глава 18. На просторах холодного Ферелдена (Bonus)
Господи, к середине второго фика автор и герой вспомнили, откуда герой вообще-то родом! Но лучше бы не вспоминали. Ибо мы прочли этот бонус, и мысли, пришедшие к нам в голову, чудовищны. Но не сказать, что беспочвенны.
Пролог 2.Срочно нужен колдомедик, аврор и гоблин!!!
Автор не знает канона, на который гонит, и значения слова "пролог", но это неудивительно. Бежим дальше.
Глава 19. Приключения на Арене Хогвартса
Три обзора, но про собственно арену, "Дуэльный клуб" - только последний. Остальное - про вкусняшки и ништяки. Это Хогвартс, детка, и бедные должны лизать подошвы богатым и родовитым. Ничего не поделаешь, it's a rich man's world. И где-то в небе гордо реет птеродактиль, символ этого дивного мира.
Глава 20. "Так по взрослому боязно, спрыгивать с уже несущегося поезда"
Ой, да ладно. Эта глава про будущий Круг магов, про "скованных одной цепью". И про отсылки дурацкие. Много отсылок.
Глава 21. "И все вокруг не имеет оттенка, это только очки придают цвет стенкам"
Если кратко, то разговор в обеих частях обзора пойдет "про аристократов и дегенератов". Зато вспомним принца Флоризеля, а то с аристократами напряг.
Глава 22. Представьте себе зеркало, в котором целостную картину можно увидеть с разных сторон.... На какой из них вы остановитесь?
Негуманные эксперименты на людях, хруст французской булки и прочие вещи ждут нас в этой главе. И, собственно, целостной картины мы так и не увидели, иначе я бы это запомнила.
Глава 23. Подготовка - ключ к успеху.
Понимаю, глупо это спрашивать, и аболиционистка Ильмени Дрен - дура и предательница, которой никто бы руки не подал в этом мире, но как же мне не хватает Двух Ламп! А то сил нет смотреть на этих лощеных как бы аристо, которым лень хоть что-то сделать самостоятельно. Кстати, спонсор обзора - бутик "Платьюшко".
Глава 24. В нужное время в нужном месте или чем важна искренность....
Искренность кого угодно - по отношению к Хавку, но не наоборот. Здесь мы увидим степфордский бал и поговорим об осквернении святынь, которое, само собой, пройдет без последствий.

А дальше бобик сдох, у меня вон 25.2 обзор лежит, а я на него смотреть не могу. Но я все же приведу названия этих глав ради вашего удовольствия.
Глава 25. Знаки судьбы
Поправочка - теперь тут есть обзоры "Петли времени" и "Потешная охота".
Глава 26. Слова - не ветер......
Еще два обзора - "Об эльфийских народах хороших и разных" и "Хочешь жить - умей вертеться".
Глава 27. Решения и их последствия
Глава относительно короткая, обзор здесь один - "Лига выдающихся джентльменов".
Глава 28. Маг не приходит слишком поздно. И рано тоже не приходит, он приходит тогда, когда положено....
Снова два обзора. В главе идет День святого карантина, но расслабляться рано: в подворотне нас ждет маниак...))
Глава 29. Специалисты узкого профиля....
Ох, господа спецы, поучайте лучше ваших паучат... впрочем, до финала осталось совсем чуть-чуть, возрадуемся! It's a final countdown!

Глава 30. Рано или поздно наступает момент, когда нам нужно принять решение....
Глава 31. Круги на воде....
Глава 32. Глядя под другим углом
Глава 33. Настоящая История Хогвартса
Глава 34. Развязывая узлы
Эпилог от автора
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 70
Показать более ранние сообщения
ПОИСК
ФАНФИКОВ











Закрыть
Закрыть
Закрыть