↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Фанфики

2 произведения» 
Рональд М. Уизли
Джен, Макси, В процессе
14k 52 550 1
Тебе холодно?
Джен, Мини, Закончен
2.1k 55 202 2

Награды

7 наград» 
500 читателей500 читателей
14 июля 2019
10 000 просмотров10 000 просмотров
13 июля 2019
Сейчас онлайн
Дата рождения:16 октября 1991
Зарегистрирован:12 апреля 2019
Рейтинг:290
Показать подробную информацию

Фанфики

2 произведения» 
Рональд М. Уизли
Джен, Макси, В процессе
14k 52 550 1
Тебе холодно?
Джен, Мини, Закончен
2.1k 55 202 2

Блог



Онлайн
Гексаниэль сообщение закреплено
«Хоук и философский камень» - https://ficbook.net/readfic/7938756 , список обзоров:
Глава 1 - Тогда мы еще ни о чем не догадывались...
Глава 2 - Минутка саморекламы обзорщика, Иваси и шоппинг
Глава 3 - Непоследовательность Дурслей и немного ликбеза
Глава 4 - Уизлище поганое и чье-то палево
Глава 5 - МакГи стоит в шляпе, и это признак западла
Глава 6 - Беседы с директором и доспехи
Глава 7 - Первые уроки и зайчатки конфликта
Глава 8 - Преступные намерения и бревна в глазах
Глава 9 - Тут экшон. И он скушОн
Глава 10 - ...и поглотила тьма Империю...
Глава 11 - Подозреваем лохотрон
Глава 12 - Афера Флитвика раскрыта!
Глава 13, часть 1 - Готовим подарки и считаем деньги
Глава 13, часть 2 - Альтернативная география: урок первый
Глава 14 - Альтернативная география: урок второй. И бухлишко
Глава 15 - Флешбек
Глава 16, часть 1 - Занимательная арифметика: считаем часы
Глава 16, часть 2 - А вы знали, что в окрестностях Хогвартса растет хурма?
Глава 17, часть 1 - Саботаж урока и дракончик
Глава 17, часть 2 - Создатель, храни арбалеты!
Глава 18 - Преступные намерения и контрабанда
Глава 19 - Стремное примечание и опять чье-то палево
Глава 20 - "Вправление мозгов" Гермионе
Глава 21 - И вот тут до нас дошло!
Глава 22 - Хэдкрабканоны о почтенных семействах
Глава 23 - Тайна Милисент... раскрыта?
Глава 24 - В защиту Хоговского образования
Глава 25 - Невилл в зоне риска
Глава 26, часть 1 - Невилл: история заражения
Глава 26, часть 2 - В белом пальто на полосе препятствий
Глава 27 - Земля тебе пухом, Квиринус Квиррелл
Глава 28 - Дамби - гад, даже когда не виноват... а мы подводим итоги


«Хоук и тайная комната» - https://ficbook.net/readfic/8276544 , список обзоров:
Обращение автора и наш ответ
Глава 1 - Альтернативная этика
Глава 2 - Альтернативная анатомия и немного географии
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 13 комментариев

Онлайн
Гексаниэль
Привет!
А я с обзором. «Хоук и тайная комната», глава 2.
Валар Моргулис, дамы и господа. Как и обещал, новая глава в воскресенье. Честно говоря, я до сих пор сомневаюсь относительно ее содержания, но ладно. Писалось в порыве вдохновения в два часа ночи и удалять её мне банально жаль, такие озарения редки и этим ценны.
Нет, удалять не надо было, но вот с карандашом в руке вычесать стоило.

Описание самой драки скупо на детали, но я старался. Эпично описывать драку детей смысла не вижу, а так... Неплохо вышло. Стих упомянутый в главе не мой, просто понравился. Если кто знает автора, от меня благодарность. Найдено на просторах Интернета. Приятного чтения.
Зачтем. Обдумаем, обсудим.
Показать полностью
Показать 7 комментариев

Онлайн
Гексаниэль
Привет!
Я принесла первую главу фика "Хоук и тайная комната"! И начинается она, как обычно, с примечаний.

Несколько вводная глава, где автор пытается прояснить непонятные моменты. Надеюсь, более-менее получилось, потому что некоторые вещи переписывались чуть ли не часами, автор тот еще перфекционист. Но мне действительно нравится эта история, и я сделаю всё от меня зависящее, чтобы она получилась интересной.
Ну полюбопытствуем…

Это было тяжело. Нет, я знал, что с обостренным слухом и обонянием мне будет сложно снова вливаться в маггловский мир. Но, кажется, масштабы проблемы я всё же недооценил. Стоило миновать барьер, как я услышал ВСЁ. Буквально всё. Разговоры, запахи, гудки машин, какая-то непонятная музыка…. Так. Спокойно, Хоук. В Киркволе тоже не было идеальной тишины, особенно в нижнем городе и торговом квартале, и что теперь? Медленно пальцами сжимаю виски, на секунду опускаясь на корточки. Уф.
- Поторопись, мальчишка – раздается нервный голос рядом, сбивая мне всю концентрацию. Вот же гхыр! Поднимаю на него взгляд. Дядя Вернон не изменился ничуть с момента нашей последней встречи. Разве что будто стал шире. А ещё я слышу его тяжелое сердцебиение. Аритмия? Любопытно.
- Конечно, дядя Вернон – кивок, встаю и беру чемодан. Даже с чарами облегчения веса в нем все равно наберется с десяток килограмм, но я уже, кажется, привык.
Килограмм, ага.
Я вот не знаю, как там в Тедасе с единицами измерения веса, но в Британии – железно фунты-унции.

Подхожу к машине и сажусь на заднее сиденье. Чемодан размещаю справа от себя. Хорошо, что Ромул уже у Джоан. Иначе бы он поднял шум, ему не нравятся машины. Впрочем, я от них тоже не в большом восторге.
Автор читал мой первый обзор и честно постарался в обоснуй.

В первый день после больницы мне было как-то не до этого. Зато потом…. Первая прогулка с Джоан далась тяжело. Слишком много информации, которую у меня не получалось нормально систематизировать. Да и машины…. Бр. Хрупкая система, зависящая от взаимосвязи и работы отдельных элементов.
Это машины-то хрупкие? Ну, для человека, привыкшего мыслить средневековыми категориями? Еще раз – многотонная хренота, способная раскатать в блин пешего латника… или даже рыцаря на лошади, если это грузовик какой-нибудь… хрупкая? Господин кукурузник, вы не могли бы объяснить, в чем сей субъект неправ?

Чтобы было проще, для себя я проводил ассоциацию с магическими артефактами. Что-то, что требует изучения и основательного подхода. А потом натура исследователя все-таки взяла свое.
После первого потока вопросов Джоан очень задумчиво на меня посмотрела.
Нормальная медсестра позвала бы доктора: мальчик забыл простые вещи, его состояние куда тяжелее, чем мы думали! Ай, стоп, это ведь уже после выписки? Или нет? я запуталась…

А через пару часов я оказался в городской общеобразовательной библиотеке. Честно, у меня при взгляде на книжные полки глаза разбежались. Вроде и понятно, что мне нужно, но тут же появлялись детали, которых я не знал и понять не мог. В итоге пришлось вспомнить первые три недели в Круге. И методом мадам Меллиссы закладывать фундамент для будущих знаний. Долго, скрупулёзно и нудно. История, экономика, развитие, политическая ситуация, артефакты, к
которым было причислено всё, что меня интересовало в качестве технологического прогресса. Эльфийка своё дело знала, и через три недели даже самые зашуганные новички более-менее ориентировались в ситуации.
Во-первых, в Круг забирают детей после первого выброса, а это 7-9 лет. Самый возраст для таких уроков, ага.
Во-вторых, в каноне мы видим урок с самыми маленькими членами Круга. Нет, не экономики и не истории. Детей учат правильно относиться к их способностям («магия должна служить человеку, а не повелевать им», «Церковь говорит нам то-то и то-то», такое все). Наверняка им еще рассказывают про Создателя и Андрасте, объясняют правила поведения в башне, типа «храмовников за туники не дергать, на верхние этажи не ходить, по коридорам не носиться, на уроках не шуметь». Кого надо, подучивают грамоте по ходу дела, наверное.
В-третьих, что должен в первую очередь выяснить попаданец из мира, где религия играла важную роль? Правильно! Про местную церковь и догматы ея! Ну и про храмовников до кучи, раз уж это конкретно тедасский попадун. А этот хмырь даже не удосужился узнать, что в христианской церкви священники – мужчины.

Джоан на мое любопытство реагировала спокойно, только иногда бросая на меня задумчивые взгляды. А я старался не слишком выбиваться из обстановки. Благо у магов гибкая психика, а когда за тобой гоняется половина Инквизиции, приспосабливаться научишься в любом случае. Но даже сейчас некоторые вещи меня сбивают с толку.
Технологии идут вперед быстрее, чем гномы из торговой Гильдии умудряются цепляться с Хартией. Поэтому многое, очень многое приходится наверстывать.
Человеку из мира, где коники бегают и из высоких технологий пока только печатный станок подтвержден? Да, порядочно ему наверстывать пришлось, оказавшись в Англии в начале девяностых ХХ века…

Благо книги и журналы в свободном доступе у меня есть. Да и Джоан изрядно мне помогала, периодически высылая свежие газеты и вырезки из журналов с личными пометками.
Интересно, когда она работает и зарабатывает на ништяки для подопечного?

В том числе и во всем, что касалось медицины. Ученики Хогвартса, которые получали максимум Ежедневный пророк, «Придиру» или «Ведьмополитен» первое время недоверчиво косились на ворох моей корреспонденции. Но вскоре перестали обращать внимание, привыкли. А некоторые товарищи по факультету периодически брали у меня журналы, интересуясь не магическим миром. Да и в остальном помимо Пророка я читал «Министерский Вестник» и «Записи чародеев» - специальный журнал с отдельными новостями о гильдии. Приятно быть в курсе событий.
О чем это я? И чего это Вернон так на меня уставился, аж жилы на виске забились?
И кто в этот момент смотрит за дорогой, если Вернон смотрит на племянника, сидящего на ЗАДНЕМ сиденье машины?

Перевожу на него взгляд, вопросительно приподнимая бровь. Дядя молча фыркает и сосредоточено смотрит на дорогу. Странно все это. До дома номер 4 добираемся в рекордные сроки. Кажется, я даже слышу, как скрипнули тормоза. Создатель, до чего мне неуютно, кто бы знал…. Забираю чемодан, выхожу из машины. Так. И что это за ожидающие взгляды? Тетя Петунья будто в любой момент готова приложить меня чем-нибудь тяжелым. Дадли и вовсе пытается за ней спрятаться, что с учётом его комплекции бесполезная затея.
Нет, признаю, отношения с родственниками у меня были не лучшими, когда я уезжал в Хогвартс. Но и не худшими, в конце же концов. Да, я применил к ним ментальное воздействие. Строго говоря, магу крови артефакт для магии не нужен. Была бы, собственно, сама кровь.
Тут автор противоречит сам себе. Во-первых, в первой сцене общения своего с Дурслями ни о каком воздействии Гарриэт даже не вякал. Во-вторых, нам четко дали понять, что первый ритуал на крови был проведен Гарриэтом уже в Хогвартсе. В-третьих, а почему бы персонажу-параноику, долгое время скрывавшемуся от храмовников, не применить магию крови, не узнав даже, есть ли в этом мире храмовники и не сидят ли они вотпрямщас в засаде возле дома? Нет, правда, что может пойти не так? Это и в первый-то раз тупо выглядело, а сейчас – тупо в квадрате.

Но тогда мне это было нужно для моего выживания. Притворяться тихим и слабым я не умею. И побои терпеть молча тем более бы не стал. Но даже во время небольшого давления с моей стороны я не делал ничего такого, что могло бы вызвать у них страх. Так какого гхыра?!
Ты, типа, колдовал. Внушал нечто. Магглам. Которые, типа, боятся магии. И потом тоже колданул, было дело. Я даже не знаю, что сказать…

Натянутое и тяжелое молчание прерывает очень громкий телефонный звонок. Забавно, но вздрогнули все. И это стряхнуло оцепенение. Тетя Петунья поспешно ретировалась на кухню, Вернон ушел куда-то вглубь гостиной, а Дадли боком прошел мимо меня, почему-то держась за пятую точку. Нет, я определенно что-то пропустил….
Спокойно, Хоук. Тебе нельзя выходить из себя, помнишь? Мысленно досчитав до ста, поднимаюсь наверх. Затолкнув чемодан в подпол и прикрыв свое импровизированное хранилище потертым ковром, падаю на кровать. Что там писала Лили Эванс в своем дневнике? Грусть и опустошение из-за расставания со школой Чародейства и Волшебства? Ха, даже не смешно. Ничего не хочу. Хотя нет, хочу…. Милисент должна была уже написать. Занята, может? Ладно. Разберемся.
ДОЛЖНА БЫЛА. Прикиньте, девочка 12 лет приезжает из школы домой. Там у нее родители, которые ее не видели целый семестр, соскучились. И она по ним тоже, ага. Она полдня ехала в поезде, наверняка устала, проголодалась… И вместо того, чтобы обниматься с родителями, рассказывать им про школу, расспрашивать, как они тут, и запихивать в себя еду, она ДОЛЖНА БЫЛА мчаться с пером наперевес писать Гарриэту послание. Я просто вынуждена охренеть от его отношения к типа возлюбленной.

Одной рукой стягиваю с себя футболку и засыпаю.
Классная растяжка, однако… хотя мог бы и не выпендриваться.

Несколько дней давящее меня напряжение схлынуло разом, аж плечи болят…. Или это малое магическое так влияет? Гхыр с ним. Спать.
А далее повествует Милисент. То есть по нашей версии – агент Тонкс.

Милисент нервно ходила из угла в угол, читая очередное письмо от Голдштейна. Прошло уже две недели с начала каникул, а Поттер так и не ответил ни на одно послание. Не только ей, но и всем остальным. И сделать с этим она ничего не могла. Все что она знала – то, что он жил с магглами где-то в графстве Суррей. Может дело в магглах? У него вроде не очень хорошие отношения с родственниками. Последняя мысль ничуть её не успокоила. Отложив пергамент в сторону, она нервным поттеровским жестом потерла переносицу.
Две недели с начала каникул. Сколько писем они написали за это время? Если больше, чем по одному на нос, то… у них что, других дел не было?
Хотя наш обоснуй и это объясняет. Милисент-Нимфадора нервничает, потому что должна следить за объектом; Рон – по той же причине, но он еще и маленький и вообще эмоциональный, он сильнее волнуется за успех дела. Парней с Рейвенкло корежит, потому как паразит не только вампирит – он еще и голову затуманивает, вызывая желание быть рядом с хищником и угождать ему…

До последнего ей не хотелось обращаться к отцу. Нужно подождать ещё несколько дней. Хотя бы до конца текущей недели, если ответа не будет, тогда придется что-то придумать. Отойдя к столу, слизеринка вздохнула и открыла окно. Очередная серая сова прилетела, сбросив ей на руки конверт. Сердце невольно пропустило удар, но ожидания в очередной раз не оправдались.
У него ворон, агент Тонкс, не тупи…

Уизли. Нахмурившись, она пододвинула к едва живой птице пиал с водой и развернула письмо по размеру больше похожее на записку.
«Привет. Это Рон. Рон Уизли. Ты не знаешь, что произошло с Гарри? Он не отвечает нам на письма. Гермиона предположила, что все дело в магглах, но я решил, что ты можешь что-то знать. Напиши, если знаешь, ты же его подр…. В общем, напиши, а то мы не знаем, что делать. Спасибо».
Детям обычно не свойственно запинаться на подобных невинных словах, а особенно Рону. Он товарищ прямой, как… ну прямой, короче.

Милисент невольно хмыкнула, представив реакцию райвенкловца на подобное послание.
А я не представляю. Что там за реакция, опять вспышка гнева ни с фига?

И старательно отогнала возросшее беспокойство, в очередной раз прокручивая в голове всё, что она знает. Графство Суррей, Хай Кемерон, Джоан, дядя Вернон…. Мда, вот уж действительно, много информации. Раздраженно отослав неудачно заглянувшего домовика, она снова вернулась к неторопливому письму Голдштейна, привычно пытаясь подавить нахлынувшее волнение. А ещё ей нужно что-то ответить Уизли.
А мы – тыгдымс! – переносимся к Гарриэту и таинственной Джоан.

- Джоан, ты во мне сейчас дырку просмотришь – не оборачиваясь, констатировал подросток, продолжая напряженно вчитываться в огромный талмуд, занимающий половину кухонного стола.
- Ну, прости – с легким смешком взъерошив ему волосы на макушке, улыбнулась женщина – Просто непривычно и приятно, видеть тебя здесь. Голоден?
- Угу…. – кивок, и маг осторожным движением переворачивает страницу. – Спасибо.
Джоан хмыкнула и отошла к холодильнику, краем глаза она продолжала наблюдать за ним. Гарри приехал к ней спустя несколько дней по окончанию экзаменов в Хай Кемероне. Тут же вручил ей оба своих табеля: и обычный, и магический, бросил чемодан в углу, сел в кресло и заснул, пока она отходила заварить чай. Будить его она не стала, только аккуратно сняв с плеча довольно тяжелый рюкзак.
Следующие несколько дней подопечный в основном вел «кошачий» образ жизни: ел и спал, его будто что-то давило изнутри. Спал он преимущественно днем, по ночам просиживая за сборниками рассказов и всячески стараясь себя отвлечь. Джоан подобное положение дел нравилось мало, но и поделать ничего с этим не получалось. По его постоянным взглядам на окно она поняла, что он ждал писем. Но ворон неизменно возвращался ни с чем, день ото дня перенимая нервозность хозяина.
Из школы чародейства и волшебства Гарри вернулся довольно дерганным, это сложно было не заметить.
Так он был дерганным или дрых сурком и отъедался? У дерганных людей с аппетитом и сном обычно не очень.

Само собой, недосказанность она почувствовала уже по его письмам. Не то чтобы он врал, просто явно чего-то не договаривал. А ещё часто упоминал какую-то девушку по имени Милисент, к которой был явно не равнодушен. Не слишком акцентируя, но упоминая её в каждом письме с какой-то полностью сдающей его интонацией.

А телу все еще 12 лет…

Джоан подумала было его поддеть, но глядя на нервный и уставший вид, решила, что это будет слишком жестоко. В данный момент Поттер сосредоточенно подпер рукой подбородок, беззвучно шевеля губами и нахмурившись. Джоан бросила мимолетный взгляд на переплет и чуть улыбнулась: «Классы и плетение заклинаний». Понятно, до ужина он явно будет пребывать где-то не здесь.
В самом деле, почему бы не сидеть на кухне у магглы, которая как бы даже не родственница, с учебником чар? Ну что может случиться? Не придут же к ней обливиаторы, в самом деле…

Дальше повествует Гарриэт, и я приведу этот отрывок без комментариев. Меня дико напрягает их общение, но я пока даже сформулировать не могу, чем. Может, у вас получится.

- Не соблаговолите вернуться на грешную землю? – раздался прямо над ухом знакомый, полунасмешливый тон. А я едва сдержал порыв, чтобы не отскочить. Левая рука непроизвольно дернулась к поясу.
- Прошу прощения. И буду очень благодарен, если вы перестанете так подкрадываться ко мне со спины. – в тон ей отвечаю я, не сдержав усмешки.
Джоан только хмыкнула и чуть прищурила свои невозможно яркие голубые глаза. Смотрю на неё и мурашки по коже. В самом лучшем смысле этого слова. Медленным движением собрав светлые волосы в хвост, она кивком указала на заставленный стол. Невольно слежу за её жестами. Кажется, когда я уезжал, волосы у нее были короче. Или я просто не обращал на это внимание?
- Гарри! – щелкнула пальцами у меня перед лицом собеседница – Прекрати выпадать из реальности, хотя бы когда я с тобой говорю. Ужин готов. – улыбнулась она и совершенно непосредственно развернула меня к столу.
- Да, спасибо – моргнул я, убирая книгу и про себя запоминая страницу. – Извини, я задумался.
- Я вижу – мелодично рассмеялась она – Поделишься мыслями?
- Мм…. А что тебя интересует? – пододвинув к себе тарелку, уточняю. Мне приходится очень внимательно следить за своей речью, чтобы случайно не обмолвиться ни о чем лишнем и не вскрыть несоответствие с содержанием писем. Не то чтобы я ей не доверял, просто ту же смерть Квирелла у меня обсуждать нет никакого желания. А зная Джоан, она будет нервничать. Не хочу её зря волновать.
- Что интересного прочел? У тебя был такой вид, будто ты святой Грааль разгадываешь, не иначе – поддела меня она, я едва не поперхнулся. С трудом проглотив всё, что было во рту, медленно перевожу на неё внимательный взгляд. А она блин совершенно спокойно улыбается!
- Ну, предположим, до Грааля ещё далеко – дернув плечом, отвечаю – Но вообще-то кое-что любопытное касаемо классификации заклинаний. Тебе не слишком нудно будет слушать?
- Нисколько, продолжай. – сосредоточенно кивнула Джоан, в её взгляде сейчас появилось что-то нечитаемое. Будто рентгеном меня сканирует, брр.
- Так вот. Помимо общей классификации относительно силы и области применения они делятся на классы сложности. И условно в зависимости от класса заклятья меняется его эффект в сочетании с любыми другими чарами. Класс подразумевает собой нюансы работы того или иного заклятья и спектр его воздействия с окружающей средой. Но меня если честно заинтересовало кое-что другое…. – на выдохе делаю долгий глоток чая с травами, прикрываю глаза, упорядочивая собственные мысли – Я тебе не рассказывал о непростительных проклятьях?
- Что-то неприемлемое для применения в обществе? – чуть хмурится Джоан, отложив вилку в сторону – Нет, не говорил.
- Ну, можно и так сказать. Проклятий условно три: пыточное, подчиняющее и убивающее. Знаешь, насчет применения в обществе…. Нет, разумеется, за это сажают в Азкабан, но я бы с этим поспорил. Уж очень…. Однобокий подход к делу, скажем так.
И почему мне невольно вспомнились его познания касательно допросов? Познания из копилочки «я знаю, как допрашиваемые реагируют на мага крови»… Наверное, конечно, ни к чему.

- Что ты имеешь ввиду?
- Хм…. – невольно отцовским жестом сцепляю руки в замок и смотрю на чуть напряженную Джоан поверх сцепленных пальцев. Малькома Хоука я почти не помню, все-таки меня довольно рано забрали в Круг, а потом в моей жизни все менялось буквально калейдоскопом, поэтому сейчас сходу мне и не вспомнить даже его лица. Но вот некоторые его жесты до сих пор со мной остались. Наследие, ни дать ни взять. – Ну, значит слушай….
Малькольм не появляется в игре, но того, что мы о нем знаем, достаточно, чтобы предположить: забирать в Круг его сына пришлось бы через его труп. Да и вообще чувак накуролесил с размахом, казнили бы точно. Но Гарриэт поразительно спокоен, а раз его не колышет, зачем нам-то париться?

Джоан завороженно следила за тем, как Поттер медленно сложил пальцы в замок. Обстановка в комнате почему-то изменилась, даже она это сейчас почувствовала, хотя ни разу не была магом.
И ее до сих пор не навестили парни с палочками? Да ладно.

Отрешенно глядя куда-то сквозь неё, он медленно начал говорить:
- Я не буду сейчас рассуждать о гуманности и этичности применения данных заклинаний к любому живому существу. Честно говоря, такой подход, на мой взгляд, не имеет смысла. Магия не имеет никакого окраса, это все ярлыки, навешанные отчасти Инквизицией, отчасти самими магами.
Магия-то, может, и не имеет (как явление), но конкретные заклинания – очень даже. Приведу кривую аналогию: электричество тоже не имеет окраса, это просто природное явление. Значит ли это, что можно пытать человека электроприборами (утюгом там или паяльником)? Я думаю, нет.
И да, не имеет смысла рассуждать о гуманности и этичности… Старший чародей Ульдред аплодирует лучшему ученику.

Например, убивающее проклятье – вполне себе безболезненный способ умереть. По оценкам исследователей в Мунго, жертва умирает практически мгновенно. И в отличие от той же пули или ножа никаких болезненных ощущений не испытывает.
И че? Это все еще убивающее проклятье, оно убивает.
Если речь о применении Авады для эвтаназии, то… вообще-то идея тухлая. Как учит нас сий субъект, магия есть желание и воля мага. То есть чтобы Авада сработала, человек должен желать своей жертве конкретно сдохнуть. А вот представьте себе. Есть больной, он лежит овощем и мучается, а есть целитель. Больной целителю ничего плохого не делал (это важно). И вот подходит целитель к койке больного, беззащитного человека, которого ему не за что ненавидеть… и искренне желает ему смерти? Вот прям всей душой? Не отмучиться, а именно сдохнуть? Я б такого целителя боялась.

Но меня заинтересовало отнюдь не оно. А пыточное.
- Почему? – несколько нервно поинтересовалась Джоан, внимательно следя за тем, как подопечный отставил от себя опустевшую пару минут назад тарелку и задумчиво начал прокручивать меж пальцев небольшой кухонный нож.
- Да как тебе сказать…. – отложив, наконец, нож в сторону протянул он – Оно очень своеобразное. Начать с того, что это единственное проклятье, спектр действия которого распространяется непосредственно на нервную систему.
Ну предположим, хотя Империо вроде как тоже распространяется. На высшую нервную деятельность, а это нервная система.

При этом…. Само воздействие зависит от количества вложенной силы. Сейчас многие авторы пишут, что для того, чтобы действие заклинания было максимально эффективным – волшебник должен реально желать причинить боль своей жертве. Утверждение в принципе, верное, но только отчасти.
- К чему ты клонишь? – нахмурилась Джоан, нервно сжав в руках чашку с чаем – Надеюсь, ты не проверял это практическим путем? – с легкой улыбкой попыталась разрядить обстановку она. Разговор получался каким-то тяжелым.
- Был такой соблазн на паре личностей, но я героически сдержался – ярко улыбнулся Поттер,

Его окружали в основном дети… и наш герой героически сдержался, не откруциатил никого. Я просто восхищена его благородством.

но в следующий момент тут же посерьезнел. – А клоню я к тому, что с сотню лет назад Круцио использовалось в воспитательных целях некоторыми чистокровными семьями. Вместо ремня. – пояснил он в ответ на её возмущенный взгляд – Разумеется, родители дозировали силу, чтобы ненароком не нанести вреда, но сам факт….
Если раньше детей в старых семьях пытали с чисто воспитательными целями (и типа это было норм), то что же теперь представители этих самых старых семей готовы растерзать директора школы за отработку в ночном лесу, аж в истерику впадают? Опять дядька Оруэлл пролез?
И да, я начинаю понимать ортодоксальных храмовников вроде командора Мередит. Такую скверну стоит выжигать каленым железом.

– на секунду подросток задумчиво замолк, а затем перевёл на неё внимательный взгляд. – Можно задать тебе вопрос, как медику?
- Кхм…. Попробуй. – смешалась Джоан, почему-то чувствуя себя смущенной.
- Вот смотри…. – обходя стол и добавляя ей горячей воды в уже остывший чай, продолжил Поттер. – Предположим, к тебе поступило два пациента с обширным нарушением нейронных связей и покалеченной нервной системой. – Джоан нахмурилась, медленно делая глоток. – Оба до этого случая полностью здоровые, взрослые люди. Путём долгого и сложного лечения тебе и твоим коллегам удается вывести их из комы, они живы, в меру способны воспринимать окружающую действительность на уровне того, чтобы поесть и переодеться самостоятельно. Но при этом оба никого не узнают и не пользуются человеческой речью. Зная в теории подоплёку проклятья, что ты предпримешь?
- Нет – моментально поняв, к чему он клонит, нахмурилась женщина. – Будь я лечащим врачом, я бы этого не позволила.
- Почему? – поинтересовался Поттер, взгляд у него явно горел азартом и любопытством.
- Даже если опустить моральную сторону вопроса и тот факт, что мы фактически говорим о пытках…. – попробовала урезонить его Джоан, но подопечный только иронично дернул бровью. – Учитывая, все, что ты рассказал, я делаю вывод, что первично нервная система пациентов находится в не очень хорошем состоянии. И вернуть их к «жизни» удалось немалым трудом. – в ответ на это Поттер чуть нахмурился и сосредоточенно кивнул. – А значит, даже в том случае, если их максимально аккуратно ввести в схожую стрессовую ситуацию, есть риск разрушить то хрупкое здоровье, которое у них осталось, окончательно. Даже если Круцио идеально подойдет для воздействия на нервную систему, никто не даст гарантий, что вместо стимуляции не получится ничего…. Непоправимого.
Фух, аж отлегло, не будут Лонгботтомов круциатить. Вообще, похоже, даже Джоан поплохело, когда она поняла, кого призвала в наш мир.

Джоан перевела дыхание и украдкой скосила взгляд на скрестившего на груди руки подопечного. Тот смотрел в какую-то одному ему ведомую точку и задумчиво кусал нижнюю губу. Он не выглядел обескураженным или разочарованным её словами, от него веяло каким-то исследовательским интересом.
- Я тебя услышал – наконец, вернулся в реальность он и устало улыбнулся.
- И что скажешь? – откинувшись назад на стуле, прищурилась женщина.
- Скажу, что мне придется выбрать другую тему для проекта – качнул головой Поттер и потер переносицу. – Вряд ли в консервативном магическом сообществе найдутся те, кто сочтет занятными мои рассуждения. Но вот тема, на мой взгляд…. Очень интересна.
Ну что ж, характер пациента пока стабилен.

- Ну, - Джоан поднялась, неспешно начиная убирать со стола, надавив подопечному на плечо и удержав на месте. Тот только вздохнул. – Ты всегда можешь выбрать что-то близкое. Например, заклинания, обширно действующие на разум или ещё что-то такое. Остался один проект?
- Да, со всем остальным я уже определился – кивнул он, прикрывая глаза – Спасибо, Джоан.
- Не за что. – хмыкнула женщина немного влажной ладонью взъерошив ему волосы. Тот только с улыбкой прищурился, не пытаясь отстраниться. – Но давай в следующий раз обсуждать что-то такое не перед сном. Хотя сегодня мне и идти на дежурство, но все же.
- Прости-прости…. – примиряюще подняв раскрытые ладони, открыто улыбнулся Поттер – Но ты сама спросила.
- Пф…. Женщины имеют право быть непоследовательными, запомни - фыркнула Джоан и аккуратно обняла его за плечи. Подросток вздохнул, лбом прислоняясь к ней. – Постарайся поспать, м? Я не совсем понимаю, что такое магическое совершеннолетие, но это не повод себя изматывать.
- Хорошо – выдохнул ей в ключицу Поттер, обнимая в ответ. – Позвони домой, как доберешься.
- Хм… - чуть улыбнулась женщина, подросток поднял на неё внимательный взгляд – При условии, что ты опять не разобьешь телефон. Рефлекторно – поддела его она.
- Кхм…. – смущение Поттера выдал разве что бегающий взгляд и чуть покрасневшие скулы. – Я говорил, я не специально. Просто…. Отвык – нашелся он, отстраняясь от неё и глядя куда-то ей поверх плеча.
- Я поняла – с усмешкой кивнула она.
- Тц…. Джоан! – вскинулся Поттер, хмуря брови.
- Всё-всё-всё, не нервничай. – засмеялась Джоан и легким касанием поцеловала его в висок, выходя из кухни. – Я позвоню.
- Жду – прочистив горло, отозвался подопечный. Судя по звуку, он снова достал книгу. Джоан чуть качнула головой и улыбнулась. Всё-таки хорошо, что он снова был дома.
У меня от этой сцены странное ощущение… из оперы «еду в Азкабан».
А глава на этом кончается, и слава редиске.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 8 комментариев

Онлайн
Гексаниэль
Привет!
А я... морально готова начать обозревать новый фик!
Фик "Хоук и тайная комната" https://ficbook.net/readfic/8276544 , продолжение полюбившейся нам истории об одержимом, агенте Тонкс и аферисте Флитвике.
Да, я решилась. Потому что, возможно, мои обзоры дадут вдохновения одному достойному джентльмену, и мы увидим настоящего Хоука в мире ГП. (А это, согласитесь, повод выхватить из ножен клавиатуру!)
И первая глава... являет собой обращение от автора к нам, почтеннейшей публике. Ладно, хватит политесов. Погнали!

Дарат Ширал, дорогие читатели. Рад приветствовать всех, кто ждал данное продолжение. И новичкам скажу - добро пожаловать в историю. Я очень рад всем, кому интересны приключения Хоука и его друзей, тем паче что дальше я уже не буду стараться придерживаться канона и традиционного изложения истории.
Спойлер: да щаз. Я уже говорила про менябельные и неменябельные факторы, так вот: во второй книге с этим получше, в смысле, факторов первой группы побольше (хотя все еще кто может предсказать василиска? А никто), но канва событий пока слабенько меняется. Ну, на мой непритязательный вкус.

На самом деле я хотел бы сказать несколько важных вещей:
1. Немного изменится формат повествования;
Спойлер: да щаз два раза. Все то же POV, все те же скачки времени, все те же попытки в несколько фокалов (на мой вкус, неудачные).

2. Я оставлю функцию публичной беты. Ибо голова у автора хоть и светлая, но она одна, так что я благодарен любой помощи.
Ну и слава пресвятым воробушкам, хоть читать полегче будет.

Ну, относительно первого пункта пугаться не стоит. Вводить путаницу с таймлайном и хромакеем событий я не собираюсь, так что немного измениться постановка некоторых сцен.
Во-первых, при чем тут хромакей вообще? Хромакей к хронологии не имеет отношения примерно никакого, у них даже корень разный, гы-гы.
Во-вторых... поправьте меня, если ошибаюсь, но не в том ли суть фанфикшена, чтобы если уж не меняешь сцену, потому что ну никак - то хоть показывать ее с нового угла? Зачем это указывать, господа?

И все. Так как это гет, многое будет крутиться вокруг взаимоотношений персонажей, кому это не нравится, ну.... - пожал плечами - Я не золотой галлеон, чтобы оправдывать возложенные ожидания.
Гет. В 12 лет. А те, кому это не нравится, идут лесом. Ну круто, че.

Ещё: очень-очень многие ставят мне иной раз в вину "детское поведение" главного героя.
На самом деле да, под фиком отличился один комментатор, желающие могут взглянуть. Лично я пробила лоб, потому что в чем - в чем, а в этом Гарриэт неповинен точно...

И ощущение "будто он заново изучает магию". - глубоко вздохнул- Нет, первое время я отвечал на подобное в комментариях, но сейчас хочу сказать вот что: никто из нас с вами не был боевым магом. А взрослому, попавшему в детское тело, вдвойне тяжело.
Безотносительно того, что в этом герой опять-таки неповинен: и что? Никто из нас не умеет нести яйца, это не значит, что мы должны есть невкусную яичницу.
И да, я не увидела ни тяжести освоения непривычного колдунства (хотя я настаиваю - махать посохом и орать "умри, скотина!" не есть то же самое, что махать палочкой и орать "вингардиум левиоса!"), ни переживаний "вот это я попал" - ни-че-го.

Детские поступки, говорите вы? Замечательно, а чем тогда это будет отличаться от Мэри Сью, которое лично мне читать надоело?
А оно сейчас чем-то отличается? Куча бабла, артефактные шмотки-броня-оружие, огромная сила и знания, недоступные большинству, обыгрывание заведомо более сильных противников в два щелчка, титул, покорная свита, ловящая каждое слово... что я забыла, господа?

Уизли и Грейнджер - не компания Хоуку? Ну возможно, я и подчеркнул, что он им особо не доверяет. Нет? И вы забываете ещё одну вещь, в отличие от Хоука они дети. И в одной из глав ГГ как раз по этой причине и полез в запретный коридор. Потому что сам решил разобраться с проблемой.
И до того спокойно думал, кем из них может пожертвовать. Не делая скидки на возраст.
Тут уточню: герой может быть мразью с принципами, может быть мразью раскаявшейся, но он должен быть последователен в своих поступках.
Мразь с принципами последовательна в мерзостях и последовательна в принципах. "Ворую, убиваю, вожу контрабанду, крышую преступников [и еще вот такой список], НО не вмешиваю в разборки детей", например. Если не происходит чего-то, что заставит оную мразь изменить точку зрения.
Мразь раскаявшаяся может делать и думать что угодно, но случается СОБЫТИЕ. Именно КАПСОМ. И это СОБЫТИЕ переворачивает мировоззрение оной мрази, заставляя думать: "я не могу вести прежнюю жизнь и смотреть на мир как раньше - и не буду".
Гарриэт последователен в принципах? Нет. То он спокойно думает об убийстве детей, а то, видите ли, лезет геройствовать.
Произошло СОБЫТИЕ, пошатнувшее его картину мира? Тоже нет, эмоциональный фон фика на диво спокоен.
Значит, это просто хреново прописанный персонаж, вот и все.

В общем, я могу долго об этом рассуждать, но главное: те, кто недоволен моим течением событий - всегда могут написать свою историю. И возможно, у вас получится много лучше чем у меня, я даже буду в числе первых ценителей подобного творения.
Ой, не бери на понт, начальник!

Но я пишу историю в первую очередь потому, что она посвящена близкому для меня человеку и лично мне сам сюжет доставляет удовольствие. Идей у автора вагон и маленькая тележка, на цикл уж точно хватит. Отношение к некоторым персонажам однозначное, к некоторым не очень. Во второй части я постараюсь прояснить все непонятные моменты и создать необходимую атмосферу. Продолжение будет выкладываться раз в неделю. И учитывайте, что часть пока не дописана, так что не будем спешить. Для предположений и идей я всегда открыт. Итак, позвольте рассказать вам историю.....
Позволим. Но первую главу я обозрю чуть позже.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 9 комментариев

Онлайн
Гексаниэль
Привет!
Вы слышите этот вопль ликования? А это я так радуюсь последней главе фика «(Не)Хоук и философский камень»!
Приступим же, я хочу ачивку за обозрение макси-фика. Вот сейчас и возьму.

Примечание: вот и все. Это последняя глава в первой части цикла) Всем кто уделил прочтению время - большое спасибо.

*довольничает* Это ведь и нам с вами тоже, господа.))

В данный момент у автора много идей, и ещё больше работы. Но я рад сообщить, что вторая часть уже активно в процессе. Первая была размещена просто из мотивации и интереса реакции публики, буду рад комментариям и отзывам! Авадой просьба не в лоб!

Не в лоб – так не в лоб, будем по всем правилам, в корпус…

P.S. Демарш Поттера после вручения кубка школы имел смысл. Так он, во-первых, сумел твердо поставить свою репутацию и честность на первый план. Во-вторых, ненавязчиво подчеркнул, что "соперничество" со Слизерином имеет место исключительно в стенах школы. Тем самым рукопожатием Маркусу Флинту и уважением к старосте Слизерина. Большое спасибо за внимание.

Либретто как бы намекает нам на грядущий парад тщеславия, и мне как-то стремно. Но ладно, полюбопытствуем.

«Дзинь» - это Поттер в четвертый раз подряд отложил вилку и поежился под изучающими взглядами окружающих. Пенелопа Кристалл хмуро поджала губы и резко развернулась в сторону гриффиндорского стола. Близнецы Уизли синхронно побледнели и отвернулись. Да и остальные любопытствующие дружно отвели взгляды.
- Аттракцион – доведи человека до нервного срыва – буркнул Поттер, сжав пальцами кубок с тыквенным соком.
- Угу…. Или заставь поперхнуться до смерти – мрачно отозвался Голдштейн, вяло разрезая какой-то десерт пополам.
- Эй, младшие, это вроде как праздничный пир – попробовал разрядить обстановку Дэвис, но наткнулся на насмешливый взгляд Поттера и осёкся – Н-да, чушь сморозил – хмуро повинился капитан сборной.

А почему чушь-то? Мне вот казалось, что окончание учебного года – событие радостное для учеников и прочих студиозусов. Каникулы, домой, к маминым обнимашкам, любимым собакам/пони/канарейкам... и даже несносным младшим братосестрам, которым на радостях даже не захочется уши отрывать, вот это все. Квиррелла, безусловно, жаль, но детям свойственно легко переключаться…
Это немного напоминает мне ситуацию с троллем, когда из-за ранений Гарриэта парализовало весь факультет.

- Так может, в гостиную? – с надежной поинтересовался Краснобай, скосив глаза в сторону старосты.
- Нельзя – цыкнула Кристалл. – По традиции в конце должна быть прощальная речь директора и вручение кубка. Если мы сейчас уйдем – не поймут.
Первокурсники одновременно вздохнули. Поттер и вовсе чуть откинулся назад и вперил взгляд в темнеющее звездное небо над головой, скрестив руки на груди. Наконец, последние виды десертов исчезли со столов, и посуда заблистала девственной чистотой. Директор поднялся со своего места с лучезарной улыбкой, широко раскинув руки.
- Вот и закончился ещё один богатый на события учебный год – улыбаясь взглядом, начал свою речь Дамблдор. Поттер не выдержал и фыркнул, рассеяно вертя в руках пустой золотой кубок. Пенелопа послала ему выразительный взгляд, и он послушно замолчал – Вы все за этот год набрались знаний, и у вас есть целых три летних месяца, чтобы их основательно вытрясти из потяжелевших голов – с улыбкой продолжил директор, «не заметив» пантомимы за столом орлов. – Также многих из вас я с гордостью поздравляю с окончанием обучения и вступлением в большой мир как квалифицированные маги и волшебницы. – зал на эту реплику отозвался участливыми аплодисментами, старшекурсники правда хлопали не очень активно и выглядели изрядно измотанными. – А теперь…. Я полагаю, вы все ждете вручения школьного кубка. Итак, давайте вспомним, как у нас распределены баллы факультетов. Четвертое место – Гриффиндор с результатом в 312 очков. Третье место – Хаффлпаф с результатом в 352 очка. Второе место – Райвенкло с результатом в 426 очков. И первое место занимает Слизерин, набравший 472 очка.
Стол Слизерина взорвался заслуженными аплодисментами. Райвенкло первыми к ним присоединились. Поттер нашел взглядом Милисент и чуть склонил голову. Та в ответ улыбнулась. Львы и барсуки присоединились к аплодисментам явно нехотя.
- Да-да, молодцы, Слизерин, отлично, Слизерин. – взмахом руки прервав затянувшиеся веселье. Слизеринцы настороженно замерли, а Снейп с недоверием покосился на директора. Флитвик о чем-то хмуро задумался, предупреждающе качнув головой в ответ на вопросительный взгляд Поттера. – Однако, мы должны учесть последние события, прежде чем подвести окончательные итоги – степенно проговорил Дамблдор, сосредоточенно окидывая взглядом замерший в напряжении зал. – Итак, мистеру Рональду Уизли за лучшую шахматную партию в истории Хогвартса я присуждаю 50 очков. – стол гриффиндора взревел. А барсуки резко погрустнели. Ну, а кому приятно осознать, что плоды годовых усилий только что стерлись в пыль?

А помните, как Гарриэт легко компенсировал свои минус 50, набившись к Спраут в помощники? Я к тому, что поступок Спраут в этой связи непонятен: Гарриэт так активно подставлял сокурсников с этими баллами, что Хаффлпафф должен был взять свое честное серебро, лишь немного сместившись в рейтинге из-за некоторых отважных гриффиндорцев.

– Мисс Гермионе Грейнджер за торжество холодной логики в критической ситуации я присуждаю 50 очков. – новый виток аплодисментов со стороны стола гриффиндора. Хмурые барсуки и ещё более бледные и хмурые слизеринцы вяло к ним присоединились. Стол Райвенкло ошарашенно молчал.
- Что происходит? – пихнув локтем Поттера, поинтересовался Алхимик. Впрочем, он мог и не понижать голос, его бы все равно не услышали в общем гвалте.
- Издевательство, мой дорогой друг. Это издевательство – процедил сквозь зубы Наместник, бросив короткий взгляд на растерянных слизеринцев.

А поднимался ли, интересно, вой тогда, когда семь лет подряд Слизерин брал кубок школы? И – ой, какое совпадение – в это время деканом Слизерина и преподавателем зельеварения в одном лице был профессор Северус Снейп, известный своей беспристрастностью? Так и вижу внутримировой обоснуй: в первые годы деканства он осваивался, а потом как начал борзеть!

Особенно выделялся Малфой, расширенными от шока глазами смотрящий в собственный пустой кубок с какой-то смесью обиды и разочарования. Кетрин Лейстрендж и вовсе переругивалась с Маркусом Флинтом, порываясь встать и гневно сверкая глазами. Флинт успешно удерживал её за плечо, безостановочно что-то шепча на ухо.
- Нужно очень много силы, чтобы противостоять своим врагам. А ещё больше – для того, чтобы противостоять своим друзьям – загадочно протянул директор – Поэтому я присуждаю 60 очков Невиллу Долгопупсу!
Зал буквально взорвался аплодисментами. Покрасневший от шока, неверия и стыда одновременно Травник перевел на Поттера беспомощный взгляд. Тот только прикрыл глаза и отрицательно качнул головой. Невилл, не обращая внимание на хлопки по спине, отодвинув тарелку, потерянно уткнулся в собственные руки.
- Дурдом…. – негромко прокомментировал происходящее Голдштейн. Поттер хмуро кивнул головой, соглашаясь.
- Да почему? – нахмурился ничего не понимающий Алхимик – Это, конечно, абсурд, но он радоваться должен, разве нет?
- А ты не слышал про леди Августу? – перевел на него задумчивый взгляд Поттер. – Я с ней как-то разговаривал. Так вот, ярая гриффиндорка, поборница буквы закона и правил. Как думаешь, что она скажет любимому внуку, когда узнает, что он получил баллы за НАПАДЕНИЕ на товарищей по своему факультету? На своих друзей?

1) А как она вообще об этом узнает? В смысле, у учеников и преподов же позиция "что происходит в Хогвартсе - остается в Хогвартсе до первого трупа".
2) А разве не было сказано ранее, что Августа – нежная и любящая бабулечка, для которой Невилл – свет в окошке? Автор очевидно путается в своих же показаниях…
3) А почему Августа должна наказывать внука? Это Дамблдор решил дать ему баллы, Невилл об этом не просил. Невилл напал на однокурсников – вот это не очень хорошо, это может Августу расстроить… но…
Не то чтобы я придиралась, но, Гарриэт, не ты ли велел Невиллу в случае чего «привязать однокурсников к креслам и не выпускать»? то есть инициатором (заказчиком, гы-гы) нападения был ты, а не Невилл. И что-то тебя совсем не волновало, что ему может влететь от бабушки.

Смит уже открыл было рот, но задумался и закрыл обратно. Краснобай хмыкнул и посмотрел на Долгопупса уже другими глазами. Тот до сих пор так и не поднял головы, кажется, пребывая в тихой, нарастающей панике.
- Н-да, красиво его директор подставил…. Веселое у Травника будет лето. –негромко проговорил Голдштейн.

Подставил его совсем не директор, но кому какое дело, право слово?
Вы, должно быть, заметили, что Гарриэт (и автор с ним) навешивает ярлыки очень легко. Дамблдор гад? Значит, Дамблдор отвечает за все подставы, даже которые не он совершил.

- Разберемся. – хмуро ответил Поттер, взмахом руки призывая к тишине. Дамблдор снова начал говорить. Зал замер в неистовом напряжении, гриффиндорцы с покрасневшими лицами, улыбаясь, смотрели на преподавательский стол.
- И наконец, за истинное мужество и выдающуюся храбрость я присуждаю 50 очков Гарри Поттеру. – ответом на это была ошеломленная тишина.

Согласна. Он не заслужил.

Поттер, под взглядами окружающих, нахмурился и напряженно дернул плечами. Первым опомнился Флитвик, поднявшись и начав аплодировать. Вскоре к нему присоединились его подопечные и все остальные. Гриффиндорцы бросали на стол орлов недоверчивые взгляды.
После вручения кубка и смены декораций в зале ученики нестройными потоками потянулись на выход. Райвенкловцы меньше всех были похожи сейчас на победителей, хмурые и задумчивые. Что-то про себя решив, Поттер, целеустремленно разрезая толпу, направился к слизеринцам, уже не обращая внимание на посторонние взгляды.

Нам обещали демарш. Видимо, сейчас он и будет.

- Флинт! Лейстрендж! – обратился Поттер, обогнув по широкой дуге близнецов Уизли.
- Чего тебе, Поттер? – мрачно отозвалась староста Слизерина, останавливаясь. У нее за спиной плотным потоком сгрудился остальной факультет. Маркус Флинт ненавязчиво крутил меж пальцев палочку, готовый к любым неожиданностям.
- Я не считаю победу честной. Поэтому…. Думаю, будет уместно отложить соперничество до следующего года? – спокойно спросил райвенкловец. Пенелопа Кристалл за его спиной кивнула, соглашаясь.

Меня удивляет реакция Пенелопы. Гарриэт за год не то чтобы много трудился, чтобы эти самые баллы заработать: учился он по индивидуальной программе, от некоторых предметов вообще отказался, спортом не занимался, преподам хамил, на взыскания нарывался. Ну только контрольные, наверное, хорошо писал. А так - всячески показывал, что плевать ему на всю эту чушь. В это время все его товарищи по факультету учились, нарабатывая баллы, в квиддич резались, не щадя живота своего...
Интересно, почему вдруг именно Гарриэт стал рупором факультета, какое право он имеет говорить о победе, для которой почти не приложил усилий, и как ему потом темную не устроили?

- С чего это вдруг тебе и честно соперничать с гадкими слизнями? – нашел, что сказать Флинт, недоверчиво нахмурив брови.
- Ты это сказал потенциальному слизеринцу, капитан – тонко усмехнулся Поттер, не обращая внимание на шокированные взгляды окружающих – Шляпа долго со мной спорила, что моё место на вашем факультете. – пояснил он. – Да и все эти баллы…. Хогвартс – далеко не вся жизнь.

Не вся, но для школьников - огромная и важная часть жизни. И как же мне, черт побери, нравится позиция "мне плевать на соревнование и на победу, и скажу-ка я об этом еще раз, да погромче, унизив всех, для кого это важно".

– с этими словами Поттер спокойно протянул слизеринцу руку – Соперничество?
- Пожалуй…. – ухмыльнулся Флинт, крепко пожимая протянутую ладонь – Но имей в виду, мы вас уделаем в следующий раз.
- Буду ждать, капитан – вернул усмешку Поттер. – Мисс Лестрейндж…. – легкий, уважительный поклон головой. – Всем доброй ночи, господа.
Развернувшись, райвенкловец уже в полной тишине направился вверх по лестнице. Через минуту-другую за ним медленно потянулся факультет орлов. Филиус Флитвик, стоя у выхода в большой зал гордо улыбнулся, отсалютовав палочкой задумчивому Северусу Снейпу. Что ни говори, а весь год оказался очень и очень богат на события.

Таки про темную не написано. Мы переносимся в Хогвартс-экспресс.

- Милисент, ты не сильно занята? – заглянул в купе Поттер – Добрый день, мисс Гринграсс – кивнул он белокурой слизеринке.
- И вам того же, мистер Поттер – чуть усмехнулась Дафна, медленно переведя задумчивый взгляд с покрасневшего лица Милисент обратно на райвенкловца.
- Нет, я не занята – очнулась Мили, чуть улыбнувшись. Выйдя с ним в коридор, она пихнула его локтем в бок.
- Ауч…. Это ещё за что? – возмутился Поттер, беря её за руку и целеустремленно направляясь в конец состава.
- За то, что мне теперь до самой платформы придется отвечать на каверзные вопросы. Из-за тебя – фыркнула слизеринка, чуть улыбнувшись.
- А что такого? Конец года, я мордред знает сколько тебя не увижу – пробормотал нахмурившейся Поттер – Кхм, не важно. Факт в другом, ты говорила что-то об испытании своего проекта, и я придумал, как быть.
- Поясни – заинтересовавшись, протянула слизеринка. Пропустив её в пустое купе, Поттер привычно несколько движений наложил запирающее и заглушающее заклятье.
- Так вот, по сути, твой проект – безоар в жидком виде без побочных эффектов. Правильно? – слизеринка кивнула, чуть нахмурившись, когда райвенкловец слишком уж предвкушающе сощурился – Значит и испытать надо так, чтобы сразу видеть результат – спокойно продолжил он и положил на стол безобидный с виду мармелад – От Уизли. Принудительное анимагическое преобразование. Нет, не перебивай – чуть надавил интонацией Поттер ещё до того, как она успела возразить – Никто не говорит, что я буду испытывать на себе полное превращение. Преобразую руку, и проверим результат.

Интересно, как он планирует это контролировать? Если мармелад запрограммирован на полное превращение – как его можно перепрограммировать? Я могу подобрать псевдонаучный обоснуй, но… мне лень.

- Это опасно – нахмурилась Милисент – Я не хочу тебе навредить ненароком.
- Но и на себе испытывать экспериментальный состав я тебе не позволю – фыркнул Поттер, упрямо поджав губы. – А испытать надо, ты сама это прекрасно знаешь.
- И все равно…. – слизеринка цыкнула и отвернулась, сцепив руки в замок. Поттер вздохнул, обойдя стол, прижал её спиной к себе.
- Прекрати. – шепнул он, губами касаясь её плеча. – Что за неуверенность? Зная тебя, за год работы ты с миллион раз перепроверяла состав и периодику компонентов. – ладонями Поттер медленно провел по её рукам, обнимая. Слизеринка невольно расслабилась и закрыла глаза, откинувшись назад, теснее прижавшись к нему.

Сцены нежности в этом фике меня бесят. И если бы не версия с агентом Тонкс, я бы сказала, что Гарриэт – грязный совратитель, растлевающий девочку-подростка.

- Почему это должен быть ты? – мрачно уточнила она, уже понимая, что райвенкловец от неё не отстанет.
- А кто? Тебе я не дам этого сделать – невозмутимо ответил он.
- Почему? Если ты уверен в зелье? – усмехнулась она.
- Вот же…. Слизеринка – явно с улыбкой вздохнул Поттер и развернул её к себе – Анимагия - вещь болезненная. И если твоему зелью я верю, то продуктам Уизли – нет.
Милисент снова вздохнула, поймав на себе в очередной раз его задумчивый взгляд. И поставила на стол небольшой пузырек с зельем. Поттер чуть улыбнулся и кивнул, распечатав мармелад и отломив от него небольшую часть, медленно сглотнул. Слизеринка напряженно наблюдала за ним, стиснув палочку.
Поттер на секунду прикрыл глаза, прикусив губу, задумчиво уставился на собственную ладонь, которая начала меняться и покрываться густым темным мехом. Медленно шевельнув кистью, райвенкловец выпустил темные длинные когти, с пристальным вниманием рассматривая лапу.
- Видимо, у меня кто-то из кошачьих по форме…. – со смешком протянул он, слизеринка нервно улыбнулась, хотя представить на его месте большого черного кота могла с легкостью. – Время засеки. – сказал он, одним глотком осушив содержимое флакона с зельем. Прошло несколько долгих минут, прежде чем ладонь все-таки начала приобретать первоначальный вид. Райвенкловец явно прикусил язык, сдерживая ругательства. Милисент вздрогнула и медленно начала растирать его ладонь.
- Больно?
- Жить можно, хотя ощущения не из приятных. – взмахом палочки уничтожая оставшийся мармелад, ответил Поттер. После этого он опустился на сиденье и притянул её к себе, целуя в щеку. – Спасибо.
- Было бы за что…. – смущенно буркнула Милисент, уткнувшись ему в шею. – Но теперь ты точно обязан выучить анимагию. Хочу посмотреть какой ты целиком. - добавила она и улыбнулась, услышав его легкий смех. Ладонь всё еще была холодной, хотя он уже и мог пошевелить пальцами.
- Ради тебя постараюсь…. – хмыкнул Поттер, обнимая её за плечи. – А кстати…. – начал было он, но тут его прервал настойчивый стук в дверь. Слизеринка поспешно убрала пустой флакон в карман и вопросительно изогнула бровь.
- Откроешь?
- Не хочу. – вздохнул Поттер – Но придется. – взмах палочкой, и дверь широко распахивается. На пороге Уизли, Грейнджер и донельзя смущенный Долгопупс.
- Гарри, мы тебя искали! – ничего не смущаясь в принципе, Рон плюхнулся на сиденье.
- Я очень рад – тоном «в гробу я вас всех видел» отозвался Поттер и нервно дернул бровью. Слизеринка чуть сжала его ладонь. Долгопупс и Грейнджер, кажется, это заметили и дружно покраснели, медленно усаживаясь в купе. Невилл при этом дисциплинированно закрыл за собой дверь.
Остаток пути прошел под трескотню Уизли. Поттер нехотя отвечал на вопросы, больше слушая окружающих. А когда к ним присоединились Голдштейн, Смит и Корнер, принесшие по пять контейнеров еды, в купе стало совсем тесно. Милисент положила голову Поттеру на плечо и, улучив момент, чуть дернула его за руку. Райвенкловец лениво приоткрыл глаза.

Скульптурная группа «селедки в банке». То есть «восемь человек, и каждый с вещами, а некоторые с животными, в маленьком купе».

- Что ты хотел спросить? – вполголоса поинтересовалась она.
- Потом, народу многовато. Аж дышать нечем – поморщился он и снова закрыл глаза, расслабленно откинув назад голову и пытаясь задремать. Наблюдая за ним, слизеринка снова улыбнулась и безотчетно провела пальцами по уже преобразованной ладони. Поттер медленно выдохнул, в ответ чуть сжав её руку в своей.
На платформу они выходили в числе последних, чтобы не толкаться зря в толпе. Забрав свои вещи, слизеринка передала переноску с фырчащим от раздражения котом Поттеру.
- На, успокой сородича – хмыкнула она. Райвенкловец фыркнул, стоящие неподалеку Голдштейн и Смит обменялись непонимающими взглядами.
- Слышал, разбойник, успокойся уже, скоро тебя выпустят – обратился Поттер к коту, постучав пальцем по решетке. – Ауч, когтями-то за что?! Я не виноват! – искренне возмутился он, слизеринка вполголоса посмеялась в ладонь.
- А где, кстати, твоя птица? – вмешался идущий рядом Голдштейн.
- Я его к Джоан своим ходом отправил, он все равно в клетку не помещается – отмахнулся Поттер, поддержав под локоть Милисент и осмотревшись на платформе. Приметив целый ряд рыжих голов, он устало вздохнул. – Ладно. Десница, письма трижды в неделю. И координируй остальных, чтобы не особенно отсвечивали.
- Понял, передам. До связи, Наместник. – пожав руку Поттеру, Голдштейн кивнул слизеринке – До встречи, Милисент.

Это было прощание близких друзей на пару месяцев, если кто вдруг не понял.

- До встречи – задумчиво отозвалась слизеринка и тут же взглянула Поттеру в глаза – «Не особенно отсвечивали»? – переспросила она, забрав переноску из его рук и поставив её рядом с чемоданом.
- Долго объяснять – усмехнулся райвенкловец, чуть прищурившись. – У тебя глаза красивые, я говорил? – вдруг сказал он, тепло улыбнувшись.
- Кгхм…. – покраснела слизеринка – До этого – ни разу.
- Тц…. Исправлюсь – открыто улыбнулся он и привлек её к себе, крепко обняв – Ещё увидимся.
- Письма как минимум трижды в неделю – повторила она, крепко обняв его в ответ – И только попробуй меня игнорировать. – нервно шепнула Милисент, Поттер фыркнул от смеха.
- И в мыслях не было – серьезно сказал он, нехотя размыкая объятья – До встречи, Мили.
- До встречи – кивнула она, пристально глядя ему в спину. – Гарри.
Райвенкловец обернулся и вопросительно сощурился. Милисент снова почувствовала, что краснеет и отвела взгляд. В руки она взяла переноску, чтобы просто куда-то их деть.
- Если захочешь, буду рада увидеться летом. Адрес могу написать, если что…. – проговорила она, глядя куда угодно, кроме него.
- Буду рад – неожиданно рядом раздался его голос, Милисент резко подняла голову. Поттер губами мягко коснулся её щеки и отстранился. – Ещё увидимся, Милисент. Напиши мне, как доберешься, м?
- Хорошо - окончательно смутилась слизеринка, чуть отстраняясь – До встречи.
Поттер кивнул и уже не оборачиваясь, пошел к барьеру, на ходу проверяя крепление рюкзака. По пути он перекинулся парой слов с Уизли, вежливо кивнул Грейнджер и пожал руку Долгопупсу, что-то ободряюще шепнув тому на ухо. Невилл не менее серьезно кивнул. Подойдя к стене, райвенкловец глубоко вздохнул и медленно шагнул внутрь, будто ныряя в омут, исчезая за барьером в маггловском мире.

И все. Фик на этом кончается. Ура, товарищи!!!

Подведем итоги и перечислим, что в этом фике плохо.
Когда я только начинала читать, я думала, что основная проблема - в переломанном до неузнаваемости мире ДА. Но нет.
1. Образ главного героя. Вот это проблема проблем!!! Лицемерный, глупый, надменный, жестокий, трусливый, признающий ум и достоинство лишь за теми, кто ему нужен. И даже с этим бы хрен, если бы не одно но. Все его поступки подаются как умные и правильные, и не только он сам, но и все его окружение так считает. Все, даже почти случайные люди.
Гарриэт не встречает противодействия, даже от тех, кто мог бы и имеет право ему вломить. Он обижает Рона, Гермиону и Невилла, но потом они же идут извиняться. Он тысячекратно усиливает риски для себя и Драко на ночной отработке в лесу, но Люциус отчего-то ничего не может ему предъявить. Он подставляет Невилла, но все уверены, что виноват Дамблдор. И злит именно безнаказанность, не позиция "все твари, но если это я, то можно", а то, что ни разу не сложилось ситуации, когда он поплатился за эту свою позицию.
2. Образы других героев. Ну... тут "так плохо, что даже хорошо" - все настолько плохо, что криповая версия про Пожирателя душ встает на этот фик, как влитая.
3. Напрочь перековерканные каноны. Все. Все перемешано, ничерта не понятно, боль, тоска, уныние.
4. Сюжет. Копиркин ГП почти вчистую, глобального замысла автора (кроме "покрасоваться героем") не видать.
5. Время и пространство. Туши свет, кидай гранату! То хурма в Запретном лесу, то Хогвартс в Мурманской области, то белые ночи в декабре. А то Клык Шредингера, купе на 8 человек и прочая. Короче, полный расколбас.
6. Язык. Я не говорила, но вы видели цитаты. С языком у автора плохо дело, много ошибок, стиль адский. Но это дело техники и практики.

У фика есть и вторая часть, но я не уверена, буду ли ее обзирать. Пока мне в любом случае надо отдохнуть. Спасибо всем, кто дошел со мной до этого рубежа.))
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 28

Онлайн
Гексаниэль
Привет! Я принесла предпоследний обзор фика "(Не)Хоук и философский камень".
Глава 27.

Примечание: отвечая на незаданные вопросы:
1. Да, Хоуку далеко не впервой убивать. Но это не означает, что ему было легко это сделать.

Это можно понять… было бы. Я бы даже посочувствовала человеку, который, несмотря на весь свой профессионализм и опыт, сталкивается с ситуацией, в которой убить – безумно сложно, но необходимо. Но в данном случае персонаж так часто показывал себя с наихудшей стороны, что в тонкие движения его души не верится ни на грош.

2. Эллювиан - эльфийское магическое зеркало, древний, могущественный артефакт, позволяющий связываться на расстоянии и при желании "переходить" на ту сторону - к собеседнику.
Таким образом, Хоук просил прощения у Мерриль за то, что не сможет вернуться. И да, видения в зеркале - не такие уж видения. Просто британские маги так и не разгадали секрета. Приятного чтения)

Короче, Еиналеж – это тот самый эллювиан.

- А я все гадал, увижу ли я вас, мистер Поттер – спокойно отозвался Квирелл, медленно обернувшись в мою сторону. И я бы поверил…. Если бы у собеседника в последнюю секунду не дрогнули мышцы лица. Боль? Возможно.
- Почему гадали? – осведомился я, останавливаясь в трех шагах от подножья лестницы. Сейчас главное – уговорить профессора пойти со мной. Хотя бы в больничное крыло, драться я не хочу. Совсем не хочу.
- Ну, ты не кажешься безрассудным и жадным до внимания гриффиндорцем – тонко улыбнулся профессор, а в следующую секунду взгляд стал жестким. – Ты знаешь, зачем я здесь, Поттер?
- Философский камень?
- Верно – кивнул он и на секунду прикрыл глаза. А я замечаю, как судорожно дрогнули его пальцы – Это зеркало – ключ к философскому камню. – повернувшись ко мне спиной, продолжает собеседник. – Но я не понимаю, как его достать…. Что я должен сделать? Может, разбить его? – бормочет одержимый, пристально всматриваясь в зеркало.
- Если бы вы решили его разбить, я бы вам даже помог, профессор – хмыкаю я, привычным жестом скрещивая руки на груди. Квирелл тонко усмехнулся и снова повернулся ко мне.
- Почему? – с искренним любопытством спросил он.
- Потому что ЭТО – указываю на зеркало и медленно подхожу ближе – Дрянь. Тянет силы, магию и благополучно сводит с ума любого, кто туда смотрит. – останавливаюсь рядом с профессором, с отвращением покосившись в зеркало. Стоящая за моей спиной Леллиана саркастично усмехнулась. – Это ловушка, профессор. Ловушка и обман. Дамблдор обманул вас.
- П-почему? – Квирелл вздрогнул, будто бы от хлесткой пощечины. – НЕТ! МНЕ НУЖЕН КАМЕНЬ! Я ДОЛЖЕН ДОБЫТЬ ЕГО!!! – судорожно стиснув мое плечо, кричит он.
- Профессор, пожалуйста, послушайте меня, прошу вас…. – медленно начинаю я, аккуратно выбираясь из захвата. Но в следующее мгновение забываю, что хотел сказать. Шрам взрывается болью, а от сводчатого потолка раздается голос.
- Используй мальчишку…. – шипит Голос, а Квирелл рывком тянет меня к зеркалу.
- Поттер! Что ты там видишь? – отчаянным тоном вопрошает он. Я невольно поворачиваю голову в сторону ненавистного артефакта. Мерриль обходит меня со спины и аккуратно вкладывает в карман красно-рубиновый камень. Карман ощутимо тяжелеет, а магесса сосредоточенно и обеспокоенно кивает. Шевеление губ «Будь осторожен, Хоук». Увиденное заставляет меня судорожно сглотнуть колючий и тяжелый ком в горле. – Ну же! Скажи правду! – прерывает мои размышления Квирелл, а я перевожу на него взгляд.
- Я вижу, что вы здоровы, профессор – безжалостно говорю я, а мой собеседник вторично вздрогнул, судорожно втянув воздух. – Но я не могу вам помочь, пока мы здесь. Нам нужно уйти от этого зеркала, профессор, прошу вас. Пожалуйста.

Впервые мне нравится подбор слов и конкретно наречие. Гарриэт именно что безжалостен – как к чужим, так и к своим. А поскольку мы уже поняли, насколько ему не плевать на Квиррелла, его реплика выглядит вдвойне жестоко…
Пожалуй, Гарриэт впервые честен с самим собой.

- Д-да я д-должен…. – с дрожью в голосе начинает он, но тут меня снова обжигает боль во лбу. Проклятье!
- Он лжет…. Дай мне поговорить с ним…. – вкрадчиво шелестит голос, а я невольно прикрываю глаза. Больно. Мордред.
- Господин, вы ещё недостаточно сильны….
- Для этого у меня достаточно сил…. – шелестит Голос в ответ на сей раз несколько раздраженно. Быстро отхожу на несколько шагов назад к лестнице. Прижимаю ладонь к горящему шраму, мысленно тянусь к Тени. Холодная энергия обволакивает голову, а я сумел приоткрыть слезящиеся глаза.
- Гарри Поттер – прошелестело существо, торчащее из затылка профессора прямо из злополучного зеркала – Видишь, каким я стал? – с кривой усмешкой поинтересовалось оно.
- Паразит? Воландеморт? Н-да…. Так себе роль для Темного мага всея Британии – язвительно отозвался я, а оно ответило хриплым смехом. Сказал бы я, что у меня пошли мурашки от страха, но…. На деле мне было просто мерзко. И до безумия жаль профессора.

Сказал тот, кто занял чужое тело без намека даже на угрызения совести и, видя муки одержимого, просто смотрел, ничего не делая.

- А ты не такой, как твои родители…. – отсмеявшись, продолжает оно – Ты стремишься к силе. И я могу дать её тебе – тщательно проговаривая слова, вкрадчиво продолжает Воландеморт.
И тут я чувствую, как к моему разуму что-то явно потянулось. Ах ты с****!!!!

Это не я мат цензурю, это автор.
Тут, конечно, дело вкуса, но лично я придерживаюсь принципа «все или ничего»: либо избегать мата в тексте вовсе, либо уж, коли без матюгов никуда, иметь смелость писать их без цензуры. Звездочки в тексте режут глаз сильнее крепкого словца.

На секунду прикрываю глаза, разгоняя в жилах кровь. Миг, и присутствие чужого разума исчезло. Лицо Воландеморта исказила гримаса из неверия и ярости. Меня захлестывает холодный гнев. Терпеть не могу, когда кто-либо лезет мне в голову.
- Спасибо, я итак не жалуюсь. – холодно проговариваю я, левой рукой касаясь рукояти ножа на поясе. Лицо профессора, обращенное ко мне, исказила гримаса боли. Думай, Хоук, думай! Как помочь одержимому с обширным поражением мозга? В голове быстро мелькают символы, знаки, ритуалы…. И я осознаю, что не могу ему помочь. В данном конкретном случае я ничего не могу для него сделать.

А раньше, когда ты только понял, в чем проблема, нельзя было его просканировать? Ну, раз уж ты теоретически можешь что-то сделать. Возможно, поздно было уже тогда, но «сделал то-то и то-то и понял, что не могу никак помочь» выглядит не так отвратно, как «пару недель молча смотрел, и только когда прижало – задергался».

В душе заворочалось мерзкое чувство.

Очень хочется сказать, что это была совесть.

- Убей его! – отрывисто приказывает Воландеморт, а профессор вынимает палочку. Отступаю в сторону от луча заклятья, резко сокращаю дистанцию и в жестком захвате ломаю запястье, коленом ударяя противника под дых. Палочка отлетает куда-то в сторону. Профессор взвыл от боли, а я старательно отгоняю чувство отвращения к самому себе. – Идиот, забери камень! – перекрикивает вопли паразит, с ненавистью щурясь на меня из зеркала и стараясь повлиять, жестко атакуя разум.
Без выражения разрываю зрительный контакт, отступая в сторону. Профессор резко вскакивает и хватает меня здоровой рукой за горло, стараясь задушить. На деле он только в кровь расцарапывает ладонь о кованный воротник. И у меня закладывает уши от его криков. Плохо. У меня нет выбора. Глубокий вдох. Резким движением вытаскиваю из-за спины левую руку. Лезвие кинжала входит точно в левую подмышку до сердца. Мою ладонь заливает теплая кровь. Профессор судорожно вздрагивает и повисает мертвым грузом у меня на руках. Вынимаю оружие, медленно обтирая его об одежду мертвеца, вглядываюсь в опустевшие глаза и закрываю их другой рукой.

Ура, товарищи! Кынждял и доспехи сыграли свою роль!

- Простите, профессор. – шепотом говорю я. Оружие автоматически возвращается на пояс. Взмах палочки и от тела остается только пепел. Ещё один взмах и с пола и моей одежды исчезают следы крови. Вот уж не думал, что когда-нибудь вспомню об этой своей привычке. В оглушительной тишине накативший ворох чувств давит меня, как колья Инквизиции. Закрываю глаза и отворачиваюсь к зеркалу.

Не верится мне в его раскаяние. Квиррелл, конечно, был в полном неадеквате и его жаль, но когда речь идет о защите своей жизни, убить нападающего гораздо легче, особенно тому, кто это уже делал. Особенно такому вот типусу.

На то, чтобы открыть глаза, уходит какое-то время. Мерриль смотрит на меня своими большими и невозможно глубокими зелеными глазами. И печально улыбается, салютуя мне чашкой. Наверное, со своим неизменным чаем. Сажусь на колени перед зеркалом, всматриваясь в такие знакомые и одновременно полузабытые черты.
- Эллювиан? – почему-то шепотом спрашиваю я, а она медленно, печально кивает головой. – Жаль…. Прости, Мерриль. Но я не справлюсь. Не смогу, правда. – эльфийка в ответ украдкой стирает слезу и берет в руки посох. – Думаешь, получится? – сосредоточенный кивок был мне ответом.
Встаю. Вскидываю палочку, зеркально повторяя узор заклинания. С палочки срывается поток изумрудного пламени. Темная зеркальная поверхность постепенно идёт трещинами и, в конце концов, лопается. Успеваю уловить движение её губ. «Прощай, Хоук». Горло сковывает болью, настолько, что я не могу дышать. С трудом сглатываю. Закрываю глаза, возвращая палочку на место.
Уже идя по лестнице, за спиной ощущаю чужое присутствие, медленно оборачиваюсь. Темное бесформенное облако целеустремленно летит ко мне. Шрам взрывается болью, и я не успеваю увернуться. Когда оно проходит сквозь меня, ощущаю, как остатки моих сил отступают. Сознание меркнет. Последнее, что я чувствую – падение на холодный, каменный пол.

И тут бы фику и кончиться, ан не тут-то было.

- «Я целиком и полностью контролирую ситуацию». Контролирую. ПРАВДА, АЛЬБУС?! – судорожно сжимая палочку, едко осведомился полугоблин. Директор будто разом постарел и весь сгорбился, украдкой наблюдая, как мадам Помфри в компании нескольких колдомедиков взмахивает палочкой над бессознательным телом Поттера. Ночь, как и ожидалось, была бессонной.

Короче, нашего героя и в этот раз откачали.

- Филиус, так было нужно, ты не понимаешь…. Ведь пророчество…. – попробовал снова директор.
- Мне плевать на пророчество, Альбус. Твои игры едва не убили ребенка. И я больше не позволю тебе куда-либо его втягивать.
- Филиус, ты знаешь, что я терпелив – начал выходить из себя Дамблдор. Нет, умом он понимал, что все вышло из-под контроля. Но легче от этого не становилось ничуть. У него никогда не получалось вовремя признавать свои ошибки.

У опытного политика, психолога и педагога…

- А я нет – жестко оборвал его мастер чар и хмуро обернулся, с трудом оторвав взгляд от бессознательного тела ученика. – И поверь мне, Альбус. Тебе не понравится, если я потеряю терпение.
- Хорошо. Я тебя услышал, Филиус. – нахмурился Дамблдор, с трудом выдержав тяжелый взгляд Флитвика. Тот молча кивнул, обернувшись к подходящему ближе Сметвику.

Сметвик говорит, что шрам оставлен не Авадой, а какой-то неведомой дрянью, которая, кстати, должна ограничивать его способности, но почему-то не ограничивает. И вообще «Гарри» свой шрам блокирует.

- Гарри блокирует шрам? – неверящим тоном вмешался Дамблдор. Флитвик перевел на него острый взгляд и цыкнул.
- Не полностью, но и воздействия не допускает. – спокойно ответил целитель, с усмешкой наблюдая за раздраженным мастером чар и стушевавшимся директором – Я не знаю, как он это делает. Физически парень в порядке и очнется где-то к полудню. Мелкие разрывы магических каналов быстро заживут, они у него очень неплохо раскачаны. – Сметвик вздохнул и медленно поднялся на ноги, отставляя в сторону пустой бокал. – Но вот шрам…. Филиус, если ты не против, я бы хотел заниматься этой проблемой лично. Сам понимаешь, случай особенный. Альбус, скрепишь Обет?
- Разумеется. – недовольным тоном пробормотал директор. Новые сведения спутали все его планы. После принятия обета бригада колдомедиков шустро упаковала оборудование и отбыла камином. Уставшая Поппи Помфри, навесив на кровать пациента ряд следящих заклятий, ушла к себе. Дамблдор потянулся к выходу одним из последних. Флитвик, склонившись над постелью ученика, мягко поправил локон темных волос и, наложив ещё одно заклятье, сел рядом на табурет. Он намеревался ждать.

Это нам опять намекнули на Дамбигадотупа, который вроде как строит растянутые во времени комбинации, но теряет лицо от любой фигни.
Дальше идет маленький кусок от лица Гарриэта (он общается с Помфри и Флитвиком, рассказывает о случившемся).

Бой с Квиреллом я тоже рассказал. Полностью, пусть мне и было мерзко. По истечению часа в палате воцарилось сосредоточенное молчание, я отвернулся к окну, успокаивая бушующие эмоции.

Типа я тоже сейчас отвернулась к окну, силясь сдержать эмоции, но даже моя спина выражает презрение и возмущение.

Флитвик не знал, что сказать. Ситуация оказалась ещё хуже, чем он предполагал. Намного хуже. Мастер чар задумчиво постучал ногтем по тумбочке. Домовик сноровисто кивнул, и перед ним появился бокал гвинта. Медленно его осушив, профессор перевел взгляд на ученика.
Поттер молчал, отведя опустошенный взгляд к окну. Он не дрожал, не злился, не плакал…. Просто молчал.

А я все еще не понимаю, откуда такая бурная реакция. Потому что:
Гарриэт убил человека, который напал на него, был угрозой его жизни.
Гарриэт не в первый раз убил человека (у канонного Хоука руки по локоть в крови)
Гарриэт циничен и жесток, человеческая жизнь сама по себе для него имеет невеликую ценность.
Хотя... симулировать послебоевой стресс… это, пожалуй, логичное решение.

И это было хуже всего, так как профессор не знал, что ему с этим делать. Самому Флитвику приходилось убивать…. Во времена рейдов пожирателей смерти. Но тогда была другая ситуация и другая обстановка. Он мог только догадываться, в каком разобранном состоянии находиться сейчас ученик.

Кстати, если Флитвик убивал, причем в бою, то он-то как раз должен все прекрасно понимать. И в каком состоянии пацан, и что с ним делать.

- Гарри…. Зачем вы вообще туда полезли? Все трое? – усталым тоном поинтересовался полугоблин, вертя в руках пустой бокал.
- Потому что идиоты – мрачно буркнул первокурсник – Уизли от природы, а остальные за компанию. И если бы я не вмешался, цербер бы их сожрал.

Ой да ладно! Гарриэт лишь ненадолго усыпил цербера пением, и Пушок проснулся почти сразу после того, как Гарриэт прыгнул. А прыгнул он первым. Так что я бы поспорила с его полезностью и незаменимостью.

- Учитель – негромко обратился Поттер ещё через пару минут напряженного молчания. – А Квирелл…. Он учился здесь? Каким он был?
- Он был очень увлекающейся натурой…. – помолчав, медленно заговорил декан Райвенкло. – И учился на твоем родном факультете, кстати. Даже спустя столько лет магия была для него, как чудо. Что-то, к чему он неизменно относился с большим трепетом и уважением. Какое-то время он был моим учеником, но до контракта дело так и не дошло. У него было много идей насчет взаимодействия с магглами, собственных наработок в области защиты от темных искусств. Прекрасным был человеком. – профессор вздохнул, видя, как с каждым словом мрачнеет лицо Поттера, поспешно добавил. – И никто из нас не мог ему помочь. Я пытался уговорить его, Гарри. А ты сделал все, что тебе было по силам.
Мастер чар ещё раз вздохнул и встал на ноги, ободряюще потрепав ученика по плечу. Поттер поднял на него хмурый взгляд. Уже не такой опустошенный, но всё же.
- То, что случилось – не твоя вина. Запомни это, Гарри. Восстанавливайся, товарищи по факультету будут рады видеть тебя за праздничным столом. В конце концов, факультет Райвенкло занял заслуженное второе место – на губах ученика при этих словах появилась язвительная улыбка, да и сам мастер чар усмехнулся.

Как известно, никому, кроме Гриффиндора, соревнование факультетов не упало. Вот и Флитвику, в общем, без разницы, какое там место занял его факультет.
Флитвик ушел, а пришел Дамблдор, и их сиятельство Наместник недовольны.

Вот тут мне даже изображать ничего не пришлось, присутствие директора мне было неприятно. Я с трудом сдерживал раздражение и для вида задал ворох глупых вопросов. Даже о «камне» спросил, который, как выяснилось, уничтожили. Ну и в пекло, мне и без недоартефактов хватает дел.
Кровная защита….. Ну, как сказать. Возможно, не будь я сам магом крови, может быть, и поверил бы. Хотя с другой стороны, смею надеяться, что вполне неплохо разбираюсь в чарах. А как раз на чарах и обсуждалась тема защитных конструктов как таковых и влияния эмоций в силе заклятий мага в частности. Так что я не знаю, на что рассчитывал директор, говоря мне подобную чушь.

Поскольку нам слишком уж явно пропихивают не то связь миров, не то один и тот же мир – я уже не буду к этому придираться.
Лучше передам слово Милисент, то есть агенту Тонкс.

Милисент бесшумным шагом подошла к постели Поттера, на ходу наложив ряд заглушающих заклятий на дверь в кабинет колдоведьмы. Сам райвенковец крепко спал, судя по всему под действием какого-то зелья. Аккуратно проведя пальцами по его руке, слизеринка села рядом и нахмурилась.
За эту ночь Хогвартс буквально переполнился слухами. Начиная от того, что между Поттером и Квиреллом произошла магическая дуэль и заканчивая тем, что он единолично противостоял всему ковену Воландеморта. Услышавший последнее Нотт, отец которого в этом самом ковене состоял,

…как и родители почти всех слизеринцев-первокурсников…

долго и нервно массировал виски, всем своим видом отражая мысль «спасите меня от этих идиотов». Она почти не удивилась, не обнаружив Поттера в большом зале. Если Хогвартс настолько переполнен слухами, и самого райвенкловца не видно, есть только одно место, где он мог находиться.

В общем, Милисент караулит, пока все посетители свалят, после чего сама навещает Гарриэта.

- Привет… - негромко поздоровался райвенкловец, сжав её руку. – Я, разумеется, рад тебя видеть, но где-то это уже было – с легким хриплым смешком добавил он, сжав её ладонь, когда она вздрогнула.
- Действительно, когда это ты последний раз попадал в больничное крыло…. – сделав вид, что задумалась, слизеринка на секунду прикрыла глаза – Кажется, не больше двух недель назад. Ты не думаешь, шляпа не ошиблась с твоим распределением? – иронично осведомилась она, Поттер сдержанно дернул уголком губ.
- Знаешь, открою тебе страшную тайну – в тон ей отозвался райвенкловец – Я вполне мог учиться с тобой на Слизерине.
- И декан обсуждаемого факультета пустил бы себе в лоб аваду сразу после распределения – хмыкнула Милисент, бросив в его сторону обеспокоенный взгляд – Или тебе – задумчиво добавила она. Поттер скинул одеяло и сел на постели, притянув её к себе вплотную и обняв. – Ты как? – вздохнув, спросила она, уткнувшись ему куда-то в ключицу.
- Нормально – качнул головой райвенкловец, пальцами проведя ей по спине и приобняв за талию. – Что меня ждет, когда я в большом зале появлюсь? Вилы, факелы и допрос Инквизиции? – несколько иронично поинтересовался он.
- Ну, допрос я тебе точно обещаю…. – ещё раз вздохнула слизеринка, прижавшись к нему. – А вот насчет вил и факелов не знаю. Замок бурлит, но ты вроде как герой. Едва ли не единолично сразивший Воландеморта и его приспешников в полном составе. – добавила она, пристально всматриваясь в его лицо. Поттер на секунду помрачнел и нахмурился.
- Какая прелесть…. – непередаваемым тоном прокомментировал он, мрачно прикусив губу – Кому же я обязан такой хорошей репутацией? – приподнял бровь райвенкловец.
- Вот этого не знаю – губами коснувшись его щеки, ответила она. – Так что произошло?
- Молодые люди, я вам не мешаю? – раздался насмешливый голос колдоведьмы. Слизеринка вздрогнула и обернулась, покраснев и отскочив от постели Поттера.
- Могли бы и ещё пару минут обождать…. – буркнул раздосадованный райвенкловец.

Потому что нельзя просто взять и не нахамить.
И, в общем-то, на этом глава кончается.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 6 комментариев

Онлайн
Гексаниэль
Привет!
"(Не)Хоук и философский камень", глава 26, часть вторая.
Ну, типа, я говорила, что все плохо. Ну, типа, вы предупреждены.

Дверь была….. Открыта. Нет, в своей «удаче» я уже успел убедиться, когда по пути на кухню наткнулся на тролля одним знаменательным вечером. Но все же, пока шел сюда, у меня теплела надежда, что все обойдется, и чары учителя выдержат. Моя паранойя ехидно и гадко усмехнулась, подняв голову. Ну да, где я и где надежда на лучшее? Вздох.
Взмахом палочки наколдовываю стул и опускаюсь на него, поправив мантию. Впереди слышу звук громогласного храпа под играющую какую-то мягкую мелодию арфу. Вот уж действительно, чем порченный страж лучше уж никакого. Даже если там нет философского камня, в чём лично я вообще ни разу не сомневаюсь, ставить на охрану щенка цербера, рефлексом засыпающего от любой музыки, по меньшей мере, безрассудно.

Я напоминаю – это говорит тот, кто жутко нервничал и психовал от одного факта нахождения цербера, закрытого на Алохомору, в замке. Сейчас дверь открыта, страж камня благополучно сопит в шесть дырочек, и… можно презрительно фыркать на систему охраны.

Бросаю взгляд на запястье. До часа ночи осталось от силы пятнадцать минут. Неужто Травник справился? Хорошо бы, хотя бы в порядке разнообразия. А то мне надоело по горло влезать в проблемы.
Прошло ещё какое-то время, я успел сжевать пару бутербродов и запить это все тыквенным соком. Кстати, сок-то оказывается магический. Это меня просветил заботливый домовик, попутно пытаясь всучить мне чуть ли не полтонны еды. Ученики могут пить и чай, и воду на территории замка, но вот тыквенный сок – единственный напиток, обладающий «восстанавливающим» эффектом за счет свойств самой тыквы и небольшого труда со стороны Спраут и Хагрида. Вкус сока мне по прежнему не нравится, чего уж там, но вот сведения я учел. Да и магия впрямь будто ведет себя спокойнее. По крайней мере, давление изнутри точно ослабло.
Тут мои размышления прервал звук знакомых шагов. Вот же Мордред их возьми…. Явились все-таки. Отступаю в угол и взмахом палочки отменяю заклятье, поправляя рюкзак за спиной. Мантия надежно скрыла мое присутствие, да и спешащие гриффиндорцы не особенно оглядывались в темном коридоре, сходу влетев в незапертую дверь. Нет, я серьезно. Они даже на секунду не задумались. С трудом удержав порыв приложиться лбом о каменную стену, проскальзываю следом в дверь и замираю, натыкаясь взглядом на ЭТО.

А он даже не попытался дверь закрыть. Нет, серьезно. Все это время он сидел с открытой дверью, даже не заглянув внутрь (а ведь мало ли – цербер может быть не привязан, а арфа как перестанет играть, а он как проснется…)

Нет, я люблю собак. Мне нравится Клык, в конце концов, моим питомцем в Киркволе был боевой мабари. Немаленький такой песик, который головой спокойно утыкался мне в подмышку, когда вырос из щенячьего возраста. Но сейчас глядя на три раскрытые храпящие пасти величиной наверное с дом Дурслей каждая и в упор чувствуя запах псины, все чего хотелось лично мне – оказаться отсюда как можно дальше. И к Корифею камень, предполагаемого вора и Дамблдора. Сами разберутся.

Заколебал уже переобуваться в воздухе. Впервые услышав о цербере, он полил детей (которые его в коридор не сажали!) навозом и впал в истерику, очень долго крошил манекены. И психовал, что дверь отпирается Алохоморой. Только что, услышав, что песель спит, высокомерно рассуждал о его ценности как сторожа, ДАЖЕ ДВЕРЬ НЕ ЗАКРЫВ. ВООБЩЕ. НИКАК.
Сейчас он опять стремается и думает свалить.
Реально, надоел.

Бледная, как смерть, Грейнджер, кажется, запоздало размышляла о том же, забывая даже дышать. Здравомыслящий порыв, как всегда, испортил Уизли.
- Давай, Гермиона, вон люк. Мы должны попасть внутрь – севшим голосом прошептал он и подтолкнул ДЕВУШКУ вперед. К Церберу. Гррр!!! Я ему точно шею сверну. Случайно.

Рон авторским произволом поступает ООСно и нехорошо, но… Гарриэт, ты не мог бы вынуть бревно из глаза? Да, ты, готовый жертвовать окружающими тебя ДЕТЬМИ. Ты, готовый убить ПОДРОСТКА, КОТОРЫЙ НИЧЕГО ТЕБЕ НЕ СДЕЛАЛ; ты, которого останавливала не моральная сторона убийства невиновного человека, а лишь неизбежные проблемы и последствия. Ты, хладнокровно наблюдавший за чужими мучениями и опять-таки подвергавший опасности окружающих ДЕТЕЙ.
Нет, не мог бы? Ну что с тобой будешь делать…

Гриффиндорка заторможено кивнула, опасливо обходя по широкой дуге храпящие пасти. Люк был закрыт с помощью массивной собачьей лапы. Пока я сосредоточенно припоминал нужную форму заклятья, безголовый Уизли подскочил и начал сдвигать лапу спящего пса. Грейнджер на автомате к нему присоединилась. А я, холодея, наблюдал, как медленно открываются три пары настороженных глаз. Откуда-то из глубин слышу мощный рокочущий рык, гриффиндорцы дружно поднимают головы, а сторожевой пес скалит пасти.
Рывком стягиваю мантию, запихивая её в рюкзак. В голове пусто, арфа прекратила играть, на рубашку Уизли накапала густая собачья слюна. Тот отпрянул и скривился от отвращения. Бросаю взгляд по сторонам, замечаю открытый люк и сдвигаясь в его сторону, медленно декламирую…

Декламирует он ту самую песню, которую мы уже слышали и на которую бугуртили. Она могл бы сыграть сейчас, ситуация все-таки нерядовая, но увы – момент безнадежно слит.

Нет, пою я откровенно фальшиво. Никогда не увлекался вокалом, голос у меня явно не тот. Но финт действует, пёс начал зевать. Гриффиндорцы смотрят на меня абсолютно круглыми, как пять галлеонов, глазами, но тоже планомерно отступают к люку. Взмахом руки останавливаю Грейнджер, показывая на себя, потом на зияющее в полу отверстие. Та сосредоточенно кивает.

А вот это было очень глупо, еще один щелбан нашему бывалому и опытному.
Раз уж Гарриэт начал петь, было бы разумнее спеть еще разок, пока Рон и Гермиона не прыгнут. И прыгать последним. Тогда Пушок проснулся бы уже после того, как все трое нарушителей его покоя скрылись в люке, и не смог бы никого достать. А так Гарриэт спел, прыгнул, а то, что Рон и Гермиона (менее опытные, менее тренированные и вот это все) могут не успеть нырнуть в люк – его не колышет.

Первым прыгаю вниз и по ощущениям падаю на что-то мягкое. Гхыр его побери, в темноте ничерта не вижу! Через пару минут слышу лай, и сверху падает Уизли с громогласным криком. Рядом приземляется Грейнджер, лихорадочно пытаясь найти собственное дыхание.
- Фух, повезло, что здесь посадили это растение…. – довольным тоном выдыхает Уизли, переводя взгляд на меня. – Поттер, а что ты здесь….
- Повезло? Да вы посмотрите на себя! – паникуя, вскрикнула Гермиона, тут же вскакивая и отползая к ближайшему углу. Вслед за ней взметнулись…. Стебли? Так-так-так…. Очень интересно.
Опускаю взгляд. Н-да, неприятно. Если я правильно помню содержание гримуара, то это дьявольские силки. Растение, предпочитающее задушить свою жертву, чтобы после спокойно и планомерно вытягивать магию и жизненные соки. Дикий вариант этого травянистого хищника родом откуда-то из тропических джунглей. Крайне трудно поддается дрессировке, но при этом обучаем. На систему свой-чужой лучшего охранника подобрать сложно.
Вот и Грейнджер тоже самое объясняет Уизли, который рвется и выгибается, пытаясь выбраться. Растение выпускать свой поздний ужин никак не хочет и ведет себя с не меньшим упрямством, судорожно оплетая тело гриффиндорца и медленно, но верно стягивая его горло.
- Не шевелитесь! Расслабьтесь! Иначе оно вас не выпустит, а только убьет быстрее! – выдает светлую мысль лучшая ученица курса.
- Убьет нас быстрее?! О, теперь я точно могу расслабиться…. – сипло, ворчливо замечает Уизли, а мне окончательно становиться весело. То ли адреналин в крови на меня так подействовал, то ли общая абсурдность ситуации, но я насилу сдерживаюсь, чтобы в голос не расхохотаться.

Конечно, Гарриэт, это невероятно смешно – наблюдать за тем, как двое подростков пытаются сориентироваться в экстремальной ситуации, и пальцем о палец не ударить, чтобы помочь. Что ты там заливал про «неразумных детей, которых нельзя бросить одних»? Вот, пожалуйста – Рон паникует и может погибнуть, отдавшись панике, Гермиона судорожно соображает, что делать, а ты, красивый такой, сидишь на седалище ровно.

Грейнджер, которую все-таки поймало упорное растение, судорожно вздыхает и закрывает глаза. Через время стебли опускаются и отпускают девочку вниз. Вдох-выдох. Замедляю сердцебиение, усилием воли отсекая ненужные эмоции, опутавшие меня стебли неохотно опускаются.
- Гарри! Гермиона! – панически хрипло вскрикивает Рон – Помо….Помогите мне!
- Он не расслабляется…. – нервно выдает очевидное девушка, судорожно заламывая руки и глядя наверх – Нужно что-то придумать…. Мы же проходили. Дьявольские силки, это же ужасно смешно – бормочет она, нарезая круги.
- Оно из джунглей. Из сырых джунглей, Гермиона…. – вставляю свое слово я, медленно вскидывая палочку.
- И они болеют от солнечного света! Точно. ЛЮМОС МАКСИМА! – вкладывая максимум эмоций в заклинание, вскрикивает гриффиндорка.

Охренеть как вовремя!
Есть воровство подвига, а это даже не воровство – это глумление над подвигом. То, что канонная Гермиона вспомнила, чего боятся дьявольские силки, пока эти самые силки душили ее друзей – это подвиг, без дураков. Если бы Гарриэт не красовался, раздумывая и комментируя, а сразу хряпнул Люмосом или Инсендио, это было бы хорошо. А тут он дождался, пока Рон и Гермиона будут в шаге от истерики, и таки соизволил дать подсказку с барского плеча, раз уж они сами не справляются. И типа герой в белом пальто.

Стебли…. Взвыли? Не знаю. Но звук был похожий. В любом случае сейчас важнее результат в виде летящего вверх-тормашками Уизли. Движение кисти и я легко подхватываю гриффиндорца заклятьем. Условно заклятье левитации не действует на живые объекты. Но вот про одежду никто ничего такого не говорил. А моего контроля на то, чтобы на этом сосредоточиться вполне хватило.
- Фух…. Хорошо, что не паниковали. – обводя нас обоих странно лихорадочным взглядом, выдает Рон.
- Хорошо, что у тебя есть такая умница, как Грейнджер, болван! – цыкаю я, сходу прописав поднявшемуся рыжему подзатыльник. Спиной чувствую, как вспыхнула от смущения Гермиона. Иногда эмпатия это приятно, да.
- Да пошёл ты! – обиженно надулся гриффиндорец, отскакивая от меня – Что ты вообще здесь делаешь?

Я тоже не могу понять, что он тут делает. Пока что, судя по масштабам его помощи, они и без него могли бы справиться.

- Да так, страхую своих безмозглых друзей, знаешь ли. – фыркаю и иду вперед к единственной двери. Ещё одна волна смущения пополам со стыдом. Кажется, оба осознали, что цербер вполне мог их порвать. – Вы идёте или как? – не оборачиваясь, ускоряю шаг. Наконец, за спиной чувствую движение. Мордред…. Дети. Они сущие дети, а я об этом постоянно забываю. Длинная будет ночь.

А мне никто не подогнал манекенов для битья, а жаль. Я бы сейчас врезала по одной наглой шрамированной морде.
А дальше говорит Гермиона.

- Я на ЭТО не сяду. – категорично повторил Поттер и скрестил руки на груди.
Вот уже пятнадцать минут, как они наткнулись на зал с ключами и безнадежно запертую дверь. И метлу. Школьную. Прямо посреди коридора. Крылатым ключам на новых посетителей пока что было все равно.
- Брось, Гарри, твой отец был ловцом! – в очередной раз привел свой аргумент Рон, пристально вглядываясь в рой ключей.
- Я не Джеймс Поттер, Уизли, ты обознался – ядовито отозвался райвенкловец.

И не Гарри Поттер. И не Гаррет Хоук (Хоука по дефолту зовут Гаррет, а не Гарриэт, между прочим))). И слава пресвятой редиске.

Гермиона сокрушенно вздохнула и помассировала переносицу. Рон уже снова открыл рот, когда она пихнула его локтем в бок, привлекая внимание.
- Рон, ни я, ни Гарри не умеем летать.

Гарриэт, кстати, сам виноват: не надо было от полетов отказываться.

Давай ты попробуешь поймать ключ, а мы подстрахуем? – с нажимом проговорила она – Ты ведь не раз рассказывал, как играл в квиддич с братьями.
Рон Уизли обвел их обоих каким-то непонятным взглядом и медленно перекинул ногу через деревко метлы. В ту же секунду Поттер сдавленно выругался, неуловимым движением вскинув палочку. Метнувшиеся к гриффиндорцу ключи врезались в невидимый барьер.
- Быстрее, болван, я не могу их вечно держать! – рявкнул райвенкловец, от напряжения до крови прокусив нижнюю губу. – Грейнджер, живо к двери. Откроешь, как только появится возможность.
Гермиона молча кивнула и встала у него за спиной. Рон, опомнившись, взмыл под самый потолок, сосредоточенно выискивая нужный ключ. Поттер, периодически поминая некоего Корифея, быстрыми движениями кисти обновлял неизвестное ей заклятье. Настолько быстрыми, что она видела их смазано даже вблизи. И полумрак был здесь явно ни причем.
Наконец, где-то над потолком раздался торжествующий вскрик Уизли и в сторону Гермионы полетел ключ. Поттер в открывшийся проем проскакивал последним, толкнув её внутрь вслед за влетевшим на метле Роном. Как только дверь захлопнулась, с той стороны послышался множественный звук ударов. Рон слез с метлы и утер пот со лба со счастливой улыбкой. Гермиона спешно оглянулась на мрачного Поттера, но тот только качнул головой, взмахом руки указав вперед.

Дальше они вступили на шахматную доску.

- Что это? Кладбище? – тихим голосом спросила она, безуспешно пытаясь подавить дрожь.
- Нет. Это шахматная доска – напряженным тоном отозвался Рон. С другой стороны «игрового поля» явственно виднелась следующая дверь. Он попытался было подойти, но безымянные фигуры вынули вполне себе настоящие мечи и с вполне понятными намерениями качнулись вперед. Разом побледневший гриффиндорец отступил.
- Что нам делать? – тихим голосом поинтересовалась Гермиона. Это место наводило на неё тоску. И странную слабость. А ещё ей было страшно. Она автоматически чуть шагнула вперед. Поттер молча сжал её руку.
- Разве не ясно? Чтобы пройти – надо выиграть – несколько неуверенно проговорил Рон, белые фигуры впереди степенно кивнули. – Так…. Ладно. Ты будешь королевой Гермиона, Гарри занимает место слона. А я…. Я буду конем. – быстро решил гриффиндорец. Упомянутые черные фигуры немедленно сошли с доски, а им оставалось только занять клетки. Рон несколько неуклюже забрался в каменное седло и схватился за поводья. – Ну что ж…. Поиграем. – проговорил он. И первая пешка со стороны белых медленно шагнула на две клетки вперед.

Заметили, да? Гарриэт молчит.
А дальше снова вступает Гарриэт.

Големы…. Подумать только. Хотя после Цербера чему удивляться? Хорошо, что это не отряд троллей. И не дракон. Но дело все равно дрянь. Пока Уизли гоняет белые фигуры по доске, стараясь хотя бы поставить шах, эта самая доска вполне себе успешно подпитывается от игроков магией. И если я могу справиться с этой проблемой, просто остановив её ток, то остальные – нет.



Самое мерзкое в этой ситуации то, что Гарриэт (ранее заявленный, как отменный тактик) ДАЖЕ НЕ ПОПЫТАЛСЯ сказать «Уизли, дай-ка я, время дорого». Если Невилл, просто наблюдая за партиями в шахматы, научился сносно играть, вряд ли Гарриэт справился бы хуже.

От слова совсем нет. Уизли как полководцу сейчас не до того, но я даже отсюда вижу, как он взмок. А Грейнджер вот-вот хлопнется в обморок от истощения. И хорошо, если без последствий для хрупкого ядра. Проклятье.
Наконец, судорожно бормоча что-то под нос, полководец додумался до героического самопожертвования. После этого я одним ходом смогу закончить эту партию. Прошло итак уже чуть меньше часа, стоять здесь дольше – чистое самоубийство. Грейнджер, кажется, пытается возразить, но Рон её успешно затыкает. Грызутся, как молодожены, ей-богу. Интересно, наши споры с Милисент также выглядят со стороны? Усмехаюсь этой мысли.
Уизли делает ход и пафосно падает с коня лицом вниз. Мда. А спрыгнуть? Нет? Не судьба?

А самому сделать уже хоть что-нибудь – нет? не судьба?
А хотя бы заткнуться и прекратить глумиться над теми, кто пытается и, как выяснилось, таки может в тактику и самопожертвование – тоже не судьба?
Хорошо, что Рон жив. А я рада снова передать слово Гермионе.

- Гермиона, прекрати его трясти. Добьешь окончательно или вытрясешь остатки героических мозгов – раздается над ухом невозмутимый голос Поттера, уже накладывающего какое-то сложное заклятье – Сотрясение, истощение, сломанный нос, пару ушибов. Жить будет, в общем. Ничего смертельного. – в привычно насмешливой манере выносит вердикт Поттер и садиться рядом на корточки, целеустремленно роясь в собственном рюкзаке.
Гриффиндорка подняла заплаканные глаза, кляня себя за слабость и бесполезность.

Гермиона, солнышко, не плачь. Чел с самым низким КПД из вас троих сейчас смеет над вами глумиться. Не плачь, ты хорошая.

Райвенкловец спокойным движением откупорил пузырек с зельем и собрался уже было вручить ей, но коротко взглянув на дрожащие крупной дрожью руки, поднес его к её губам.
- Восстанавливающее. Пей, а то в обморок свалишься – непререкаемым тоном велел он. Гермиона медленно сделала глоток. По телу прошла горячая волна довольно странного ощущения, а в живот будто вонзилась тысяча горячих иголок. Через минуту-другую отступила слабость и головная боль, а сама она обрела, наконец, способность нормально двигаться.
- Гарри….
- Слушай меня внимательно. Ты сейчас возьмешь Уизли, заклятьем приклеишь его к метле и вернешься к залу с дьявольскими силками. Самолечением заниматься не советую. Ты умница, но колдомедицина требует филигранного контроля над магией, которого у тебя пока нет. А я пойду и посмотрю, что там дальше и есть ли смысл спасать этот ваш «камень». Всё ясно?
- Но, Гарри…. – начала было гриффиндорка, но райвенкловец смерил её таким взглядом, что она замолчала и опустила голову.
- Иди, Гермиона. Ему потребуется помощь. Вскоре должен спуститься Флитвик, он уже справится с транспортировкой в больничное крыло. – продолжил он и чуть сжал её плечо. Гриффиндорка всхлипнула и порывисто обняла его.
- Будь осторожен, Гарри…. Ты – прекрасный волшебник.
- Не такой хороший, как ты. – шепнул в ответ Поттер и мягким движением провел рукой по её спине. – А теперь иди. Время дорого.

В исполнении канонного Гарри это было мило. Но в устах человека, думавшего о Гермионе, цитирую, «чем выше шкаф, тем больнее падать», эти слова звучат грязным лицемерием.
Последний (хвала святым морковкам!!!) кусок тоже от лица Гарриэта.

Нет, Хогвартс издевается. Определенно издевается. Хоук, ты что-то говорил о тролле? Получи да распишись. Проклятье! Хорошо хоть оглушенный. Дыша через раз, медленно обхожу поистине громадную тушу с внушительной шишкой на лбу. Мда. А этот больше, чем тот, что был на Хэллоуин. Намного больше. Следующий проем закрывался…. Пламенем? Интересно.
Аккуратно протягиваю ладонь. Огонь лизнул кожу, не причинив вреда, а по телу невольно проходит дрожь. Кгхм…. Вот что значит родная стихия. Пожалуй, пиромантия – раздел магии, который мне давался ничуть не хуже целительства в Круге. А то и лучше, достаточно вспомнить тот сожженный начисто гобелен в кабинете Ирвинга, мда. А магия крови – несколько вынужденная специализация и вообще отдельный, по сути, разговор.

Вынужденная, ага. Запретная магия, за изучение – смертная казнь… я к тому, что даже интересно, кто и как его принуждал.

Но вот с огнем у меня всегда были особые отношения. Прав был Флитвик, это надо будет развивать. Уверенно делаю шаг вперед, переступая через огонь. Очередная волна донельзя приятной дрожи, и я снова оказываюсь в полутемной комнате.
И что тут у нас? Постамент с зельями, клочок пергамента…. Кажется, работа всем известного зельевара. Хм. Загадка. Забавно. Было бы. Если бы это так явно не было рассчитано на первый курс. Как же мне хочется свернуть шею одному очень и очень уважаемому директору, кто бы знал. Нет, я понимаю, в этом должен быть какой-то смысл. И даже догадываюсь какой. Но зачем? Зачем тащить в ЭТО других детей?

Праведное возмущение не засчитано по причине того, что у кого-то бревно в глазу. Самому-то боевой отряд с детства готовить (с мыслями «я проверю их выдержку в бою», «они станут моим ударным отрядом») никакие моральные скрепы не мешают.

Усилием воли успокаиваю всколыхнувшиеся эмоции, нахожу нужный флакончик. Второй для прохода назад отправляется в мой раздел рюкзака. Подумав, туда же добавляю три флакончика с ядом. Отдам на откуп Алхимику в качестве повышения боеспособности болтов. А что? Господин директор не обеднеет. Вряд ли он бы сюда поставил что-то сильно дорогое.

Хотя бы в воровстве он прежде никого не обвинял, так что бревен пока не замечено. Но зная его... я уже ни в чем не уверена.

Первым выпиваю модифицированное восстанавливающее зелье. Брр, желудок будто в узел завязало, то ещё ощущение. Но уже через десяток-другой минут тело переполняет магия. Опрокидываю содержимое следующего флакона в себя и поспешно глотаю. Уф, бедный мой организм. Подхожу вплотную к черному пламени и медленно делаю шаг вперед. Тело моментально расслабляет, невольно прикрываю глаза. Будь моя воля, так бы и стоял здесь. Вот же….
Мои размышления прерывает очень и очень знакомый голос. Делаю несколько шагов вперед, мягким движением отстегиваю ремень рюкзака и опускаю его на каменный пол максимально бесшумно. Левая рука по привычке опускается на рукоять ножа, выхожу из-под тени сводчатой колонны, обманчиво спокойно спускаясь по ступенькам. В центре в сбившемся тюрбане бледный маг пристально и жадно смотрит в печально знакомое мне зеркало.
- Здравствуйте, профессор Квирелл. – проговариваю я, встречаясь с цепким, умоляющим и одновременно тоскливым взглядом преподавателя Защиты. Ну и влип ты, Хоук…. В одном подвале мордред знает где со съехавшим с катушек одержимым. Мда.

Вот теперь глава точно кончилась.
Я тоже.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 4 комментария

Онлайн
Гексаниэль
Привет! Я страстно желаю добить фик "(Не)Хоук и философский камень", но новая глава разлеглась аж на 10 страниц, поэтому оборзевать я на нее буду в два приема.
Глава 26, часть первая.

Примечание: это было сложно. Очень. Но я старался. Так что: почти канон)) Почти золотое Трио в Запретном коридоре). Почти.
Оговорка насчет умений летать Гермионы: она действительно этому так и не смогла научиться дальше того, чтобы просто удержаться на метле. Так что и тут.... Почти канон) Приятного чтения.

Собственно, тут я задам риторический (и крамольный) вопрос: А НА КОЙ сохранять канон?
Первая книга Поттерианы – она коварна к тому, кто пишет по ней фики. Потому что есть вещи, на которые повлиять очень сложно, и они почти все в начале. Ну вот как отговорить Квиррелла впускать тролля, если не обладать послезнанием? А… никак. Если только очень случайно звезды сойдутся.
Но ближе к концу этой самой первой книги появляются вполне менябельные факторы, и тут уже можно поиграть ситуациями.
А что мы видим здесь?
Строго говоря, характер Гарриэта (даже такой, каким мы его видим) оставляет простор для маневра. Но автор, видимо, очень хотел, чтобы герой приосанился везде, где можно и нельзя, и на полосе препятствий тоже. Потому герой и наблюдал за Квирреллом, палец о палец не ударив, чтобы ему помочь.
Ладно, хватит уже. Поехали!

- Алхимик – прохожу внутрь башни мимо Чжоу и Мариэтты, последнюю аккуратно оттесняю от себя в сторону, чтобы разойтись в проходе. На раздавшиеся вслед хихиканья не обращаю ровно никакого внимания. – Мне нужны зелья.
- М-ма…. – глубокомысленно выдал тот, широко зевая – Какие? У меня оставались два флакона укрепляющих и, кажется, одно обезболивающее.
- Все – Однокурсник без вопросов кивнул и направился в спальню, за зельями. Башня к вечеру полупуста, большинство учеников предпочитает проводить время вне замка, а старшекурсники и вовсе отсыпаются.
Бросаю мимолетный взгляд на свернувшуюся калачиком на диване Пенелопу Кристалл. Н-да, вымоталась наша мисс Префект основательно. И немало тому поспособствовали близнецы Уизли, спутавшие её экзаменационное расписание.

Замечу, что близнецы хоть и отбитые порой, но такая подляна – даже для них немного перебор.

А сдавать СОВ по трансфигурации сразу после чар…. Брр. Флитвик может и декан, но со своих он спросит едва ли не строже, чем со всех остальных. Да и репутацию факультета «умников» можно и нужно поддерживать.
- Вот, держи – отвлек меня от размышлений вернувшийся Алхимик, бережно вручив мне три небольших флакончика. Всего на глоток, а эффект бесподобен. И не важно, что после этого ощутимо бьет по мозгам и желудку. Мне вообще не до того сейчас, чтобы перебирать методы и средства.

Где-то с год назад довелось мне играть на форумке по ТЕС. И было там Темное Братство в лице двоих (поначалу, потом больше) игроков.
Один писал суховато, но точно и достаточно, описывая жуткие деяния своего персонажа так, как описал бы их сам персонаж – профессионально, привычно, по случаю эмоционально, однако без особого пафоса. Второй был более многословен, но иногда его заносило в пафос, излишние словеса, эмоции и самолюбование, он будто упивался чудовищностью персонажа. Так вот. В игре первый нагонял куда больше жути.
Это я к тому, что постоянное подчеркивание героем/автором, как герой крут, страшен и профессионален, обесценивает эту самую крутость.

– А зачем? – всё же спрашивает он, наблюдая, как флаконы занимают свое место в рюкзаке. В одном из самых надежных карманов, где точно не разобьются. Вообще надо бы сподобить себе нормальный пояс со снаряжением. Потом, на каникулах. Как только выберусь из неприятностей.
- На всякий случай. У меня дрянное предчувствие. Где остальные? – не отвлекаясь, сразу проверяю содержимое рюкзака и выкладываю лишнее. Тетради, свитки, книги, альбомы….

Ну хоть куда-то он не тащит бедный альбомчик.

- У лесника, вроде как, замыслили охоту. – по интонации слышу, как он пожимает плечами. Ну да. Мой поверенный не прогадал и выслал все снаряжение разом аккурат к окончанию экзаменов. Надо ли говорить, что парни тут же загорелись желанием «обкатать» оружие до отъезда? Вот и мотались каждую свободную минуту к леснику. А тот и рад компании. – Нам нужно вмешаться? – понизив голос, более серьезным и собранным тоном спрашивает Алхимик.
Поднимаю взгляд. Ни страха, ни неуверенности.

Что я говорила про гипноз? Мы, правда, не видим процесса, но видим результат: не зная, куда и зачем, Захария (это таки Захария Смит) готов пойти вслед за Гарриэтом, наплевав на факультетскую честь, баллы, вообще на все.

Но они ещё не готовы. Рисковать собственной шкурой мне не впервой,

…хотя будем честны, Гарриэт этим не особенно занимается…
А теперь, коллеги, держитесь.

а вот тянуть за собой необученных новичков…. Когда-нибудь они вместе с Травником станут мне надежными сопартийцами. Моим личным костяком, ударным отрядом. Силой, рядом с которой Пожиратели Смерти и самопровозглашенный Орден Феникса покажутся просто детьми. Основой для Круга Магов. Когда-нибудь, но определенно не сейчас. Я испытаю их выдержку в боевой обстановке, но ситуация в этом случае будет под моим полным контролем.

Вот так. Никакой ценности они лично для него не представляют – это лишь заготовка под ударный отряд. Кстати, ничего так мысли, сразу понятно – кто-то собрался реформировать Магбританию с оружием в руках… и самомнение на уровне…
А еще мне вспомнился одержимый Ульдред. Да-да, тот самый, который в крови утопил ферелденский Круг… короче. Став одержимым, он начал и другим магам демонов подсаживать. Говорил он об этом следующее: «Пусть лучше умрут, служа хозяину, чем живут под тяжким грузом независимости!» Правда, у них с Гарриэтом есть нечто неуловимо схожее?
И да, человек, пострадавший от системы Кругов, бежавший от нее (по его словам) хочет создать Круги в мире, где они никому не нужны. Логика? А нет ее.

- Не в этот раз – взмахом руки прерываю возмущение. Взглядом показываю на пробормотавшую что-то во сне старосту. Однокурсник замолкает. – Но мне нужна страховка. Разбейте ночь на дежурства, пока я не вернусь. К рассвету должен управится.
- А если не управишься? – всё ещё хмурится Смит, невольно сжав кулаки.
- В таком случае всем составом идёте к Флитвику и направляете его в район третьего этажа. – вешаю опустевший рюкзак на плечо, с щелчком проверяя крепление самострела на запястье – И ещё. Никто не должен выйти из башни после отбоя. Вопросы?
- Отсутствуют – кивнул Смит, с интересом листая какую-то из моих книг. Оставив его просвещаться мудрости маггловской боевой фантастики, поднимаюсь в спальню, под завязку набивая карманы болтами. Запас, как известно, не тянет.

Мне интересно, автор держал в руках арбалетные болты вообще? А то у них есть некоторые особенности…
Во-первых, это не патроны. У болта есть длина, и я предполагаю, что здесь речь идет о болтах см так в 20 длиной, а карман в 20 см – это круто… не, на мантии такой карман, возможно и есть, конечно…
Во-вторых, у болта есть оперение, которое можно повредить (внезапно, ага), и это поделит точность выстрела на ноль. Поэтому болты и стрелы по возможности не напихивают, как шпроты в банку.

Мне бы ещё пару уколов адреналина и флакончик-другой парализующих ядов и совсем была бы красота.
Черт. Как у меня много дел. И мало времени. Решив проблему со снаряжением, выхожу из башни, направляясь в кухню к эльфам. В засаде и ожидании у охотника три проблемы: голод, нужда и скука. И, как минимум, две из них решаемы уже сейчас. Раз, два, три…. Ускоряю шаг, контролируя сердцебиение, отсекаю лишние эмоции. Подготовка – ключ к успеху.

Далее впервые повествует Невилл.

Невилл Долгопупс нервно перебирал между пальцев тёмную пуговицу. Привычно шумная гостиная Гриффиндора постепенно пустела. Рон уже мог за четыре хода поставить ему шах, но явно красовался и тешил собственное самолюбие. Несмотря на кажущуюся неуклюжесть, Невилл был довольно неплохим тактиком. Нет, до того же Поттера ему было далеко, но за эти пару недель даже шахматы давались ему довольно неплохо. А уж наблюдая за партиями вечно соперничающих между собой Краснобая и Алхимика, он набирался опыта даже статично.

Н – небрежность! Ранее было сказано, что «Алхимик» Захария играет обычно с Роном, а не с Майклом.

Вообще Хогвартс оказался не таким, каким он ожидал. Невилл вырос на рассказах бабушки о родителях. Выдающиеся авроры и истинные гриффиндорцы. Когда-то он даже хотел походить на них и, возможно, стать настоящим аврором. И после поступления на Гриффиндор намеревался твердо следовать своей цели. Но всё оказалось несколько сложнее, чем он ожидал.

Хех. По-моему, то, что Невилл мечтал быть аврором – это хорошо. Это мило.

Те же близнецы Уизли под определение бабушки «истинных» гриффиндорцев никак не подходили. Они не стеснялись травить окружающих собственноручной продукцией, а все вокруг при этом считали подобное шуткой. Невиллу же это не казалось смешным. А уж после частичного анимагического преобразования из-за внешне безобидной конфеты он вообще зарёкся брать что-либо из их рук. Даже пергамент или перо. Обратное превращение в больничном крыле проходило очень медленно и больно, гораздо больнее, чем сращивание сломанного запястья. И после того случая ему на две недели запретили использовать магию.

Все должны гнать на близнецов! Вообще все!
Пусть меня закидают тапками, но возможность за ночь вырастить кости в целой конечности прививает некоторую безбашенность. В каноне народ перся с конфеток, от которых можно дышать огнем, и на Обморочные орешки никто не жаловался – потому что дети вообще не склонны задумываться о вреде здоровью, когда им что-то кажется прикольным. А уж если рядом есть мадам Помфри, которая вылечит – там вообще гуляй братва.

После Хэллоуина и Цербера гриффиндорец был в отчаянии.

Кстати, а почему? У Роулинг, наоборот, совместные приключения сближали.

Он не чувствовал себя на своем месте среди шумного факультета ало-золотых. То, что для остальных было смешным, его самого откровенно пугало или возмущало. А после того как он однажды забыл пароль в гостиную и провёл целую ночь в холодном коридоре в обществе изредка проплывающих мимо привидений впору было впасть в депрессию.

Опять-таки, почему он целую ночь на полу сидел? А Филч, который коридоры обходит по ночам? Он бы, конечно, взыскание назначил, но в итоге отвел бы в гостиную. И Невиллу не пришлось бы всю ночь сидеть на полу.

Потому что до него совершенно и бесповоротно никому не было дела. Разве что бабушке, которая выражала свое беспокойство письмами из как никогда далекого родового поместья.
И депрессия не заставила себя ждать.

Депрессия – это серьезное психическое расстройство, поэтому Невилла очень жаль.

Ближе к рождественским каникулам Невилл учился на одном упрямстве. Вот уж чего у него было действительно в избытке. Он не мог позволить себе скатиться с «Выше ожидаемого» даже по ненавистным зельям, ведь нельзя так расстраивать бабушку. Она итак постоянно сетует, как внук не похож на отца. И не для того, чтобы его мотивировать, а абсолютно искренне.

Desmond, вызываю тебя! Полюбуйся на любящую и нежную бабулечку Августу!

На своем факультете Невилл разговаривал разве что с Гермионой. Изредка с Роном, Симусом или Перси. Но вот друзей у него так и не появилось.
Гермиона была идеальным собеседником, когда речь шла об учёбе. Да что там, с ней легко можно было поговорить даже о гербологии. И она единственный человек, кто не кривился и не прерывал Невилла, когда тот начинал рассказывать о растениях. А парни…. Ну, с учётом, что ему приходилось делить одну спальню с однокурсниками, минимальное общение всё же было. И, тем не менее, в ту ночь его отсутствия в гостиной так никто и не заметил. Никто, даже Гермиона о нём не вспомнила.

А с чего Гермионе о нем вспоминать? Она же не в их спальне спит… и просто не знала, что Невилл куда-то вышел.

Снедаемый такими мыслями юный герболог однажды брел из теплиц в сторону замка. Чтобы хоть чем-то себя занять, он часто приходил в теплицы. Посмотреть за растениями, помочь профессору Спраут. Да и вообще в знакомой обстановке ему становилось не так тоскливо. Профессор, кажется, о чем-то догадывалась, но с расспросами не спешила. А потом взяла за правило проводить импровизированные лекции, заваривала мятный чай с каким-то печеньем и попросту занимала его разговорами, пока проверяла работы. В такие моменты Невиллу становилось лучше, почти, как дома. А после всё начиналось заново.

Спраут канонично мила, но это «почти как дома»… это что, Августа дома такая же милая? Круто.

- Краснобай, мать твою! – рыкнул знакомый голос, вслед раздался плеск воды, смех и сдавленные ругательства с обещанием всех кар небесных. Невилл невольно замер и отступил в тень.
Насквозь мокрый и стучащий зубами от холода Поттер выбрался из воды, без конца отплевываясь и не прекращая ожесточенно материться.

Толкать человека в воду зимой – не самая лучшая идея. Но в контексте НЕХ… возможно, это попытка сопротивления? Слабая, неуверенная, но все-таки попытка?

Хмурый Голдштейн спешно накладывал на однокурсника какие-то чары. Одежда на Поттере стало сухой, а сам он прекратил отбивать зубами чечетку и благодарно кивнул, тут же переводя взгляд на Корнера. Тот прекратил смеяться и как-то спешно окинул взглядом окружающее пространство в поисках путей отступления. Смит счел за лучшее самоустраниться и встал у ближайшего дерева, готовый отступить за ствол.
- Я плавать не умею, бестолочь ты безмозглая! – сопроводив свои слова довольно сильным подзатыльником, цыкнул Поттер – Ещё раз, и я на тебе проверю, питается ли местный кальмар чем-то кроме рыбы. Ясно?! – встряхнув однокурсника за рубашку, процедил он. Корнер что-то сбивчиво бормотал, от стыда спрятав глаза.

Ежику понятно, что это не нормальная реакция. Нормальный пацан одиннадцати лет за рукоприкладство врежет, ибо нечего руки распускать и ты кто вообще такой. Но Майкл хочет сбежать, отводит глаза и что-то мямлит – видно, что Гарриэта он боится.

Раздраженно отмахнувшись, Поттер отошел в сторону и начал разжигать небольшой костер. Смит хлопнул Корнера по плечу, и вскоре все молчаливо расселись у огня.
Вскоре от костра начал идти странный пряный запах трав. Само пламя было ядовито-зеленого цвета, но райвенкловцев похоже это не смущало. Голдштейн о чем-то вполголоса спорил со Смитом, а Корнер, всё ещё стыдясь, избегал смотреть на остальных. Поттер растянулся у огня

Зимой дело происходит, напоминаю. Земля мерзлая, снег лежит, вот это все.

и, вперив взгляд в небо, негромко проговорил, тщательно припоминая слова:
Ночь темна и надежды нет,
Но сердцу верь - придёт рассвет.
Дрожит свеча и твой путь тернист,
Но сердцу верь и в неба высь -
Придет рассвет.
Дом далек, но пастух все ждет,
Что вместо звезд рассвет придет.
Пусть в сердце страх и дороги нет,
Но в небесах горит рассвет.
Горит рассвет….
Пускай свой меч поднимет тот,
Чей дух силен - Рассвет придет.
Наш путь тернист и вокруг лишь тень,
Но сердцу верь и в новый день,
Придёт рассвет.

Тут я даже не сразу поняла, насколько все плохо. Мне подсказала Laini.
Песня эта пелась в третьей части игры в тот момент, когда измученные всем крендецом, что вокруг творится, герои были в отчаянии. Сил бороться не осталось, помощи ждать неоткуда… короче, все. И вот, чтобы хоть как-то поддержать их, преподобная мать Жизель (невероятно прекрасная женщина) начинает петь эту песню, и потихоньку к ней присоединяются все вокруг, все, кто выжил. И снова рождается надежда, находятся силы…
Это очень сильный момент игры, один из ключевых, и тратить его на посиделки у костра… это все равно что понта ради призвать Акатоша. Ну такое.

На некоторое время у костра воцарилась тишина, а замерший гриффиндорец судорожно сглотнул. Он и сам не знал, почему это его так пробрало.
- Это откуда? – нерешительно спросил Корнер, впервые встретившись с Поттером взглядом.
- Да так, вспомнилось. – повел плечом Поттер и неожиданно обернулся, приподнимаясь на локте – Невилл, присоединяйся. Вечер холодный. Да и у костра места хватит.
- Я-я не…. – замямлил гриффиндорец, краснея от стыда. Как давно его заметили?!
- Брось, мы будем рады компании. – дружелюбно улыбнулся герой магического мира. Невилл на негнущихся ногах подошел к костру и бессильно сел, едва не качнувшись в сторону огня. Поттер спокойно удержал его за плечо и завел какой-то незначительный разговор на тему гербологии.
Знакомая тема заставила гриффиндорца включиться, вечер пролетел относительно незаметно.
Гарриэт хоть баит складно,
Что-то в нем, видать, неладно:
Раз послушав, ты пропал!
Словом, Невилл наш попал…

С того дня депрессия понемногу начала уходить. Дни проходили за занятиями, а вечера или в теплицах, или в компании четверых райвенкловцев. Изредка он стал присоединяться к Рону с Гермионой уже в гостиной факультета. Просто так, не ради домашнего задания, а просто посидеть перед камином.

Вот странно получается – то есть раньше он к ним не присоединялся иначе как домашки для? Он же цербера ходил смотреть, тролля ходил бить вместе с Роном и Гермионой… или это не считается уже?

Домашние задания он теперь делал в библиотеке по левую руку от Голдштейна. Выяснилось, что Смит оказывается обладает ценным практическим опытом в варке зелий. Именно он подсказывал гриффиндорцу, по какой причине в очередной раз взорвался котел, вдохновенно расписывая состав и реакции на листах пергамента.
Поттер глядя на это задумчиво кивал и с легким смешком взял обещание не ставить вместе никаких экспериментов, иначе Хогвартс всё-таки не выдержит. Герболог и зельевар, и оба фанатики – убойная смесь даже для школы Чародейства и Волшебства. Алхимик взвился и строя из себя оскорбленного мастера, ответил, что после близнецов Уизли вообще удивительно, что замок всё ещё цел и невредим. Уголками губ улыбнулся даже невозмутимый Голдштейн, не отвлекаясь от трансфигурации. А Наместник только махнул рукой, попросив предупреждать, если они всё же что-то задумают.

ЕГО предупреждать. Не профессоров, не префектов даже – Наместника.
А еще Невилл не фанатик. Фанатизм – вообще страшная вещь и очень непростая, и я не верю, что у автора получится годно его описать.

А через несколько дней Невилл впервые получил прозвище. Вроде и мелочь, а приятно.

Как правильно отметил кукурузник в комментариях к одному из прошлых обзоров,
«Клички обычно дают с привязкой к человеку, когда понятно, за что дана. И несет в себе либо позитивный, либо негативный окрас - но повторюсь, первостепенно быть с привязкой к персонажу». И к кличке своей персонаж может относиться по-разному, может бурно протестовать, смириться или носить ее гордо, аки медаль. Но здесь-то акцент сделан не на кличке и не на том, КОМУ и ЗА ЧТО она дана – а на том, ОТ КОГО она получена!

Первый раз Поттер оговорился будто случайно, а потом подхватили все остальные. В Хогвартсе помимо мастера зелий появился Травник. Тем больнее была мысль, что он может подвести своих друзей.

Ох, с чего бы тут начать… во-первых, у Гарриэта плохо с воображением, клички его изобретения сугубо функциональны и очень однообразны. Они показывают не характер тех, кто их носит, а их функцию в компании.
Во-вторых, Гарриэту ничего не стоило придумать это прозвище, но Невилл отчего-то чувствует себя обязанным и боится его подвести.

Рон и Гермиона, конечно, тоже его друзья, но…. Не настолько близко?

Учитывая холодность Гарриэта, его манеру общаться, его прямые оскорбления в адрес Невилла («вам голова нужна, чтобы в нее есть», «недоразвитые» - помните, да?) – позвольте усомниться в том, что без гипноза или авторского Империо он бы за короткое время стал Невиллу ближе, чем Рон и Гермиона.

Гриффиндорец не знал, как объяснить давящее его сейчас чувство. Уизли все-таки поставил ему мат и сейчас с довольным видом перечитывал «Полеты с Пушками» - книгу о своей любимой квиддичной команде. Гермиона спешно листала конспект по трансфигурации. Как будто материал первого курса им поможет. Невилл сокрушенно вздохнул.

Невилл уже и думать начал, как Гарриэт.

Время, наконец, перевалило далеко за полночь, и гостиная ало-золотого факультета опустела. Вполголоса препираясь, Рон и Гермиона потянулись к выходу. Гермиона с сомнением покосилась на свой рюкзак, но в итоге взяла только палочку. Невилл нервно прокашлялся. Он должен их задержать. Рон медленно обернулся и скривился при виде упрямого выражения на лице однокурсника. Гермиона медленно переводила обеспокоенный взгляд с одного на другого.
- Ребята, нам нужно поговорить – нервно сглотнул Травник, в левом кулаке судорожно сжав пуговицу.
- Я же говорил – фыркнул Рон, обращаясь к Гермионе – Он опять струсил….
- Я не трус! – моментально вскинулся Невилл, сжав кулаки – Просто соваться в коридор, полный защитных чар и неизвестно каких магических существ, глупо и безрассудно.
- Но если Снейп….
- В Бездну Снейпа! – рявкнул Травник, окончательно выходя из себя и автоматически делая шаг вперед.

И стал выходить из себя почти что на ровном месте.

– Вы первокурсники! С чего вы решили, что справитесь со взрослым магом, получившим в семнадцать лет звание мастера в боевой магии и зельях?! Что ты сделаешь, Рон?! Гермиона?! Огреете его дубиной по голове?


Иногда это в самом деле может решить проблему. А в фике «Терминатор» Гарри даже так делал. Прокатило.
Уши у Рона заалели, а лицо сравнялось цветом с ярко-рыжими волосами. Досадливо сплюнув, он кинулся на Невилла с кулаками.

Горячи коловианские парни, ух, горячи!
«Ох, поломаться, поломаться, поломаться хочется,
А сказать-то и по правде, и подраться хочется!
Это чей там паренек выдает коленца?
Не досталось бы ему осинова поленца!»
/щелк!/
Хэдкрабканон выключен, прошу прощения. Продолжаем.

Травник даже испугаться как следует не успел, тело действовало автоматически. Сместившись корпусом влево и пропуская мимо себя сжатый кулак, Невилл заученным движением коленом ударил в живот противнику. Уизли согнулся, потеряв преимущество в росте. Зафиксировав обе руки в жестком захвате за спиной у Рона, Невилл снова попытался заговорить.
- Я всего лишь хочу сказать, что….
- Петрификус тоталус! – раздался немного истеричный выкрик Гермионы за его спиной, о которой он благополучно забыл. Беспомощно рухнув на пол, Невилл ошалело водил глазами, всеми силами пытаясь скинуть заклятье. – Рон, ты в порядке? Рон? - гриффиндорка, переступив через Невилла поспешно начала поднимать Уизли на ноги.
- Кха…. Все хорошо, Гермиона…. – прокашлялся гриффиндорец, медленно поднимаясь и неприязненно глядя на Невилла – Вот же…. Трус. Нам надо идти, мы итак много времени из-за него потеряли.
- Да…. Иди вперед, я сейчас. – торопливо ответила Гермиона, оправляя мантию. Рон независимо прошел мимо лежащего однокурсника, слегка пихнув его носком ботинка. – Прости, Невилл, я не хотела. Прости. Это ради твоего блага – отчаянно краснея, быстро проговорила гриффиндорка, заклятьем переложив его на диван. – Прости, пожалуйста – смущенная гриффиндорка быстро поцеловала его в щеку и выскочила из гостиной.
Невилл сокрушенно моргнул, вперив взгляд в потолок и старательно давя проснувшееся чувство вины пополам со смущением. По крайней мере, у Гарри точно получится их остановить, они же не знают, что он будет их ждать. От этой мысли гриффиндорцу стало немного легче, и он постарался заснуть, закрыв глаза. В конце концов, заклятье должно скоро развеяться.

Вторая часть главы будет завтра.
А на сегодня все.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 21

Онлайн
Гексаниэль
Привет!
Все когда-нибудь кончается, и фик "(Не)Хоук и философский камень" тоже... скоро, очень скоро кончится. Глава 25. Поехали!

Примечание: барабанная дробь......... Я ведь говорил, что Хоук не из тех, кто останется в стороне? Воооооот. Потихоньку подбираемся к финалу с точки зрения опытного мага крови, привыкшего воевать с Инквизицией) Дальше будет много интересного, но ничего стандартного и никаких перегибов). Приятного чтения.

Веры автору нет, ибо штамп на штампе и перегибом погоняет, но ладно. Мы продолжим развлекаться.

Остаток недели потонул в экзаменационной суете. Все вокруг носились по замку с горящими глазами, галопом появляясь то в одной, то в другой аудитории. У нас на факультете тех, кто слишком сильно нервничал, подтягивали старшие. В честь этого мои гримуары перекочевали в общее пользование, по крайней мере, до конца семестра. Дэвис, хмуро почесав затылок, наложил на каждую книгу чары сохранности. К концу года я отдам их Хагриду, как обещал. Не зря же он так обрадовался, когда я об этом упомянул.

Уникальные артефактные гримуары, до которых никто не додумался… наверное, дело в обложках эбенового дерева, ибо рубить на какие-то тетрадки Священную Хурму никому и в голову не приходило.
Если серьезно, то «никто не знал, никто не делал, а я пришел и открыл истину» уже подбешивает.

Экзамены по зельям и астрономии прошли для меня на полном автоматизме. Зелья я сдавал по левую руку с Алхимиком. К сожалению, время экзамена со Слизерином у нас не совпало. Мое участие в варке модифицированного укрепляющего зелья ограничивалось простым нарезанием ингредиентов. Снейп долго стоял за нашей спиной, но, в конце концов, нацарапал на пергаменте что-то подозрительно похожее на «В». Ну и пусть, я в зельевары никогда не метил.

Прошу обратить внимание – осознанно или нет, Гарриэт избегает работы, когда может ее избежать. Пока это проявляется в том, что он выполняет самую легкую часть работы (режет ингредиенты, все остальное – отмеряет, забрасывает в котел, мешает – кто-то другой). Автор объяснил это тем, что после Запретного леса у Гарриэта с зельями не ладится, но никак не объяснил тот факт, что Снейп (у которого можешь, не можешь – а зелье вари) дозволяет и принимает такую халтуру. Хотя… возможно, Флитвик ему взятку… то есть подарок дал. Все сезоны сериала про Пуаро и «Она написала убийство» определенно того стоят.

Защиту и историю магии я сдал на Превосходно. Насчет истории магии мне напомнила Милисент. Иначе бы я просто проспал экзамен в библиотеке. При этом Квирелл практически меня не проверял, что неудивительно. За последнее время его состояние значительно ухудшилось. Профессора постоянно била нервная дрожь, он одними губами что-то бормотал, вздрагивал от громких звуков, сбивался посреди лекции и много чего ещё. Многие ученики этим пользовались, а некоторые находили силы и смеяться.
Каюсь, но Дин Томас за это пошел в Больничное крыло залечивать сломанный нос. Я помнил одержимых в круге. И прекрасно вижу отчаянную, тоскливую мольбу во взгляде молодого профессора. Поэтому когда этот малолетний идиот начал неумело пародировать заикание, у меня просто лопнуло терпение.

Дин, разумеется, неправ. Но позиция «я наблюдаю мучения человека, знаю их причину, знаю, что он может быть опасен для окружающих – и молчу» меня вымораживает куда сильнее подросткового кривлянья, и восхититься благородством и состраданием Гарриэта я как-то не могу.

Сейчас мой самоконтроль и без этого обещает долго жить, а уж рядом с такими безмозглыми личностями тем более. На отповедь Макгонагалл я честно и жестко высказал все, что думаю о людях с подобными шуточками.

Но ни слова не сказал про причину страданий Квиррелла. Хотя если Гарриэт – МС (мозговой слизень, а вы что подумали?), причина его молчания понятна: он интуитивно чувствует сидящую в Квиррелле неведому хищну фигню, и такой «не буду мешать ему доедать профессора, потому что иначе он, чего доброго, на мою добычу перекинется».

Декан Гриффиндора поперхнулась собственными словами и отпустила меня, задержав Томаса. Тот послал мне «обещающий» взгляд. Ну-ну. Мечтай, мальчик. Только для сохранности собственного здоровья лучше делай это молча и про себя. И подальше от меня, будь так любезен.
Перед экзаменом у Флитвика я закономерно отрешился от мира, проверяя и перепроверяя собственную готовность. Едва не словивший от меня ожёг на поллица Алхимик, разнёс весть по всему факультету и до самого конца ко мне никто не подходил.

Гарриэт агрессивен и опасен... впрочем, это для нас уже не новость.

Помимо этого меня мучило кое-что ещё, например, вопящая дурным голосом паранойя. Я кожей чувствовал, что скоро случиться какая-то дрянь. Что бы ни говорили о магах крови, а вот моя верная интуиция меня не подвела ещё ни разу.

По школе бродит одержимый, он осознает свою одержимость, ему плохо, он пытается, как может, подать сигнал SOS. Гарриэт это видит и истолковывает верно. «Наверное, будет что-то плохое», - думает Гарриэт и… ничего не предпринимает.
Знаете, мне жаль беднягу Квиррелла – человек, который мог бы ему помочь, сидит и смотрит с пьедестала, как он загибается. Ужасно.

С подготовкой я промаялся до глубокого вечера, после чего сам на себя наложил снотворные чары. Рискованно, грубо, но выбора просто нет. Иначе мне не уснуть.
Экзамен прошел…. Своеобразно. Настолько, что я его почти не помню. Тело и разум действовали сами, без моего чуткого участия. Это была не дуэль. Это был Бой. И, пожалуй, впервые за все время наших спаррингов я выложился буквально до капли. Спустя три с половиной часа я просто рухнул перед Учителем на каменный пол и выронил палочку. Нет, если бы Флитвик захотел, то раскатал бы меня тонким слоем по залу, даже не вспотев. Но профессор явно подстраивался под мою скорость. Только в заклятья вкладывал максимум силы. Словишь раз и сляжешь, без вариантов. Получив три Превосходно и напутствие на отдых, я был отправлен с домовиком в башню факультета. Где дополз до камина и, согревшись у огня, отрубился. Кто меня перенес на кровать и избавил от мантии, понятия не имею, но век ему за это бесперебойного здоровья.

Ну, про три часа непрерывных высоких нагрузок для почти двенадцатилетнего тела уже сказано было. Передаю слово агенту Тонкс, которая за свой героизм и терпение явно заслуживает еще одной зарисовки.

- Гарри, ты точно в порядке? – в сотый раз спросила Милисент, хмуро наблюдая за бледным и цедящим сквозь зубы замысловатые ругательства Поттером.
Экзамены закончились несколько дней назад, и вся школа радостно высыпала на улицу, наслаждаясь бездельем и только-только набирающей силу летней погодой.

А в прошлой главе была упомянута аномальная жара. Как же колбасит в этом фике пространство, время и прочие факторы, уже даже не смешно.

Райвенкловец ещё в экзаменационную неделю буквально сгорал нетерпением покинуть замок. И писал письма некоей миссис Джоан, тратя по несколько свитков пергамента. Помимо этого он часами просиживал за новыми книгами, которые принёс его ворон, полностью отключившись от внешнего мира.
В вечер субботы вопреки ожиданиям она его не увидела, зато смогла поймать Флитвика на выходе из зала. Мастер успокоил её и сказал, что ученик просто восстанавливается после практики. Догадываясь о пределах выносливости самого Поттера, слизеринка мысленно поежилась, представив какой должна быть практика для того, чтобы он так выложился. Видно, что-то отразилось на её лице. Потому что профессор как-то понимающе усмехнулся и посоветовал лишний раз не нервничать. Смутившаяся девушка не нашла толком что ответить, полугоблин уже спокойно пожелал приятного ужина и ушел.

Переведем в рамках версии «агент Тонкс, профессор Флитвик и обезвреживание одержимого»:
- Профессор, как он?
- Не беспокойтесь, дорогая. Я сделал все, чтобы выжать его до капли. Теперь этой твари потребуется, самое меньшее, пара дней, чтобы восстановить силы.

Сейчас Поттер небольшим ножом в обычной маггловской футболке и джинсах сосредоточенно вытачивал что-то из дерева, пытаясь отвлечься. Жару, как выяснилось, он не переносил абсолютно. Поэтому бесцеремонным пинком выгнав Рона Уизли с места под деревом, устроился там сам. Уизли хотел было возмутиться, но наткнулся на взгляд слизеринки и передумал, отправившись к Хагриду за Долгопупсом и Грейнджер.

Очевидно, на лесистой территории в дофигалион гектаров деревьев больше нет. Либо же нельзя просто взять и не пнуть Уизли…

- Точно, это всего лишь головная боль – выдохнул он, медленно и задумчиво прокрутив лезвие меж пальцев. Поначалу на него косились из-за отсутствия форменной мантии, но видя «хорошее» настроение райвенкловца с вопросами не лезли.

Перед первогодкой благоговеют и ходят на цыпочках все без исключения. Ежели он гневаться изволит – даже подойти к нему не моги.

А сама слизеринка считала, что это ему идет гораздо больше мантии. Правда, так и не сказав этого вслух.
- Так может, зелье…. – попробовала Милисент, с любопытством наблюдая за его действиями. Тонким лезвием он аккуратно начал стачивать верхние слои прямоугольного куска коры.
- Пробовал – цыкнул он – Помогло на полтора часа. И то приглушило, а не убрало боль. Должно быть, из-за жары или ещё чего – нервно дернув плечом, Поттер отложил нож в сторону и положил голову ей на колени.
Слизеринка ясно чувствовала по его интонации, что он о чем-то не договаривал. И то, какого долгого мрачного взгляда удостоились Грейнджер, Уизли и Долгопупс, явно было неспроста.

Мысли агента Тонкс: «Тебе мало тех троих, тварь? Еще кого-нибудь сожрать охота?»

Но и расспросить райвенкловца, когда он о чем-то говорить не хочет – задача почти нереальная. Окончательно закрыв глаза, Поттер выдохнул и, кажется, заснул.
Милисент автоматически провела рукой по его голове и нахмурилась. На лбу непривычно ярко выделялся зигзагообразный шрам в явно воспаленном состоянии. Когда она провела по нему кончиком пальца, Гарри явно вздрогнул, но не проснулся. Теперь ясно, почему он ничего не сказал. Нет, в газетах были слухи о проклятье, мол, мальчик-который-выжил выжил как раз потому что является темным магом и пережил черно-магический обряд. Насчет темной магии вопрос открыт, а вот проклятье явно есть. Задумавшись, слизеринка уже мысленно составляла письмо отцу. Кажется, летом у неё будет много дел.

Слухи такие в каноне вроде действительно похаживали, но не уверена. Ну а мне нечего сказать, все перед вами.
Далее опять вещает Гарриэт.

Я говорил, что у меня очень разговорчивая паранойя последнее время? Так вот. Я ошибся. Паранойя поет длинные баллады на предмет отсутствия у меня мозгов. После экзаменов я часами просиживал в библиотеке и дописывал стандартные «летние» эссе.
Зачем? Во-первых, удобнее, чем в библиотеке мне не будет нигде. Даже дома. Во-вторых, учитывая проекты по чарам – отвлекаться не хочу. Совсем. Ну и время сэкономлю. Парни, узнав, чем я занимаюсь, тут же присоединились. А как-то отойдя за каким-то справочником, по возвращении я обнаружил сидящую за моим эссе по зельеварению Милисент. В итоге половину пергамента я все же переписал, а взамен подсказал (ну ладно, написал сам, всего полтора свитка) эссе по чарам и астрономии.

Ну вот вечно за него кто-то что-то делает! Правда, тут и Гарриэт что-то делает (пока что), так что на сей раз прощаю.

Всё началось с уже привычной боли в моем знаменитом, чтоб его побрала Моргана, шраме. И возможно, дискомфорт и ощущение, что голова сейчас разорвётся к чертям собачьим можно было бы проигнорировать. Если бы всё окружающее так не подстегивало на активные действия. Например, подозрительные шевеления гриффиндорского трио. Лично слышал, как Макгонагалл их отчитывала в коридоре третьего этажа за то, что они считают себя самой лучшей охраной, нежели комплекс наложенных преподавателями заклятий.
Следом же двумя этажами ниже наткнулся на окончательно сошедшего с катушек Квирелла. Бледный и трасущийся профессор вылетел из заброшенного кабинета, даже не заметив меня, при этом постоянно бормотал, что-то вроде «Сделаю всё, что потребуется». Вот после этого моё настроение испортилось окончательно, и я поднялся наверх – одеть тренировочный комплект. Своё место в рюкзаке заняла и мантия-невидимка.

Но пойти и сдать Квиррелла взрослым, видимо, религия не позволяет. Поэтому мы обезопасим себя – и больше ничего делать не будем.

Вдобавок Голдштейн начал постоянно просыпаться с диким криком раненного дракона, матерясь и повторяя, что у него дурное предчувствие. Нашему эмпату я доверял целиком и полностью.

Ранее не было сказано о том, что Энтони – эмпат, и у меня два варианта: либо это небрежность автора, либо это дурная побочка от пожирания личности. Энтони – самый «близкий к телу» товарищ, его вампирят особенно активно, и его от этого корежит. Помните, в «Чародеях» Алена вспоминала, что любит Ваню, только когда спала? Так и тут – Энтони активно сопротивляется вампиризму (и понимает, что вообще происходит) только во сне, а наяву ему просто фигово.

Алхимик клятвенно пообещал за ним следить и вообще дышать через раз и спать с открытыми глазами. Краснобай в меру незаметно присматривал за Милисент. Да и я подстраховался, наложив на неё несколько хитрых защитных заклятий. Спасибо Флитвику, если бы не то обсуждение конструктов в день зимних каникул, сейчас бы у меня сил не хватило.
А ещё наш Травник, который тоже присоединился к нам за подготовкой летних работ, вел себя дергано и нервно.

Травник – это Невилл, если кто не в курсе. В следующей главе он расскажет нам много занятного, заодно подробно расскажет, как сошелся с этой компанией и получил свое прозвище. Вы того, готовьтесь заранее. Там все будет очень плохо.

Ему ситуация явно нравилась ещё меньше, чем мне. Но знал он при этом точно больше, хотя и не решался говорить. Когда за несколько дней до начала каникул мы закончили с эссе, за обедом и ужином весь большой зал лицезрел пустое директорское место. И всё бы ничего, если бы не многозначительные взгляды гриффиндорской троицы. И мертвенно побледневший Долгопупс в придачу.
Так, всё, надо с этим разобраться. Спешно закончив ужин и поправив наруч с самострелом на левой руке, я отозвал Невилла к выходу из зала. Взглядом. За время нашего общения парни привыкли общаться со мной знаками, как только ситуация становилась серьезной. Травник сглотнул, ещё раз посмотрел на пустующий директорский «трон» и подтверждающе положил ладонь на стол.
Парни, заметившие наши перемигивания, дружно нахмурились, но я только отрицательно качнул головой. Потом. Всё потом.

Это перемигивание технически крайне сложно осуществить, потому что Невилл сидит за другим столом (некоторые жесты можно тупо не увидеть за тарелками и чужими локтями). Ну и да, мы снова видим, сколь тепло Гарриэт относится к своим «друзьям».

Выйдя из большого зала, неспешно направляюсь в сторону пятого этажа, пятью минутами позже меня нагоняет хмурый Долгопупс. Спокойной прохожу в ближайший пустой класс, гриффиндорец излишне поспешно идёт следом. Молча взмахами палочки накладываю все известные мне заклятья от подслушивания, подглядывания и вообще лишнего внимания. Да, я параноик. Причем давно и прочно. Невилл, наблюдая за моими действиями, успокаивается.
- Рассказывай. – сажусь на ближайшую парту и по привычке скрещиваю руки на груди. Подцепил жест от Джоан, вот же. Под моим взглядом гриффиндорец несколько раз шумно вздохнул. И следующие пятнадцать минут сухо и точно излагал ситуацию. Да, моё влияние. Я всё ещё не оставил идею с собственной Гильдией. А для этого мне нужны обученные и верные люди. Так почему бы не начать с Хогвартса? Тем более, талантливый герболог нигде не лишний. А уж чистокровный – тем более.

Мнение самого Невилла, его мечты, его желания не то что не принимаются в расчет – Гарриэту и в голову не приходит, что они вообще есть. Да и вообще, его оценка Невилла – это что-то. «Талантливый герболог пригодится», «чистокровный» (приятный бонус!) – как коня покупает, ей-Талос. Нет, это уже не поражает, 25 глава, как-никак. Но раздражает.

Но то, что я услышал, быстро отвлекло от далеко идущих планов. Оказывается, гриффиндорское трио свято уверено, что на третьем этаже школы чародейства и волшебства Хогвартс хранится философский камень Николаса Фламеля. Какая прелесть, я в восторге. Даже опуская всю алогичность и абсурдность подобной возможности, это ещё не самое худшее.
Они (Рон и Гермиона, сам Травник относится к этой идее скептически) верят, как дышат в то, что Снейп хочет украсть камень у Дамблдора для своих корыстных целей, когда самого директора в школе не будет. Но и это ещё не всё. Двое отважных гриффиндорцев сами решили лезть в этот коридор после отбоя, чтобы помешать взрослому магу украсть камень. И договорились они об этом вот так вот запросто прямо посреди Большого зала, кстати. Одной фразой: «Пойдем к люку, ночью».

Ну, во-первых, в книге все было очень логично: Снейп почему-то ненавидел Гарри, зачем-то совался к церберу, а еще кто-то пытался Гарри убить, а потом каждое лыко ловко и ладненько ложилось в гипотезу «Снейп хочет украсть Философский камень и убить Гарри». Как к этому пришли здесь – непонятно, и объяснять нам не будут.
Во-вторых, опять у нас тут пассивная закачка знаний (про Фламеля и его изобретения) напрямую в мозг.

Глядя на нервно раскачивающегося и кусающего губы Невилла, я сосредоточенно пытаюсь выудить из своих мыслей что-нибудь цензурное. Нет, честно, после всего я бы пальцем не пошевелил, чтобы помешать им делать глупости. Но они потащат туда Невилла. И Грейнджер тоже будет там, наша мисс отличница с отбитой функцией критического мышления, прав был Голдштейн. И только поэтому я не смогу всё спустить на самотёк, исключая тот факт, что они неразумные дети. Даже Уизли, которому разок не повредит пропахать носом землю. Может хоть зачатки мозгов появятся.

После того, как он хладнокровно раздумывал, кем может пожертвовать, и прикидывал, не убить ли ему Драко, пассаж про «неразумных детей», которых жалко, кажется чушью на рыбьем жире. И да, распределение по степеням полезности – Невилл полезен, его надо беречь, Гермиона… ну тоже пригодится, хотя с некоторой натяжкой Гарриэт готов ею жертвовать (прямо говорил об этом в главе 19), Уизли… да плевать на Уизли.

- Гарри…. Надо что-то делать – в голосе парня я явно слышу панику. Плохо. Очень плохо. В голове спешно вырисовывается план, если что по ходу подкорректирую.
- Когда они туда пойдут? Время. – Невилл вздрогнул. Да, жёстко. Но мне ли не знать, как допросы выметают лишние эмоции? А воздействовать на человека можно даже голосом, особенно если ты маг крови.

Мне кажется, речь в данном случае о чисто психологическом воздействии. Когда ты попадаешь в лапы мага крови, зная, что он маг крови, а он еще и говорит с тобой так, будто уже мысленно тебя на мясо разделал – это производит впечатление.
Но… откуда такой опыт, Гарриэт? Ты тоже баловался допросами? Кого и когда ты допрашивал?

- Ближе к полуночи, когда все лягут спать – ровным тоном отозвался травник. Его всё ещё трясло, но из взгляда исчезла паника. И выражение его глаз мне понравилось, парень явно сделает всё возможное и невозможное, чтобы я ни сказал.

…что тут сказать? Гипноз как он есть.

- Хорошо. Сделаем вот что: ты дождешься их в гостиной и попробуешь ещё раз отговорить от этой безумной затеи. Постарайся без шума, но если не получится, привяжи их к креслам и не выпускай. Заклятье знаешь, а с твоей скоростью это не доставит проблем. На все вопросы старших отвечай, что они хотели выйти из гостиной после отбоя. Зная вашего Льва, он с них живьем не слезет до конца каникул, ради кубка которого вам не видать. Я подстрахую тебя на третьем этаже и постараюсь оградить их от неприятностей. Вопросы?
- Как ты узнаешь, что я их привязал? Нехорошо будет, если тебе придется стоять и ждать всю ночь. – почти спокойным тоном осведомился Невилл после секундного раздумья.
- Вот – оторвав от рукава рубашки несколько пуговиц, взмахиваю над ними палочкой. Одну кидаю ему, Травник мелкий снаряд поймал автоматически, глядя на меня с некоторым недоумением. – Сожми её трижды в ладони, если у тебя получилось их задержать. Если не получится, я в любом случае об этом узнаю.
- Ясно. Это всё, что я должен сделать? – уточнил гриффиндорец, убирая пуговицу в нагрудный карман.
- Да. Всё остальное будем решать по ситуации. – пожимаю плечами, открывая дверь. – Просто будь в гостиной и веди себя, как обычно. Можешь даже для вида пару раз проиграть Уизли в шахматы – усмехаюсь, замечая, как кривится Травник, направляюсь на выход.

Это… странная реакция. Невиллу неприятно общество Уизли? Или он не в восторге от того, что ему придется «для вида» проигрывать?
Кстати, когда Невилл научился так хорошо играть? Насколько я помню, Рон играет, как боженька, и проиграть ему не зазорно… если ты не играешь лучше порядков так на пять.

- Гарри…. – я слышу, как отчетливо дрогнул его голос. Нет уж, приятель, не вздумай. Не раскисай. Медленно оборачиваюсь, всеми силами направляя магию. Невилл сдавленно всхлипнул. – А если я не справлюсь? А если тебя цербер… Я ведь…. – гриффиндорец судорожно сглотнул и отвернулся, стирая слезы. Плохо. Сдали нервы у парня.
- Нев, послушай – в два шага сокращаю между нами расстояние, кладу руку ему на плечо, целенаправленно посылая успокаивающий импульс. – Ты гений гербологии. И ты справишься, что бы ни задумал. В будущем – все зельевары мира будут стоять у тебя в очереди, поверь мне. Даже тот же Снейп. – при этих моих словах гриффиндорец издал что-то среднее между всхлипом и смешком. – А Цербер…. Подавиться, знаешь ли. – усмехаюсь, ещё раз ободряюще сжимаю ему плечо и выхожу. Нужно подготовиться.

Утешать тоже уметь надо. «Ты гений гербологии и справишься со всем» - слова, уместные перед экзаменом или в ходе эксперимента в этой области. Когда речь идет о замачивании цербера, это как-то совсем не к месту.

Глава 25 закончилась, а мы выдохнем. "Еще немного, еще чуть-чуть, последний бой - он трудный самый!"
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 11 комментариев

Онлайн
Гексаниэль
Пум-пурум-пум-пум! Привет!
Знаете, есть две вещи, которые всегда раздражают автора, вне зависимости от объективности критики. Первая – это когда говорят, о чем писать (не как, а именно о чем; то есть «почему твой герой, натуральный психопат, вдруг работает с детьми, и его не отстранили от этой работы» - критика; «почему ты пишешь про психопатов, а не про пони на радуге» - это уже придирки); вторая – когда прогнозируют, закончит человек свою нетленку или нет (даже если нет – во-первых, никто не застрахован от кирпича по черепушке; во-вторых, своя рука владыка, особенно в некоммерческих проектах).
А теперь уже я буду докапываться до очередной главы фика «(Не)Хоук и философский камень». Лунная призма, дай мне силы объективности!

Примечание: немного домашнего уюта и взаимодействия Хоука с остальными однокурсниками, в конце концов, было бы скучно сразу переходить к финалу. И кстати, я не нашел упоминания учился ли Флитвик в Хогвартсе, но решил, что раз этой чести удостоился оборотень Люпин, то почему бы и нет. С моей точки зрения это придает истории веса.

Как раз про Флитвика точно известно, что в Хогвартсе он учился, Шляпа еще долго думала, на Гриффиндор или на Рейвенкло его распределить. И учился Флитвик очень хорошо, блистал в Чарах и ЗоТИ.

И Джоан - вписанная мама Ро, да-да-да, она в дальнейшем будет играть не последнюю роль в истории) приятного чтения)

Шишибо))

«Привет, Джоан! Получил твоё письмо, и отдельное спасибо за книги. В четвертый раз перечитывать «Врата теней» у меня бы не хватило терпения. И кстати, не надо так волноваться за этого пижона с когтями. Сборники Хигса он таскает и не каркает. К тому же, за последнее время он вырос.
Осталось всего пару недель, и мы сможем увидеться. Да, я помню, что ты настаивала на обследовании, обещаю – мы вернемся к этому вопросу. В Хогвартсе всё почти спокойно, насколько может быть спокоен магический замок во всяком случае.
Недавно прошёл школьный чемпионат по квиддичу, три четверти учеников после финала погрузились в траур. Со стороны это даже забавно, знаешь. Даже Уизли ведёт себя намного тише обычного, только бурчит и бычиться. Слизеринцы стараются не демонстрировать свой триумф, но нет-нет и улыбаются. На днях я даже видел, как чему-то смеялся Флинт, представь.
Но слишком явно радоваться они не могут, чревато последствиями, когда факультет ненавидит большая часть школы. А ещё, судя по часам в Большом зале, кубок школы тоже достанется серебряному факультету. Как бы это не привело к массовым беспорядкам, как только схлынет первый шок и общее оцепенение после матча.
Учителя, похоже, тоже думают о чем-то подобном. По крайней мере, декан строго-настрого запретил всем вступать в конфликты и пригрозил провалом на экзамене. Некоторые было возмутились, но Дэвис и Кристалл быстро задавили бунт. Ты бы это слышала. Кажется, окрик нашей мисс Префект «Заткнулись и расселись по местам!» слышали даже в Лондоне. Ты не знаешь, самолеты не падали за последнее время?) Ладно, теперь серьезно.
Экзамены, экзамены…. А что о них сказать? Большая часть учеников мечется по замку с безумными глазами, судорожно пытаясь прожевать и проглотить весь годовой курс.

Так у них траур-печаль-тоска, напряжение из разряда «только дай повод начистить тебе лицо», или вся школа забила на квиддич и усиленно готовится к экзаменам? Я не поняла.

Исключение – большая часть нашего факультета, примерно треть слизеринцев, ну и Грейнджер с их Львом (Перси Уизли, староста Гриффиндора. Почему лев? Видела бы ты его шевелюру последнее время). Ученики с пятого по седьмой курс – наглядное пособие на выражение «живой труп». У них, в отличие от остальных, государственная магическая аттестация.
Пятый курс сдает общую программу, седьмой – углубленную и специализацию. У некоторых ещё и экзамены на мастерство вместе с ЖАБА, бедняги. Кстати, надо будет через пару лет глянуть список магических ВУЗОВ и планомерно начинать подготовку. Не хочу сойти с ума в 17 лет от обилия информации, глупо будет, согласись.
Ты спрашивала о нагрузках…. Даже не знаю, что на это ответить.

Сейчас будет мясо, держитесь за что-нибудь.

Нет, Джоан, серьезно. В Хогвартсе не просто урезанная программа. Тут ОЧЕНЬ урезанная программа. Например, когда директорствовал Армандо Диппет помимо общих занятий по этикету, магическим традициям, фехтованию в списке обязательных предметов была кабалистика и ритуалистика. И все эти экзамены были обязательны.

Наверное, это должно быть очень плохо. Но вот фехтование против огнестрела – даже не смешно, если ты не Баттосай, конечно. Хотя Кеншин баттосаил в начале двадцатого века, а прогресс на месте не стоит… возможно, в девяностые уже и он бы ни шмог. Магические традиции и этикет – для общего развития, ладно уж, пойдет, хотя особого смысла я в них не вижу… лучше бы маггловедение преподавали в расширенном объеме… а вот две последних дисциплины я бы на детский мозг не сажала точно.
То есть по факту отмена этих дисциплин – не минус образования, а плюс, не признак деградации, а необходимая модернизация с учетом окружающих реалий и явным курсом на подстройку под магглов. О как загнула.

Смешно и грустно, мать Моргана.

Давно хотела отметить, ибо с верой и религией такая тема… короче, взрослый человек, 30+ лет проживший в одной вере, не меняет убеждений по щелчку пальцев. Мир Драгон Эйдж – мир, где народ верует искренне и истово, и детей (особенно детей-магов в Кругах) очень серьезно песочат на тему веры. В вере можно разочароваться, можно ее возненавидеть, можно относиться к ней как-то еще, но… но вот попал наш Гарриэт в другой мир, и что мы видим? Не проникнуться, но хоть почитать про догматы и заповеди местных верований он даже не пытался, ага. Внутри себя как-то что-то перестроить со словами «вот это мне подходит» он не попытался тем более. Он просто поминал Андрасте, а теперь поминает Моргану.

Кабалистика – раздел магии по призыву духов и работой с собственным сознанием. Она включала в себя медитации и духовные практики. Ритуалистика давала основы по проведению базовых ритуалов (магическая помолвка, принятие и исключение из Рода, ритуалы на Самайн). Какие полезные вещи, правда?

На старших курсах – допустим. Но для одиннадцатилетки – очевидно, нет. В этом возрасте работать с сознанием – все равно что пытаться создать ледяную скульптуру при +10 по Цельсию. Ну а вопросы помолвки и этого всего должен решать действующий Глава рода, а никак не мелкий шкет (я тоже могу в родомагическую терминологию).

Откуда я знаю? После дуэлинга я как-то выспросил у Флитвика, как он сдавал экзамены. Представляешь, Мастер тоже в своё время учился в Хогвартсе. Нет, не смейся, год я не спрашивал, он всё же мой преподаватель. Так вот, я видел табель Учителя. Высший балл. По всем предметам. Именно там мне и попалось упоминание о ритуалистике.

В табеле обычно все-таки пишут год, когда штудент сдавал экзамены. Впрочем, это детали.

Так что со следующего года мы с Флитвиком будем заниматься ещё и этим. Взамен мне пришлось взять четыре проекта по чарам на лето, которые в октябре нужно будет сдать в Гильдию. Но я доволен, правда. Это очень перспективные разделы магии. Тем более для меня как для последнего представителя чистокровного рода Поттер. Звучало немного напыщенно, но это факт. Чистокровных магов и наследников Рода всему необходимому обучают в доме, ещё до поступления в Школу Чародейства и Волшебства. А сейчас этого нет даже в качестве факультативов!! Нет, я понимаю, большую часть школы сейчас составляют маглорожденные. Но зачем в таком случае было убирать этикет и магические традиции? А фехтование? Эх. Извини, увлекся.

Во-первых, если бы в школе учились одни чистокровные (получающие образование дома), то этикет и традиции в качестве школьного предмета им бы не уперлись как раз по причине домашнего образования. Вот ритуалы у них могли принимать по общим стандартам, чтобы, грубо говоря, выдать человеку лицензию. А то мало ли чему и как его научат дома.
Во-вторых, фехтование – это круто и красиво, и в рыцарей поиграть можно, но против огнестрельного оружия шпага не канает – и кому, как не магглорожденным, знать об этом. А этикет и традиции… ну, реально, лучше бы маггловеденье расширили.

В общем, я не думаю, что экзамены доставят мне проблемы. По программе Хай Кемерона я тоже готов целиком и полностью. Как только выберусь из замка, первым делом разберусь с этим. У меня будут проекты по чарам, я не хочу отвлекаться на что-либо постороннее в плане учебы. И да, поход в горы звучит просто изумительно. Я всеми руками за, но лучше бы тогда это запланировать в августе и поехать туда, где попрохладнее. У меня уже дрожь по коже от предвкушения.

Это она его зовет в горы? Вот не пора ли звонить в полицию, господа? Женщина, о которой нам до сих пор ничего не известно, задаривает пацана дорогущими подарками, приглашает с собой в горы (без опекунов?)... Кстати, минутка географии – в графстве Суррей с горами напряженка, там по большей части лесистая местность и холмы… они что, планируют поездку за пределы графства?

Проклятье, я хочу домой. Нет, друзья и Учитель – отличная компания. И Хогвартс место достаточно интересное. Но я соскучился, и мне зверски не хватает наших прогулок. На территории есть озеро, где-то в третьем альбоме у меня был рисунок. Так вот…. Я бы поплавал, как ты предлагала в одном из писем. Если бы там не обитал ГИГАНСКИЙ КАЛЬМАР. Угу, местное лохнесское чудовище, не смейся. И я не знаю, чем оно питается. С наступлением экзаменов после матча началась аномальная жара. А уж в мантии…. Уф.

Перед матчем Гарриэт упоминает недавно растаявший снег (в Шотландии!!! В мае!!!), а после – аномальную жару… мне что-то жаль людей с мигренью, которым должно быть очень худо.

Утром был экзамен по травологии. Я неплохо сдал, хотя мой цветок постоянно от меня шарахался. Не быть мне садовником, печально. Лучше всех на потоке экзамен сдал Невилл. Травник – умничка, у него растение не только выздоровело, но и зацвело. Единственный из школы, у парня явно дар. Я намекнул мадам Спраут, чтобы она чиркнула пару слов леди Августе. Кажется, она меня поняла правильно. Уверен, Мастера наш юный герболог без проблем сможет получить даже к пятому курсу.

Дело хорошее, но думается мне, что Спраут и так бы заметила талант Невилла.

Следом после обеда была трансфигурация. Макгонагалл долго и упорно искала, на чем меня поймать, даже продержала в аудитории примерно с час. Но в итоге я получил своё Превосходно и поспешил убраться подальше. Знаешь, эта женщина на меня явно обижена. Но я не понимаю, что я такого успел сделать. Не попал на её факультет? Так можно смело всё валить на Распределяющую Шляпу. И вообще, это непрофессионально. Я не обязан быть копией своих родителей, в конце концов.

Что ты успел сделать? Как минимум дважды (а я думаю, что таких случаев было больше) ты грубо нарушил субординацию на ее уроках. И да, кто бы говорил про профессионализм, но только не ты, опытный путешественник и боец, затеявший драку в ночном лесу, когда там бродит убийца.

Энтони вышел из аудитории едва ли не позже меня. Бедный парень был серо-зелёного цвета и дергался от каждого постороннего звука. Я впервые видел, чтобы у него ТАК дрожали руки. Перенервничал, угу. Знаешь, он талантливый в преобразованиях. Намного талантливее меня, я не шучу. И самое важное, что ему однозначно по душе это направление магии. Но если Макгонагалл будет каждый раз выжимать его вот так досуха, я не уверен, что мой Десница сохранит здравый рассудок к седьмому курсу. А он мне нужен. И даже не знаю, что с этим делать.

Не знаю… помочь ему с уроками или там поддержать морально? Говорят, помогает. Кстати, у меня сложилось впечатление, что Энтони ему нужен в качестве подданного, а не друга, а у вас?

А ещё этим злым людям опять от меня что-то надо. По крайней мере, ко мне очень целеустремленно идёт, злая, как Моргана знает кто, староста. Кажется, краем уха я слышал, что близнецы Уизли что-то ей подмешали в еду, из-за чего экзамен по трансфигурации она пропустила. Мир их праху, что я могу сказать. До вечера они вряд ли доживут. Я напишу ещё через несколько дней. И не верь птице, я его кормил.
С любовью, Гарри
P.s. Не планируй без моего участия ничего грандиозного, иначе огорчусь»

Вы как хотите, но эта концовка, да и все письмо в целом, наводят меня на странные мысли.
Дальше идет короткий разговор с Пенелопой, но я его, с вашего позволения, скипну. Скажу только, что экзамены Гарриэт сдает тоже не как все:

чары, дуэлинг и теорию магии я сдаю в том же масштабе, в каком семикурсники сдают специализацию.

Теория магии – это особенно круто, потому что от этого предмета он был освобожден. А как и чему его Флитвик учил – нам неведомо.

А Гарриэт идет к подземельям Слизерина, где встречается с агентом Тонкс. И уже вместе они топают в лабораторию – варить сложное экспериментальное зелье.

- …Ты ведь знаешь, что делаешь, да?
- Разумеется. – цыкнул Поттер, зажигая столб изумрудного пламени на ладони. Милисент невольно замерла, наблюдая за срывающимся с пальцев огнем, и с трудом сдержав порыв дернуть его за руку и осмотреть наличие ожогов. – Идём, тут недалеко. А откуда знаю – там информации уже нет.
Не сказав больше ни слова, он двинулся вперед, свободной рукой сжав её запястье. Милисент опасливо вздохнула и пошла быстрее. Пламя на ладони освещало все на четыре шага вперед, но все равно древний коридор выглядел жутко. Поттер подобных затруднений, похоже, вообще не испытывал, время от времени замедляя шаг и аккуратно огибая зияющие трещины на каменном полу.

***

Эксперимент оказался…. Интересным. Я, конечно, далеко не профи в зельях, но даже так понятно, что в котле бурлит что-то принципиально новое.

Если ты не профи, ты не можешь понять, новое там бурлит или просто то, чего ты не знаешь.

Даже с учетом моей таблицы компонентов, навскидку можно предположить штук тридцать вариантов различных зелий. А ещё запах, который я не мог никак идентифицировать. Но я не стал отвлекать её вопросами, она итак чересчур нервничает. Кажется, ей бы не хотелось вообще отсюда выходить, но экзамены тут спутают любые планы.
- Тебе необязательно здесь сидеть – замечает она, кроша в котел какой-то корень. Отсюда за её локтем мне не видно, какой конкретно.
- Тем не менее…. – фыркнул я, поднимаясь со стула и подходя ближе. Останавливаюсь в трёх шагах от котла безопасности ради. – Должен же кто-то вытащить тебя отсюда до отбоя. У зелья много стадий?
- 172 – автоматически отвечает она, и почему-то напряженно смотрит в котел. Перевожу взгляд и замечаю, что жидкость постепенно светлеет, что бы это ни было. – Это займет много времени.

Сложное зелье с кучей стадий (видимо, оно таки куда сложнее Оборотки)… на первом курсе… мы уже упоминали его, когда говорили про Милисент и палево, но еще раз – это палево.

- Ничего – пожимаю плечами и аккуратно обхожу рабочий стол, опускаясь в наколдованное кресло напротив – Мне намного спокойнее здесь с тобой, чем в толпе сходящих с ума учеников. – прикрываю глаза, задумчиво втянув воздух. Где-то я такое точно чувствовал, а вот где?
- Кстати о толпе…. Тебя не было на чарах.
- Чары, дуэлинг и теория магии у меня в субботу, Флитвик решил, что будет слишком щедро тестировать меня по среднему баллу. Как твой экзамен?
- Нормально. Правда вместо пера я случайно левитировала к потолку стол, но ваш декан, кажется, только обрадовался.

Может, я что-то забыла, но в Чарах, вроде, ценилось не умение жахнуть помощнее, а умение сделать именно то, чего ты хочешь. Я к тому, что агент Тонкс подает дурной пример однокурсникам… или нагло врет и сделала все правильно.
Они посидели, пошаманили над зельем и разошлись.

- Что? – иронично поднимаю бровь в ответ на внимательный взгляд Алхимика.
- Не-не, ничего – поспешно качает головой он – Просто ты будто в зелье удачи нырнул, судя по запаху.
- Знаешь, Алхимик, с моей удачей подобное опасно для жизни – Краснобай слева от меня фыркнул в чай, поспешно пряча за чашкой алый след на щеке. – А это что за трофей? – обращаю внимание я, Краснобай моментально надулся, старательно глядя в другую сторону.
- А это он сделал замечание фигуре миссис Лестрейндж…. – фыркнул Десница, протягивая мне чашку с чаем.

Девушка успела выйти замуж? Ну иначе почему она миссис, а не мисс? Прикольно…
Ну и да, Майкл Корнер (или Захария Смит?) – 11 с хвостиком лет живет на свете… помнится, мои одноклассники в этом возрасте к старшим девочкам не клеились. А когда уже нам было по 16-17, мы для пятиклашек были взрослыми тетьками и дядьками, и они к нам уважительно не лезли. Про фигуру никто не говорил. (А даже если бы и сказали – ниже нашего достоинства было бить малышню).

- Кэтрин Лестрейндж? Староста Слизерина? – цыкнул я, качнув головой. Благодарно киваю Голдштейну, делая долгий глоток. – Краснобай, тебе жить надоело?
- Да я же в хорошем смысле. И вообще…. По лицу-то за что…. – буркнул окончательно смутившийся однокурсник, наша Мисс Префект сокрушенно закатила глаза.
- В хорошем смысле, Краснобай, надо либо с букетом и бутылкой вина, либо на почтительном расстоянии, знаешь ли – фыркнул я, за столом раздаются приглушенные смешки. – А если серьезно, запустила бы она в тебя фамильным проклятьем от обилия эмоций, мадам Помфри до выпуска бы тебя собирала.
- Откуда такие познания, Поттер? – вмешивается в разговор Пенелопа Кристалл, а я уже ощущаю на себе взгляды присутствующих.

Кстати, вполне логичный вопрос! Откуда у первачка познания в искусстве подкатов и ухаживаний?

Краснобай воспользовался моментом и пересел на дальний конец стола к квиддичной команде.
- А книги на что? - спокойно возвращаю взгляд – И вообще, у меня глаза и уши есть, по сторонам я вроде как смотрю. Внимательно. – Дэвис за моей спиной самым банальным образом ржёт, а наша староста отчаянно краснеет. Так-так, и что я такого сказал?

Мало ли, может, она думает, что ты ее спалил за обжиманиями с кем-то. Ты бы поаккуратнее был все же…

- Молчи уж, внимательный ты наш – бурчит она, не глядя на меня. – Лучше готовьтесь к зельям и астрономии завтра, оба экзамена в один день.
- Какая астрономия?! – возмущенно поперхнулся Алхимик, с трудом проглатывая кусок пирога, который до этого увлеченно жевал – Я ночью спать хочу! Тем более после зелий! – ужаснулся он.
- Зелья тебе в помощь. – пожимаю плечами, делая очередной глоток. – Нам понадобиться по паре флаконов восстанавливающих.
- Так у слизеринки своей ….- начал было Алхимик, но осекся, наткнувшись на мой внимательный взгляд – Ну в смысле, вы же вроде зелье варили.
- Я не буду её дергать из-за такой мелочи. Если запасов не осталось – покупай. Деньги верну через гоблинов. Все, отбой разговорам. У нас ещё подготовка – спокойно пододвигаю к себе какое-то блюдо, рядом слышу, как хмыкнула староста. Что? Ничего я такого не сказал, не надо.

Так. Нам обещали домашний уют, но если ЭТО он, то я отказываюсь судить об уюте. Со своей свитой (будем называть вещи своими именами – они не друзья) Гарриэт холоден и не очень-то вежлив, относится к ним откровенно потребительски («хочешь спать – ну свари себе зелье, и нам, кстати, тоже», это как вообще?!). Он даже не пытается разрядить ситуацию, хотя не переломился бы, сказав «не парься, бро, все ты сдашь» или что-то в этом духе. При этом мы четко видим принцип «все люди равны, но некоторые равнее»: сами мы к котлу не встанем, Милисент из-за такой мелочи, как допинг для всей честной компании, мы дергать не будем, а что Майкл (или Захария?) должен жертвовать своим временем для подготовки к экзаменам, своими ингредиентами и своими же деньгами – так ничего страшного, а деньги мы вернем через гоблинов.
На этом глава кончается, а я жду ваших мнений.))
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 24

Онлайн
Гексаниэль
Привет! /достает лютню/ Добавлю, что ли, музыки в новый обзор, а то очередная глава уныла чуть более, чем полностью.
"(Не)Хоук и философский камень", глава 23.

Примечание: квиддич глазами автора и главного героя выглядит одинаково, а решение сдержать свое слово пока занята остальная часть школы - вполне себе логичное. Не говоря уж о том, что взаимоотношения Хоука и Милисент раскрываются именно в таких моментах наедине.

Твоя воля слабей нашей песни чар,
Сон прими из рук, как волшебный дар,
Умирает день, наступает ночь –
Даже крест не сможет тебе помочь…
Или как-то не особо преувеличила. /проводит пальцами по струнам/

Приятного чтения!
Следующие несколько дней прошли в штатном режиме. Я вышел из больничного крыла, посетил пару подготовительных занятий по зельям, исключив из своего расписания подготовку по чарам и трансфигурации.

Хм… нет, пожалуй, лучше вот это:
Какое небо голубое,
Мы не поклонники разбоя,
На дурака не нужен нож,
Ему с три короба наврешь –
И делай с ним, что хошь!
Лохотрон таки в действии. Мало того, что непонятно, чему и как Гарриэт учится у Флитвика, так Флитвик ему еще и по другим предметам палки в колеса ставит, а он, дурень, и рад.

Макгонагалл хотела было возмутиться, но при виде короткого разрешения Учителя была вынуждена промолчать. Снейп при виде меня скрипел зубами, но зачеты поставил.

А вечером они вдвоем раскрутили Флитвика на огневиски. Ибо с Филиуса причитается за то, что они такие шелковые с его ручной имбой.

Практику по зельям я сдавал исключительно с помощью Милисент, не знаю почему ни одно зелье после Запретного леса не получается у меня как надо.
Поначалу она пробовала следить за моими действиями. Но после третьего расплавленного котла плюнула на эту затею с астрономической башни. При том, что с теорией и следованию инструкции у меня не было никаких проблем. Так что теперь я занимался исключительно подготовкой ингредиентов, к этому самому котлу стараясь не приближаться.

Ну что ж, надеюсь, нам расскажут о причине сего в пределах фика, а не оставят на сильное потом.

За несколько дней до начала экзаменов Хогвартс гудел как растревоженный улей. В ответ на мой наивный вопрос: «А что, собственно, случилось?» Дэвис и мисс Префект дружно прописали мне подзатыльник и посоветовали спуститься на грешную землю.

Если коротко, то Гриффиндор решил брать квиддичем. Дал по башке Хаффлпаффу, дал по башке Рейвенкло и готовился выяснять отношения со Слизерином. Потому все и напряженные такие – решается судьба кубка по квиддичу.

И если мне на всю эту суету было попросту всё равно, то остальная школа просто бурлила эмоциями. Количество скандалов в коридорах достигло своего апогея, а Маркус Флинт и Оливер Вуд накануне матча оба слегли в больничное крыло с разукрашенными лицами. Капитаны звездных сборных, как видно, очень горячо обсуждали стратегию. Нет, с одной стороны ситуацию я понять могу.
Несколько сотен детей и подростков благополучно заперты в замке весь год. Не считая Хогсмида, в который походы строго регламентированы. Квиддич – один из доступных источников развлечения. Все остальное либо упразднено, как дуэльный клуб, либо развлечениями назвать довольно сложно. Те же «плюй камни», выплескивающие в лицо игроку нечто мерзкое, лично у меня не вызывают ничего, кроме отвращения.
Даже в Круге ситуация не была настолько печальной.

Ой, да неужели! Вообще-то, очутившись в Хоге, средний попаданец-маг из Драгон Эйджа может решить, что он в рай попал. Вот смотрите:
- храмовники и Церковь над душой не стоят;
- из семьи не забирают, можно писать родителям письма и ездить домой на каникулы;
- нет Тени и демонов, а значит, нет постоянной опасности стать одержимым и помереть;
- вместо внутреннего дворика невеликой площади, куда не всегда разрешают выходить – дофигалион гектаров вокруг замка, куча развлечений (квиддич, плюй-камни, шахматы, «догони меня кальмар» и прочая, и прочая), можно гулять до ближайшей деревни и тоже отрываться;
- и самое крутое, что после всей этой крутейшей школы маг не остается тут же пожизненным пленником, а может устроиться в волшебном обществе (или даже в маггловском при должной маскировке!), и никто его не тронет, пока он блюдет законы.

Да, у нас были церковники над душой.

И ты сам писал о телесных наказаниях и прочих жутких вещах.

Но и программа обучения была более динамичной.

Ой, все. См. выше про динамичность. Сидят дети в башне, ни погулять, ни в мячик поиграть, прыжок на месте – попытка улететь…

Не говоря уж о практике, объединениях команд,

Чего?!

многочасовых исследованиях и спорах между участниками. А здесь…. Юные маги практически предоставлены сами себе, неудивителен такой уровень общей помешанности на квиддиче даже среди маглорожденных. Для последних, кстати, такая блокада наверняка ещё тяжелее, по сравнению с потоком информации в маггловском мире.

Ну, во-первых, поток информации в начале девяностых и конце десятых – это две большие разницы. Во-вторых, поток информации, получаемый попаданцем и аборигеном мира – тоже две большие разницы: когда речь идет о привычных вещах, объем информации не так остро чувствуется. А в-третьих, какая может быть блокада и скука, когда перед тобой ЦЕЛЫЙ ВОЛШЕБНЫЙ МАТЬ ЕГО ЗАМОК?!!
Знаете, у меня ощущение, что это такой «зелен виноград». В жизни все мы магглы, никому из нас не светит превратить мышь в табакерку или полетать на метле, так пусть хоть наши герои убедят нас в том, что не очень-то и хотелось…

Но это не отменяет моего раздражения по поводу того, что субботнее утро мне придется вместе со всей школой мерзнуть на квиддичном поле. Несмотря на растаявший снег, погода все ещё довольно сырая.

За неделю до летних экзаменов – это либо май, либо июнь, самое начало. И Гарриэт говорит о снеге так, будто он совсем недавно сошел… в начале мая… простите, где у него Хогвартс находится? Это ж погодная аномалия уровня «в Шотландии случилось Заполярье».
И таки да, когда посещение матчей стало обязательным?

А я день ото дня становлюсь чувствительнее к температурным сбоям, да и магия бурлит так, что порой на стенку лезть охота. Флитвик, заметивший мое состояние, поздравил с началом малого совершеннолетия. Один из ключевых этапов в формировании магического ядра для любого мага. Содрогаюсь от мысли, что со мной будет, когда начнется созревание физическое….
Я сейчас-то еле-еле себя в руках держу, а дальше что мне делать на фоне гормонов и остальных прелестей?!

Я бы придралась «откуда про гормоны знаешь?!», но не буду – он уже пытался в нейрофизиологию, я на это уже бухтела, лень бухтеть на эндокринку.

Учитель, правда, посоветовал не паниковать и выплескивать энергию в более мирное русло. Так что я до черных точек в глазах изводил себя тренировками. В тайне от остальных, потому что ещё одной ссоры с Милисент я просто морально не выдержу и сделаю что-то глупое. После моего выхода из больничного крыла она три дня отказывалась со мной разговаривать. Пока Голдштейн не взвыл и не запер нас обоих в пустом классе, забрав палочки. Потому что свое «хорошее» настроение я срывал на ком угодно, кроме неё. А Энтони находился рядом чаще всех остальных.
Мне пришлось долгих полтора часа пересказывать практически все, что произошло в лесу.

Что там, интересно, можно полтора часа пересказывать?

…я абсолютно серьезно пообещал быть осторожнее. В конце концов, у меня и впрямь нет планов лезть на рожон. Воландеморт себя не проявляет, а шрам под теневой печатью молчит. Меня три дня трясло и лихорадило после пребывания в Тени, особенно по ночам. Но результат этого явно стоил.

Так. Видимо, Тень у нас тут таки есть. И это валит фик на корню, потому что будь здесь Тень – про демонов и одержимых все бы знали, и магам так же, как в ДА, не давали бы даже пикнуть. И точно не было бы такой лафы попадану – его бы вычислили моментом.
Ладно. Пошел он, короче, матч смотреть, и нельзя просто взять и не высказать свое очень ценное мнение.

Во всей этой игре мне непонятна одна-единственная вещь. Зачем здесь нужен комментатор? Нет, серьезно. Зачем? Никто на трибунах его не слышит, кроме тех, кто сидит достаточно близко. Лично я разбираю только окончания восклицаний Джордана и иногда явные ругательства Макгонагалл.

Ну кто тебе виноват, что ты глухой… в каноне даже игроки все отлично слышали.

Все остальное заглушают болельщики, а игрокам так и вовсе не до лирических оценок собственных действий.
Особенно охотникам. Точнее охотницам. Ауч, битой по голове получить больно. Бедная Джонсон. Хотя нет, Спиннет мне жаль сейчас гораздо больше, влетевший в поясницу бладжер её явно не порадовал. И я не думаю, что обошлось без переломов. Колдомедицина, конечно, все лечит, но мать моя Моргана – это же безрассудно. Ну, охота девушкам играть в квиддич, ну сформируйте вы женские сборные и расширьте график игр!

Мерзкий сексист! ЧСХ, в его мире к теме равноправия отношение занятное. В том же Ферелдене женщина-рыцарь, женщина в ополчении, женщина в городской страже – норм явление, дворянам не западло учить дочерей сражаться, и даже в специфических воинских орденах (типа Серых Стражей) женщин меньше, но они таки есть. Пророчица Андрасте, опять же, была полководцем и славна как раз своей доблестью.

Я ничего не имею против девушек в спорте, но один Монтегю всех трех охотниц просто задавит собственным весом и не заметит. Про Флинта молчу. Двухметровый слизеринец ладонью ПОЛНОСТЬЮ накрывает немаленький квоффл. И швыряет его через полполя так, что любой метатель ядра позавидует. Я со своим зрением и то вижу только контур. Размытый, и только когда щурюсь.

Ну, про метателей ядра не спрашиваем, но комплекция и сила Флинта вышли где-то на уровне Халка. Окститесь, ему 15 лет, и гигантизм ему вроде не ставили.

Оливер Вуд ловит бладжер под ребра и падает с метлы. Гриффиндор остался без капитана, а игра превратилась в банальную рубку и давку. Близнецы Уизли уже вовсю орудуют битами, не заботясь, бьют они по бладжерам или по телу. Флинт, не обращая внимания на сломанную в локте руку, ударом кулака сбивает Спиннет, и та тоже здоровается с землей. Спиной и затылком. Бедная девушка. Квоффл между тем методично летит в ворота гриффиндорцев, лишившихся охотницы и вратаря. Слизерин уверенно увеличивают отрыв. И, на мой взгляд, уже не важно, кто поймает мордредов снитч. Хуч, как судья пытается навести порядок, и сама едва не подставляется под бладжер. Дура.

Действительно дура, но она не виновата, ее Конфундусом огрели… как и всех присутствующих. Иначе они бы вспомнили, что волшебники, и Конфундус Максима или еще какое-нибудь заклинание на игроков привели бы к вынужденной остановке игры. А там – минус 100 баллов с обеих команд, и либо играете нормально, либо дисквалификация, а кубок отдадим Рейвенкло.

Так все. Мне это надоело. Не отрицаю, магам крови по душе насилие…. В разумных пределах. Но это просто бессмысленный бардак.

Сказал тот, кто помнил Ульдреда и его кровавую баню – ну-ну.

Скользнув взглядом по слизеринской трибуне, замечаю Мили, очень внимательно рассматривающую собственные колени. Аккуратно пробираюсь мимо Краснобая и Алхимика, целеустремленно направляясь к ней.
Касанием руки привлекаю внимание и взглядом показываю на выход. Она иронично поднимает бровь и показывает мне кивком на преподавательскую трибуну. Цыкаю и перевожу глаза на табло, выразительно обведя взглядом поле. Слизеринка вздыхает. Ощущаю тычок локтем, когда она проходит мимо. Ясно: «Если что – ты сам виноват». Да кто спорит? Ну не по душе мне бессмысленно тратить время. А её вроде бы интересовали травы в запретном лесу. Вот и ладушки. Пока вся школа смотрит матч, включая Хагрида, лучшего момента туда пройти нам просто не представиться. Хмыкаю и прохожу следом, придержав её за руку на лестнице. Ненавижу лестницы.

Хе-хе. Сейчас мы переключимся на Милисент, а я вам скажу, что у меня по ее поводу появились подозрения…

- У тебя змея на плече, ты знаешь? – иронично замечает слизеринка, с трудом продвигаясь следом за ним между деревьями. Поттер кончиками пальцев спокойно коснулся головы рептилии каким-то очень медленным и ласковым движением.
- Рунослед. Но он ещё мал, и в это время года у них не скапливается яд – не оборачиваясь, поясняет райвенкловец. На ходу он нагибается и срезает нужные растения, тут же передавая ей. – Ну, то есть, яд-то у него есть. Просто в меньшей токсичности и концентрации, у них гнездо недалеко.
- И тебе не страшно? – поражается она, на автомате убирая растения в сумку – У тебя ядовитый змеёныш на плече! И кстати, с чего ты взял, что это мужская особь?
- У самок тверже лобная кость – будничным тоном отзывается Поттер. Вот так запросто. Как будто о сортах гвинта рассуждает.

Ну, во-первых, мне жалко бедную змейку, у которой не произошло окостенение черепа и которую всякий пришибить может. Во-вторых, подросток, будничным тоном обсуждающий сорта алкоголя – зрелище сюрреалистическое. А в-третьих… откуда эти ассоциации у самой Милисент, ась?

Слизеринка фыркнула, наблюдая, как он аккуратным движением опускает змею на землю, не разжимая губ, будто что-то шипит. Змей уползает, а райвенкловец поднимает на неё взгляд. – Что?
- Ты что, со змеёй разговаривал? – нервно смеется Милисент, ближе прижимая к себе сумку.
- Допустим – без улыбки пожал плечами Поттер. На то, что она на секунду поперхнулась, он не обратил никакого внимания и пошёл вперед.
- Погоди, ты не шутишь? – оторопевшая слизеринка едва смогла его догнать и едва не налетела, когда он резко остановился. Поттер медленно развернулся и в защитном жесте скрестил руки на груди, кусая нижнюю губу. Она знала это его выражение. Райвенкловец явно подбирает слова, от раздражения не зная, как выразить свою мысль.
- Шучу? А что, похоже? – хмуро отзывается он, в интонации едва заметно проскальзывают рычащие нотки. В последнее время он практически моментально мог выйти из себя, даже если секунду был во вполне благодушном настроении.

Не понимаю, чего он так взъерепенился.

Слизеринка обреченно вздохнула. Наблюдать за сменой его эмоций, конечно, было интересно, но все равно оставляло неприятный осадок. Аккуратно протянув руку, она расправила складки его мантии. Просто предлог, на самом деле. Райвенкловец повел напряженными плечами и вздохнул. В его взгляде мелькнуло что-то похожее на усталость и признательность.

Теперь о моих подозрениях. Я думаю, Милисент – не та, за кого себя выдает. Это НЕ девочка 11 лет от роду – я бы дала ей не меньше 14-15 по поведению (а после ее замечания о гвинте – все 17). Но прежде, чем я выдвину гипотезу, приготовьтесь, ща буит мясо.

- Я всегда умел говорить со змеями. Впервые я это обнаружил в маггловском зоопарке. Стихийно выпустил какого-то бразильского удава на своего любимого кузена – более мягким тоном заговорил Поттер, чуть улыбнувшись. И тут же потянул её за руку дальше. Даже в перчатке она чувствовала его холодную ладонь.
- И что кузен? – поинтересовалась Милисент, подстраиваясь под его шаг. Поттер явно шел медленнее, чем привык. Так что ей это не составило труда.
- А что кузен? – риторически уточнил Поттер – Вымок, позаикался с полчаса, выпросил у родителей две лишние игрушки – на этих словах он презрительно фыркнул.

И когда, позвольте спросить, он побывал в зоопарке? Фик таки да, захватывает этот момент времени, но про сам поход в зоопарк не сказано ни слова. Вообще. Совсем. А теперь вдруг это вылезло – как обычно, ниоткуда.

- И тебе не попало? – уточнила она, заинтересованно склонив голову. Райвенкловец крайне редко говорил о своей жизни вне Хогвартса. Только в общих чертах она знала, что помимо магии он заочно обучается в Хай Кемероне, а дом его родственников находиться где-то в Сурее, в Литл-Уинкинге.
Ещё он периодически с явным теплом упоминал некую «миссис Джоан», которой писал очень длинные письма, а на любые подколки на эту тему отвечал жестко, не считаясь с приличиями.

Что за подколки, если речь идет о пацанах 11 лет?

Как-то после одного неосторожного слова он даже надолго на неё обиделся и демонстративно отстранился на весь вечер, оттаяв только к отбою после долгого и нудного разбора по зельям.
- Я что, дурак? – хмыкнул райвенкловец, и Милисент сразу же отвлеклась от своих мыслей, забирая очередное растение из его рук. – Как только Дадли поднял крик, меня уже там давным-давно не было. К тому же, к тому времени я успел проголодаться, так что это послужило только лишним поводом выйти наружу. В дом я вернулся к вечеру, а там всем уже было не до меня.
- И часто ты так? Сбегаешь из дома? – поинтересовалась она, надеясь вытащить из него больше подробностей. Сейчас он выглядел расслабленным и спокойным.

Он типа объяснил нам причины частых смен настроения (фанонячкой), но меня они таки не убедили. Ну да ладно.

Взмахом палочки очистив поваленный ствол от налипшей грязи и листьев, Поттер сел и задумался, прикусив губу. Милисент опустилась рядом, осматриваясь. Ей приходилось пару раз бывать в магических лесах, но этот действительно по атмосфере был чем-то особенным. Здесь тянуло какой-то древностью и спокойствием.
- Да не особенно – дернул плечом он, выныривая из своих размышлений. Ещё один из его нервных жестов, если по лицу и голосу прочесть ничего невозможно, то жестикуляция всегда его выдавала – Да и дядя с тётей не сильно против, если я меньше буду мозолить глаза – бросив на неё короткий взгляд, Поттер цыкнул и привычным движением наложил согревающие чары.
Милисент про себя улыбнулась, сделав вид, что распределяет травы в сумке. По всему выходило, что отношения у него с родственниками не очень хорошие. Но, зная независимого и гордого Гарри Поттера, он никогда не признает, что его что-то тяготит. До тех пор, пока это не будет слишком сильно давить на него. А она всё ещё обдумывала идею с приглашением на лето. Спросить напрямую она боялась, но и найти подходящий повод при этом не могла. Приближался конец года, времени для решения оставалось всё меньше. А если она заикнется о его отношениях с родственниками…. Нет, его это явно только разозлит.

Вообще в 11 лет это делается проще. «Если хочешь нажраться – нажремся хоть сейчас, но только по-культурному, не так, как в прошлый раз!» Ой, нет… ну просто «Гарри, хочешь приехать ко мне на каникулы? Я напишу родителям, спрошу, можно ли».

- А где вы нашли единорога? – через время поинтересовалась слизеринка, прекратив, наконец, перебирать растения.
- Далеко. – качнул головой Поттер и нахмурился – Туда я тебя точно не поведу.
- Почему? – моментально вскинулась она – Я могу за себя постоять.
- Милисент! – шикнул райвенкловец, поднимаясь на ноги. Милисент только фыркнула, про себя улыбнувшись явному беспокойству в его голосе – Во-первых, мы все равно не успеем. И во-вторых, там тебе точно делать нечего. – Поттер глубоко вздохнул и опустился перед ней на корточки, аккуратно заглянув в глаза – Я могу что-то ещё для тебя сделать?
На секунду слизеринка растерялась. Не столько от вопроса, сколько от его тона. Поттер, когда хотел, действительно мог выразить всё своё отношение в паре слов. А сейчас в его голосе прозвучало столько заботы, что она смутилась.
- Нет, ингредиенты вроде все – прокашлявшись, ответила она. И сразу встала, направляясь обратно – Думаю, нам стоит вернуться, пока никто не хватился – несколько нервно добавила Милисент, не оборачиваясь. Поттер за ей спиной как-то многозначительно хмыкнул, отчего она снова покраснела и еле удержалась, чтобы не врезать ему локтем под ребра.

Как верно отметила Laini, это единственный момент главы (и как бы не фика), когда Милисент ведет себя на свой возраст. На свой заявленный возраст, прошу прощения…

- Вернёмся. Идём, здесь есть путь намного короче, выйдем как раз ко входу на поле. – ровным тоном заметил он, за руку потянув её в другую сторону. Милисент молча пошла следом. К полю они действительно вышли быстро и встали в тени деревьев. Мимо проходили гриффиндоские болельщики с бледными, траурными лицами
– Король умер, да здравствует король – несколько язвительно прокомментировал Поттер, слизеринка негромко посмеялась в перчатку. – Ладно. Увидимся чуть позже, дай мне знать, если тебе снова понадобиться моя помощь. – чуть улыбнувшись, райвенкловец выпустил её руку и практически моментально растворился в толпе.

Вот и все. А теперь… я обещала сказать свои догадки и некоторые факты по поводу Милисент.

Итак, Милисент:
- смешивает понятия волшебного и неволшебного боя (глава 4, Авада между глаз);
- иногда выдает очень неадекватные реакции, особенно в ответ на голословные обвинения и при упоминании Азкабана (глава 4, разговор с Роном);
- взрывает простое зелье (глава 7), но читает сложные научные труды и выполняет сложный проект по предмету, опережая программу (глава 13 и далее);
- без напряга применяет боевые заклинания (глава 19, раскрошила манекен во время ссоры с Гарриэтом);
- немного знает за крепкие напитки (глава 23);
- явно старше 11 лет (поведение в целом);
- и не пьет оборотку литрами...

Агент Тонкс, перелогиньтесь!
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 21

Онлайн
Гексаниэль
Привет! Я собрала волю в кулак и продолжаю оборзевать на фик "(Не)Хоук и философский камень". Глава 22.

Примечание: в моем повествовании взрослые волшебники будут принимать далеко не пассивное участие. Например, с моей точки зрения, после той канонной "отработки в Запретном лесу" Люциус Малфой примчался бы в Хогвартс хотя бы просто удостовериться, что с единственным сыном и наследником ничего не случилось, что он действительно цел и здоров. Уж о желании заавадить директора с заместителем за такую отработку я молчу, Люциус по-любому бы был в бешенстве и своем праве.

Ну что ж, померяемся тогда хэдкрабканонами. С моей точки зрения, Люциус – сын своего времени и своего общества. Времени, когда учеников подвешивали к потолку за лодыжки и воспитывали розгами, и общества, для которого всякое членовредительство – это норма. Прожигающие язык конфеты, спортивные игры на высоте 10-20 м от земли, уроки, на которых может рвануть что угодно и когда угодно – это норма. Был бы он зол, узнав, что его сына отправили в Запретный лес? Скорее всего, он бы сказал: «Идиот, не надо было попадаться!»
Насчет «в своем праве» и желания заавадить. В своем праве были как раз МакГонагалл и Дамблдор, которые сочли такое наказание приемлемым, а компетентность Хагрида – достаточной для назначения такой отработки. А Люциус – клейменный преступник, еле отмазавшийся от Азкабана – мог за попытку кого-то заавадить (применить Непростительное заклятие и прочая, и прочая) пойти под суд.

Августа Долгопупс несмотря на внешнюю строгость остается бабушкой Невилла. Бабушкой, у который сын и невестка в отделении для душевнобольных и на руках которой остался горячо любимый внук. Так что в совет попечителей она входит априори уже хотя бы за счет богатства и длинны родословной.

Вы видите связь последнего предложения с предыдущими? И да, «занимать почетную должность по знатности и богатству» и «работать на этой должности и иметь реальные полномочия» — это две о-очень большие разницы.

А уж как она любит Дамблдора с его "всеобщим благом" и его Орден Феникса в частности - отдельная песня. В общем, постараюсь все это раскрыть, а пока - приятного чтения!

Кстати, может мне кто-нибудь объяснить, откуда пошла эта ересь? Фрэнк и Алиса были членами Ордена Феникса. Августа явно считала сына сильным и отважным мужчиной, наверняка она уважала его выбор. К тому, что с Лонгботтомами произошло, имеют непосредственное отношение не орденцы, а Пожиратели смерти Лестрейнджи с младшим Барти Краучем. С каких карасей при таких вводных Августа не любит Дамблдора – виднейшего человека в оппозиции Володьки?! Разве что по логике «ты моего мальчика на верную гибель послал», но, имхо, это не в характере Августы.
Ладно, давайте уже к тексту главы…

- Где он?! – зло прошипел Люциус Малфой, вихрем вылетая из камина и даже не потрудившись сбить пламя с плаща.
- Люциус…. – начал было успокаивающе зельевар, но был тут же перебит взбешенным до крайности блондином.
- ЧТО ЛЮЦИУС?! ГДЕ ЭТА СТАРАЯ СВОЛОЧЬ, Я ТЕБЯ СПРАШИВАЮ?! И ГДЕ БЫЛ ТЫ, КОГДА МОЕГО СЫНА ОТПРАВИЛИ В ЗАПРЕТНЫЙ ЛЕС?! – на грани с шипением выплюнул Малфой, вынимая палочку и опасно сощуриваясь. Снейп планомерно начал обходить стол.
- Люциус, я узнал десятью минутами раньше тебя. Я не мог….
- Не мог?! Не говори мне, чего ты не мог, Северус Тобиас Снейп! Штатный шпион Темного Лорда в ногах валялся у главы Ордена Феникса, чтобы спасти грязнокровку. Но при этом пальцем не пошевелил ради собственного крестника!

И эта истеричка – Люциус Малфой? Сиятельный аристократ, как его любят величать, и вот это все?

Лицо зельевара стало белее бумаги и приобрело нездоровый оттенок. От пущенного Малфоем заклятья он уклонялся рефлекторно, чувствуя, как срезало волосы на макушке. За спиной с жалобным лязгом разнесло какой-то шкаф.

Порча школьного имущества, нападение на преподавателя, ай-яй-яй, как нехорошо… это пока еще злостное хулиганство или уже не тянет?

- Люциус…. – вышедшая из камина бледная Нарцисса мягко положила руку на напряженное запястье мужа – Дорогой, наш сын ждет в Больничном крыле. Идём.
Старший Малфой очень медленно опустил палочку, шумно выдохнув сквозь сжатые зубы. Бросив на зельевара уничтожающий, презрительный взгляд он первым вылетел из кабинета. Нарцисса медленно обошла стол и слегка встряхнула растерянного мужчину за плечо.
- Не переживай, Северус…. Он просто нервничает. Мы тебя любим. Драко тебя любит – успокаивающе шепнула она и тоже пошла к выходу.
Снейп проводил её долгим, тоскливым и пустым взглядом. Простояв так ещё несколько долгих минут, он встряхнулся и взмахом палочки убрал последствия разрушений, уже на ходу призывая несколько флакончиков с зельями. Раз уж он не сумел защитить Драко, то помочь, по крайней мере, обязан.

Здесь и далее я зрю ООС семейства Малфоев. Они любят сына, тут никто не спорит, но все-таки в каноне Люциус пытался вырастить настоящего мужика (в Люциусовом, иссессина, понимании), тогда как Нарцисса пыталась Драко опекать, насколько это было возможно. Ну, помните слова самого Драко – «отец хотел отправить меня в Дурмстранг, потому что школа хорошая, но мама была против, потому что это очень далеко». И в ситуации, когда Драко угрожает некая опасность, они бы вели себя с точностью до наоборот – Нарцисса бы волновалась (но таки без швыряния предметами, Блэк она или где вообще), а Люциус пошел, опять же без истерик, выяснять обстоятельства дела – может, там не так все страшно.
А мы переносимся в Больничное крыло. Там у нас Гарриэт.

– Как вы себя чувствуете?
- Хм…. – сосредотачиваюсь и выдыхаю. Лоб тут же дергает явной болью, будто бы к нему прижали раскаленную кочергу – Больно, но уже не так. – вру, очень больно. Но если скажу правду, меня оставят здесь. А до экзаменов всего неделя.

Ну предположим, хотя опять отдает временной петлей.

Колдоведьма провела надо мной палочкой и нахмурилась. Осмотр явно показал, что я в порядке, судя по тому, как она поджимает губы. Мысленно усмехаюсь, ведь в Круге хочешь или нет, а притворяться научишься.

Не поняла. Почему Помфри хмурится? Разве что не может понять, откуда боль, если все в порядке… и про Круг тоже не поняла.

Хорошо, мне есть о чем подумать, потому что ситуация складывается отнюдь не веселая. Я знал только одного мага теоретически способного убить единорога, не схлопотав при этом проклятье на кровь. И только на него мог так среагировать шрам.

Я снова упустила момент, когда он разжился инфой. Кстати, в первых главах Гарриэт был уверен, что это просто шрам – и больше ничего. Нам не показали хода его мыслей, поэтому мы не знаем, как и почему он пришел к выводу, что его шрам вообще может на кого-то реагировать.

Кстати, насчет шрама было ещё интереснее. Я начал чувствовать в нём…. Что-то, что не могу идентифицировать. Примерно такое же ощущение у меня было, когда я впервые попал в Тень.
В связи с этим мой вечный и животрепещущий вопрос: «Что делать?». Ну да, Гарриет Амелл Хоук – не совсем Гарри Поттер, пусть и занял его тело. Но это не значит, что мне по силам справится с магически одаренным то ли воскресшим, то ли вообще не умиравшим никогда Темным Лордом. Тело-то в тот Хэллоуин так и не нашли.

Знаете, что меня бесит? Нет, не отсутствие рефлексии на тему смерти ни в чем не повинного ребенка, а вот эта вот пассивная диффузия инфы из воздуха напрямую в мозг. Герой знает то, что автор велел, а читатель чешет репу – откуда дровишки?

Даже с учетом магии крови, половину приемов которой я сейчас воспроизвести просто не в состоянии, у меня мало шансов. А ещё шрам.
Шрам – это проблема. Причем гораздо более серьезная, чем гипотетически находящийся где-то рядом Воландеморт. Потому что в нём что-то определенно есть. И это что-то моментально просыпается рядом со своим создателем. Не говоря уже о теоретическом влиянии «лишней» магической сущности во мне. Эх, Андерс, Андерс…. Не думал, что когда-нибудь окажусь в шкуре одержимого, как бы мне сейчас не помешал твой совет.

Ага, конкурента опасаемся, да? А то ведь ты сам живешь в чужом теле, аки чертов демон, уже два года, и тебя этот факт ваще не колышет.

Кроме Воландеморта есть ещё одна личность, в адекватности которой я начинаю сомневаться. И не надо мне говорить, что уважаемый директор решил «случайно» отправить группу первокурсников туда, куда по хорошему должны первыми идти авроры самим же светлым магом всея Британии возглавляемые. Вопрос в том: зачем? Столкнуть с Воландемортом? Так тот итак должен желать мне всего наилучшего, потеряв по моей милости годы труда Корифею в задницу. Не говоря уже о влиянии и магической силе. Так нахрена?

Даже не знаю… может, чтобы ты его добил? Можно подумать, кто-то в этой школе еще не знает, что ты силен, могуч и способен духа по стенке размазать, не особо напрягаясь. Ну… или он тебя…

Лоб очередной раз дернуло болью. Мордред, я даже думать не могу! Решено. Сначала – шрам. Что бы в нем ни сидело, мне надо это вытащить. Или хотя бы погрузить обратно в стазис, иначе это никуда не годиться. Я же попросту рехнусь и заработаю интоксикацию, постоянно принимая обезболивающее. Так, Хоук, глубокий вдох! Закрываю глаза, откидываюсь на подушки, чувствуя во лбу сконцентрированное ощущение этого «чего-то». Постепенно весь остальной мир уходит на второй план. Кажется, кто-то отодвинул ширму…. Сознание окутывает холодом, и я проваливаюсь в Тень.

А мы переносимся к Милисент.

Милисент хмуро смотрела в собственное зелье, которое не приобрело нормального бирюзового цвета. Сегодня у неё решительно ничего не получалось с самого утра. Сначала Филч придрался к ней в коридоре из-за разбитой вазы. И не важно, что эта самая ваза была тут же восстановлена заклятьем. Потом Макгонагалл со своим дурацким повторением пройденного и истеричным снятием баллов.

МакГонагалл – истеричка… боооги… женщина, по которой обревелся бы Доминион Альдмери, родись она в другом мире и у родителей иной расы (обревелся бы, потому как в гробу она видала их идеологию) – истеричка. И да, разве это не нормально – повторять пройденный материал, чтобы от зубов отскакивал?

Теперь ещё и не выходит до абсурда простое восстанавливающее зелье.
А причина её беспокойства совершенно наглым образом отсутствовала на занятиях.

Если даже те, кто хорошо к тебе относятся, думают о тебе в таком ключе – заметьте, даже в своем беспокойстве Милисент употребляет слово «наглый» - стоит задуматься о том, как ты ведешь себя с близкими. Не уверена, что автор думал об этом, но так и получается.
Зачитала я тут недавно упоротый фик про родомагию, так там было нечто похожее – глядя на изменившихся Сириуса и Гарри, Люциус отмечал их красоту… и вроде как целью было донести до читателя восхищение, но по факту – эта красота была описана как нечто настолько холодное и противоестественное, что я поаплодировала выдержке Люца. Я бы от таких раскрасавцев драпала, теряя тапки, а он с ними поздоровался...
Вот тут оно же. Пролезло помимо авторской воли.

На прямой вопрос Голдштейн только развел руками. Как Поттер умудрился угодить в Больничное крыло на этот раз, ему было неизвестно. И всем остальным тоже. Колдоведьма в категоричной форме никого не пропустила, разве что Флитвика. А тот в свою очередь не сказал ничего определенного. «Теперь всё будет в порядке» - что конкретно «всё», побери вас Моргана?!
Зайдя в Большой Зал, раздраженная слизеринка бросила взгляд на стол райвенкло. Место между Голдштейном и Корнером пустовало. Не теряя времени, она развернулась и направилась наверх в сторону больничного крыла. У самого входа едва не налетев на чем-то взбудораженную Нарциссу Малфой. Милисент уже хотела было извиниться, но та её даже не заметила.
Ближняя кровать у входа оказалась огорожена ширмами. Повинуясь интуиции, она подошла и отдернула край. За ширмой дохнуло холодом, а лежащий на кровати Поттер слегка вздрогнул. Но не проснулся. Если он вообще спал. Дыхание райвенкловца стало почти незаметным, а рука минута за минутой холодела.
Нахмурившись, слизеринка аккуратно присела рядом, взяв в руку его запястье. Пульс замедлился, будто Поттер выпил котел напитка живой смерти. Позвать колдомедика? Первая мысль у неё была именно такой, она уже собиралась встать, когда Поттер, что-то пробормотав, неожиданно сжал её руку.

Не лазарет, где лежит человек в тяжелом состоянии, а проходной двор какой-то. Заходи кто хочет, Помфри носит неведомо где.

- Callen…. – шепнул первокурсник и бессознательно нахмурился.

Каллен?.. Мнэээ…
Начнем с того, что согласно канону, Каллен – храмовник. Да-да, надзиратель, каратель и защитник для магов Круга. Он некоторое время служил в башне Кинлох, в заварушке имени Ульдреда оказался в плену у магов крови, пережил ад, но таки выжил. Естественно, возненавидел после этого магию крови и одержимых. Потом был переведен в Круг Киркволла, служил там. После падения круга Киркволла через некоторое время был приглашен в новую Инквизицию.
С учетом его биографии (и заявленной биографии Гарриэта, его нелюбви к храмовникам, его побега из Круга, откуда он с боем прорывался, его связи с одержимым террористом Андерсом) мне прям интересно, как Каллен не попытался при первом удобном случае прирезать к такой-то матери отступника-малефикара Гарриэта, и почему сейчас Гарриэт зовет именно его? Они определенно не могли не быть знакомы, но столь же определенно – они ну очень навряд ли друзья. В самом лучшем случае у них отношения примерно как у Астрид и командира Марона из Скайрима.
(И, кстати, имя Cullen автор написал с ашипкою).

Растерянная и напуганная Милисент уже не могла сдвинуться с места, не потревожив его. Она уже хотела было воспользоваться палочкой, но все закончилось. Поттер медленно вдохнул и открыл глаза, будто стряхивая сон. Чуть повернув голову, он посмотрел на неё и улыбнулся. – Давно ты здесь?
- Пару минут…. – облегченно вздохнула девушка, проведя пальцами по его запястью. Пульс постепенно приходил в норму. – Что это было? И почему ты здесь?! Ты хотя бы понимаешь, что….. – начала было она, но Поттер бесцеремонно прижал палец к её губам и шикнул.
- Если ты не успокоишься, это будет короткий разговор – заметил он, покосившись на всколыхнувшуюся ширму. Возмущенная слизеринка покраснела и отвела взгляд. – Что это было? А что было? А насчет моего местонахождения…. Спроси у Дамблдора, какого гхыра первокурсники проводят отработки в Запретном лесу – хмыкнул он, убирая руку и устраиваясь на подушках.

Она была не против с тобой туда отправиться. Правда, днем… ты уверен, что она сейчас проникнется серьезностью ситуации?

- В лесу? – нахмурилась она, окончательно сбитая с толку. – Что вы делали в лесу?
- Искали раненного единорога – отозвался тем же ироничным тоном Поттер, безотчетно проводя кончиками пальцев по её руке. – Я схлопотал истощение и умудрился разбить голову, поэтому я и здесь. Малфой, кажется, отделался нервным срывом. Насчет остальных не знаю.
- Ты…. – снова попыталась она.
- Прошу тебя, Милисент – раздраженно вздохнул Поттер, каким-то образом предугадав её реакцию. – Я был осторожен. Именно поэтому я и жив, и говорю сейчас с тобой. – поймав её взгляд, он смягчился - Правда, все хорошо. Колдомедицина и не такое лечит.
- Некоторые вещи лечению не поддаются – буркнула Милисент, чувствуя, как уходит нервное напряжение. Райвенкловец хмыкнул и привлек её к себе, приобняв. – А что это было? Ты будто в транс выпал, был весь холодный и вообще….
- Плохой сон. – дернул плечом Поттер, чуть крепче её обняв – Со мной такое бывает.
Милисент подняла на него ироничный взгляд, но он не смотрел ей в глаза. Прямо сейчас он выглядел каким-то странно умиротворенным, будто придя к какому-то решению. Все ещё немного холодная ладонь райвенкловца слегка сжала ей плечо.
- Ты же понимаешь, что должен мне рассказать – протянула слизеринка, бросив взгляд на часы на его запястье.
- Мне не уложиться в четыре минуты – усмехнулся Поттер, чуть сощурившись. Он нехотя опустил руку. – Но потом – расскажу.
- Хорошо, я….
- Иди – взмахом руки прервал её Поттер, прислушавшись – У нас гости. А тебе не нужны неприятности.

Мне, если честно, очень не нравится эта сцена. Потому что она скучная, потому что Гарриэт высокомерен даже сейчас, потому что Милисент 11 лет… ой, все.
Короче, Милисент уходит, чудом не столкнувшись с…

с Помфри, Малфоями, Августой Долгопупс и несколькими другими попечителями. В тени угадывался силуэт Флитвика. Замыкал шествие очень напряженный Дамблдор, который сейчас был непривычно хмур и серьезен. Сочтя за лучшее не показываться, Милисент отступила за ближайший гобелен. Поттеру придется ей многое рассказать, когда он выйдет из своей очередной госпитализации

А мы переносимся к Гарриэту, и если вы думаете, что я скипнула его разговор с попечителями из вредности или от скуки – вы ошибаетесь. Я его не скипнула, этот разговор, его в принципе в главе нет.

- Милорды, миледи, благодарю вас – добавляю под конец, уважительно склоняя голову. Затылком чувствую взгляды присутствующих Уф. Давно я так не выматывался. Пожалуй, с самого бала Селины перед коронацией. Даже арест её родного брата и противостояние дворцовым интригам Орлея не идёт ни в какое сравнение с этим разговором.

По канону у императрицы Селины родных братьев не было. Видимо, речь идет о ее кузене.
И таки да, в каноне она короновалась на царство до 9:30 года, то есть в то время, когда Гарриэт должен был сидеть в башне (о чем говорит нам сам автор фика, приурочив побег Гарриэта к заварушке имени Ульдреда – 9:30, не раньше, хоть извертитесь).

А ещё я сочувствую Невиллу. Нет, серьезно, у парня просто стальные нервы и выносливость. Я провел с леди Августой ровно пятнадцать минут, а мне уже хочется растечься белым дымом по поверхности. Кажется, отец Невилла был аврором. Так вот, неудивительно. С такой матерью мне бы тоже были не страшны ни академии, ни рабочая текучка.

Примем за комплимент, Августа и впрямь сурова.

Да и разговор получился несколько сложным. Помимо «железной леди» здесь присутствовала чета Малфоев. Ну, что я могу сказать? Оба блондины и оба очень эффектны. На них поневоле сконцентрируешь внимание, особенно когда оба стоят рядом. Люциус напоминал мне заточенный вычурный орлесианский клинок.

Орлесианцы, с одной стороны, не дураки выпендриться и нередко предпочитают модное, пышное и красивое практичному, а с другой – очень крутые воины. И я вот не знаю, Люциуса сейчас с боевым клинком сравнили или со статусным? Я бы на второе обиделась… хотя и правда похож, хе-хе.

А Нарцисса…. Аристократка, но без показательного притворства. Для неё каждое движение и моя витиеватая речь будто бы естественны. Например, сейчас я вижу, что она улыбается. Взглядом. И при этом смотрит точно мне в глаза. Брр. Врать не буду, впечатляет. До дрожи впечатляет.
- Благодарю вас за «исчерпывающие» пояснения, мистер Поттер – вклинился в мои размышления властный голос леди Августы. Создатель, спасите меня кто-нибудь! Ей бы в допросных Инквизиции цены не было! Маги сами без всяких пыток рассказали бы ей всё, да ещё и проводили бы до ближайшего убежища, предложив вина и полный кортеж охраны.
- Я предоставил вам все, чем располагаю сам, миледи…. – посылаю Флитвику умоляющий взгляд, тот подтверждающе прикрывает глаза. – Если вам угодно, также могу предоставить копии своих воспоминаний об обсуждаемом инциденте. – о, как нашего многоуважаемого директора перекосило, чуть очки бедолага не уронил.

Опытный интриган, психолог и педагог 110 лет от роду невероятно легко теряет лицо.

А ещё Нарцисса усмехается. Ну да, ну язык у меня не поворачивается называть её на «вы». Я это прекрасно вижу, несмотря на безмятежно спокойное выражение лица. А вот Малфой, кажется, от души желает мне однажды заблудиться в этом самом лесу. Ясно, увидел синяк на скуле дорогого наследника.

Он же в челюсть бил, откуда у Драко синяк на скуле? И да, про ООС я уже говрила…

Ну что ж, ожидаемо. Сиятельный лорд бесится, что ему нечего мне предъявить. Всерьез Драко не пострадал, не считая нервного срыва. Проклятий я на него не накладывал. А синяк…. Ну и что? Обычная драка. За скандал о подобном засмеют в высшем обществе.

Кстати, Гарриэт, ты неправ – кое-что они предъявить тебе могут. Синяк у Драко свежий, получил он его недавно. Вряд ли он станет скрывать от родителей, при каких обстоятельствах. А драка ночью в лесу – это не «обычная драка», а драка, которая могла привести к гибели участников. А за такое Люциус и по башке дать может – и будет прав.

- Не обязательно, я вам верю, лорд Поттер – снисходительным тоном отзывается леди Августа.

Нет, это уже вообще ни в какие ворота… Даже в самых отмороженных фиках о родомагии все-таки надо совершить некие телодвижения, чтобы стать лордом. Ритуал там провести, родовое гнездо привести в порядок, до 17 лет дожить или в Тремудром турнире победить и стать совершеннолетним досрочно, ну и еще по мелочи… а тут несовершеннолетний пацан вотпрямсразу лорд на пустом месте.

Вот же Мордред, я себя чувствую провинившимся домовым эльфом от этого тона. И видно, что-то такое мелькнуло на моем лице, Учитель прокашлялся и перевел на себя взгляды присутствующих.
- С вашего позволения, моему ученику не помешает восстановить силы после подобного «приключения» - степенно начал Флитвик. Дамблдор почему-то вздрогнул и перевел на мастера чар внимательный взгляд. Кстати, в разговоре он почти не участвовал. Пару раз удостоившись крепкого слова от леди Августы у него отбило желание вмешиваться. – Если вам угодно, мой кабинет поблизости, и директор ответит на все ваши вопросы.
Ну, Учитель! Изумительный ход! А главное, не подкопаешься ведь. Вот и Дамблдор похоже это понимает. Стряхнув секундное замешательство, он улыбается привычной лучезарной улыбкой и степенно поднимается на ноги под колючим взглядом Малфоя и очень внимательным прищуром леди Августы. А я с трудом сдерживаю смех. Нарцисса у самого входа оборачивается и благосклонно слегка кивает. Отвечаю легким поклоном и блаженно откидываюсь на подушки. Уф, хвала Создателю. Всё.

Действительно, хвала Создателю. Минус еще одна дурная глава на мою голову.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 22

Онлайн
Гексаниэль
Привет! У нас снова фик "(Не)Хоук и философский камень", глава 21.
Примечание: одна из поворотных сцен в каноне, но это далеко не означает приближение конца истории))

Это потому что автор замахнулся на цикл минимум из 5 фиков. А в этом фике 28 глав, то есть ¾ мы уже осилили.

Соперничество Хоука и Малфоя потихоньку начинает набирать обороты.

Соперничество взрослого мужика с малолетним шкетом – это тупо. Вот наоборот, когда Драко всеми лапками тянется соперничать, а взрослому попаданцу на него резонно пофиг – это норм.

И также я стараюсь раскрыть нашего второго героя пророчества - Невилла.
Он может быть сколько угодно неуклюжим или невзрачным внешне, но я вижу его именно таким. И в моей истории раскрытие его гриффиндорского характера произойдет куда раньше пятого курса. Приятного чтения!

Ну посмотрим-посмотрим.

Нет, я знал, что маги - идиоты. Я это понял ещё до поездки в Хогвартс. Но чтобы настолько?! Глядя на перепуганные лица остальных первокурсников и хмуро слушая истеричные возмущения Малфоя, с трудом сдерживаюсь, чтобы известным жестом не приложить ладонь ко лбу. КАК?! Вот как такое могло прийти в голову этому….. Гррррр, слов нет, одни эмоции!

Эм... автор только что сломал себе логику повествования напрочь. Вот этими своими претензиями. Потому что:
- ранее высказывались претензии к тому, что учеников туда не пускают, поэтому, дескать, о лесе мало информации;
- ранее Гарриэт навострился туда ходить, сперва с Хагридом, а затем и один (что несколько конфликтовало с первым утверждением);
- ранее Гарриэт водил туда Милисент.
То есть у него уже есть опыт хождения по Запретному лесу как в одиночку, так и с менее обученным человеком, которого нужно при случае защитить. А сейчас с ними Хагрид и Клык, то есть для Гарриэта отработка принципиально не отличается от его обычных прогулок по лесу: да, ночью, да, подзащитных больше одного, но ведь и сопровождение имеется! По сопровождающему (Хагрид, Клык, Гарриэт) на каждый мелкий нос (Драко, Невилл, Гермиона). Так чем Гарриэт недоволен?

Хагриду это тоже не нравится, я прекрасно все вижу по его нахмуренному лицу. И по тому, как он сжимает балансовую рукоять арбалета. Кстати, весьма-весьма занятный экземпляр. Сразу вспоминается Бьянка Варрика, но конструкция во многом иная. Эх, мне бы бутылку гвинта и пару часиков свободного времени…. Желательно перед полыхающим камином и с ворохом инструментов под рукой. Вещь-то явно магическая.

Бутылку сорокаградусного пойла и печку, чтобы гарантированно развезло… и трясущимися руками терзать несчастное оружие… НЕТ. Просто нет, я не хочу этого знать.

Наткнувшись на перепуганный взгляд Грейнджер, стряхиваю остатки праздных размышлений и через голову стягиваю мантию. Холодно. Очень, мать вашу, холодно. Но там, куда мы идем, она мне будет мешаться. А с моим везением мне наверняка светит наткнуться на то, что убивает единорогов. Не обращая ни на кого внимания, прохожу в хижину и оставляю там свои вещи. Даже галстук. Нечего в бою подставляться под такой удобный инструмент удушения.
Словами не передать, как мне хотелось вернуться в замок и экипироваться нормально, включая свой самострел, который лежит сейчас на дне чемодана. Но, увы, времени уже нет.

В прошлом обзоре я не указала один момент – дело в том, что Гермиона и Гарриэт не сразу пошли на отработку, а завернули к башне Гриффиндора. Так что таки да, времени на переодевашки у Гарриэта не было, но переживает он зря. Что-то у меня подозрение, что блестящий металлический доспех, от которого отражается свет фонаря, будет привлекать внимание зрячей живности и затруднять движения. Не знаю, интуиция, наверное. А Гарриэт даже мантию снял, чтобы не мешалась. Ну и про самострел я все сказала, что думаю.

Гермиону и Невилла Хагрид берет с собой. Правильно. Двое перепуганных гриффиндорцев запретный лес видели максимум издали, и им нужен кто-то хоть капельку опытный и надежный, а то как бы не сработал срыв на нервной почве.
А Малфой…. Тоже напуган, но не настолько. На все мои действия смотрит абсолютно круглыми глазами и всё повторяет, что подобное не подходит для отработки первокурсников. Нет, он прав.

Сказал человек, который совершенно спокойно в прошлой главе отнесся к тому, что первокурсница хотела сходить в лес тайком, без взрослых. Спасибо, хоть сам с ней пошел. Для отработки, значит, лес не подходит, а для праздного шатания – в самый раз.
Быстро пересказав канонную сцену, Гарриэт идет в лес, а я передаю слово Драко.

Драко Малфой с трудом сглотнул и в очередной раз тряхнул головой, пытаясь отогнать нереальность происходящего. Этого не может быть. Его послали в лес! В опасный, запретный лес помогать этому дуболому Хагриду! Ночью! Но все его возмущения пропали впустую ещё у хижины лесника. Бородатый великан только хмурился и задумчиво поглаживал арбалет.

Ну вот тут, кстати, неплохо. В характер автор попал. Дальше немного любования попаданцем.

Что опять задумал этот Поттер? С тех пор, как он появился в Хогвартсе, в школе все встало с ног на голову. Ну, разумеется, переполох был и до этого. Ещё бы, явление героя магического мира в этот самый мир. Но герой оказался далеко не таким, каким его представляли.
Когда Драко услышал, что всемирно известный герой жил с магглами, он подумал, что это его шанс. Шанс ввести парня в магический мир, заполучить протекцию на благо семьи. И действовал исходя из этого, стараясь показать все преимущества от союза с Малфоями. Но Поттер оказался далеко не тем наивным и неуверенным парнем, каким его описали газеты.

Вот! Даже Малфой это заметил!
Я все сильнее верую в лохотрон со стороны Флитвика и Дамблдора.

Гарри Поттер был язвительным и показательно уверенным.

Я бы даже сказала – самоуверенным.

На своем факультете райвенкловец очень быстро выбился в безоговорочные лидеры. А вскоре он стал личным учеником Флитвика, что ещё больше подняло его авторитет.
Малфой все это видел. И откровенно завидовал. На проверку на Слизерине у него не получилось добиться ничего подобного. Не считая Крэба и Гойла, разумеется. Но Винсент и Грегори – друзья, ближний круг и это совсем другое. На деле произвести впечатление оказалось не так легко. Даже нейтралы Нотт и Гринграсс обратили на него минимум внимания. Это было просто унизительно, учитывая, что у Поттера все получалось будто само.
Ещё эта Милисент…. Полукровка из не очень сильной семьи, которую он выделял, отказавшись от его, Малфоя, дружбы. Этого Драко откровенно не понимал. Но факт оставался фактом. Ковен Поттера во главе с Голдштейном неотступно защищал слизеринку от серебряного факультета. Ненавязчиво, не напоказ. Но в коридорах между занятиями рядом неизменно оказывался кто-то с факультета орлов, особенно после случая на зельеварении.

Кто-то? Это что, были разные люди? То есть когда Гарриэт сказал некоей группе однокашников «а давайте вы все дружно забьете на свои дела и будете постоянно страховать мою подругу со Слизерина», никто не сказал «иди нафиг»?

Или же сам Поттер провожал её от библиотеки до гостиной, когда время приближалось к отбою.
Сейчас Поттер шел впереди в одном ему известном направлении, не зажигая палочки и не оборачиваясь на слизеринца с фонарем. Малфой от него явно отставал, что не добавляло хорошего настроения. Во-первых, школьная обувь, как выяснилось, для леса не подходит от слова совсем.
Кроме того, ученическая мантия постоянно цеплялась за кусты, замедляя движение. И во-вторых, у него просто не получалось так двигаться. Райвенкловец легко миновал широкие раскинувшиеся корни деревьев и автоматически пригибал в нужный момент голову. Видно, что передвижение по лесу ему не впервой.

Почему же он тогда так возмущался, ась?

- Ну и?! – не выдержал раздраженный слизеринец, когда они остановились на очередной развилке. – Где тут «приметная тропинка»? Поттер, ты её тоже не видишь, или я один такой слепой?
- Малфой…. – очень медленно выдохнул райвенкловец – Предупреждаю первый и последний раз – закрой рот.
- Знаешь что, Поттер…. – начал было Малфой, чувствуя, как его снова накрывает паника, и в следующий миг согнулся пополам от сильного удара в живот. Ощущение было такое, будто по нему долбанули оглушающим. Следующий удар пришелся по ребрам и последний в челюсть. Тяжело выдыхая, слизеринец повалился на землю и сжался в комок. Но больше ничего не произошло.
Малфой в нерешительности приоткрыл один глаз, отняв руки от лица. Эмоции неожиданно схлынули, донимала разве что боль в теле. Поттер стоял в паре шагов от него и молча смотрел с непонятным выражением на лице, скрестив руки на груди.
Тряхнув головой, слизеринец попытался приподняться, но ноги его подвели. Плюс ко всему ночь была достаточно холодной и сырой. Также молча Поттер протянул ему руку и помог подняться на ноги. Малфой хмуро открыл было рот, но Поттер только поднял руку, призывая к молчанию, и, больше не оборачиваясь, пошел вперед.
- Я всегда возвращаю долги, Малфой. Запомни это.

Ну вообще-то за доносительство Малфой заслужил по роже, тут согласна. Но драться… хотя нет, какая тут драка, бить человека ночью в лесу – не лучшая идея. А если шум привлечет опасную живность? А если ты не планируешь его убить в этом лесу, а у него, например, ребра сломались от удара, прокололи плевру и привет, гемопневмоторакс – что тогда? На себе его тащить обратно и слушать, как задыхается? Да даже и без пневмоторакса – человек с травмой непроизвольно шумит и двигается медленнее, чем тот же человек без травмы. Потому что, внезапно, ему больно.
Ладно, что об этом думает сам Гарриэт?

Мы шли уже приличное количество времени. По моим ощущениям первая полоса осталась позади, так что пришлось крайне собраться и сосредоточиться. Даже холод и тот перестал меня донимать, мне было далеко не до физического комфорта. Слизеринец ощутимо притих и старался не отставать. А я усиленно запоминал обстановку, если придется уходить в спешке, у меня не будет времени оглядываться.
Получалось у него так себе, я постоянно замедлял шаг, но тем не менее. Вообще-то бить его в такой ситуации было не совсем честно, но где-то здесь бродит загадочный убийца единорогов. Крайне быстрых и опасных существ, несмотря на весь свой откровенно сказочный внешний вид. Мне просто некогда церемониться и щадить чьи-либо чувства.

Ты бы лучше вообще на драку не отвлекался, умник! Во-первых, повторюсь, шум мог привлечь этого самого убийцу. Во-вторых, Гарриэт мог травмировать Малфоя, и вместо неопытного напарника был бы у него травмированный неопытный напарник. В-третьих… помните отмазку, которую Гарриэт применил, чтобы откосить от урока полетов? «От разработки запястья зависит точность заклинаний», ага… А у нас есть Малфой, который в силу возраста вряд ли владеет невербалкой – и которому Гарриэт ничтоже сумняшеся прописал в челюсть… Он мог эту челюсть свернуть или выбить пару зубов, а что при этом происходит? Ага, резкое ухудшение дикции. У волшебника. Который должен проговаривать заклинания вслух и четко, чтобы они работали как надо.
Поздравляю тебя, Гарриэт, ты балбес.

Серебряных пятен на земле появлялось все больше, я знаком показал Малфою погасить фонарь.
Тот меня послушал безо всяких возражений. Гхм…. Очень интересно. Это на него так демонстрация силы подействовала? Краем глаза всматриваюсь в лицо слизеринца. Странно отрешенное и задумчивое, он даже по сторонам не смотрит. Ладно, гхыр с ним, потом разберусь. Неожиданно Клык начинает настойчиво пятиться назад и скулить. Так, что-то мне это все совсем не нравится.
Замедляю шаг и, не оборачиваясь, поднимаю сжатый кулак в воздух. Драко меня понял и отступил за ближайшее дерево. Очень медленным движением снимаю с пояса кинжал левой рукой, в правой – палочка. Мордред, если я отсюда выберусь, укорочу одному умнику его длинную белую бороду! Отработка для первокурсников, мать твою! За кустами безошибочно угадывается тело уже мертвого единорога. И силуэт. Человеческий.
Маскировку испортил Клык, опрометью метнувшийся в сторону. И заоравший не своим голосом Малфой, который увидел открывшуюся картину. Сдали нервы у парня. Оно и неудивительно, слишком много событий на один мордредов вечер. Фонарь упал на землю. Я на одних рефлексах ушел в сторону, заклятьем выбрасывая землю прямо под противником. Неизвестный маг сделал неуловимый пасс палочкой – и всё, все мои усилия Андрасте в задницу. Замечательно просто.
В следующий момент произошло то, чего я вообще никак не ожидал. Вообще не подававший до этого признаков жизни шрам вдруг взорвался резкой болью. Да такой, что я практически ослеп. Медленно отступаю от приближающейся ко мне фигуры мага. От боли к горлу подкатила тошнота. Проклятье! Меня сейчас убьют, а я даже сделать ничего не могу!
Но раньше, чем мой противник успевает хоть что-то предпринять, на него налетает…. Что? Лошадь? Н-да, досадно, мессер Хоук, но у вас поехала крыша. Следующая остановка – отделение для душевнобольных и богатых на фантазию личностей. Вот же Бездна…. Холодно. Почему так холодно? Стискиваю в ладони кинжал, с трудом возвращая оружие на место. Как сквозь вату слышу чей-то голос, вижу, как надо мной склоняется чье-то лицо. А потом все меркнет.

Вот так. Но не беспокойтесь, с ним все будет хорошо.))
Передаю слово Гермионе.

Гермиона Грейнджер слушала Хагрида и не верила. Отработка будет проходить в Запретном лесу. И это при том, что они первокурсники. Лесник растерял все свое былое добродушие, он был сосредоточен и предельно серьезен. Малфой смертельно побледнел и начал яростно отстаивать свою позицию. Подобравшийся Невилл безотчетно стиснул её ладонь в руке, ловя каждое слово Хагрида. А за спиной раздался невнятный вдох.
Гриффиндорка повернула голову. Гарри Поттер, скрестив на груди руки, обвел присутствующих мрачным взглядом. Он немного смягчился, когда посмотрел на неё, но явное напряжение никуда не делось. Одним движением стянув с себя теплую мантию, он исчез в глубине хижины. Вернулся райвенкловец через пару минут, сосредоточенно растягивая суставы. Выслушав план Хагрида, он молча кивнул и через время уверенно углубился в лес.
За ним пошел Малфой и торопливо потрусил Клык. На секунду гриффиндорке захотелось оказаться на месте кого-нибудь из них. Невилл потянул её за руку вслед за лесником. Лес оказался не таким, каким она его себе представляла. Пусть ночь и накладывала свой отпечаток, но все равно. Она не раз бывала в лесу с родителями в различных походах, да и просто на отдыхе. Но запретный лес – нечто особенное. И дело не только будто бы в вековых деревьях. Воздух буквально был пропитан чем-то неидентифицируемым. Древним и могущественным. И ей было страшно.

В общем, ходят-ходят, ходят-ходят, а навстречу им кентавры. Кентавры говорят про яркий Марс, про единорога не говорят, а Хагрид снова идет искать единорога.

Так они шли ещё некоторое время. А потом тишину ночи прорезал такой отчаянный крик, что у Гермионы все внутри заледенело. Это был голос Малфоя. Хагрид грубо выругался и оттолкнул их с Невиллом к поваленному стволу. Но Невилл сидеть на месте не пожелал, потянув за собой девушку, решительно двинулся следом с палочкой наизготовку.
Бледный и дрожащий от страха слизеринец вылетел из-за кряжистого дуба и пропахал затылком землю. Хагрид ускорил шаг и кинулся к нему, встряхивая за плечи. Но тот не реагировал. Только всхлипывал с истерическим смехом, пустыми глазами глядя в пространство. Лесничий растерянно нахмурился.
Внезапно Невилл отпустил руку гриффиндорки и, в три шага преодолев разделяющее их расстояние, влепил Малфою хлесткую пощечину. Тот моргнул, переведя на него более осмысленный взгляд.
- Где Гарри? – негромко поинтересовался Невилл, хмуро глядя на слизеринца. Малфой моргнул и рукой указал куда-то в сторону.
- Так, ребята, побудьте с Малфоем, а я найду Гарри – пресекающим любые возражения тоном велел Хагрид, уже целеустремленно исчезая между деревьями.
Гермиона взмахнула палочкой и наколдовала небольшой кубок с водой, протянув его Малфою, опустилась рядом. Тот принял, наполовину расплескав содержимое. Невилл неотрывно смотрел в ту сторону, куда исчез Хагрид. В его левой руке она заметила связку каких-то растений.
Лесничий вернулся примерно через десять минут на руках с бессознательным телом Поттера. Прямо из знаменитого шрама героя магической Британии обильно на землю капала неестественно темная кровь. Внутри у Гермионы что-то сжалось в узел.
- Хагрид…. – слабым голосом позвала она.
- Неа. В порядке все. Лоб разбил и без сознания, а так в порядке – успокоил первокурсников лесничий. – Идемте к хижине. Гарри нужна помощь. А потом я вас к замку провожу и Дамблдору отчитаюсь.
- А единорог? – шепотом поинтересовался идущий позади всех остальных слизеринец.
- Мертв – лаконично ответил Хагрид и ускорил шаг. Остальные поспешили следом.

Вот, я же обещала, что все с нашим героем будет ок! Кстати, он сейчас сам это подтвердит.

Ох, матерь Бездна…. За что мне это?! Ощущение, будто по голове кузнечным молотом врезали. Не могу открыть глаза, зато желудок моментально выплескивает все свое возмущение. Свешиваясь с кровати, с трудом удерживаюсь на месте. Чьи-то руки удержали меня за плечо. Поблагодарить бы надо, но пока я просто не в состоянии это сделать. Смутно знакомый голос бормочет заклятье. С другой стороны кто-то прикладывает к моему лбу что-то холодное.
- Гарри, ты слышишь меня? – негромко спрашивает Невилл над самым ухом. Умница Травник, если бы он сейчас в полный голос говорил, моя многострадальная голова взорвалась бы к чертям.
Не в силах отвечать, киваю. Едва заметно, но, кажется, этого хватило. Рядом синхронно раздается облегченный вздох. Хагрид шепотом упоминает Флитвика, а я чувствую, как сознание снова уплывает. Тело окутывает странное тепло. Меня укрыли? Спасибо, кто бы ты ни был. В Бездну все…. Спать. Со всем остальным потом разберусь.

Вот и все. С логикой житейской у Гарриэта все еще проблемы, но, к счастью, никто не пострадал (ну, кроме него).
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 30

Онлайн
Гексаниэль
Приветствую, лорды и леди! Во-первых, я тут подумала – а как бы выглядел Гарри Поттер, будь он ужастиком в стиле Роберта Стайна? Может, помните, была шикарная серия «Ужастики» в конце девяностых… короче, прошу ко мне в заявки, я создала. Или вот сюда. Может, вас заинтересует.
Во-вторых, я продолжаю оборзевать на фик «(Не)Хоук и философский камень». Погнали!
Глава 20.

Примечание: для бывшего послушника Круга

Послушник – таки служитель Церкви, а ученик Круга – это ученик. Может, и придирка, но глаз режет.

подготовка гримуаров на заданную тему - вообще стандартное домашнее задание. Это на случай, если кому-то покажется, что Поттер в моей версии слишком силен.

Мне кажется. Только навык подготовки гримуаров к моему ощущению не имеет никакого отношения.

Он силен, но при этом разумен). Я неоднократно встречал фанфики, где Поттер-некромант вовсю раскидывает взрослых магов темной магией, так что у меня всё в пределах нормы.

Навыки и знания, превышающие таковые у обычного первокурсника, ритуалы на крови, призыв неведомых сущностей, создание зачарованных вещей в 11 лет – это в пределах нормы? Как хорошо, что у меня нет привычки носить тяжелые кольца, а то очередной фэйспалм мог обернуться травмой.

Ну скучно Хоуку просто учиться, натура исследователя жить не дает, отнеситесь с пониманием)
И да, мы потихоньку вправляем мысли в правильное русло Гермионе Эмме Грейнджер. Дальше больше - и по крайней мере становление характеров золотого трио я точно распишу. Приятного чтения!

Так надобно гораздо разбирать,
Как станешь грубости кору с людей сдирать,
Чтоб с ней и добрых свойств у них не растерять,
Чтоб не ослабить дух их, не испортить нравы,
Не разлучить их с простотой
И, давши только блеск пустой,
Бесславья не навлечь им вместо славы.

Я просто тащусь от Крылова, а тут он прямо очень в тему. Я не верю, что «вправление мыслей» от Гарриэта будет Гермионе и парням полезно.
Глава начинается словами Гарриэта.

Следующие несколько дней прошли в какой-то ленивой истоме, по крайней мере, лично для меня. Близилось время экзаменов, преподаватели увеличивали нагрузку.
В результате к пасхальным каникулам большинство учеников дружно взвыли и запросили пощады. Ну, все кроме меня с компанией, да и в целом большая часть родного факультета реагировала спокойно.
Потерянные 50 баллов я тут же вернул в первую же неделю. Всего-то и надо было, что напросится в помощники к Спраут.

Стоп, что?! Вот прямо так легко взял и вернул 50 баллов? (Кстати, потерял-то 70, потому как еще и спал на уроках). При всем мягкосердечии Спраут – не верю. Во-первых, раз ученики подвергали себя опасности, смягчать их наказание непедагогично. Во-вторых, декану Хаффлпаффа типа совсем-совсем не хочется, чтобы ее факультет встал повыше в школьных соревнованиях? Нет, она не подсуживает своим, но раз ученики трех других факультетов облажались – это ж сам боженька велел не восстанавливать их позиции.

Не то чтобы меня тянуло к растениям, но так как открыли ещё несколько теплиц, у неё прибавилось работы. И мне просто по-человечески захотелось помочь, пусть и с выгодой для себя.

Просто по-человечески захотел помочь тот, кто без выгоды для себя до сих пор палец о палец не ударил… не, характер лицемера выдержан, ничего не могу сказать.

На Гриффиндоре на баллы отреагировали более остро.

Так они и потеряли больше всех.

Бедная Грейнджер с ног сбилась, пытаясь доказать собственную полезность и состоятельность. В этом ей помогал непривычно хмурый Невилл. Каким-то образом слухи о том, кто виноват в происшествии, расползлись по Хогвартсу.
Нет, я догадывался, что источник обладал исключительно рыжей шевелюрой, но это были не мои проблемы.

А тебе не приходило в голову, Гарриэт, что растрепать могла и твоя… кхм, свита? Или что у других людей тоже есть глаза и мозг? Ведь, повторюсь, если ночью случилось нечто, лишившее три факультета баллов, вычислить виновников очень просто – посмотреть на самых зевающих и проверить их алиби.

Хотя по-хорошему, одному конкретному Уизли не помешало бы пару раз начистить….. кхм, мозг, в общем-то, если у него таковой имеется.

«Ну не нравишься ты мне, мужик, не нравишься»… я бы померилась с автором хэдкрабканонами, да неспортивно выйдет.

А вот вид притихшего и понурившегося Малфоя меня порадовал. Я имел представление о строгой иерархии в Слизерине. В основном благодаря ненавязчивому опросу Милисент, она не говорила мне всего, но того, что я услышал – вполне достаточно. И кажется, мистера «вы мне все должны, ибо я – Малфой» внушение старших проняло. Прекрасно, объект поддается перевоспитанию. Приму к сведению.

Автор бессовестно подыгрывает герою. Драко потерял 50 баллов – получил втык. Гермиона и Невилл потеряли 100 – получили втык. Гарриэт потерял 70 – всем пофиг.

Милисент, как только сошел первый снег,

Учитывая, что это Шотландия, первый снег у них мог выпасть и в ноябре, хе-хе. Потом сойти, потом опять выпасть… и так до декабря месяца.

и более-менее просохла грязь, стребовала с меня обещание проводить её в запретный лес. Впрочем, я не особенно сопротивлялся. Она стала меньше сидеть за расчетами, а значит таинственный «проект» перетекает в активную стадию. Меня слишком интриговал предполагаемый итог, чтобы я отказался в этом участвовать. К тому же, в лес она бы все равно пошла, и лучше уж все произойдет под моим контролем.

Вот девица без тормозов! А еще про Гриффиндор говорят – «слабоумие и отвага»…

Из общего потока на фоне подготовки к экзаменам выделялась та же Грейнджер, которая на буксире неумолимо тянула подготовку Невилла и Рона. И если первый ей был тихо благодарен, то Уизли старался воспротивиться. Впрочем, без особого успеха. Во время одной из яростных перепалок Рона и Гермионы в библиотеке, я незаметно утянул нашего гениального травника за свой стол и сунул ему в руки свой гримуар по гербологии за первый курс, спросив, можно ли туда что-то добавить.
Талант – не отнять, прав был Ирвинг. Он вообще во многом был прав, только излишне мягок и податлив, когда дело касалось церковников.

В игре есть момент, когда ученик Круга и послушница Церкви намереваются бежать из башни. У них любовь, а парня подозревают в изучении магии крови и хотят усмирить. И если рассказать о планах этой парочки Ирвингу, он не пойдет докладывать командору храмовников, а подстроит все так, чтобы командор сам застукал влюбленных на месте преступления – потому что тогда наказание ожидает не только ученика, но и церковницу.
Потому что… неточная цитата из канона: «Эта послушница не будет наслаждаться жизнью, пока мой ученик страдает! Грегор сам убедится в ее виновности!»
Это на тему мягкости и податливости Ирвинга.
Дальше идет большой кусок про подготовку, кто как готовился и все такое, но это скучно.

Во всей этой несколько ленивой суете я тоже старался не отставать. И всерьез взялся классифицировать чары, переписывая все самое нужное и полезное из захваченных ещё вначале года сборников.

А разве он не составил все конспекты еще на каникулах?

Пришлось дополнительно сходить в лес за древесиной, ибо мои планы, как всегда, оказались несколько шире первоначальной задумки.
Но и это не проблема – лишний повод навестить Хагрида. После отправки дракона тот совсем растерял весь задор, хотя обязанности лесничего выполнял безукоризненно. У великана будто надломился стержень.

А почему? В каноне Хагрид утешал себя мыслью, что Норберту будет хорошо в заповеднике, и Чарли Уизли обещал за ним присмотреть – а Чарли Хагрид знает и доверяет ему… с чего надламываться-то?

Вот и спрашивается, какого гхыра директор «великий человек» Дамблдор ничего не делает? Ему не хватило дракона и захотелось поэкспериментировать, «а что будет, если великан впадет в депрессию»? Или ему настолько интересно наблюдать за моими действиями? Агрх. Нет, сам по себе научный подход я люблю и уважаю. Маг крови я или где? Но во всем должна быть хоть какая-то моральная грань.

Сказал человек, который готов был пожертвовать чужими жизнями, хладнокровно раздумывал об убийстве ничего ему не сделавшего парня, плевать хотел на того же Хагрида, пока тот не оказался полезен… я ничего не забыла?
Пока гриффиндорцы пытаются восполнить утерянные баллы, готовятся к экзаменам и не навещают лесника, Гарриэт к нему ходит, иногда вместе с Милисент, и мучается непонятными предчувствиями. А я передаю слово Гермионе.

Когда девушке только пришло письмо из Хогвартса, она и подумать не могла, что всё обернется такими богатыми событиями. Нет, разумеется, контраст по сравнению с её предыдущей школой был просто огромным. Для начала там у неё не было таких друзей. Рон – ленивый, но достаточно открытый и эмоциональный гриффиндорец, подкупивший её своей непосредственностью. Тихий и рассудительный Невилл, всегда готовый подставить ей руку помощи и мягко разъясняющий обычаи чистокровных. В последнее время он открылся для неё совсем с неожиданной стороны.
Несколько раз она видела его с Поттером и Голдштейном у озера за тренировкой. В Хогвартсе физкультура отсутствовала в принципе, для себя гриффиндорка восприняла это с большим облегчением. Вместо этого у волшебников был квиддич.
Странный, с её точки зрения, спорт с неоправданным уровнем опасности. Видимо, для Гарри Поттера квиддич тоже не подошел. И он в компании друзей занимался собственными тренировками.

Все должны гнать на квиддич! Вообще все! Описание тренировки я скипну, ибо скучно.

У Гермионы эта картина вызвала тоскливо-острое ощущение. Компания Поттера была гораздо ближе и сплоченней друг к другу того же Гриффиндора. Который рекомендовали, как самый отважный и дружелюбный. Разумеется, друзей она нашла. Но положения это нисколько не меняло.
Компания Поттера – это компания Поттера, а не весь факультет Рейвенкло. Это раз. Самый дружелюбный факультет – Хаффлпафф, вот там полное мимими. Это два. А три – Гермиона, ну у тебя же есть свои друзья, чего тебе не хватает?

Кстати, Гермиона не просто идет и думает. Она ищет Поттера, чтобы передать ему записку от МакГонагалл.

Поттер действительно нашелся в библиотеке. Но далеко не за подготовкой к экзаменам. Скинув с плеч мантию и закатав рукава рубашки он сосредоточенно взмахивал палочкой над, по меньшей мере, тридцатью свитками. У каждого будто по собственной воле парило самопишущее перо. В отдалении у самого угла стола лежала стопка деревянных обложек. Одна из них постепенно заполнялась пергаментными листами. Сосредоточенно прикрыв глаза, райвенкловец до крови прикусил губу. Перья заработали с большей интенсивностью.
Гермиона Грейнджер прерывисто выдохнула. Воздух был буквально пропитан магией, кроме них в библиотеке никого не было. То, что она видела – было ощутимой разницей и ударом по её самолюбию. Она как-то попробовала писать конспект самопишущим пером. И уже через пару часов едва не потеряла сознание.

Дайте угадаю – опять истинная магия пробилась? /поудобнее перехватила боевой шипастый тапок/ Пусть только выползет!

Оказавшийся рядом Невилл долго и витиевато ругался, заимствуя так часто упоминаемую Поттером Моргану и рассуждая о её непростых отношениях с программой Хогвартса. Обычно стеснительный гриффиндорец на этот раз даже не покраснел.

Я зрю ООС Невилла. И да. Все должны гнать на программу Хогвартса! Вообще все!

Именно от Невилла она в тот день узнала о резерве магии у магов и принципе работы самопишущего пера.
Сами по себе самопишущие перья – мощный проводник магической энергии и полноценный артефакт первой категории. По сути, та же палочка, но с немного другим принципом действия. Палочка преобразует внутреннюю энергию мага, а перо – вытягивает её непосредственно напрямую. Орудовать им все равно, что без палочки применять то же заклятье левитации. Только гораздо сложнее. Это серьезно нагружает резерв мага, постоянно оказывая непрерывное давление.

/лупасит тапком что-то склизкое/ Вот тебе, получай! И не вздумай выползать!

Но Гарри Поттеру, кажется, об этом никто не сказал. Помимо того, что он успешно оперировал тремя десятками перьев разом, сам процесс происходил в полной тишине. Первокурсник даже не шевелил губами для концентрации. Единственными звуками было только шуршание пергамента и рассекаемый движениями палочки воздух.

Это только что был аналог беспалочковой невербалки? Ничего так «пределы нормы», которые нам обещали!
Дальше он раскрашивает гримуары в разные цвета, нам поясняют, что где, а Гермиона таки передает ему записку.

- Отработка за полчаса до отбоя? Сильно же я вашему декану хвост прищемил – насмешливо протянул он и убрал пергамент в нагрудный карман. Пока Грейнджер, пылая возмущением, пыталась подобрать слова, райвенкловец спокойно собрал остальные книги и закинул рюкзак на плечо.
- Тебе сильно далеко до гостиной? – ровным тоном поинтересовался первокурсник.
- А…. Эм, ну нет, а что?
- Провожу. – пояснил он, натягивая мантию – А то в Хогвартсе по вечерам вечно что-то случается. То тролли, то церберы.
«То драконы» - добавила про себя иронично Гермиона, кивнув.

Передаю слово Гарриэту. А он… он размышляет о технологии изготовления гримуаров, о зачаровании доспехов, опять грешит против лора...

…чары на доспехе могли держаться годами. Ровно до тех пор, пока какой-нибудь маг не решит нанести другие руны. …В данном случае у меня под рукой не было лириума и достаточного количества свободного времени, так что пришлось просто докупить все необходимое.

Зачарование проводится с помощью лириума, а маги – нормальные маги, не проходившие Усмирение – с лириумом работать не могут, их закидывает в Тень.
А Гарриэт замечает, что у Гермионы есть вопросы…

- Хочешь что-то спросить? Так давай, я не кусаюсь – чуть усмехаюсь, когда гриффиндорка отводит глаза. Коридор абсолютно пуст, не считая портретов.
- Как у тебя получилось? Ну, в библиотеке. – после нескольких минут продолжительной тишины, выдает наконец Гермиона. При этом она с огромным вниманием смотрит вперед – Нет, я знаю, как пользоваться перьями, просто для артефакта первого класса принято считать, что под контролем можно удержать максимум два пера. А у тебя было тридцать.
К концу своей речи она уже говорит более уверенно, а я с досады опять прокусил губу. Чем думает Минерва Макгонагалл? Молчу об одном всем известном волшебнике, но она-то должна была объяснить. Декан факультета она или где? Или посчитала, что первокурсникам знать об этом не обязательно? Учитель, к примеру, в конце первой недели провел три факультативных занятия, собрав весь курс в гостиной факультета.
В результате знания получили все, даже у старшекурсников накопилось порядком вопросов. А уж на тренировках мы не раз поднимали тему контроля, использования и ощущения магии. Спрашивал Флитвик, как на Истязании, но итог того стоил.

Я уже рассказывала, как проходят Истязания. Там никто никого не опрашивает.

Вздохнув, за руку утягиваю Грейнджер в ближайший пустой класс и взмахом палочки сразу запираю и зачаровываю дверь. Нахожу взглядом три стула и ставлю точно в ряд за пять шагов перед гриффиндоркой. Судя по её лицу, она пока не очень понимает ситуацию.
- Примени к каждому поочередно отталкивающее заклятье. Слабо, сильно и максимально сильно – четко проинструктировал я, отходя в сторону.
Гриффиндорка сосредоточенно кивнула, откладывая книгу и рюкзак на ближайшую парту. Вынув палочку из кармана, она прицелилась к ближайшему стулу и негромко произнесла:
- Депульсо – четкое, академическое движение кончиком палочки и первый стул сдвигается на пару сантиметров. Следующий сдвигается еще на десяток, последний с грохотом падает на каменный пол. В ответ на вопросительный взгляд одобрительно киваю, а Гермиона устало улыбается.
- Техника исполнения у тебя идеальная. И контроль на хорошем уровне, но…. – спокойно возвращаю стулья на прежние места в ряд – Есть небольшой нюанс.

И имя ему – воля автора.

Как только первое заклятье слетело с палочки райвенкловца, стул тут же снесло к парте на другом конце класса. Следующий импровизированный снаряд отлетел точно к окну, остановившись у самого подоконника, а третий просто-напросто разлетелся в крошево, опрокинувшись на пол. Но дело было не в силе.
Гермиона кожей чувствовала, как изменилась атмосфера в классе. Воздух будто бы стал плотнее, рассекаемый каждым движением Поттера с легким свистом. Как только он опустил палочку, гриффиндорка выдохнула, только сейчас заметив, что потерялась на полувдохе.
- Потрясающе, Гарри – искренне произнесла она.
Поттер слегка смущенно улыбнулся, возвращая палочку в чехол на запястье, предварительно восстановив стулья и вернув их на прежние места. Убрав с глаз челку, он задумчиво пояснил:
- Намерение, концентрация и исполнение. Суть магии. Это не просто чтение заклинания или следование рецепту зелья. Магия, прежде всего, завязана на чувствах и эмоциях, понимаешь? Это сложно описать. Ощущение потока внутри тебя. Попробуй пару упражнений для концентрации, многое будет проходить потом легче. Да и само колдовство…. – райвенкловец улыбнулся – В удовольствие, одним словом. Теперь идём, нам нужно ещё успеть выйти к вестибюлю на отработку. – добавил он, взмахом палочки открывая дверь.

/опять лупасит тапком что-то склизкое/ Фух... вроде пока уползла.
Ну, вот и все… а, нет. Гарриэт одалживает Гермионе книгу по бытовым чарам и несет ее сумку, ибо тяжелая.
И на этом уже точно все.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 18 комментариев

Онлайн
Гексаниэль
Привет! Я продолжаю разбирать фик "(Не)Хоук и философский камень", и глава 19 встречает нас в высшей степени стремным примечанием.

Примечание: потихоньку начинаем разбавлять повествование романтикой. Пейринг Хоук\Милисент в данном случае будет основным.

Дано: мужик 30+ лет в теле подростка и 11-летняя девочка. У которых потихоньку начинается романтика… Я одна думаю, что это ненормально?

Да и туда подальше взаимоотношениям и эмоциям в повествовании через призму основных событий будет уделено много внимания.
А теперь относительно тайн, многим наверно интересно, почему Хоук не сказал правду? Угу, а теперь поставьте себя на его место и попробуйте придумать, как выглядел бы разговор. Представили? Ну вот и Хоук представил, особенно пока проклинал свой не в меру длинный язык.) Приятного чтения

Мне интересно, когда уважаемый автор прекратит уже спойлерить. Меня, например, очень сбивают такие либретто-спойлеры, когда мне прям сразу не только говорят, что в этой главе будет некий важный разговор, но и сообщают, почему герой повел себя так, а не иначе. Я в этот момент такая: да ну елки-палки, можно я как-нибудь сама?
Кстати, в первом фрагменте я даже не сразу поймала фокал. А он там плавает.

«Добрый вечер, профессор. Нет, не добрый? Будь по-вашему, согласен. Почему не сплю? Да так, звездами любуюсь. Дракон? Какой дракон? Нет, понятия не имею. Мы с Гермионой и Невиллом репетируем экзамен по астрономии. Ну и что, что он в конце года? Подготовки много не бывает, знаете».
К концу монолога Макгонагалл у ученика явно иссякли все возможные оправдания. Он просто стоял и ждал, прикрыв глаза и покачиваясь на пятках. А Флитвик прилагал титанические усилия, чтобы не выдать себя неуместным смехом.

Я вот не вижу в этом ничего смешного… впрочем, у меня плохо с чувством юмора, я уже говорила.

Минерва распекала его ученика дольше всех и уже успела охрипнуть. В конце сняла с каждого по 50 баллов и разогнала по гостиным. Флитвик заметил долгий многообещающий взгляд, который Поттер бросил в сторону слизеринца.
- Цербер, тролль, дракон – бурчал ученик, спускаясь вниз – Дальше что, гарпия со сфинксом? В задницу Андрасте такое «самое безопасное место во всей волшебной Британии». По сравнению с этим круг и Ирвинг – просто образец благоразумия. – пробормотал Гарри, а Флитвик прислушался. Круг? На самом деле, ученик не первый раз упоминает об этом. Но что бы это значило?

Во-первых, как же меня бесят эти прогоны в сторону Ирвинга! Он хороший дядька и всегда защищает своих, а потом, он сам заложник системы и вынужден вертеться, как уж на сковородке, чтобы всем было норм. Во-вторых, Гарриэт в очередной уже раз палится, что расходится с заявленным характером умника-параноика чуть более чем вообще.

Довольно-таки грубо отгадав загадку двери, ученик прошел в гостиную. Голдштейн, Корнер и Смит дружно повернули головы и вскочили с кресел. В ответ на вопросительный взгляд Поттера Голдштейн спокойно кивнул головой.
- Отбой – зевнул Гарри и первым пнул дверь в спальню первого курса – Мордредов дракон отбыл, нужно успеть урвать пару часов сна до занятий.
Софакультетники синхронно вздохнули и расслабились, потянувшись следом. Как только дверь закрылась, Флитвик забрался в ближайшее к камину кресло и задумался. Он точно где-то слышал о Круге. И ещё этот символ на чаше…. Что бы это все значило?

Я только со второго раза поняла, что «символ на чаше» - это из прошлой главы (или позапрошлой?), где Гарриэт чаши красивые трансфигурировал.

Новость о снятых с трех факультетов баллах разлетелась по Хогвартсу со скоростью чумы с самого завтрака. Единственное, о чем гадали – о виновниках происшествия. Милисент за столом Слизерина похоже единственная, кто не обратил на это никакого внимания. Сейчас её гораздо больше интересовал полупустой стол Райвенкло.
Гарри Поттер сидел к ней спиной и поэтому взгляда в упор практически не замечал. Вообще весь день он с компанией синхронно зевал и едва ли не засыпал на ходу.

Ночью сняли баллы с трех факультетов. Как найти людей, которым надо прописать воспитательного леща? Да посмотреть на тех, кто явно ночь не спал, проверить их алиби – и вуаля! Тоже мне, бином Ньютона…

Даже не конспектировал материал, чем заслужил достаточно жесткий окрик от Макгонагалл. На все осторожные вопросы он только отмахнулся и пробормотал «Встретимся в библиотеке». После чего абсолютно спокойно уткнулся в собственные скрещенные руки и заснул. Прямо на трансфигурации.
Декан Гриффиндора разве что шипеть по-кошачьи не начала, глядя на это, но и сделать что-либо была не в силах. На очередное «20 баллов с Райвенкло» Поттер только вяло что-то буркнул, даже не потрудившись поднять голову.

В очередной раз товарищ грубо нарушает субординацию. И ухудшает свое положение, между прочим. У него уже -70 баллов за сутки, может, стоит прописать ему по шее? А то он в минус уведет факультет, чего доброго…

Возмущенная мастер трансфигурации подошла было к Флитвику, но и там не нашла понимания. Полугоблин крайне любезным тоном поблагодарил коллегу и витиевато посоветовал «не лезть не в свое дело». Присутствующие при этом слизеринцы только криво ухмыльнулись, а оскорбленная Макгонагалл вылетела из кабинета чар, разве что не хлопнув на прощанье дверью.

Во-первых, МакГи слишком пафосна для того, чтобы истерики катать. Во-вторых, она бы не стала заводить таких разговоров при студентах. В-третьих, а слизеринцы чего ухмыляются? Флитвик – не их декан, а Поттер – не их однокурсник. Зато МакГонагалл – замдиректора, вторая после Дамблдора, и злить ее не стоит. Слизеринцы же типа хитрые ребята, им же не надо сенсибилизировать начальство, которое может быть злопамятным. Или я чего-то не понимаю?

На уроке чар Поттер совершенно спокойно разлегся на парте, окруженный слева и справа собственной бандой. Малфой попытался было поддеть райвенкловца левитируемой банкой с краской, но получил недвусмысленное жалящее от очень хмурого Голдштейна. В общей суматохе это мало кто заметил. Разве что сидящий рядом с ней Теодор Нотт неопределенно хмыкнул…

С ней – это с кем? Речь все еще про Милисент? Видимо, да.
Потом абсолютно без перехода Гарриэт и Милисент переносятся в библиотеку.

- Привет – чуть дернул уголком губ Поттер, поднимая от книги глаза. Читальный зал, как обычно, был практически пуст. Только несколько старшекурсников что-то негромко обсуждали возле стеллажа зельеварения.
- Привет – невольно отвечая улыбкой, ответила слизеринка – Ты не ответишь мне на пару вопросов?
Поттер сощурился и задумчиво окинул взглядом читальный зал, на секунду задержавшись взглядом на библиотекаре и нескольких портретах между стеллажами.
- Знаешь что, раз уж речь о вопросах…. – протянул он, захлопывая книгу и убирая её в рюкзак. – Идём, покажу кое-что.
- И зачем тогда было предлагать идти в библиотеку? Ты хотя бы понимаешь, сколько лестниц мне пришлось пройти, поднимаясь сюда? – возмущенно нагнала его Милисент, на ходу попытавшись задеть его локтем под ребра. Поттер только фыркнул и поймал её за руку. Вовремя. Очередная лестница решила «поменять» направление.
- Знаю-знаю. Ненавижу лестницы. – спокойно отозвался райвенкловец, не отпуская её руки. – А в Хогвартсе – тем более. Но это важно, Мили. – не сказав больше ни слова, Поттер привычным скользящим шагом пошел вперед, спускаясь в сторону пятого этажа. Милисент только хмыкнула и все-таки достала его локтем по ребрам. Тот только чуть качнул головой и усмехнулся.

Ну вообще-то Милисент правильно возмущается – зачем было разводить конспирацию с библиотекой, если хотел что-то показать?
Дальше заговорил уже Гарриэт.

Нет. Я знал, что разговор будет тяжелым. Но чтобы настолько? Когда мы прошли в тренировочный зал, я был готов ко всему, но не к летящему мне в голову заклятью неизвестного происхождения. Спасибо, Учитель. Спасла выучка и умение вовремя падать. Не знаешь, что в тебя летит – лучше падай. Во избежание.
Разлетевшийся за моей спиной манекен подтвердил мои предположения, а мне пришлось срочно убираться за ближайшего голема. Н-да. Я не говорил ей о драконе до тех пор, пока все не разрешилось. Зная Милисент, она бы наверняка к этому дракону пошла. Посмотреть. А меня это ну никак не устраивало. Я был готов рисковать рыжим Уизли и даже в какой-то мере и Грейнджер, пусть и с оглядкой на её состояние. Но никак не Мили.

А почему бы, в самом деле, не рискнуть чужими жизнями? Что характерно, не своей (при всем опыте и понтовых ништяках – своя рубашка ближе к телу). Что характерно (2), идя на дело, Гарриэт даже не подумал выдать ребятам по амулетику из своих загашников. Что характерно (3), на башню он шел с Гермионой и Невиллом, но сейчас про Невилла речи нет. То ли автор о нем забыл, то ли герой слишком хорошо помнит, что у Невилла есть БАБУШКА.
Короче, Милисент покрошила заклинаниями еще пару манекенов и готова к переговорам.

Милисент хмуро смотрела на стоящего в трех шагах Поттера. Тот медленно опустил руки и продолжил рассказ, кратко описав произошедшее на астрономической башне. Сразу стал понятен и дисбаланс в очках факультетов, и пришибленное поведение Малфоя утром. Ульрих – староста Слизерина так орал на беднягу, что его было, как минимум, жаль. Ещё бы. Потерянные 50 баллов – серьезный удар по престижу факультета и шансам завоевать кубок. Слизеринцы теперь дружно косились на Драко, а тот в атмосфере всеобщего презрения растерял весь свой пыл.

А потерянные 70 баллов - это так, мелочь. Поэтому Гарриэту на трансфигурации никто слова не сказал.

Хотя сейчас кубок – последнее, что её волновало. Когда схлынуло нервное напряжение, у слизеринки явственно зашумело в ушах, она опустила палочку. В какую-то секунду подскочивший Поттер спокойно притянул её к себе и слегка провел по рукам.
- Понимаю, что злишься. Но вот доводить себя до истощения явно не стоило – негромко фыркнул ей на ухо Поттер.
- Я все ещё злюсь – вяло попыталась его оттолкнуть Милисент. Впрочем, на фоне усталости у неё ничего не получилось. Да и райвенкловец явно отпускать её не собирался. Он только хмыкнул и опустился на невесть откуда взявшееся кресло. Наколдовал, наверное. – Если этот дракон был настолько не опасен, я могла бы….
- Нет, не могла бы – хмуро отрезал Поттер.
- Слушай, ты не можешь указывать мне, что делать! – взвилась слизеринка, снова раздражаясь.
- Могу, когда речь идет о твоей безопасности. – покачал головой Поттер, а Милисент подняла голову. Она отчетливо услышала, как дрогнул сейчас его голос. Райвенкловец глубоко вздохнул – Посмотреть на дракона можно, когда он в клетке. И желательно в цепях. А не тогда, когда эта мразь в трех шагах от тебя огнем плюется. – не глядя на нее, хмуро сказал Поттер.
- А для тебя это, значит, было не опасно? – обманчиво спокойным тоном поинтересовалась слизеринка.
- Да твою ж Моргану, Мили! – не выдержал Гарри и явственно скрипнул зубами. В ответ на её хмурый взгляд он только моргнул. – Я подготовился. – выделяя слова интонацией, пояснил он. – А задень тебя эта тварь, и что мне, по-твоему, делать? Там и так Уизли с Долгопупсом влезли, куда их никто в принципе не просил. Ещё и Грейнджер за собой потащили. Но тобой я рисковать не готов.

А ими – запросто, ага. Они ж тупые гриффиндорцы, их не жалко.
/сплевывает в баночку светящуюся ярко-зеленую слюну; стекло растекается лужицей/ Надо было золото брать, оно инертное. Так о чем бишь я?

- Но ты рисковал…. – растерялась слизеринка, и сама не заметила, как сжала в ответ его руку.
- А мне не в первый и не в последний раз. Тем более, что я уже имел дело с драко….- начал было пояснять уставший Поттер, но тут же прикусил язык.
- Продолжай? – приподняла бровь Милисент. Под её взглядом райвенкловец шумно выдохнул и отвернулся.
- Проклятье, Мили – буркнул он, прикусив губу и смотря куда угодно, но никак не на нее.
- Нет, скажи. – требовательно дернула его за рукав мантии слизеринка – Когда ты успел иметь дело с драконом и почему я об этом впервые слышу?
- Это сложно объяснить – моргнул Поттер, окончательно откидываясь назад в кресле и закрывая глаза – Я просто это помню, ясно? Не спрашивай, понятия не имею, как и почему. И не сказал тоже поэтому. Это странно. Более странно, чем логика одного нам обоим известного директора. – пояснил он, окончательно замолкая.

По-моему, потрясающее объяснение. Потрясающее в своей беспомощности и невнятности.

В тишине комнаты сосредоточенно считаю от десяти до ста. Про себя. Мордред, ну кто меня просил об этом говорить?! Ограничился бы тем, что не хочу подвергать её опасности. Так нет же, доказывать свою позицию потянуло, Бездна её побери! А ещё Милисент молчит. Как-то слишком уже долго молчит, и меня это нервирует.
Открываю глаза и натыкаюсь на её внимательный, изучающий взгляд. Брр. И что? Как мне реагировать-то? Нервно расправляю плечи, чувствуя явно скопившееся между лопаток напряжение. А когда она чему-то улыбнулась, я окончательно растерялся. Мордред, да какого гхыра все так сложно?!
- Значит твой интерес к сновидцам и прорицателям…. – начала она, а я про себя облегченно вздохнул.

Как интерес к сновидцам связан с драконами и памятью о них? То есть понятно как, но можно было чуть развернутей сказать, тогда бы вопросов не возникло.

- Небезоснователен – киваю. И ведь не вру. Подумаешь, что настоящая причина сугубо мое личное любопытство о магах тени в этой реальности. И о самой Тени в принципе

В этой реальности нет Тени, он что, до сих пор не в курсе?

- Никогда ничего от меня не скрывай – нахмурилась слизеринка, а я не удержался и поцеловал её в щеку. Кажется, она покраснела. Забавно.
- Постараюсь – киваю и взмахиваю палочкой, свободной рукой ловя пузырек с зельем. – Восстанавливающее. – поясняю в ответ на её вопросительный взгляд и чуть усмехаюсь – Надо разойтись по гостиным, пока Снейп и Макгонагалл нас обоих в розыск не объявили.
Услышав в ответ её смех, окончательно расслабляюсь. Да уж, Хоук. На этот раз обошлось. Но впредь надо внимательнее следить за языком, намного внимательнее. А то, как бы дело не кончилось костром Инквизиции, не к ночи будь она помянута.

/шепотом/ Может, ты не в курсе, Гарриэт но Инквизиции как органа охоты и контроля тут тоже нет! Причем давно. А жаль.

До гостиной Слизерина дошли молча. Пользуясь случаем, слегка провел по её венам, передавая часть собственной магии.

Для того, чтобы провести по венам девочки 11 лет, надо вскрыть у нее на руках кожу и подкожную клетчатку, потому что вены у детей тонкие и легко прячутся в тканях. Это так, к слову.

Простой и эффективный прием. Практикуется ещё новичками круга, чтобы помочь друг другу. Она явно вздрогнула, но спрашивать ни о чем не стала. И эффект похоже сочла действием зелья. Хорошо. Очень хорошо.

Я такого приема не помню (и не уверена, что он законен – вены все-таки, кровь…), но ладно, не буду цепляться к словам. Глава 19 на этом закончена.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 25

Онлайн
Гексаниэль
Привет!
Я убила первую стрелу за без малого два года занятий, попав в нее другой стрелой. Это не очень хорошо, обычно я делаю все, чтобы не подшибить одной стрелой другую, зато теперь я официально фигов Робин Гуд. А в фике "(Не)Хоук и философский камень" ждет разбора 18 глава, так что не будем мешкать!

Примечание: положение Флитвика в данном случае двоякое - с одной стороны, он опекун Поттера в магическом мире. И как ни крути, несет за него ответственность. С другой, подчиненный Альбуса Дамблдора согласно заключенном с Хогвартсом контракту. Поэтому пока ему, хоть и скрипя зубами, но придется смотреть, как его Ученик подвергает себя риску. Да и Хоук не из тех, кто отступает в сторону, что в будущем будет очень осложнять ситуацию. Приятного чтения!)

Так… то есть Флитвик в курсе ситуации с драконом? А какого… лешего нам наводили тень на плетень аж две главы?
Ладно, будем посмотреть. Начинает Гарриэт.

Чарли Уизли оказался на редкость толковым парнем. Помимо письма с временем и подробным планом транспортировки твари, он прислал специальный ящик, невосприимчивый ни к весу, ни к пламени. Увижу – пожму ему руку. Субботы я ждал, как окончания Истязаний и Рождества.
Парни о плане тоже были предупреждены, и должны в случае чего прикрыть меня перед старшекурсниками. К счастью, об участии в операции никто из них не заикнулся. Корнер, правда, очень красноречиво блестел глазами, глядя как я обрабатываю синяки.

Инициативного Смита, предлагающего обратится к контрабандистам в Лютном, я даже осаживать не стал, ограничившись одним коротким «Нет».
Контрабандист ничего не делает просто так. Мне опыт общения с той же Хартией

Непонятно когда и как полученный, ага.

запомнился раз и навсегда. А какой будет цена за анонимную перевозку дракона – даже думать не желаю. Варрик после лириума шесть лет не мог сторговаться с Джарвией и её прихвостнями,

И я бы могла понять, если бы Хартия возродилась к тому моменту и все такое, но Джарвию мы в первой игре выпиливаем, тыкскзть, лично! Поэтому я и говорю, что запуталась.

Исправлено и дополнено по подсказке Laini: Хартия в самом деле возродилась и восстановила свою мощь, однако в 9:30 году и некоторое время потом она переживала серьезный кризис из-за Мора и гибели главаря (Джарвии) вместе с немалой частью банды. Ну, и новый гномий король не давал ослабленной Хартии особо высовываться. Здесь этот кризис не то что не упоминается - он прямо отрицается.

а это был всего-навсего магический реагент для зелий.

Лириум по канону – это не «всего лишь» реагент, а лютая НЕХ, содержащая в себе чуть ли не концентрированную магию. Но ок, у нас АУ.

Мощный, редкий, на который Церковь объявила монополию, но всё же это далеко не дракон.
После нашего вынужденного столкновения с Норбертом, Хагрид, наконец, осознал серьезность ситуации и перестал кого-либо подпускать к твари. Ящик я лично отконвоировал лесничему, а следить за лесом – вообще не проблема. Первую полосу я мог пройти хоть с завязанными глазами. Дичь я передавал великану через окно, отмахиваясь от его сбивчивой благодарности. Чертов дракон отнимал все его время.

И, конечно, никто не заметил, что Хагрид не приходит в Большой зал есть.

Кстати, «небольшая царапина» младшего Уизли не осталась без последствий. Оказалось, что клыки у твари вполне себе ядовитые. Уже через пару часов рука распухла втрое и приобрела зеленоватый оттенок, Рона уложили в больничное крыло на неопределенный срок. Грейнджер и Долгопупс мотались туда, как на работу, с конспектами наперевес. К субботе его, скорее всего, не выпустят. И хвала Андрасте.
Я не был уверен, что мантия уместит меня и троих гриффиндорцев на пути к башне астрономии в полночь. Не говоря уже о том, что все вместе они неспособны вести себя тихо.

Сказал человек в консервной банке и железных ботах.

А так у Гермионы достанет мозгов не орать на весь коридор. А Долгопупс вполне мог бы и попасть в мою гвардию.

Как великодушно с твоей стороны, чувак!
Но вы заметили? Рона товарищ игнорит в упор.

Тихий герболог только на первый взгляд казался окружающим безобидным. Я уже сейчас разглядел его упрямство и волю. Да и общение с моей бандой потихоньку идет ему на пользу, парень раскрывается.

Вы это видели? Раскрытие персонажа, преодоление комплексов? Я тоже нет.

Ещё одной проблемой был Малфой. Мелкий аристократ, всерьез полагающий, что все вокруг ему должны, точно не упустит возможности напакостить. Но всю неделю подготовки мордредов слизеринец вел себя тише некуда, и это меня раздражало. При этом у меня самого руки связаны. Я итак вляпался в ситуации с драконом по самую макушку. Если сейчас поспособствовать исчезновению одного отдельно взятого наследника благородного Рода, ко мне может появиться много вопросов.

То есть Гарриэт на полном серьезе раздумывает о том, не устранить ли ему Драко? К черту Рода и прочий фанон – не устранить ли ему мелкого пацана, который лично ему ничего плохого не делал? Драко плохо воспитан и ведет себя не всегда по-рыцарски, но реально, ничего плохого он в этом фике пока не делал.
А фанон летел, колеса терлися,
Вы не ждали нас? А мы приперлися!

Кстати, в то, что руководство Хогвартса не в курсе происходящего, ни я, ни парни не верили. Десница с присущим ему упрямством, скрипя зубами, притащил в гостиную трактат о директорах замка. И ситуация получалась весьма, весьма интересная. Директор – маг напрямую связанный с энергоисточником школы. Такой всплеск, как дракон, проморгать очень трудно. Не говоря уже о том, что если даже Малфой услышал драконий рев, болтаясь по территории школы, вряд ли это могли пропустить оповещающие чары.

Да все проще, Гарриэт. Ты же сам говоришь, что Хагрид не выходит к столу, не патрулирует лес. А должность у него опасная, и тут вдруг… может, он ранен? Или заболел? Да к нему еще в первые дни затворничества кто-то из преподов явится.

Тем больше меня злило бездействие. Даже если знал обо всем один Дамблдор, да Хагрид – это ничерта не улучшает положения. В какие бы игры не играл директор, впутывать в это учеников низко и недостойно порядочного мага.

Сказал человек, думавший, не подстроить ли несчастный случай пацану 11 лет. Почти на пустом месте.

Не спорю, даже в круге были свои интриги и своя собственная партия радикалов. Один Ульдред и горстка его выкормышей чего стоит.

Ульдред? Хе. Ульдред – тот самый маг-мятежник, который двинулся чердаком и вместо переворота устроил кровавую баню (из-за чего, собственно, и пришлось просить Права уничтожения). Но на него повлияли в этом плане два фактора: первый – Мор и конкретно падение крепости Остагар (Ульдред там был, выжил, и, видимо, что-то у него в голове перемкнуло – он решил, что вот сейчас подходящий момент для активных действий). А я не очень понимаю, что там было с Мором у этого неХоука. Второй – предположительно, у Ульдреда был союзник, очень важная политическая фигура. А я не понимаю, этот союзник в этом АУ есть или не очень.

Но даже там, под сенью Инквизиции и Церкви, 11-летние ученики в самом бредовом помысле не могли наткнуться на цербера или зеркало! Опасные артефакты вообще выдавались только старшим чародеям или магам, прошедшим Истязания, под письменное разрешение Ирвинга!

А вот это, внезапно, почти канон. Правда, разрешение старшим чародеям не требовалось, только магам, прошедшим истязания. И подписать его мог любой старший чародей. Но это мелочь.

Утром субботы я был злой и не выспавшийся.

Парни, чувствуя мое состояние, старались не отсвечивать.

И я не буду отсвечивать, пока ты манекены в тренировочном зале лупцуешь, а сразу передам слово Флитвику.

Филиус Флитвик взмахом палочки восстановил состояние пола в тренировочном зале, как только за учеником закрылась дверь. Профессор прекрасно чувствовал, что скоро все закончиться. Разумеется, он был в курсе ситуации с драконом. Очень сложно было не заметить явный запах гари от мантии. И то, как ученик напряженно оглядывался в сторону хижины лесника, говорило о многом.
Когда мастер чар в первый раз услышал витиеватое объяснение директора, у него долго не хватало цензурных слов для комментирования ситуации. «Приключение с драконом»! К гхырам такие приключения! Флитвик только открыл рот, чтобы высказать все, что он думает по этому поводу, как тут же получил задание «проследить за ситуацией» и был бесцеремонно выставлен за дверь чарами кабинета.

Ну… да, у нас дамбигад и дамбитуп, именно поэтому Дамблдор не поговорит с Хагридом сам и не обеспечит транспортировку дракончика по своим каналам. А Флитвик, до того уже протащивший кабальный контракт Наставника в пику Дамблдору, конечно, палец о палец не ударит сейчас.

Гарри не просил о помощи, ни о чем не спрашивал, но день ото дня он выглядел все более хмурым и мрачным. Потом начались его рейды в запретный лес. Мастер чар, скрытый заклинаниями, первые дни с любопытством наблюдал, как тот ориентируется по первой полосе леса. Кажется, обязанности лесника совсем не доставляли ему неудобств. Флитвик провел за наблюдениями неделю и, в конце концов, успокоился.

А кто в это время студентов учил и домашки проверял?

Выяснить, что вечером в субботу состоится «рейд по транспортировке дракона», не составило никакого труда. Профессор чар сам услышал, как Гарри сердито шипел на обескураженную Грейнджер, требуя от той прекратить суетиться попусту. Да и сам ученик был напряженно-сосредоточен на собственных мыслях, настолько, что не с первого раза воспроизвел красящие чары.

Которые по лору Роулинг относятся к трансфигурации (см. шестую книгу), но кому не пофиг?

Полугоблин попытался вразумить Дамблдора, но тот только загадочно сверкал очками и улыбался. Скрипнув зубами, мастер чар начал подготовку.
Перво-наперво он наложил следящее заклятье на дверь гостиной. Как только ученик выйдет, чары дадут об этом знать. А дальше он сделает все, что потребуется, чтобы подстраховать ученика. И как только все закончится, постарается намотать на кулак нервы одного длиннобородого директора. Всего-то и нужно будет, что чиркнуть пару строк попечителям.

Ну и тварь же ты, Флитвик. У тебя есть возможность вывести учеников на чистую воду и самостоятельно разобраться с драконом, раз уж ты такой борзый. Или предупредить коллег. Но ты лучше будешь делать непонятно что, а потом напишешь попечителям. Круто.

Ладно, ты мне надоел, а там как раз снова речь толкает Гарриэт.
- Гарри. Гарри. Наместник! – окрик Голдштейна подействовал на меня, как ушат ледяной воды, выдергивая из ватного и тяжелого сна. Проморгавшись, я кивнул и выскользнул из кровати.
Десница некоторое время понаблюдал за тем, как я натягиваю броню, после чего вернулся в гостиную. Про себя я прокручивал в голове план. Сначала мне нужно спуститься в трофейный зал, где должны ждать гриффиндорцы. После этого мы под мантией-невидимкой должны дойти до Хагрида и забрать ящик со спящей тварью. Самое сложное – доставить груз на астрономическую башню до полуночи. Драконологи во главе со старшим Уизли должны прибыть именно в это время.
Проверив крепление наруча, я несколько раз подпрыгнул на месте, тестируя подвижность. Тяжесть доспеха приятно успокоила. Рукой коснувшись рукояти кинжала, я сосредоточенно вздохнул и перебросил мантию через руку. Пора.

Я не успела сообразить, как это прокомментировать (в общем, копиркин канона тут, только с понтовыми ништяками), как микрофон перехватил Флитвик. А вот фанон летел, колеса терлися…

Мастер чар взмахом палочки наложил на ученика чары слежения. Простое, малозаметное заклятье. Гарри слегка вздрогнул и внимательно оглядел коридор. Не найдя ничего подозрительного, он набросил на плечи мантию-невидимку и скользящим шагом двинулся вперед.
О наличии этого артефакта Флитвик знал ещё с Рождества. Он лично проверял мантию на присутствие вредоносных или просто лишних чар. Ни тех, ни других там не оказалось. Кроме того, родовой артефакт Поттеров оказался не так прост. Даже с помощью специальных очков профессор смог увидеть только верхний конструкт чар. Ученик же смотрел долго и вдумчиво, после чего сказал, что система слишком сложна, чтобы он мог прямо сейчас описать её словами.
Полугоблин только кивнул. Может, он и не был чистокровным, но об особенностях родовой магии прекрасно знал. Семейные артефакты для наследников и будущих глав Рода работают всегда особым образом. Мантия, к счастью, подпускала к себе и чужих, не причиняя им вреда. Поэтому пользоваться ей можно максимально свободно.

Опять эта ерундистика с наследиями (чтоб им пусто было).
Все идет по плану, Гарриэт встречает Гермиону и Невилла и снова вещает самолично.

Забрать ящик со спящей тварью у Хагрида не составило труда. Грейнджер, несмотря на все её возмущение, мы с Невиллом единодушно задвинули за спину. Двигаться под мантией с грузом было итак неудобно, а девочка от волнения то и дело сбивалась с шага.
Невилл старался поспевать за мной и в целом успешно удерживал ящик с левой стороны. Недавно гриффиндорец присоединился к нашим тренировкам и постепенно начал набирать форму. Разумеется, до идеала было ещё далеко, но уже сейчас его движения стали более плавными. Да и в целом общение с парнями добавило ему уверенности.

Вообще я нормально отношусь к приему «показать результат, а потом рассказать, как к нему пришли», сама грешна, но этот фанфик меня очень сильно сенсибилизирует.

Чарли Уизли в сопровождении трех своих друзей прилетел минута в минуту на метлах. Кстати, ещё один довод в пользу осведомленности директора. Юные драконологи в жизни бы не долетели до Хогвартса, если бы в защите не было бреши. А поверить в то, что эта брешь в защите торчит круглый год, мне вполне явственно мешал мой здоровый скептицизм.

Не-а. Ни разу не здоровый, непонятно откуда взявшийся, характеризующий персонажа с крайне неприятной стороны и просто плохо прописанный. (2)
Я, кажется, в распределительной главе об этом говорила, но могу и повторить, раз такие пироги.

Крепко пожав руку старшему Уизли, я проводил взглядом удаляющиеся в ночном небе фигуры с ящиком, закрепленном между метлами, и облегченно выдохнул. Все. Никакого дракона. Не успел я дать волю хорошему настроению, как дверь на астрономическую башню распахнулась. На пороге стояла взбешенная Макгонагалл, а у неё за спиной маячила подозрительно знакомая макушка одного белобрысого слизеринца.

А почему Флитвик не перехватил коллегу, ась? Ему так хотелось прищемить Дамблдору бороду? Ну-ну.
Глава закончена, а в следующей нас ожидает… ну вы сами все увидите. До встречи!
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 19 комментариев

Онлайн
Гексаниэль
Привет!
"(Не)Хоук и философский камень", глава 17, часть вторая.
Первая тут - https://fanfics.me/message392950

После рождения дракона недели понеслись с ужасающей скоростью. Я разрывался между тренировками и хижиной лесника. А тварь росла. Бездна побери этого гребанного дракона, но он уже перерос Клыка! А когда от его пламенного дыхания загорелся стол, я понял, что нужно что-то делать.
Но что я мог сделать?

Ну я даже не знаю… например, вспомнить про драконолога Чарли Уизли, брат которого до сих пор пытается с тобой подружиться?

Эссе и лекции я писал исключительно самопишущими перьями, экономя время. Тоже самое касалось и домашних заданий. По истории магии я вообще ничего не писал, а сам Бинс похоже этого так и не заметил.

Видимо, мы должны понять, насколько у него времени нет. Ну ок. типа поняли.

Когда Норберт начал перерастать Клыка и ощутимо раздаваться в ширь, Хагрид практически совсем перестал выходить из хижины и выполнять свои обязанности лесничего. С этим ему помогал я, пока трио таскали мясо и возились с драконом. За прошлый месяц мне удалось основательно изучить всю первую полосу леса.
В итоге я кормил животных, подрезал растения и следил за гнездами. Ничего сложного, все тропы были так или иначе связаны друг с другом. А с моим опытом лес не казался ни мрачным, ни страшным. Разве что напрягало постоянное внимание со стороны лучников, но и с этим пришлось неизбежно смириться.

Хагрид отправил первогодку, сына своих друзей, патрулировать лес. В одиночку. Я зрю некоторую дичь.

Ещё совершенно неожиданно для себя я всерьез увлекся охотой. Постоянный запах жаренного мяса в хижине лесника волей-неволей, но будил аппетит. И решать эту проблему просто таская горы еды в рюкзаке мне не хотелось.

И этот человек бухтел на то, что Гермиона тратит энергию куда-то не туда! Извините, я не одобряю охоту, когда в ней нет необходимости – то бишь у человека есть пропитание, жилище и одежда.

Через неделю моих метаний, я вспомнил свои старые навыки. И засел за чертеж. Короткий, полуавтоматический самострел, который легко можно скрыть в наруче долгое время был моим неизменным спутником. Ну, как для Варрика его любимая Бьянка, скажем. Разве что, я своему оружию не давал имени. И разумеется, такого мне не найти ни в одном магазине косого переулка.
Детально воспроизвести чертеж было непросто.

Он еще и инженер? Круто! Хотя я не доверяю малюське, которую он намерен наинженерить. Арбалет, который можно спрятать в наруч – это… ну я не знаю. Гарриэт – пацан 11 лет. В этом возрасте нормальным и чуть выше считается рост 148-156. Наруч ему нужен сантиметров 15-20, не больше. То есть арбалет, который делает Гарриэт, должен быть максимум 20 см в длину! Или даже меньше, потому что он этот арбалет намерен в наруч ПРЯТАТЬ (он еще и складной, мама дорогая). Да у иного арбалета болт длиннее.
Собственно, поскольку чертеж Гарриэт нарыл в своей памяти – памяти человека из типа средневекового сеттинга – что-то мне подсказывает, что бронебойная сила у этой штучки будет примерно никакая уже на средней дистанции. В старинном арбалете же главный прикол в том, что при сравнительно коротких плечах тетива натягивается при помощи рычага, мышц ног, спины, пальцев обеих рук и такой-то матери. За счет чего и повышается мощность выстрела. Что и чем натягивать на этой шмакодявке, я вообще не врубаюсь.
Справедливости для – маленькие арбалеты, которые можно спрятать под одеждой, в древности существовали, только это была штука из разряда «подойти к жертве почти вплотную и выстрелить в не закрытое броней лицо». Такая прям хорошая штука на охоте, что я не могу.
А Бьянка, которую упомянул Гарриэт – это как раз боевой арбалет, который сравнивать с непонятным налапником у меня бы язык не повернулся.

Мне пришлось основательно копаться в собственных воспоминаниях. В прямом смысле этого слова. Поиск стал моим вторым кровным ритуалом. Правда, проводился он на сей раз в запертом наглухо тренировочном зале задолго после отбоя. Все-таки магия крови – совершенно уникальное направление. Словами не передать того ощущения, когда по венам струиться собственная сила.

Ну вообще ты не палишься, ага.

На следующий день чертеж самострела, болтов, самого наруча и три листа расчетов были полностью готовы. Все это упаковалось в плотный конверт и отправилось к моему поверенному. Подумав, я заказал ещё несколько кожаных наплечников на мантии со стальной прослойкой.
Ромул рос. И когти у моего боевого ворона были, дай Андрасте каждой птице. Когда он перелетал ко мне на плечо, ткань не выдерживала и никакие чары не могли в этом помочь.

А зачем ему несколько наплечников? Плеча-то два, а при темпе его роста все равно наплечники новые скоро понадобятся.

Поверенный прислал заказ через пять дней, также как и заверения банка в том, что все останется полностью анонимным.

В тот вечер мы с парнями сидели у камина и обсуждали всякие мелочи. Остальные уже успели разойтись по спальням.
И да, я рассказал им о драконе. У меня итак от окружающих много секретов, прибавлять к этому ещё один было бы ошибкой.

Ага, Флитвику низзя, Дамблдору низзя, а друзьям можно… эх, трепло ты, Гарриэт.

Парни на новость среагировали своеобразно. Смит, имевший несчастье именно в этот момент пить чай из моих запасов поперхнулся и залил камин. После того, как мы в четыре руки похлопали его по спине, он выдал столько красивых и ярких эмоциональных выражений, что даже я заслушался. Моя банда – не гриффиндорское трио. И они отлично понимали, что дракон – это проблема. Правда, что делать, мы так и не придумали. Выкрутиться из ситуации так, чтобы никто не пострадал не получалось никак.

У вас. Под носом. Ходят. Полезные. Связи. По фамилии. Уизли.
Тоже мне, умники.

Поймав заинтересованный взгляд Десницы, я кивнул. Всей компанией вместе с птицей мы перебазировались в спальню первого курса. Крайне внимательно изучив все три свитка и письмо от поверенного, с помощью Десницы и Краснобая я вскрыл ящик. Восхищенный и потрясенный вздох от парней польстил моему самолюбию. И было отчего. По два набора болтов трех разных категорий, сам наруч с самострелом и точным, посеребренным механизмом крепления, ну и, конечно же, набор по уходу за оружием.
Крюкохват написал, что при необходимости болтов они могут прислать любое количество. А в финансовом отчете меня приятно порадовали цифры. Деньги текли пока тонким ручейком, но текли. И это самое важное. Речь идет не только о пополнениях со счета «лорда Поттера», но и о ряде других более мелких операций. К примеру, мой проект самострела уже выкуплен и выставлен на черном рынке, отчего мне будет приходить 72% при покупке. Поверенный не писал об этом прямо, но я ясно видел все, что нужно – между строк.

Я в упор не вижу, кому можно толкнуть эту штуковину. Волшебникам? На кой, если есть волшебные палочки? Палочка не нуждается в перезарядке, многофункциональна, мало весит, сама подстраивается под хозяина, абсолютно легальна. Магглам? Ой, не смешите. Перцовый баллончик, шокер, травматическое оружие и огнестрел – в зависимости от возможностей и законов. И да, арбалеты, которые эту штучку уделают, как бог черепаху, у магглов тоже есть. Вот, например, список крутых арбалетов: https://lastday.club/13-moshhnyh-arbaletov-dlya-ohoty-i-vyzhivaniya/
Там есть и компактные модели, но обратите внимание – их не в типа средневековом мире делали, а в нашем, по современным технологиям. И наворотили всякого по самое не балуйся.

На руку наруч лег приятной тяжестью. Голдштейн, поняв мои намерения, тут же трансфигурировал с десяток мишеней. Неторопливо зарядив оружие пятью болтами в специальный карман,

Там, по ходу, чары расширения пространства.

я вскинул руку и выстрелил. Механизм среагировал сразу, стоило только вплести немного магии и напрячь запястье.

Мне прям интересно, что можно напрячь в части тела, напрочь лишенной мышц. Я попробовала напрячь запястье, у меня не вышло.

Болт слетел с еле слышным свистом. И первые три мишени перекосило пополам.

Что это были за мишени? Если листы бумаги в воздухе, тогда окей (только болтам кранты). Если человеческие фигуры из картона – ну тоже ок, только болтам кранты. А поролоновый или соломенный щит на деревянной раме, на котором круги намалеваны, не от всякого выстрела скособочится. Там надо из огнестрела в упор стрелять, причем крупнокалиберного.

Я ощутил отчетливый прилив адреналина и перевел взгляд на потрясенных парней, чувствуя, как по коже волной прошла приятная дрожь. Оставшиеся болты потратили уже они. Энтони пришлось дополнительно создавать новый строй противника. Я поправлял стойки и учил правильно направлять движение запястья, чтобы снаряд летел точно туда, куда требуется.

Я зависла. Вот хоть режьте меня, хоть расчленяйте – я не знаю, что там за зависимость выстрела от движения запястья. Самострел «сидит» на предплечье, в действие приводится сгибанием кисти (потому что при разгибании руку себе прострелишь нафиг). Тут, как я понимаю, основной прикол в том, чтобы всю руку не перекашивать и поправку высчитывать верно.
Кстати про стойку. У меня был пост про лук - https://fanfics.me/message378337 - где я расписывала важность этой самой стойки…
Фишка в том, что для арбалета стойка в принципе не так критична, из него можно и сидя на стуле или лежа стрелять, если он правильно натянут. В этом основной прикол арбалета, он не взрывает мозги так, как это делает лук.

За этим занятием мы не заметили, сколько прошло времени, и спать легли только тогда, когда за окном занялся бледный рассвет. Я спал от силы час.

Сразу вопрос – сколько у вас там болтов было и сколько вы не ухайдакали об свои мишени недоделанные?

Привел оружие в порядок, выпил кофе и нашил на свои мантии наплечники. Просто и быстро, безо всякой магии.

Кожаные наплечники с металлическими вставками он легко и быстро нашил на ткань. Видимо, обычной ниткой и обычной же иглой. Ой, не могу, держите меня семеро.

Перед занятиями мне удалось написать письмо своему поверенному. В первую очередь, сердечно поблагодарив гоблина, я попросил прислать ещё болтов в каком-нибудь пространственном ящике. И заказал ещё три самострела. Свой ведь не всегда смогу одалживать парням.
Сейчас я шел по лесу, неся в левой руке связанные туши нескольких зайцев. Нет, мишени это хорошо, но они не сравняться с живой дичью. Навыки стрельбы возвращались ко мне быстро. И в общей сложности в снегу я оставил всего 5 болтов.

Мне жалко местную хурму…
Смотрите. В январе Гарриэт узнал про яйцо. Через несколько недель дракон вылупился. Еще несколько недель он рос, то есть сейчас где-то начало марта… в это время в Шотландии со снегом напряженка обычно, чай, не Заполярье.

Остальные звери были покормлены, растения подстрижены,

Даже не спрашиваю, че он там стриг. В лесу. Весной.

так что небольшое развлечение не заняло много времени. Кстати, кентавры отнеслись к моему занятию достаточно спокойно. Я не наглел и не лез на крупного зверя, похоже, этого было достаточно. Уже приближаясь к хижине лесника, я услышал громогласный рев и похолодел.

А я радуюсь и передаю слово Гермионе.

Гермиона расширенными от ужаса глазами смотрела на кровь, пропитывающую рукав мантии Рона. Прямо перед ней Хагрид безуспешно пытался успокоить разбушевавшегося Норберта. Невилл, выставив перед ними стол наподобие баррикады, беспомощно оглядывался по сторонам, облизывая пересохшие губы. Когда дракон в очередной раз взревел, входная дверь распахнулась.
Хмурый Поттер бросил что-то в угол и вытащил палочку, молниеносно оценивая обстановку. Бросив мимолетный взгляд на Рона, он выругался сквозь сжатые зубы и рявкнул:
- Хагрид, пошел вон оттуда! – лесничий от такого тона слегка опешил, но интуитивно убрался с дороги. Дракон и райвенкловец с минуту яростно сверлили друг друга глазами. Из груди Норберта раздался угрожающий рык, но Гарри только ослепительно улыбнулся и послал в противника ярко-красный луч проклятья – В чем дело, тварь? Поиграть захотелось? – сквозь зубы зло процедил Поттер.

Он только что ослепительно улыбался, а теперь цедит слова сквозь зубы? Что у него с мимикой?

Заклятье не причинило дракону особого вреда, но изрядно добавило ярости. Выгнув мощную шею, он попытался клыками достать ногу райвенкловца, но тот тут же отскочил в сторону. Опомнившийся Хагрид бросился к дракону сбоку, но получил сильный удар хвостом по макушке. Тем временем Гарри проявлял чудеса акробатики,

В N кг железа…

уклоняясь от драконьих челюстей и коротких всполохов огня. Ситуацию осложнило то, что помещение начало гореть.
Швырнув в дракона табурет, Поттер в очередной раз выругался и сплюнул густую слюну. Хагрид тем временем снимал со стены большую стальную ловчую сеть. Такая использовалась при охоте на крупную дичь. Взгляд райвенкловца блеснул пониманием, и он целенаправленно начал теснить Норберта в единственный пустой угол. Клык, заливаясь лаем, стоял рядом с Роном и Гермионой, готовый по возможности перегрызть обидчику глотку.
Дракон взревел, когда лесничий накинул на него сеть. Тут же помещение осветил бордовый свет какого-то заклятья. Поттер что-то шептал, прижав порезанную ладонь к полу. Разобрать шепот во всеобщем гвалте Гермиона не смогла. Спустя изнурительные пять минут Норберт наконец затих и заснул, плотно обернутый стальной сетью. Хрипло помянув Моргану, Поттер повалился на пол, судорожно восстанавливая дыхание.

Экшон уровня поединка с троллем. А вы что скажете?
И да, это было глупо. Дружба с Хагридом – плохая отмазка.

- Гарри! Гарри! – не обращая внимания на местами тлеющий ковер и постепенно разгорающееся пламя на стене, лесничий бросился к райвенкловцу.
- Я в норме, Хагрид. – пробормотал тот куда-то в пол, не делая никаких попыток подняться. Со стороны Гермиона ясно видела, что руки у него явственно тряслись. – Погаси огонь, не то мы все здесь благополучно зажаримся.
Невилл и Рон подскочили, бросившись помогать лесничему заклинаниями. Гермиона нерешительно подошла и тронула Поттера за плечо. Тот вяло приоткрыл глаза и кивнул. Подняться он явно был не в силах, так что девушка помогла ему устроиться у стены, подальше от мирно спящего дракона. Клык, скуля, подобрался к ним и положил голову райвенкловцу на колени. Прикрыв глаза, он потрепал собаку по загривку.
Порядок наводили долго, по широкой дуге обходя дракона. Гарри остался сидеть на полу, сосредоточенно собираясь с силами. Очнулся он только тогда, когда лесничий заботливо сунул ему в руки чашку с чаем. Разговор не клеился. Хагрид был непривычно хмур и серьезен. Невилл, негромко чертыхнувшись, запер, наконец, хлопающую от ветра входную дверь. Когда чашки практически опустели, Поттер обвел присутствующих внимательным взглядом.
- Как это произошло? – негромко поинтересовался он. В единственной комнате лесничего все еще видны были следы погрома.
- Мы кормили дракона, а потом он меня укусил – угрюмо отозвался Рон, показывая пропитанный кровью рукав мантии. – Неглубоко, царапина всего лишь – продолжил гриффиндорец, предупреждая вопросы – А потом он будто взбесился…. Ну и вот.
Хагрид в своем кресле сокрушенно вздохнул. С первого взгляда было ясно, что он винит во всем себя. Глотком опустошив чашку, Поттер медленно поднялся на ноги, опираясь левой рукой о стол. Невилл тут же подскочил, собираясь уступить ему место, но райвенкловец только отмахнулся.
- Как хотите, но от твари надо избавиться. – негромко произнес он, хмуро глядя на лесничего – Нужно придумать, как передать его драконологам и не привлечь к этому министерство.
Комната снова погрузилась в сосредоточенное молчание, а Гарри методично растягивал и разминал конечности, разгоняя кровь. Клык пристроился рядом, стараясь при этом не слишком ему мешать.
- Чарли – просиял вдруг Рон, широко улыбнувшись – Мой брат работает драконологом, я могу написать ему. – пояснил он в ответ на хмурые взгляды присутствующих.

А сразу поговорить с Роном была не судьба, да? Впрочем, зачем будущему лорду и его блистательной свите какой-то Уизли…

- Напиши. – согласился Невилл, глаза лесничего зажглись надеждой. – Все равно хуже быть не может….
- Накаркал – обреченно вздохнул Поттер, кивком указывая на окно. Все дружно обернулись, чтобы успеть увидеть удаляющуюся фигуру Драко Малфоя, возвращающуюся в замок. – Нужно идти в Хогвартс и разойтись по спальням. Хагрид, спрячь дракона. Плевать где, хоть в землю его закапывай. Он до завтра проспит.
- Дело дрянь. – мрачно вздохнул лесничий, а Поттер натянул мантию, шапку с перчатками и нетвердым шагом направился к замку. Гермиона проводила его задумчивым взглядом, вспоминая алый свет заклинания и рассеченную ладонь первокурсника. О таких чарах она не читала ни в одной книге.

И что мешает ей вотпрямщас пойти к МакГонагалл? А… ничего. Но она не пойдет.
А микрофон у меня перехватывает Энтони.

Энтони Голдштейн – Десница факультета Райвенкло сосредоточенно смотрел в огонь. Неподалеку несколько групп старшекурсников, негромко переговариваясь, готовились к экзаменам. Остальные парни ещё не вернулись, а Наместник ушел к лесничему и отсутствовал уже четыре с половиной часа.
Энтони долго маялся и не мог заглушить безотчетное беспокойство. Интуиция просто вопила и требовала что-то делать, хотелось куда-то бежать и немедленно начинать действовать.

Например, пойти к старосте, декану, директору… Но он сидел на попе ровно.

С начала года, когда они только начали общаться всей компанией, Гарри Поттер произвел на него неизгладимое впечатление.

Я ничего не выкинула, тут правда такой переход от мысли к мысли.

С первого взгляда ему показалось, что легенда магического мира гораздо старше своего возраста. Он спокойно ориентировался в замке, поддерживал практически любую тему разговора и находил выход буквально из любой ситуации. Это с учетом того, что рос Поттер в маггловском мире.

Ну вот… да, фокал перекинут чисто чтобы лизнуть героя.

Когда в один из вечеров у них зашел разговор об интуиции и предчувствиях, Гарри с привычной для всех уже серьезностью пожал плечами, сказав, что чувства мага никогда не пробуждаются просто так. Десница это запомнил. И сейчас не мог решить, что делать. То ли продолжать выжидать, то ли бежать на пятый этаж за помощью к Флитвику. У учеников факультета в кабинет полугоблина был свободный доступ по особому паролю. Специально для экстренных ситуаций.

И таки почему он еще сидит?

Нет, разумеется, он знал, что навредить Поттеру будет сложно. Очень сложно. Первый Ученик Филиуса Флитвика уже сейчас был умелым магом. При том, что намеренно снижал силу своих заклятий наполовину. Не каждому взрослому магу был по силам подобный контроль, а после демонстрации с ручным самострелом Энтони вообще не мог представить, чтобы Наместнику кто-то сумел повредить. Разве что это будет маг уровня Флитвика или Дамблдора.

Дано: очень сильный маг-недоучка, умеющий стрелять из самострела неведомой конструкции и носить тяжелую броню (без шлема). Таки не делайте мне смешно, его достаточно обрадовать чем-то тяжелым по темечку, а с этим кто угодно справится.

Несмотря на это, где-то в груди продолжал стягиваться тугой узел. Десница нервничал с каждой минутой все больше и больше.

И продолжал сидеть на попе ровно.

Старшекурсники ушли в библиотеку, за окном начало стремительно темнеть. Скоро должны вернуться остальные.
Не к месту вспомнился подрастающий у лесничего дракон, Энтони шумно вздохнул и резко обернулся, когда за спиной начала открываться дверь. Бледный Наместник прислонился к закрывающейся двери и медленно сел на пол. Голдштейн тут же соскочил с кресла и в два прыжка преодолел разделяющее их расстояние, опускаясь рядом.
- Милорд? – он осторожно потряс Поттера за плечо. Ещё одно последствие их общения – привычки. После того, как Гарри запустил по факультету игру в «обращение, присущее достойному обществу», Голдштейн в порыве эмоций автоматически срывался на подобную вежливость. Первое время было непривычно, а сейчас просто перестал акцентировать на этом внимание.

Я долго молчала, но это сильнее меня!!!
В первой игре был совершенно восхитительный по уровню своего восторженного раздолбайства персонаж Кайлан Тейрин. Король, представитель древнего рода и сколько-то-там-правнук Каленхада, того самого, чьим именем озеро назвали. Так вот, когда к нему приходит левый хрен с горы (то есть мы), и левого хрена надо представить, Кайлан такой: «Не нужно формальностей, нам ведь суждено вместе проливать кровь!» - и дальше очень мило с нами общается. Ну, он, конечно, уважает и военных, и орден, в который мы входим, и вообще он король – как хочет, так и разговаривает с хреньями с горы, но сам факт.
Это я сейчас к тому, что не всегда «общение, присущее достойному обществу» вообще уместно. Вот сейчас, например, когда Гарриэту явно фигово, не до этикетов должно быть ну вот прям совсем. А Гарриэт со своими попытками закосить под высшее общество и презрением к окружающим выглядит аки мещанин во дворянстве.

- Чума на голову того, кто решил разместить Круг в Башне – выругался Наместник, разом восстанавливая дыхание и медленно открывая глаза – Ненавижу лестницы….
- Что произошло? – помогая ему подняться и дойти до спальни, хмуро поинтересовался Десница.
- Дракон – рыкнул Поттер, ударом сапога открывая дверь – Чертова тварь взбесилась и едва не поджарила хижину.
Опустившись на постель, райвенкловец хмуро стянул с ног обувь и начал развязывать тесемки доспеха. Пальцы у него явственно дрожали, да и сам он выглядел не лучшим образом. Когда рука в третий раз сорвалась с горлового узла, Наместник раздраженно зашипел. Голдштейн подошел и аккуратно развязал остальные завязки, помогая стянуть доспех. Поттер молча благодарно кивнул, через голову снял прилипшую к телу рубашку.
- Семь преисподних! – вырвалось у Десницы, когда он увидел пару громадных косых синяков на всю грудную клетку. – Дракон? – хмуро уточнил он, а Гарри только молча кивнул, задумчиво осматривая себя.
- Нет, в душ я не пойду…. – сам себе сказал Наместник и осторожно вытянулся на постели, распустив волосы и прикрывая глаза.
- Гарри, эта тварь…. – напряженным голосом начал Энтони.
- Я знаю. Если Хагрид ничего не придумает, нам придется обращаться в министерство.

Да тебе только что сказали, придурок, что есть на свете драконолог Чарли Уизли!!! Ааа, что ж ты в упор игноришь очевидные решения…

Десница опустился на собственную кровать и достал набор по уходу за оружием, аккуратно снимая самострел с крепления. Он уже видел, как правильно это делать. И сейчас за неимением более полезных дел ему нужно было куда-то деть душащую его энергию.
Чистка оружия была крайне интересным делом, тренирующим дисциплину. В этом он был согласен с Наместником. Как, впрочем, и во многом другом. Наблюдая, как янтарная жидкость стекает по спусковому механизму, Голдштейн задумался. Комната на некоторое время погрузилась в тишину. Специальной тканью крайне осторожным и медленным движением он стер остатки масла и таким же образом обработал наруч. Убрав оружие и доспех в чемодан, Десница поднял взгляд.
Поттер внимательно наблюдал за ним, задумчиво хмурясь. Он слегка кивнул, обозначая свое одобрение, и откинулся на подушку. Про себя Энтони облегченно вздохнул. Он помнил, как недавно попало от лидера не в меру эмоциональному Корнеру. Тот три дня не осмеливался после той ссоры открыть рот. Майкл перешел границу в своих шутках, кажется, назвав Грейнджер одержимой духом библиотеки или что-то вроде того. Уже тогда, в коридоре, Энтони заметил, как полыхнул взгляд Наместника.
В тот же вечер в библиотеке весь факультет подробно услышал от Поттера неизменную мысль о действиях мага и ответственности за них.

И, разумеется, никто не сказал «заткнись, мелочь!»

После этого он рассказал немного об одержимых и о том, какие последствия несут подобные обвинения. Наместник не дошел до оскорблений и ни слова не сказал, к кому именно обращается. Но уже в спальне в ответ на извинение Корнера смерил его таким взглядом, что тот дрогнул и побледнел.
Очнувшись от воспоминаний, Голдштейн поднялся и направился к выходу. Гарри сейчас не будет настроен на разговоры. Да и рассказать о случившемся наверняка предпочтет всем и сразу, так что имеет смысл дождаться остальных. А ещё зайти к эльфам и попросить кого-нибудь перенести в гостиную немного еды. В большой зал Наместник явно не пойдет.
- Милорд Десница – негромко обратился Поттер, когда Голдштейн уже открыл дверь – Благодарю за поддержку.
- Почту за честь, сэр – кивнул Энтони и вышел, аккуратно затворив за собой дверь. Только сейчас он наконец-то почувствовал себя спокойнее.

В общем, вы все видите сами. Я тоже это вижу, и у меня нет слов.
Глава закончена, и слава святым воробушкам. А меня ждет лук. До встречи.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 10 комментариев

Онлайн
Гексаниэль
Привет!
На повестке дня "Особенности поведения хипстеров на даче в зимний период"... ой! Я хотела сказать, фик "(Не)Хоук и философский камень".
Глава 17, часть первая.

Примечание: автор не придирается к Гермионе Грейнджер. Нет, нет и нет. С моей точки зрения Гермиона действительно потрясающая волшебница. Только вот её бы энергию, да в правильное русло. И немного критического мышления ей бы и впрямь не помешало. Но, будем надеяться, компания Хоука на нее повлияет).

Бедный ребенок… я про Гермиону.

Примечание о драконе: Хоук, мягко говоря, не любит драконов. Но ценит своих друзей. А простодушный Хагрид - его друг. Именно поэтому он и рискнул усыпить дракона магией крови. Близкие - единственное, ради чего он способен рискнуть. Это его главная мотивация. Приятного чтения!

И почему я не верю во внезапно возникшие теплые чувства Гарриэта к Хагриду? Ну, может, потому что этот персонаж производит столь отталкивающее впечатление, что я вообще ему не верю.

Гермиона Грейнджер - лучшая ученица первого курса бездумно вертела в руках перо и исподтишка оглядывалась на своего соперника.

Так она все же лучшая! Она обгоняет этого задаваку, пусть и на полноздри!

Гарри Поттер на уроках чар зачастую не занимался тем же, чем все остальные. Он или что-то читал, сразу же сдав практику, или рисовал в одном из своих многочисленных альбомов.
Практика Поттеру давалась едва ли не с половины попытки. В трех трансфигурированных каменных чашах уже полыхал магический огонь. Почему-то ядовито-зеленого цвета. Именно полыхал. По сравнению с её небольшим огоньком максимум на свечу. Гермиону это расстраивало. Как бы она ни старалась, пламя максимум заполняло выданную профессором банку наполовину.

Или нет… Так, стоп. Если она лучшая, то у нее и практика должна идти хоть немного, но лучше, или надо сказать, что она вторая. Но нам показывают такой качественный разрыв, что аж противно. Потому что я понимаю, что сейчас опять пойдет вот это «грязнокровкам Истинную Магию не постичь, всегда они будут плестись в хвосте». Это не только мерзко, но автор сам себе противоречит: ведь магглорожденная Гермиона по определению должна быть хуже почти всех, а автор зовет ее лучшей ученицей.

Впрочем, сейчас Поттера явно не волновали собственные успехи. Прошла только половина занятия, а первокурсник уже бросал нетерпеливые взгляды на свои часы. Он хмурился, безотчетно сжимая пальцы, и прожигал остальных недовольными взглядами, когда они растягивали занятие, задавая вопросы.

Ну, они вообще-то не растягивают, они просто задают вопросы во время занятия, которое и не думает кончаться. Имеют право, должна заметить.

Вот Голдштейн наклоняется и что-то говорит Поттеру, но тот только нервно дергает плечом, Десница в ответ послушно замолкает. Первокурсники сгрудились вокруг него плотным полукругом, но после попытки Энтони молчат и обмениваются недоуменными взглядами. Кажется, Корнер пытается завести разговор, чтобы отвлечь остальных. Поттер едва заметно благодарно кивает.

Во-первых, как они могли сгрудиться полукругом, если в учебном классе предусмотрены парты? Во-вторых, нафига они так сели? Им же нужно тоже выполнять задание, разве нет? В-третьих, мы считали в одной из первых глав – первый курс Рейвенкло насчитывает 8 или даже меньше рыл, так вот кто конкретно из этих рыл сидел в полукруге? В-четвертых, мне одной кажется странным, что ученики посреди занятия радостно забили на свои задания, непонятки и вопросы к учителю и тратят время на недоумение по поводу состояния Гарриэта и попытки разрядить атмосферу болтовней? Более правильной реакцией было бы: «Ок, поговорим после урока».

За десять минут до окончания занятия Гарри текучим движением поднимается на ноги, что-то сказав однокурсникам, кивает Флитвику, и быстро выходит из класса. Когда всколыхнулась мантия, Гермиона заметила несколько стальных пластин от его нагрудника и нахмурилась.

Перескок времени – не есть хорошо. Текучие движения подростка в стальном нагруднике – ну ваще хрееень. Дело тут, во-первых, в тяжелом снаряжении, а во-вторых, тупо в особенностях координации растущего организьма, который в определенный момент становится жутко нескладным, и управлять им так, чтобы красиво (с утяжелением до кучи) – это надо иметь большой скилл.
Что Гарриэт вот так просто уходит из класса – ну ему закон не писан.

- Он явно что-то задумал – азартно пихнул локтем Невилла Рональд.
- Вряд ли это наше дело – негромко ответил тот, невольно передернув плечами. Должно быть, вспомнил, какое выражение лица было у Поттера, кода они рассказали ему о цербере.
Гермиона тогда впервые потеряла дар речи. После той вспышки гнева с его стороны они не решились рассказывать ему о философском камне. Девушка так и видела его иронично-прищуренный взгляд в ответ на все их доводы.

Опять девушка! Ну не девушка она еще тупо в силу возраста, не доросла!!! Ааааа, у меня полыхает пониже спины не хуже, чем в гарриэтовых чашах.
А это описание… я вообще не понимаю, как они в той сцене не прописали ему в табло, но тут акценты расставлены так, словно Гермиона чувствует его правоту.

- Но вдруг он все узнал? Мы первыми узнали о том, что храниться! И должны проследить, чтобы Снейп не украл его – многозначительно протянул Рон, склоняясь к Невиллу. – К тому же, он как-то подозрительно смотрит на Квирелла.
Невилл в ответ на это только вздохнул. И он, и Гермиона тоже это заметили. Гарри нередко останавливал хмурый взгляд на профессоре защиты, будто подсчитывая что-то про себя. С каждым днем он заметно мрачнел и наблюдал все пристальнее. Со временем те же косые настороженные взгляды на профессора стала бросать и его компания. Но что могло быть подозрительного в Квирелле? Если кто и вызывал опасения, это Снейп.
- Мы спросим его вечером – сдался, наконец, Невилл. По какой-то причине именно его Рон старался продвинуть вперед во всех предлагаемых авантюрах.

Я чую намек на уизлигад… ой, нет, только не это…
Вообще оно довольно странно. Рону, с его шилом в попе, за неимением Поттера логичнее было бы закорешиться с Дином и Симусом, бойкими парнями, которые бы не отказались поучаствовать в каком-нибудь кипише. Дин, поскольку магглорожденный, еще и сунуть везде нос был бы рад – волшебный замок, это же так круто! А тихий Невилл им в компанию вообще не упал.
С другой стороны, если два неуверенных в себе пацана – Рон и Невилл – сплотились вокруг взрослой не по годам Гермионы, а теперь Рону хочется движухи, тогда все объяснимо. Главное, чтобы сова об глобус не треснула.

Уизли даже пытался придумать ему прозвище, но инициатива угасла быстро. Факультет Райвенкло первым подхватил игру, и теперь все остальное выглядело простой копиркой.
Игра, кстати, была тоже придумана Поттером. При этом витиеватое общение нисколько не доставляло ему видимых неудобств. А глядя на него, легко подстраивались все остальные.

Дети и подростки с легкостью подстраивались под стиль разговора взрослых вельмож? Особо подчеркну – вельмож из страны с ну очень заковыристым этикетом? Ядрен батон.

Гермиона вздохнула и подумала, что может и стоило позволить Шляпе отправить её в Райвенкло. Возможно, сейчас у нее было бы меньше вопросов. Рон и Невилл все ещё спорили, пока она собирала свою сумку. Компания Поттера во главе с Голдштейном, независимо чеканя шаг, прошла мимо. Десница при этом бросил на нее острый взгляд, а первокурсница мысленно вздохнула. И зачем она затеяла тот спор по трансфигурации?

Я не понимаю, что не так с этими детьми.
Смотрите: в начале года Милисент угрожает Рону Авадой и даже не думает извиниться. На справедливую обиду Рона всем пофиг. Шо характерно, сам Рон тоже это проглотил – он пытался Гарриэта и ко общать.
После Халявина Рон, Гермиона и Невилл всем рассказывают, какой Гарриэт крутой и хороший – компания Гарриэта на них агрится, да и сам Гарриэт на них агрится.
Тогда же гриффиндорцы рассказывают ему про цербера – Гарриэт агрится открыто, обзывает их недоразвитыми, говорит, что им голова только для еды. В ответ Рон ему чего-то обзывается… а потом все трое дружно идут извиняться.
Теперь Голдштейн сагрился на Гермиону, наговорил ей обидного – Гермиона расстраивается, что затеяла ссору и изгнана из компании.
Да что это такое вообще, ребят, зачем вы жуете кактус? Ну даже мне уже понятно, что эти напыщенные идиоты с Рейвенкло (невероятно, но факт) вам не компания!

Полукруглые каменные чаши с ярким зеленым огнем остались полыхать на парте. Профессор заклинаний с любопытством осматривал причудливо вырезанные узоры, аккуратно левитируя их на свой стол.
- Гермиона, ты идешь? Ужин пропустишь. – окликнул её Рон, уже стоя в дверях. Грейнджер очнулась и с трудом отвела взгляд от изумрудного пламени.
- Да, иду, спасибо, Рон.

Как это мило ^____________^ Нет, на самом деле, если друг заботится о том, чтобы я не пропустила еду – это мило.
Передаю слово Гарриэту.

День тянулся ужасающе долго. Сразу после завтрака я поднялся в спальню и натянул полный тренировочный комплект. Черта с два я пойду без этого на встречу с драконом.

А зачем? Ведь ты таким образом привлекаешь к себе ненужное внимание! Опустим ТТХ костюма, но ситуация – все знают, что Гарри Поттер ходит в этом всем на какие-то занятия к Флитвику. Если после занятий подняться в спальню, надеть снарягу и пойти куда угодно, все вокруг подумают: окей, он идет на свою тренировку. Но с утра-то зачем в железе ходить?! Всем же сразу интересно, с чего вдруг!

Занятия прошли для меня, как в тумане. На трансфигурации, не дослушав Макгонагалл, молча трансфигурировал цесарку. После моего вопроса, а что, собственно, не так декан Гриффиндора прекратила пялиться на меня, как Инквизитор на чернокнижника, и остаток занятия старательно смотрела в другую сторону.

Что не так? Ну как тебе сказать... Во-первых, ты выпендрился на пустом месте. Во-вторых, ты грубо нарушил субординацию. В-третьих, ты привлек к себе лишнее внимание как раз тогда, когда оно тебе опасно.

Впрочем, мне было не до нее. Все мои мысли занимал дракон. За последние несколько недель я успел довольно плотно пообщаться с нашим лесничим. До безумия верный, преданный и простой, как кнат, Хагрид мне нравился. Да, ему не хватало выучки и выдержки. У него было свое собственное понимание опасности и безопасности животных. И нельзя сказать, что эта уверенность строилась на пустом месте. С его нечеловеческой силой и практически полной невосприимчивостью для магического воздействия он и впрямь мог справиться буквально с чем угодно.

Несколько недель, конец января – февраль. Окей.
Но… даэдра, даже говоря о том, что Хагрид ему нравится, Гарриэт надменно добавляет, что, мол, лесничему не хватает выдержки и выучки.

И тем труднее будет мне убедить его расстаться с этим ящером. Сколько бы ни был дракон мощным магическим существом, его невозможно полностью приручить. Гордые и умные рептилии не позволят собой помыкать и приказывать. А учитывая их размеры и мощь огня, скверный характер такого питомца становится настоящей проблемой.
Я всегда был экспериментатором.

Я бы сказала что-нибудь едкое, но какие-то эксперименты Гарриэт таки проводил, так что ладно, засчитано.

Но ставить подобный опыт на территории, где полно школьников – сущее безумие. И даже Хагрид рано или поздно перестанет справляться с драконом. Что мне делать, бездна вас всех побери?! Идти к Флитвику? Да-а, за-ме-ча-те-ль-ная идея! Я так и видел перед собой снующих туда-сюда работников Министерства, ораву драконологов и авроров, уводящих растерянного лесничего в магических кандалах.

Ну… а ты уверен, что будет именно так?

Раздраженно отмахнувшись от какого-то вопроса Десницы, я угрюмо уставился в полыхающее ярко-изумрудное пламя. Тоже мой эксперимент. Флитвик дал каждому по жестяной банке и велел внутри наколдовать магический огонь. Крайне простое, но полезное заклятье, которое позволит согреться и осветить путь, куда бы ни занесло незадачливого мага.
А мне вспомнились огни Тени во время Истязания. Маг, погруженный в собственное подсознание, видит реальность немного иначе. Сосредоточившись, я трансфигурировал несколько каменных чаш и применил размножающее заклятье. Просто так, для наглядности.
Парни заинтригованно замерли, пристально наблюдая за моими действиями.

Им, конечно, самим не надо выполнять задание.

Слегка стеганув воздух кончиком палочки, я сосредоточился на образе в своей голове. Ядовито-зеленый огонь с легким треском занялся в чашах, а я выдохнул.

Не, я ничего, только в Тени с ядовито-зеленым напряженка. В этом мире преобладает тускло-коричневая гамма, таки с оттенками зеленого, синего, лилового, красного, но зелени «вырви глаз» я там не помню… хотя, возможно, я чего-то не знаю.

Краснобай, кажется, придумал какое-то лестное сравнение с «Вечным огнем» и завел разговоры о древних легендах и их отголосках в реальности. Большое спасибо, Корнер! Десница, кстати, все ещё выглядел нервным и обеспокоенным, но заговорить больше не пытался.

Им, конечно, самим не надо выполнять задание (2).

Несколько раз я ловил на себе долгие взгляды Грейнджер, но решил не обращать на это внимание. За десять минут до конца занятия я отговорился срочным делом, пообещав позже все объяснить остальным и витиевато попрощавшись, вышел из класса.

Мне одной кажется, что СРОЧНОЕ дело и ВИТИЕВАТОЕ прощание не коррелируют между собой?

Учитель проводил меня долгим задумчивым взглядом, но останавливать не стал.
До визита к Хагриду у меня было ещё несколько часов.

Раз так, зачем ты таскался в железе целый учебный день?

Нужно написать эссе, дополнить гримуары и заглянуть в библиотеку к Милисент. О своем проекте она мне пока так и не рассказала, но я не особо её торопил. Теперь наше общение зачастую проходило именно в библиотеке.

На секунду запнувшись у самой библиотеки я опустил взгляд. Чёртик с совершенно наглым видом разлегся передо мной и хитро сощурился.
- Слышишь, разбойник – обратился я к коту, поднимая урчащее животное на руки – Хозяйку мне свою поможешь отыскать?
Ну не знаю, как насчет исключительного ума книзлов, но этот кот меня явно понимал. Фыркнув, он спрыгнул с моих рук и побежал вниз по лестнице. Оправив лямку рюкзака, я заспешил следом. В конце концов, мне нужно очень многое успеть за сегодня.

А я снова передаю слово Гермионе.

- Гермиона, идем! – воодушевленный Рон с нездоровым блеском в глазах перед самым ужином тащил их к хижине лесника. У Хагрида сегодня должен был вылупиться дракон.
Прочитав новости в письме, поначалу она не поверила. Невилл признал, что тоже отнесся к восторженному поведению Рона с настороженностью. В магическом мире разведение драконов было запрещено. Их невозможно приручить и очень сложно контролировать. Это она знала как из книг, так и со слов Невилла. Конечно, кровь, чешуя и драконья кость были бесценны в качестве ингредиентов, но мало кто согласился бы на подобный бизнес.
Невилл рядом с ней обреченно вздохнул и ускорил шаг, подхватывая однокурсницу под локоть. Передвигаться по толстому слою снега было отнюдь не самым легким делом. Затруднений не испытывали разве что сам Хагрид и Поттер с его неизменными сапогами военного образца.

Сапоги с металлом в подошве помогают передвигаться по глубокому снегу? Я бы нацепила лыжи.
И да, если Хагрид ходит из хижины в замок как минимум поесть (то бишь туда-обратно трижды в день), то он там неслабый проспект успел натоптать. Так что я опять зрю фигню.

В такие моменты Гермиона откровенно ему завидовала.
Дойдя до хижины лесника, троица дружно забарабанила в дверь.

Э… а разве Хагрид не с ними шел? Я запуталась…

За дверью послышался лай и ворчание, а ещё чей-то негромкий и знакомый короткий окрик.

Чей-то, но знакомый… они знают голос Хагрида, а этого человека не узнали, хотя голос им знаком… кто еще находится в хижине?

Пес затих, и лесник слегка приоткрыл дверь:
- Заходите скорее – поторопил он гостей. Когда первокурсники вошли внутрь, дверь тут же захлопнулась. В единственной комнате стоял такой удушающий жар, что детей моментально прошиб пот, и они торопливо начали стягивать теплые мантии. В камине на углях и ревущем пламени лежало драконье яйцо, на котором уже виднелись небольшие прожилки.

Во-первых, похожая сцена была не далее как в прошлой главе, во-вторых, прожилки – это рисунок на скорлупе, а никак не намечающиеся трещины.

- Я все ещё считаю, что это плохая идея, Хагрид – раздался негромкий, напряженный голос Поттера. Гермиона и остальные вздрогнули и испуганно повернулись. Райвенкловец сидел за столом в полном доспехе от кованных сапог до тяжелых латных перчаток. Стеганный воротник плотно закрывал его горло.

Я представляю, как ему жарко в этом железе (металл быстро греется и отлично проводит тепло, а ведь под доспех надевают еще плотные штаны и куртку, это ж вообще помереть).
Тут вот какая тема - необязательно рассказывать читателю, во что одет герой, но автор должен железно это знать и представлять, что и как. Потому что одежда + внешние условия = состояние героя. Ему жарко, холодно, он устал таскать кучу кило или чувствует себя голым без привычного снаряжения, у него шнурок развязался и он запнулся или треснула подошва старых бот и герой промочил ноги... вот это все. Это не то чтобы важно (хотя может быть важно - на подвернутой ноге от бандитов не побегаешь), но автор хотя бы для себя должен знать, что чувствует его герой. А то странно выходит.

- Да все будет хорошо, Гарри – прогудел лесничий, ставя на стол перед остальными кружки с чаем. – Если я с Пушком справился, то и малыш не доставит проблем – добавил он, подкидывая углей в камин и мягко их передвигая с помощью кочерги.
Поттер только озабоченно нахмурился и сделал мелкий глоток. Глядя на его облачение и напряженно прямую спину, Гермиона отчетливо чувствовала себя слабой и уязвимой. Рон смотрел на Поттера как-то боязливо, а Невилл с откровенным любопытством. Как-то так получалось, что Гарри с легкостью носил буквально любую одежду. Даже мантии смотрелись на нем так, будто он носил их всю свою сознательную жизнь.

Пхехе! И откуда дровишки? Видимо, оттуда же, откуда этикет.
А если серьезно, тедасские мантии не очень похожи на хоговские, так что опыт прошлой жизни не так чтобы канает.

И его тренировочный комплект сейчас выглядел более, чем уместным.
Впрочем, самого Поттера сейчас явно не волновали подобные мелочи. Он не сводил жесткого взгляда с камина и периодически с силой сжимал свою кружку. Если на лице Рона можно было прочесть предвкушение, то у него все так и сквозило настороженным напряжением. Он был похож на ощерившегося дикого волка перед прыжком. Тускло блестящие в свете пламени зеленые глаза только подчеркивали эффект.

Да нет. Он весь мокрый, волосы слиплись от пота и торчат пьяным дикобразом, глаза блестят достаточно ярко (это называют еще лихорадочным блеском), пот по красному лицу течет ручьем. Так себе портретик.

Разговор не клеился. В комнате повисла атмосфера ожидания и предвкушения. Отставив почти нетронутый чай в сторону, Гарри сложил руки на колени бесшумным движением и чуть повел шеей. Находясь в одном положении, у него явно все затекло. Но в остальном он не испытывал никакого неудобства от надетого доспеха, это было видно.

Да ладно! В жарко натопленном помещении… Как говорится, будет заливать-то.

Когда скорлупа на яйце спустя каких-то полчаса начала трескаться, Хагрид суетливо натянул перчатки и торопливо выложил яйцо на стол. Рон и Невилл попытались было придвинуться ближе, но Гермиона испуганно дернула их за локти назад. Сама девушка не сводила с яйца завороженного взгляда, но все же почувствовала, как райвенкловец посмотрел на неё с молчаливым одобрением. Где-то внутри мышцы приятно сжались.

Мы с вами типа не пошлые, господа, и не будем думать всякого про девочку-подростка, которой еще рановато познавать такие ощущения. То есть описано так, что и не захочешь, а подумаешь… но мы просто молча сделаем лицоруку.

Сам Поттер уже был на ногах, отодвинув в сторону стул и заведя левую руку за спину. Поверхность яйца окончательно пошла трещинами, и наружу выбрался маленький ящер, размером с кошку. Треугольная, чуть приплюснутая морда дракона приподнялась, и он с интересом втянул воздух. Гладкая черная чешуя, небольшие лапы с внушительными когтями и идеально обтягивающую фигуру кожистые крылья – вот так выглядел дракон.

/смех и грохот/
/из-под стола/ Извините. Но «обтягивающие фигуру крылья» - это пять!

Грейнджер сама не заметила, как издала восторженный вдох.
Хагрид и вовсе умилился и попытался протянуть к дракончику ладонь, но Гарри проворно ударил его по руке. Растерянный лесничий и все остальные перевели недоуменные взгляды на райвенкловца. А посмотреть было на что. И Поттер, и дракон разглядывали друг друга с какой-то моментально возникшей взаимной неприязнью. Детёныш явно нервничал, а Гарри хмурился и поджимал губы. Подняв глаза на Хагрида, он произнес:
- Он только родился, не стоит вот так сразу тянуть к нему руки. Без пальцев по локоть останешься – пояснил Гарри присутствующим с какой-то непонятной интонацией.
- О, думаю, ты прав, Гарри – облегченно вздохнул лесничий, ничего подозрительного не заметив. – Стоит покормить Норберта, он наверняка голодный. Я принесу мяса.
- Норберт? – подавляя смешок, влез Рон. Со стороны Невилла раздался обреченный вздох.
- Ну, у него должно же быть имя. – невозмутимо отозвался лесничий, направляясь к выходу.
- Жаренного. – вставил свое слово Гарри, медленно обходя стол. Дракончик следил за ним, настороженно щуря зрачки.
- О чем ты? – растерялась Гермиона. Хагрид и остальные смотрели с точно таким же недопониманием на лицах.
- Драконы поджаривают жертву огнем, прежде чем её съесть – неохотно пояснил Поттер, поджимая губы. – Сам он сейчас этого сделать не сможет, так что имеет смысл поджарить мясо.
Хагрид просиял и рассыпался в благодарностях. Рон изумленно вытаращился, даже при наличии брата-драконолога, он этого не знал.

Я бы возмутилась внезапной некомпетентности Рона и Хагрида, но потом вспомнила, что в каноне дракончика поначалу откармливали цыплячьей кровью с бренди, и поняла – они в самом деле впервые слышат про то, что малыши-дракончики едят жареное мясо. Потому что дракончики его не едят. А Хагрид благодарит, потому что ему человек сделает ужин – приятно же, елки.

Невилл и Гермиона задумчиво наблюдали за драконом и Поттером, одинаково настороженно относящихся друг к другу.
Остаток вечера они следили как Хагрид кормит дракона жаренным мясом. Идея райвенкловца сработала целиком и полностью. Дракончик уничтожил целого кабана, после чего свернулся клубком в дальнем углу, спрятал морду за крыльями и уснул.

А, нет, просто был сеанс обучения тупых местных. Кстати, как существо размером с кошку способно умять целого кабана за раз?
В общем, покормили дракончика и пошли в замок, а вторая половина главы пойдет следующим обзором - https://fanfics.me/message393093
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 6 комментариев

Онлайн
Гексаниэль
"(Не)Хоук и философский камень", глава 16, часть вторая.
Первая тут - https://fanfics.me/message392420

Настало время очешуительных теорий! Готовы, коллеги?
Я взяла с собой новый фанонометр, больше прежнего и крепче. И я выдержу.

Проведя ладонью по теплому, чуть грубоватому переплету, я удовлетворенно улыбнулся. Воплощение моей задумки заняло минимальное количество времени с практически максимальной отдачей. Истощения, конечно, не было, но энергии потратить пришлось знатно.
Помимо того, что я таким нехитрым способом сбросил ненужный для меня остаток, мне удалось обнаружить очень приятную для себя вещь. После первого магического призыва у меня значительно укрепился резерв. Именно укрепился. Магия стала чувствоваться гораздо стабильнее и глубже, чем раньше. И упражнение по капле контроля стало для меня таким же простым и естественным, как выдох.
Вообще после пробуждения магии крови мир словно бы заново обрел для меня краски. Я чувствовал себя как никогда целостным и умиротворенным. Значительно возрос аппетит, но это так, несущественные мелочи. Плюсы в данном случае все компенсировали. И в первую очередь стоит отметить улучшение состояния моего тела.
Так как до этого родственники обращались со «мной» не лучшим образом, то и более глубинные проблемы мне удалось исправить примерно на три четверти. Сейчас же кровь взяла свое и помогла мне полностью наладить состояние без всяких заклятий и зелий. Учитель тоже мой прогресс заметил и позволил усилить нагрузку. А Динки – настоящее сокровище, а не домовик, не забывал нагружать мой рюкзак провизией до и после тренировки.
Сейчас передо мной лежали шесть плотных зачарованных переплетов. Обложки из эбенового дерева получились с первого раза.

Жаль, не сезон, а то б еще хурмы нарвал… Блин, хочу в Хогвартс, там вон хурма растет в таких количествах, что ее аж девать некуда. Вот Хагрид взял и отдал кучу древесины первачку на эксперименты, это ж насколько ему было дерево не жалко.
Я не шучу, эбеновое дерево – это хурма. А хурма растет в тропиках, но никак не в Шотландии (наверное, Мать Магея любит хурму и защищает от суровых шотландских холодов!)
Не буду придираться к тому, что эбен – тяжелая и очень твердая штука, тверже дуба (волшебнику-то не проблема, наверное).

Острые края я собственноручно сточил с помощью ножа,

Ножом. Эбен. Одну из самых твердых пород дерева. Ножиком-режиком. Мама дорогая.

а остатки отдал пламени в камине, мысленно вознеся хвалу Моргане.

Ты же совсем недавно поминал Андрасте! Быстро перековался, однако…

Магия прокатилась по мне плотной, ласковой волной. Похоже, Хогвартсу по нраву мои действия.

Точно. Мать Магея любит хурму, ей надо жертвы приносить хурмой. И в каждом Месте Силы, в каждом Мэноре есть хурма. А знаете, почему Уизли предатели крови и Магея их не любит? У Артура на хурму аллергия. Поэтому, когда садовые гномы сожрали все корни их Родовой Хурме, он срубил это чертово дерево на дрова.

Помимо истории магии я решил взяться за остальные предметы и полностью систематизировал и проработал учебный материал первого курса. От посещения занятий меня это не освободит, но вот времени для подготовки к экзаменам я сэкономлю просто прорву. И смогу плодотворно проводить часы за тренировками. Легче всего мне дались чары и трансфигурация. По совету Флитвика я отдельно зарисовал и запомнил каждый конструкт и преобразование.
Сложнее всего, как всегда, оказалось зельеварение. Плюнув на традиционный подход, я бросил бесполезное заучивание рецептов и засел за расчет таблицы совместимости компонентов. Зачем? Легко и просто.

Нет, правда, зачем? Может, это кто-то сделал до тебя?

Так как в круге я был одним из лучших в целительстве, для меня каждое растение или компонент – реагент воздействия на организм.Именно по такому принципу я потратил почти сорок альбомных листов, расчерчивая таблицу и кратко расписывая предназначение каждого компонента.

А если конечное зелье вообще не предназначено для воздействия на организм человека? Может, оно убивает докси, а для человека все его компоненты безвредны. Ты это учитываешь?

В отдельной, пока тонкой книге были написаны сами рецепты зелий, дополненные этими сведениями. Мне пришлось ограбить библиотеку Хогвартса на справочники, но своего я все-таки добился. Гримуар для экзамена по зельям был готов в последний день каникул.

Очередная временная петля. Рождественские каникулы длятся недели две, и в конце первой недели он провел ритуал, ближе к концу второй зашел к Хагриду, еще пару дней делал переплеты… ой, каникулы кончились!

Единственные предметы, по которым я не стал ничего записывать – астрономия и теория магии. Последняя включает в себя простой теоретический экзамен, который я способен сдать даже если меня разбудить среди ночи.

Правда, на этот предмет Гарриэт аж с Халявина не ходил, а учебник раз открыл на летних еще каникулах, презрительно покривил носяру и закрыл.

А астрономия…. Скажу честно, то, как она преподавалась в Хогвартсе, меня абсолютно не привлекало. Расчет движения планет нужен в первую очередь прорицателям и рунным магам.

Знаю я одного чела, который был бы очень с этим несогласен, ну да ладно.

А переписывать одни и те же сведения из справочников я не вижу никакого смысла. Экзамен у меня получится сдать и без этого.
Поднеся ладонь к одной из книг, я сосредоточился. Повинуясь мысленному приказу, книга раскрылась на нужной странице. Потрясающе. Собрав все свои труды в особый отдел рюкзака и приколов к груди орла на месте нашивки факультета, я отправился на праздничный ужин. В конце концов, сегодня приезжают остальные. И у меня будет, чем их удивить.

Да, каникулы порядочно затянулись. У меня ощущение, что прошло недели 3. Ну да ладно.

Учеба вошла в свою колею достаточно быстро. Моя банда все сплошь были довольны и горды сами собой. Кажется, с подарком для компании я угадал.

Неожиданно, но ок.

Несмотря на общее напряжение и непонятную ситуацию с драконом я впервые был относительно спокоен. Не было такого зудящего напряжения, которое преследовало меня в прошлом семестре.

Так напряжение было? Или его не было? Я не понимаю…

Милисент теперь перечитывала уже свой собственный сборник того самого зельевара, имя которого у меня так и не получается ни произнести, ни запомнить. Кажется, своей относительно спонтанной затеей мне удалось натолкнуть её на какую-то мысль. По крайней мере, я частенько стал видеть её в библиотеке в компании учебников по нумерологии и с астрономическими картами в придачу. Парни многозначительно хмыкали, но мешать и влезать с расспросами я им сразу запретил. По себе знаю и терпеть не могу непрошенное любопытство и помощь. Особенно это касалось моих личных исследований, будь то целительство или магия крови. Максимально незаметно я подсунул на стол девушке несколько своих тетрадей с «ускоренным» вариантом расчетов по движению планет. Пригодится.

Учим тупых местных сцать стоя.
И да, девушка… в 11 лет… данублин!!!

Это же предупреждение «не лезь, куда тебя не просят» особо касалось компании гриффиндорцев, которые после каникул как-то притихли и ограничивались тем, что очень пристально наблюдали за нашим преподавателем защиты. Сунувшаяся со своим неуемным любопытством Грейнджер, тут же наткнулась на достаточно жесткую отповедь от Голдштейна. И я не могу его винить.
Педантичный и немного упрямый трансфигуратор после очередного града вопросов о преобразовании «живое-живое» не выдержал и высказал всё, что думает об умении девочки слушать других и в принципе пользоваться критически настроенным мышлением.

Волк, близко обходя пастуший двор
И видя сквозь забор,
Как, выбрав лучшего себе барана в стаде,
Спокойно Пастухи барашка потрошат,
А Псы смирнехонько лежат,
Сам молвил про себя, прочь уходя в досаде:
«Какой бы шум вы все здесь подняли, друзья,
Когда бы это сделал я!»

Лучше Ивана Андреевича и не скажешь.

Для него трансфигурация была тем же, чем для меня чары. Разве что Макгонагалл отказалась взять парня в ученики.

И мы узнали об этом только сейчас. Ты очень внимателен к друзьям, Гарриэт.
А МакГи молодец, ей дополнительная нагрузка не упала – и она ее не берет.

Терпения у моей «правой руки» было ещё меньше, чем у меня…
Прозвище свое Энтони получил от нашей очаровательной мисс префект Пенелопы Кристалл. Я не забыл своего намерения и заказал для девушки какой-то магический букет в Косом переулке. Просто так. В благодарность за перчатки. И все. Никаких намеков, что бы ни говорила остальная часть Хогвартса.

Какие намеки? Тебе 11, а ей 15!

Так вот, наша мисс Префект в порыве хорошего настроения после моего подарка принялась раздавать прозвища всем, кто оказался в радиусе действия. А Голдштейна угораздило именно в этот момент прямо за завтраком с пергаментом в руке уточнять у меня более подробное расписание на вечер. Я же продолжал все также отвечать за досуг факультета, в частности, своего круга, так целиком и полностью. Поэтому нам довольно часто приходилось согласовывать время. А Энтони, как самый ответственный из компании, получал от меня самую сложную часть работы.

Я уже говорила, что это абсурд и полная чушь.

В результате я получил прозвище Наместник. Энтони – Правая рука, Смит – Алхимик за любовь к рассуждениям о ядах, противоядиях и сфере их применения, а Корнер – Краснобай. За то, что даже пересказ урока по истории магии может превратить в патетичные записи не особо удачливого путешественника.

И… мы этого не видели. Ничего из этого.

Когда я услышал об этом, меня на пару часов охватила такая явная ностальгия, что пришлось прямо с утра ретироваться в зал, методично разнося тренировочных големов.
А после первого урока защиты мне резко стало не до тоски и печальных воспоминаний. Я уже говорил, что у меня обострились базовые чувства? Так вот. Они ОЧЕНЬ обострились. Если на уроках зелий я был вынужден дышать через раз, припоминая про себя последними словами портового грузчика Киркволла пещеры Чащобного леса, то на защите у меня не получалось сосредоточиться от слова совсем.

Я, кстати, не знаю, про какой лес он говорит. Наверное, что-то из третьей части, я не играла.

Потому что никаким запахом чеснока теперь не получалось перебить отчетливый удушливый дух разложения плоти. Вряд ли гриффиндорцы наблюдали за нашим профессором по этой причине…. Но то, что заметил я, мне очень не понравилось. Квирелл был болен. И болен серьезно. Его заикание – никакое не шутовство и не притворство.
Я видел, как периодически замирал и менялся взгляд профессора. Иногда в его глазах мелькала такая тоска и отчаяние, какую я видел только в темницах Инквизиции. А периодически его речь нормализовалась, и он начинал рассказывать по-настоящему интересные вещи о некоторых зловредных, но в целом безобидных тварях. Его классификация методов защиты от мелких вредителей гномов заслуженно пополнила мой гримуар по защите за первый курс.
Все это в купе с бледностью, мешками под глазами и плохим аппетитом ставило меня в тупик. Мозг – механизм сложный, нарушения его работы могут проявлять себя по-разному. А общее истощение организма в течение года вообще добавляет целый ряд остаточных симптомов. При этом ни нарушения моторики, ни агрессии – ничего. Даже общее состояние построения логических цепочек и состояние психики внешне – в абсолютной норме.

Мы услышали речь человека, изучившего маггловские медицинские справочники или хотя бы википедию. Я настаиваю, Хоук бы выражал свою мысль другими словами.

Так и не придя ни к какому конкретному выводу, я продолжил наблюдать и тем временем напряг парней быть аккуратнее. Милисент на мои выводы только пожала плечами, аргументировав свое спокойствие тем, что Дамблдор не настолько отмороженный, чтобы позволять опасному человеку работать в школе. Лично я в этом уверен не был, но спорить не стал.
- Наместник, письмо – потряс конвертом перед моим лицом Голдштейн.
- Благодарю, милорд Десница – поддержал игру я, с легкой насмешкой кивая и забирая письмо. Краем глаза различаю крупный почерк Хагрида. Сидящие за завтраком сокурсники дружно ухмыляются.
Я придумал эту игру, припомнив свое нахождение при дворе Селины в Орлее.

Они еще и при дворе императрицы были, етить-коптить. А к королеве Аноре не заглянули, нет? Хотя не факт, что в том АУ она вообще родилась.

Безумная идея Морриган себя оправдала целиком и полностью, мы и впрямь смогли получить прекрасных три года покоя буквально под самым носом Инквизиции.

Я уже вообще не понимаю, сколько лет ему было на момент смерти и как, что, зачем, куда…

И все бы ничего, но нам пришлось всерьез маскироваться и работать над собственными манерами, чтобы затеряться в толпе должным образом. Словами не передать, как долго мне пришлось ломать язык, запоминая многочисленные обращения. С учетом особенностей орлесианского языка это было очень мучительно

Но сейчас ты говоришь на нем без усилий.

А уж о столовом этикете я вообще молчу. Для меня и леди Морриган это был сущий кошмар, учитывая, что предыдущие два года скитаний приходилось есть на ходу. А она вообще росла отступницей в Диких Землях, поэтому очень иронично относилась к различиям между двумя внешне одинаковыми вилками и ножами.

Окей, вилки есть. Помните сцену у директора, когда он показал скилл с приборами? Вот меня мучает вопрос – как он за три года при дворе так раскачался в столовом этикете, что в чужом мире, где приборы, возможно, непривычного вида, поражает всех изяществом манер?

Так вот после того, как наша леди Префект дала нам прозвища, мне вспомнилась Селина с её обожаемой всем двором привычкой обращаться строго официально по полному титулу. Колкости в общении при этом были настолько тонкими и изящными, что поневоле включились все. Я тоже не стал исключением, частенько проигрывая в словесных баталиях. Вкратце изложив идею своему новоявленному Деснице, я принялся воплощать свою задумку в жизнь.
После нескольких разговоров на публику в стиле императрицы Орлея со своими приближенными, факультет удивительно быстро подхватил инициативу.

Я не умею в возрастную психологию. Вопрос к знатокам – как быстро подросткам может это надоесть, если это не принято повсеместно и не является для них нормой?

Интереснее всего была реакция окружающих на наши расшаркивания. Услышав беседу в коридоре, Макгонагалл едва не разбила очки.

Не верю. Она слишком пафосна для того, чтобы остро реагировать на малышню.

Львы и барсуки смотрели на наше поведение идеально круглыми, как пять галлеонов, глазами. Слизеринцы презрительно кривились, а Флитвик откровенно развлекался, глядя на всю эту шумиху. Ему как дуэлянту было приятно такое образцовое поведение в рамках вежливости. А как декану факультета, так вдвойне.
Милисент тоже принимала участие в игре, ненавязчиво воруя мои собственные обороты. Впрочем, я делал вид, что избирательно ослеп и оглох. Иногда осаживая её острыми подколками, но она не обижалась. Вообще мне иногда казалось, что чем жестче я реагирую, тем больше её это забавляет.

Ей 11 лет. Ты, взрослый мужик, можешь ее до слез обидеть своими остротами. Ты помнишь об этом, правда?

Распечатав письмо, я тут же выкинул все лишние мысли из головы. В записке было всего три слова, написанных явно в спешке:
«Он вылупляется. Приходи ».
Скомкав письмо и сунув его за пазуху, я отговорился парням чем-то незначительным. Забросив сумку на плечо, вылетаю из зала, чувствуя, как сердце отбивает марш. Проклятье. Дракон!

Фух! Вот и все.
Глава скучная, длинная, но зато в ней была хурма. И это хорошо.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 12 комментариев

Онлайн
Гексаниэль
Привет!
Продолжаем оборзевать... обозревать фик "(не)Хоук и философский камень".
Глава 16, часть первая.

Примечание: сестра мне сказала что Хоук райвенкловец со слизеринской хитростью и бесстрашием гриффиндорского льва. Так вот, склонен согласиться, но внести ясность: Хоук - маг до мозга костей. Маг, проживший не самую простую жизнь в не самое простое время. Маг, не привыкший отступать и ценящий связи, которые у него образуются с окружающими. И все его действия стоит оценивать именно через такую призму.

Если мы начнем оценивать его действия через такую призму, мы много чего про героя скажем, но точно не того, что тут написано. Потому что написанное в примечаниях существует параллельно с текстом и выглядит (поскольку повторяется из раза в раз) как гипноз «увидьте это в моем фике, увидьте, увидьте». А мы не поддаемся гипнозу и не видим.
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 30
Показать более ранние сообщения
ПОИСК
ФАНФИКОВ











Закрыть
Закрыть
Закрыть