↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи

Гексаниэль

Автор, Иллюстратор

Фанфики

4 произведения» 
Рональд М. Уизли
Джен, Макси, В процессе
65k 598 1.3k 5
Старая хитиновая флейта
Джен, Миди, Заморожен
803 13 30
Неправильный фэйри
Джен, Мини, Закончен
1.9k 33 134 1
Тебе холодно?
Джен, Мини, Закончен
5.9k 63 531 3

Фанарт

2 работы» 

Награды

16 наград» 
2000 читателей2000 читателей
31 августа 2021
2 года на сайте2 года на сайте
13 апреля 2021
100 подписчиков100 подписчиков
8 ноября 2020
50 000 просмотров50 000 просмотров
23 октября 2020
100 комментариев100 комментариев
15 июня 2020
Была на сайте вчера в 23:37
Пол:женский
Дата рождения:16 октября 1991
Зарегистрирован:12 апреля 2019
Рейтинг:632
Показать подробную информацию

Фанфики

4 произведения» 
Рональд М. Уизли
Джен, Макси, В процессе
65k 598 1.3k 5
Старая хитиновая флейта
Джен, Миди, Заморожен
803 13 30
Неправильный фэйри
Джен, Мини, Закончен
1.9k 33 134 1
Тебе холодно?
Джен, Мини, Закончен
5.9k 63 531 3

Блог


Показать 2 комментария
В уже почти далеком 2013 году написала я эту вещь "чисто на поржать". Людям в теме (и даже не очень в теме) понравилось, так что выложу и сюда, чтобы повеселить честной народ.))
Итак,

Сказ о серповидно-клеточной анемии

Ой ты гой еси народ честной,
Добрый молодец да казак лихой!
Раскажу я вам диво дивное,
Диво дивное, чудо чудное.

Как жила одна кровососочка,
Стройно-хрупкая, длинноногая
Да из рода большого славного,
Что зовется у нас Анофелес.
Теплой кровию человеческой
Кровососочка та питалася
Да кормила ей своих детушек,
Что плодила без счету-удержу.
А в нутрях у ней паразит сидел,
Что Плазмодием называется,
Пожирал он ту теплу кровушку
Да и сам с нее так и множился.
Голодала та кровососочка,
Ох, и злилась она, сердечная,
И охотилась с озлоблением,
Без разбору на всех нападаючи.
И напала раз, и вонзила рот
В капилляр, что был полон кровушки -
Паразит, почуяв обилие
Этой кровушки теплой лакомой,
Враз поддался тут греху алчности
И скользнул он из кровососочки
В русло жаркое кровеносное...

Были в том организме ребятушки,
Тех ребятушек тыщи многие,
А лица у них лишь четыре есть
(есть и пятое, да оно не здесь,
и вообще, оно отличается
только маленькой пустяковинкой
от того, кто тут, во четверочке,
так его мы здесь не возьмем расчет).
Значит, самые эти ребятушки
Друг у дружки да на плечах стоят
Так, что цепи две получаются
Да хитро меж собою свиваются.
Ну а чтоб ничего не рассыпалось,
Они парами за руки держатся -
Каждый с каждым из двух цепочек-то.
А и держатся не как вздумалось,
А лишь строго так, как удобно им:
Аденин вот с Тимином всегда дружил,
С Цитозином же Гуанин парою.
И вот как-то раз им придумалось
Совершить кое-что интересное -
Ведь они не знали-не ведали,
Что из этого получается.
И местами раз в одной паре-то
Аденин с Тимином сменялися,
Вроде все как было, осталося,
Да пока не пришло расставание
Да тех самых цепей расплетание
(по-простому - начало транскрипции).

Рибосомам-то да всем РНК -
Им-то что до продукта конечного!
РНК, самой главной, под буквой "и",
Удивиться-то толком некогда,
Что чего-то не то получилося,
Что напутано что-то в ней самой -
Вон бегут уж к ней "листья клевера",
"Листья клевера", транспорт-РНК.
"Дай задание", "Где же сведенья?" -
Тут уж не до самокопания -
Развернулась она пред ними вся,
Мол, читайте вот, окаянныя,
Вон впилась в меня своим ртом большим
Рибосома, так да растак ее,
Раздобрела-пооткормилася
На белках эукариотических.
Будет вам сейчас и занятие,
Пригодятся теперь мои сведенья.

Рибосома ртом так и щелкает,
Так и шьет цепь полипептидную,
Увлеклась, сперва не расслышала,
Что за шум шапероны подняли:
"Ну и как нам это сворачивать?!
Тут валин вместо гуанилата ведь!
Он же колом стоит, так-растак его!
А ведь надо немедля доделывать -
И ко сроку поспеть хотелось бы!"
Рибосома в ответ прошамкала,
Без отрыва над цепью работая:
"Вы не бойтесь, пихайте все как есть!
Пусть хоть колом стоит - право, вам-то что?"
Шапероны сперва побранилися,
А потом, недолго подумавши,
Согласилися с рибосомою
И гемоглобин тот бракованный
Запихнули в клетку вот прям как есть.

Народился с гемоглобином тем
Урод редкостный, хоть на ярмарках
Ты его зевакам показывай.
Весь был длинный, нескладный, худой-худой
И к работе к тому же немощный.
Порешили мудро и благостно,
Что калеку и пожалеть не грех,
Пусть гуляет он в русле кровяном
Со другими эритроцитами.
Ну не будет пользы, ну, что ж теперь...
Ведь вреда большого не сделает.
Ну а чтоб его как-то выделить,
Нарекли его по-особому,
Так и начал по всей крови гулять
Средь Эритроцитов - Дрепаноцит.

Но забыли мы про Плазмодия...
А и нечего тут рассказывать.
Как явился он в организме том,
Так и - раз - забрался в Эритроцит
И разрушил-то изнутри его.
И другого разрушил, и третьего...
На четвертый раз влез в Дрепаноцит.
Ох, и что это? Кислорода нет...
Чем дышать, что есть? S-гемоглобин
Не умеет носить кислород совсем...
Так Плазмодий и задохнулся здесь,
В длинном теле урода несчастного.
Тут конец супостату и сказочке.
Свернуть сообщение
Показать полностью
#рональд

Что читают жители "Норы". Вынесу из комментариев, потому что... ну потому что хочу я так.))

Артур
Безусловно, он выписывает "Ежедневный пророк" - и даже сейчас, когда тревожные новости и сводки происшествий отошли в прошлое, прочитывает газету от корки до корки. Также Артур внимательно следит за современным британским законодательством (с обеих сторон), периодически обновляя свою библиотеку.
Для души у него большая коллекция научно-популярных журналов, опять-таки с обеих сторон, рассказывающих о новейших достижениях магии и техники.

Молли
Раньше Молли увлекалась Прорицаниями (и несколько книжек по теме у нее таки есть), но после рождения Джинни надолго забила на это свое увлечение. Также у нее есть книги по бытовой магии, по рукоделию, кулинарные книги, кое-что специфическое из зельеварения ("100 рецептов красоты", "зелья от детских болезней" и тому подобное). Предпочтение, понятное дело, отдается тем зельям, которые готовятся быстро и не требуют супердорогих ингредиентов; Молли неплохой зельевар, но целыми днями стоять над котлом - это точно не про нее.
На полке гордо стоит собрание книг Локхарта: самое то для легкого чтения, да и автор красавчик.)))
И да, Молли выписывает "Ведьмополитен": в этом журнале можно найти все от советов по гаданию до интересных рецептов.

Билл
Биллу нравятся научно-популярные журналы, впрочем, маггловская наука его всегда интересовала постольку-поскольку. А вот трансфигурация и чары - это интересно (впрочем, почти все его старые книги и журналы давно осели у Перси и близнецов).
У Билла куча исписанных от руки блокнотов с текстами песен и целая папка старых плакатов. Queen, Metallica, Bon Jovi и прочие, прочие, прочие... маггловская наука ему не очень зашла, а вот маггловская рок-музыка более чем. И, поскольку на чердаке пылится старая расстроенная гитара, нотные блокноты среди старых конспектов Билла тоже можно найти.

Чарли
Чарли с детства любил спорт и животных, а потому и литературу подбирал соответствующую.)) "Квиддич сквозь века", спортивные странички из "Пророка" и всякое разное на тему квиддича... ныне старые странички с результатами давно прошедших матчей перекочевали на чердак, а книги забрали близнецы, Рон и Джинни.
Почти все книги и статьи о магических тварях, коих было немало (кроме пары справочников), Чарли забрал с собой, справедливо решив, что магозоология физически не может быстро устареть: животные с такой скоростью не мутируют.

Перси
Как и положено Идеальному Старшему Брату, Перси читает всякие умные книжки типа энциклопедий (почти все энциклопедии перетаскав к себе в комнату). Но раньше он обожал детские журналы, особенно те, где были игры: настольные "ходилки", головоломки и тому подобное. Журналы эти у Перси до сих пор лежат скромненько в шкафу под стопкой одежды, в отличие от выставленных на всеобщее обозрение умных книг на полках.

Фред и Джордж
Близнецы всеядны... ну почти. Маггловский научпоп из папиного гаража? Отлично! Старые книжки Билла? А подать сюда! Схемы и описание самых известных квиддичных матчей? Хотеть! Мамины рецепты "как ускорить и упростить варку зелий"? Дайте десять!
Даже умные книжки Перси они стороной не обошли, "зачитав" себе парочку особо интересных энциклопедий. Вообще в их комнате можно встретить книги и журналы почти на любую тему, кроме разве что истории. Практики по натуре, "дела давно минувших дней" они не очень любят.

Рон
До 1990 года Рон больше всего уважал книги про квиддич и про шахматы. И комиксы про Мартина Миггса. Потом это великолепие как-то незаметно разбавилось несколькими книгами про Древнюю Грецию и Древний Рим (родители подарили) и картами звездного неба, ну и справочник магических растений Рон "зачитал" себе.

Джинни
На полке Джинни стоят раскраски, пара книг про квиддич, учебники и... книги о путешествиях и выживании в дикой природе, надо заметить, абсолютно маггловские.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 4 комментария
Пост для публичных чтений №2.)) Здесь все еще можно выть, орать и ругаться.
https://fanfics.me/message490724 - 1 часть.
Показать 20 комментариев из 5054
#рост_и_вес

Рост - 175, вес колеблется от 65 до 70.

Ну и вот мое фото двухлетней давности - принципиально ничего не изменилось. Кроме лука - я перешла на более мощный.
https://fanfics.me/message522755 - первая часть обзора.

Вот что он вычитал в книге «Темные силы: пособие по самозащите» автора Квентина Тримбла, в разделе о Стихийной магии.

Гекс: Его не ждали, но он случился. Пятнистые братья и сестры, перед нами сейчас предстанет инфодамп, показывающий, что мало придумать какую-то систему - ее нужно интересно описать. Заценим же.

Сильная и непредсказуемая магия. Научиться владеть ею может любой желающий, а вот научиться контролировать её могут немногие. И если это произошло и маг смог научиться контролировать эту магию, то это необычный маг… маг, чьё внутреннее спокойствие и гармония смогло обуздать такую непредсказуемую вещь, как стихия.
Стихийная магия — особая, уникальная магия, не принадлежащая ни к одной из школ магии. Средняя по распространённости магия, хотя Мастера по ней всё же встречаются, причём в большом количестве. Стихийная магия может иметь связи с некоторыми другими школами магии, например Шармбатонская академия и Дурмстранг.
Стихийная магия взаимосвязана с элементалями, каждый элементаль владеет своей стихией с большим мастерством, и чем больше элементаль живёт, тем больше он познаёт тайны в своей магии. Что касается общественности, стихийная магия разрешена для обучения (для этого есть вышеназванные специальные школы),

Nilladell: Казалось бы - каких-то две буквы “об” или “из”. А какой смысл… во втором случае это магия, которую можно изучать, в первом - магия, которую можно чему-то обучать. Но, согласитесь, тем интереснее становится расклад!

однако из-за её особенностей она строго контролируется. Особенно в Хогвартсе, там она сильно ограничена и практически запрещена.
Сила стихийной магии в её непредсказуемости, с которой сталкивается каждый маг, желающий научиться такой магии. Как отмечают уже бывалые маги, недостаточно лишь владеть подобной магией. Для полного баланса и чувствительности с такой магией нужно её научиться контролировать, а сделать это может только тот человек, чьё внутреннее равновесие и спокойствие действительно тяжело или вообще невозможно пошатнуть.
Тот человек, который решит познакомиться со стихийной магией поближе, без внутреннего равновесия рискует вплоть до того, что стихийная магия рано или поздно, но сломает его и даже сведёт с ума. Однако человеческий характер — вещь ещё более сложная и непредсказуемая, чем даже магия, и в истории бывали такие случаи, когда неуравновешенные люди смогли в полной мере научиться контролировать стихийную магию.
Видов стихийной магии немного, вот список:
Вода
По своей натуре вода, на первый взгляд, самый мирный и гармоничный вид стихийной магии. Частично это так. Маги воды настроены не столько на яростную атаку, сколько на защиту от соперника. Однако не стоит забывать, что оборонительные приёмы и движения магии воды могут легко перейти и в наступательные, и наоборот. Высшей формой магии воды является магия льда и позволяет магу контролировать процессы воды, обращая их в лёд.

Nilladell: Процессы, обращенные в лёд? Матерь Божья… Вы бы хотели увидеть процессы воды (что бы это ни значило) обращенные в лед? Я - да.

Цвет стихии — синий.
Земля
В отличие от воздуха или воды, магия земли — самая прямолинейная и упрямая магия. Движения магов земли основаны на контакте с землёй и её управлении.

Nilladell: Движения магов земли основаны на управлении земли… не управлении землей, а управлении земли. Теперь я хочу еще знать, где у земли управление, на котором основываются маги!

Маги земли похожи с магами воды, так как так же имеют атакующие и защитные приёмы, но предпочитают действовать более прямо, останавливать атаки врага и выжидать лучшего момента. С опытом маг может контролировать магию магмы, позволяя также управлять процессами земли, и вызывать различной силы землетрясения.

Nilladell: Кому? Кому маг, приобретая опыт, позволяет управлять процессами земли (опять же, что бы это ни значило)? И зачем он это делает вместо того, чтобы управлять этими процессами самостоятельно? Так много вопросов. Так мало ответов.

Цвет стихии — зелёный.
Огонь
Достаточно импульсивная и своенравная магия, сосредоточенная на наступательной атаке. Маги огня часто пренебрегают защитой, дабы самим нанести больше атак. Однако магия огня также имеет и защитные приёмы и движения, но их, в основном, используют для наступления или краткого выжидания, хотя мудрые маги огня сочетают в себе и атаку, и защиту.

Nilladell: В список того, что я бы хотела увидеть, добавились маги, сочетающие в себе атаку и защиту. А еще, возможно, енотов, водоизмещение и интегралы.
(В пояснение все же скажу, что маги могут сочетать атакующие и защитные техники/приемы etc, саму атаку с защитой, как абстрактные понятия, человек в себе ни содержать, ни сочетать не может).

Познавший многое маг огня научится контролировать магию энергии, более мощную версию огня. Тесно сочетается с магией земли. Цвет стихии — красный.
Воздух
Самый динамичный и гибкий вид стихийной магии. В магии воздуха доминируют, в основном, оборонительные ловкие приёмы и движения, что сразу отличает магов воздуха от наступательных магов огня или прямолинейных магов земли. Но некоторые маги воздуха превосходно комбинируют защитные и атакующие стили магии, что делает их опасными противниками. Улучшенная версия магии — магия шторма, которая позволяет контролировать процессы воздуха. Совместима с огнем. Цвет стихии — бирюзовый.
Разум
Жёсткая и ударная магия, отличающаяся от четырёх других видов. Маги разума, помимо собственных движений, воздействуют и на самого соперника. В арсенал мага мысли входит телепатия, управление соперником при помощи заклинания Империо и многое другое. Что касается движений, то маги разума используют перенаправляющую технику, часто находясь в обороне, при этом ещё и частично атакуя. Маги разума могут освоить более мощный вид такой магии — магия псионики. Цвета у данной стихии нет.
Электричество
Это самая сбалансированная, но в то же время и достаточно предсказуемая магия.
Маги электричества обладают большими силами: они могут управлять энергией, пронизывающей весь мир и высвобождающейся в виде электричества и тока. Магия электричества имеет достаточно много атакующих и защитных тактик, включающих в себя много мелких ударов и отвлечение. Самые мощные маги электричества становятся Магами Энергии. Цвет стихии — фиолетовый, но чаще бесцветный.

Nilladell: Прошу прощения, но я устала откровенно тормозить на каждом “пируэте”. Скажу в целом, автор, мой вам совет, если беретесь за стилизацию информации под научную/учебную литературу, внимательно - очень внимательно перечитывайте и проверяйте связи между частями предложений, чтобы у вас процессы в лед не вмерзали и маги в себе не сочетали чего-то неучтенного.

Интересные факты
Стихийная магия какое-то время была запрещённой в Англии и ставилась в один ряд с некромантией. Причины для этого были — её сильная непредсказуемость и опасность для окружающих.
Первым стихийную магию разрешил Фридрих II Великий в 1639 году в Ассирии. С тех пор стихийная магия начала разрешаться и в других землях, кроме Англии. Окончательно она стала разрешенной и общедоступной только в 1782 году в Европе и странах Азии.
Для больших достижений маги иногда могут пойти на рискованный шаг: они создают элементаля своей стихии, далее убивают его, то, что осталось от него, смешивают с обычной пищей и принимают её. В итоге благодаря этому маги могут достичь больших высот в стихийной магии, однако есть и минус — остатки элементаля зачастую смертельно ядовиты и могут даже убить мага. Помимо этого, достаточно трудно укротить элементалей, не говоря уже о том, что они вполне способны убить волшебника.

Гекс: Будь эта информация раскидана по всему повествованию, она бы смотрелась гораздо лучше.
Nilladell: Именно. И, повторюсь, помимо того, что подавать такую информацию массивными блоками в виде монолитной “лекции” - прием откровенно неудачный, важно еще (раз уж это необходимо) выдерживать нормы языка, которым пишутся всяческие учебные труды и трактаты. К сожалению, здесь изложение становится настолько, с одной стороны упрощенным, а с другой - изобилующим сложными вводными конструкциями, что порой откровенно искажается сам смысл того, что пытается сказать автор.

Прочитав всё это, Гарри закрыл учебник и задумчиво уставился в стену перед собой. Вредить он, конечно, не будет, не для этого его тётя с дядей растили, но изучить стихийную магию следует тщательнее и подробнее, ведь это она у него проявилась, разве нет? Ведь это по его просьбе успокоилось море и стих бурный ветер…

Гекс: Ну что мы имеем? Все более и более заметную неприязнь по отношению к миру магии, которая реально мешает этому фику стать самостоятельным произведением. Ведь постоянное указание на то, как в мире магии все плохо, ни автору, ни читателю не дает проникнуться вещами, которые хороши сами по себе.
Впрочем, именно в этой главе таких вещей нет вовсе. Зато у нас есть отсроченные страдания Дадли, которые нужны лишь для того, чтобы Гарри окончательно возненавидел магов. Злобный Гарри, в 11 лет тщательно продумывающий сожжение заживо (по его фантазиям я начинаю подозревать психопатию). Придирки на ровном месте. Не самое лучшее обращение с ни в чем не повинной совой. И вишенкой на торте - тяжеленный информационный блок.
Нелл, что скажешь?
Nilladell: С твоими выводами и резюме я полностью согласна, разве что от себя добавлю, что в своей нелюбви к магам Гарри, считающий их существами недалекими, парадоксально - сам выставляет себя не столько прогрессивным, сколько наоборот, зашоренным и куда более узко мыслящим, предвзятым и в целом - неприятным молодым человеком, которому довольно сложно сопереживать и которым все сложнее проникаться. Особенно после мечтаний о расстрелах магов бронебойными патронами (и прочих не менее милых деталей). Как гласят правила жанров: главный герой вовсе не обязан быть хорошим, приятным и добрым носителем высоких качеств (хотя, когда речь идет о сказках, это для протагониста желательно, но не обязательно), но за ним должно быть интересно наблюдать. Однако за местным Гарри наблюдать пока не очень-то и интересно, поскольку все, что нам показывают - это сгусток отрицания не устраивающей его реальности, переходящего в злость, но не сопровождаемого какими-либо интересными и захватывающими событиями или явлениями. Вот и получается “ни там, ни сям” - и симпатизировать парню не с чего, и следить за ним - не увлекательно. И это печалит.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 134
Привет! Мы с Nilladell продолжаем разбор фика "Гарри Поттер и каменная философия", у нас уже шестая глава под названием "Скрытые таланты Гарри Поттера". Погнали!

Машина дяди Вернона оказалась на месте, там, где её и оставили сутки назад — на платной автостоянке. Но сперва семейство нагрянуло в придорожное автокафе, где срочно закупили быстрых закусок. Основательно подкрепившись, поехали домой.
Проезжая район вокзала,

Гекс: А тут я напомню о “всем известной войне с письмами”. Потому что заглянула я в канон, а там Дурсли ехали следующим маршрутом:
• гостиница на окраине большого города (город не упомянут)
• чаща леса
• распаханное поле
• подвесной мост
• многоярусная автодорога
• хижина на скале посреди моря
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 70
#день_рождения #картинки_в_блогах

А сегодня мы дергаем за крысиные ушки прекрасную Nilladell!
Дорогая, ты знаешь, за что мы тебя любим - за острый ум и острый язык, за чувство юмора, за умение красиво и по делу дать по лбу тапком. Ты человек многих талантов, и я тебе желаю развивать их и дальше, и пусть на все тебе хватает сил и времени. И здоровья.
Сних-сних, с днем рождения!



А еще мы сегодня дергаем за ушки (или за чешуйки) Laini, нашего любимого канониста-консультанта по ДА, любителя милоты и просто хорошего человека.))
Показать полностью 1
Показать 10 комментариев
Первая часть - https://fanfics.me/message515853
Тот день, когда пришло письмо из Хогвартса, стал очень памятным днем. Подобрав с коврика почту, Гарри рассеянно отдал её дяде Вернону и плюхнулся на стул, чтобы продолжить завидовать Дадлику, красующемуся в новенькой форме от школы Смелтинг. Сам Гарри по конкурсу угодил в Хай Камеронс, а форма там была попроще. Дядя Вернон перебрал корреспонденцию и буркнул, передавая Гарри желтый пухлый конверт:
— Это твое, племянник.
Гарри взял и тупо уставился на адрес на конверте. Переспросил:
— Чулан под лестницей?
— Дай сюда! — спохватившись, взревел дядя.
— Что там? — заволновался Дадли. Но дядя Вернон, взбеленившись, прогнал мальчишек с кухни. Далее последовала всем известная война с письмами, которые всеми силами просачивались в дом, вплоть до урагана через трубу камина.

Гекс: Если я не читала и не смотрела, я вообще не понимаю, о чем речь, и мне грустно.
Если я читала и/или смотрела, мне еще и непонятно - почему при изменившихся Дурслях и Гарри война с письмами, очевидно, полностью повторяет канон?
Nilladell: И первое, что Поттер увидел - фразу про чулан, а не адрес отправителя? А я напомню, что Гарри знает, что такое Хогвартс, ибо Дамблдор впрямую в его фокале упоминается, как “директор магической школы” — это раз. Два - в каноне письмо сразу взял Гарри, это заметил Дадли, отобрал у него письмо и сунул папе, который немедленно увидел, от кого письмишко и встал на дыбы. Здесь же Вернон первым взял в руки письмо, посмотрел на него, определил, что оно - Поттеру (то есть прочел данные), отдал его Гарри, и только потом отобрал обратно. Причем услышав не слово “Хогвартс” а слово “чулан”. Интересно девки пляшут… по четыре штуки в ряд.

И вот несется по Англии семейный форд Дурслей с ругающимся Верноном за рулем, тётей Петуньей рядом, жующей щеки, и мальчиками сзади, причем Дадли жалобно ныл из-за того, что папа не разрешил взять телевизор и компьютер и что он помрет без передачи великого Умберто.

Гекс: А в чем прикол? В каноне попытка убежать от писем была продиктована нежеланием Дурслей давать Гарри письмо: узнает о магии, соблазнится, уедет в Хогвартс - и компот. Но здесь Гарри знает про магию - какой смысл убегать на край света?
Nilladell: Вот тут как раз я и скажу про план Вернона, который мог бы сработать… если бы он действительно у него был. Он показал племяннику письмо Дамблдора, в подробностях описал ту ночь, вплоть до трещины в крышечке чайника, он добился от Гарри осуждения и презрения к тому, кто с ним так поступил и, экстраполируя, не великой приязни к магам вообще. Это был прекрасный задел на то, чтобы, когда придет письмо из Хогвартса, Поттер сам с готовностью отказался от поездки туда. Достаточно было дать ему это письмо и обсудить с ним перспективы. Тем более, что Гарри в курсе, кто там, в Хогвартсе, за главного. Но вместо этого Вернон идет по канону, что делает показ Гарри записки директора и последующий рассказ об обстоятельствах его обнаружения на пороге (вплоть до мельчайших деталей) - странной и не имеющей смысла “причудой”. Хотя это могло быть отличным и очень даже рабочим планом действий.

Гроза, бешеное море, каменистый остров. И ночь, жуткая, дикая ненастная ночь. Гарри сидел на полу перед софой и тоскливо грыз картофельные чипсы вдогонку к банану. Чипсы тоже какие-то дикие — судя по этикетке, они со вкусом жареных ежей… Гарри старательно пытался забыть, что написано именно ежи, и убедить себя, что на самом деле там вкус бекона.

Гекс: Оу, “Парри Хоттер и изнанка магии”? Там была тема про жареных тараканов со вкусом бекона – чипсы такие у магов были. Не ожидала такой отсылки, честно!

На софе в полной прострации сидел вусмерть голодный Дадли и внимательно слушал пение своего желудка, тот выводил такие красочные рулады…

Nilladell: А Гарри сидит и жрет, причем по тексту - без всякого аппетита, вместо того, чтоб заделиться с Кузеном, с которым отношения у него (по описаниям) так или иначе вовсе неплохи, раз он за него аж в драку полез. И поделился-то в итоге не от сострадания, а потому что в самого не лезет. Добрый мальчик.

В очередной раз представив, как он откусывает голову жареному ежику, Гарри вздрогнул и, вскочив, отдал пакетик с чипсами Дадлику. Тот удивленно заглянул в него и увидел, что он почти полон, желудок затянул новую пищевую сонату, и Дадли, запустив руку в пакетик, зачерпнул горсть хрустящих ломтиков и отправил в рот. На ежей ему было чихать, сейчас он готов съесть даже ондатру.

Гекс: Не, не “Парри”. Там пошутейки такого рода выглядели органично.

В полночь явился великан. С розовым зонтиком, тортиком и с опостылевшим письмом. Оглядел временных обитателей хижины, отметил взглядом Гарри и запел было:
— А вот и наш Гарри… — и осекся.
Голодный и продрогший Гарри прожег его взглядом свежеубитой Горгоны. И песенка насчет похожести на папку с мамкой так и не была допета.

Гекс: Я даже не знала, что здесь должна была быть песенка. Теперь знаю.

Стушевавшись, верзила виновато замолчал и занялся камином — развел огонь, поставил чайник и разогрел сосиски. К которым, впрочем, никто не притронулся. Всё четверо стояли у стены

Nilladell: И готовились к расстрелу... потому что - всё.

и настороженно следили за каждым движением великана, дядя Вернон сжимал в руках сверток, по длине и очертаниям которого было понятно, что там ружье. Тётя Петунья стояла у него за спиной и крепко прижимала к себе мальчиков. Смущенный данным обстоятельством верзила стесненно пригласил их к камину:
— Ну, угощайтесь, что ли…
Сосиски пахли одуряюще, голодные Дадли и Гарри переглянулись, покосились на камин и покрепче вцепились в Петунью. Вернон злобно бухнул:

Гекс: На брудершафт с Хагридом?
Nilladell: А меня знаешь что удивляет? Что сосисками никто не соблазнился )) Поясню - Хагрид в каноне разве что дверь выбил, за что и извинился немедленно. И вообще не проявлял бандитских наклонностей поначалу. Так что Гарри как раз разглядел отлично, что мужик безопасный и не злой. Это Дурслям глаза застило. А тут… прям с порога “окатили”.
Гекс: Ну опять нам заявляют врага: человек еще ничего не сделал, ничего не сказал плохого, но он враг, и все условно хорошие это знают.

— Кто вы такой, сэр?
— А ведь точно, я и забыл представиться… — пробормотал верзила. И поспешно добавил: — Рубеус Хагрид, смотритель и хранитель ключей Хогвартса. Но вы можете называть меня просто Хагридом. Меня так все называют.
Вернон сквозь бумагу нащупал курок и нацелил сверток в грудь великану:
— Мне всё равно, как вас там все называют. Я требую, чтобы вы немедленно покинули этот дом, сэр! Вы взломали дверь и вторглись в чужие владения!
— Да заткнись ты, Дурсль! — отмахнулся верзила Хагрид, пристально глядя на Гарри. И обратился уже к нему: — Гарри, мне сказали, что ты свое письмо так и не прочел. Может, прочитаешь теперь? — с этими словами он протянул Гарри знакомый до оскомины желтый конверт. Гарри не сходя с места посмотрел на лицевую его часть, на котором изумрудными чернилами было написано, что данное письмо адресовано мистеру Поттеру, который живет в хижине, расположенной на скале посреди моря, и спит на полу.

Nilladell: Ему точно очки нужны? Он стоит за дядей Верноном, прижатый к тетке, у стены, Хагрид у камина, в комнате ночь и полумрак, а он оттуда адрес рукописным шрифтом с вензелями шустро читает. Суров.

И скривился:
— Я его читал. Не смешно.
— Чего не смешно? — затупил Хагрид.
— Шутка не смешная, — вежливо пояснил мальчик. — Все эти котлы, волшебные палочки и прочее…

Nilladell: То есть про магию мы знаем, как она работает - знаем, как стихийные выбросы контролировать и чашки чинить, да удавов в Бразилию посылать - знаем, про школу - знаем, а котлы и палочки - это смешно. Логично.

Там ещё написано, что они ждут мою сову. Это как понимать? Где я вам сову возьму? Я их десятки распечатал, и везде говорится про сову, которую они ждут. Ну, один-два раза ладно, можно пошутить, но стопятьсот раз написать, что сову ждете… это уже ни капельки не смешно…
— А когда ты успел прочитать? — подозрительно спросил Вернон, сверля глазами племянника.
Гарри пожал плечами:
— Подобрал с пола, когда собирались уезжать.
— И ты не веришь этой чуши? — удивленно переспросил дядя. Гарри почесал нос и опять пожал плечами, мол, чему там верить.

Гекс: Тот же Гарри, который еще в прошлой главе понял, что обладает магией, и научился ею управлять.
Тот же Гарри, который знает про Дамблдора.
Чему именно он не верит, можно узнать?

— Гарри! — с досадой крякнул Хагрид. — Ты как хочешь, а мне велено доставить тебя в Косой переулок за покупками к школе.
— Извините, но я не хочу, — вполне вежливо отказался Гарри. Но на великана его отказ почему-то подействовал как мантия тореро в положении «в атаку» на быка.
Хагрид взбешено взревел:
— Дурсль!
Вернон нацелил ружье в пол и нажал сквозь бумагу. Грохнул выстрел,

Nilladell: И всем стало весело. Потому что выстрел из ружья - куда угодно - в маленьком и замкнутом, полном народу помещении - это всегда весело.

а следом раздался яростный рев отца семейства:
— Вам же сказано, что мальчик не хочет ехать. Оставьте нас в покое!
Великан протянул руку и, выдернув ружье из рук дяди Вернона, с легкостью завязал его в узел, словно оно было резиновое, а потом швырнул его в угол. Дядя Вернон пискнул, как мышь, которой наступили на хвост. Гарри проводил взглядом перекрученное ружье и скрестил руки на груди в неосознанном защитном жесте. Вернон, несмотря на то, что был разоружен, всё же храбро продолжал сопротивляться:
— Я не буду платить за то, чтобы какой-то ополоумевший старый кретин обучал моего племянника всяким дурацким фокусам!
Тут он, видимо, зашел слишком далеко. Хагрид схватил свой зонтик, завертел им над головой, а его голос загремел словно гром:
— Никогда не смей оскорблять при мне Альбуса Дамблдора!
Потом зонтик со свистом опустился и своим острием указал почему-то на Дадли. Вспыхнул фиолетовый свет, и раздался такой звук, словно взорвалась петарда, затем послышался пронзительный визг, а в следующую секунду Дадли, обхватив обеими руками свой жирный зад, затанцевал на месте, вереща от боли. Когда он повернулся к Гарри спиной, тот заметил, что на штанах Дадли появилась дырка, а сквозь нее торчит поросячий хвостик. Дядя Вернон, с ужасом посмотрев на Хагрида, громко закричал, схватил тетю Петунью и Дадли с Гарри, втолкнул их во вторую комнату и тут же с силой захлопнул за собой дверь.
Перепуганный Гарри обнял рыдающего кузена и от страха за него сам заревел.

Nilladell: И при этом магия Гарри не вступилась за родственников раньше, не попыталась убрать из хижины чужака, которого он считает опасным, и он даже не попытался (пусть и безуспешно) за всю ночь - “починить” Дадли. Даже мысли такой ему в голову не пришло и не придет. Понятненько.

Хагрид, слушая надрывный плач обоих мальчишек, доносящийся из-за двери, виновато покосился на свой зонтик и смущенно почесал бороду.
— Зря я так, совсем уж из себя вышел, — сокрушенно произнес он. — И ведь не получилось все равно. Хотел его в свинью превратить, а он, похоже, и так уже почти свинья, вот и не вышло ничего… Хвост только вырос… И зачем, спрашивается, только Гарри больше напугал…
Несколько раз за ночь Хагрид подходил к двери и робко скребся в неё, виновато гудел извинения, просил прощения, каялся, бил себя пяткой в грудь и обещал исправить. Ему никто не верил, Петунья визгливо вопрошала — всё ли в порядке у него с головой? Оскорбил его взрослый, а он, дубина стоеросовая, напал на ребёнка! Да как его земля вообще держит?! — Хагрид слушал её претензии и снова каялся.

Nilladell: Вот так, к слову, и делают сволочей из нормальных персонажей канона. На ровном месте. В каноне Дадли повел себя не очень - пытался торт Гарри схомячить. А тут - на глазах у изумленной публики - без мотивов. Дадли за всю сцену ничего не сделал и не сказал.
Гекс: Ну и еще Хагрида взбесили ранее: во-первых, тем, что Гарри не знает ничего о волшебном мире (“вы не рассказали ему?!!”), во-вторых, Петунья начала оскорблять Лили, и Хагрид уже завелся. Ну и Дамблдор - вишенка на торте.
Nilladell: В любом случае, там была мотивация, пусть Хагрид и перегнул. И да там было действие самого Дадли. А здесь он с нифига просто на ребенка сорвался. Потому что он - говно человек и неадекват.

На рассвете Гарри и Дурсли вполголоса договорились, что они отпустят мальчика на один день с этим чокнутым за теми покупками, может, хоть с этим отстанут? И вот, солнечным ранним утром Гарри вышел к гиганту и застенчиво сообщил, что он готов. Хагрид просиял, предложил позавтракать холодными сосисками. Гарри для вида взял одну и незаметно выбросил в камни, когда они шли на берег к лодке.

Nilladell: Боялся, что отравленные? Все же вот это презрение к безобидным сосискам мне неясно. Как и выбрасывание еды в принципе. Лучше б уж сказал, что не голоден. Конечно Гарри тут хлебные корки с пола подбирал только в первые годы жизни, но все же.

Весь путь по морю Гарри, мертвея от ужаса, смотрел, как удаляется островок… и помертвел ещё больше, поняв, что Хагрид не собирается возвращать лодку назад. И, спотыкаясь вслед за гигантом, он оглядывался на оставленную на берегу лодку, гадая, а как же родственники с острова выберутся? И где у этого идиота логика? Он что, думает, Гарри на улице живет?!

Nilladell: Так переживал за судьбу Дурслей, что и в голову не пришло протестовать и Хагриду что-нибудь сказать в духе - “А как же дядя и тётя? Можно лодку назад-то вернуть, дядь?”. Все еще добрый мальчик.

Прогулка по Лондону, а потом и по Косому переулку прошла для Гарри как в тумане. В каком-то темном баре он кому-то пожимал руки, с кем-то здоровался, кому-то кланялся…
Тупо брел за Хагридом в белое здание банка, равнодушно смотрел на гоблинов, с тем же пофигизмом проехался на тележке к сейфам. Рассеянно пропустил мимо ушей названия монет. И никак не среагировал на загадочный маленький сверточек из сейфа номер семьсот тринадцать. Просто в упор не увидел его.

Nilladell: И снова мы упираемся в то, что автор не строит свое повествование, акцентируя внимание читателя на том, что происходит. А, вместо этого настойчиво обращает внимание читателя на то, чего НЕ происходит. То есть - вот по канону было, а “у нас, не так, как у Марвел” (с) Бэд. Так дела не делаются. Совсем. Опять же - если я книгу не читала - то одна из чудеснейших и ярчайших сцен первой книги превращается в абсолютно непонятный и неясно для чего описанный сумбур. Можете побить меня камнями, но я абсолютно уверена, что фанфики должно быть интересно читать “сами по себе” и они не должны быть “сравнительным анализом” с каноном, когда сцена начинает приобретать смысл только если рядом положить первоисточник и читать параллельно.

Хагрид, обслуживая мальчика,

Nilladell: А вот на этом моменте меня действительно передернуло. Одно слово, которое задает весьма отталкивающую характеристику сразу двум персонажам. Что Хагриду, который тут маркирован как “прислуга”, что Гарри, который немедленно превращается в подобие Драко Малфоя, которого еще надобно “обслужить”. Ну или любого жуткого клиента любой сферы услуг, приходящего с настроем “вы все тут - челядь, существующая для моего комфорта”. Скажу честно - канонный Хагрид - проводник и друг, равно как и канонный робкий, но добрый и любопытный мальчик Гарри вызывали у меня куда большую симпатию.

терялся, не зная, как его растормошить, а Гарри, плетясь за ним, заново переживал свой детский страх, оставшийся с того рокового дня похищения — незнакомая запертая комната и тощий матрас на полу. Да, к первому страху, когда он осиротел и смотрел сквозь прутья кроватки на мертвую маму, прибавился ещё один — остаться одному, совсем без никого.
Магазин мантий, белобрысый мальчик с непонятными вопросами. Подтаявшее мороженое от Хагрида со вкусом кислого молока. Вонючая аптека. Какие-то яркие пятна вокруг. Пыльный магазинчик с палками, которые зачем-то надо взять и подержать. Белая птица в клетке. Бас Хагрида где-то на краю сознания.
— Это твой билет на поезд до Хогвартса. Первое сентября, вокзал «Кингс Кросс», там все написано, в билете этом. Если с Дурслями… э-э… какие проблемы, ты мне… ну… письмо пошли с совой, она знает, где меня найти… Ну, скоро свидимся, Гарри.
И тишина.
Гарри осторожно открыл глаза и осмотрелся — Хагрида рядом нет, а сам он стоит на перроне вокзала Кингс Кросс. В руках билет и клетка с совой, возле ног — сундук. Всхлипнув, Гарри сел на сундук и облегченно разревелся.
Состоянием мальчика обеспокоились взрослые, окружили, стали расспрашивать. Гарри отмалчивался, вытирал слезы и сопли чужими платками, икал и просил отстать от него.
Потом, успокоившись, он, равнодушно оставив сову и сундук на вокзале, пошел искать самого доброго таксиста.

Nilladell: И снова добрый мальчик. Оставил ни в чем не повинную птицу на произвол судьбы, запертой, посреди кишащего народом вокзала, не заботясь о том, что с ней станет. А заодно, о том, что вещи в сундуке могут быть потенциально опасны для тех, кто ничего не знает о магии, но будет вскрывать сундук. Он ведь не следил, что они там напокупали. Ну ладно - сундук. Хоть бы клетку открыл! Кажется, любит Поттер только собак.

Нашел, проверил его с помощью золотых монет. Тот подбросил на ладони денежку, хмыкнул и согласился отвезти за прикольную плату.

Nilladell: Сомнительно… но пусть будет так.

Был уже поздний вечер, когда Гарри добрался до побережья, лодка, к счастью, была ещё там. Глянув на далекий огонек, Гарри стиснул зубы и, упрямо засучив рукава, взялся за пеньковую веревку. Кое-как, волоком дотащив тяжелую посудину до кромки воды, Гарри оттолкнулся от береговой гальки и запрыгнул внутрь.
Лодка бешено прыгала на волнах, весла, как живые, вырывались из рук и уключин. Из-за ветра, соленых брызг и мелкого дождя Гарри почти ничего не видел. Но страх остаться одному в этом мире был сильнее, и Гарри отчаянно налегал на весла, каким-то чудом умудряясь грести. Остров всё ближе и ближе… и всё выше и выше волны.

Nilladell: Худенький мальчик в 11 лет. Грести. В море. В неспокойном море с ветром. Не имея до этого практики гребли. Боюсь, эта сказка слишком сказочная даже для сказки.

— Да чтоб вас!.. — взвыл Гарри, в полнейшем отчаянии крича на волны и ветер. — Успокойтесь хотя бы на сегодня!
К его изумлению, ветер стих, а волны мягко подхватили лодочку и, пронеся последние пару сотен метров, нежно опустили на каменистый берег острова. А от старой хижины к нему уже спешили Вернон и Петунья с Дадли.

Nilladell: Эм. Хм. Да.
Честно признаться, это первая глава, в которой я даже не знаю, что бы и сказать. Мне казалось, что глава с полицейским расследованием имела капитальные проблемы со внутренней логикой, но оказалось, что это так, цветы перед ягодами. Автор на четыре главы расписывала детство Поттера и то, чем канонные его отношения с миром отличались от местных… для того, чтобы впоследствии “на живую”, с кровью, попытаться сшить это с абсолютно не изменившимися событиями и даже репликами из канона? В чем смысл, ведь от этого становится только хуже. Канон, по меньшей мере, сам себе так отчаянно не противоречил. И не вызывал вопроса - для чего была описана масса эпизодов, влияющих по итогу на целое ничего.
Гарри знает о том, что он - волшебник, минимум с первого класса, но Дурсли зачем-то пытаются прятать от него письма из Хогвартса. Вернон показал Гарри письмо, с которым его нашли, и даже чайник описал в подробностях, но при этом не обсудил с племянником приглашение в школу магов (зная что племянник презирает директора и вряд ли соблазнится перспективой) и они не порешали все это на месте. Вместо этого он зачем-то устроил цирк с бегством от почты. В письме едва ли не первой строкой написано имя уже известного Поттеру Дамблдора, но при этом он всячески показывает, что не верит в существование магической школы. После чего сразу же верит, без переходов и пояснений. Он притворялся перед Хагридом? Что ж, тогда автор допустил фатальную ошибку, не дав читателю этого понять ни единым словом и получилась натуральная биполярочка. И вот из этих вот безумных противоречий состоит вся глава. Которая в первую очередь дискредитирует самого Гарри, как личность. Потому что для того, чтобы канонные события работали, у них должны быть примерно каннонные же предпосылки. А так, выходит, что автор выдрал у стола все четыре ножки и при этом все равно пытается его на них поставить. И получается очень не очень.
Гекс: Подпишусь под каждым словом. Мне в этот раз добавить нечего... а, хотя нет.
В общем, друзья, мы не будем разбирать фик целиком: его в самом деле очень сложно читать и комментировать, и мы решили, что 10 глав нам хватит, чтобы составить свое мнение о "Каменной философии".
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 52
Привет! Мы продолждаем изучать фик "Гарри Поттер и каменная философия". Глава 5, "Мальчик не хочет в Тамбов".

Вот теперь, думаю, можно считать, что прошло десять лет с того дня, когда один старый маразматик, шикая на Хагрида, положил на обледенелый порожек спящего младенчика…

Гекс: Вот теперь можно считать, что мы подобрались к самому сложному - к переосмыслению канона… Уф, ну я скажу за вкусовщину: можно любить персонажа или не любить, однако выказывать нелюбовь вот так в лоб однозначно не стоит. Хотя бы потому, что Дамблдора мы видели в цельнотянутой из канона сцене, где он не вел себя как старый маразматик, а тут вот бэм-с… и нам говорят, как следует оценивать все его поступки прошлые и будущие. Не показывают эти поступки, позволяя нам сформировать свое мнение о персонаже, а буквально подсказывают ответ.

И хоть снега в ту ночь не было, дубак стоял знатный. В штате Аризона, говорят, койоты на скаку замерзали, бежал-бежал себе степной волк и вдруг бэм-с… застыл навеки ледяной статуей.
Гекс: Только как несчастные койоты связаны с югом Англии - тайна сия велика есть.

Письмо от Дамблдора дядя Вернон передал Гарри на десятый день рождения, и мальчик целый год презирал старого кретина, потому что дядя во всех подробностях рассказал племяннику о морозной ночи и подвиге скотч-терьера, о замерзшей двери гаража и замке автомобиля. Даже чайник, красный в белый горошек, которым оттаивал гараж и машину — и тот описал вдоль и поперек. Ах да, ещё трещинка на крышке справа была…

Гекс: А зачем Вернону было описывать чайник?
Nilladell: Чтобы племянник еще глубже проникся драматизмом ситуации? И это не ирония, тут я бы действия Вернона я всецело бы одобрила, если бы не… Но вот об этом я скажу позднее.

К одиннадцатому году Гарри Поттер был уже состоявшейся личностью. Невысокий сухощавый паренёк с острыми чертами лица, с темно-каштановыми, коротко стрижеными волосами.
Ехидные зеленые глаза и тонкие мамины губы. Это Петунья так говорит, она считает, что Гарри очень похож на свою маму — Лили. Гарри носит очки, круглые и практичные. Ещё он донашивает за Дадли его одежду, из которой тот так быстро вырастал, что не успевал разносить. Таким образом, с его плеча Гарри получал практически новую одежду. Только обувь ему покупали отдельно, размеры ног у кузенов были всё-таки разными.

Гекс: Хм, где я это видела? Может, в каноне?
Nilladell: А я по-прежнему не понимаю, к чему столько подробностей и зачем мне они, как читателю, нужны? Потому что они все еще выглядят не попыткой изложения самостоятельной мысли, а попыткой пояснить чем эта работа похожа, а чем отличается от канона.

Недавно Дадли подрался с парнем из параллельного класса, Гарри ринулся в свалку из солидарности к кузену, и, как это обычно бывает, в драке ему сломали очки и нос. Разбитый нос распух до кошмарных размеров, поломанные очки были сняты и положены в карман, а самого Гарри домой тащили Дадли и Пирс, ворча и ругаясь всю дорогу. Дома пострадавшего героя уложили на диван с прохладной примочкой на нос. Тётя Петунья горестно оглядела подбитый глаз Дадли и схватилась за нитроглицерин, бормоча, что чертовы мальчишки её не любят, раз то и дело норовят загнать в гроб.
Дадли и Гарри гордо промолчали, хоть и покраснели от несправедливого обвинения — маму и тётю они любили, просто пацанья драка в школе — это дело чистого принципа. А пусть не воняет, а то распахнул свою грязную варежку…

Гекс: Чего мне не хватало в повести о мальчиках из приличной английской семьи? Точно, русского воровского жаргона!

У окулиста пришлось заказать новые очки, а поломанные дядя Вернон спаял оловом и замотал липкой лентой, чтобы не поцарапать переносицу швом.

Nilladell: Я очень сильно хочу верить, что в последующих главах то, что у Гарри очки были “круглые и практичные”, потом их сломали в драке, ему купили новые очки - возможно, не менее круглые и практичные (кто-нибудь, поясните, как очки для коррекции зрения могут быть непрактичными) - а старые спаяли оловом и замотали скотчем, чтобы не царапать переносицу… Сыграет хоть какую-то роль. Потому что в этой - нет. Ни форма, ни замена, ни паяние, ни скотч. Ничего.

Когда нос зажил, то из-за костной мозоли осталась легкая горбинка, которой Гарри очень гордился, ему казалось, что у него теперь благородный римский профиль. Как и всякий правильный пацан, он гордился своими боевыми шрамами, справедливо считая, что они украшают мужчину. По крайней мере те, что заработаны в бою, шрам-молнию на лбу он украшением не считал, так как не помнил, при каких обстоятельствах тот появился. Может, ему кирпичом прилетело или «Опель» впечатался… кто его знает, что за авария произошла тогда на дороге при работе двух зеленых светофоров.
То письмо от Дамблдора Гарри зачитал до дыр, от первой закорючки до последней точки, вдоль и поперек, и по диагонали. Наизусть.

Гекс: Он видел письмо Дамблдора, возненавидел Дамблдора за безответственность, но при этом… уверен, что шрам получил в аварии? Это же не бьется между собой! Если Гарри верит в аварию, презирать Дамблдора ему не за что: это для него левый чувак, который (видимо, был свидетелем аварии?) привез ребенка родственникам, но накосорезил.

И разбудите Гарри ночью да задайте ему вопрос, о чем в письме говорится, и будьте уверены, оттарабанит, как по-писаному:
Дорогая Петунья,
Должен с прискорбием сообщить Вам печальную весть. В эту ночь, с тридцатого на тридцать первое, аккурат на Хэллоуин

Гекс: Петунья, очевидно, не знает, когда в Британии Хэллоуин. Или Дамблдор отыгрывает маразм. Убедительно.

погибли Лили и Джеймс Поттеры, а их маленький сын и Ваш племянник Гарри остался сиротой.
Вы единственные родственники Гарри, больше у мальчика нет никого, поэтому прошу Вас позаботиться о нем. Уверяю Вас, Гарри не доставит Вам хлопот, он не займет много места и не объест Вас. А если Вы всё-таки боитесь его как будущего мага-колдуна, то держите в строгости, это должно заставить Гарри удерживать свою магию в узде.
Искренне Ваш, Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор, Кавалер ордена Мерлина первой степени, Великий волшебник, Верховный чародей, Президент Международной Конфедерации Магов.
Гарри, как ни странно, забавляла подпись. Она, как нельзя лучше подчеркивала старческий маразм директора волшебной школы.

Гекс: Первая сцена (да, утащенная из канона) показывала нам, как разговаривает Дамблдор в неформальной обстановке. Сейчас мы читаем письмо, написанное Дамблдором в тот же день… и видим, что это письмо написал не он! Его письменная речь настолько отличается от его же устной речи, что тут впору не маразм подозревать, а подлог.
Nilladell: Просто соглашусь, а еще здесь отдельно отмечу, что Гарри о существовании Хогвартса знает, и что Дамблдор - ее директор - тоже. Это будет важно попозже.

И всё в письме было враньем. Потому что тётя сказала, что у Гарри в магмире куча родственников, начиная от Сириуса Блэка, который ему крестный отец, продолжая дедом Карлусом Поттером и заканчивая тремя сестрами Блэк, причем все трое — замужние, а это значит, что у него ещё есть трое дядей и куча кузенов и кузин. Магических.

Гекс: И откуда же Петунья могла это знать? Мне про сестер Блэк особенно понравилось - ладно, если предположить, что Лили и Петунья все-таки общались (непохоже, но ок), Сириус как крестный Гарри и Карлус, отец Джеймса, в беседе могли проскочить… но двоюродные сестры Сириуса и их семьи?!
Nilladell: И при таких глубинных познаниях в существовании родни у Гарри, в первой же главе Петунья сразу же вопит про приют, не помянув и словом о том, мол “а чего мы? У него вон куча родни, дед жив, пусть его и забирает, или этот его крестный! Если б я только знала, как с ними связаться”. Но нет. Ощущение такое, будто Петунья только что эти знания обрела в угоду авторской задумке.

Насчет много места тоже неверно, Гарри занимал целую комнату на втором этаже и чулан под лестницей. Жрал он как не в себя. И магия у него какая-то долбанутая… Юморная. Всё это тётка говорила беззлобно, любяще-шутя. Всё же за годы она привыкла к волшебному племяннику, так уж подло устроен человек, ко всему привыкает, зараза…
Даже к магии.

Nilladell: И было бы очень круто, если бы это, спустя четыре главы недолюбливания, не декларировалось сейчас одной фразой, как уже свершившийся факт, а было читателю показано хоть парочкой эпизодов принятия Петуньей плямяшёвской магии.

На свой одиннадцатый день рождения Дадли получил в подарок посещение зоопарка. Ну, порадовался, конечно, но только ко времени визита в серпентарий начал скучать, устал маленько. И самая большая змея в мире его уже не удивила. Смотрел-смотрел на неё, слушал восторженный лепет Пирса о том, что эта змея настолько длинная, что может дважды обмотаться вокруг автомобиля дяди Вернона, и такая сильная, что может раздавить его в лепешку.
Но в тот момент змея явно была не в настроении демонстрировать свои силы и что-либо обматывать. А если точнее, она просто спала, свернувшись кольцами. Дадли немножко оживился от пирсовой рекламы, прижался носом к стеклу и стал смотреть на блестящие коричневые кольца. Прикинул размеры — и правда большая! — вот только скучная, как его черепаха…
— Пусть она проснется, — произнес он плаксивым тоном, обращаясь к отцу.
Дядя Вернон постучал по стеклу, но змея продолжала спать.
— Давай еще! — скомандовал Дадли. Дядя Вернон забарабанил по стеклу костяшками кулака, но змея не пошевелилась.
— Мне скучно! — завыл Дадли и поплелся прочь, громко шаркая ногами.

Nilladell: Чисто канонный эпизод, который уже никак не бьется с описанным выше мальчишкой, который с подбитым глазом, ругаясь, тащил на себе побитого кузена домой, и гордо молчал в ответ на ее причитания, потому что ябедничать и ныть после школьной драки - позорно.

Гарри фыркнул:
— А по-моему, она сама со скуки сдохла.
— Ты о чем? — вернулся Дадли.
Гарри авторитетно пояснил:
— Ну ты сам подумай, лежит целыми днями за стеклом и видит надоевшие рожи таких же скучающих посетителей, которые бессмысленно колотятся к ней в аквариум, пытаясь заставить её поползать. А где ей тут ползать-то? По коряге? Не очень-то эта коряга похожа на влажные дождевые леса Бразилии.
Тут, очевидно, снова сработала странная магия Гарри. Спящая змея вдруг окуталась синим сиянием, дрогнула и, проснувшись, подняла голову. Посмотрела прямо на Гарри и зашипела, а в следующий миг исчезла с негромким хлопком, оставив сильный запах озона и манго с ананасами…

Nilladell: Который хорошо и в подробностях с нюансами ощущался присутствующими, невзирая на задраенный террариум.

— Ой… — в полной тишине прошептал Гарри. — Кажется, я её в Бразилию отправил…
Вернон бегло огляделся и, схватив мальчишек за руки, рванул к выходу, пока кто-нибудь не заметил, как они «украли» ценного боа-констриктора из закрытого террариума.
Вторая часть - https://fanfics.me/message515854
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 25
Первая часть обзора здесь - https://fanfics.me/message511913

Эти две собаки прошли сквозь года вместе с Гарри. Они стали его друзьями детства. Многие годы Тревис Диксон и Злыдень играли с мальчиком и вместе с ним открывали новые горизонты. Сначала в пределах Тисовой улицы, потом до супермаркета и до окраин городка, совершая общие открытия.

Nilladell: То есть Мардж сначала по несколько лет не приезжала, так что дети ее впервые в сознательном возрасте увидели года через три-четыре после появления Гарри в доме. А затем она внезапно зачастила настолько, что Злыдень стал Гарриным “другом детства” с которым он виделся очень плотно и помногу. А еще своего бульдога-медалиста отпускала по холмам шататься часами в обществе маленького, худенького мальчика, которому, случись что, самому помощь понадобится.
Гекс: Не, даже круче. Мардж приехала впервые лет за… 30. Потому что она, родная сестра Вернона, не знает об истории с Инвернессом и собакой - Вернон ей рассказывает так, будто она не в курсе. Пацан 13 лет не расскажет своей сестре и родителям, как он на кабана ходил? Даже если она в тот раз с ним не ездила в Инвернесс - он бы рассказал, как только домой приехал. Хоть что-нибудь! И сейчас он бы начал разговор с чего-то вроде “ну помнишь, когда мне 13 лет было, я к деду в Шотландию ездил? Так вот…” А так получается, что у родных брата и сестры нет общего прошлого.

Для Гарри не было лучшего счастья, чем гулять по холмистым пустырям окраин и смотреть, как волнами колышется высокая трава, как розовый вереск туманным покрывалом устилает дальние склоны. Гарри любил забраться на вершину самого высокого холма Сток-Хилл и, сидя там, с его высоты смотреть на раскинувшийся город, на его бесконечно прямые улочки, на одинаковые домики и дворики. А рядом уютно пыхтели два теплых пса, если приезжала тётушка Мардж и привозила с собой бульдога. Но и одного Тревиса Диксона Гарри хватало для компании.

Гекс: Эммм… а хозяева Тревиса не против того, что соседский мальчик гуляет с их собакой? Все-таки они могут и не знать, что Тревис не по-собачьи умен (как мы выяснили в первой части) и переживать, что собака может укусить ребенка, или они на пару заблудятся, или еще какая пакость приключится.

Друзья-мальчишки у Гарри тоже были, прежде всего общие с Дадли приятели, живущие по соседству. Пирс Полкисс, Майкл Гордон, Сэм Дэннис и Джереми Малкольм. Ребята нормальные, благоразумные, в меру уважали Дадли Дурсля и его кузена Гарри Поттера. Сам Гарри крепко сдружился только с Дэйви Гордоном, младшим братом Майкла. В силу возраста того постоянно ограничивали и ущемляли в правах, и Гарри жалел его, человек же не виноват, что отстал от остальных на два года! И он сам отсеивался от общей компании, стараясь чем-то занять малыша Дэйви. Потом, постепенно и как-то незаметно, с Гарри сблизился Пирс, такой же тощенький, как и Гарри, похожий чем-то на крыску. Может быть, большим носом и маленькими глазками?
На холмах Гарри однажды познакомился ещё с одним человеком. Тревис Диксон и Злыдень шныряли меж камней, безуспешно пытаясь схватить хоть одного верткого дикого кролика, которыми кишели дальние вересковые холмы.

Nilladell: И вот здесь наступает то самое “позже”, к которому я хотела вернуться на эпизоде с переходом дороги. Тот эпизод свидетельствовал, что Гарри - редкостный домосед, который в целом не рвется к путешествиям, авантюрам и исследованиям окрестностей (по тому, как беспрепятственно он покинул дом, становится ясно, что это не Дурсли его ограничивали). И вот тут мы видим прямо-таки совершенно другого человека с совершенно иным складом натуры - юного исследователя окрестностей и дальних путешествий (аж до пустошей с дикими кроликами), которого в доме-то прямо не удержишь. И эти перемены характера никак не обозначены и не обусловлены. Хотя бы вводной фразой в духе “со временем Гарри полюбил бродить вдали от дома, благо Дурсли ничего не имели против”. Нет. Просто был один, стал - другой. Впрочем, Гарри в этом фанфике не привыкать.

Гарри неспешно шагал, палкой раздвигая траву и шугая юрких ящерок, и посмеивался на басовитое тявканье псов, упустивших кролика прямо из-под носа. Бурые, рыжие и серые зверьки вели себя смело, дождавшись, когда собака подбежит ближе и пересечет установленную кроликом границу, обитатель холмов нехотя срывался с места и начинал дурить наивную собаку, выписывая зигзаги туда-сюда, взад-вперед и прочие кульбиты. Пёс ярился, лаял, хватал воздух вместо беленького пушистого кроличьего хвостика-помпона. Иногда Гарри казалось, что кролики издеваются над собаками. Вот и сейчас Тревис Диксон и Злыдень, заливисто лая, погнали кролика, и вдруг раздался голос:
— Эй, вы откуда взялись?
Гарри заторопился обогнуть холм и увидел за ним домик-фургон на колесах, возле него паслась большая гнедая лошадь, а на крылечке-приступочке стояла девочка. Светленькая и полненькая, увидела Гарри и замолчала удивленно. А потом неожиданно спросила:
— Ой, привет, ты абориген?
Гарри удивился, с чего это она такое спрашивает, аборигены же на острове. Но на всякий случай согласился:
— Да, я местный. А ты откуда?

Nilladell: Автор сам себе противоречит. То есть Поттер прекрасно знает, что слово “абориген” означает именно “местный житель”, а не то же самое, что “папуас”, например. Это видно по его ответу. Но в то же время он удивляется вопросу и думает про острова. Не бьется одно с другим ну никак.

— А мы с Ламбера. Путешествуем с папой по Англии. Это твои собаки?
— Да, — Гарри не стал вдаваться в подробности и перевел взгляд на лошадь. Она огромная, косматая и почему-то с бородой, на ногах у неё пышные фризы. Шайр?

Nilladell: Нам нигде прежде не говорили, что Поттер сильно увлекается конями. И тем не менее, он не только способен определить породу лошади, но еще и знает, что такое “фризы”. Не знаю как кому, а мне пришлось в своем почтенном возрасте гуглить. И нашла я в первую очередь слово “Фриз” как обозначение породы лошади, а не как обозначение какой-либо ее составной части. Опять же, не было бы вопросов, если бы нам раньше хоть раз сказали, что Поттер фанатеет по коневодству.

Да, конь оказался шайром по кличке Донован. Девочка Энни и отец-натуралист, профессор энтомолог Стивен Лаффи. Он изучал загадочный мир насекомых, а в это лето взял с собой дочь.

Nilladell: Я, конечно, дико извиняюсь за то, что в очередной раз прерываю, но… Середина 80-х годов 20-го века. Профессор энтомологии - то есть современный научный сотрудник не фигового уровня, ибо профессорскую степень за красивые глаза не дают, путешествует с дочерью в исследовательских целях… в фургончике на лошади? То есть у него в собственности есть а) походный фургон, б) конь. Не машина, а именно конь и повозка...
Почему у меня ощущение, что сейчас из ближайшей норы хоббиты вылезут с вопросом, в какой стороне Ривенделл?

Ох, сколько интересных фактов Гарри услышал в тот день о насекомых. И услышал ещё много раз,

Nilladell: То есть ему повторяли одни и те же факты в каждый его визит. День Сурка в студию.

каждый день он бегал сюда, в вересковые пустоши, и узнавал что-то новое. Отец и дочь Лаффи пробыли здесь две недели, а потом, на исходе лета, уехали дальше по своим неведомым дорогам.

Nilladell: В Нарнию, судя по всему. Или в Средиземье. Ну, на худой конец, в самое начало двадцатого века, из которого их сюда занесло.

Эта короткая летняя встреча надолго запомнилась Гарри. Она научила его верить в то, что друзья найдутся везде, даже в таких, самых неожиданных местах вроде вересковой пустоши.
Тоненький и стройный мальчик стоял на вершине холма и смотрел на город. Его одежда, великоватая, несмотря на подгонку по фигуре тётей Петуньей, мягко колыхалась от ветра. Вместе с фургоном с новыми знакомыми Гарри провожал восьмое лето своей жизни. Когда фургон и лошадь скрыло расстояние, Гарри повернулся и, привычно раздвигая траву палкой и шугая юрких ящерок, направился вниз по тропке. А рядом с ним, как обычно, бежали две собаки.
Одиночество Гарри было спокойным, мирным и ровным. Его жизнь размеренно и неспешно текла вперед, чем-то похожая на реку. Широкая и спокойная, она несла свои воды времени всегда прямо, никуда не сворачивая. Гарри ни разу никогда не оглянулся назад, без сожаления оставляя позади вчерашний, прожитый день. И с неторопливым любопытством смотрел в новый, живя здесь и сейчас.
Ему нечего было бояться. У него не было врагов и недоброжелателей. В доме его окружала, конечно, не самая благоприятная семейная атмосфера, но и жаловаться ему не на что. Что поделать, если родители погибли в автокатастрофе, сложилось так, но у него всё равно есть родственники. Тётя, дядя и кузен Дадли, они хоть и не любили его, да и не обязаны, если честно, но Гарри был по-своему счастлив.

Гекс: Даже Вернон, защитник и заступник, Гарри не любил? Ок...

Проснувшись обыкновенно рано-рано, Гарри быстренько готовил себе перекусить, а потом тихо и никого не разбудив уносился на свои холмы, где и проводил летние дни. В прочие же учебные недели Гарри вставал вместе с Дадли, завтракал и, собрав учебники, спешил к автобусу.
Обычная рутинная жизнь, без особых переживаний и нервотрепок.

Гекс: Этот кусок хорош настолько, что… что он тут торчит, как баобаб в тундре. Очень напоминает классическую английскую литературу для детей, и это хорошо, но девкой был бы краше, то есть весь текст в таком духе выглядел бы на порядок круче.
Nilladell: Полностью поддерживаю. Сам по себе кусок очень теплый, атмосферный, и написан он очень достойно. Однако он в тексте, и даже внутри главы - не пришей козе рукав. Он, во-первых, полностью ломает общий тон и направленность повествования. Во-вторых, он вносит, как я уже говорила, некоторые противоречия (очередные) в характер и образ персонажей. В-третьих - все это было бы уместно в истории, происходящей где-то в начале века, но никак не в его конце. Ну и, в-четвертых, тогда абсолютно точно, такой тон нужно было брать с самого начала, потому что здесь и сейчас он - как клоп на подушке и откровенно сбивает с толку.

Гекс: Ну что, подведем итоги? Хотя в этот раз мне сложно их подвести, потому что глава состоит из внутренних противоречий чуть более чем полностью. У Гарри сразу несколько характеров, сменяющих друг друга, как картинки в калейдоскопе, в семье Дурсль отношения непонятные - у брата и сестры нет общего прошлого, но вдруг появляется общее настоящее, - плюс мы будто совершили путешествие во времени из конца ХХ века в его начало.
Nilladell: И при этом довольно сложно сказать, что в этой главе вообще происходит. То есть, по заявлению автора, она хотела раскрыть детство Гарри, которому не было уделено внимания в каноне. Однако, по факту, отношения Гарри с Дурслями так и остаются слишком мутными. То они все осознали и оценили, а то в семье его по-прежнему царила гнетущая атмосфера, причем Вернон - то его защитник, то попадает в общую категорию с остальными родственниками. Проявления стихийной магии Роулинг в паре предложений раскрыла ничуть не меньше, чем автор за главу - и про синие волосы и про условия, при которых магия срабатывала. То есть отношения в семье - не особо описаны, отношения в школе - не особо описаны, друзья - их просто перечислили и сказали, что они были. И получается, что сказано вроде бы много, а по сути - и зацепиться не за что.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 64
Привет! Мы с Nilladell продолжаем разбирать фик «Гарри Поттер и каменная философия». Глава 4 – «Спокойное детство». Погнали!

Дальнейшие годы жизни Гарри Поттера были сносными.
Ну ещё бы, после такой-то психологической атаки... Склеенные Дадликом фотографии Петунья любовно прибрала в семейный фотоальбом, а новых фотографий не предвиделось ещё много лет. Обычно они фотографировались в студии по всяким торжественным случаям. А на дни рождения, если финансы позволяли, приглашался специальный фотограф.
На камине стояла только одна фотокарточка в рамочке, та самая, из трех кусочков.

Гекс: Я не знаю, как связана сносная жизнь с фотокарточками.
Nilladell: А я в принципе догадываюсь, как - раз уж фотографии Поттера склеили и одну даже в рамочку поставили, значит больше ценить стали. Вот только в чем вся штука - чтобы фотографии порвать, их надо сначала сделать. То есть Поттера “несносные” Дурсли прекрасно фотографировали и до психологической атаки. А, учитывая подчеркнутую эксклюзивность этих фото и тот факт, что, видите ли, фото делались именно на студии и по особым случаям… Получается, что Дурсли сначала зачем-то вкладывали деньги в фотографирование нелюбимого племянника. А потом Дадли рвал то, за что было уплочено и время в студии убито. В каноне Дурсли просто его и не фотографировали никогда. И там все было просто и понятно, а здесь опять получилась какая-то анекдотичная дилемма про крестик с трусами.

Производство дрелей тем временем наладилось, Дурсль сперва арендовал помещение под фрезерную, а потом постепенно, по частям и годы спустя выкупил её целиком.

Nilladell: Святые угодники. Кого “её”? Фрезерную? Я что-то совершенно запуталась. Если Дурсль арендовал помещение под фрезерную, то получается - фрезерная и так была его инициативой. Или нет? В общем-то я уже четвертую главу не понимаю, где в иерархии дрелепроизводства находится Дурсль. Если он работал на фирме по производству дрелей, значит у фирмы уже есть и производство и офисы. Они стали расширяться? Или они до этого без фрезерной пахали? Тут вообще ощущение, что он только что с нуля сам начал производить дрели. Но тогда у кого и что он выкупил?! Помещение в фрезерной в собственность?

Назвал "Граннингс" и очень гордился своим детищем. Потому что фирма начала приносить какой-никакой доход, и Вернон почувствовал себя настоящим хозяином жизни.
И настал даже день, когда он сел в кресло директора компании и с восхищением обвел горделивым взглядом стены своего офиса на девятом этаже "Граннингс индастриз" в промышленном центре Лондона.

Гекс: Сперва Вернон захотел создать свою фирму, потом в своей же фирме был обычным сотрудником, которому трудно было при смене начальства, а потом он таки возглавил свою же фирму?
Шла 4 глава, и до меня доперло - это же чисто карьера в Симс! Чисто оттуда карьерная лестница, когда компьютерный человечек устраивается на работу, качает навыки, получает повышения и в итоге становится руководителем фирмы. Будем честны, эта модель в самом деле иллюстрирует один из реальных вариантов, но только один из. К случаю, когда человек начинает свое дело, эта модель не относится.

Выбросы детской магии Гарри прекратились ещё в пять лет и больше не повторялись, потому что Дурсли разобрались, что это такое, и научились их предупреждать.

Nilladell: По всей видимости, маги просто нервно курят в сторонке, завистливо косясь на Дурслей. Они-то еще до рождения своих чад знают, что такое магия и магические выбросы у детей, а те все равно случаются и случаются.

А в начальной школе было слишком интересно, чтобы психовать по малейшему расстройству. Разве что кураторша прицепилась к одной девочке, тайком пронесшей на урок своего хомячка. Увидела кроху и завизжала, думая, что это мышь. Хомячок от визга хлопнулся в обморок, маленькая хозяйка подумала, что он умер, и зарыдала.

Гекс: Из текста реально выходит, что случай, когда ребенок плачет над хомячком - это для другого ребенка “малейшее расстройство”. Из-за “разве что”, которое подчеркивает незначительность.

Дети окружили златовласку с дохлым хомячком в ладошках. Гарри потыкал пальцем в теплое пузичко и авторитетно заявил:
— Не реви, он живой, не видишь, что ли, дышит.
А кураторша, дура взрослая, жмется на табуретке, юбку на колени натягивает и визжит. И Гарри со злости, желая утихомирить эту сирену, подумал: «А чтоб ты посинела!»
И что вы думаете?

Гекс: Я вот думаю, что ребенок скорее пожелал бы куратору заткнуться, чем изменить цвет. Ну, просто “визжишь - заткнись” как-то логичнее, чем “визжишь - посиней, авось заткнешься”.
Nilladell: А я думаю, как хорошо, что не “чтоб тебе провалиться” или “да чтоб ты лопнула” - куда более устойчивые языковые конструкции, которые ребенок мог бы где-то слышать. Правда, русскоязычный ребенок. Но если цепляться к тому, сколько в тексте даже за первые четыре главы встречается чисто русских идиом и устойчивых сочетаний, характерных для нашего языка - то здесь можно застрять очень и очень надолго.

Посинела дура, стала похожа на жителя Пандоры имени Кэмерона.

Nilladell: “Родившегося” только в 2009-м году. Мы конечно уже определились, что “фокала” в тексте в принципе нет, даже когда автор каждым словом старается убедить нас, что он есть. Но даже в авторском повествовании, когда он, автор, походя апеллирует к тем элементам культуры, которых на момент происходящего в тексте еще и в проекте не было - да еще и никак это не обыгрывает, - это прямо пенопластом по стеклу.

Увидела она свою посиневшую руку и сама в обморок — хлоп, вместе со стулом… Ну, пока суть да дело, пока кто-то догадался сбегать за директором, пока туда-сюда,

Nilladell: Еще надо было добавить “пока весь сыр бор, трали-вали и аля-улю”, а то что-то маловато как-то на одно предложение этих добавочных конструкций. Непорядок.

волшебство Гарри сошло на нет и от него лишь темно-голубые волосы остались. Директриса неодобрительно поджала губы, видя синие кудри, и без разговоров уволила истеричку, ибо такие ветреные особы, красящие волосы в неподобающий цвет, не достойны носить звание учителя.

Гекс: Я бы спросила, неужели директриса или кто-то из коллег не видел эту женщину (и ее некрашеные волосы) утром, да и можно ли без разговоров уволить учителя за цвет волос (при том, что нам неизвестно, сколько лет эта женщина проработала в школе, сколько ей лет в принципе и какая у нее репутация в школе), но… мне лень.
Nilladell: А мне не лень, мне правда интересно, особенно, если учесть “моду” тех же 80-90х на старушек с сиреневыми волосами. Но лично мне кажется, что любой вменяемый директор для начала поинтересовался бы у своего сотрудника, что случилось, и затем попросил бы привести голову в потребное состояние, подходящее для детского учреждения. И только в случае несогласия бы задумался об увольнении. А то это попахивает уже нашими реалиями с увольнением учителей за фото в купальнике, размещенное в своей же собственной соцсети.

Зато дети надолго запомнили синекожую инопланетянку и с удовольствием вспоминали тот случай. А Гарри дальше учиться продолжал, стараясь сдерживать свою магию. О том, что это магия, Гарри не знал, но догадывался, ведь надо быть полным дегенератом, чтобы ломать голову — а как называется то, что он умеет перемещать вещи взглядом? Телекинезом? Ну ага… и при этом летящая вещь ещё и перекрашивается и форму меняет. Скажите это кому-нибудь другому, а у меня это — магия!

Гекс: Кажется, где-то перезагрузили матрицу. Еще в прошлой главе пятилетний Гарри не путал вилку с ложкой и не мог объяснить, где провел три дня, а здесь он ловко анализирует непонятное явление.
Nilladell: Апеллируя такими понятиями, как “дегенерат” и “телекинез”.

Про свой шрам на лбу Гарри спрашивал у тёти не один раз, и каждый раз тётя отвечала с новыми подробностями.


Гекс: ...и в конце концов Гарри поймал ее на откровенной несрастухе… ой, нет.
...и однажды Гарри задался вопросом, откуда тетя так много знает, ведь ее там не было… опять не в кассу.
...и каждый раз перезагрузка матрицы стирала ненужные данные… о, годится.

А общий смысл сводился к одному — его родители разбились в автокатастрофе. Гарри повспоминал и спросил:
— Там ещё было много зеленого света и кто-то хохотал в стороне. Это что?
Тётя пожевала щеку и сердито ответила:
— Зеленый свет от светофора, глупый мальчишка! А хохотал какой-то идиот. Всё. Больше не спрашивай.
И Гарри отстал с расспросами, понял, что тёте вообще-то больно об этом говорить, ведь погибла-то её сестра.

Гекс: На какой по счету сеанс расспросов он это понял?

А свою магию он вскоре научился распознавать — как потеплеет чуточку в груди и зачешутся кончики пальцев, тут же старался пригасить свои эмоции, чтобы не выплеснуться случайно чем-нибудь странным.

Гекс: Пятилетний мальчик, которому ставили легкую умственную отсталость, провел четкую параллель между своими эмоциями, ощущениями и изменениями внешнего мира и научился это контролировать? Некисло.
Nilladell: Ладно - провел связь. Это еще я могу понять и принять. Но вот тот факт, что пяти-шестилетний мальчик, считайте, походя овладел окклюменцией уровня “аврор на стажировке” — вот это уже ни в какую картину мира не лезет. Я еще могу как-то понять подавление проявления эмоций. Но магия-то реагирует не на внешнее проявление чувств, а на сами чувства. То есть, грубо говоря, автор нам говорит, что пятилетний ребенок, не особо напрягаясь постиг дзен и научился… не испытывать страха, не испытывать гнева, не испытывать радости и вообще любых всплесков чувств. Даже я, со своим скудным опытом контакта с маленькими детьми, заметила, насколько в нежном возрасте у них эмо довлеет над рацио - и не потому, что это их выбор, а потому что так в целом устроено. А тут - здрасте вам в окно.

Ибо странным было всё, что он делал. Потому что разбитая кружка — это разбитая кружка, и при нормальном склеивании на её стенках остаются следы — сеточка трещин. А его случайно расколоченная чашка после магического склеивания выглядела так, словно только что доставлена с фарфорового завода. Правда, если никто не видел, как он что-то разбил, Гарри это что-то тут же склеивал магически и никто ни о чем не догадывался.

Nilladell: И снова здравствуйте. То есть он не только научился сам, не обладая знаниями о природе магии, а имея только собственные догадки, во все том же нежном возрасте не только подавлять магические выплески и не испытывать эмоции по собственному желанию, но еще и контролировать магию для точечного и заранее определенного воздействия на конкретный объект. Дамблдор с Волдемортом, встаньте и выйдите из класса.

Однажды, когда мальчикам исполнилось по шесть лет, к Дурслям в первый раз на их памяти приехала тётушка Мардж. И не одна, а с бульдогом. Мальчики сильно заробели, увидев огромного — по их меркам — пса, смутились, затоптались, не решаясь подойти поближе к толстой тёте. Та загудела:
— Да вы не бойтесь, Злыдень не кусается.
Однако пугающая кличка собаки убедила мальчиков в обратном. Злыдень — значит злой и кусачий. Дядя Вернон пробасил:
— И всё-таки, Мардж, стоит на него намордник нацепить, уж больно злобно смотрит.
Мардж рассердилась и отрезала, что своего пса она так не оскорбляет. И кинулась обнимать и целовать Дадлика, своего маленького медвежонка. Сдавленный и затисканный сильными ручищами чужой тёти Дадли на всякий случай заревел, Гарри, подумав, присоединил свой плач к реву брата. Вернон, ругаясь, пошел выручать сына, бульдог, думая, что мужик собирается обидеть любимую хозяйку, воинственно гавкнул и цапнул Вернона за ногу. Вернон заорал от боли и дрыгнул ногой, пытаясь стряхнуть собаку. Но Злыдень вцепился в штанину всем известной хваткой и отцепляться не желал. В общем, дружеский визит превратился в нечто непонятное… куча-мала какая-то вышла, где все были виноваты и в то же время не было виноватых.

Nilladell: И только что мы все наблюдали пример того, каким образом НЕ стоит писать динамичные сцены, в которых одновременно происходит множество событий с участием нескольких человек. Потому что не только у Дурслей куча-мала получилась, но и у автора.

Наконец все более-менее успокоились, расселись по стульям вокруг стола, Вернону и Мардж налиты по рюмке успокоительного коньяка, оттоптанный и отпинатый бульдог засунут в угол кухни с утешительной сахарной косточкой, а детям включен телевизор, и над столом потек разговор о собаках.

Nilladell: как на американских горках с мертвой петлей. Прошедшее - внезапно! - настоящее и снова прошедшее. Аж к горлу подкатывает.

Эта тема нравилась Гарри, и он больше слушал, чем смотрел телевизор. Сперва тётушка Мардж рассказала о новых медалях, которые получил Злыдень на прошлой выставке, потом похвасталась, что получила пару заявок на племя. Вернон, фыркая в усы, заметил, что пёс-медалист это, конечно, хорошо, но…
Есть на свете собаки, ни разу медалей не видавшие, но герои они куда покруче медалистов будут.
— Вот меня в детстве собака от смерти спасла, — забасил дядя Вернон. — Породы немецкая овчарка, на выставках она пролетела по причине дисплазии, проблемы у него были с задними ногами. Взял меня однажды дед на охоту, а за нами соседский пёс увязался.

Nilladell: С дисплазией. Напрямую влияющей на двигательные функции, так что животному сложно выдерживать длительные нагрузки и даже не бегать, а просто ходить на внушительные расстояния. На несколько часов увязался на охоту по лесам и оврагам. Заинтригован Станиславский, боится выйти в туалет (с).

Леса наши хоть и бедны на дичь, но поохотиться на кой-кого можно, ну и вот… Было это в Шотландии, неподалеку от Инвернесса, задумала охотничья артель устроить зимнюю охоту на вепря…
Гарри на этом эпизоде заинтригованно заерзал, гадая, кто такой вепрь. Вернон коротко покосился на него и продолжил рассказ.
— Меня поставили в загонщики, мне тринадцать было, здоровый уже парень. Пошел я с хлопушкой на кабана…
Гарри кивнул — понятно, вопрос снимается.
— Зверь обыкновенно стремиться уйти от шума в тихую сторону, как раз туда, где охотники в засаде сидят. Но тут или ветер сменил направление, либо секач тертый попался, попер на нас, на загонщиков, а мы — безоружные, только трещотками, палками да хлопушками и оснащены… Как сейчас помню тот миг — снежный лес, справа и слева трещотки стучат, но как-то глухо, это у меня в ушах кровь загудела, заглушая все звуки. Зверь был страшен, высокий, с бычка двухлетнего, косматый, с загнутых клыков пена капает, сам весь паром окутан… А у меня в руках всего лишь хлопушечка! Ну, думаю, прощайте, мама-папа, сгинул сын. Кабан — на меня. Мне бы к дереву рвануть, да место неудачное выбралось на тот момент, лесной овраг, стою в нем по пояс в снегу и ни шагу никуда… А сзади Тирренс выскочил, совсем про него забыл! Как вцепится в кабана, на себя отвлек и увел от меня.

Nilladell: ...все еще с дисплазией задних конечностей, от кабана размером с бычка удрал, уводя его за собой. Станиславский вознагражден за терпение.

Вот так-то, Мардж. Бракованный пёс с больными лапами, списанный со всех выставок, всё же совершил достойный подвиг, спас мальчишку, не получив за это никакой медали, потому что для подтверждения нужны документированные факты, а не простые слова пацана.

Гекс: И почему у меня ощущение, что все происходило в России? Весь этот пейзаж, вся ситуация, даже несмотря на упоминание Инвернесса… и мне кажется дико странным, что Мардж об этом случае не знает. Но мы еще скажем об этом чуть позже.

Вот и Тревис Диксон тоже никакой медали не получил, а ведь он Гарри от верной смерти спас!

Nilladell: …и впервые с первой главы мы, наконец, дожидаемся заявленного персонажа, про которого на три главы суммарно мы и полслова не услышали, будто его вообще и не было.

Гарри потрясенно посмотрел на дядю. Что? Он не ослышался, его тоже собачка спасла?! Вернон увидел его вытаращенные зеленые глазенки и добродушно подмигнул:
— Да, племянник, и тебя тоже.
— Расскажи, Вернон, — попросила Мардж. Ну Вернон и рассказал сестре, как его с Петуньей в морозную ночь разбудил соседский терьер, привлек внимание к подкидышу у них на пороге.
— Умный пёс, не зря гавкал. Я ж потом в газете прочитал, что в ту жуткую зиму от холода погибли сорок шесть человек, по разным причинам, конечно, и в разное время, но главное-то ты понимаешь, Мардж? Если бы не пёс, мы утром обнаружили бы детский трупик. И были бы у нас крупные неприятности помимо погибшего племянника… чем он вообще думал, этот Дамблдор? Положил дитенка на порог и был таков, ну слов нет!
И распалившийся от горячительных напитков и подогретых эмоций дядя Вернон гулко грохнул кулаком по столу. Стол натужно крякнул, Мардж смачно рыгнула и пристально оглядела Гарри.
— А что он тощий-то у тебя такой, Вернон? Смотреть не на что, кожа да кости.
— Ты меня с мысли не сбивай, Марджи! — нехорошо побагровел дядя.

Гекс: Гарри имеет право быть худым, потому что у него родители не склонны к полноте, например - но Вернон реагирует так, будто чувствует за собой вину за худобу племянника, типа это они его недокармливают.

— Ты мне скажи, чем Дамблдор думал?
— Ну я не знаю, Вернон… — утробно прогудела Мардж. — Я ж его не видела никогда, но ты прав, надо быть полным уродом, чтобы так с младенцем поступить. Я вот своего первого пса в сугробе нашла, беленький на белом снегу, слепенький ещё, замерзал заживо… уже не пищал даже.
Кто о чем, а собачница о собаках...
Дальше разговор закрутился вокруг родословной первого бульдога-родоначальника и предка Злыдня. Гарри доел картошку и выбрался из-за стола. Тревиса Диксона он знал, тот жил в доме номер семь напротив через дорогу. Ему очень нравился вежливый и галантный скотч-терьер,
а теперь к симпатии прибавились ещё и уважение с благодарностью — оказывается, этот славный собачий джентльмен спас ему жизнь.
Гарри забрал из чуланчика мячик, натянул курточку и, открыв дверь, вышел на улицу. Посмотрел на дом и задумался — он же недалеко, правда же? Вот он, через дорогу, ну как тут заблудиться?.. А ему уже шесть лет, и он ездит в школу на школьном автобусе на южную окраину Литтл Уингинга.

Nilladell: И потому - тем более странно, что ребенок, посещающий школу на другом конце города, испытывает такие мучительные трудности и сомнения перед тем, чтобы просто перейти улицу до соседнего дома. Еще более странным в этом контексте, пожалуй, будет то, что будет происходить в дальнейшем...

И Гарри решился, ему очень нужно было сказать спасибо Тревису Диксону. Спустившись с крыльца, малыш деловито потопал по дорожке, дошел до шоссе, остановился, опасливо посмотрел, нет ли машин. Машин не было, и он смело шагнул на дорогу, пересек её и толкнул чужую калитку. Та оказалась незаперта, и Гарри вошел во двор. И тут же увидел его. Тревис Диксон выглянул из будки; узнав гостя, он вылез целиком и посеменил к мальчику. Гарри улыбнулся ему, показал мячик и сказал:
— Привет, Тревис Диксон! Я пришел сказать тебе спасибо! Дядя Вернон рассказал мне, как ты спас меня от смерти. Спасибо тебе, Тревис Диксон, ты настоящий пёс-спасатель. И неважно, что у тебя нет медалей за спасение моей жизни, главное-то я теперь знаю.
Пёс внимательно слушал детский голосок, вилял хвостиком и смотрел на мячик в руках ребёнка. Выговорившись, Гарри стал играть с собачкой в мяч. Потом, устав, пошел домой, Тревис Диксон проводил мальчика до крыльца.

Nilladell: А внимательные, совсем не такие, как в каноне, Дурсли так и не заметили, что у них ребенок исчез из-за стола черт пойми куда и успел затемно пошататься по округе. И это при том, что он у них один раз уже пропадал и тот факт, что пропадал он не по-настоящему, известен только Вернону.

Войдя домой, Гарри с порога увидел Злыдня, подумал и обратился к нему:
— Я не знаю, почему у тебя такое страшное и злое имя. Ты просто бульдог с медалями, и я тебя не боюсь, потому что меня спасла настоящая собака, вот. А ты так не умеешь.
Злыдень, приподняв ушки-лопушки, так же внимательно слушал мальчика, удивляясь, что тот вообще с ним разговаривает. Когда Гарри замолчал, бульдог подошел поближе и понюхал руки, тихо ворча на запах чужого пса. Гарри осторожно погладил его по крупной голове и очень серьезно спросил:
— Ты ведь правда не кусаешься, да? Ты же хорошая собака?
Злыдень завилял крючковатой культяпочкой хвоста, и Гарри окончательно осмелел, сел на пол и начал чесать ему бока.

Гекс: А здесь не только в нашем обзоре, но и в главе проходит разделительная линия, потому что со следующего абзаца изменится... все. Но об этом в следующей части - https://fanfics.me/message511916
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 106
Первая часть обзора - https://fanfics.me/message509338

Сам Гарри дадлину жадность принимал как данность, стальную константу этого мира. Это был характер Дадли, его суть, без него он бы не был Дадли, как Египет без пирамид, как щенок без любопытства и преданности. Гарри это понимал интуитивно и никогда не сердился на Дадли за его эгоистичную прижимистость, потому что он имел на это право, как сын своих родителей. А Гарри был чужак, и в доме Дурслей не было чего-то, что могло принадлежать ему.

Гекс: Рассуждения о праве собственности, о положении в семье, противопоставление “свой-чужак” - все это кажется мне слишком взрослым для трехлетки. Возможно, эту мысль стоило представить иначе, например, Дадли играет, Гарри хочет присоединиться, и начинается: я тебе не дам машинку, и паровозик не дам, и самолет, потому что они мои. И мама с папой тоже мои.

Но постепенно, со временем, Дадли всё же признал право Гарри быть в этом доме. Ему наконец-то объяснили… или, вернее, сам Дадли понял, что такое племянник, кузен и просто родственник. Поняв, что его мама и папа для Гарри являются тётей и дядей, Дадли сменил гнев на милость. Гарри свой и ему можно жить в этом доме вместе с ними.

Nilladell: Четыре предложения, на разные лады транслирующие мысль, которую можно было (и стоило бы) изложить в одном: Со временем Дадли понял, что такое «кузен», что родители, как и прежде — только его и Поттера еще одним сыном не считают, а потому нехотя признал право Гарри жить в этом доме вместе с ними. Форма, конечно, далека от идеала, но суть, думаю, понятна.

И это единственное, с чем смирился Дадли, Гарри он так и не полюбил — не за что.
А спонтанные выбросы Гарри продолжались до пяти лет, но, к счастью, не несли каких-либо разрушений. Больше было нелепых и смешных случаев, чем трагических, видимо, магия Гарри имела какой-то свой юмор. Иначе как объяснить некоторые ситуации? Вот Дадли вырос из своего свитера и его передали Гарри, тётка начала его примеривать на мальчика, но Гарри не понравился кошмарный свитер цвета какашки с оранжевыми кругами. Фуй… надевать эту гадость, тётя, пощади мои глаза и чувство достоинства!

Гекс: Фокал в очередной раз сбился, и прошу заметить, что пятилетний ребенок вряд ли бы так выразил свою мысль. “Он некрасивый, не буду его носить”, “фу, гадость”, но никак не “пощади мои глаза и чувство достоинства”. Слишком сложно, даже вычурно, так, скорее, выразился бы подросток.

Но тётя непреклонно старалась напялить на него этот коричневый ужас, Гарри обреченно зажмурился и… Свитер в тёткиных руках превратился в розовую балетную пачку. Петунья взвизгнула и отшвырнула ставшую волшебной вещь.
Холодильник, кстати, на какое-то время сохранил свои волшебные качества — каждый поставленный и положенный в него продукт постоянно множился в три и пять раз. Положишь, к примеру, один пирог, откроешь холодильник через час, а там их четыре! К первому пирогу прибавились ещё три.

Nilladell: Ну вот зачем здесь последнее предложение? Просто зачем? Неужели уважаемый автор полагает, что пример уровня «Был один пирог, а потом стало четыре — на сколько пирогов стало больше?» читателю решить не по силам? Эта речевая избыточность вгоняет меня в тоску. И да - вот уж не думала, что детская стихийная магия — такая стабильная штука. Мне почему-то казалось, что она как раз довольно сильна, однако неустойчива из-за своей хаотичной импульсной природы. Но, возможно, я и ошибаюсь.

Поначалу Петунью это бесило, но однажды в гости нагрянула Мардж, как всегда без предупреждения, да ещё и ближе к ночи. И Петунье пришлось порадоваться волшебному умножающему холодильнику, который подал на стол «леди Гаргантюа» двойные порции блюд. Помог холодильник и тогда, когда у Вернона на работе сменился начальник, ему задержали зарплату, и семья могла серьезно поголодать, не будь у них верного агрегата, исправно умножающего хлеб и бекон…

Гекс: А разве Вернон не сам себе начальник? Это же он руководитель и создатель фирмы, он в ней самый главный. Нет, бывают и у начальников финансовые трудности, но связаны они с какими-то другими проблемами: некачественное оборудование вышло из строя, надо либо ремонтировать, либо закупать новое; бастуют работники, резко снижается спрос на готовую продукцию, при этом растут цены на материалы - что угодно, но не смена начальства, которого нет.

Несмотря на нелюбовь тётки, Гарри всё же постарались социализировать. Его учили разговаривать, читать и писать, потому что иметь в семье гыкающего идиота было не комильфо. В начальной школе Гарри был уже вполне цивилизован, он не путал ногу с рукой, знал, что такое ложка-вилка-нож и достаточно сносно разговаривал. Хотя некую умственную отсталость учителя всё же подметили, это произошло потому, что мальчик всё же был ограничен в правах дома. Именно учителя заметили, что Гарри плохо видит, и велели Дурслям позаботиться о его зрении. Петунья отмахнулась было, но ушлый Вернон вкрадчиво рассказал ей, как она будет водить за руку слепого мальчика. Петунья одумалась, цапнула племянника за пятерню и потащила к окулисту, тот выявил врожденную близорукость. Таким образом Гарри превратился в очкарика.

Гекс: Гарри на наших глазах оперировал сложными абстрактными понятиями, его мысленная речь сильно опережала его возраст. То есть он в год с чем-то “относился к жизни философски”, через некоторое время рассуждал о праве Дадли на жадность и ревность - и своем собственном положении в доме Дурслей… а к пяти годам он “не путал ногу с рукой, знал столовые приборы и сносно разговаривал”.
Можно было бы эту тему углубить и украсить правильно расставленными акцентами, и у нас был бы вундеркинд, выныривающий из своей внутренней Монголии только когда обедать зовут. Такой ребенок может путать ложку с вилкой, но не из-за умственной отсталости, а как раз из-за погруженности глубоко в себя, и “попытались социализировать” в стиле “Поттер, ответь земле” смотрелось бы органично и непротиворечиво. А здесь складывается ощущение, что развитие Гарри в какой-то момент откатилось далеко назад.

Ну а Гарри в школе нравилось. Там он ощущал себя свободным в передвижении, там не было постоянно кислого выражения лица тётки и её недовольной ругани. Жадный Дадли, конечно, тоже был в школе и мог обидеть Гарри — ударить, что-то отобрать… но не так часто. Потому что это происходило в коллективе, а у коллектива имеются глаза и уши, и многие девочки самозабвенно стучали на мальчиков. Что ни день, а то одна, то другая, примчится к учителю и пропищит:
— Мистер Лерман, а там Дурсль Поттера толкнул!
— Наставник, а Дурсль у Поттера карандаши отобрал и все переломал, а у Поттера рисунок не дорисован.
— Дяденька Воспитатель, а можно я Поттеру свой ланч отдам, а то Дурсль у него всё съел. И яблочко, и тостик, а молочко почему-то вылил…
Учителя внимательно слушали девчоночий лепет, мотали на ус. Отлавливали Дадлика, читали ему нотации, отправляли к директору, ставили в Позорный угол, били по рукам линейкой. В общем, воспитывали.
Дадли злился, обижался и дулся, дома жаловался на учительский произвол. Петунья хваталась за сердце и нитроглицерин, ругала учителей и нудила Вернону в уши, чтобы он что-то сделал. Вернон дотошно расспрашивал сорванцов, но те партизански молчали, не желая стучать друг на друга.

Гекс: Что странно, учитывая, как по фику Дадли не любит Гарри. По идее должен ябедничать на кузена-стукача только в путь.

Но Вернон умел играть словами и всегда подбирался к сути, своего сына он всё же хорошо знал… И Дадли получал ещё одну порцию наказания уже от папы.
Шло время. Вернон смотрел на мальчиков и ломал голову, как же их примирить. Жадный и толстый Дадли только злее становился к тощему задохлику, ненавидел, бил и колотил. Все отбирал, портил его вещи. Гарри ежился, закрывался тонкой рукой, оберегая лицо и очки. И покорно всё отдавал, признавая силу и право Дадли.

Гекс: Гарри, который просек фишку с чуланом и для которого этот чулан спецом оборудовали, не пытается защититься? Спрятать вещи в чулан, которого так боится Дадли, спрятаться самому, разыграть карту “ууу, какие тут страшные пауки, а будешь меня обижать - они тебя съедят”?
Более того, у местного Гарри есть защитник - Вернон. “Я дяде скажу, он тебя накажет” для него тоже не аргумент, что ли?
Я понимаю, что дети бывают разными, но детям, как и взрослым, не нравится, когда их бьют, а их вещи отбирают и портят. Абсолютная покорность начинается тогда, когда никаких альтернатив человек вообще не видит. Но Гарри-то видит! Его старт в этом фике лучше, чем в каноне, но почему он так себя ведет? Не понимаю.

И однажды Вернону пришла в голову одна идея. Тщательно обдумав её со всех сторон, он решил, что попытаться стоит, а получится ли что-то из этого, покажет время.
И в один из зимних дней он подъехал к школе на машине приятеля и с помощью посыльного вызвал к машине Гарри. Тот, увидев дядю Вернона, доверчиво залез в чужую машину. Отъехав на пару кварталов, Вернон обратился к Гарри:
— Послушай, племянник, я тебя сейчас отвезу к своему другу, ты должен погостить до вечера воскресенья. Справишься? Тебя не будут обижать, просто поживешь у него три дня.
Озадаченный Гарри послушно согласился.

Гекс: И не задал ни одного вопроса? Мде, что-то с ним неладно.

Друг дяди Вернона проживал на краю Литтл Уингинга, на берегу реки Уинг-ривер. Звали его Герман Уитман и был он полицейским. Сейчас у него был отпуск по больничному, который в понедельник заканчивался, и он согласился с планом Вернона подержать у себя мальчика три дня. Оставим пока Гарри у мистера Уитмана и вернемся к школе…
Идя к школьному автобусу, Дадли раздраженно вертел головой — куда-то подевался Гарри в середине учебного дня. Приехав домой, он спросил маму, не видела ли она Поттера. Мама отмахнулась и сказала равнодушно, что не видела. Вечер пятницы плавно перетекал в ночь. Ещё с ужина Вернон начал ворчать, что паршивца что-то давно нет дома…
Настала ночь, атмосфера в доме накалялась добела. Папа проторил по ковру гостиной широкую тропку, мама изжевала все щеки, а Дадли в стопятьсотый раз спросили — когда он в последний раз видел Гарри? К полуночи Вернон вызвал полицию, и по стенам комнат заплясали сполохи синих и красных огней от патрульных машин под аккомпанемент лающей сирены. Прихожая заполнилась полисменами и вопросами.

Nilladell: Боги мои… я даже знать не хочу, пожалуй, что такое «лающая сирена» на полицейской машине и зачем она такая нужна. Но жути, конечно, нагоняет. Особенно, потому что на ум немедленно приходит та самая, мифическая с птичьими лапами и женским торсом. Которая сидит на крыше полицейской машины и лает во всю глотку. Во избежание инфарктов, стоило бы хоть кавычки поставить: под тревожный, «лающий» аккомпанемент сирены.

— Какие отношения с Гарри были в семье? Средние? А почему?
— Сколько лет мальчику? Пять? Хм, в таком возрасте из дома не убегают…
— Где его комната? Простите, что? Здесь??? В чулане под лестницей?!
— Как выглядит мальчик? Фотографии есть? А почему фотографии порваны? Нужна целая… Как нет? Найдите!
Петунья, заливаясь слезами, лихорадочно рылась в шкафах в поисках целых фотографий, а Дадли со стыдом припоминал, что он все их порвал, не желая видеть в доме эту очкастую рожу… Наконец нашли одну, которую Дадли не рискнул порвать, потому что ненавистный Гарри сидел на коленях у папы. На той фотографии Гарри три годика, и полисмены со скрипом согласились её взять.
Наблюдая за всей этой суетой, Дадли вдруг впервые задумался о своем поведении. Что он делает? И зачем?
«Ну… просто мне это нравится, смотреть, как он ежится и боится моих кулаков», — подумал Дадли. К тому же и мама его не любит, значит, Дадли правильно поступает, шпыняя очкарика.

Гекс: А как же отец? Или Вернон для местного Дадли не авторитет?

А в это время из холла донесся голос полисмена:
— Хорошо, мистер Дурсль, заявку мы принимаем. Вашего племянника мы объявим в розыск, если по истечении сорока восьми часов о нем и его местонахождении по-прежнему ничего не будет известно.
— То есть… вы его двое суток не будете искать? — разочарованно прогудел отец. — Помилуйте, какие сорок восемь часов? Гарри домашний мальчик, у него нет склонностей бродить по округам. Его либо похитили, либо уже убили, а вы говорите — сорок восемь часов! Это ваше полицейское безделье может стоит ему жизни, мой сын его с середины дня не видел, и кто знает, каким пыткам с тех пор его могли подвергнуть?!
Что ответил полисмен, Дадли уже не слышал — в ушах зазвенела взбурлившая адреналином кровь, а руки намертво вцепились в балясины лестницы, на ступеньках которой сидел и подслушивал Дадли. Пытки? Убили? Ой, мама… Перед глазами потрясенного Дадли как живой встал Поттер — щупленький полудохлый очкарик с огромными зелеными глазищами, которыми он пугливо моргал из-за круглых стеклышек. И вот это-то мелкое и беспомощное существо кто-то может запытать и убить! Был уже час ночи, когда Петунья пошла наверх. Услышав мать, Дадли вскочил и поспешно убежал в свою комнату, прыгнул в постель и накрылся одеялом. Петунья заглянула в комнату и, увидев его в кровати, не стала заходить, а сразу ушла к себе. Дадли откинул одеяло и невидяще уставился в темный потолок. И вдруг подумал — Гарри больше нет. Представил и ужаснулся — как это нет? Он же всегда был! Всегда-всегда. Тот всегда был здесь, а он, Дадли, всегда за ним гонялся, чтобы что-то отобрать… И вот тут-то Дадли накрыло многотонной плитой стыда: всегда он за ним гонялся, всё отбирал, ничего ему не давал, бил и обижал. Когда его, наконец, сморило и Дадли заснул, то сон его был неспокоен, несколько раз он просыпался с ощущением какой-то пустоты в груди, а потом, устав от неизвестности, забывался снова тяжелым сном, полным кошмарного бреда.
Весь следующий день, субботу, Дадли прожил осиротевшим, не было рядом тихони Поттера, его робкого и вечно виноватого взгляда. Его очень не хватало. Дадли потерянно бродил по гостиной и тоскливо смотрел на фотографии в рамочках — на них был изображен только он, большой розовый мяч в разноцветных чепчиках, и ни малейшего намека на то, что в доме живет ещё один ребёнок. Это стало казаться Дадли плохим предзнаменованием. Как будто само мироздание предрешило, что в этом мире будет жить только один Дадли без кузенов и братьев… Глядя на свою пухлую рожицу, Дадли представил, как он не может вспомнить, как выглядит Поттер, ведь его фотографий в доме совсем нет. Снова придя в ужас, Дадли бросился к журнальному столику, на котором лежали клочки фотографий, собранных мамой для полиции. Склонившись над обрывками, он стал бережно перебирать их в поисках самых целых фрагментов, наконец нашел одну фотокарточку, порванную на три части, где Гарри был самым узнаваемым. Прижал к себе и вздохнул — ну вот, он их склеит и больше не забудет, как Гарри выглядит… И отчего так плохо стало от этой мысли? Тут Дадли совершенно беспомощно заревел, понимая, что не хочет, чтобы Гарри пропал навсегда!
В полдень раскаялась и Петунья. Обзвонив все морги и детские приюты в пределах Лондона и нигде не найдя мальчика пяти лет по имени Гарри Поттер, черноволосенького такого с приметным шрамом-молнией над правым глазом, она ударилась в тихую истерику. Заламывая руки, она подняла красные глаза к потолку и трагически взвыла:
— Это я во всем виновата-а-а!!! Я его не люби-и-ила!..
В воскресенье Гарри уже похоронили. Дадли рыдал не переставая, склеил все фотографии, а одну — ту самую, тремя кусочками — даже вставил в рамочку, безжалостно выдрав оттуда свою. И полдня таскал к чулану те игрушки, которые решил подарить Гарри, хоть бы тот вернулся, я ему всё отдам, честно! Петунья, всхлипывая, перебирала одежку Гарри, откладывая то, что надо бы подшить и подогнать ему под размер… Один Вернон был спокоен, как кабан в лежке, на фоне общего психоза он терпеливо дожидался вечера, точно зная, что к тому времени все окончательно спекутся в собственном соку вины и примут Гарри как родного.
Что ж, психологом Вернон оказался гениальным, его странноватый план сработал на ура.


Гекс: Гениальный психолог Вернон несколько лет не мог повлиять на собственных жену и сына, которые его, очевидно, в грош не ставят, раз даже не пытаются прислушаться.
Петуния держит под рукой огнетушитель и веревку — это после того, как ей разводом пригрозили! Единственный добытчик собрался уходить из семьи, а она и бровью не повела. Дадли достается за то, что он обижает Гарри - но Дадли продолжает обижать Гарри. В общем, по тексту выходит, что авторитет в семье у Вернона ниже плинтуса, и с психологией у него полный аллес капут, коли он вообще довел ситуацию до такого.

В девятом часу по окнам замерцали сине-красные огни, почему-то без звукового сопровождения, а в дверь раздался звонок. Петунья выползла из кухни, Дадли кубарем скатился вниз по лестнице, Вернон торопливо отпер дверь, и в холл шагнул невысокий полицейский, держа в руках завернутого в плед черноволосого мальчика. Гарри! Живой! И… родненький!.. Он, сонно моргая и ничего не понимая, смотрел на рыдающую тётю и зареванного Даддерса. А они, что-то восклицая, тормошили и обнимали его, при этом Дадли упорно совал ему в руку плюшевого зайчика, самую любимую свою игрушку. А так как Гарри ради жестокого эксперимента последние пару часов просидел на матрасе в пустой и запертой комнате, то именно это он и рассказал, потому что ему было страшно и одиноко, и эти два часа «похищения» показались ему вечностью. И Гарри совсем не удивился, когда ему рассказали, что его не было дома три дня. Ведь так оно и было на самом деле… Просто по малолетству он не сумел объяснить, что был в гостях у какого-то дядиного друга.

Гекс: Гарри уже 5 лет. Чуть выше по тексту пятилетние дети отлично объясняли, что произошло в классе, пока учитель не видел. И нам даже сказали, что сам Гарри разговаривает “сносно” - так почему же он “не смог объяснить по малолетству”, а не, скажем, “подыграл дяде”? Снова ощущение, что развитие героя откатилось назад. Еще раз за пару лет - прямо история Бенджамина Баттона.

Nilladell: Вот и у меня ровно те же вопросы к тому же моменту. дети в пять лет, даже если они несколько отстают в развитии (но достаточно развиты для того, чтобы учиться вместе со всеми детьми и осваивать школьную программу) уже более чем в состоянии рассказать, где они были и у кого. Так что чувствуется в этом подвох — либо Гарри наоборот, куда сообразительнее, чем хотел показать автор, и он отлично понял смысл всех дядиных манипуляций, либо одно из двух, потому что настолько несмышленым, чтобы не суметь рассказать, по причине названной выше он быть ну никак не мог.

На что только не способен любящий отец… ради худого мира в семье он пошел на эту махинацию с риском сломать детям психику. Но он рискнул. Хотя бы для того, чтобы увидеть, как Петунья и Дадли сидят на диване по обеим сторонам от Гарри, и Петунья, счастливо улыбаясь, целует Гарри в худую щечку, а Дадлик лихорадочно сует ему в руки игрушку за игрушкой и бормочет:
— Возьми, Гарри, это твое! Теперь это всё твое!..
Видя такой результат, Вернон понимал, что в этом случае — его риск более чем оправданный.

Гекс: В принципе, я верю, что Петунья и Дадли могли переосмыслить свое поведение и стать нормальными - в каноне именно это и случилось, хоть и много позже. Но здесь это не работает, нет логичного перехода от одного состояния к другому - вместо него болтанка, в которой непонятно, откуда что берется и куда что девается.
А что мы имеем в итоге?
Есть Гарри, который в год был маленьким философом, в пять лет не путал ногу с рукой, а чуть позже не смог объяснить, где он провел два дня; который растет абсолютно бессловесным, забитым и покорным ребенком, хотя у него есть возможности таким не быть; он эти возможности отмечает и не пользуется ими, что странно.
Есть Вернон, который по всем вводным должен быть главой семьи, но по факту жена и сын его не уважают и даже не пытаются к нему прислушаться. Который в итоге настолько упускает бразды правления в семье, что доводит ситуацию до абсурда и привлекает сторонние силы, чтобы восстановить порядок.
Есть Петунья и Дадли, чья трансформация не выглядит убедительной, потому что “в рабочую форму забыли влить такое же рабочее содержимое”: нам три главы подряд рассказывают, что Гарри безобиден и его магия тоже, что Вернон защищает племянника, угрожает жене разводом из-за Гарри, наказывает Дадли, когда тот обижает Гарри - но ответа от Петуньи и Дадли нет, под воздействием всех этих факторов они не меняют ни своего отношения к Гарри, ни своего поведения, а потом хоба! - и они уже его любят. Да, бывает такое, что как будто тумблер щелкает в человеке - и все, он меняет свое отношение к чему-то, но этот щелчок тумблера тоже не происходит на пустом месте. Предпосылки к нему должны быть, и пусть даже сами персонажи их не осознают - читателю эти предпосылки надо показать. Здесь же нам показали прямо противоположное - устойчивость Петуньи и Дадли к воздействию, их явное нежелание меняться, за счет чего и щелчок тумблера в их головах смотрится неправдоподобным.
Засим я все.

Nilladell: Мне в этот раз добавить особенно нечего.
Разве что лично от себя еще раз добавлю, что меня искренне удручает отсутствие у Вернона вообще какого бы то ни было характера. В данном повествовании он, к сожалению, абсолютнейший персонаж-функция, лишенный живости. Его задача - поворачивать сюжет (сперва не отдать Поттера в приют, теперь вот устроить историю с похищением), и порой вроде бы как помогать Поттеру и защищать его, но мы это не столько видим, сколько узнаем об этом в авторском пересказе. И это в то время, как канонный Вернон был прямо ух! МужиГ! Сразу, с первой же главы первой же книги становилось понятно, что это за субъект - консерватор, любитель, чтобы все было как у приличных людей, который за свою семью порвет на британский флаг. Ворчливый, шумный, громкий, вспыльчивый и для “чужаков” неприятный, но при этом хороший, любящий муж и отец. И шоб без фигни!
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 70
Привет!
Мы с Nilladell вернулись и продолжаем разбор фика "Гарри Поттер и каменная философия". Глава третья называется "На что способен любящий отец?"
Погнали!

Дальнейшие годы пошли ни шатко ни валко.

Гекс: Эта фраза подразумевает, что между концом прошлой главы и событиями текущей прошло несколько лет - что, во-первых, вносит путаницу (далее по тексту мы увидим совсем маленьких детей), во-вторых, конфликтует с авторским замыслом “показать взросление Гарри”. Я бы употребила другое выражение, например “дни складывались в недели, недели - в месяцы”, без упоминания годов.

Петунья перестала относиться к племяннику, как к бомбе замедленного действия, но как мага она его опасалась, всё время была начеку.
Она слишком хорошо знала, что такое колдун в семье, печальный опыт с младшей сестрой оставил в душе Петуньи неизгладимый след. И, наблюдая за Гарри, она постоянно держала под рукой какой-либо предмет. Мухобойку, огнетушитель, веревку и швабру.

Гекс: Так она перестала относиться к нему как к бомбе? Или все время была начеку и держала под рукой…
Кстати, прикольный список. Мухобойка - это еще ладно. Огнетушитель - нет, я не удивлена тому, что у аккуратных и предусмотрительных Дурслей он есть, ну и для стихийно наколдованных пожаров пригодится, но он же тяжелый! Швабра - тоже тяжелая штука, ребенка стукнешь - мало не покажется. Ладно, допустим. Но веревка!!!
Если Петунья не дочь ковбоя и не обучена швырять лассо и стегать хлыстом скотину, веревка ей в случае чего не поможет. Даже чтобы привязать человека, нужна определенная сноровка, а откуда она у добропорядочной английской домохозяйки?

Nilladell: И первые десять слов второго же предложения главы становятся, таким образом, полностью лишенными смысла. Потому что магом Поттер является все время, двадцать четыре на семь. Что-то подобное можно сказать при противопоставлении, например, человека, как личности и как профессионала. То есть: как человек он мне нравится, но как работник — полная шляпа. Или напротив: человек он, конечно, ужасный, но — профессионал. Однако «племянник» и «маг» в данном случае не могут никак ммм… чередоваться — в одно время он племянник, а в другое — маг, так что к племяннику можно относиться лучше, а мага — опасаться. Он же и то и другое одновременно. Так что логичнее было бы сказать, что «Петуния перестала гнобить племянника по любому поводу, но все время была начеку». Тогда у этого хотя бы появился смысл.

Вернон, глядя на всё это, лишь недоверчиво фыркал.

Гекс: Очевидно, тоже помнил, что Петунья не в прериях росла.

На дне рождения Дадли произошел первый случай выброса стихийной детской магии. Жадному Дадлику показалось, что кусок торта перед Гарри куда больше, чем перед ним… и он ревниво заревел. И тут… кусок торта перед ним шевельнулся, узенькая часть спереди раздвоилась, став неким подобием ротика, и каким-то образом переформировался нижний бисквит, превратившись в короткие толстенькие лапки. Приподнявшись, оживший кусок сполз с тарелки и поковылял прочь от Дадли.

Nilladell: И вот воображение читателя снова пытаются завязать морским узлом в попытке заставить его представить переформирование чего-то там во что-то там. А ведь можно было просто сказать, что у куска бисквита появилось нечто похожее на маленький рот, у него внезапно отросли лапки и он утопал с тарелки. Все. Усложнение текста излишними деталями — не признак хорошего стиля. Это просто излишнее усложнение, приделывание к двухколесному велосипеду еще четырех колес, если угодно.

От удивления Дадли перестал плакать, растерянно он смотрел, как от него уползает кондитерское изделие, его пухлое личико так разочарованно вытянулось…

Nilladell: Сы - синонимы. Пользуясь синонимами в попытке разнообразить текст, стоит помнить, что, даже если формально синонимы имеют одно значение, они также имеют совершенно разную стилистику и не все из них подойдут художественному тексту. Вот, например «кондитерское изделие» - подойдет сертификату соответствия на выпуск печенья или тортов. Спецификации какой-нибудь. А вот здесь, да еще и в сочетании со всякими «личиками» и прочим - оно смотрится абсолютно дико и неуместно.

Кусок доковылял до родителя-Торта и слился с ним. Вернон и Петунья настороженно замерли — всё? Или ещё что-то произойдет?.. Торт шевельнулся, вытянулся и… то, чем он стал, было довольно сложно описать…

Nilladell: …еще… одним… абзацем… с переизбытком… совершенно… ненужных… многоточий?.. Шесть. Шесть многоточий на десять предложений. Я посчитала.

общим словом можно было бы сказать, что ящерица. Шоколадная с оранжевыми кругами. Обведя присутствующих крайне вредным взглядом, тортовая саламандра высунула желтый язычок и, прошипев что-то ругательное, шустренько рванула со стола.

Nilladell: Я даже не буду заострять внимания на том, что принято говорить «одним словом» в таких ситуациях, а не «общим». Потому что «общее слово» подразумевает, что есть еще и «необщие слова». Вот черт! Уже заострила, простите.
Но меня куда больше интересует вопрос, как распознать эмоции ящерицы по степени «вредности» и кто, собственно, из присутствующих в комнате рептилиуст, способный разбирать ящеричные ругательства: Поттер, Дурсли или автор?

Гекс: Кстати, я не очень поняла, что произошло. По канону стихийные выбросы случаются, когда маленький волшебник в опасности или испытывает сильные, чаще неприятные, эмоции (уменьшенный свитер, отросшие за ночь волосы). Здесь же недоволен Дадли, он ревет, потому что у Гарри, по его мнению, кусок торта больше… а что же Гарри? Ему вроде жаловаться не на что, но у него стихийный выброс. И благодаря этому выбросу Дадли остается вообще без куска торта, да и, собственно, без возможности отрезать другой кусок, а у Гарри кусок остался. Мне кажется, мысль “ах, ты ревешь, ну вот тебе, теперь у тебя совсем торта не будет” сложновата для ребенка, который еще плохо владеет речью (ну раз Дадли ревет, а не выражает мысль словами, то и Гарри должен), но ок.
В принципе, эту сцену можно было слегка докрутить (например, Дадли не просто заревел, а попытался отобрать у Гарри тарелку, или это Гарри дали маленький кусок, и он обиделся), и тогда бы вопросов не возникло.

Петунья взвизгнула и запрыгнула на мужа, спасаясь от невнятной твари.

Nilladell: Стесняюсь спросить, а «на мужа», это как? На руки мужа — понимаю, а вот на всего мужа… тут такой богатый простор для фантазии. Однако корректной эта фраза стала бы только в том случае, если бы Вернон был распростерт на полу.
Ну и да. Сы (2) - словарь. Невнятный = неотчетливый, плохо различимый. И касается оно звуков, на что намекает основа слова, восходящая к слову “внимать” т.е. “слушать”/ “воспринимать на слух”. Но даже если брать гипероним, и распространять эту радость еще и на зрение, то все равно невнятной тварь быть ну никак не могла: абзацем выше сказано, что она имеет “внятную” форму ящерицы.

Вернон, машинально подхватив супругу, круглыми глазами проводил оживший торт. Потом перевел офигевший взгляд на Гарри и почему-то шепотом спросил у Петуньи:
— Это и есть магия?

Гекс: Подразумевается, видимо, что Вернон никогда не видел магию, хотя вроде бы Джеймс сотоварищи над ним пошутили на его же свадьбе. Да так пошутили, что Вернон раз и навсегда возненавидел магию. Но тут право автора: раз тех шуток не было, значит, не было.

— Да! — нервно икнула та.
— Хм… забавно, — изрек Вернон. И тут же поинтересовался: — А чего ещё можно от него ожидать?
— Не знаю! — истерично крикнула Петунья. — Лили вообще кошмаром была, чашки в крыс превращала, посуда у нас летала, занавески горели, и ещё много чего…

Nilladell: Как верно подмечено выше - Вернон тут магии еще и не видел, так что…
Реакция Петунии здесь понятна. А вот реакция Вернона, который волшебство видит впервые, да еще и настолько конкретное волшебство — абсолютно «не живая». Обычный человек, даже если ему заранее рассказать о существовании магии, впервые увидев ее воочию рядом с собой, либо испугается (как это сделала Петунья), либо восхитится и придет в восторг, либо заинтересуется, либо в ступор впадет на крайний случай… в общем эмоции могут быть разными по окрашенности, однако довольно яркими. У Вернона же - обыкновенного до мозга костей - вся реакция началась и кончилась округлившимися на несколько секунд глазами и чем-то вроде «ну ок, обычный вечер понедельника, если так уж вдуматься». И это не было бы так критично, если бы не шла уже третья глава, а Вернон не был бы, как персонаж, настолько «мертв внутри». По промежуточному итогу Вернон получается не столько здравомыслящим, сколько самым никаким из всего семейства, в то время как Петунья и Дадли обладают живой характерностью. Да они неприятные, но зато они живые, в них даже веришь. А Вернон… печаль. Начинаешь невольно скучать по канонному, полному огня мужику.

Позже, неделю спустя, придя с корпоративной вечеринки, Вернон, отдуваясь, сел в кресло в гостиной и начал жаловаться Петунье на «пожар души». Сидевший в манеже Гарри, услышав про пожар, забеспокоился, посмотрел на дядю, и того тут же окатило ледяной водой с потолка.
Услышав фразу «раздувать из мухи слона», Гарри понял её буквально. И пролетело однажды вечером над Литтл Уингингом гигантское насекомое со слона о шести ногах.

Nilladell: Гарри почти два года. Хм…
Положа руку на печень — я совсем не разбираюсь в сортах детей. Но почему-то у меня возникают сомнения в том, что ребенок в возрасте года и одиннадцати месяцев так хорошо сопоставляет понятия. Я имею в виду концепцию пожара (не огня, а именно пожара) и тушения его при помощи воды, или концепцию сопоставления мух, слонов и их размеров (поскольку, по логике, слона он мог видеть только на картинке, в телевизоре или игрушечного, так что он не имеет представления о том, какого он реального размера). Однако, может быть, я просто ехидна и ничего не понимаю. Родители среди комментаторов сейчас с полным правом могут забросать меня редькой.

Паника не успела начаться, потому что, во-первых, дело происходило на закате и никто не понял, что это за огромная штуковина пролетела в алеющем небе, а во-вторых, Департамент Магического Правопорядка не дремал и на место происшествия телепортировался специальный отряд ликвидаторов случайных проклятий. Пока обливиаторы отвлекали внимание магглов…

Nilladell: Устроив цирковое представление прямо посреди улицы? А мне казалось, что обливиаторы их не отвлекать должны, а обливиэйтить. Но мало ли.

маги-борцы пытались поймать гигантскую муху. А это оказалось очень сложно, муха и так-то глазастая — видит вокруг себя полнокружным зрением на сто восемьдесят градусов, а тут она в придачу ещё и умнее стала… Хитиновая оболочка стала танковой броней, крылья — слюдяными пластинами-плитами, а в хобот утягивался целый маг.

Nilladell: Хм. Я снова дичайше извиняюсь, но с каких это пор броня стала признаком наращивания интеллектуальной мощи? Если бы слономух, завидев магов, с шести лап влетел бы в арсенал и там нацепил на себя бронежилет, каску и пару кевларовых портянок намотал — это бы говорило о его уме и сообразительности. А так получается, что он — сильнее стал, а вот умнее — не факт. Про «полнокружное зрение на сто восемьдесят градусов» при том, что полный круг — 360 градусов, я даже спрашивать опасаюсь. Опять же понятно, что автор имел в виду: по 180 на рыло, в смысле — на глаз, получится 360, однако что-то пошло не так. Например то, что круг — плоская фигура, а зрение — штука сферическая. А еще — и это совет редактора — не стоит изобретать неологизмы, аки Солженицын. Это я про «полнокружное». Это никогда не делает текст более оригинальным, богатым или цветистым.

Потрясенные волшебники насилу остановили муху, окружив её и себя защитным куполом и применив к ней заклятие, обратное детскому Энгоргио. Когда всё закончилось и ликвидаторы трансгрессировали прочь, на листике одуванчика осталась сидеть крайне озадаченная муха. Потирая лапки, она с трепетом вспоминала о своем невероятном сне, как она летала там, огромная и неуязвимая, и никакой тапок ей не был страшен.
На ворчливый вопрос Вернона, почему курицы постоянно мало, Гарри снова отреагировал. Петунья поставила в микроволновку разогреваться курицу-гриль, а та почему-то исчезла… Вернон, ругаясь, полез за пивом в холодильник и был погребен под тонной свежевыпеченной курятины. Сработали чары Размножения. Курицу ели целый месяц, щедро поделившись со всеми соседями. Объяснили это свадьбой полковника, которая якобы сорвалась, а курицу-то напекли на пятьсот гостей… вот и отдали нам, угощайтесь.
Вредный Дадли продолжал вредничать. Он был жутким собственником и страшно жадился делиться с Гарри хоть чем-то. Даже хлебной коркой, и той было жалко. Не доест, отбросит, а Гарри подберет и соберется было откусить, как Дадли тут же с ревом отбирал и жадно заталкивал в рот, лишь бы кузену ничего не досталось.

Nilladell: Эти беспощадные скачки времени с настоящего времени в прошедшее в рамках одного предложения... Да и вообще, если хулиганства безобразить с кормежкой Поттера Дурсли не то, что прекратили, но даже и не начинали, по местной версии, то стремление Гарри подбирать с пола хлебные корки смотрится как-то странно. Ну лакомства, данные сверх графика, Дадли, положим, отбирает, но «стационарно» детей по идее за столом обоих кормят… В общем, это смотрится довольно странно.

Для Гарри вскоре это стало обычным делом, что кузен у него всё отбирает. Ну, а чтобы этого не повторилось, Гарри начал прятаться от Дадли. Но под кроватью, где он пытался тайком сгрызть печенюшку, Дадли его находил и доставал. Но, к счастью, Гарри обнаружил, что одного места в доме Дадли боится — чулан под лестницей. И в этом чуланчике Гарри мог сидеть как угодно долго, спокойно и без спешки грызя сухарики. А однажды так принирванился, что заснул прямо там, на стопке половых тряпок в окружении пауков.

Nilladell: И снова я вынуждена ткнуть пальцем в сторону Александра Исаевича и сказать «Не надо так»… принирваниваться к изобретению неологизмов.

Вернон, видя это, задумался. Сына трудно воспитывать, всё равно он не полюбит Гарри и будет постоянно его доставать и задирать, не получается из Дадлика хороший брат… А вот тихоню Гарри было по-настоящему жаль, зачморит его авторитетный Дадли. И Вернон, засучив рукава, принялся за работу. Снял мерки, содрал со стен полки, забрал испод* лестницы вагонкой, потолок и стены — тоже. Настелил новый пол, навесил шпингалет на дверь изнутри, рядом — откидной столик, соорудил небольшой стеллаж у торцевой стены и поставил кушетку. Получилась вполне приличная комната для маленького мальчика. Лампочка в чулане уже была, над дверью. Вернон её только сменил на более декорированную, в виде старинного фонаря.

Nilladell: Мое почтение фантазии Британских стеклодувов. Лично моя пасует при попытке представить себе производство лампочки в виде фонаря. А главное — зачем? Чем плоха старая добрая «груша — нельзя скушать»? Всего-то один невинный уменьшительно-ласкательный суффикс, превративший «лампу» в «лампочку», а сколько вопросов! Хотя все равно «светильник» был бы уместней.
Гекс: Согласна. Продолжение обзора - в следующем посте.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 30
Первая часть обзора - https://fanfics.me/message507053

Спустя сутки в полицейский участок славного городка Холсворта вползла древняя бабка, опирающаяся на ясеневую клюку, и, шамкая беззубыми деснами, спросила «Шерри Шеффарда». Джерри был на обходе, и посетительнице пришлось его ждать. Когда он вернулся, его тут же отправили к старушке, дожидающейся его в кабинете начальника. Бабуся представилась Батильдой Бэгшот и вынула из саквояжа толстую папку с паспортами, документами, метриками и прочими бумажками. А уходя, попросила разрешения оставить себе кошку Поттеров, дескать, киска такая милая и уже сдружилась с её кошечками, жаль их разлучать… Получив разрешение в виде отмашки, старушенция удалилась, а Джерри зарылся в бумаги.
Уф… простите, длинным оказалось описание поисков Лили Поттер…
Но так или иначе, а Гарри получил документы и перестал иметь статус бездомного человека без имени. Теперь, согласно метрике, мальчик был узаконен как Гарри Джеймс Поттер, сирота, проживающий на иждивении у родственников со стороны матери по адресу графство Суррей, город Литтл Уингинг, улица Тисовая, дом номер четыре.
С финансами у Дурслей было пока что туговато, деньги вкладывались в уплату налогов, покупку дров для камина, газовых баллонов для бойлера в подвале, на пропитание и вещи первой необходимости, кроме того машина ЖРЕТ дорогой бензин и требует периодического ремонта… Зря, что ли, Дадли закатил истерику, когда мамуля не купила ему конфетку? Да я вас умоляю, у Петуньи просто денег не хватило на лишнюю карамельку на палочке. И я полагаю, у вас не возникнет вопросов по поводу одежды с чужого плеча? На племянника-подкидыша у Дурслей денег точно не было. Поэтому пришлось поделить между мальчиками одежду Дадли, по крайней мере ту, из которой он вырос. А одежка у него была будьте-нате — прочная, добротная, теплая и совсем ещё не изношенная. И это совершенно естественная и повсеместная практика — давать младшим членам семьи донашивать за старшими братьями и сестрами.

Nilladell: Не стану высказываться относительно уровня достатка Дурслей - на это есть знатоки канона. Однако, вспоминая количество подарков, которые получил на одиннадцатилетие Дадли, и то, как у Роулинг описан их быт и их дом, я сомневаюсь в том, что Дурсли были семьей, сильно стесненной в средствах и не имеющей лишних денег на конфету или новую футболку племяннику. Можно, разумеется, предположить, что впоследствии дела у Дурслей пошли в гору, а на момент приема племянника денег у них действительно лишних не было. Однако, положение племянника от присутствия или отсутствия у Дурслей достатка ни коим образом не менялось.
Однако у нас тут, как я понимаю, АУ.

По малолетству Дадли этого не понимал и страшно ревновал, видя на кузене свою любимую синюю курточку, и, не желая признавать мамины увещевания, что курточка истрепалась и стала мала, с ревом кидался отнимать свою законную вещь у похитителя. Гарри ползком удирал от него, а крупный Дадли, тоже ползком, преследовал его по всей комнате.
Кроме одежды делили игрушки и посуду. Высокий детский стульчик для Гарри тоже достался от Дадли, ставший меньше и устаревший на полгода. Вообще, всё, что принадлежало Дадлику, теперь принадлежало и Гарри. Взрослым пришлось смириться с этим фактом, подтянуть пояса и мирить маленьких драчунов, потому что Дадли ничем не желал делиться.
Вернон решил начать производство дрелей — будучи прекрасным мастером-фрезеровщиком, он виртуозно владел станком и рубанком. Руки у него росли из природой данного места, и на мастеров-ремонтников Дурсли не тратились, Вернон всё мог сделать сам, своими руками — и гвозди вбить, и полку повесить, причем эту самую полочку он собственноручно смастерил на домашнем станке, который находился в гараже.

Гекс: Замечу, что талант мастера и талант бизнесмена далеко не всегда сочетаются в одном человеке, а умение инструментом владеть не равно умению его изготовить. Кроме того, по канону Вернон уже руководил фирмой, когда Дадли был год, а здесь он на что семью содержал, пока не ударился в предпринимательство? Непонятно.

В комнату Дадли поставили вторую детскую кроватку для Гарри. Как ни кривилась тётя и ни противилась, ей пришлось засунуть свои протесты подальше и поглубже — ну не воевать же с маленьким ребёнком! Тем более что ребёнок вряд ли в таком возрасте хоть что-то понимал.
Сидя в своей новой кроватке, Гарри грустно оглядывал стены, оклеенные розовыми обоями в белый цветочек. Он не знал, почему всё стало так: куда-то пропала мама, исчез папа и… кажется, был какой-то дядя, дядя-собака. Теперь в его жизни появились другие люди, и Гарри, будучи малышом, не рассуждал, отчего и как это случилось. Он просто плыл по течению, не зацикливаясь на прошедшем дне. Он жил и развивался, рос. Послушно кушал кашку, сосал молоко из бутылочки и чай из поильника. Пачкал подгузник и кротко сносил мытье в прохладной, чуть подогретой воде. Так полагается в этой семье, и маленький мальчик относился к этому с философским пониманием — просто окружающие обстоятельства сильнее его и против них просто бессмысленно бороться.

Гекс: А если бы он жил с мамой и папой - ему бы вместо каши давали бульон из оленины и жареное мясо? Абзац построен так, словно в новинку Гарри не чужие люди и дом, а вообще все элементы его младенческого бытия.

Кроме того, у Гарри нашелся и защитник — дядя Вернон. Петунья при муже не смела кричать на Гарри, а Дадли опасался отца. Как-то раз Вернон застукал своего сына за скверным занятием — щипал и колотил Гарри,

Гекс: Кто щипал-колотил, Вернон?

а тот молча пытался уползти от мелкого садиста в ограниченном пространстве манежа. Рассерженный Вернон подошел и резко пресек истязательства, громко проворчав, что это не дело, издеваться над беззащитными…
И долго, терпеливо осаживал сына каждый раз, когда тот забывался и начинал снова щипаться и толкаться, до тех пор, пока до Дадли не дошло, что папа не разрешает ему трогать Гарри. И перестал это делать при отце. А вот когда Вернон уезжал на работу, то… тут уж у Петуньи и Дадли, что называется, срывало тормоза. Петунья орала на Гарри и шлепала его по малейшему поводу, а Дадли принимался за любимые занятия — бить и щипать кузена.
Гарри плакал, жаловался, температурил и радовался возвращению Вернона, тут же спешил к нему, под защиту его огромного пуза и грозного баса. И мог часами сидеть на коленях у дяди Вернона. Петунья, видя это, временами кривилась и отворачивалась, не в силах смотреть на это безобразие. А Вернон всё это прекрасно видел, он замечал свежие синяки на руках у Гарри, видел, как малыш пугливо ежится при звуках голоса Петуньи.
И вот, придя с работы в очередной раз, он снова обнаружил, что Гарри горячий и уставший. Привычно посадив племянника к себе на колени, Вернон обратился к супруге:
— Петти, Петти… ты меня разочаровываешь. Я уж начинаю подумывать — а не развестись ли нам?
От ужаса Петунья забыла, как дышать. Не чуя ног под собой, она с трудом добралась до соседнего стула и кулем свалилась на него. И еле выдавила из пересохшего горла:
— Вернон, что случилось?..
Вместо ответа муж показал на Гарри:
— Он случился. Пойми, Петти, так долго это продолжаться не может. Мальчик потерял родителей, у него даже бабушек с дедушками нет, а только мы, единственные его родственники. И мы ведем себя почему-то как последние сволочи. Тебе самой-то не стыдно, Петти? А что, если с нами что случится, кто позаботится о Дадлике? Мардж? Она единственная его тётя с кучей любимых бульдогов. Ну и как она его будет воспитывать, а? Сидеть, на месте, фу, нельзя? Нет, Петунья, хватит. Пора это прекратить. Гарри наш племянник и член нашей семьи. А значит, и отношение к нему должно быть соответствующим.

Гекс: Видимо, Вернон пытался сказать, что все воздастся, но из-за разницы в ситуациях вышло весьма сомнительно. Дадли для Мардж - любимый племянник. Гарри для Петуньи - нелюбимый и потенциально опасный племянник, лютая неведомая имба, угрожающая ее семье и дому.

Петунья, едва живая от выговора, раздавленная стыдом, совестью и полновесной истиной мужа, всё же нашла в себе силы запротестовать:
— Я поняла тебя, Вернон, но он же… колдун.
Вернон посмотрел на малыша — Гарри спал, тесно прижавшись к его теплому и мягкому животу, — и вздохнул.
— Я вижу всего лишь ребёнка, маленького, больного, с температурой и уставшего от ваших издевок.
С тех пор Петунья поумерила свой пыл и стала следить за тем, чтобы Дадли не слишком обижал Гарри. И для Гарри настали вполне безбедные дни существования. Закончилась и прошла холодная бесснежная зима, трава на заднем дворике из бурой стала зеленой, и тверже стали шаги мальчиков, уверенно топающих по жизни. Твердо и непреклонно приближались они ко второму году своего бытия, чувствуя за плечами неусыпных и надежных ангелов-хранителей в лице матери и отца для Дадли Дурсля и тети с дядей для Гарри Джеймса Поттера.
Примечания:
Как я успела заметить, и в книгах, и в фильмах Гарри больше общался именно с дядей Верноном, а это означает, что они куда ближе в отношениях, чем это кажется со стороны.
А первые кирпичики доверия закладываются ещё в раннем детстве.

Гекс: Что же мы имеем по итогам второй главы? Крайне нелогичное, невнятное, противоречащее самому себе расследование.
Nilladell: Альтернативных Дурслей, из которых почему-то именно Вернон относится к чужому ему по всем фронтам ребенку лучше, чем тетка, у которой при всей сомнительности ее отношений с сестрой, было с ней нечто большее, нежели глухая ненависть и которая, по сути, была последним кровным ее родственником на этом свете. Но тут воля автора - закон, конечно.
А еще мы имеет Трэвиса Диксона. Точнее, НЕ имеем. А столько времени в открывающей главе посвятить какому-либо персонажу, пусть даже и собаке, чтобы в следующей просто не упомянуть про него ни единым словом - довольно сомнительное решение. Особенно если впоследствии этот персонаж снова будет принимать непосредственное участие в повествовании.
И Поттеров Шредингера, разумеется. Как говорил классик: а был ли мальчик?
Дамы и господа, мы обе несколько выдохлись в попытках связать воедино то, что подарила нам вторая глава. Самое сложное в работе обзорщика - смотреть на текст не так подробно, как делает это редактор. Лично для меня это - непростая задачка, но, если бы я шла по тексту так, как привыкла, мы бы здесь, боюсь, завесновали. Так что… полагаю, вам здесь тоже осталось простора, чтобы в комментариях разгуляться.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 85
Привет!
Мы с Nilladell продолжаем разбор фика "Гарри Поттер и каменная философия", и на прозекторском столе глава вторая - "Адаптация". Погнали!

У Роулинг вторая глава начинается с огромного скачка во времени — «с тех пор прошло почти десять лет», из которых нам известно только то, что все эти годы странные Дурсли любовно фотографировали некий розовый мячик в чепчике…
Но меня такое положение вещей не устраивает и поэтому начну-ка я постепенно пережевывать эти десять лет неторопливо и обстоятельно. А кому неинтересно читать о младенческих годах Дадлика и Гарри — можете пролистнуть эту и следующие главы.
Спать в ту ночь Петунье так и не пришлось, Вернон вернулся через минуту и велел вскипятить чайник. Озадаченная Петунья повиновалась, налила воды в вышеозначенную емкость и поставила на плиту, ловко действуя одной рукой. На другой руке тяжелой гирей сидел Дадли и алчно сопел, выворачивая шею в поисках заветного манежика со спящим гостем.
Чайник счастливо засвистел, оповещая хозяйку о том, что кипяток подоспел и готов к употреблению. Петунья схватила кружку и собралась залить в неё заварку, но тут подошел Вернон и перехватил чайник с кипятком, а на её недоуменный вопрос — что он делает? — отрывисто буркнул:
— «Что-что»! Дверь гаража замерзла, замок нужно разморозить. И машину прогреть…

Гекс: Аномальный холод забыт не был, и это хорошо.
Nilladell: Однако печален тот факт, что автор совершенно нивелирует в тексте временные промежутки. Для того, чтобы чайник на газу вскипел “с нуля”, как в данном случае, требуется порядка десяти минут. Которые здесь никоим образом не обозначены. Хотя бы фразой, что все это время Дурсли хранили молчание, дожидаясь закипания воды, и тишину нарушало только сопение и кряхтение Дадли.

В течение следующего получаса Петунья смотрела в окно кухни, как Вернон возится сперва с дверью гаража, а потом и с замком машины. К тому времени, как муж уехал, руки Петуньи затекли от тяжести Дадлика. С отвращением посмотрев на спящего племянника, Петунья посадила сына рядом с ним — ничего не поделаешь, рукам надо дать роздых.
А Дадли наконец-то дорвался до желанного куска; захлебываясь от жадности, он принялся страстно щипать и толкать спящего незнакомца.

Nilladell: и почему здесь ощущение такое, что Дадли его жевать сейчас начнет? Наверное, благодаря весьма оригинальному лексическому подбору.

Гарри проснулся от неприятных ощущений, к боли во лбу прибавились ещё и эти — тычки и щипки… И, едва поняв, что происходит, раненый ребёнок пришел в ужас.

Гекс: Я тоже пришла в ужас, задумавшись, насколько глубоким должен быть порез, чтобы болеть спустя сутки. Особенно учитывая, что у маленьких детей кожа быстро заживает, порез был ровным, а волшебники крепкие ребята… да у него на лбу кожи на такую глубину пореза не хватит, там череп, что ли, был прорезан?

Незнакомые стены чужого дома, мамы нет, его злобно пихает гневно пыхтящий незнакомец, а поодаль ходит какая-то чужая тётка. Ну и какая реакция должна быть у осиротевшего малыша? Правильно, истерическая. Гарри всхлипнул, робко позвал:
— Ма?..
Потом позвал погромче:
— Ма-а-а-а!
Тётка оглянулась на него и рявкнула:
— Заткнись!
Незнакомец особенно сильно и со всей страстью треснул его кулаком по лбу. Свежий порез вспыхнул болью,

Nilladell: Про странности со степенью свежести осетрины, - прошу прощения - шрама, я уже в предыдущей главе сказала, что хотела. Теперь же меня больше интересует вопрос - почему Гарри был настолько спокоен и даже благодушен, несмотря на мороз, в предыдущей главе: и его не смутило, ни незнакомое место, ни чужие мужик и тетка, ни вопли, хотя он был замерзшим и очнулся на крыльце (то есть не был сонным, а был очень даже в себе и с любопытством смотрел на Вернона) Однако сейчас, проснувшись, он внезапно осознал все то, что уже видел до этого. И тут Пух неожиданно вспомнил об одном очень важном деле?
Так мог бы вести себя ребёнок осиротевший час назад и ещё не прочуявший, что родители его не заберут сейчас домой. Но, напомню, Гарри уже сутки до этого мотыляется по малознакомым местам с малознакомыми людьми. Здесь опять же можно было вывести все в естественную реакцию: ребёнок и у себя дома, если его резко разбудить, тыкая в него пальцАми, и щипля за бок, взвоет. И не только ребенок, я бы тоже взвыла. Скорее всего, с применением матерной брани. Дезориентация, прерванный сон, неприятные ощущения, да ещё и не совсем понятно, кто все эти люди - кто же в восторг придёт? Но. Но автор делает акцент не на этом. А на том факте, что Поттер - понял, что он в незнакомом месте оказался (доходило до него и правда долго) с незнакомыми людьми вместо мамы. И получилось “дамы и господа, да у нас в команде гений!” © Икотика. Вот так акценты не расставишь вовремя, и все, и компот.

и Гарри отчаянно взвыл и зашелся в продолжительном плаче. Дадли испугался и, следуя малышовому рефлексу, заревел сам.
Петунье пришлось успокаивать обоих.
Бумажно-полицейская волокита затянулась надолго. Узнав у Вернона Дурсля, что у него гостит племянник и что его никак не заберут родители, бравые и честные констебли занялись поисками Поттеров. Суперинтенданты, инспекторы и сержанты рассылали приказы направо-налево, операторы электронно-вычислительных машин, которые в будущем назовут компьютерами,

Гекс: Тут я подзависла: я на самом деле не помню, когда появился этот термин.
Nilladell: Шаткий вопрос. С 75го по 85й - это так называемое третье с половиной поколение вычислительных машин. Именно в этот временной промежуток ЭВМ стали прочно называть компьютерами, но когда конкретно - не возьмусь утверждать. В любом случае, будущее, в котором так назовут ЭВМ (если уже не называют) - очень недалекое.
Меня, в свою очередь, интересует, насколько велик шанс того, что в 1981-м году полицейские участки имеют на обеспечении ЭВМ с разветвленной полицейской базой, которая, к тому же, касается минимум всего графства, если не всей страны, и постоянно актуализируется? А для этого доступ к ЭВМ должен быть не только у головного управления полиции в Лондоне, но и у периферийных подразделений. Господа технари, ваш выход.

вбивали базу данных, и электронные мозги, плавно дымясь, начинали вычесывать и шерстить ВСЕХ Поттеров, каких только могли найти.
Ну, Лили Эванс нашли, а вот дальше она каким-то невообразимым образом исчезла со всех радаров — начиная с семнадцати лет перестала посещать зубного врача, гинеколога, парикмахера и салоны красоты.

Nilladell: У которых тоже были компьютеры, куда старательно заносилась информация о том, кто и когда приходил на отбеливание зубов и “на ноготочки”? После чего это все попадало в общую базу полиции? Меня опять терзают смутные сомнения © Однако, может я не знаю чего.

Перестала появляться в воскресной школе на каникулах и в самом городе, Коукворте.
Петунье пришлось наврать, что Лили ударилась в неформалы, попросту начала страдать дурью и стала хипповать…
Констебли снова оседлали свои верные велосипеды

Гекс: Ох, и грустно же им было на велосипедах-то по льду…
Нам задали условие: аномальный осенний холод, земля и асфальт леденеют, промерзают двери гаражей - кипятком отогревать приходится. И это только ноябрь, а в перспективе холодно будет всю зиму… а констебли без всякой магии рассекают на велосипедах… что-то мне их жалко.

и ринулись на штурм окраин, где мало-мальски были замечены какие-никакие цыганские и прочие меньшинственные общины.

Гекс: Love is love let's come together... и далее по тексту.

Но и там никто и никогда не видел никаких рыжеволосых Лил, ни Эванс, ни Поттер. Правда, вон там, в той лачуге обитает Лили Эмброуз, не её ли ищете? Проверили, не она. Когда-то рыжая, да, но сейчас это была совершенно седая старушка, вредная и злая, она, ехидно цыкая единственным уцелевшим зубом, отправила констеблей по известному адресу — к чёрту на кулички.

Nilladell: Я прошу прощения, но об окраинах чего, собственно, идет речь? Окраинах Литтл-Уингинга? По контексту получается так. Однако из текста выше никак не следует, что искомая Лили вообще должна проживать где-то в городе или на его окраинах. Не говоря уже о том, что Литтл-Уингинг - маленький город, где так или иначе все и про всех все знают, так что, если бы сестра такой уважаемой женщины, как Петунья Дурсль хипповала где-то у границы городка - об этом знала бы каждая собака.
Если мы полагаем, что искали её там, где следует из самого повествования - в окрестностях Литтл-Уингинга, то… Почему? Не средние века чай – то, что она отдала ребенка тетке, не значит, что она “не могла далеко уйти”, да она учесать квасить могла на том же поезде, автобусе или машине куда угодно. А если речь идет не об окраинах Литтл-Уингинга, то об окраинах чего, простите, речь? Лондона? Графства? Британии? По тексту ниже я начинаю догадываться, что розыск ведётся все же не в рамках города, а в рамках, собственно, страны. Но описано это таким образом, что создается полное ощущение, будто они по ближайшим ночлежкам её ищут.

Джима Поттера не нашли вообще. А только множество его тезок и однофамильцев в стандартной телефонной книге обнаружилось целых три страницы мелким шрифтом вкупе с адресами и телефонными номерами.
Годрикова Впадина имела такое название только для волшебников. Для простых людей это было… простите, болото.
Затопленная, вечно скрытая стылым туманом низина на краю старого кладбища, прилегающего к городку Холсворту, что расположен на самом юго-западе Англии. Где-то за Бристолем, над которым пролетел Хагрид в памятную ночь.
Джерри Шеппард, честный толстый полисмен, как и все получивший приказ от лондонского начальства, так же честно и упорно исколесил все окрестности Холсворта,

Гекс: Про велосипеды я уже сказала. Мне не очень понятно, при чем тут лондонское начальство - разве что Поттеров объявили в розыск по всей стране. Это к слову о том, что из текста не очень понятно, как именно проводится розыск.
Nilladell: Говорю же - кажется, все же централизованно, по всей стране. Я не знаток полицейской работы, лгать не стану. Но. Меня все еще не покидают сомнения в том, что пропавших людей, которые к тому же не совершили никакого преступления вроде взрыва какого-нибудь торгового центра, ищут именно так - то есть все полицейские выходят в ночь и начинают… бродить. В надежде как-то наткнуться на искомого человека. Мне всегда казалось, что для поиска пропавших существуют так называемые ориентировки. На случай “видели ли вы этого человека?” “Ушел из дома в такой-то одежде и не вернулся, живет по такому-то адресу” и так далее. А тут складывается ощущение, что Поттеры как минимум королеву Британии пристрелили.

свои непосредственные владения, в поисках рыжеволосой Лили Эванс-Поттер. Изъездив вдоль и поперек последнюю деревушку с незатейливым наименованием «Грейслэнд», он поймал себя на том, что в последнее время всё чаще и чаще смотрит в сторону кладбища. Джерри остановил велосипед и задумался, припоминая, что как раз после Хеллоуина там кого-то хоронили… А Лили Поттер или Эванс пропала как раз в то же время.

Гекс: Вообще говоря, в случае “люди пропали без вести” в самую первую очередь сыщики обшаривают не парикмахерские, а больницы, морги и кладбища - на предмет свежих могил, неопознанных трупов и больных без документов. Возможно, пропавшие погибли или получили тяжелые увечья, они физически не могут дать о себе знать родственникам - так вот логичнее проверить этот вариант сразу, чем вести непрямой поиск по салонам красоты. Ведь неопознанный труп не хранится в морге вечно, его либо похоронят, либо отдадут студентам, а больной без документов может скончаться, не приходя в сознание - и компот. По идее, раз ведется такой масштабный розыск (допустим, хотя странно - Поттеры же ничего плохого не сделали), Вернона с Петуньей должны просто задолбать с опознаниями: найден труп молодой женщины, взгляните — это ваша сестра? В больницу поступил молодой мужчина без документов в тяжелом состоянии - он похож на вашего зятя? Ну и сельский полисмен должен был в первую голову рвануть на кладбище, где как раз на Хэллоуин кого-то хоронили (мы для себя запомним это “кого-то”), а не по окрестностям ездить.

С сомнением посмотрев на церковный шпиль, констебль сел в седло,
Nilladell: ударил шпорами по бокам велосипеда и поскакал в закат... у велосипеда нет передней и задней луки и ложа, в отличие от седла для лошади. Так что здесь предлог "в" выглядит феерически просто.

нажал на педаль и, тронув велосипед, покатил к церкви, объехал её и подкатил к ограде кладбища. Прислонив велик

Гекс: Вот снова лезут русскоязычные искажения.
Nilladell: И лишние подробности с последовательностью действий. Как много слов на то, чтобы сказать “констебль сел на свой велосипед, и, объехав церковь, подкатил к кладбищенской ограде” - хоба!

к чугунным прутьям, Джерри подтянул сползший ремень брюк, подпихнул ладонями отвисшее пузо и зашагал в калитку.

Nilladell: Я даже знать не хочу, куда он подпихнул пузо, точнее подо что, или к чему. Мне больше интересно, что это за тоннель на месте кладбищенской калитки и сколько метров он в глубину, если в него можно “зашагать”, вместо того, чтобы “шагнуть”. Можно “зашагать к калитке” - то есть выполнять протяженное действие, либо шагнуть в калитку. Но не то и другое одновременно!
Гекс: А еще вопрос - чье это было пузо?))
Nilladell: Ничье. Это было автономное Пузо, путешествующее с констеблем в качестве удобного бессловесного напарника. Которого он, очевидно выставлял, точнее, подпихивал вперед в любой непонятной ситуации.

Найти свежую могилу не составило труда, а она оказалась к тому же двойной. Плохо веря своим глазам, Джерри нагнулся, до рези в глазах вчитываясь в выбитые в могильном граните слова:
Джеймс Поттер. 27 марта I960 года — 31 октября 1981 года
Лили Поттер. 30 января I960 года — 31 октября 1981 года
Последний же враг истребится — смерть.
Глаза всё ещё не хотели верить, пришлось потрогать плиту и провести пальцем по высеченным буквам. Пальцы доложили, что гранит холодный, а буквы гладкие и ровные, и всё это — вполне настоящее.

Гекс: Возраст Джерри нам неизвестен, но рискну предположить, что он не выпускник полицейской академии, а взрослый человек, не первый год несущий службу. Наверняка он не раз видел смерть, в том числе молодых людей. Лично Поттеров он не знал, это понятно из текста. Так почему у него такая реакция?! В смысле, почему он не верит своим глазам, увидев имена незнакомых людей на надгробии?
Nilladell: Более того - Джерри, поскольку не молодой и работает в полиции давно, думаю, должен был чего-то подобного в первую очередь и ожидать. Поскольку чаще всего пропавшие люди, как справедливо было замечено, обнаруживаются, либо в больнице, либо в морге, либо в земле. А не с чашкой чая под кустом жасмина.

Джерри выпрямился, оглянулся по сторонам и, заметив вдали домик кладбищенского сторожа, грузно направился туда.
Дверь ему открыл мистер Пибоди. Подслеповато моргая, тот сперва уперся глазами во внушительное брюхо, затянутое в темно-синюю форму, потом взгляд пополз вверх по двойному ряду латунных пуговиц и остановился на толстощеком лице. Вздрогнув, сторож поклонился и сипло каркнул:
— О, констебль?..
Джерри прокашлялся и гулко пробасил:
— Скажите, милейший, за каким лядом вся лондонская полиция разыскивает Поттеров, похороненных на здешнем кладбище?

Гекс: Джерри делает за нас нашу работу, комментируя нелогичность фика. В самом деле, почему полиция именно лондонская, если ищут Поттеров, очевидно, по всей стране? И зачем они тратят свое время на телефонные справочники и воскресные школы вместо того, чтобы искать могилы, трупы или людей, которым, возможно, прямо сейчас нужна помощь?

Вы не могли бы мне объяснить, что с ними произошло?
Старик Пибоди зачем-то покосился на болотный туман, стеной наползающий на кладбище с запада, со стороны моря, и осторожно поинтересовался:
— А зачем полиция разыскивает Поттеров, разве они преступники?
Джерри почесал багровый затылок, поежился от холода — что-то осень в этом году чересчур разошлась!

Гекс: Багровый затылок? Хм, если Джерри не покрасил свой роскошный хайр для панк-рок-фестиваля - он, вероятнее всего, лысый. И стоит без шапки или в форменной фуражке, раз у него затылок открыт. И без куртки, либо куртка расстегнута и виден китель. А на дворе, согласно заданным условиям, аномально холодный ноябрь, когда замерзшие двери гаражей приходится отогревать кипятком… мне кажется, Джерри должно быть весьма и весьма прохладно, странно, что он лишь поежился.
Nilladell: Может быть, в этой части Англии никакого мороза не наблюдается?
Но мне определенно нравятся диалоги. Если убрать косвенную авторскую речь, то у нас получится:
— Скажите, милейший, за каким лядом вся лондонская полиция разыскивает Поттеров, похороненных на здешнем кладбище?
— А зачем полиция разыскивает Поттеров, разве они преступники?
А между тем диалог в произведении должен строиться так, чтобы из него можно было изъять всю косвенную речь, но смысла он при этом не утратил. Может быть, потерял в нюансах, но не превратился в нечто абсурдное хотя бы.

— и нехотя пояснил:
— Они пропали, их родственники ищут, у них маленький сын Поттеров гостит.

Nilladell: Хм, то есть прям так лондонское управление в ориентировках и пишет? Про сына, про родственников? А я-то думала, что там пишут про то, что пропал такой-то человек, приметы. А они там, оказывается, всю предысторию еще излагают.

Старик ошеломленно округлил глаза и потрясенно посмотрел на всё тот же туман. Джерри невольно покосился туда же и нетерпеливо повторил вопрос:
— Ну так что там с Поттерами?
— Ээ-э-эм… — старый сторож, казалось, растерялся. Но почти сразу сориентировался: — Дык… погибли они, Поттеры-то. Вы не слышали? На днях в городе улица взорвалась, а часом раньше взлетел на воздух дом Поттеров.
Джерри нахмурился, отчего стал похожим на шарпея. Ну да, ну да… было дело, местный морг внезапно обогатился двенадцатью покойниками.

Гекс: Это про взрыв, что устроил якобы Сириус. Согласно канону, тот взрыв произошел в Лондоне, но из текста создается впечатление, что улица взорвалась где-то недалеко от дома Поттеров, и погибли местные жители. Допустим: в конце концов, автор волен переносить события в нужные ему локации, главное, логику при этом не убить.
А вот про логику… “на днях” - выходит, не прошло и недели с того самого Хэллоуина? А как же надолго растянувшаяся бумажная волокита, поиски в телефонных справочниках и прочая, прочая?
Дальше. В маленьком пригороде происходит теракт… даже два, два взрыва с жертвами, и полицейский с трудом это вспоминает? У него настолько плохая память, или в этой местности в морг каждый день привозят по паре сотен трупов - дюжиной больше, дюжиной меньше, всем уже без разницы?
Nilladell: Но дом Поттеров стоял же на, простите, болоте. Разве магглы должны были вообще при таком раскладе знать каких-то Поттеров и тем более о существовании их дома в Годриковой Лощине, которой формально нет? И о том, что с этим домом произошло. Что-то я уже запуталась. То есть гробовщик про Лощину и Поттеров знает, а констебль, на участке которого все это находится - нет? Да как так-то?

Трое вообще не были опознаны, до того были изуродованы, что до сих пор числились неустановленными личностями в розыске.

Гекс: Очевидно, Холсворт – мегаполис, где и за год невозможно проверить всех местных жителей и приезжих, а у этих троих нет родни и друзей. Вообще. Совсем.

Правда, два тела потом кто-то забрал. А фрагмент третьего передали матери… по единственному отпечатку пальца, очевидно, как-то опознали останки. Ой, бедная мамаша, получить от цельного сына фалангу мизинца… лучше бы пропавшим без вести объявили, мороки и нервотрепки меньше.

Гекс: Вообще-то, нет. Я сейчас даже не о человеческом факторе, а о чисто рабочем моменте: если известно, что некто находился неподалеку от места преступления именно в момент, когда все произошло - надо этого человека найти. Может, ему нужна помощь, а может, он сумеет помочь следствию… удается найти живым - хорошо. Удается найти и опознать останки - плохо, но что делать… во всяком случае, известно, что с ним случилось. Пропал без вести - надо продолжать поиски.
Nilladell: А еще констебль по ходу - детектив, следователь или что-то вроде, а не просто аналог “участкового”. Потому что только этим можно объяснить его полную посвященность в детали происшествия.

И с чего это террористам вздумалось взрывать ни в чем не повинное газохранилище? Да и дом этот, как-то неправильно он взорвался, по словам тех немногих свидетелей. Эх, и почему это всё произошло в его отсутствии?

Гекс: Выходит, у взрыва были свидетели, и местные полицейские их опросили. Раз Джерри при этом не присутствовал - знать об этом он может из материалов заведенного дела… очевидно, он это дело в руках держал. И ему известно, что потом кого-то хоронили. И про взрыв, согласно фику, случившийся неподалеку, он тоже знал… Почему же он сразу, как только к нему поступил сигнал о двух пропавших людях, не сообщил начальству, что тут как раз подозрительное дело? Почему не поехал в первую голову в морг, а затем на кладбище?
Nilladell: Более того - если держал в руках дело, значит, даже не надо было никаких лишних телодвижений, потому что в деле точно было указано о взрыве дома, принадлежащего Поттерам. Раз даже гробовщик знает, что взорвался дом Поттеров, в полицейском отчете точно должно было быть прописано, чей дом. И где он. И что видели очевидцы.

Джерри напрягся, и его морщинистое лицо шарпея приняло выражение очень подозрительного бладхаунда, напавшего на кровавый след.
— А почему взорвался второй этаж? Газовые колонки обычно устанавливаются на кухне или в подвале, в бойлерной.
Старик — в который уже раз! — затравленно покосился в сторону болот и промямлил:
— А… не знаю, сэр. Просто вдруг ночью раздался взрыв страшной силы и полдома разлетелось по округе, усыпая всё обломками. Потом, очевидцы видели, по улице пронесся байкер на мотоцикле, что-то бешено орал и потрясал кулаком в воздухе… Позже сообщили, что это Сириус Блэк был, тот самый, который умчался дальше — улицу взрывать. Психопат. Наверное, это он Поттеров того… прибил.

Nilladell: Для Поттеров, живущих на болоте скрытно от магглов, да еще и под Фиделиусом, было бы, наверное, большой неожиданностью, что местные не только их знают, но еще и их друзей узнают так бодро, когда те на мотоцикле мимо проносятся на приличной скорости. И это при том, что полиция их найти никак не в силах.

— А родственникам почему не сообщили? — вредным голосом прикопался бладхаунд-шарпей Джерри Шеппард.

Гекс: А почему бравый полицейский докапывается не до своих коллег-подчиненных, а до кладбищенского сторожа, который ему не подчиняется?

Старичок с трудом проглотил ставший огромным ком в горле и сдавленно прохрипел:
— А они того… отреклись от родственников. Поттера из дома выгнали, а девчонка, кажись, сама из дому сбегла.
Джерри вздохнул, что ж, всякое бывает, даже такое. Сплавить ребёнка нелюбимым родственникам, а самим рвануть на тусовку и на ней же погибнуть — самое милое и обыкновенное дело.

Nilladell: Хм… а что, взорваться в собственном доме - это похоже на “рвануть на тусовку”? Хотя “рвануть”, конечно, получилось.
Осведомленность местных не только о существовании, но и о “контексте” жизни Поттеров меня уже даже не удивляет. Кажется, только одни полицейские ничего не знают о Поттерах. Даже в тот момент, когда пишут отчет о взрыве их дома, который свел бы на нет все масштабные поиски по цыганским таборам.

— Где жили-то?
— Ась? — испуганно дернулся от неожиданного вопроса страж кладбища.
Джерри терпеливо повторил:
— Поттеры где жили, спрашиваю. Надо документы найти на ребёнка, дитё без них осталось, а это не есть хорошо.

Гекс: А разве в деле, заведенном по странному взрыву - ну том самом деле, где уже есть показания очевидцев - не указан адрес дома, который взорвался на глазах этих самых очевидцев? Или хотя бы его обиходное название, если номера нет.

И на этот раз они оба с поразительным единодушием, синхронно глянули в сторону болот, причем Джерри даже не задумался спросить — что же там с туманами и болотами не так?

Гекс: У читателя снова ломается мозг из-за прыгающего фокала. Если повествует Джерри, он вообще не должен отмечать момент “я не задумался” - собственно, потому что он не задумался. Он может отметить его позже: почему же я не задумался и не спросил? Что-то не так…
А если рассказывает автор, то мысли Джерри несколько раньше следовало отделить от авторской речи.

Старик Пибоди, заметив это, окончательно стушевался, виновато съежился и забормотал:
— А у них нету официального адреса, сэр… Но если сэр позволит, я схожу к мадам Батти и выясню у неё насчет документов…

Гекс: Как это нету? Стоит дом, не трейлер и не палатка - дом, местные о нем знают, некоторые даже видели взрыв. Даже если дом построен незаконно, к поселению не относится, на картах не отмечен или еще что-то - он неизбежно получит от местных какое-то наименование, потому что так просто удобнее. “Ну, эти Поттеры из Дома-на-Болоте” - всем понятно, что за дом и что за Поттеры.

Договорив, старик странно замер, настороженно глядя на констебля. Джерри тоже насторожился, но, поразмыслив, решил, что не стоит лезть в эти дикие общины болотников и зря трепать себе нервы. Если дед обещает разобраться с бумагами, то пусть делает, а с него хватит — он нашел Поттеров и больше от него ничего не требуется.

Nilladell: Прошу прощения, у меня уже мозг просто потек от попытки сшить воедино настолько противоречивые авторские “показания”. Поттеры Шредингера. Ну или мёд из Винни-Пуха. Вроде бы есть, а вроде бы нет. Вроде бы про них знают и в полицейском отчете отразили, а вроде бы как и “хто тут?”.

Продолжение следует: https://fanfics.me/message507054
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 92
Привет!
Мы начинаем новую линейку обзоров. «Мы» - потому что нас тут двое, я и Nilladell.
Но прежде, чем мы начнем… в общем, ребят, автор дала разрешение на обзор, но просила быть максимально корректными, поэтому мы постараемся корректно критиковать, а вас попросим корректно гиенить. В конце концов, наша цель – не обидеть человека, а рассказать, что с фиком не так.
Итак, фик «Гарри Поттер и каменная философия», автор Белозерцева Татьяна. Часть первая, «Собачье вмешательство». Погнали!
Ночь, улица, фонарь. Аптека не здесь, она за углом в конце улицы.
А здесь…
Невысокий серенький заборчик, сложенный из декоративного камня. На заборе сидит кошка. Тоже серая, но в полосочку. На круглой мордочке странные отметины, как будто какой-то шалун-малыш попытался нарисовать белой краской очки вокруг глаз. Кошка абсолютно неподвижна, сидит как неживая, этакой изящной статуэткой, только хвост у неё не обернут вокруг лапок, а напряженно вытянут, и кончик его мелко-мелко дрожит. Кошка пристально смотрит в конец улицы, туда, где секунду назад появился человек, высокий и прямой, как палка, с длинными седыми волосами и такой же бородой, в фиолетовой мантии и колпаке. Без бубенчиков. Он посмотрел на кошку, и его глаза озорно сверкнули. Он каким-то чудом увидел её, маленькую серенькую кису на сером заборе и на фоне серой стены дома с другого конца улицы.

Гекс: Итак, что мы имеем? Ну кроме явного перебора с уменьшительно-ласкательными суффиксами… Перескок с настоящего времени в начале абзаца на прошедшее в конце, притом абсолютно ничем не мотивированный.
Nilladell: А что это за уточнение такое? Про “без бубенчиков”. По-моему, кто-то явно перечитывал начальную сцену первой книги и общается с читателем так, как будто они тоже читали эту книгу. А это, надо отметить, не есть хороший признак для автора.
Пролом четвертой стены пролому рознь. Здесь он создает эффект не общения с читателем, а в первую очередь прямо указывает на несамостоятельность текста, который и так понятно, что фанфик - но так явно апеллировать к канонному тексту (а не только к канонной истории) в первом же абзаце первой главы - не лучшая идея. Я уже молчу о том, что приплетать Блока к тексту, посвященному Англии… ну такое себе. Апеллировать стоит в таких случаях все же к английскому культурному коду, а вот русский смотрится немного… безвкусно.

Хотя, возможно, кошку выдали её яркие глаза-фонарики, отразившие свет уличных фонарей.

Nilladell: Здесь тавтология. К тому же, фонарики не отражают свет, а излучают, так что сравнение некорректно.

Кстати, об освещении стоит позаботиться. Высокий человек пошарил по карманам своей мантии и достал из одного серебряную штучку, похожую на длинную зажигалку. Откинул крышечку-колпачок и нажал на шпенек-рычажок. Что-то хлопнуло, ближайший фонарь погас, свет непонятно как выскочил из вакуумной емкости лампочки и со свистом улетел в «зажигалку». Человек направил штучку на следующий фонарь и снова нажал. Хлопок, свист, темнота. На этой длинной и прямой улице горело двенадцать фонарей, и старику пришлось нажать двенадцать раз на свою гасилку. Наконец потух последний и улица погрузилась в непроглядную тьму.

Гекс: Кстати, а кто нам об этом рассказывает? Фраза “кстати, об освещении стоит позаботиться”, вероятнее всего, принадлежит Дамблдору, но все остальное…
Здесь мы имеем “или шашечки, или ехать”: если это мысли и действия Дамблдора, он должен точно знать, что именно привлекло его в кошке, что за “штучка” у него в кармане и что она делает (гусары, молчать!). Если же у нас отвлеченный авторский фокал, мысли Дамблдора необходимо закавычить, отделяя их от повествования автора, иначе у читателя мозг взорвется.
Nilladell: Кроме того, здесь перебор с дефисными конструкциями: крышечка-колпачок, шпенек-рычажок. И в одном абзаце называть предмет гасилкой и зажигалкой довольно странно.
Вот кстати, второй кусок текста всего, а я уже могу сказать, что автор перегружает текст описаниями действий в лишних подробностях.
“Высокий старик достал из кармана непонятный предмет, похожий на зажигалку, щелкнул им, и ближайший фонарь погас. Двенадцать фонарей было на улице, и двенадцать раз ему пришлось щелкнуть, чтобы Тисовая погрузилась во мрак” - хоба!
Гекс: Отличный рефренчик!

Внезапная темнота и свист разбудили обитателя дома номер семь по той же улице. Выглянув наружу и ничего не увидев, Тревис Диксон нахмурил кустистые брови — однако, непорядок, ещё и чужаками пахнет! — и вылез из конуры целиком. Вспрыгнув на крышу будки, он встал на задние лапки, уперся передними на верх стены и принюхался. Верно, пахнет чужим человеком и кошкой. Тревис Диксон был прекрасно воспитанным джентльменом и считал, что за кошками гоняются только деревенские лоботрясы вроде Чипа из Вэлли Бридж. При воспоминании об этом неотесанном деревенщине Чипе шерсть на загривке Тревиса Диксона встала дыбом, и от злости он чуть было не зарычал, но вовремя спохватился, помня о своих обязанностях. Так. Что там происходит?
К четвёртому дому напротив подошел высокий старик в длиннополой хламиде цвета тухлого лосося и сел на забор рядом с кошкой. И сказал с веселым удивлением в голосе:
— Странно видеть вас здесь, профессор МакГонагалл.
Он повернулся к кошке. И тут нижняя челюсть Тревиса Диксона обалдело отвисла — кошка исчезла. Вернее, трансформировалась в довольно сурового вида женщину в очках, форма которых была до странности похожа на отметины вокруг кошачьих глаз. Женщина тоже была в длинной хламиде, только в травяного цвета.

Гекс: В хорошем фике “Аркадаш” было немало внимания уделено собачьему мировосприятию: девушка, попавшая в собаку, обалдевала от того, что ее основным чувством стало обоняние, что картинка стала более размытой, из мира исчезли красный и зеленый цвета, зато в сумерках ориентироваться стало проще. Здесь же пес лишь раз упомянул запах чужаков, зато подробно описал внешность Дамблдора и МакГонагалл, удивился превращению, но не отметил изменений запаха… Это восприятие не собаки, но человека, чье главное окно в мир - глаза, а не нос.
Не будем придираться, пожалуй, к тому, что раз Тисовая погрузилась во мрак без фонарей, то и с цветовосприятием будут проблемки даже у собаки.
Кстати, не знаю, как выглядит тухлый лосось, но фиолетовые одежды Дамблдора для собаки должны иметь невнятный сине-серый цвет, а зеленая мантия МакГонагалл - скорее всего, грязный темно-желтый. В тексте указан “травяной”, конечно, но я бы уточнила, что трава у нас желтая.
Nilladell: А еще в темноте пес бы никаких отметин вокруг кошачьих глаз не заметил, и если уж мы говорим о восприятии собаки, то слово “трансформировалась” в песьем фокале уместно, как папуас в Арктике. Превратилась, или “на месте кошки неожиданно оказалась”. А то, значит, у нас то “штучка какая-то с крышечкой и шпенечками”, то женщина трансформировалась. Такое чувство, что фокал собаки и фокал рассказчика из предыдущего абзаца местами менять надо.

Ее черные с проседью волосы были собраны в тугой узел на затылке. И сразу было заметно, что вид у нее раздраженный.

Гекс: Я не очень понимаю, как они сидят и может ли пес видеть их лица, но даже если да - в скудном, очень скудном освещении понять по мимике человека, сидящего довольно далеко (как минимум через дорогу), что этот человек раздражен - это круто. Особенно при том, что собаки а) хуже людей различают мелкие детали, б) в отрыве от голоса и жестов вряд ли так уж хорошо понимают человеческую мимику.

— Как вы меня узнали? — отрывисто спросила она.
— Мой дорогой профессор, я в жизни не видел кошки, которая сидела бы столь неподвижно.
«Ну, с этим я бы поспорил!» — подумал Тревис Диксон. — «Это вы, дядя, настоящих кошек не видели…»
— Станешь тут неподвижной — целый день просидеть на кирпичной стене, — парировала женщина по имени Профессор.
— Целый день? В то время как вы могли праздновать вместе с другими? По пути сюда я стал свидетелем как минимум дюжины вечеринок и гулянок.
Мадам Профессор рассерженно фыркнула. И Тревис Диксон заинтересованно дернул ушками — надо же, совершенно по-кошачьи фыркает, очень прикольная тётя-кошка.

Гекс: Пес был заявлен как джентльмен, но лексика у него явно не джентльменская.
Nilladell: Не говоря уже о том, что он чередует “мадам” с “тётями” и “дядями”, и знает слово “трансформировалась” но не знает слова “профессор”.

— О, да, действительно, все празднуют, — недовольно произнесла она. — Казалось бы, им следовало быть немного поосторожнее. Но нет — даже магглы заметили, что что-то происходит. Они говорили об этом в новостях, — она резко кивнула головой в сторону темного окна. — Я слышала. Стаи сов… падающие звезды… Что ж, они ведь не полные идиоты. Они просто обязаны были что-то заметить. Подумать только — звездопад в Кенте! Не сомневаюсь, что это дело рук Дедалуса Дингла. Он никогда не отличался особым умом.
— Не стоит их обвинять, — мягко ответил седобородый старик. — За последние одиннадцать лет у нас было слишком мало поводов для веселья.
— Знаю, — в голосе мадам Профессор появилось раздражение. — Но это не оправдывает тех, кто потерял голову. Наши люди ведут себя абсолютно безрассудно. Они появляются на улицах среди бела дня, собираются в толпы, обмениваются слухами. И при этом им даже не приходит в голову одеться как магглы.
Она искоса взглянула на старика своими колючими глазами, словно надеясь, что он скажет что-то в ответ, но тот молчал, и она продолжила:
— Будет просто превосходно, если в тот самый день, когда Вы-Знаете-Кто наконец исчез, магглы узнают о нашем существовании. Кстати, я надеюсь, что он на самом деле исчез, это ведь так, Дамблдор?

Гекс: Взгляд искоса - см. выше про мировосприятие, хотя на самом деле я все еще не понимаю, как они так сидят, что пес может различить такие детали. По идее он вообще не должен видеть их лиц и взглядов: дом 4 напротив дома 7, а волшебники смотрят на дом 4, то есть к собаке сидят спиной. В остальном у нас тут копипаста канона, что, конечно, нехорошо.

— Вполне очевидно, что это так, — ответил тот. — Так что это действительно праздничный день. Не хотите ли лимонную дольку?
Услышав последние слова, Тревис Диксон облизнулся — оу, это действительно вкусно, интересно, а меня угостят? Дальнейший разговор о том о сем пёс пропустил, не находя в нем ничего вкусного на тему кулинарии, а только принюхивался и присматривался к чужакам — мало ли, а вдруг наговорятся да и полезут грабить добрых соседей… Трэвис Диксон был начеку и бдительно сторожил покой порядочных граждан.

Nilladell: “не находя ничего вкусного на тему кулинарии”? Матерь божья… Можно не находить чего-то касающегося темы кулинарии, можно даже - допустим! - не находить в нем ничего о вкусностях. Но это что за кадавр от лингвистики? Вопросы, кто кормит собаку конфетами и почему внутренние реплики персонажа не оформляются как положено, останутся без ответа.

Вскоре ночную тишину нарушили приглушенные раскаты грома. Их звук становился все громче и громче и почему-то сверху, Тревис Диксон насторожился — а это ещё что такое?! Старик и тётка стали вглядываться в темную улицу в поисках приближающегося света фар. А когда они наконец догадались поднять головы, сверху послышался рев, и с неба свалился огромный мотоцикл. Он приземлился на дорогу прямо перед ними. Мотик

Гекс: ...опять лексика подростковая вылезла…
Nilladell: Пес знает, в поисках чего они там вглядываются в улицу, хотя рев мотоцикла принимает за гром. А что это у нас? Правильно - это у нас прямая копипаста канонного куска текста.

был исполинских размеров, но сидевший на нем человек был еще больше. Он был почти вдвое выше обычного мужчины и по меньшей мере в пять раз шире. Попросту говоря, он был непозволительно велик и к тому же имел дикий вид — спутанная борода и заросли черных волос практически полностью скрывали его лицо. Его ладони были размером с бычьи окорока, а обутые в кожаные сапоги ступни — величиной с половину туши тех же быков.

Гекс: Это первый полувеликан, которого пес видит и чует в своей жизни, но реакция на него собаки здесь попросту отсутствует: описание Хагрида почти полностью взято из канона. Хотя опять-таки - запах незнакомого существа, не-совсем-человека, и запах человеческого детеныша могли бы заинтересовать собаку на порядок сильнее, чем Хагридов внешний вид.
Nilladell: Тут только метафору-сравнение заменили. Там, если я не ошибаюсь, было про дельфинов.

Его гигантские мускулистые руки прижимали к груди сверток из одеял.
— Ну наконец-то, Хагрид! — в голосе старика по имени Дамблдор явственно слышалось облегчение. — А где ты взял этот транспорт?
— Да я его одолжил, профессор Дамблдор, — ответил гигант, осторожно слезая с мотоцикла. — У молодого Сириуса Блэка. А насчет ребёнка — я привез его, сэр.
— Все прошло спокойно?
— Да не очень, сэр, от дома, считайте, камня на камне не осталось. Несколько магглов это заметили, конечно, но я успел забрать ребёнка прежде, чем они туда нагрянули. Он заснул, когда мы летели над Бристолем.
Дамблдор и тётя Профессор склонились над свернутыми одеялами. Что они там рассматривают, Тревису Диксону было не видно, и он весь изнервничался, желая узнать — что же там такое в ворохе одеял?

Nilladell: Пес, знающий значения сложных человеческих слов и понятий, способный, раз в фокале приводятся диалоги, полноценно разбирать человеческую речь и понимать, есть ли там что-то про кулинарию, слышит, как Хагрид вслух говорит, что привез ребенка и после этого показывает сверток… и не понимает, что там?
Далее у нас чистая копипаста канона, но мы приведем только маленький отрывок:

А дед Дамблдор перешагнул через невысокий заборчик и пошел к крыльцу. Он бережно опустил неведомого Гарри на порог, достал из кармана своего платья что-то квадратное, сунул в одеяло и вернулся к поджидавшей его паре. Целую минуту все трое стояли и неотрывно смотрели на маленький сверток — плечи Хагрида сотрясались, мадам Профессор яростно моргала, а сияние, исходившее от глаз старика Дамблдора, сейчас померкло.

Гекс: ...а стояли они к псу спиной, следовательно, видеть этого он никак не мог. Пропустим еще немного...

Дамблдор повернулся и пошел вниз по улице. На углу он остановился и вытащил из кармана свою длинную зажигалку. Он щелкнул ею всего один раз, и двенадцать фонарей снова загорелись как ни в чем не бывало, так что вся Тисовая улица осветилась оранжевым светом. В этом свете Дамблдор заметил полосатую кошку, заворачивающую за угол на другом конце улицы. А потом посмотрел на сверток, лежащий на пороге дома номер четыре.
— Удачи тебе, Гарри, — прошептал он, повернулся на каблуках и исчез, оставив после себя сильный запах озона.

Гекс: Кто это говорит? Не пес явно: в его желто-синем зрении оранжевого не существует, да и озон… сдается мне, собака описала бы этот запах иначе.
Nilladell: А еще собака понятия не имеет, что увидел Дамблдор, точнее, на чем Дамблдор акцентирует свое внимание, осматривая улицу.

Ветер, налетевший на Тисовую улицу, шевелил аккуратно подстриженные кусты, ухоженная улочка тихо спала под чернильным небом, и казалось, что если где-то и могут происходить загадочные вещи, то уж никак не здесь. Так же считал и Тревис Диксон, осторожно спрыгивая с будки и спеша к калитке со всех своих коротких лапок.

Nilladell: Что значит “так же считал и Трэвис”? По контексту получается, что он тоже считал, что загадочные вещи могут происходить где угодно, но не здесь. А тип кошки превращающиеся в людей и летающие мотоциклы - это обычный вечер пятницы? Эта фраза в каноне работает, потому что у нее другой смысл - если не знать точно, что тут было, ты никогда бы не подумал. Но Трэвис видел.

Прошмыгнув в собачью дверцу, маленький скотч-терьер, такой же черный, как и ночь вокруг него, мелко семеня, пересек дорогу и вбежал на подъездную дорожку — у Дурслей не было калитки из-за машины.
Поднялся на крыльцо, оскальзываясь на обледенелых ступеньках, и сунулся носиком в одеяло. Ну-ка, ну-ка, что у нас тут?.. О бабушкина косточка, это же ребёнок! Удивленный пёс наклонил голову набок, рассматривая лицо спящего малыша. Почуяв кровь, он опустил бородатую мордочку и принялся очень аккуратно и нежно зализывать свежую рану на лобике раненого карапуза.
Гарри проснулся оттого, что кто-то ласково вытирал ему лицо чем-то теплым и мягким. Увидев над собой лохматую черную собачку, Гарри заулыбался и задрыгался, пытаясь освободить руки и ноги из одеял. Распинав и распихав тяжелые душные складки, ребёнок сел и обнял собачку за шею.
Тревис Диксон забеспокоился, ощутив, что малыш сильно дрожит. Ну… для него, в толстой пушистой шубке, было не особенно холодно, но для ребёнка здесь действительно прохладно, только бы он не простудился.

Nilladell: Подбор эпитетов - "тяжелые и душные" - означают скорее жару, но ребенок замерз и дрожит. Даже годовалый пацан не станет выпутываться из одеяла в холодрыгу, скорее бы он, наоборот, весь в комочек постарался сжаться.
И второе - какая свежая кровь? Гарри попал на Тисовую через сутки после того, как обзавелся шрамом.

Как бы крепко ни спали супруги Дурсль, уставшие за день — Петунья от криков Дадлика, а Вернон от целого дня несуразностей с толпами странно одетых людей и сумасбродными новостями по телевизору

Nilladell: То есть новости были безрассудными и действующими по случайному принципу...

— бухающий басовитый лай разбудит любого. А уж когда проснулся и заревел Дадли… тут уж хочешь не хочешь, а встанешь. Петунья невольно ойкнула, прижимая ладони к ушам, ибо отчаянный вой от кроватки и отдающий эхом гавк

Nilladell: Гавк, воняющий эхом.... Сюрреалистичненько. А всего-то "ся" потеряли.

от двери снизу были довольно-таки оглушающими. Схватив сына, Петунья яростно крикнула мужу:
— Вернон, да прибей же этого чертового пса!
Ну, прибить не прибить, а шугануть собаку надо. Вернон, тяжело топая, спустился вниз и, открыв дверь, набрал в легкие побольше воздуху, собираясь хорошенько поорать на соседей и их обдолбанного пса, но… Голос куда-то пропал, когда он наткнулся взглядом на малыша в ворохе одеял. Ребёнок сидел, обняв собаку за шею, и, подняв личико, доверчиво глазел на пузатого дядю зелеными глазищами, чернявый пёсель,

Nilladell: Мало того, что это чисто русскоязычное искажение, чуждое английскому языку, так к тому же оно не литературное от слова совсем и тащить его в художественный текст уместно исключительно в прямой речи персонажа или косвенной, но наглухо фокальной. Да и то, ни один британец не скажет "пёсель" это примерно как тащить в текст про англичан "блин" какой-нибудь.

задрав усатую мордаху, ехидно смотрел на сдувшегося Вернона из-под лохматых бровей — понимаю, мол, не ждали…
У Петуньи тоже пропал дар речи, когда Вернон, придя на кухню, сунул ей в руки невесть откуда взявшегося ребёнка и письмо в плотном конверте. В письме весьма знакомым витиеватым почерком с завитушками

Гекс: У нас снова повествование скакнуло, но, похоже, читает все-таки Петунья: Вернону почерк Дамблдора точно незнаком.

было сообщение о смерти Лили и Джеймса Поттеров и вежливая просьба позаботиться об осиротевшем племяннике, которого зовут Гарри. Прочитав этот чернильный бред три раза и постепенно вникнув в содержимое, Петунья побагровела. Скомкав письмо, она свирепо рявкнула:
— Этот старый пень совсем сбрендил?! Я не буду растить и воспитывать в своем доме чертова колдуна!
— Э-э-э… Это колдун? — удивленно переспросил Вернон, разглядывая ребёнка в манежике, сам он держал на руках Дадли, который не сводил жадных глаз с Гарри.
— Да, Вернон, представь себе, этот ребёнок — чертов колдун. Это совершенно точно, как и то, что моя чертова сестричка является чертовой ведьмой! — тут Петунья перешла на крик: — Вышвырни это чертово отродье вон!!!
— Погоди, Петунья, ну как это «вышвырни»? Это же ребёнок…
— А к нам его, значит, можно подкидывать, как щенка?! — рассвирепела Петунья. — Ничего не знаю, унеси ЭТО. Я не желаю его видеть.

Nilladell: Я бы сказала, что здесь Петунья и Вернон как будто психотипами поменялись. Петунья, конечно, дама темпераментная, но как раз она всегда слушалась мужа и очень его почитала, я бы сказала. А он как раз принимал все решения - удачные или не слишком, но брал роль ведущего в паре на себя однозначно.
Ну и обилие чертыханий на одну фразу коробит. Петунья была женщина очень чопорная, я бы сказала, и для нее даже одно “чертов” было признаком высшей степени душевной смуты.

Вернон вздохнул, отдал Петунье Дадлика, взял со стола и разгладил скомканное письмо. Петунья, наблюдая за его действиями, недоуменно спросила:
— Вернон, что ты делаешь?
— Собираюсь предъявить ребёнка в полицию. Я же не могу в буквальном смысле выкинуть младенца в мусорный бак…
Петунья прикусила язык, представляя себе, как её представительный муж заявится в полицейский участок и начнет рассказывать о том, что им под дверь подкинули ребёнка. А полицейские потом рано или поздно, но дознаются, что этот ребёнок — их собственный племянник… Боже, позору не оберешься.
— Вернон, ну зачем сразу в полицию? Отвези его в лондонский приют и оставь на приемном пороге. Там же это… специальное окошечко есть, для подкидышей инкогнито…
— Это практиковалось в Средневековье вплоть до девятнадцатого века, в наши дни это неактуально. К ребёнку всё равно прилагают какие-никакие документы, а у Гарри ничего этого нет.
— Тогда… зачем же ты в полицию?
— Искать его родителей. Моя версия вот такая — Гарри наш племянник, он гостит у нас, пока его родители квасят на Хэллоуин. Ну и вот… Праздники прошли, а за Гарри никто не приехал, а мы с тобой не знаем, где они живут. Вот так вот, пусть полиция поработает, поищет.
— А письмо зачем берешь?
— А письмо, дорогая Петти, я сохраню для Гарри как доказательство неадекватности одного идиота-мага Альбуса-сколько-то-имен-Дамблдора. Ты свой носик высунь за окно на секундочку — там морозец, знаешь ли!

Гекс: А теперь Вернон с места в карьер начинает ехидничать…
Nilladell: И умничать. Вот к чему эта историческая справка про 19 век? Если так уж, нормальный человек сказал бы, что мол “так делали век назад, сейчас все иначе”. А еще вероятнее “ты исторических романов перечитала? Сейчас так не делают”.

В последние годы по миру вообще стали характерны резкие отклонения от средних погодных норм: засухи, холода, ливни, не считающиеся с фенологическими законами, как бы наперегонки спешат показать свою мощь. И действительно, погода все чаще и чаще преподносит нам удивительные сюрпризы. Вспомним-ка некоторые из них по последним сообщениям из прессы и наблюдениям людей. Этой осенью, к твоему сведению, дорогая Петунья, с октября 1981 года температура на северо-востоке США и в Великобритании упала до -45 °С и обещает продержаться до января 1982 года. Каждая семья за этот зимний период, вне всякого сомнения, потратит на обогрев в два раза больше средств, чем обычно. От холода уже погибло несколько человек. И скажи спасибо собаке за то, что мы с тобой избежали неприятностей по причине наличия детского промороженного трупика на нашем пороге ранним утром.

Гекс: ...а теперь цитирует энциклопедию.
Да, я помню про ООС, но даже персонаж “не в характере” должен быть четко прописан, чтобы читатель в него поверил. Вот Вернон: не любит магию и племянника как носителя этой магии, при этом племяннику на свой лад желает “стать приличным человеком”. Любит жену и сына, готов их защищать с ружьем в руках. Хочет, чтобы все было как у людей и в порядке, бывает суров и строг.
По идее, сейчас перед нами должен предстать его новый образ, и мы должны поверить, что вот это - все еще Вернон. А тут его старый образ разрушен, а новый из этого диалога не выстроить. Все три варианта поведения для него нетипичны, и между собой они бьются плохо.
Nilladell: И, повторюсь - живые люди ночью на кухне так с собственной женой, с которой они уже не первый день живут вместе, в стрессовой ситуации разговаривать не будут. Никогда, ни при каких обстоятельствах. Просто вот… нет. Нет и все. Это не сцена общения двух реальных людей, которых разбудили среди ночи тем, что подкинули ребенка под дверь.

Договорив метеосводки, Вернон оделся и вышел из дома, не дожидаясь утра. Полиция, по идее, работает круглосуточно…
А уставший Гарри, согревшийся на теплой кухне, свернулся калачиком и, невзирая на боль во лбу, крепко заснул. Не подозревая о том, что дядя пошел разбираться с органами опеки, о том, что тётя его ненавидит. Гарри Поттер тихо ворочался во сне в новой, незнакомой постели — на коврике манежа. Он продолжал спать, не зная о том, что он особенный, о том, что стал знаменитостью. Не зная о том, что несколько следующих недель кузен Дадли будет щипать и тыкать его — да и несколько последующих лет тоже…
И еще он не знал, что в то время, пока он спал, люди, тайно либо открыто собиравшиеся по всей стране, чтобы отметить праздник, поднимали бокалы и произносили шепотом или во весь голос:
— За Гарри Поттера — за мальчика, который выжил!

Гекс: Итак, что мы имеем по итогу первой главы?
Собаку, которая не воспринимает этот мир как собака, не соответствует своему же заявленному характеру и минимально меняет канон.
Не слишком крепко пока слепленный ООС Вернона, из которого невозможно судить о его новом характере. Но это может еще и исправиться.
Копипасту канона в огромном количестве.
Nilladell: Со своей стороны я еще дополню вот что: авторский коллектив обращается с языком очень небрежно. Прыгающие времена, размытые фокалы, не выдержанность речевых характеристик персонажей и самой авторской речи. Плюс к этому - автору стоило бы переписать части канона своими словами. Почему? Потому что очевидно, что автор сам не выдерживает стилистику Роулинг и ее манеру изложения. Из-за чего текст выглядит как лоскутное одеяло, и очень бросается в глаза, где текст писала Роулинг, а где - автор. И, коль скоро нельзя привести все к единообразию за счет авторской стилизации под Роулинг, заходить имеет смысл с другой стороны и тогда уж задать себе труд переписать канонные сцены в авторской манере. К тому же, эти канонные “врезки” местами не сочетаются с тем, что автор пишет дальше. Например, как вот в том случае с “могли происходить где угодно, но не здесь”. Мало того, что одеяло лоскутное, так еще и сшито небрежно.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 163
#рональд

Годы рождения персонажей с ТЕСовской стороны и хронология флешбеков (для тех, кто запутался и кому просто любопытственно). Возраст - штука меняющаяся, а Рон Муциан в обеих ипостасях обращается с датами достаточно вольно и время рассчитывает приблизительно.
Поэтому вот.

Гибель Муциана - 433, Кризис Обливиона и прочий бардак.
Все флешбеки, связанные с общиной некромантов, происходят в 432-433 гг.
Встреча с Травеном и Карахил, создание рабочей версии Обрыва связей ("Ложный след") - 432
Ликвидация Эрандура-Вангарила, начало работы над Обрывом связей ("Личное дело") - 431
Поступление Муциана на службу в качестве боевого мага - 412
Поступление Муциана и Хьолфреда в Университет волшебства ("Поворот на Оттери") - 407
Первый магический выброс Муциана ("Псевдоним"; "По другим законам") - 402
Разговор Муциана с Альбертом Джемейном ("Принц-попрошайка") - 399
Рейд в Гарлас Агею (интерлюдия 1, интерлюдия 2) - 326

Годы рождения персонажей:
Муциан Аллиас - 388
Мариэтта Риэль - 390
Хьолфред Черный Камень - 385
Каранья - 343
Альберт Джемейн - 386
Ллетан Дрен - 364
Ганнибал Травен - 367
Карахил - 305

Добавлено:
События вбоквела "Старая хитиновая флейта" начинаются в 410 году.
Свернуть сообщение
Показать полностью
#рональд

С наступающим всех!
Не успеваю я с подарком, но чо б не повторить прошлогодний розыгрыш?
До 3-го января наступающего года можно задать персонажам фика "Рональд М. Уизли" любые вопросы, а они будут отвечать. При этом они могут врать, добросовестно заблуждаться, увиливать от ответа - в общем, все как у людей.))

Тощий Бетон_вторая итерация
Вопрос Минерве МакГи: Что вы точно знаете о Роне?)
Минерва МакГонагалл поднимает взгляд от бумаг, смотрит чуть удивленно:
- У меня было несколько учеников с таким именем. Полагаю, вас интересует последний из поступивших, Рональд Уизли?.. Боюсь, могу сказать о нем немногое. Мальчик поступил на факультет Гриффиндор, закончил первый курс. Учеба дается ему трудно, особенно трансфигурация и заклинания, но он старается. В начале года у него были проблемы со сном, но потом все пришло в норму. Ах да, - профессор позволяет себе улыбнуться, - и еще он искал барана в классе зельеварения, чем изрядно многих повеселил... но при профессоре Снейпе мы об этом случае не упоминаем.

Тощий Бетон_вторая итерация
Вопрос ей же: насколько педсостав представляет, что происходит в школе?)
Профессор снимает очки и начинает тщательно - очень тщательно - их протирать, затем снова надевает:
- Уважаемый сэр, речь идет о школе магии. О школе, в которой почти ежеминутно кто-то пытается изобрести Зелье Судного Дня, кому-то приходит в голову Потрясающе Гениальная Идея, кто-то спорит с товарищами, а кто-то пытается произвести впечатление на противоположный пол. Конечно, мы не способны уследить за всеми и каждым... и все же составить общее представление вполне в наших силах. Если вам интересны определенные сферы нашего знания и незнания, прошу вас конкретизировать вопрос.

Fluxius Secundus
Вопрос Альбусу Дамблдору: что волшебники Земли знают об устройстве загробного мира? Как работает Камень Смерти?
- О, мистер Секундус! - Дамблдор улыбается, прочитав письмо. - Узнаю ваш почерк и пытливый ум... кхм... Боюсь, о загробном мире как таковом - почти ничего. Призраки и вырожденцы по понятным причинам не могут рассказать о мире, в который они не попали и потому его не видели, притом вырожденцы, как правило, не склонны к сотрудничеству вовсе; перерожденные же помнят свою жизнь - иногда в деталях, - помнят обстоятельства своей смерти, но ни один не вспоминает, что же было между смертью и новым рождением. Мы можем лишь предполагать (с немалой долей вероятности), что есть некие миры, куда души попадают навечно, выходя из цикла смертей и рождений, но что они из себя представляют и какие условия должны быть соблюдены, чтобы душа туда попала - неизвестно. Что же до Камня Смерти... я слышал эту легенду, но сказать по этому поводу ничего не могу - никогда не держал его в руках и не исследовал.

Fluxius Secundus
Вопрос Волдеморту: где вы прокололись?
- На этот вопрос отвечу я, - Дамблдор уже не улыбается, и от образа милого пожилого волшебника не остается и следа - сейчас он грозен и величествен, точно сам Мерлин. - Существует утверждение, что ученик никогда не превзойдет своего учителя. Это далеко не всегда соответствует истине, но в нашем случае... в нашем случае это правда. Волдеморт забыл об этом и поплатился; ничего больше я пока сказать не могу.

Fluxius Secundus
Вопрос Дамблдору: что такое философский камень, как он работает, и почему он только у вас?
- А вам так нужны многофутовые свитки с расчетами и теориями, друг мой? - хитро улыбается Дамблдор, возвращаясь к своему образу чудаковатого старика. - Философский камень есть высшее творение трансфигурации и чар, квинтэссенция жажды жизни... вы, кстати, знаете, что именно жажда жизни делает призраков теми, кто они есть? Выплеск стихийной магии в момент смерти, вызванный отчаянным, безнадежным желанием, привязывает душу к телу, как если бы оно было живо. И связи с этим телом не рвутся, но лишь деформируются и укрепляются, заставляя несчастную душу носить тот облик, который ее тело обрело в момент гибели, и скитаться по миру без плоти, которая больше не может вмещать в себе душу... до тех пор, пока не будет уничтожена огнем, временем или иным способом каждая частичка этого тела, да... Но мы отвлеклись. Направьте жажду жизни своим разумом, усильте своей магией, выведите в правильное русло - и вы получите философский камень. Но легче всего ответить на последний вопрос. Почему никто, кроме Николаса, не обладает философским камнем? Потому что мой друг крайне скрытен, и я из уважения к нему не разглашаю его секретов, как и он сам не спешит ими делиться; вслепую же наш путь еще никто не повторил.

Тощий Бетон_вторая итерация
Вопрос Дамблдору: кто из учениц Хогвартса был убит во времена Реддла?
Дамблдор сутулится, глядя прямо перед собой погасшими пустыми глазами, и голос его глух и бесцветен:
- Магглорожденная девочка, сирота, ученица седьмого курса Рейвенкло. Ужасная смерть... в этом преступлении обвинили шестикурсника со Слизерина. Это был тихий юноша, безобидный и беззлобный, разве что слишком внушаемый; он никогда не конфликтовал с убитой, и многие, в том числе я, сомневались в его виновности. Видит бог, я пытался его защитить, но... не выдержав - мук ли совести, тяжести ли несправедливых обвинений - мальчик покончил с собой, не дожидаясь окончания расследования. Поскольку больше жертв не было, дело закрыли, а его признали виновным. Имена этих ребят вам ничего не скажут.

Тощий Бетон_вторая итерация
Вопрос Квирреллу:ну что, расстрел тебя ждёт?
Особая палата похожа на камеру - голые каменные стены, окно под самым потолком, забранное решеткой. Разве что здесь тепло, белье на кровати чистое, да еще пациент одет в чистую больничную пижаму, а не тюремную робу.
Голова Квиринуса Квиррелла повязана голубым платком на манер банданы, на запястьях и щиколотках - широкие браслеты, усеянные светящимися знаками. Он лежит поверх одеяла в позе эмбриона, но, услышав вопрос, вздрагивает и поднимает голову. В его глазах светится глухое отчаяние и бессильная ненависть:
- Если бы.
На столе возле кровати появляется тарелка жидкой овсянки и чашка чая; еда пахнет Укрепляющим настоем.

Тощий Бетон_вторая итерация
Конкретизация первого вопроса Дамблдору: возможно ли вам в данный момент на основании наблюдений за профессором Квирреллом и сведений о состоянии души Рона Уизли составить представление о том целом, частями чего это может являться? )
Впервые Альбус Дамблдор серьезно озадачен:
- Состояние души Рона Уизли?.. Минерва ничего настораживающего в этом мальчике не видела, я и подумать не мог, что с ним что-то не так... ох, простите...
Дамблдор вдруг зажмуривается, с силой трет пальцами виски, морщась, точно от сильной боли. Затем, справившись с приступом, поднимает усталый взгляд:
- Простите старика - очень голова разболелась... Нет, я не думаю, что этот мальчик как-то связан с попытками Волдеморта возродиться. Если только... впрочем, нет. Вряд ли... что-то у меня мысли путаются. Знаете, во время работы над философским камнем был момент, когда я словно воспарил над самим собой. Мне казалось, что я знаю все на свете, что вот-вот совершу величайшее открытие - а затем видение поблекло, мысли перепутались, как нитки в клубке, и точь-в-точь как сейчас - разболелась голова... будто мой разум подошел непозволительно близко к черте, которую нельзя пересекать. Возможно, это звучит как бред... хотите еще чаю?

Fluxius Secundus
Вопрос Рону и Второй: как вы смотрите на идею пойти после школы в Отдел Тайн, продвигать на Земле школу Мистицизма?
Эти двое сидят в одном классе, более того - за одной партой, но между ними клубится серебристый полупрозрачный туман. Если приглядеться, нетрудно понять: они не видят и не слышат друг друга, и ни один не подозревает, что рядом кто-то сидит.
Рон хмурится:
- Не думаю. Разве что это принесло бы кому-то пользу, но в целом идея мне не нравится.
Вторая более категорична:
- Владея этой школой, можно натворить много бед. Я доверю свои знания в этой области только людям, в которых буду уверена.

Fluxius Secundus
Вопрос Дамблдору: что на Земле знают об иных мирах?
- Большинство не знает вовсе. Некоторые верят в существование иных миров, я в их существовании убежден.

Fluxius Secundus
Артур Уизли смотрит на ворох бумажных самолетиков с тоской и тихой злостью. Отдел связи бастует уже третий день, а всем остальным приходится мириться с ворохом самолетиков-записок, прилетевших не туда.
- Ну что у нас тут?..
Вопрос отцу Джастина: что маглы, кроме Премьера, знают о магическом мире, и как это знание используют?
- Отец Джастина... мистер Финч-Флетчли... Не знаю такого, он точно здесь работает, или это с магловской стороны? Ну в любом случае, если бы я был маглом, отцом ребенка-мага - вряд ли я мог бы хоть как-то использовать свои знания, Статут же никто не отменял. Разве что почитать с детьми учебники и погулять по Косому переулку.
Вопрос Долорес Амбридж и Амосу Диггори: сколько в Британии и мире волшебников по статусу крови, получеловеческих существ (Being) и разумных монстров (Beast)? Верхняя и нижняя оценка.
- О боже, вот же кому-то делать нечего, как всех пересчитывать... наверное, опять для какого-то финансового отчета. Ладно, передам потом Амосу, что у него ведомости просили.
Вопрос Артуру Уизли и целителю Сметвику: Как вы думаете, нет ли смысла попробовать использовать магию не при лечении непосредственно, а при разработке или производстве немагических лекарственных средств?
- Звучит неплохо, но я-то не целитель и не маггловский врач, а Сметвик тут вообще не работает.
Вопрос Гиппократу Сметвику: как вы относитесь к трансгуманизму и иммортализму?
- Ха, ставлю пятнадцать галлеонов, что он бы не понял вопроса...
Смятые записки-самолетики под взмахом палочки осыпаются пеплом, Артур лишь делает пометку на черновике: "сказать Амосу про ведомости (м-р Секундус)".

Тощий Бетон_вторая итерация
Вопрос Вернону: ну и как, полегче стало, когда Гарри в школе месяцами?
- Кхм!.. Ну, пожалуй. Мой племянник - трудный мальчишка, неисправимый. Мы с Петуньей, как могли, пытались оградить его от дурной компании, но... - Вернон Дурсль взмахивает рукой, как бы говоря "но что уж теперь". - Когда он в этой своей школе - нам живется гораздо спокойнее.

Fluxius Secundus
Дамблдору, Флитвику, Снейпу: что вы можете сказать о Руквуде как о человеке? Почему он поступил так, как поступил?
- Чужая душа потемки, - отвечает Дамблдор, и Снейп, которому явно есть, что сказать, поймав взгляд директора, не осмеливается открыть рот. Флитвик молчит.

Fluxius Secundus
Драко Малфою: ты знаешь, что такое вертолёт. А что ещё ты знаешь о маглах? Какие магловские фильмы ты смотрел и какие книги читал?
- Не смотрел я ничего - я что, по-вашему, Уизли? - Драко вздергивает подбородок, но выглядит при этом скорее забавно, чем внушительно. - И не читал... Вертолеты, дельтапланы и машины есть в справочниках по магловедению, да будет вам известно. У меня дома такой есть - здоровый, с подробными картинками и пояснениями к ним: что это за чудо магловской техники, зачем оно нужно, где с ним можно встретиться и как себя вести, если уже встретился. Я, когда был младше, часто убегал исследовать окрестности, и отец решил, что лучше я буду знать, с чем могу столкнуться, чем попаду в пере... - тут он соображает, что сболтнул лишнего, и, густо покраснев, умолкает.

Fluxius Secundus
Минерве: как волшебники относятся к христианскому учению? А христианская церковь к волшебникам?
- Многие мои друзья и бывшие ученики - христиане. Одни крещены еще в детстве, другие приходят к вере позже. Те же, кто христианство не исповедует, скорее безразличны к нему; во всяком случае, открытой враждебности я не встречала. Второй вопрос несколько сложнее... - Минерва снова принимается протирать очки. - Возможно, вам известно, что мой отец был пастором, магглом, и его очень задело то, что матушка оказалась ведьмой... Тогда, в юности, я стеснялась спросить: что его ранило сильнее - то, что он женат на волшебнице, или то, что она скрывала свою сущность, то есть в каком-то смысле обманула его? Сейчас мне кажется, что второе. Сейчас я думаю, что магия, данная от рождения, не есть грех, как не грех иметь руки и пальцы. И если бы церковь знала о магах - ей стоило бы относиться к ним так же, как и к обычным людям, судить по поступкам, а не по способности или неспособности творить волшебство.

Тощий Бетон_вторая итерация
Гермионе: скучаешь по маггловской одежде?)
Гермиона, в ярком спортивном костюме, наводит порядок в шкафу - мантии налево, обычную одежду направо.
- Не скучаю - я ведь все равно ее ношу. Сейчас, как видите, у меня каникулы, и я в своей обычной одежде. В Хогвартсе я под мантию тоже надеваю брюки и джинсы, все равно же никто не видит, так что соскучиться просто не успеваю. Знаете, мантии, конечно, классные, но они расслабляют... в том смысле, что под мантией можно скрыть рваные джинсы или грязную футболку, и никто не заметит, а с обычной одеждой это не работает. А еще обычная одежда просто удобнее, когда вы не хотите путаться в длинных полах мантии.

Тощий Бетон_вторая итерация
Рону М: то, что тебе приходилось переживать в той жизни, во время работы под прикрытием... можно описать словом "bosbefok"?
Рон выныривает из-за горы словарей:
- Извините, долго слово искал... Вообще-то, наверное, нет. Сейчас я понимаю, что это кошмар - то, что мы творили, но там и тогда это было... в порядке вещей, что ли? Бывало так, что я сомневался - а правильно ли я поступил? Когда убил беженцев из Скинграда, например. Бывало противно, бывало очень противно. Но в целом, пожалуй, тогда я проще относился к своей работе, чем сейчас; к тому же, я работал на Гильдию. Мне сейчас сложно это объяснить, наверное, я был немного фанатиком - просто не замечал этого, потому что все мои сослуживцы были немного фанатиками... но, в общем, когда вы работаете на гильдию, все очень просто. Гильдия отдает приказ - вы исполняете. Или отказываетесь, но я бы не советовал... так вот, выполняя приказы, я порой чувствовал себя паршиво - но при этом я знал, что мне было бы гораздо хуже, если бы я отказался или работал спустя рукава.
Он ненадолго замолкает, подбирая слова.
- Наверное, всегда есть кто-то, чьи интересы выше и важнее твоих собственных. Когда точно знаешь этого "кого-то" и исполняешь его волю, вкладываешься в общее дело и все такое - становится гораздо легче. Ну, конечно, если вы разделяете интересы своей Гильдии, а не из-под палки вступили.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 39
Пост для публичных чтений.)) Здесь можно выть, орать и ругаться.

А мы потихоньку собираем разборы и обращения

Глава 18, обращение
Глава 19, обращение
Глава 20, обращение
Глава 21, обращение
Глава 22, обращение
Глава 23, обращение
Глава 24, обращение
Глава 25, обращение
Глава 26, обращение
Эпизод 1
Эпизод 2
Эпизод 3
Эпизод 4
Эпизод 5
Эпизод 6
Эпизод 7
Эпизод 8
Эпизод 9
Эпизод 10
Эпизод 11
Эпизод 12
Эпизод 13
Глава 27, обращение
Про Сириуса
Еще про Сириуса
Про Петтигрю
Про мегамедицину
Эпизод 1
Эпизод 2
Эпизод 3
Эпизод 4
Эпизод 5
Эпизод 6
Эпизод 7
Эпизод 8
Эпизод 9
Эпизод 10
Глава 28, обращение
Эпизод 1
Эпизод 2
Эпизод 3
Эпизод 4
Эпизод 5
Эпизод 6
Эпизод 7
Эпизод 8
Все еще эпизод 8
Эпизод 9
Эпизод 10
Глава 29, обращение
Эпизод 1
Эпизод 2
Эпизод 3
Эпизод 4
...и комментарий
Эпизод 5
Эпизод 6
все еще эпизод 6
Эпизод 7
Эпизод 8
Эпизод 9
Примечание
Глава 30, обращение
Эпизод 1
Эпизод 2
Эпизод 3.1, 3.2
Эпизод 4.1, 4.2
Эпизод 5
Эпизод 6
Эпизод 7
Эпизод 8
Эпизод 9
Эпизод 10
Глава 31, обращение
Инцест дело семейное
Эпизод 1.1, 1.2
Эпизод 2
Эпизод 3
Эпизод 4
Эпизод 5
Эпизод 6
Эпизод 7
Эпизод 8
Эпизод 9.1, 9.2
Эпизод 10
Эпизод 11
Глава 32, обращение
Эпизод 1
Эпизод 2
Эпизод 3.1, 3.2
Эпизод 4
Эпизод 5
Эпизод 6
Эпизод 7, 7.2
Эпизод 8
Эпизод 9
Глава 33, обращение
Эпизод 1
1.2
Эпизод 2
2.2
2.3
Эпизод 4
Эпизод 5.1, 5.2, 5.3
Эпизод 6, 6.2
Эпизод 7
Эпизод 8.1, 8.2
Эпизод 9
Эпизод 10

собираем обращения, ФК-15 https://fanfics.me/message_comment4333917
Собираем обращения, ФК https://fanfics.me/message_comment4335893
Собираем обращения, ФК https://fanfics.me/message_comment4335905
Собираем обращения, ФК https://fanfics.me/message_comment4335912
Собираем обращения, ФК https://fanfics.me/message_comment4335919
Собираем обращения, ФК https://fanfics.me/message_comment4335928
ТК https://fanfics.me/message_comment4353802
ТК https://fanfics.me/message_comment4353836
ТК https://fanfics.me/message_comment4353843
ТК https://fanfics.me/message_comment4353896
ТК https://fanfics.me/message_comment4353941
ТК https://fanfics.me/message_comment4354097
ТК https://fanfics.me/message_comment4355881
ТК https://fanfics.me/message_comment4355892
ТК https://fanfics.me/message_comment4355919
ТК https://fanfics.me/message_comment4356033
ТК https://fanfics.me/message_comment4356045
ТК https://fanfics.me/message_comment4356054
ТК https://fanfics.me/message_comment4356074
ТК, окончание https://fanfics.me/message_comment4358150
https://fanfics.me/message_comment4358152
https://fanfics.me/message_comment4358153
https://fanfics.me/message_comment4358157
https://fanfics.me/message_comment4358158
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 10139
Показать более ранние сообщения
ПОИСК
ФАНФИКОВ













Закрыть
Закрыть
Закрыть