↓
 ↑
Регистрация
Имя/email

Пароль

 
Войти при помощи
кукурузник Онлайн
24 октября 2023
Aa Aa
Хальве!

Я обозреваю фик Падший, и вот глава четвертая, большая.

Начинается все с того, как Терон горюет, что надо уехать.:
Терон, туго затянув горловину походного мешка, выпрямился и пустым взглядом уставился в стену.

Вещи собраны. Теперь пора выходить.

Аравель был пуст, как и весь лагерь — члены клана собрались вместе на поляне для сходок, чтобы окончательно с ним попрощаться.

Он посмотрел на лежащий на крышке сундука полированный корень, несколькими умелыми действиями превращенный в голову галлы с рожками. Не так давно они с Тамленом обменялись подарками в честь подступавшего дня нанесения валласлина — и Терон, как избравший в покровители Джуна, решил проявить свое ремесленническое умение. Он всегда любил возиться с вещами, особенно с деревом.

Тамлена же всегда тянуло ко всему неведомому и таинственному, и Диртамен был его путеводной звездой на этом пути. Не все долийцы умеют писать, но он преодолел трудности и постиг это знание. Его даром была вырезанная на нескольких дощечках легенда о неразлучных близнецах-эванурисах. Теперь при взгляде на нее хотелось горько смеяться — сказитель как он есть… Жаль Пайвела, лишившегося любимого ученика.

Почему он не удержал друга, прекрасно зная о его лишенном осторожности неудержимом любопытстве? Почему поддался уговорам и не потащил в лагерь за шкирку, чтобы старшие разобрались в загадках руин и извлекли из них знание без опасности? Впрочем, что себя обманывать: Тамлена бы это не остановило. Он бы просто сбежал обратно на полдороге, ну, а Терон, конечно, вернулся бы за ним, чтобы этот любопытный нос кто-нибудь не оттяпал.

— Всего два дня, а мне тебя уже не хватает, соломенная голова, — сказал он тихо, все-таки взяв корень в руки. Ветвистые рога галлы красиво плелись между собой и слегка блестели в дневном свете.

Большой, будет только лишнее место занимать… стиснув зубы, Терон вернул его на место, спрятал лицо в ладони и хрипло проклял свое злосчастье. Запрокинул мешок на плечо и еще раз огляделся, пытаясь все впитать в себя: солнечный свет на досках, мерцающие пылинки в воздухе, запах струганой древесины и лечебных трав, тепло от лучей на коже. Отстраненно подметил исчезнувшие с привычных мест вещи, а затем рвано, будто выдергивая стрелу из раны, отступил и развернулся, выходя из больше не родного дома.

Бресилиан сегодня был необычно свежим и ярким, полным летней силы и света, он искрил сверкающей зеленью и дышал небесно-прохладным ветром. Хороший, счастливый день… был бы, не теряй он сегодня так много.

Он шел по затихшему лагерю, вслушиваясь в шелест ветвей и шорохи парусов, вцепившись в лямку мешка до боли в ладони, всматриваясь в каждую, самую незначительную деталь, слегка жмурясь от заливающего глаза солнца. С каждым шагом любовь наполняла долийца все сильнее, расцветая в груди какой-то нежной, щемящей болью. С каждым шагом он с усилием отпечатывал в душе все ускользающие бесценные секунды памяти, и на губах расползалась устало-счастливая улыбка: слишком много хорошего произошло среди этих аравелей, чтобы он сейчас чувствовал себя скверно.

Терон Махариэль уносил с собой самое ценное, что мог дать ему клан Сабре.

Такому и следует поучиться хреноавторам, как можно и нужно полноценно расписывать персонажа, со всеми его гранями. Ранее мы наблюдали его горе -ярко - а теперь вот грусть от того что надо уехать. зачастую, если персонаж не какой-то известный канонный, с известным характером, то персонажу просто припишут одну модель поведения, для любой ситуации.

Попаданка тоже ждет, и ей нехорошо.
Махару съежилась на грубой лавке, обхватив себя руками, и хмуро наблюдала за столпившимися вокруг эльфами.

Поляна собраний находилась в углублении между небольшими пригорками, в нее ныряла натоптанная тропа, идущая из лагеря. Клан оказался на удивление немногочисленным, и все поместились без особых проблем.

Воздух будто загустел от тяжелой неловкой тишины, даже дети молчали, просто переводя глаза со старших на тропу и обратно. Кажется, такое событие случалось у них впервые — по крайней мере, впервые за очень долгое время.

Махару уже и не помнила, как сама когда-то покинула свое племя.

Нахмурившись, она подперла щеку рукой и уставилась на носки сапог, кое-где еще изъеденных пятнами скверны. Зажмурилась, попытавшись представить это столь далекое для нее теперь событие — а затем, вздохнув, покачала головой. В памяти отпечатались только серые потрескавшиеся холмы Молаг Амура и мертвое беззвучие, которые сопровождали ее еще долгие недели странствий.

Провожать ее всем лагерем точно не стали.

Она пристроила лицо в ладонях и не заметила, как задремала.

Казалось, вместо крови в венах течет песок, так сильно внутри все чесалось — но Махару не могла даже пошевелиться и попытаться унять зуд. Тело будто превратилось в мягкую глину без мышц и костей, и ей стало страшно: только не корпрус, нет, благие предки, только не корпрус!

Довакин попыталась заговорить, закричать, чтобы пробудить Голос, но издала только невнятный хрип. Ей что, все приснилось? Она не владеет Ту`умом и просто умирает в бреду под стенами какого-то из городов оседлых?

Но она же умела! Умела!

Кто-то принялся шептать: сначала издалека, потом ближе и все громче и громче. Сначала это был шелест, неприятный, но терпимый, но затем он становился все назойливее и грубее, резче и как-то... неестественней.

Песок добрался до сердца и доверху наполнил его. Махару, закашлявшись, принялась выплевывать черные крупинки; руки вдруг подчинились, и она заскребла ногтями по горлу, пытаясь избавиться от нестерпимого зуда, а еще вдохнуть чуть-чуть больше воздуха.

Затем вокруг взорвался рев дракона, и она проснулась.


— Махару! — тихо зашипел кто-то на ухо. Подняв голову, она уставилась в темные глаза Дункана: он, присев рядом на одно колено, железной хваткой держал ее за плечо. — Ты что, уснула?

— Я... не выспалась ночью, — вяло пробормотала она, слегка отстраняясь. — Снилась какая-то дрянь.

— Да, после скверны такое бывает, — кивнул Страж, садясь рядом. — Но лучше не пугай остальных, они и без того боятся. Пусть проводят собрата и сохранят ясность рассудка.

— Мне бы эту ясность... — буркнула Махару, но спорить не стала и лишь съежилась сильнее. Ее начинала бить дрожь.

Эльфы тихо зашептались, но затем быстро смолкли, и она смогла разглядеть Терона, спускавшегося по тропинке.

Он как-то неуверенно замер на месте, оглядываясь по сторонам, всматриваясь в лица, на которых читались такие же сомнение и неловкость. Кто-то просто глядел на него, кто-то порывался что-то сделать, но замирал, не завершая жеста, и потому лицо юноши застыло маской.

Махару вздрогнула и едва заметно помотала головой, не веря происходящему.

...хотя, впрочем, ей не стоило удивляться.

Терон тем временем успел обнять какую-то женщину, которая крепко стиснула его в ответ, а затем, сопровождая это сбивчивым шепотом, неловко вручила парню ожерелье из множества деревянных бусин. Тот покачал неверяще головой, затем вдруг улыбнулся и обнял ее еще раз.

Но затем он отступил и пошел дальше, и на щеках женщины Махару разглядела блестящие дорожки слез.

Терон тем временем осторожно обнял старую Хранительницу, и та, невесело улыбнувшись, каким-то непонятным жестом благословила его.

Махару с силой вцепилась пальцами в колени, снова вздрогнув от воспоминаний об Эшленде.

"А ведь сколько десятков лет я не видела тебя, матерь?.."

Перед глазами возник ясный взгляд мудрой женщины Манирай, легкими прикосновениями пальцев чертящей на лбу дочери символ путеводной звезды Азуры.

"Мне... очень жаль."

И Махару не знала, кому именно она сейчас хотела сказать эти слова.

Терон же тем временем замер напротив Мерриль, явно не зная, как поступить. Наконец он нервно стиснул ее плечи, открыл рот, закрыл — а затем плюнул на все и тоже обнял.

Через несколько секунд оторвался и деревянным голосом сказал:
— Что ж, прощайте. Дункан, пошли.

Страж кивнул и зашагал по тропинке, выходившей с другого конца поляны в лес. Махару торопливо поднялась и направилась за ним следом, не зная, рада ли она тому, что путешествие наконец началось, или скорее страшится этого.

Никогда не устану хвалить уместные игры со шрифтом. это очень приятно видеть. Часто, очень часто этим пользуются не чтобы разделить сон и явь, мысленные разговоры и вслух, громоподобный или синтезированный голос и обычный. Часто бывает. что слова делаются жирными или курсивными. от балды, и это расстраивает.

Следующий отрывок цитировать весь не буду, там Дункан оставил рекрутов на полянке, и вернулся лошадьми . теперь им ехать в город Денерим, это четыре дня пути - и это косячок-с фика, да. Дело в том. что как мне объясняли Гексаниэль и Laini , беды возможных протагонистов, случились почти одновременно. Дункан везде не успеет, плюс локации далеки друг от друга. В лучшем случае, можно написать АУ. и сдвинуть некоторые события, или же помимо Дункана послать еще стражей-вербовщиков.

В первый раз, читая фик, я этого не понял - теперь знаю, что автор воплощая мечту фандома, делает это немного...халатно.

Пришла пора спросить Довакина, кто она, что она:
— Ну, вопросы будут? — прямо поинтересовалась Махару, наконец разложив спальник и усевшись на него. — Вы оба постоянно буравите меня взглядами, хватит уже.

— Я лично буду спать, — буркнул Терон, быстро забираясь в свой мешок; в итоге в темноте были видны только его блестящие глаза.

— Да, мне есть о чем тебя спросить, — спокойно подтвердил Дункан, затолкнув палкой выскочивший из костра уголек обратно.

— Ну так начинай, — резко сказала она, обхватив колени руками; в багровых глазах сверкало отражение огня.

— Откуда ты оказалась в этих руинах? Насколько мне объяснили, об их существовании никто не знал.

— Я тоже не знала, — эльфийка нахмурилась, заправила прядь за острое ухо. Дункан терпеливо ожидал продолжения. — Нет, собиралась я спускаться действительно в руины... но совсем в другие, находящиеся очень далеко отсюда. — Она недовольно свела брови и поежилась. — Там оказался портал в виде зеркала, я сдуру решила войти в него и оказалась здесь, о чем успела пожалеть уже тысячу раз.

Страж кивнул, потерев бороду. Он за время жизни в ордене видел много людей и нелюдей, заразившихся скверной — редко кто из них не тосковал по прошлой жизни, отнятой столь резко и внезапно.

— Откуда же ты пришла?

Махару вскинула на него глаза и несколько неприятно усмехнулась.

— Откуда? Судя по твоей реакции, как и всех прочих... Скажи, Страж, встречал ли ты в этом мире таких, как я?

— Нет, — признал он ее правоту.

— Поверишь тогда, что за невидимой гранью существует другая жизнь? — Она теперь смотрела на него с нескрываемым любопытством; в своем мешке тихо заворочался Терон, явно прислушиваясь. — Другие миры?

— Возможно, — пожал плечами Дункан, не позволяя своему удивлению просочиться наружу. Другие миры... неужели есть что-то помимо Тени? Но, с другой стороны, Махару не похожа на одержимую — да, усталую и больную, но никак не одержимую. К тому же, тот странный язык, на котором она говорит без своего камня, не похож на заклятия магов и вопли демонов — те, как говорил Ирвинг, либо рычат и хрипят, либо говорят совершенно понятной жертве речью.

Кажется, Страж мог принять такое положение дел — по крайней мере, пока эта женщина представляла из себя достойного рекрута.

— Возможно, — повторил он. — Пока выстраивается логичная картина, так что рискну поверить тебе. Кем же ты была на своей родине?

Она сощурилась — и в танцующих отблесках костра внезапно стала казаться гораздо старше.

— У меня была долгая жизнь, — тихо сказала она, — и за это время я побывала кем только можно. Последние десять лет я возглавляла Коллегию магов и убивала драконов.

Дункан ощутил, что против воли вскинул брови. Может, скверна просто слишком глубоко отравила ее кровь, и несчастная просто бредит, прежде чем окончательно сойти с ума? Она может быть магом — в конце концов, Мерриль видела, как она зажигала огонь в ладони, — но только полный безумец мог заявлять, что его род занятий — драконоборство. Быть может, она умудрилась убить однажды какого-то слабого или раненого дракона, или даже убить высшую драконицу в составе крупного отряда, но теперь просто врет и хвастается?

Это было ему совсем не по нраву.

— Не веришь, — усмехнулась Махару, верно оценив выражение его лица. — Никто сразу не верит, впрочем. Все ждут, что драконорожденным будет здоровенный широкоплечий северянин: красавец, воин с секирой, светлые волосы, голубые глаза, широкая ухмыка, громкий голос, и прочая, и прочая... прошу извинить, вот она я, жилистая молчаливая данмерка. Так и живем.

Незнакомые слова резанули слух.

— Будет кем? — переспросил Дункан. — И как ты себя назвала?

— Драконорожденным, — буркнула она. — Наделенным кровью дракона, чтобы уметь их окончательно убивать, потому что иначе Пожиратель мира своей властью сможет их воскрешать до конца времен. Судя по всему, у вас тут драконы совсем другие, — Махару зевнула и зашевелилась, устраиваясь поудобнее. — Впрочем, это неважно. А назвала я себя данмеркой. Это название моего народа — а еще моричи и темные эльфы. Лучше моричи, но обычно это никого не волнует. — Едкое фырканье подтвердило ее слова.

— Хм. — Непонятно, что и думать. С одной стороны, хорошо было бы списать все на помутнение разума от скверны, но с другой — это было бы слишком просто. — Что же, пока достаточно. Ложись спать, первая стража моя.

— Спасибо. — Махару легко поднялась, чуть оттащила спальник от костра — она опять сидела непозволительно близко к пламени — и забралась внутрь.

Маленький лагерь погрузился в тишину.

Видали сцены знакомств и откровений лучше - но видали и хуже, много хуже. благо Дункан не сел, уши развесил, а слушает. но до конца не верит. Меня очень радует. как взаимное непонимание, обеспечило понимание, такой вот каламбур. Она говорит что убийца драконов, Дункан не верит, а она видимо привычна к такому. Вышло неплохо, я люблю читать о том. как норды не хотят признавать Довакина в данмерах, альтмерах, имперцах и прочих. Это кусочек реалистичности - какой игра недодавала, кстати :)

Это пока все, вторую часть скоро напишу

#дети_кукурузы #фикопанорама #длиннопост #мультифандом
24 октября 2023
2 комментария
https://fanfics.me/message641771 - вторая часть
А меня все игрища с шрифтом раздражают, даже тут
ПОИСК
ФАНФИКОВ







Закрыть
Закрыть
Закрыть