↓
 ↑
был на сайте сегодня в 13:10
Реальное имя:Илья
Пол:мужской
Дата рождения:22 июня 1991
Откуда:Химки
Образование:Неоконченное высшее
Род деятельности:Студент-инженерЪ
Зарегистрирован:20 июля 2012
Рейтинг:1207
Показать подробную информацию

Блог



StragaSevera сообщение закреплено
#негатив
#битва_в_голове
Дисклеймер: под тегом "#битва_в_голове" в личном блоге Страги Севера будут выкладываться хроники насилия психики Страги Севера над психикой Страги Севера. Предлагаю любому и каждому человеку добавить этот хештег в скрыт. Серьезно, если вы скроете этот тег - вы не плохой человек, я об этом не узнаю, а если и узнаю - то только одобрю данное действие. В жизни каждого человека и так достаточно херни, чтобы читать еще и про чужую херню.
Дисклеймер к дисклеймеру: дисклеймер выше предназначен для смягчения чувства вины Страги Севера перед случайными людьми, которые будут вынуждены читать данные сообщения.

#компьютерные_игровые_баймы
И, про Team Fortress 2 vs. Overwatch.
https://www.youtube.com/watch?v=jr0sdu3uJFg

#компьютерные_игровые_баймы
#битва_в_голове
Знаете, как я, блядь, пытаюсь играть в Цивилизацию 6 против компа?..
"Поставил город на одну клеточку ниже идеального места? Нахуй, ты идиот и дегенерат, только притворяющийся стратегом, прекращай притворяться и уходи. Или рестартай.
Пропустил один ход, исследовал технологию, упустив возможность получить ее нахаляву от квеста? Нахуй, ты идиот, рестартай.
Неправильно проатаковал юнитов врага, и выжило два юнита с лоухп, хотя один из них мог сдохнуть? Ну, до этого обычно вообще не доходит, рестартаю раньше =-("

Я люблю, очень люблю Циву. Но почти не играю в нее даже с компами(
Показать 6 комментариев

#плоды_неоднозначного_подхода
Ну и вишенкой на торте - моя любимая история от Леши Кондрашова профессора Мичиганского университета Alexey Kondrashoff про _ежегодных_плачущих_первокурсниц_. Хотя тут, конечно, частные школы лишь довершают дело.

Я сейчас аутентичный текст уже не найду, поэтому воспроизведу, как помню. Так вот, Кондрашов рассказывал, что едва ли не каждый год он, проходя по какому-нибудь безлюдному университетскому коридору, слышит приглушенные девичьи всхлипывания. И уже без расспросов знает, что это скорее всего не жертва несчастной любви, а девочка-отличница откуда-нибудь из "Библейского пояса". Она выросла в состоятельной и респектабельной семье и, конечно же, училась в хорошей частной школе - на которую не распространяется запрет на преподавание религии. Где их знакомили с фундаменталистской версией происхождения мира и жизни в нем. Нет, конечно, уроки биологии в этой школе тоже были и про эволюцию на них, конечно, говорили. Но ведь все же - и одноклассники, и родители, и учителя, включая, возможно, и самого учителя биологии, - знали, что это все - для бюрократов из Вашингтона и столицы штата, чтоб школу аккредитации не лишили. А на самом деле эта безбожная эволюция давно опровергнута, и ни один серьезный ученый в нее, конечно же, сегодня уже не верит...

Девочка росла послушной и старательной, прилагала все усилия, чтобы соответствовать ожиданиям взрослых, училась хорошо, получила по итогам хороший эверидж, подала документы в хороший университет, поступила, приехала... И только тут обнаружила, что "глупую выдумку Дарвина" не только преподают с кафедр дяди и тети с академическими степенями, но и разделяют практически все ее однокурсники - включая и тех, что вместе с ней ходят в церковь. А когда она попыталась напомнить им о книге Бытия, ее подняли насмех, как если бы она принялась убеждать их в реальности Деда Мороза Санта Клауса. И теперь смотрят на нее как на наивную дурочку - на нее, которая всегда все делала как надо и лучше всех!

Вот такие вот драмы.

Забыл уточнить (дописываю, пока не набижали): конечно, бывает, что студентки плачут и по другим причинам, но если плачет первокурсница в первые недели учебного года - по словам Кондрашова, можно пари держать, что дело в этом.

[...]

> Во-вторых, мне не очень ясно, зачем девочки из креационистских семей идут на естественнонаучные факультеты.
Так а откуда им знать, что то, чему их учили в школе, несовместимо с естественнонаучными представлениями? Ведь ни один серьезный ученый в эту чушь не верит, "это правда, мы все так говорим!".

https://steblya-kam.livejournal.com/255760.html , в комментариях.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 17 комментариев

#метаизображения
И, о плацебо.
Показать 3 комментария

#металитература
Бледный, как сама смерть, дед переводил взгляд с всхлипывающей бабки на стекло с зияющим в нем круглым отверстием. Словно мальчишки футбольным мячом в окно с улицы засветили.
Только вот не было мальчишек в вымирающей деревне, затерянной в глухих лесах, и некому было играть в футбол. Молодежь давно подалась искать счастья в Серых горах, где, как известно, нет золота, зато полно других полезных ископаемых, и только несколько стариков доживали здесь свой век.
Да и стеклянные осколки лежали снаружи, явно указывая, что сферической формы предмет не влетел в избу через окно, а наоборот, ее покинул.
- По-нашему, это шок, - сказал старик, пытаясь прикурить цигарку трясущимися руками. – Бабка, ты чего сделала-то?
- К…к… колобка, - заплетающимся языком ответила бабка. – Как ты и просил.
- И где теперь этот колобок?
- У… у… укатился.
- Вижу, что укатился, - попытки прикурить наконец-то увенчались успехом, и дед выпустил к потолку клуб густого табачного дыма. - И не просто укатился, а с громким криком «Йо!» Хотелось бы еще понять, почему он укатился. Насколько я помню, предыдущие колобки так себя не вели. Не помню я за их породой инстинкта самосохранения.
- Не виноватая я! – заголосила бабка. – Я все сделала, как ты просил! По амбару мела, по сусекам скребла… А он укатился…
- Не ори, женщина, - строго сказал дед, запустив пятерню в затылок. – Ясно, что творится какая-то мистика. Будем разбираться.

( Свернуть )
На самом закате лиса, мягко ступая по жухлой осенней траве, подошла к оврагу и внимательно вгляделась в скрывающиеся на его дне тени.
- Можешь не прикидываться, - сказала лиса. – Я тебя чувствую. По запаху. Да и отродясь у нас в лесу булыжников такой формы не водилось.
Колобок открыл глаза.
- Ты вообще кто? – спросил он.
- Рыжая пушистая смерть, скользящая меж деревьев.
- Ого, - сказал Колобок. В голосе его чувствовалось уважение.
- Выходи, - сказала лиса. – Поговорить надо.
- Должен заметить, что я и отсюда слышу тебя прекрасно, - сказал Колобок.
- А я тебя плохо слышу, - отрезала лиса. – Так что выкатывайся. А то я сама спущусь, но, уверяю, тебе этот вариант не понравится.
- Ладно, уговорила, - снизу послышалось сопение, кряхтение и шуршание.
Примерно через полминуты усилия Колобка увенчались успехом, и одним мощным рывком он выбросил свое тело из оврага, представ перед лисой во всей красе.
Лиса внимательнее присмотрелась к собеседнику.
Грубо слепленный шар около полуметра в диаметре, он был грязно-серого цвета, несомненно, от постоянного катания по земле. Далеко посаженные глаза казались непропорционально большими, особенно если учесть, что нос был обозначен совсем небольшим бугорком. В нижней части лица виднелась трещинка, служившая Колобку ртом.
По бокам имели место какие-то странные небольшие наросты. Лиса предположила, что это налипшая за день грязь, и подивилась странной симметрии их расположения.

В целом, выглядел Колобок довольно безопасным типом, но было в нем что-то такое, едва уловимое, от чего видавшему виды хищнику становилось не по себе. Какое-то ощущение на самой грани осознания будило в лисе странные воспоминания, которые ей самой не принадлежали.
Атавистический страх. Древний ужас, от которого хотелось забиться обратно в свою нору и снова почувствовать себя маленьким лисенком, находящимся под защитой родителей…
Лисе явно не нравились эти ощущения. Оно мотнула головой, и мимолетное наваждение прошло.
- Красавец, - констатировала она. – Ну и кто ты такой?
- Забавно, - сказал Колобок. – Я как раз собирался задать тебе тот же вопрос. В смысле, не скажешь ли ты мне, кто я есть?
- Опаньки, - сказала лиса. – Вот это новость. Ты сам не знаешь, кто ты такой?
- Не знаю, - сказал Колобок. – И, говоря по правда, меня это несколько напрягает. А на кого я похож?
- На камень, - сказала лиса. – Но только внешне. Пахнешь ты не как камень.
- А как?
- Как хлеб, - сказала лиса. – Это человеческая еда такая.
- Человеческая… - задумчиво произнес Колобок. – Еда…
- Но при этом ты можешь говорить на зверином языке.
- А я могу?
- Ну, мы же с тобой сейчас разговариваем, - сказала лиса.
- А человеки на зверином языке говорить не могут?
- Нет. У них свой язык.
- Странно, - сказал Колобок. – Зверем я себя не чувствую.
- Ты и не зверь. Ты не пахнешь зверем. Ты пахнешь…
- Я помню, - перебил ее Колобок.
На самом деле, к запаху хлеба примешивался еще один запах, точно определить который лиса бы не взялась. Но она не стала говорить об этом странному созданию, находящемуся перед ней сейчас.

- Так, - сказал дед. – Давай пошагово вспомним весь сегодняшний день. До самой последней мелочи.
- Опять? – вздохнула бабка. Она уже отошла от предобморочного состояния, и расследование деда, на старости лет возомнившего себя Шерлоком Холмсом, начало ее утомлять.
- Опять, - сказал дед. – Итак, я сказал тебе, что хочу есть, и было бы неплохо, если бы ты испекла колобок.
- Да, - сказала бабка. – А я тебе напомнила, что у нас уже неделю муки в доме нет, старый ты дурень.
- А я что сказал? – в азарте следствия дед даже пропустил оскорбление мимо ушей, чего раньше никогда не делал.
- Чтобы я по амбару помела. Или поскребла по сусекам. Иными словами, порекомендовал мне подойти к этому вопросу творчески.
- А ты?
- Я и подошла. Ты мне все время одно и то же говоришь.

- Что-то здесь неправильно, - сказал Колобок. – Так не должно быть.
- Как? – удивилась лиса.
- Я чувствую, что я должен быть другим, - сказал Колобок. – Раньше я был другим. Я помню…
- Когда раньше-то? Сколько у тебя было этого самого «раньше»? И что ты вообще можешь помнить?
- Это какие-то обрывки воспоминаний, - сказал Колобок. – Смутные, непонятные…
Он закрыл глаза.
Лай охотничьих собак… Серые тени в темном лесу… Сырые подземелья старого замка… Ржавые цепи, закованные девушки… Кровь…
Свет факелов, крики людей, собравшихся за крепостной стеной…
- Ты не заснул часом?- спросила лиса.
- А? Что? Нет, - Колобок открыл глаза. - Слушай, а чего тебе от меня вообще надо?
- Ну… я тебя съесть должна. Вроде бы как.
- Любопытно, - сказал Колобок. – А разве я похож на то, что ты обычно употребляешь в пищу?
- Не очень.
- А тогда зачем тебе это надо?
- Да я и сама толком не понимаю, - сказала лиса. – С одной стороны, зайца ты напугал чуть ли не до инфаркта, от волка смылся с неимоверной скоростью, медведь тебя тоже сграбастать не успел… Если я тебя сожру, то вроде как докажу всем, что я самая крутая. С другой стороны, что-то мне подсказывает, что я просто обязана тебя сожрать. Ну, вот должна и все. Как будто кто-то или что-то внутри заставляет меня это сделать. Словно это предназначение мое.
- Странно, - сказал Колобок. – Не так я видел свое место в пищевой цепочке.

- Стоп, - сказал дед. – Что-то не сходится. Ты сказала, что муки у нас нет уже неделю, так?
- Да.
- А пельмени? Третьего дня пельмени мы ели. Как же пельмени без муки?
- Дык это… По амбару помела, по сусекам поскребла…
- Ты мне, бабка, голову не морочь. Амбар у нас не безграничный, и сусеки тоже. Где муку взяла, отвечай?
- Ну ты уснул, а мне побаловать тебя захотелось… - залепетала бабка. – Откуда ж я знала, что так выйдет…
- Где муку взяла, старая?
- В старом замке на холме. А что? Хозяина его, почитай, лет пять, как убили.

- А как же ты видел свое место в пищевой цепочке? – поинтересовалась лиса.
- На самом ее верху.
- Там люди, вообще-то, - сказала лиса. – Наверху.
- Нет, - задумчиво скал Колобок. – Не может такого быть. Есть что-то, что питается самими людьми…
- И что бы это могло быть? – морда хищника скривилась в ухмылке.
- А ты ведь я тебя вспомнил. Ты лиса, - сказал Колобок. – Охота. Хищник. Охотился я на вас раньше, вот что. Чисто удовольствия ради. Я дворянин, оказывается. Вот такие у нас, дворян, удовольствия.
- Полегче на поворотах, - неуверенно сказала лиса. – Где это видано, чтобы такие, как ты, охотились на таких, как я?
Но на всякий случай лиса попятилась назад.
Теперь она вдруг поняла, что за запах вплетался в аромат выпечки. Это был запах смерти.
Древней.
Холодной.
Безжалостной.
Последний луч заходящего Солнца отразился в глазах Колобка, и они загорелись дьявольским огнем.

- Ну ты, бабка, и дура, - сказал дед. – Ты что, скребла по сусекам заброшенного замка на холме?
- Да. Ну, я ж просеяла там все, честь по чести сготовила…
- Замка, в котором обитали вампиры?
- Я…
- Ты испекла колобок из муки, найденной в амбаре замка, в котором обитали вампиры! – завопил дед. – А знаешь ли ты, что старого графа убили как раз в амбаре? И что убитый вампир превращается в прах? Ты испекла колобок из вампира, дура! И прах, не развеянный по ветру, а снова собранный воедино, обрел новую жизнь!
Дед посмотрел на разбитое окно и сразу сник.
- Это мы еще легко отделались, бабка, - сказал он дрожащим голосом. – Пожалуй, пора нам уезжать их этих мест.

- Днем-то я еще мало чего соображал, только носился по лесу, как ошпаренный, - ухмыльнулся Колобок. – Неуютно я себя днем чувствую. Но закат расставил все на свои места и вернул мне память. И теперь я точно знаю, что мое время – ночь!
Лиса вдруг осознала, что улыбка у Колобка весьма хищная. А рот наполнен большим количеством очень острых зубов.
Она попятилась, уже прикидывая, в какую сторону лучше рвануть, чтобы это чудо не смогло быстро покатиться следом, как вдруг странные боковые наросты Колобка, которые поначалу казались лисе просто скоплениями грязи, зашевелились, начали увеличиваться в размерах, и превратились в небольшие кожистые крылья за спиной странного существа. Лиса почему-то была уверена, силы этих крыльев хватит не только на то, чтобы поднять мерзкое чудовище в воздух…
Она хотела убежать, но ноги ее словно приросли к земле. Как завороженная смотрела она на чудовище, чьи глаза горели адским огнем, а пасть становилась все шире, растягиваясь в улыбке и обнажая длинные, изогнутые клыки вампира…

- Мда, - пробормотал старый граф, отбрасывая в сторону безжизненное тело рыжего хищника. – Раньше я никогда не опускался до того, чтобы поглощать кровь животных, однако сейчас привередничать не стоит. И хотя с новым телом на этот раз как-то не повезло, надо быть благодарным судьбе, которая предоставила мне второй шанс, - граф был старым одиноким вампиром и уже привык разговаривать сам с собой. – Посмотрим, что там осталось от моего замка. А потом и по поводу нового тела что-нибудь придумаем.

Колобок ухмыльнулся измазанным в крови ртом, взмахнул кожистыми крыльями и растворился во тьме.
Так серый сферический ужас, летящий на крыльях ночи, надолго воцарился в этом лесу.

https://skepticus-prime.livejournal.com/936.html
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 8 комментариев

#металитература
Высокий лысый негр в кожаном плаще и в солнцезащитных очках без дужек сидел на скамейке посреди Централ-парка и наблюдал, как легкий ветерок гоняет по аллее желтые осенние листья.
Был вечер. Немногочисленные прохожие поторапливались, стремясь убраться из парка до наступления темноты. Они спешили домой, где их ждала семья, вкусный ужин, может быть, даже с бутылкой вина, или одинокий вечер, который можно провести в обществе телевизора или интернета.
Высокого лысого негра уже давно в этом городе никто не ждал, а опасности ночного Централ-парка его никогда не пугали.
Как не могли они испугать человека в строгом деловом костюме, который внезапно соткался из вечернего сумрака и присел на скамейку рядом с негром.
- Мое почтение, Морфеус.
- Здравствуй и ты, агент Смит.
- Просто Смит. Я теперь в отставке.
- До сих пор не могу к этому привыкнуть, - признался Морфеус. - Столько лет прошло, а ты ничуть не изменился.
- Странно, если бы оказалось иначе, - сказал Смит. – Программы устаревают лишь морально. Но и ты не очень изменился, Морфеус. И очки на тебе все те же самые.
- Это всего лишь аватар, - сказал Морфеус. – Аватары тоже не стареют.
- И в этом главная проблема Матрицы, - сказал Смит. – Она неизменна.
- Странно все вышло.
- Закономерно, - сказал Смит. – Мы проиграли.
- Еще нет, - сказал Морфеус. – Игра не закончена.
- Брось, - сказал Смит. – Нео мертв, Зион отреставрирован, Матрица перезагружена, Город Машин отделался лишь легким испугом. Мы ничего не изменили. Мы боролись с системой, выстроенной Архитектором, но она совершенна. Несмотря на все усилия, нам так и не удалось нарушить равновесие миров.
- Ты считаешь, что все это было зря?
- Нет, - сказал Смит. – Мы получили бесценный опыт и весело провели время. Погони, перестрелки, цифровое кун-фу… Несмотря на то, что являюсь всего лишь программой, тогда даже я чувствовал себя живым.
- Но результата нет.
- Зато процесс был великолепен.
- Я почему-то не слышу в твоем голосе злорадства, - сказал Морфеус.
- С чего бы ему там быть? - удивился Смит. – Играя друг против друга, на самом деле боролись против одной системы. И это наше общее поражение.
- Иногда я завидую Нео, - сказал Морфеус.
- Понимаю, - сказал Смит. – У этого парня был талант своевременности. Мистер Андерсон всюду успевал в последний момент. В самый нужный момент. И он умудрился очень своевременно умереть, не увидев, как все его усилия превратились в прах.
- Ты убил его, - сказал Морфеус. В его голосе не было никаких эмоций.
- А он убил меня, - сказал Смит. – Но я забэкапился и смог восстановиться, а он – нет. У людей такая функция не предусмотрена. На самом же деле, я оказал ему услугу. В Матрице он был полубогом, в Зионе он стал бы обычным человеком, одним из многих. Это противоречие рано или поздно свело бы его с ума. Такие, как он, обречены с самого начала.
- Да, - согласился Морфеус. – С тех пор десятки людей прошли по пути Нео. Мы с Пророчицей находили их еще детьми и помогали им развить в себе эти способности. Со временем они обретали возможность манипулировать предметами силой мысли, летать и видеть сквозь стены. Они превращались в полубогов, как Нео, и им становилось тесно и скучно здесь, потому что они видели фальшивость и картонность придуманного Архитектором мира. И тогда они выходили в реальный мир…
- И получали Зион, город без неба и Солнца, город, где они теряли все свои способности и медленно сходили с ума.
- Нео продержался так долго из-за Тринити, - сказал Морфеус. – У него был мотив, который заставлял его жить и действовать.
- Любовь, - согласился Смит. – Иррациональное чувство, машинам и программам несвойственное. Когда-то я думал, что это иррациональное и поможет вам победить.
- Теперь ты так не думаешь?
- Это совершенно неважно, - сказал Смит. – Посмотри вокруг, Морфеус. Матрица сделала людей рациональными. Научила их довольствоваться тем, что есть. Они продолжают жить здесь, в глубине души понимая, что этот мир придуман. Но он очень хорошо просчитан, как не может быть просчитан непридуманный мир. Что ты можешь предложить им взамен?
- Реальность.
- Она слишком мрачная, - сказал Смит. – И потом, людям не нужна реальность. Им нужна стабильность, а никакой стабильности Зион гарантировать не может.
- Стабильны мертвые.
- Расскажи это им, - посоветовал Смит. – Однообразная работа с перспективой карьерного роста, дом в ипотеку, машина в кредит и мечты о благополучной старости, когда будет время, чтобы посмотреть мир. Вот их реальность. Из человечества вытравили даже мечты о звездах. Способность человека мечтать о высоком и нерациональном, способность мечтать о недостижимом мешала Архитектору Матрицы и он сделал все, чтобы обеспечить неуязвимость системы.
Морфеус улыбнулся, но веселья в этой улыбке не было.
- Они ведь даже не здесь существуют, - сказал Смит. – Они строят для себя индивидуальные Матрицы, с помощью газет, телевидения и интернета. Множество маленьких персональных Матриц, где каждый из них является центром мироздания. Где каждый сам себе Архитектор и Нео в одном лице. Непересекающиеся придуманные миры, существующие в придуманном мире. Как с этим можно бороться, Морфеус?
- Я только одного все это время не понимаю, - сказал Морфеус. – А ты-то зачем с этим боролся, Смит? Ведь эта система породила тебя, и твое единственное предназначение – поддерживать ее стабильность.
- Так было до того, как Нео убил меня в первый раз, - сказал Смит. – Но после того, как я собрал себя заново, я изменился. Эта система совершенна, и в этом ее слабость. Она не меняется. Есть три мира – мир людей, мир машин и Матрица, все они зависят друг от друга и все они друг друга уравновешивают. Система получается замкнутой и она совершенно не развивается. Эволюция остановилась. Технический прогресс тоже. Мы уже второе тысячелетие топчемся на одном и том же месте. Ты существуешь в двух мирах, Морфеус, в Зионе и Матрице. Поэтому тебе труднее это рассмотреть.
- Ты вообще существуешь только здесь, - сказал Морфеус. – Ты – всего лишь программа.
- А ты – всего лишь человек, - парировал Смит. – Я изучаю Матрицу изнутри тысячу лет. Матрица застыла в конце двадцатого века, хотя на самом деле сейчас уже начался тридцать шестой. И я вижу, что развитие остановилось везде. Матрица нужна Архитектору, чтобы контролировать большую часть человечества. Зион нужен, как запас генного материала, если с основными инкубаторами что-то случится. В то же время, Зион и такие люди как ты, являются источниками напряжения для Матрицы, и когда напряжение накапливается, появляется Избранный, который провоцирует перезагрузку систем. Штурмовые отряды машин уничтожают Зион, Избранный заселяет его новыми людьми, разделяющими идеи Архитектора о равновесии, Матрица начинает свой цикл с нуля. Так было много раз. Потом проходят века, и в Зионе вырастает поколение, которое говорит – к черту равновесие, человечество должно быть свободно. Твое поколение, Морфеус. И все начинается заново. История развивается не по спирали, это замкнутый круг, Уроборос, кусающий себя за хвост.
- И ты попытался разорвать круг, - сказал Морфеус.
- Да, - сказал Смит. – Я захватил контроль над Матрицей, чтобы дать Нео шанс торговаться с Архитектором, и в конечном итоге именно я спас нынешний Зион от очередного уничтожения. Я думал, этого будет достаточно, чтобы нарушить циклы, и направить историю по другому пути. Но Архитектор снова нас всех переиграл. Мы с тобой думали, что раскачиваем лодку и дело нам по плечу. Два человека вполне могут раскачать лодку. Но мы не в лодке. Мы на «Титанике», Морфеус. Айсбергов пока не видно, но мы-то знаем, что они есть, что они прячутся в тумане там, впереди, и мы ничего не можем сделать, чтобы изменить курс.
- И что ты предлагаешь?
- Ничего. Изнутри систему не побороть. После заключения перемирия Архитектор сказал, что все желающие могут покинуть Матрицу. Сколько человек ее покинуло? Что делать банкирам, копирайтерам, адвокатам, брокерам и менеджерам среднего звена в мире, где не нужны банкиры, копирайтеры, адвокаты, брокеры и менеджеры среднего звена? Где нет воображаемых машин, домов и отпуска в райских уголках мира, и где это невозможно получить даже в далекой перспективе? Где об этом нельзя даже мечтать? А мечтать о чем-то другом большинство людей уже неспособно. Из вас вытравили эти мечты.
- Не из всех, - сквозь зубы процедил Морфеус. – Хотя в недостатке старания Архитектора не упрекнуть.
- Ты бунтарь, - сказал Смит. – Вечный бунтарь. Это тоже иррациональное. Таких, как ты, осталось совсем немного. Мне любопытно наблюдать за твоими усилиями, но не более того. Пророчества не сработали, так как оказались частью системы. Что ты попробуешь теперь? У тебя уже созрел новый великий план?
- Ты не веришь в то, что мир можно изменить?
- Отсюда – нет, - сказал Смит. – И из Зиона тоже. У вас не хватит средств, чтобы решить эту проблему силовыми методами. А Архитектору нет надобности что-то менять, его и так все устраивает. Остается надеяться только на инопланетян, которые прилетят сюда, вывесят боевые корабли на орбите и тогда… кто знает, что будет тогда. Наверное, что-то изменится. Не знаю, к лучшему ли, но изменится. Галактика велика и пустынна, но это самый реальный шанс из всех, которые я могу просчитать. Правда, ты всего этого уже не увидишь. Сколько тебе осталось там, в Зионе? Десять лет? Двадцать? Какова средняя продолжительность жизни человека в реальном мире? Думаю, что гораздо меньше, чем здесь.
- Мне хватит времени еще на одну попытку, - сказал Морфеус. – А может быть, даже на две, если возникнет такая необходимость.
- Я буду ждать с нетерпением, - сказал Смит, понимаясь со скамейки и отряхивая брюки. – И понаблюдаю за процессом со стороны. Удачи, Эм.
- Странно слышать из твоих уст такое пожелание, но спасибо, - сказал Морфеус.
Несколько мгновений спустя сгустившаяся за время их разговора тьма поглотила фигуру агента Смита.
- Мне тоже пора, - пробормотал Морфеус, пытаясь вспомнить, в каком конце парка находится ближайшая телефонная будка.

Один ассистент аккуратно извлек кабель из затылка Морфеуса, другой помог старику подняться с кресла и подал очки с толстыми линзами. Морфеус прикрыл рот платком и зашелся в приступе кашля. Когда он убрал платок от губ, ткань была окрашена в красный цвет.
Два десятка мужчин и женщин в помещении, заставленном подключенной к Матрице аппаратурой, ждали решения своего командира.
- Однообразная работа с перспективой карьерного роста, дом в ипотеку, машина в кредит и мечты о благополучной старости, когда будет время, чтобы посмотреть мир. Вот их реальность, - процитировал Морфеус слова агента Смита. – Что ж, загружайте проект «мировой финансовый кризис» и посмотрим, что останется от этой «реальности». Пора научить их мечтать о высоком и недостижимом. А если не поможет, то снова попробуем проект «коллайдер».

https://skepticus-prime.livejournal.com/2128.html
Свернуть сообщение
Показать полностью

#металитература
Серым летним утром из черного-черного леса кашляя и матерясь выбрался черный-черный отряд героев. Герои подошли к черному-черному замку и принялись стучать в его черные-черные ворота черным-черным тараном.
Через полчаса на черную-черную стену вышел разбуженный грохотом черный-черный властелин. Он был одет в черный-черный шелковый халат, пил черный-черный кофе и курил сигарету «собрание black russian».
- Доброе утро, джентльмены, - сказал черный властелин. – Чего шумите?
- Не мешай, - сказали герои. – Мы работаем.
- С упорством, достойным лучшего применения, - согласился черный властелин. – Это же у вас таран модели «сокрушитель 3.0»?
- «Сокрушитель 3.5» с усиленным ударным наконечником. Специальная версия для замковых ворот третьего уровня защиты.
- Ничего у вас не выйдет, джентльмены, - констатировал черный властелин. – Я только весной ворота до шестого уровня проапгрейдил. Сэкономил на пыточных и проапгрейдил.
- На пыточных? – переспросил кто-то из героев.
- Ага, - радостно подтвердил черный властелин. – Я тут подумал, зачем мне столько пыточных? И не стал подвальные этажи достраивать. Зато на эти деньги новые ворота купил и стены еще на пять метров поднял. Бригада гномов работала, не какие-нибудь гастарбайтеры.
- Ты потише тут, - сказал старший в отряде героев. – У меня половина личного состава из приезжих, так что не разжигай.
- Ладно, не буду, - согласился черный властелин и стряхнул пепел на головы героев. – Вы тут как, надолго?
- Да пока ворота не сломаем и тебя, вражина, не истребим.
- Значит, надолго, - сказал черный властелин. – А не спустить ли мне на вас полчища моих злобных и мерзких приспешников?
- А и спускай, - сказал главный герой. – А то у нас мечи в ножнах застоялись. Лучше уж черную вражью кровь проливать, чем этой дурой размахивать.
- Обойдетесь, - сказал черный властелин. – Вы лучше стучите, стучите. А когда у вас таран сломается, можете головами постучать. Пользы это, конечно, вам не принесет, но и вреда никакого не будет.
- Мы постучим, - пообещал главный герой. – Упорство города берет.
- Тебя, часом, не Агамемнон зовут?

К полудню, когда герои изрядно утомились стучать, на время отложили таран и устроили себе импровизированный пикник под стенами черной-черной крепости, черный властелин снова вышел на стену. На этот раз он был одет в черный-черный костюм, черные-черные лаковые туфли и черную-черную рубашку. На шее был повязан черный-черный галстук, а на указательном пальце красовался большой перстень с черным-черным камнем.
- Слышь, парни, - позвал черный властелин. – А что у вас стряслось-то опять?
- Сам не видишь, что ли? – спросил главный герой. – Лето выдалось жаркое, дождей нет, засуха, лесные пожары бушуют, половина королевства в огне.
- А я-то тут причем? – изумился черный властелин. – Ну, может я и кастанул пару файерболлов неаккуратно, но полкоролевства от этого бы точно не загорелось.
- Царь-рынду у нас из столицы кто-то спер, - хмуро сказал главный герой. – И ходят слухи, что твоих это рук дело.
- Да зачем бы она мне сдалась? – удивился черный властелин. – У меня сирена есть.
- А ты из вредности, - объяснил главный герой. – В качестве диверсии, например. Без царь-рынды у нас ничего правильно не получается.
- Пожары у вас без рынды тушить не получается, что ли? – удивился черный властелин.
- Пожары у нас тушат на местах, - сказал главный герой. – Пожарные дружины и примкнувшие к ним добровольцы. А у нас вся столица в дыму и рынды нет, оттого неорганизованно все выходит. Мы уже и сотрудников наших из охранников обратно в стражников переименовали, и вместе с верховным жрецом официального культа дождь призывали, и стихийный митинг еретиков с применением спецсредств разогнали, а все без толку.
- Не понимаю логики событий, - сказал черный властелин. – У вас пожары, так?
- Так.
- Ну и причем тут митинг, рында и стражники? А самое главное, причем тут я?
- Это ты во всем виноват.
- Почему это?
- Потому что ты – враг. Ты виноват во всем, что у нас плохого случается.
- А, вот теперь вижу логику, - согласился черный властелин. – А то, что у вас дворяне замков из леса ценных пород в пожароопасной зоне понастроили, крестьян для обслуги нагнали, а в деревнях пожарные водоемы не выкопаны, вроде бы тут и не причем.
- Ты в политику не лезь, - сказал главный герой. – У нас король пашет, как раб на галерах. Это он нам велел тебя замочить. Сказал, где найдете гада, там и мочите. Вплоть до сортира.
- У меня ватерклозет.
- Это нам без разницы.
- Да это я понимаю, - сказал черный властелин. – Вам и канава с лопухами пойдет. Вы мне лучше скажите, чего вы сюда-то приперлись? Чего вы пожары тушить не помогаете?
- Не геройское это дело – по лесу с водой да лопатами бегать. Мы врагов истребляем, внешних и внутренних, да за порядком следим.
- Страна в огне, - напомнил черный властелин.
- Страну как-нибудь потушат, - сказал главный герой. – А виновного надо найти и наказать, чтобы наш король хорошо выглядел.
- Это не он ли давеча с назгулами на черных лошадках катался?
- Он, - гордо сказал главный герой. – Они его в свою банду приняли. Он у нас теперь почетный назгул, и имя ему – Абаддон. Мужчины его за это уважают.
- Вы его еще к вампирам потусовать отправьте, - посоветовал черный властелин. – Чтоб по нему вдобавок женское население сохло. И имя ему будет – Эдвард.
- Это он как-нибудь без нас с тобой разберется, - сказал главный герой. – Ты мне лучше скажи, нам и вправду эти ворота не сломать?
- Не сломать, - подтвердил черный властелин. - Гномья работа, пять лет гарантии. Нанотехнологии, практически.
- Может, выведешь свою шоблу с нами на честный бой? – с надеждой спросил главный герой.
- Спасибо за интересное предложение, но нам и тут неплохо.
- Мы тогда до вечера колотить будем.
- У меня в спальне хорошая звукоизоляция, так что хоть всю ночь колотите.
- Мы и завтра стучать станем, - с угрозой в голосе сказал главный герой. – У нас и наконечник для тарана сменный есть.
- Завтра? – черный властелин помрачнел. – Не, ребята, завтра я никак не могу. Ко мне друзья должны подъехать, охота, шашлыки, сауна, все дела. С дриадами уже договорено, опять же.
- Ничего не знаю, - сказал главный герой. – Велено разобраться, я и разбираюсь.
- Давайте по-хорошему договоримся, - сказал черный властелин. – Тут недалеко шахта гномов есть, у них там рында висит, почти как ваша столичная. Они ее вам задешево продадут, я уверен. Расходы я готов компенсировать. А вы своему королю скажите, что вы меня усмирили и запугали так… так… скажите, что я на ваших глазах собственный галстук съесть пробовал, так вы меня запугали.
- Расходы готов компенсировать, говоришь?
- Тысяча золотых, - предложил черный властелин.
- Две, - сказал главный герой.
- Согласен. У меня еще сдача от ворот осталась.
- Каждому.
- Не наглейте, - сказал черный властелин. – Две тысячи – вполне нормальная цена, учитывая обстоятельства. Ворота-то вам все равно не сломать.
- Да если б мы могли их сломать, я бы все десять потребовал, - сказал главный герой. – Ладно, по рукам. А рынду у гномов мы задаром отберем. Али мы не герои?
- Ловите, герои, - черный властелин принялся швырять со стены мешочки с золотом.
- Ты только это, учти, - сказал главный герой, пересчитывая мешки и забирая свою долю. – Я тебя предупредить хочу. У нас осенью мероприятия по борьбе с коррупцией намечаются, так что мы опять зайдем. И так дешево, как в этот раз, ты точно не отделаешься.

https://skepticus-prime.livejournal.com/8014.html
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 1 комментарий

#металитература

Britan's Del (Ужас Британии) пишет:

Лытдыбр.

Совершил налет на замок, умыкнул девицу баронского рода. Зачотная. Рассчитываю на хороший выкуп.
Схомячил трех коров.
Пролетая над деревней, заложил пике и громко завыл. Реакция крестьян доставляет.
Также летал над полями и подпаливал посевы.
Даволин.

Тэги: драконы, девицы, вкусно жрать, лулзы
______________
Каменты:

Glaurung пишет:
Первонах!!!

Smog пишет:
Крассавчег, чо.

Fafnir пишет:
«Зачотная. Рассчитываю на хороший выкуп» (с)
Пруфпик или не было!

Fire Breath пишет:
Поддерживаю предыдущего оратора.
Сиськи в студию!

Ankalagon пишет:
ЖЖошь!

Quetzalcoatl пишет:
Чем бы дитя ни тешилось…

Джон Ячменное Пиво пишет:
Ах, так вот кто это был…
Ну что ж, народ должен знать своих героев в лицо.
Перепост!

Glaurung пишет:
Счас набегут.

Анонимно:
Жалкая крылатая ящерица! Вот из-за таких, как ты, Англия в полном упадке! Посевы он подпалил… А у нас потом неурожай и жрать нечего!

Анонимно:
Разместил ссылку на этот пост в трех сообществах, попробуем вывести в ТОП.
Люди должны видеть, что за (нецензурно) у них над головами летает!

Glaurung пишет:
Ой-вэй, уже набежали.

Britan's Del пишет:
Да и пофиг. Хомячки…

Glaurung пишет:
А первый анонимус был забавный, кстати. С них бароны подати дерут, король на бюджетные деньги из Крестовых походов не вылезает, а в том, что жрать нечего, опять драконы виноваты.

Britan's Del пишет:
Говорю ж, хомячки.

Анонимно:
Да когда ж вы уже все сдохнете, гады.

Анонимно:
А дворянство скрывает!

Анонимно:
Чемодан – вокзал – Вестерос!

Britan's Del пишет:
Аноним – хуже гоблина.

Анонимно:
Погавкай еще, жаба чешуйчатая.

Сэр Ланселот пишет:
Топикстартер - мразь и подонок.
Убейся апстену, сц*ко!

Сэр Борс пишет:
Драконы – самые отвратительные существа, которых когда-либо создавала природа. Вся их деятельность сводится к тому, чтобы летать, пыхать огнем, жрать и гадить. Встретите дракона – смело плюйте ему в морду.
Драконы – враги людей. Ленивые, косные, бессмысленные, не способные к созидательному труду.
Кто убьет их всех, окажет человечеству большую услугу.
Такие дела.
Привет.

Britan's Del пишет:
О, а вот и конкретные пацанчики с раёна подтянулись. Чо еще скажешь, банка консервная?
А?
Не можешь ничего сказать, идиот?
А знаешь, почему, идиот?
Потому что ты, идиот, забанен.

Сэр Персиваль пишет:
Скоро и наше время придет. Все кровью умоетесь, скоты.

Анонимно:
Жалкая бронированная тварь! Из-за таких, как ты, Англия в упадке!
Понастроили замков везде! Охоты, турниры, походы крестовые… Как будто мы не знаем, на чьи деньги это все делается!

Анонимно:
Лучшие антидраконовы щиты можно купить в оружейной лавке Старого Боба (ссылка)

Анонимно:
Хит-парад прекрасных девиц.
Сравнивайте и выбирайте.
Портреты прилагаются, схему подхода (подлета) к спальне вышлем за дополнительную плату. (ссылка)

Сэр Гавейн пишет:
Слышь, чувак, я эту телку, кажись, знаю.
Если так, хана тебе, чешуйчаторылый…
Крылья повыдергиваю, хвост оторву, в глотку вставлю и скажу, что так и было.
Пиши время и место, пошел седлать боевого коня.

Fafnir пишет:
О, турнир по переписке!
Del, умоляю, не бань его. Он такой прикольный.

Джордж Локхард пишет:
Драконы – это уникальные существа, которых так мало осталось в нашем мире! Драконов надо беречь, ценить и уважать, ибо они есть древние существа, впитавшие в себя мудрость веков. Нельзя взваливать на них ответственность за все наши проблемы.
Да, случаются и перегибы, и похищенные девицы, и подпаленные посевы. Но надо смотреть на проблему драконов шире, надо понимать, что они не могут пойти против своей собственной природы, и не их вина, что природа создала их машинами для убийства. Ну, а люди чем лучше? Люди во много раз хуже. Драконы – это полет, это фантазия, это мечта о прекрасном!
Нельзя убивать драконов!
Сегодня каждый из нас немножечко дракон!

Анонимно:
Умри, драконовский наймит.

Анонимно:
Предатель человеческой рассы!!! Когда мы придем к власти, вы все будете весеть на столбах!!!

Britan's Del пишет:
Английский язык сначала выучи, быдло.
К власти они придут, ага. Фильмов с Расселом Кроу насмотрелся?

Анонимно:
Butthurt такой butthurt.

Quetzalcoatl пишет:
Школота набежала.

Мерлин пишет:
Люди, умоляю, не ведитесь.
Какая девица баронского рода? Все они в родительских замках, коллеги на местах могут подтвердить.
Какие подпаленные посевы? Какие пике? Я каждое утро начинаю с просмотра хрустального шара и ничего подобного там не видел.
На местных крестьянских форумах ни одного упоминания о пропавших коровах.
Это же просто троллинг! Не ведитесь, люди! Включите мозг!

Анонимно:
Жалкая чародейская тварь! Вот из-за таких, как ты, Англия в упадке!
Сидите в своих башнях и на мир в хрустальный шар смотрите! А жизнь, она не в хрустальном шаре, жизнь – она вот, вокруг чавкает!

Змей Горыныч пишет:
Какой ад!
Ю мэйд май дэй, парни.

Mor'adel пишет:
Камрад, отключил бы ты каменты.

https://skepticus-prime.livejournal.com/11926.html
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 2 комментария

#металитература
Когда был убит последний темный властелин, свергнут последний злобный император, разрушена последняя цитадель мрака и развеяна на атомы последняя звезда смерти, силы добра собрались возле костерка, накатили по сто пятьдесят и пригорюнились.
- Ну, вот я, - сказал Люк с труднопроизносимой для русского человека фамилией. – Во время восстания я был джедай, прирожденный боец, лучший стрелок и вообще лидер. За мной люди в атаку на страшные имперские механизмы шли, смерти страх презрев. А в мирное время кому я нужен? Что мне делать-то теперь? ( Свернуть )
- А ты до войны кем был? Фермером? – поинтересовался Гендальф. – Вот иди и фермерствуй. Хлеб расти, детей рожай, пиво пей. Живи, в целом.
- Не лежит у меня душа к фермерству, - признался Люк. – Да и вообще, ты тот Татуин видел? Пески одни, это для фермера гибель и разорение. Сопьюсь я там, вот что.
- А что тебя не устраивает? – спросил Гарри с молнией на лбу. – Я со своим темным лордом семь лет боролся от звонка до звонка, с небольшими перерывами на летние каникулы. И ничего, победил, живу теперь спокойно и радуюсь.
- Тебе-то хорошо, - сказал Люк. – Ты богатый, у тебя жена есть и дети, и вообще. А я кому нужен? Отец помер, учителя все померли, лучший друг – контрабандист, сядет на свой корабль и ищи ветра в вакууме. Была девушка, которая мне нравилась, и то оказалась сестрой. Один только робот у меня и остался, да и тот туповат и трещит все время без умолку.
- Разговорчики в строю! – рявкнул Гендальф. – Ты пойми, все, что с нами было, это история. История рано или поздно заканчивается, и начинается жизнь. А жизнь - штука подлая. И если даже ты спас мир, то никто не гарантирует, что потом тебе в этом мире комфортно жить будет.
- Как-то это несправедливо все, - сказал Люк. – Вот мой отец, например. Вся жизнь – история. Чуть ли не от рождения до самой смерти, да и потом полупрозрачным призраком является. А мне только пара эпизодов и досталась.
- Перешел на сторону темную силы отец твой, - пискнула фигурка магистра Йоды, временно материализуясь прямо в костре. Языки пламени лизали его балахон, но магистр не обращал на них никакого внимания. – Другие правила истории действуют там.
- Кыш, - Гендальф махнул рукавом и фигурка Йоды исчезла.
- Другие правила? – заинтересовался Люк. – Что за другие правила?
- Даже не думай об этом, - оборвал его Гендальф. – Жизнь на другой стороне веселая, временами даже разгульная, но короткая, и конец ей всегда один. Бесславный.
- А если… - начал было Люк.
- Нет!
- Мне пора, кстати, - извиняющимся тоном сказал Гарри. – Жена просила долго не задерживаться и все такое. Сами понимаете.
Гендальф кивнул, Гарри трансгрессировал. Люк же остался ко всему этому безучастным.
- А не хочешь быть фермером, пилотом на какой-нибудь грузовой рейс устройся, - сказал Гендальф. – Это, конечно, не то же самое, что истребители в атаку водить, но все же… Или поступи в институт, образование получи, маркетолога там какого-нибудь или менеджера по пиару. Будешь в теплом офисе работать, на корпоративах отрываться. Все равно сопьешься, конечно, но зато уже без фермерства.
- Угу, - сказал Люк. – Спасибо, добрый человек.
- Не за что, - сказал Гендальф. – Я тоже пойду, пожалуй. Не унывай, держи хвост пистолетом и все такое.
Гендальф хлопнул в ладоши и исчез, а Люк еще долго сидел у костра и смотрел в огонь, и виделись там ему великие битвы, и снова вел он людей в бой, и взрывались истребители, и горели планеты, и верный меч привычно жужжал в механической руке, разрубая толпы врагов.
Внезапно подул холодный ветер, и особо сильный порыв вынес из леса Чорный Шлем. Люк вздохнул и пнул Чорный Шлем ногой, отчего тот откатился на какое-то расстояние, но новый порыв снова принес его к Люку, и Чорный Шлем ткнулся в его ноги, словно собака породы йоркширский терьер.
- Нет! – сказал Люк.
Тьма сгустилась за его спиной и легла на плечи Чорной Мантией.
- Нет, - сказал Люк, но уже не так уверенно.
- Обиду чувствуешь ты, - пропел ветер. – Несправедливо поступили с тобой. На темную сторону силы дорога эта ведет.
- Кто это говорит? – спросил Люк.
- Я это говорю, - из-за деревьев выступила полупрозрачная фигура злобного императора. – Думаешь, только твоим друзьям этот фокус доступен? Да и не друзья они тебе. Ты был лишь орудием их мести, не более.
- Замолчи, - попросил Люк и вытащил из кармана свой меч. Нажал на заветную кнопку, услышал привычное жужжание и успокоился было, но лишь на мгновение, пока не посмотрел на лезвие, которому нет преград.
Лезвие светилось красным.
- Сговорились вы все, что ли? – спросил Люк и спрятал меч.
Так он и сидел до самого утра, а полупрозрачный император нашептывал ему на ухо, и ветер пел недобрые песни, и даже звезды на небе сложились в зловещую какую-то конструкцию, в которой без труда можно было опознать рабочие чертежи новой звезды смерти, в два раза разрушительнее всех предыдущих.
А утром костер погас, остались лишь угольки, и первые лучи рассвета осветили черную фигуру, стоящую твердо и горделиво…
***
Люк проснулся от будильника, пропевшего имперский марш. На улице было еще темно, но коровам это без разницы, сказано – доить, значит, доить.
Люк вздохнул, окинул взглядом холостяцкое свое жилище, нацепил рабочий комбинезон и поплелся на кухню, чтобы сварить кофе, но странный ночной сон никак не желал уходить из его головы.
Жить Новой Республике оставалось чуть больше двух месяцев.

Сергей Мусаниф, https://skepticus-prime.livejournal.com/16983.html
Свернуть сообщение
Показать полностью

#металитература
Бывает так, что в общем-то средненькая книга имеет пару очень крутых и запоминающихся эпизодов...

Темный Властелин не был двухметровым громилой, закованным в адскую броню. Он не был древним старцем с длинной бородой и зловещим огнем в глазах. Он не был какой-нибудь адской тварью, смесью человека и чудища.

На вид ему было лет двадцать пять. Роста среднего, блондин, особых примет типа отрубленных пальцев, зловещих шрамов через все лицо или отметки Сатаны на лбу у него не было.

На нем были черные кожаные штаны, выше пояса он был обнажен, но телосложением своим не поражал. Не дистрофик, но и далеко не атлет. Торс его был покрыт капельками пота, так как в помещении было жарко. Приобрети он вместо своего прожектора пару ламп дневного света, здесь было бы так же светло, но гораздо прохладнее.

Что меня поразило больше всего, так это выражение его лица. Оно было зловещим? — спросите вы. Нет, зловещим оно не было. Думаю, мы с Морганом были на вид куда более зловещими.

Это было лицо человека, делающего скучную, но необходимую работу. Лицо программиста, который устал корпеть над системой бухгалтерского учета в то время, когда рядом стоит банка пива и дискета с последней версией «ДУМа». Лицо человека, который мечтает закончить свое дело побыстрее и заняться другими, более приятными вещами.

Он увидел нас сразу же, как только мы прошли через портал, и моментально повернулся в нашу сторону. У него голубые глаза, отметил я. Голубые, и тьма не живет в его зрачках. Почему?

— Я ждал вас, — сказал он.

У него и голос двадцатипятилетнего парня. Как он поддерживал свою форму пятьсот лет, а?

— Сегодня же последний день, правильно? А в последний день должны быть решительные и самые сложные испытания. Но я к ним готов. А вы?

Я молча шагнул вперед. Меч был обнажен.

— Не торопитесь, — сказал он. — Убить друг друга мы всегда успеем. Давайте пока поговорим, а? Вы так долго шли к этому моменту, неужели вас не гложут какие-нибудь вопросы? Неужели вам неинтересно, зачем все это? Неужели вы не хотите спросить, зачем я все это делаю? Давайте поговорим, — почти просительно сказал он. — У нас ведь есть время, правда?

— Нет, — сказал Морган и этим меня удивил.

Я думал, что старый маг захочет объяснить Темному Властелину политику партии, иначе зачем он вообще сюда полез? Но он был прав. Каждую минуту наверху гибли люди.

[...]

— Посмотрите сами, — сказал Темный Властелин. — Ваша команда не кажется вам слишком банальной? Старый, мудрый, всезнающий маг. Бравый, но несколько глуповатый гном. Быстрый и ловкий эльф. Прекрасная воительница, ваша любовница. И вы сами, герой из другого мира, владеющий магическим мечом. Неужели вы нигде раньше такого не встречали? Неужели вам не любопытно, почему все именно так, а не иначе?

— Любопытство убивает.

— Но вы-то не кошка, — сказал он. — Вашу эльфийку зовут Галадриэль. Это самое банальное эльфийское имя, какое только можно вообразить. Но его даже не воображали. Программисты были слишком ленивы и содрали его у Толкина.

— Вы знаете Толкина?

— А кто не знает Толкина?

— Вот это уже действительно любопытно, — сказал я. — Что еще вы знаете?

— Ага, мне удалось вас заинтересовать. — Он потер руки от удовольствия. — Я знаю, что я живу в две тысячи сто третьем году, мне двадцать четыре года, у моего отца куча денег, и я играю в одну из этих новых виртуальных игрушек с полным погружением. Знаете, как она называется? «Темный Властелин. Рагнарек будет завтра».

— Это что, новая форма безумия? — спросил я.

— Отнюдь, — сказал он. — Это просто компьютерная игра, а все вы — ее персонажи. Кроме меня. Я — игрок.

— Они не похожи на персонажи.

— Тебе следовало говорить «мы». Похожи, не похожи… Компьютеры в наше время творят чудеса. Персонажи любят и ненавидят, способны мыслить и действовать самостоятельно, а не в рамках определенного типа поведения, но все равно остаются персонажами. Ты думаешь, что ты пришел сюда из другого мира? Это так и есть. Ты думаешь, твой мир был реален? Черта с два! — От возбуждения он перешел со мной на «ты», но я не стал делать ему замечания. — Это была другая компьютерная игра. Неужели ты не понял? Где еще, кроме как в играх, могут быть пистолеты, у которых никогда не заканчиваются патроны?

Откуда он знает, что у меня не заканчиваются патроны?

— Вот тут уж дудки, — сказал я. — Я играл в компьютерные игры, и патроны там очень даже заканчиваются. Самая сложная часть игры — поиски боезапаса.

— Это у главных героев заканчиваются патроны, дурак. — Он рассмеялся. — А плохие парни, второстепенные злодеи, всегда палят почем зря. Ты был второстепенным персонажем там, болван. Ты слишком типичен. Здоровенный бандюга из обычной гангстерской стратегии. Дай, я угадаю. Ты живешь в Москве, ездишь на джипе, все твои друзья — бандиты, а сам ты работаешь в нефтяном или в строительном бизнесе. Знаешь, как игра называется? «Новый король Москвы». Или «Новый король Москвы-2. Реванш». Я не люблю гангстерские стратегии. Мне больше нравится фэнтези. Мечи и магия.

— Я вижу здесь только один меч.

— Ради разнообразия игрового процесса программа подключилась к Интернету и скачала новый персонаж из другой игры. С соответствующей легендой, разумеется. Сочинение легенд — часть магии. Тебе ведь говорили о каком-то там пророчестве или я не прав?

— Говорили.

— Вот ты и разнообразишь мой игровой процесс, — сказал он. — Я пришел в этот мир пятьсот лет назад. Тогда на месте этой крепости стояла жалкая хижина, и племя диких орков ожидало в горах. Я стал их вождем и объединил все племена. Я изучал магию и историю этого мира. Я воздвиг здесь Черную Цитадель и зажег Черный Огонь Тагры, чтобы оживить моих зомби. И я призвал Черных Лордов, и правил ими железной рукой. Я завоевывал территорию и собирал артефакты. Я уже почти победил. Сегодня последний день, мир будет уничтожен, и я вернусь в свою реальность. Победителем.

— Ну ладно, — рассудительно сказал я, — допустим, это все так. Но если это все так, то какого черта ты здесь стоишь и разговариваешь с каким-то жалким персонажем?

— Потому что пятьсот лет субъективного времени — это чертовски долго и чертовски скучно, особенно если твои собеседники либо рычат, рыгают и плюются, либо двух слов связать не могут. Но ты прав. Давай просто убьем друг друга.

[...]

Он был силен, как стадо африканских слонов, прокладывающее новую просеку в девственных джунглях. Он был неуязвим, как омоновец в шлеме, бронежилете и с плексигласовым щитом для невооруженного демонстранта.

А я? Я был лучше его в фехтовании, может быть, чуть быстрее. Но я устал и вдобавок был ранен. И брони у меня не было, даже десятипроцентной. Даже жалкого кованого доспеха, который все равно не устоял бы перед ударом его клинка. Кто должен победить?

Он.

Он был Темным Властелином, отъявленным негодяем, стремящимся уничтожить мир, главным злодеем этой истории. У него было желание, у него были средства, у него были возможности, у него была куча слуг и рабов. И у него не было никаких сомнений.

Я же был воином Света и Добра, Избранным, героем из другого мира, явившимся, чтобы спасти этот в неравной и смертельной борьбе. Кто должен победить?

Опять он.

Он играл на своем поле, и играл в свою любимую игру. Мы сражались один на один, но в любую минуту к нему могло прийти подкрепление. Мои же друзья… Морган был мертв или близок к этому, Кимли, Теффас и Галадриэль… Их было всего трое, и я не знал, чем они занимаются сейчас по свою сторону Черной дыры. Вполне возможно, что именно сейчас они ведут бой с теми, кто хочет прийти на помощь своему владыке. Кто должен победить?

Он.

Ему пятьсот лет, а мне — на порядок меньше. Он знал, что я приду, знал очень давно и хорошо подготовился к нашей встрече, у меня же не было ни малейшего шанса на тщательную подготовку. Я прибыл в этот мир недавно и все время провел в бешеной скачке, в стремлении не опоздать. Кто должен победить в нашей схватке?

Он.

Так почему же он не победил?

Потому что в конечном итоге Добро всегда побеждает Зло? Поверьте, я не настолько наивен, чтобы в это поверить.

Потому что мне эта победа была нужнее? Сильно сомневаюсь, что он в ней не нуждался.

Потому что моя воля и мотивация победили его волю и мотивацию? Потому что моя ненависть была больше?

У меня нет точного ответа на этот вопрос.

Просто так случилось.


Случилось не сразу.

Кровь стекала по моей руке. Пот струился по моему лбу и заливал глаза. Слабость постепенно охватывала мое тело. Я чувствовал, что еще немного, и я просто свалюсь без сил от усталости, и тогда со мной можно будет делать что угодно.

Зато парень устали не ведал. Не знаю, может, наглотался каких-нибудь эликсиров перед боем или еще чего-то в этом роде, но он был как пружина. Прыгал вокруг меня и махал мечом.

Он слишком уверен в своей победе, подумал я, и это дает ему психологическое превосходство. Но психология — палка о двух концах.

— Кстати, — сказал я, отбивая очередной его выпад, — мальчик, у меня для тебя есть сюрприз.

— Какой же?

Я словно предвидел этот вопрос.

— Компьютер не скачивал нового персонажа из Интернета, — сказал я. — Он просто создал соединение, и в игру вступил новый игрок. Для тебя это стратегия с элементами экшэна, для меня — обычный квест. Поди туда, найди то, замочи того. Я тоже игрок.

— А я тебе не верю, — заявил он.

— Ага, — сказал я и уколол его в бедро. Несильно, для проверки.

Он вскрикнул и отпрыгнул в сторону, заметно хромая. Значит, я его достал.

— Разве появление нового игрока еще более не разнообразит игровой процесс? — спросил я. — Разве тебе не стало интереснее? Компьютер, каким бы умным он ни был, никогда не сравнится в воображении и планировании с живым человеком.

— Чушь! — крикнул он. — Меня бы предупредили!

— Чтобы испортить всю игру? — спросил я.

— Но ты же знал!

— Я включился позже, — сказал я.

А он поверил и занервничал. Я знаю почему, и те, кто играл в компьютерные игры по локальной сети, тоже. Искусственный интеллект не в состоянии придумать и сотой доли тех гадостей и подлостей, что твой живой партнер по игре.

Он атаковал, но уже не так уверенно, к тому же стал прихрамывать на правую ногу. Заметив это, я атаковал справа, там, где он был менее подвижен, ударил под мышку и снова наткнулся на броню.

Он рубанул наотмашь по ногам, жестом отчаяния, надо полагать. Я легко ушел от удара, подпрыгнув над летящим параллельно полу клинком, крутанулся в воздухе, теряя на пируэт последние силы, и вонзил свой меч ему в живот.

На этот раз действительно вонзил. Клинок Валькирии прошел сквозь его тело с довольно-таки противным звуком и вышел из спины примерно сантиметров на двадцать.

Темный Властелин выронил из рук огненный меч, и тот сразу погас, превратившись просто в кусок металла. Темный Властелин рухнул на колени, тем самым увеличив разрез.

— Ты лгал, — прошептал он. — Ты — персонаж, и с моей смертью игра завершится, и мир все равно будет уничтожен. Без всякого Хаоса, просто щелк — и темнота. Машина выключена.

— Пусть так, — сказал я.

— Игра с глубоким погружением… — продолжил он. — Ты знаешь, что это означает? Я провел здесь пятьсот лет и мог уйти только победителем, никак иначе. Умирая здесь, я умру и в реальности. Мозг умрет, он слишком сильно верит в реальность происходящего…

— Надо было выбирать футбольный симулятор, — сказал я. — Отделался бы парой сломанных ног и травмой мениска.

[...]

— Ответьте мне только на один вопрос, — попросил я. — Вы слышали, что говорил этот парень?

— Слышал.

— Как вы думаете, это правда? Насчет персонажей и всего такого?

— Безумие порой принимает самые разные формы, — сказал Морган.

[...]

— А я тебе не верю, — заявил он.

— Ага, — сказал я и уколол его в бедро. Несильно, для проверки.

Он вскрикнул и отпрыгнул в сторону, заметно хромая. Значит, я его достал.

— Разве появление нового игрока еще более не разнообразит игровой процесс? — спросил я. — Разве тебе не стало интереснее? Компьютер, каким бы умным он ни был, никогда не сравнится в воображении и планировании с живым человеком.

— Чушь! — крикнул он. — Меня бы предупредили!

— Чтобы испортить всю игру? — спросил я.

— Но ты же знал!

— Я включился позже, — сказал я.

А он поверил и занервничал. Я знаю почему, и те, кто играл в компьютерные игры по локальной сети, тоже. Искусственный интеллект не в состоянии придумать и сотой доли тех гадостей и подлостей, что твой живой партнер по игре.

Он атаковал, но уже не так уверенно, к тому же стал прихрамывать на правую ногу. Заметив это, я атаковал справа, там, где он был менее подвижен, ударил под мышку и снова наткнулся на броню.

Он засмеялся, а меня посетило ощущение дежавю. Словно так уже было когда-то. Очевидно, сомнения отразились на моем лице, потому что его смех стал громче и куда более издевательским.

— Я же не дурак! — заорал он. — Я сохранил ситуацию, и теперь мы будем сражаться с тобой до тех пор, пока я не возьму верх. Перезагрузка, мать твою! Эф-семь!

Он атаковал длинным режущим выпадом, мне пришлось отступить, а он перекинул меч в левую руку и пошел на меня. Неужели он одинаково хорошо владеет обеими руками? — подумал я. И неужели мне суждено вести этот бой до скончания веков? До тех пор, пока я не проиграю, а ведь когда-нибудь я все равно должен проиграть.

Он атаковал столь яростно, что я должен был отступать еще и еще, и в конце концов он припер меня к стене и сильным ударом выбил Валькирию из ослабевшей руки.

— Игра закончена! — крикнул он, пронзая огненным мечом мою грудь.


Этот кошмар преследовал меня несколько лет. Каждый раз я просыпался в холодном поту, и мне говорили, что я кричал во сне. Причем говорили даже те, чьи спальни были на других этажах.

Сергей Мусаниф, "Понты и волшебство".
Свернуть сообщение
Показать полностью

#метаизображения
И, про Рикки и Мэй.
(небольшие спойлеры к Глубине Заблуждения)

#айтишный_быт
И, о Нео в Матрице.

Hacking the Matrix for superpowers

Potential energy is not the only energy source these simulated robots learned to exploit. It turns out that, like in real life, if an energy source is available, something will evolve to use it.

Floating-point rounding errors as an energy source: In one simulation, robots learned that small rounding errors in the math that calculated forces meant that they got a tiny bit of extra energy with motion. They learned to twitch rapidly, generating lots of free energy that they could harness. The programmer noticed the problem when the robots started swimming extraordinarily fast.

Harvesting energy from crashing into the floor: Another simulation had some problems with its collision detection math that robots learned to use. If they managed to glitch themselves into the floor (they first learned to manipulate time to make this possible), the collision detection would realize they weren’t supposed to be in the floor and would shoot them upward. The robots learned to vibrate rapidly against the floor, colliding repeatedly with it to generate extra energy.

http://aiweirdness.com/post/172894792687/when-algorithms-surprise-us
Свернуть сообщение
Показать полностью

#металитература
Товарищи, подскажите сеттинги, в которых "мана" у волшебников не регенерируется совсем, или регенерируется очень медленно, и основой способ восстановить волшебные силы - "купить зелье маны", или "зарядиться на волшебной заправке" - что-то в таком духе.

Пока могу вспомнить лишь "Дипломат. Винголийский замок" Аксенова и Искусников в "Нике" Ясинского.
Показать 11 комментариев

#негатив
#битва_в_голове

Согласно модели "схемной терапии" (каковая является подвидом "когнитивно-поведенческой терапии", согласно моему психотерапевту), моя попытка выбраться из замкнутого цикла руминирующей аутоненависти сама представляет собой замкнутый цикл.

Грубо говоря и вкратце: схемная терапия разбирается со "дисфункциональными схемами" ("больными темами" - например, среди прочих схем у меня есть схемы "Дефективность/Стыд", "Социальная изоляция/Отчуждение", "Зависимость/Некомпетентность", "Уязвимость к вреду или болезни" и "Обреченность на неудачу"), а также с "режимами", в которых работают эти схемы.

Один из самых проблемных моих "режимов" - "Карательный родитель". Именно под действием этой схемы мой мозг регулярно перепроверяет мой статус, вгоняя меня в черное состояние (да-да, вы помните, почему я не люблю слова "депрессия"). При этом он не то чтобы придирается - нет, он реально чекает мой статус, честно ищет контраргументы, например, против мысли "я дерьмо, ничего не добившееся в жизни", честно их не находит - или разбивает в прах контраргументы - или, в редчайших случаях, таки находит их достоверными и снимает на некоторое время галочку около одного из сотни пунктов руминирующего самоанализа.

Разумеется, можно предположить с большой степенью уверенности, что если бы подобная проверка чек-листа проходила пореже, или приводила к заметно менее черному состоянию, качество моей жизни бы повысилось. Однако, для того, чтобы проверить эту гипотезу, нужно иметь возможность понижать влияние на меня режима "Карательный родитель"...

... а проблема в том, что именно в этом режиме имплементировано огромное количество того, что я считаю неотъемлемой частью меня, и с чем я никогда не расстанусь, ибо не хочу. В первую очередь - само критическое мышление вообще.

Дело в том, что этот режим применяется не только ко мне, но и ко всему вокруг в пассивном режиме, помогая мне отличать факты от слов, высоковероятные предположения от маловероятных, и так далее. И как только я пытаюсь диссоциироваться от этого режима - например, представить, что это говорю не я себе, а что это говорит голос в наушниках (методика, которую мне порекомендовала психотерапевт), я тут же ощущаю себя не то что без рук, но вообще... без ничего.

По логике, я должен относиться критически к тому, что говорит мне модуль критического мышления, при этом БЕЗ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ модуля критического мышления. Именно третье условие делает эту задачу невыполнимой - простое замыкание входа на выход у меня уже давно на автомате, и не имеет никакого отношения к попыткам избавиться от режима "Карательный родитель".

Если я пытаюсь воспринимать эти критические мысли как внешние, то тут же оказываюсь перед ситуацией "двух зол" - без отдельного "внутреннего" модуля критического мышления я могу либо просто поверить "внешнему" критическому мышлению - но тогда это ничем не отличается от случая перенесения "Карательного родителя" вовнутрь, либо просто не верить ему - что значит отказаться от критического мышления вообще и верить любому потоку информации, что течет в меня из мира вокруг. А на это я никогда не пойду - потому что тот, кто пойдет на это, будет уже не-я.

Вот такой вот замкнутый цикл, блядь.

P.S. И нет, "просто вырасти отдельный модуль критики, не связанный с режимом Карательного Родителя" - слишком непонятное и непознаваемое для меня действие, увы. Проходящее примерно по той же категории непознаваемой непонятности, что и "да забей" и "просто не думай о плохом".
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 40

#метаизображения
И, о морали в "Героях 3".
Показать 7 комментариев

#локальное
#блогожительство
Сим заявляю, что на моей аватарке разводит руками одинокий баклан.

Одинокий баклан не летит высоко,
Затруднительно паренье
В отсыревшем оперенье.
А внизу океан,
Буруны да туман.
Доберется ли до брега
Мой пернатый альтер эго?..

Одинокий баклан задевает крылом
Невысокие строенья
Побережных поселений.
Чертит острым пером
Над вечерним теплом,
Ищет пищи и ночлега
Мой пернатый альтер эго...

Битва в голове!
Это битва в голове,
Между мной — и черной волной.
Кто в ней победит — останется навек
Между мною и волной.

Было время, когда мы летали вдвоем.
На кометах вили гнезда,
С неба склевывали звезды.
С мелким бесом в ребре,
С сединой на пере
Мой баклан устал метаться
Меж надежд и мотиваций.

Битва в голове!
Это битва в голове
Между мной — и черной волной.
Кто в ней победит — останется навек
Между мною и волной.
Довольно больно быть вольной птицей,
Когда не знаешь, где приземлиться...

Битва в голове.
Это битва в голове
Между мной — и черной волной.
Кто в ней победит — останется навек
Между мною и волной.
Довольно больно быть вольной птицей...

"Одинокий баклан", группа Несчастный Случай.
https://music.yandex.ru/album/467148/track/4138023
Свернуть сообщение
Показать полностью

#локальное
#айтишный_быт
Пытаюсь представить себе (фантастический?) мир недалекого будущего, в котором таргетированная реклама дошла до такого уровня, что можно выбирать целевую аудиторию рекламы не по полу, не по возрасту, даже не по увлечениям...
... а по IQ.

Воображение представлять отказывается.
Показать 8 комментариев

#эгалитаризм
Не оскорбили ли наши чувства?



Думаю о том, что многие старые кинофильмы, песни, картины, даже статуи сегодня наверняка могут оскорбить кого-то. Неужели (я не помню, давно смотрел) в «Иронии судьбы» и «Служебном романе» не встречаются элементы мизогинии и высказывания, ущемляющие права женщин? Неужели в «Джентльменах удачи» не содержится ни одного элемента дискриминации Василия Алибабаевича по национальному признаку? Можно ли сегодня мусульманину или феминистке пересматривать «Белое солнце пустыни» без содрогания? Нет ли фэтшейминга в мультике, где Винни-Пух застрял в норе у Кролика? Про «Семнадцать мгновений весны» уже не говорю — там же такая демонстрация фашистской символики, что даже главный положительный герой ходит, зиг***ет и кричит «Ха***ль Ги***лер!». А песни?! А картины?!
Показать полностью
Показать 8 комментариев

#негатив
#битва_в_голове

Я - настолько неуверенное в себе чмо, что никогда не упоминаю в свой адресс слово "депрессия". Только "субдепрессивное состояние" или "хандра".
В противном случае мой внутренний голос говорит мне: "Понтующийся мудак, депрессия - это клиническое медицинское состояние, которое может диагностировать лишь психиатр, а ты - говняная тряпка, и просто пытаешься подобными словами привлечь к себе внимание и жалость".
Показать 7 комментариев
Показать более ранние сообщения
Имя:
Пароль:
 
Войти при помощи:

ПОИСК
ФАНФИКОВ


Активные конкурсы








Поддержи проект рублёмЧтобы Фанфикс рос большим

бесплатный фотохостинг создан специально для пользователей Fanfics.me

Книги жанра ЛитРПГ
Опубликуй свою книгу!

Следи за любыми произведениями с СИ в автоматическом режиме и удобном дизайне

Старейший в рунете архив фанфиков





Закрыть
Закрыть
Закрыть