↓
 ↑
Регистрация
Имя/email

Пароль

 
Войти при помощи
DistantSong
15 апреля в 17:58
Aa Aa
#обзор #далёкий_обзор

И снова обзор "Мальчика-Которого-Нет". Вы думаете, уж после распределения что-нибудь интересное да начнётся? Ну... это как посмотреть.

Глава 16

Начинается всё с уроков и прогулок по Хогвартсу. И, судя по нарративу, Харе всё это не особо интересно. Что откровенно раздражает: ну как можно с таким равнодушием описывать уроки волшебства?!

Первые уроки прошли без происшествий. На трансфигурацию ожидаемо опоздал Уизли, Грейнджер ожидаемо смогла наполовину превратить спичку в иголку. На истории взбудораженные всем новым дети ожидаемо впали в дремотное состояние. А на защите мы ожидаемо «насладились» невнятной лекцией профессора-заики. Больше удивило то, что на всех уроках Малфой без сомнений утаскивал меня за вторую парту, вынуждая Невилла обосноваться за первой. Но Лонгботтом так ни разу и не остался впереди в одиночестве. На первом же уроке к нему подсела Паркинсон и с того момента неизменно занимала место подле внука леди Августы. Сзади нас прикрывали Крэбб и Гойл.

За моей спиной постоянно кто-то шептался. Я улавливала то имя, то фамилию, то какие-то общеизвестные факты из биографии, но никто пока не осмеливался подойти поближе. Если в той реальности от Гарри всех отваживал Рональд, то в этой влиял выбор факультета и то, что меня, как стеной, окружали парни этого самого факультета. Будучи ниже всех, даже Драко, я просто терялась за спинами сокурсников.

И с чего Харя так упорно уверена, что Рон кого-то там "отваживал"?! Чем она читала канон?!

А ещё она продолжает говнить Гарри до попадания. Хорошо хоть "тушкой" не называет, как определённый аффтар:

Харо, надо сказать, высоты не боялась совершенно. Ее память то и дело подбрасывала разные моменты, после которых мне начинало казаться, что кто-то еще в нежном возрасте отбил у ребенка пыльным мешком почти все чувства. И инстинкты. И мозги. Эпизод с прыжком на крышу был в карьере Харо не единственный.

Она то оказывалась на крыше, то взлетала на дерево, то без травм выпадала из окна. И ни один из случаев не сподвиг девочку быть хитрее. Вместо того чтобы выдумать более реалистичную причину произошедшего там, где это было возможно, Харо мямлила и твердила про волшебство и случайность. Казалось бы, даже собачки тетки Мардж постигали принцип взаимосвязи после нескольких повторений. Но до Харо не доходило, что тетю и дядю корежит от одного только слова «магия». И пусть врать не хорошо, но оставаться без ужина и сидеть взаперти — еще хуже.

Но, с другой стороны, Дурсли, особенно Дадли, сделали все, чтобы Поттер, живя среди людей, оставалась своеобразным Маугли. Харо жила в вакууме и могла только мечтать о дружбе, заботе и любви. Не удивительно, что Поттер из другой реальности сразу же решил, что Хагрид и Рон — его друзья, а Дамблдор — лучший в мире взрослый.

Можно сказать, в этот момент меня осенило. Немалая часть объёма текста и "неторопливого повествования" достигается с помощью повторяющегося нытья, рассусоливания и совершенно отбитой экспозиции! Каждый заметный персонаж натурально втирает какую-то дичь!
И нет, я не считаю, что такое писать нельзя. Но и многие попытки расхваливать подобный текст вызывают у меня неудержимый хохот.

Далее снова идёт обеление Слизерина и Дракусика:

На дополнительные занятия для первокурсников на Слизерине отвели весь сентябрь. Четкой программы не было, приходить можно было хоть на каждое занятие, хоть не ходить вообще. Задания выдавались индивидуально, с учетом желаемого результата.

Я, с моими навыками, записалась на все. Но многие факультативы пересекались, так что ходила по мере сил и возможностей. Для начала решила научиться красиво писать, правильно вести конспекты, составлять эссе и освоить базу по зельеварению. И ни капли не пожалела, что променяла, как Гойл и Крэбб, последние теплые деньки на сидение в классе.

На примере нескольких шкафов в общей гостиной нас научили пользоваться чарами поиска. Несложное заклинание подсвечивало книги, в которых встречались нужные слова или словосочетания, что значительно сужало поиск при подборе литературы для эссе. На занятиях каллиграфией никто не смеялся, что я не умею писать пером (перьевой ручкой в моем случае). Как никто и не потешался над моим жутким почерком. Зато от Харо мне досталось отличнейшее владение родным для нее английским, и я не делала по три ошибки в слове, как Панси.

Драко не нуждался в факультативах. Он ловко выводил на пергаменте кружево из буковок, знал все про основы разных наук, с закрытыми глазами мог нарезать живых флоббер-червей шестнадцатью разными способами, четыре из которых — при помощи заклинаний… В общем, на второй день стало очевидно, что блондинчик не на дополнительные занятия ходит, а таскается за мной. При этом Малфой старательно делал независимый вид, хотя на его щеках, когда я бросала подозрительные взгляды, проступали алые пятна. Лишь из-за этого явного смущения я не задавала вопросов и делала вид, что так и надо. Благо, Драко не мешал, не слишком отвлекал и не пытался строить из себя всезнайку или принца. Но так было только на территории Слизерина.

Надо сказать, что совершенно все мои сокурсники — да и все Слизеринцы в целом! — вели себя по-разному в подземельях и за их пределами. Было видно, что среди своих студенты чуть расслабляются. Змейки будто были войском, готовым к бою вне пределов крепости. Даже я, еще недавно жившая совсем иначе, быстро переняла эту манеру.

Хотя, возможно, это просто "всяк кулик своё болото хвалит".

Дальше в главе нет ничего интересного, кроме разве что очередного куска о Треворе.

Но королем нашей группки определенно стал жаб. Точнее, он стал принцем. Прекрасным принцем!

Тревору понравились подземелья. В ванной комнате нашей спальни он отыскал уютное влажное местечко рядом с высокой каменной стенкой, отделявшей душ от остального помещения. В ямке скапливалась вода, образуя идеальный крохотный бассейн для нашего королевского высочества.

Из подземелий Тревор позволял выносить его только ради еды, и только мне доверял столь почетную миссию. К среде я так наловчилась, что жаб на ужин прибыл у меня на плече, повергнув в апатию других земноводных питомцев. В тот вечер в Большом зале не было слышно ни одного постороннего квака, а наш принц от гордости особенно сильно надувался и слопал в два раза больше мошек.

Полагаю, это указанный в шапке "Юмор"? Тогда Ха. Ха. Ха.

*срываясь на крик* Да нахрена это всё вообще?! Вот в третьей книге, когда в тексте действовали Живоглот и Короста, это двигало сюжет! А тут что?

Глава 17


Помните, я говорил о комфорченьи Снейпа? Так вот, тут оно разворачивается в полную силу. Вместе с обелением, конечно.

Однако начинается всё с другого:

Северус Снейп задумчиво провел подушечкой пальца по ободку кофейной чашки, больше думая о своем, чем вслушиваясь в разговоры преподавателей или фоновый галдеж студентов. Прошлый вечер, плавно перетекший в ночь, зельевар провел подле котлов, успев испробовать пять измененных вариантов приготовления волчелычного зелья, но пока результат не устраивал профессора и на десять процентов.
Как и большинство мастеров зельеделия по всему миру, Северуса Снейпа нельзя было обмануть титулом, который приписали Дамоклу Белби журналисты. Этот не самый талантливый зельевар не создал волчье противоядие, а лишь весьма топорно адаптировал к современным реалиям уже существующее зелье, рецепт которого, как считалось, был утерян. Все знали правду и все помалкивали, хотя в тесном кругу уже давно отмыли косточки несчастного горе-изобретателя до кипенной белизны. Особенно часто Белби поминали то, что он ни под каким видом не желал обнародовать как-то попавший к нему изначальный рецепт, а еще то, что волшебник заменил недоступные и редкие ингредиенты настолько неумело и грубо, что пока никому не удалось восстановить рецептуру и добиться приличной действенности противоядия.
И вот уже пятнадцать лет все талантливейшие зельевары то и дело обращались к этому рецепту, пытаясь постичь истину. Декан Слизерина не был исключением и вспоминал о волчелычном в дни душевного раздрая. Исследования отлично отвлекали от невеселых мыслей о собственной жизни.

А-А-А-А! Десять Круциатусов и пять Таранталлегр ему в жопу, что за пургу он несёт?! Тот же Слизнорт никаких сомнений в авторстве рецепта не высказывал! Или это очередной способ показать, что персонаж глуп как сивый мерин? И нахрена тут вообще этот штамп "раньше было лучше"?

*чуть успокаиваясь* Ладно, возможно, я перебарщиваю. Возможно, момент с авторством рецепта ещё сыграет роль во второй или третьей части фика, когда в сюжете появится Люпин. Но в таком случае это описание стоило бы поместить именно туда, потому что в этой главе оно смотрится как пятое колесо у телеги.

И, кстати, он сам приписывает себе чужие заслуги. Всем известно, что зельеделием занимался не Снейп, а Злодеус Злей.)

Последние десять лет промелькнули так быстро, что Снейп не успел осуществить самую главную миссию, отведенную на это время — возненавидеть Гарри Поттера. Преподавание, варка зелий и административные обязанности отнимали почти все время. Так что на «подумать» оставались только перерывы на еду, душ и сон, но за столом, под тугими горячими струями или в уюте спальни как-то не выходило принудительно отращивать в себе злобу.
Снейп бы и вовсе позабыл про свою миссию, но Дамблдор приглашал к себе зельевара хотя бы раз в три месяца и, скорбно качая головой, повторял, как шарманщик, давно надоевшую песенку: клятва, старые обиды, Лили, предательство, Гарри, сын Джеймса, мальчик, обещание, пророчество, искупление. Порой очень хотелось или не пойти на сеанс внушения, или с порога высказать директору все, что Северус думал о его методах. Но профессор раз за разом останавливал себя, понимая, что может и не закончить тираду, придушенный, как удавкой, той самой глупой клятвой, данной старому манипулятору.
За тот момент своей жизни, полностью перевернувший все, зельевар давным-давно был наказан и мог лишь исходить бессильной злобой, понимая, что раз и навсегда дал полную власть над собой Альбусу и тот не освободит его от клятвы и после смерти. Оставалось только мысленно проклинать Дамблдора и прятать истинные чувства, чтобы не дать директору новых точек давления на своего не то подчиненного, не то раба.
Зато вынужденный контроль эмоций позволял тренировать окклюментные щиты и оттачивать актерские навыки, так что декан Слизерина не сомневался, что в нужный момент он сможет всем своим видом показать презрение к отпрыску Джеймса Поттера. И директор получит так необходимую ему вражду ученика и преподавателя.
Но врать самому себе Снейп не умел и не любил. И правда была в том, что Гарри Поттер был прежде всего сыном Лили. Да, мальчишка кровь и плоть ненавистного Джеймса, но он же кровь и плоть той девочки, девушки и женщины, так и оставшейся в душе Северуса теплым золотистым огоньком, что согревал его и в девять, и теперь, в тридцать один год.
Еще осенью 1981 года Северус понял, что наступит момент, когда Темный Лорд попытается вернуться. Он осознал это, кажется, раньше Дамблдора, долгие несколько недель в вечных серых сумерках камеры Азкабана рассматривая сильно побледневшую, но так и не исчезнувшую Метку. Выйдя спустя месяц из тюрьмы, Снейп легко согласился с доводами Альбуса, считавшего, что однажды миру может снова понадобиться шпион, а потому Северус ни в коем случае не должен допустить и намека на свое истинное отношение к Поттерам. Директор считал, что слизеринский змей согласился на это из чувства вины и ради мести, но правда была в другом.
Проводя занятия днем, вечером зельевар устраивался у пылающего камина с бокалом, заливая свое горе. Боль утраты никогда по-настоящему не оставляла его, но в те первые месяцы было на самом деле сложно. На плаву и в этом мире Снейпа держали не клятвы Дамблдору, а одно единственное обещание самому себе — любой ценой защищать сына Лили столько, сколько потребуется. Год — значит год, десять лет — значит десять лет, всю жизнь — значит всю жизнь до самой смерти Северуса. Лили не вернуть, но.... Огонь ее бессмертной души будет пылать, пока сияет маленький огонек, которому ведьма подарила жизнь. Волшебник знал, что это пламя никогда его не коснется, что он так и останется в тени и среди льдов, но не собирался ничего менять. Это была его плата за ошибки, которую он собирался отдать без возражений и сожалений.
Десять лет Северус знал свои истинные чувства и десять лет умело их скрывал, но этим летом его таланты притворщика подверглись нешуточным испытаниям. Все вокруг будто посходили с ума из-за Поттера. Люц поминал мальчишку в каждом втором разговоре, а Альбус — в каждом первом. Минерва начала горделиво задирать нос с собрания по итогу очередного учебного года, а Хагрид залил слезами, кажется, все кусты на опушке Запретного леса. Но хуже всех вел себя Драко, впервые на памяти декана Слизерина заваливший приготовление зелья за первый курс с тех пор, как ему минуло восемь. И никакие увещевания не помогли, отпрыск Люциуса без умолку трещал о Мальчике-Который-Выжил. Сам же Северус мрачнел день ото дня, едва удерживаясь от массового Силенцио. Первого сентября профессор влил в себя пару порций успокоительного и отправился на пир.

*Протирая монитор от слезливого сиропа*

Очень достоверно, ничего не скажешь. Прям так и верится, что это канонный Снейп!

НЕТ, БЛИН, НИХЕРА НЕ ВЕРИТСЯ! ЧТО ЭТО ЗА ЭМО-СТРАДАЛЕЦ?!

Тем вечером в учительской первый раз на памяти Северуса собрался педсовет по итогам распределения. Минерва откровенно рыдала, уткнувшись в плечо Поппи, Дамблдор хмуро распекал Шляпу, Шляпа огрызалась стихами, сыпала на всех пылью и позвякивала мечом Годрика, а Снейп, прикрывшись самой непроницаемой из своих масок, молча злорадствовал, стараясь не думать о том, что его ждет.

А это ещё что за клоуны? Минерва никогда не стала бы себя так вести, да и Дамблдор тоже!

После маловразумительного эпизода,в котором Квиррелл просит у Снейпа заживляющую мазь, наконец-то описывается первый урок у первокурсников.

Не удивительно, что настроиться на первый урок Северус не смог и влетел в класс разъяренным настолько, что даже Драко попытался втянуть голову в плечи и слиться с партой. Подавляя в себе желание выплеснуть недовольство на учеников, профессор закутался в мантию и сосредоточился на вступительной речи.

Эту речь зельевар придумал в свой первый год преподавания и ни разу с тех пор не менял, а потому мог спокойно думать, пока первокурсники зачарованно слушали.

В классе первого курса для студентов были оборудованы три длинных письменных стола, так что никому не удалось бы укрыться от преподавателя на задней парте. Но гриффиндорцы все равно предпочли занять часть второй и всю третью парту. В итоге Гарри Поттер оказался за первым столом. Прямо по центру между Малфоем и Лонгботтомом, который начал дрожать в момент появления преподавателя и не успокоился даже к концу вступительного слова.

«А ведь и на личной встрече дрожал и мямлил, — припомнил Северус. — И что он забыл на Слизерине?»

Привычные действия частично уняли раздражение зельевара, и он уже спокойнее обвел взглядом класс, оценивая студентов. Змейки сидели тихо и покладисто слушали преподавателя. Даже Поттер, внешность которого до сих пор вызывала у Снейпа недоумение, не ерзал, не вертелся и ни на что не отвлекался. Даже на чем-то недовольного шестого Уизли, склонившего голову к парте.

Потом следуют вопросы из канона, только задаваемые не Гарри, а Рону, ещё немного брюзжания, и, в общем-то, всё.

Глава 18


Почти с самого наччала мы видим пространные рассуждения о том, насколько хорош Снейп и насколько похужел Хогвартс при Дамблдоре.

Десять лет одно и то же. Одни и те же лекции, студенты, среди которых едва ли найдется один-два на курс, кому зельеварение на самом деле интересно, одни и те же учебники и, как итог, одинаково раздражающе схожие эссе от учеников, никогда не уходивших дальше третьей книги из списка рекомендованной литературы. Списка, устаревшего, кажется, еще до рождения самого преподавателя.

Хотя бы раз в семестр зельевару хотелось что-то поменять. Хотя бы книги, по которым предлагалось учить студентов. Или котлы. Но нет, в Хогвартсе вот уже тридцать лет царил полнейший застой, превративший некогда лучшую школу Европы в самое настоящее болото. И не удивительно! Пока в других школах если не место директора, то место его заместителя отдавалось кому-то молодому, деятельному, а работа образовательного учреждения курировалась магическим правительством, то в Соединенном Королевстве школа магии, будучи, в общем-то, независимым государством в государстве, возглавлялась пусть заслуженными, но все же пожилыми волшебниками, которых более чем устраивало, что учебная программа соответствует… скорее временам их юности.

Снейп раз за разом просил сменить учебники, привозил с выставок, конференций и симпозиумов интересные пособия для самых маленьких, популярные во Франции и Германии, надеясь на закупку экземпляров для Библиотеки, писал разгромные статьи для «Зельеварение сегодня» об оловянных котлах, но за десять лет ничего не добился. Директор ласково улыбался, МакГонагалл поджимала губы и складывала предложения зельевара в высокую стопку дел, Флитвик слушал с сочувствием и только Спраут с такой же горечью сетовала о невозможности добыть из администрации лишние пару галеонов на саженцы каких-нибудь растений сверх учебной программы.

Порой, устало сидя в кресле у камина с порцией огневиски, Северус пытался понять, что скрывается за тем упадком, в который погрузился Хогвартс. Он, как декан, прекрасно знал, что Попечительский совет каждые три года подписывал документы о выделении средств на небольшой ремонт и каждые семь лет — на полное обновление расходных материалов и инвентаря. Но…

Дети ели досыта, конечно, но пища не изобиловала большим разнообразием. Новое постельное белье закупали каждые семь лет, но вот матрасы, подушки и одеяла меняли только раз в четырнадцать лет. Будучи одним из немногих преподавателей, кто оставался или часто бывал в Хогвартсе летом, Снейп лучше других знал, что никакого ремонта в школе не было вот уже десять лет. Да и в остальном!.. Не закупалась новая мебель, метлы, книги. Библиотечные фонды не пополнялись ничем, кроме подшивки «Пророка» последние лет пятьдесят! Что там говорить! Если не считать небольших перестановок в списке учебников, даже лист с перечнем необходимых студентам вещей не менялся с тех пор, как в моду вошли жабы-фамильяры, а это еще при матери Снейпа случилось.

— Древние травники передавали свои знания устно, а потому о самых старинных зельях мы знаем лишь вскользь. В более поздних, уже письменных свидетельствах, зачастую осталось лишь упоминание названия, производимого эффекта и, много реже, часть входящих в рецепт ингредиентов. Самые ранние зельеварческие трактаты, содержащие в себе подробные рецепты, были написаны более пяти тысячелетий назад. Часть этих древних рецептур до сих пор остается недоступна для изучения ввиду того, что древние ученые нередко намеренно вносили ошибки в свои записи или пользовались только им известными шифрами. Есть и такие составы, повторить которые нельзя из-за исчезновения того или иного ингредиента и невозможности его замены. Но при всем при этом известно множество зелий, которые были созданы давно, но распространены и очень популярны до сих пор. Например, больше половины лечебных зелий дошли до нас без значительных изменений.

Ничего подобного в учебнике не было. Тот больше напоминал самый банальный сборник рецептов. Северус давно хотел изменить выбор пособия, но Альбус, Минерва и Министерство, занимавшееся распространением книг, всячески противились. Снейп даже начал подозревать, что директор получает какой-то процент от продажи «кулинарных сборников» Мышъякоффа.

Невольно хочется воскликнуть: "Ай да молоток Дамблдор!" Он, получается, бездарный директор, плохой глава Визенгамота, никудышный манипулятор.... и при всём этом умудряется оставаться на вершине власти! То ли все остальные ещё тупее него, то ли он настолько мастерский кукловод, что заставляет всех верить в подобный бред.

Продолжая лекцию, Снейп задумался над собственными попытками хоть что-то донести до детей за последние десять лет. Что же, он без ложной скромности мог гордиться теми студентами, которые все же набирали нужный балл для обучения зельеварению на шестом и седьмом курсах. Эти студенты после легко поступали во всевозможные академии и блистали на занятиях. Вот только было их слишком мало. Но Северус и не ставил себе цели воспитывать по сорок новых хороших зельеваров каждый год. Его расстраивало то, что большинству студентов не удавалось за первые пять лет привить хотя бы элементарных навыков и знаний. Снейп очень надеялся, что никто из тех, кто посредственно сдал СОВы, не надумает сварить какое-нибудь лекарственное зелье, ведь, если судить по демонстрируемым знаниям, эти волшебники, ежегодно получая в Больничном крыле порцию бодроперцового, не могли отличить его по внешнему виду даже от кровотворного. Зная это, зельевар не удивлялся тому, что каждый год они с Поппи отпаивали антидотом от амортенции как минимум пятерых старшекурсников.

Если на остальные три факультета Северус не мог как-то повлиять, то за своих змеек брался всерьез с первых же дней в школе. Вот и в этом году декан на индивидуальных встречах расспросил первокурсников об их дошкольной подготовке и выдал брошюры собственного авторства, где, кроме прочего, имелся список дополнительных предметов, желательных к покупке.

Детям предстояло десять из двенадцати месяцев в году проводить в школе, где нет родителей, близких, старых друзей и привычных условий. В холодном продуваемом замке, где нельзя обойтись сиротским списком Минервы. Детям предлагалось или самим докупить то, о чем они и их родители не подумали, или озаботить вопросом родичей. И редко кто не находил в списке того, что забыл дома.

Да чтоб вас *длинное нецензурное ругательство опущено*. Сколько можно нудеть про это "дитачкам неудобно", поливать грязью Макгонагалл и восхвалять Снейпа?! Эти штампы протёрли даже не до дыр, а до состояния пыли!

А дальше мы видим картину маслом: "Харя и Снейп".

За неделю учебы на Поттера ни разу не пожаловались. Да и сам декан не видел причин придраться: ребенок по ночам спал, в Большой зал и на занятия не опаздывал, выглядел достойно и, похоже, не планировал сливаться в экстазе шалопайства с гриффиндорцами.

«Еще неделя не кончилась, — напомнил зельевару его внутренний пессимист. — У мальчишки есть два с половиной дня, чтобы изменить мнение о себе на прямо противоположное».

— Сегодня вы попробуете сварить свое первое зелье, — объявил профессор, завершив лекцию. — Мазь от фурункулов. Это одна из самых простых рецептур. Но и она требует сосредоточенности. Внимательно прочитайте рецепт и приступайте. До конца урока я хочу получить приличный образец мази.

Отойдя к доске, Северус Снейп стал наблюдать за студентами. Половина занялась котлами, водой и огнем, вторая отправилась за ингредиентами. Зельевар поморщился, видя, что в головах Уизли и Финнигана не задержалось ни одного из двух дюжин пунктов по технике безопасности. Отвлекшись на ало-золотых, декан Слизерина пропустил момент, когда Поттер что-то извлек из своего рюкзака. Сначала волшебник хотел сделать мальчишке замечание, но подавился вздохом, видя, как это человекообразное существо избавляется от мантии и заменяет ее какой-то непонятной курткой-рубашкой черного цвета.

— Это что? — озвучил невысказанный вопрос декана Малфой-младший, вернувшись из кладовой с подносом.

— Так удобнее, — ответил ему шепотом Поттер, пожав плечами. Снейп никогда не жаловался на слух, так что в тихом гуле прекрасно расслышал каждое слово. — Как можно работать над зельем в мантии? Широченные рукава так и норовят упасть в миску, в банку или в котел.

Правила не регламентировали, как должен был быть одет студент на уроках зельеварения, только указывалось, что кожу должно защищать не менее двух слоев ткани, так что Снейп не мог к чему-то придраться. Но через миг ему очень захотелось это сделать, когда Поттер извлек из сумки еще один предмет. Это оказалась круглая тканевая шапочка без полей. Черная. С рисунком из ярко-зеленых улыбающихся кактусов. Преподаватель уже открыл рот, желая отчитать нахального мальчишку, когда всех отвлек непонятный звук, раздавшийся со стороны гриффиндорцев.
...
— Это похоже на куртку профессионального повара и… медицинскую шапочку, — обломала всех громким шепотом Грейнджер. — Мои родители используют похожие, только… с персонажами из… мульт… сказок, когда на прием приводят детей.

— Что за разговоры? — оборвал всех Снейп. — Занимайтесь зельем!

— Драко, а кто будет убираться? — наполняя пробирку красной жидкостью, которая медленно густела и светлела, спросил Поттер как раз в тот миг, когда в аудитории воцарилась тишина. На лицах студентов тут же возникло удивление и недоумение, только змейки будто бы призадумались. Вид студентов показался профессору столь забавным, что он не без злорадства ответил Поттеру:

— Раз вы спрашиваете, мистер Поттер, то вам мы и предоставим эту честь. Сегодня вечером. В шесть.

Зельевар ожидал злости и обиды, но мальчишка встрепенулся, улыбнулся ему и радостно уточнил:

— Правда, профессор Снейп?

— Именно, мистер Поттер.

— Потрясающе! — воскликнул мальчик так, будто декан добавил пятьдесят изумрудов в его личную копилку заработанных баллов. — А вы все-все мне объясните? Там… Какие тряпочки, губки, терки, да? Специальные средства? Технику? Тайные секреты правильного замачивания?

Энтузиазм Поттера выглядел удивительно искренним, а напор сбивал с ног.

— Вы узнаете все, что вам требуется знать, Поттер, — выдохнул зельевар, не в силах придумать хоть сколько-то язвительный ответ нахальному ребенку.

— О! Я буду ждать! — с улыбкой ответил мальчишка и с какой-то плотоядной нежностью окинул взглядом использованные слизеринцами котлы.

Снейп должен был заподозрить неладное уже тогда…

А, полагаю, это тоже часть юмора? Только вот не смешно почему-то. А вот побить лицо ладонью очень хочется.


Ничего не оставалось, кроме как идти вызволять приятеля из лап крестного, почему-то решившего поизмываться над одним из своих змеенышей. Уже возле кабинета мальчик замер, удивленно прислушиваясь к шуму, доносившемуся из-за двери. Опасаясь худшего, Драко без стука ворвался внутрь и замер на пороге.

— О, Малфой, — с каким-то нечитаемым выражением лица выдохнул зельевар. Драко почудилось облегчение. — Забирай Поттера, и идите на ужин. Уже пора!

— Но, профессор Снейп! — возмутился Поттер.

— На ужин, — повторил зельевар, подходя к брюнету и бесцеремонно подталкивая его к выходу.

— А как же то средство из зеленой колбы? — возмутился Харо. — Оно же явно лучше действует, да? Пару капель в котел, постоявший с водой десять минут, шапка пены — и смыть. Но… а если смешать с той абразивной штукой и нанести на копоть снаружи котлов…

— Поттер!

— А?

— Идите… отсюда, — устало велел профессор.

— Так я завтра зайду? — с надеждой спросил юный маг.

— Нет.

— Почему? — возмутился Поттер. — У меня еще пять котлов…

— Другие домоют, — успокоил преподаватель.

— Мои котлы?! — возмутился Харо на весь коридор. — Да как вы можете?!

— Поттер! — прошипел Снейп. — Будете вопить, отправитесь начищать награды в Зал славы под надзором мистера Филча.

— А вы выдадите мне…

— Нет!

— А я попрошу мистера Филча, сэр, — предупредил Поттер.

— Поттер! — рявкнул декан. — Еще одно слово — и вы на всех отработках будете писать строчки.

Юный маг открыл рот, явно желая что-то сказать, но тут же его захлопнул и воззрился на преподавателя огромными печальными глазами. Чувствуя победу, Снейп дотолкал мальчишку до порога и захлопнул дверь, наподдав ею студента под мягкое место.

— Мои котлы… — с болью в голосе застонал Поттер, приникая к двери.

— Эй, ты что сделал с крестным? — ошарашено спросил Драко, замирая рядом. — Первый раз вижу, чтобы он кого-то выталкивал за дверь.

— Ничего, — глядя на блондина честными глазами, ответил приятель. — Совсем ничего. Так все хорошо начиналось! Флаконы с чистящим средством, щетки, тряпки… Замачивание, скобление, оттирание, полировка… Ну…

— Что?

— Разве нельзя задавать преподавателю вопросы? — удивился Харо.

— О чем? — опешил блондин, но тут же себя одернул, прикрыл глаза и добрым-добрым тоном сказал: — Нет, не так. Сколько ты задал ему вопросов?

— Всего парочку, — выдохнул Поттер и смущенно поковырял носком тупоносого ботинка пол. — Нет… Три.

— Харо! — рявкнул Драко.

— Ладно! Четыре. Всего четыре.

— Харо!.. — наступая на друга, с угрозой выдохнул Малфой.

— М.. С уточняющими... Девять, — наконец признался брюнет. — Всего де... Десять. Десять вопросов!

— Десять вопросов? О чем ты задал десять вопросов?! — вскричал Малфой.

— Одиннадцать. Ну... О чистящем креме. Ты видел его? Да он отмывает все! А профессор патентовать даже не собирается! Это же!..

— Ты... — начал было Драко, но умолк, не в силах передать словами бурю эмоций.

— Что? — невинно спросил Харо.

* Устало осмысливая прочитанное*

А не кажется ли Харе, что такое поведение подозрительно? Что Снейп может сообщить о нём коварному Дамбигаду, и тот сделает какие-то выводы?

И КАКОГО ХРЕНА СНЕЙП ЭТО ИЗДЕВАТЕЛЬСТВО ТЕРПЕЛ?!

Вы думали, это всё? Нееет, глава делает ещё и контрольный выстрел:

А на завтра пришлось звать Нева, Панси и остальных, чтобы спасти декана во время набега Поттера. Блейз согласился только за шапочку и получил темно-зеленую в жизнерадостные желтые черепушки, Панси взяла шоколадом. Тео и Невилл просто пошли за компанию, а Крэбб и Гойл не знали, что можно отказаться. Снейп моральной помощи обрадовался еще меньше, чем Поттеру. И попытался выставить уже толпу змеек, но слизеринцы, ведомые предводителем в шапке с безумными кактусами, прорвались и отмыли не только оставшиеся пять котлов слизеринцев-первокурсников, но и котлы второго курса. Только после этого и после обещания, что Поттеру позволят устраивать уборочные набеги по вечерам в пятницу, декан сумел выставить прочь эту саранчу, почему-то названную студентами.

Бедный Снейп. Какой бы сволочью он ни был, такого он не заслужил.
15 апреля в 17:58
20 комментариев из 263 (показать все)
Desmоnd Онлайн
Ярик
Другое дело, что это насколько надо не верить в успех своего дела, чтобы предположить что его нужно будет тысячелетия поддерживать непрерывным вливанием средств учредителей?
И настолько не иметь понятия о самых примитивных основах экономики, существовавших ещё до нашей эры. То есть не понимать, что бесконечное золото превращает это самое золото в тыкву. И что когда золотые монеты станут никому нахуй не нужны (типа зимбабвийских долларов), в ходу появится другое платёжное средство.
Desmоnd Онлайн
Stupidella
а ещё надо учитывать инфляцию...
Которую именно куча золотых монет из ниоткуда очень пиздато обеспечит.
Desmоnd ты хорошо сказал пиздато потому что только туда и можно засунуть золотые монеты десятого века.
Desmоnd вот дедушка подарил мне коллекцию советских монет. Когда-то они действительно были деньгами, но сейчас стали чисто памятью. И не факт что эту память можно будет превратить в деньги, но другие.
При чём с момента распада СССР прошло всего ничего с точки зрения времени а мы говорим об деньгах которые ходили в обороте ещё задолго до Возрождения.
Desmоnd Онлайн
Stupidella
Ну, старые монеты часто имеют коллекционную ценность, но тут, с постоянным источником, будет большой лол.

Но вообще, экономика дрочерского фикла всегда делает мне больно. Это сука настолько непонимание элементарных основ, что пиздец, реально уровень экономической грамотности "деньги я беру в тумбочке".

Причём, у Роулинг, которая типа *плоха с цифрами* все просто заебись.
Desmоnd потому что она сама там выросла и прожила достаточно долго чтобы понимать о чём речь?
Desmоnd ну пожалей бедных людей которые не понимают что экономика России не тождественна экономике Британии ...
Samus2001 Онлайн
Stupidella
Desmоnd потому что она сама там выросла и прожила достаточно долго чтобы понимать о чём речь?

Потому что она показала достаточно, чтобы увидеть экономику магов, и в то же время не ударилась в заклепки. Желающие же рассказать как "Роулинг не продумала", начинают углубляться в детали и тем самым просирают всё
Просто авторша в детстве смотрела "Утиные истории" и у неё отложилось, что капиталы надо хранить в виде огромной горы золотых монеток.
Desmоnd Онлайн
Stupidella
потому что она сама там выросла и прожила достаточно долго чтобы понимать о чём речь?
Ну, в магбритании она всё же не жила. Она молодец в том, что просто имела достаточное общее представление, а остальное описывала крупными мазками, не вдаваясь в подробности, которые никому нахуй не нужны.

Ну то есть как нам похуй на экономику Средиземья, сколько там денег заплатили в Гарцующем Пони или ещё где, так и тут, деньги - элемент антуража. Но говноавторы делают на них фокус, а так как нихуя не знают, выходит вот такая лютая хуетень.

У меня сейчас кстати очень похожая проблема в книге. ГГ решает в том числе и финансовые вопросы, повествование от первого лица, есть моменты, которые хуй обойдёшь, типа покупки дома или выплаты выкупа за персонажа. Так что постоянно тереблю Самуса на тему "глянь, не написал ли я хуеты?"
Desmоnd я ещё не до шёл до вашего произведения о чём сожалею...
Тощий Бетон_вторая итерация
Просто авторша в детстве смотрела "Утиные истории" и у неё отложилось, что капиталы надо хранить в виде огромной горы золотых монеток.

А я смотрел Утиные истории в 2021 году, и скажу что Скрудж Макдак был магнатом, владельцем заводов, газет, пароходов и до кучи он адский приключенец, который не ленился за разными богатствами мотаться по всей планете ( это еще при том что он законопослушный, и не беспридельщик, как Флинтхар Глумгольд).
Desmоnd Онлайн
Stupidella
я ещё не до шёл до вашего произведения о чём сожалею...
Я не "вы", а "ты", под моим ником нет коллектива человеков.

Но та книга о которой речь, пишется. Вернее, второй том написан, но пока не выложен, а третий, где больше всего финансовых отношений -- в процессе.
sledopyt321 Онлайн
Desmоnd
Тут некоторые бомбят от обращения к ним на ты, поэтому человек изображает вежливость
Desmоnd Онлайн
sledopyt321
Я старый фидошник, меня таким не проймёшь.
Samus2001 Онлайн
Desmоnd
sledopyt321
Я старый фидошник, меня таким не проймёшь.

Я старый зельедел и не знаю слов любви
Desmоnd прости я просто привык на вы давно не общались
Но если можно на ты то добре
кукурузник
Ярик
И страшно подумать, что бы с ним сделал Магог.

Превратил бы в котёл и начал в этом котле варить зелье "Простоблеск".)
Освойте уже прием, блеать, показывать дела!

Мне тут знакомые жаловались, что уже в кино и сериалах такой, последнюю Лару Крофт на экране, все персонажи хвалят и хвалят, а сама она никчемная, а в сериале Фоллаут Стальные Братки на словах дисциплинированные. по факту раздолбаи.

Все взаимосвязано, выходят ублюдские фильмы ( где метущиеся персонажи, косяки логики, различная тупость), фикеры это тащат в фандом. Выходят ублюдочные книги ( 50 серостей и Сумерки, их идеолог) - фикеры берут с них пример.
ПОИСК
ФАНФИКОВ









Закрыть
Закрыть
Закрыть