↓
 ↑
Регистрация
Имя/email

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Огненная леди (гет)



Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Ангст, Романтика, Первый раз, Драма
Размер:
Миди | 241 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждения:
AU, Смерть персонажа
 
Не проверялось на грамотность
Попытка написать историю Алекто Кэрроу. Что мы знаем о ней? Садистка, убийца, преступница... Но что довело ее до такой жизни и за что Алекто так ненавидит маглов?
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 8. Пасха

Время летело очень быстро, приближались Пасхальные каникулы. Алекто Кэрроу старательно изучала все предметы, не желая попасть в отстающие, к тому же и Анна с Алом были отличниками. Стейси правда прыгала между «Выше ожидаемого» и «Превосходно», но до двоечников из их курса еще никто не скатился, даже откровенный лентяй Гойл. За все это время круг знакомых Алекто расширился до всех девчонок Слизерина и большого количества второклассников, хотя ее лучшей подругой оставалась Анна Макмиллан.

Даже с мальчишками удалось сблизиться получше: Ал, к примеру, интересовался литературой. Как оказалось, тоже зачитывался «Замком в Карпатах», так что книжку обсудили с огромным удовольствием. Лекту несколько удивило, что больше всего из персонажей ему понравился барон. Барон! Самой Алекто в конце книги очень хотелось бросить в этого самого барона каким-нибудь заклятием, но Ал считал, что в нем, видите ли, есть загадка! Хороша загадка, нечего сказать, но в то же время вдруг в нем и правда есть что-то притягивающее? Лекта решила, что нужно будет перечитать. Ал любил историю: мол, «Замок в Карпатах» был написан в тысяча восемьсот восемьдесят третьем году, время полной власти европейских волшебников, на что проходящая мимо Элеонора Флинт заявила: «Застой. Как же прогресс?»

Слушая Элеонору, Лекта удивилась. Вот сдался-то этот прогресс человеку, жить без него не может, хотя что плохого? Флинт сама чистокровная, радоваться должна, а не ворчать! Волшебники никого не звали в мир силой, не нравится — до свидания, зачем лишние перемены ради маглорожденных? Не слишком ли много затрат?

Джастин Руквуд тоже весьма любил историю. Как и друг, он интересовался магическими войнами и традициями разнообразных магических государств. Кроме того, Джастин прекрасно играл в шахматы и карты. Алекто, которая практически никогда не проигрывала, играя дома с Амикусом, с Джастином проваливала партию за партией, но временами, к счастью, улыбалась и удача.

— Интересно, а какая у тебя любимая фигура в шахматах? — спросила как-то Лекта. — У меня ферзь. Она может ходить как угодно — как пешка, как ладья, как слон… Только прыгать через вражеские фигуры не умеет.

— Хороший выбор — фигура могучая, — улыбнулся в ответ Джастин. — У меня конь. Только представь, сколько полей он может держать под напряжением одним единственным ходом.

— Напоминает какого-то очень могущественного умного волшебника. Ладья как наши гриффиндорцы — идёт напролом, без всякой хитрости. Ещё всегда был интересен король — беспомощный, но вся игра на его защите построена.

— Не забывай, что в конце король самая сильная фигура, — поучительно добавил Джастин.

— Я и говорю: беспомощный, но необходимый. Слон хитрюга — вот не идёт прямо, как другие, нужно обязательно по диагонали и только по диагонали.

За время учебы этот хитрец отлично изучил всех преподавателей, был несколько ленивым, но в конце четверти быстро выполнял любые задания, хлопая ресницами, а бедные преподаватели в большинстве своем просто не могли отказать кудрявому очаровашке.

Мягкая и добрая натура, всегда был готов поддержать, но не слишком уверенный в себе. Алекто помнила, что как-то раз сидели на уроке Трансфигурации и пухлый гриффиндорец Брендон Грейд с наглым видом заявил «Я здесь сижу» и сбросил с парты вещи Джаса, столкнул его самого, хотя тот всего-то и сделал, что пересел, у него зрение не очень. Лекту, сидящую неподалеку, возмутила эта наглость. «Отстань от человека» — после этих слов Брендон на удивление быстро заткнулся, однако Стейси в ответ за друга прокралась на перемене за гриффиндорцем и нарисовала сзади мелом большие белые пятна — Грейд пошел на Историю Волшебства, подобно белому леопарду.

Алекто, видя это, еле сдерживала смех, однако то, что война слизеринцев и гриффиндорцев никак не заканчивалась, напрягала ее. Ну что, что в них не так? Такие же школьники, как и все остальные, неужели оба факультета не в состоянии это понять и хотя бы попробовать наладить отношения? Почему же так? Лекта глубоко вздохнула. Видимо, пройдет очень много времени, прежде чем эти два факультета улучшат свое отношение друг к другу.


* * *


У Хогсмида собралось довольно много учеников. Алекто, оглядываясь по сторонам, заметила среди однокурсниц Стейси, что откинула на грудь черные длинные кудри в разговоре с Джастином. Всё-таки Анастейша очень любит воображать, это казалось Лекте очень милым и забавным, вызывало добрую улыбку. На каникулы она собралась ехать домой — в конце концов давно не видела родителей и брата, успела соскучиться. Вчера они с Анной обменялись адресами и оказалось, что их разделяет всего лишь одна улица! Это обстоятельство очень обрадовало Лекту — выходит, на каникулах они легко смогут ходить друг к другу в гости! А где же она сейчас, Анна-то? Где?

— Бу!

Алекто вздрогнула от неожиданности и резко обернулась. Сзади стояла эта самая Анна в черном платье чуть ниже колен.

— Зачем так пугать-то? — удивленно поинтересовалась Лекта. — В могилу ведь сведешь!

— Пф, — фыркнула в ответ подошедшая Стейси. — Пасха завтра, веселиться нужно, а ты помирать собралась!

— Вот именно, — раздался вкрадчивый голос сероглазой Элизабет. — Девочки, пообещайте, что будете мне писать.

— Мерлин с тобой, Лиз, — весело проговорила Лекта, махнув рукой, на что блондинка хихикнула.


* * *


Не успела Алекто войти в свою комнату, как к ней тут же подлетел брат.

— Привет! — звонко воскликнул он, будучи счастлив из-за приезда сестры. Эта самая сестра еще и слова не сказала, в тот момент как брат крепко обнял ее.

— Отпусти, придушишь! — сквозь смех проговорила Лекта, на что Амикус покачал головой. Этот жест показался Лекте настолько милым и трогательным, что вызвал улыбку. Наконец то, наконец то, как же она по нему соскучилась, он просто не представлял себе, просто не представлял! Несмотря на то, что переписывались они частенько, живое общение никто не отменял, так поговорить хотелось, расспросить о жизни!

— О, сиамские близнецы, — раздался мягкий голос отца. — Привет, Лекта!

Девочка, оторвавшись от брата, быстро посмотрела вперед — у гостиной стояли родители с легкими улыбками на лицах. Обняв их, Лекта радостно улыбнулась. Как же это приятно — встретиться с семьей!


* * *


Гостиная в доме Кэрроу уже дожидалась наступления праздника. Зал был украшен ветками верб. Чего только не было на столе! Алекто сразу заметила шоколадного пасхального кролика — Лекта помнила, что такой кролик символизирует изобилие и плодовитость. Считается, что именно он прячет пасхальные яйца в укромных местах, чтобы дети искали их. Специальные соревнования по поиску яиц любимая забава ребятишек. Тот, кто найдет больше всех яиц, получит приз.

— Помнишь, как мы яйца искали, когда совсем маленькие были? — мягко уточнил Амикус.

— Конечно помню, я все время выигрывала, — гордо улыбнулась Лекта. — Помнишь, нам давали по конфете «Star» и по игрушке?

— Естественно, наши любимые конфеты! — Амикус покачал головой, притворно нахмурившись. Какая, мол, глупая у меня сестра, совсем не понимает ничего! Эти шоколадные конфеты с орехами были поистине очень вкусными. Лекта помнила, что нередко до обеда, осторожно поодойдя к вазе с конфетами, она брала несколько штук и осторожно запускала их себе в карман, а потом уходила в комнату, где поедала конфеты вместе с Амикусом. Конечно, ребята понимали, что родители были бы недовольны поеданием конфет до настоящего обеда с супом, но на тот момент проказникам было абсолютно все равно! Каким же веселым у них было детство!

Размышления Алекто прервали филин и полярная сова. Обе птицы держали в лапах письма.

Привет! У нас всё отлично. Поздравляю с Пасхой, пусть твоя жизнь будет такой же как пасхальное яйцо: красивой, ровной и гладкой, яркой и окружённой вниманием со стороны близких людей! Короче говоря, всего тебе самого худш…ой-ой, лучшего, конечно, лучшего!

P.S. Сейчас приходил Джастин, передает тебе привет и желает как можно больше радости в процессе каникул!

С уважением, Анастейша Голдштейн.

Лекта улыбнулась. Настолько искренним и веселым оказалось это поздравление, в стиле вечной веселушки Стейси. Особенно повеселило сравнение с пасхальным яйцом — подруга, видимо, хотела поднять ей настроение, рассмешить. Как же хорошо иметь друзей! Быстро сбегав за бумагой, Лекта написала ответ и поздравление. Когда филин улетел, девочка принялась за полярную сову. Изящный почерк Лиззи невозможно было спутать.

С Пасхой, Алекто!

Желаю в день пасхальный я

Как можно больше наслаждений,

Поверить истинным друзьям

И отказаться от сомнений.

И пусть тепло в твой дом войдет,

И пусть во всех делах везет,

Везенья, радостей без бед,

И разных жизненных побед!

Лиз.

Лекта вспомнила слова подруг о том, что Элизабет пишет стихи и рассказы, но почитать не дает. Стесняется, что-ли? Мерлин, но чего же тут стесняться? Поздравление весьма красивое, очень приятное и доброе, несколько пафосное, но ведь праздник же, а не серые будни! Дальше будет еще лучше, а потом еще — практика, практика и практика, чего же стесняться то? Любому писателю нужны читатели! Лекта была очень благодарна подругам за прекрасные поздравления и дала себе слово поговорить с Лиз едва только будет такая возможность. Пожелав Лиззи в письме удачи, счастья и веры в свои силы, свои способности, Лекта отпустила сову. Что же, время садиться за стол. Одним Алекто была огорчена — от Анны и Аластора поздравлений не поступало, однако, с другой стороны, еще полно времени.

На столе уже стояли два больших пасхальных яйца — одно в красной обертке с белым узором, напоминающим кружево, а другое в черной, с узором в виде молний. Быстро схватив яйца брат с сестрой принялись поедать их, избавившись от оболочки. Оба всегда очень любили шоколад, а особенно в таких яйцах — они ведь всегда очень сладкие! Когда шоколад оказался съеден перед ребятами оказались пластиковые упаковки, скрывающие игрушки. Амикусу достался смешной ухмыляющийся заяц в полосатых черно-желтых штанах на одной лямке и с огромной пуговицей на животе. Глядя на игрушку брата Лекта мягко улыбнулась, рассматривая его плутоватую физиономию и длинные уши. Как же хороша эта огромная пуговица на заячьих штанах! Самой Лекте досталась милая куколка довольно симпатичного вида. В куклы она уже не играла, но можно поставить подарок у окна в своей комнате, уж больно хороша! Кукла оказалась вполне реалистичной, стройной, а не худощавой как палка, так что ее вполне можно было бы заметить, не потерять. Кудрявая блондинка с большими темно-зелеными глазами, модное салатовое платье чуть выше колен, с белыми короткими рукавами, высокие белые ботинки с синей шнуровкой и рисунком черной розы по бокам. Настолько она казалась хрупкой, светлой и милой, но пришло время откладывать игрушки и садиться за стол.

Свет­ло-бе­жевые обои да­вали при­ят­ное ощу­щение уюта. Сол­нечные лу­чи слег­ка про­ника­ли че­рез боль­шие, но уз­кие ок­на, а по­толок ук­ра­шала золотая люс­тра, до­бав­ляя ве­личес­твен­ности. Синие обои с большими белыми цветами гармонично сочетались с темным широким диваном и такого же цвета двумя креслами. Книжный шкаф, диван, кресло и колдографии на стенах. Окна были занавешены белоснежным тюлем. Лекта заняла один из приставленных к столу темно-синих стульев, и он оказалось довольно мягким.

Поговорив о жизни, семья дружно принялась за еду. И красное вино,

и аккуратно нарезанные салаты. Для детей — соки, яблочный для Лекты, апельсиновый для Амикуса, ваза со сладостями и Алекто быстро ухватила шоколадку — она была настолько маленькой что легко закрывалась в руке и в то же время была весьма вкусной. В центре стояли пасхальный торт и ваза с крашеными яйцами.

— Ну что, поборемся? — с важным видом уточнил Амикус, на что девочка хмыкнула. Конечно, а чего ты ожидал? Не отказываться же от предстоящей победы и вкусного яйца, а в том, что победа будет принадлежать именно ей, Кэрроу не сомневалась, интуиция просто кричала ей об этом, поэтому девочка быстро вытащила яйцо. Бах! Победа. Бах! Победа! Гордо улыбнувшись, Лекта начала освобождать яйцо от скорлупы. Да, да, да, она знала, она верила!

— Здравствуйте, — услышав мелодичный голос Анны, Алекто вздрогнула от неожиданности и обернулась. Анна ведь, по идее, должна сидеть сейчас дома и праздновать, но как же Лекта была рада, что подруга пришла навестить ее! У входа в гостиную действительно стояла Анна в легкой мантии болотного цвета, и она была не одна!

— Мы хотели сделать тебе сюрприз и не говорили что соседи, — протянула с важным видом Анна, пока Алекто переводила взгляд с нее на Ала.

— Сюрприз вам удался! — весело признала Лекта.

— Мы желаем тебе оставаться всегда умной, красивой и доброжелательной! — быстро подхватила Анна.

— Счастья, радости, побольше тепла близких, удачи во всех начинаниях и много радостных минут. С Пасхой! — последнее слово было за Алом.

— Спасибо, — весело улыбнулась девочка. — Спасибо вам всем!

Как же было приятно получать поздравления! Причем от чистого сердца, а не так, лишь бы отговориться — все те, кто сегодня желал его всего самого лучшего, действительно старались доставить ей удовольствие, а как же приятно это осознавать! Подошел и Амикус чтобы познакомиться с ребятами, однако долго эти двое здесь не пробыли, их ждали дома, но как же Лекта была рада, что зашли!


* * *


Лекта и Амикус прогуливались, когда шел предпоследний день Пасхи. Было даже жаль, что каникулы уже скоро закончатся. Сворачивая на другую улицу Кэрроу услышали знакомые голоса.

— Он тебя любит.

— Кто?

— Да брат мой. Соскучился прямо по тебе! Вчера ты заходила, но сегодня: «Где Анна?» Через полчаса: «Ну где Анна то?!» Только хотел за тобой сходить, как ты сама пришла. Вот жить ребенок без тебя не может!

— Ты не говорил, что у тебя есть брат!

Собеседники аж вздрогнули от неожиданности, услышав голос Лекты.

— Так ты и не спрашивала, — с усмешкой отозвался Аластор. — Есть четырехлетнее ходячее бедствие по имени Фрэнсис.

— Фрэнсис? — прыснул Амикус. — Это же женская форма имени Франциск!

— Хм… По твоей логике Скотт был женщиной, — ввернул Ал.

— Просто забавно, — протянул с иронией Кэрроу. — В книге было.

— Ну, а одна ветеринарная клиника называется «Амикус», — развел руками Ал, что вызвало дружный смех.

— Расскажи про брата-то! — первым отошел от смеха Амикус. — Почему бедствие?

— Довольно подвижный и упрямый — вот и бедствие. И очень любопытный, помню приносил домой насекомых, восхищаясь симметрией их тела. Любит носиться на метле на всей скорости, хотя предупреждали, что нужно быть помедленнее. И, знаешь, весьма смелый и целеустремленный, несмотря на возраст — даже если грохнется через несколько секунд, он не станет плакать и шарахаться от метлы, а наоборот, залезет на нее — и будет проделывать это до тех пор, пока не научится сохранять равновесие.

— Ну так это хорошо! Волевой малый! — Лекта прыснула, представив, как мальчонка снова лезет на метлу. Она сама давно бы разревелась, будь ей четыре года, а этот нет, о как хочет добиться цели!

— Но со своей метлой чудом не расколотил практически все, что есть в доме, — тепло улыбнулся Ал. — Самоуверенный и непостоянный, но жизнерадостный, добродушный и очень милый.

— Интересный мальчонка, — отметила Лекта. — Но за ним нужен глаз да глаз!

Она всегда любила малышей. Если ходили в гости, где были маленькие дети, то Алекто с удовольствием проводила с ними время — настолько милыми и очаровательными кажутся, эти тонкие губы, эти добрые глаза.

— Кто бы говорил, — рассмеялся Амикус. — Помнишь нас с тобой, когда маленькие были?

— А какими вы были? — быстро смерила его заинтересованным взглядом Анна.

— То ели зубную пасту, то решали приготовить пирог без эльфов, в тайне от родителей, и спрятали как-то тесто ни куда-нибудь, а в чемодан — ну чтобы не забыть перед поездкой, — рассказывал Амикус, а остальные слушали, едва сдерживая смех. — Но его нашли родители, а кого наказывать из нас за все наши проделки непонятно.

— То он за меня заступается, то я за него, — прыснула Лекта. — И стригли волосы самим себе, и кашу пытались варить на волшебном огне, да ладно бы варить нормально — то крупу насыпим, то воды когда надо и не надо.

— Вот же озорники, сколько натворили! — притворно — укоризненно проговорила Анна. — Весело, но едва ли вам у нас так свободно было.

— И у нас, — закивал Аластор. — Если я, к примеру, упрямствовал или закатывал истерики, то получал молчание до вечера, а бывало, что и розги знал.

Лекта ахнула. Бывало, конечно, мама ругала их с Амикусом за плохое поведение, но чтобы бить… Девочка не понимала, как так можно, Ал же тоже живой! Можно было наказать, но не с помощью же силы!

— Но… Это несправедливо, — решительно заявила Алекто.

— Вот именно! — поддержал ее брат. — Сын как-никак!

Воздух вокруг казался уже совсем теплым, и молодые листья, казалось, звенели на фоне прозрачного неба.

— Ничего, за дело. Я пропадал с Джастином на улице много времени, не предупреждая, наглел в детстве — меня вся семья не могла заставить позавтракать или пообедать, мог с соседским Саймоном подраться, нужно ведь было меня унять хоть как-то, правда? — он говорил об этом абсолютно спокойно, глядя вперед, а на последних словах мелькнула легкая улыбка.

Лекта задумалась. С одной стороны да, нужно ведь хоть как-то угомонить мальчишку, но розга? Кэрроу никогда ее не знала, но понимала, что больно, очень больно — неужели нельзя было просто поговорить? Ал бы понял, что неправ, зачем же так сразу?

— Сегодня по традиции мужчины носят женщин на руках, — из грустных размышлений ее вывел звонкий голос Анны, поправившей длинные черные волосы. — Ну что же, Амикус, неси Лекту, а ты… а тебе достаюсь я, — ласково улыбнулась она, поправив платье цвета морской волны.

— Зато во вторник всё наоборот, — с усмешкой напомнил Амикус.

— Ну, нет, мы не сможем, — уверенно заявила Лекта, покачав головой для пущего эффекта. — Мы хрупкие. Может, кто из гриффиндорок смог бы? Вон все крепкие какие!

— К примеру, Коул, — нежно засмеялась Анна. — Или Кристен Макдональд. Она по мускулатуре любому парню фору даст!

Лекте и самой стало очень смешно, едва подруга упомянула эту гриффиндорку — высокая, мускулистая, с короткой стрижкой, боевым характером и упрямым взглядом, ссориться с такой опасно — в нокаут отправит тут же! И насколько же не подходило нежное имя Кристен!

— Стесняетесь? — ехидно поинтересовалась Анна у мальчишек. — Несите нас с Алекто до поляны, тут недалеко!

— Нести? Да без проблем! — Лекта быстро запрыгнула на руки к брату. Так весело! Прибыли ребята первыми, Анна и Аластор немножко опоздали.

— Анабель Оливия Макмиллан, вы, конечно, очень легкая, но…

— Но что? — весело перебила Алекто прислонившись к березе.

Как же было хорошо! Как же весело.

Глава опубликована: 07.04.2022
Предыдущая главаСледующая глава
1 комментарий
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх