↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Теневая буря (гет)



Автор:
Бета:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Кроссовер
Размер:
Мини | 34 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
UST, ООС, AU
Фиона отправилась в путешествие по Теням, но на крыльях бури ее занесло вовсе не туда, куда она планировала. И почему Фиона просто не проехала мимо этого человека?
На конкурс "Редкая птица 5", "Перекресток".
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Фиона рассеяно огляделась, пытаясь понять, куда же ее занесло. Лес явно не дотягивал до Арденского, что тянулся у подножья Амбера, но ей и не нужно было туда. Дети Оберона не могут заблудиться. Эта мысль успокаивала. И все же попасть в эпицентр теневой бури было неприятно. Одно дело — сталкиваться с последствиями, совсем другое — ощутить, что привычная власть над мирами изменила тебе. В конце концов, Фиона могла пострадать куда сильнее: получить травму, потерять сознание, оказаться в Тени с неподходящими для жизни условиями... Но ее всего лишь занесло не туда, куда она собиралась.

Фиона ехала не спеша, изменяя реальность под необходимую. Здесь добавить немного красок, здесь — убавить, перекрасить цвет листьев с изумрудного на травяной, изменить сам воздух, убрать дурманящий запах, который появился неизвестно откуда. Каждый, кто прошел Путь, мог делать это. Все было абсолютно привычно, она не гнала лошадь, ибо необходимости в адской скачке не было.

После завершившейся войны Амбер и Хаос находились в хрупком равновесии. Но в уравнение была добавлена третья переменная: новый Путь, созданный ее братом Корвином, менял привычный расклад, что не нравилось ни Змею, воплощению Хаоса, ни Единорогу, олицетворению Амбера. Удивительное единодушие.

Фиона прекрасно понимала, что Мерлин солгал ей. Уж если он не может ступить на Путь, созданный отцом, то кто тогда? Впрочем, его можно было понять: на мальчика столько всего свалилось. Но это не означает, что Фиона оставит все как есть. Прежнего баланса никогда уже не будет, теневые бури становятся все сильнее и опаснее, и, возможно, это только малая толика того, с чем им еще предстоит столкнуться. И если Мерлин не хочет иметь с ней дело, то есть еще надежда на Корвина. Старший брат сильно изменился после того, как провел несколько столетий в тени Земля без памяти о прошлом. Фиона сказала бы, что он наконец-то повзрослел. Если действовать тонко — а это она умела, — то Корвина можно будет склонить на свою сторону. А затем и Мерлин к ним присоединится — ведь он практически преклоняется перед отцом.

Но прямо сейчас Фионе были нужны кое-какие ингредиенты для ее экспериментов и работы, за которыми она и отправилась в путешествие. И все было как обычно — Тени расступались перед принцессой Амбера и приносили ей то, что она хотела. Но вдруг поднялся ветер, который Фиона не смогла унять, она перескакивала из Тени в Тень, но свинцовые тучи не желали ей подчиняться и исчезать. Ветер, вместо того чтобы ослабевать, только усиливался: плащ трепетал как знамя, рыжие волосы метались над ее головой, словно пламя костра. Кобыла, самая лучшая в конюшнях Амбера — а значит, и во всей вселенной — испуганно ржала, норовя встать на дыбы. Фиона прикрыла животному глаза, нежно погладила по шее, чтобы успокоить. Это, хоть и ненадолго, но помогло, ведь кони Джулиана были сообразительнее многих людей. Когда Фиона поняла, что попала не в простую бурю, а в теневую, доставать колоду, чтобы вызвать кого-нибудь из братьев и переправиться в безопасное место, было уже поздно. Джулиан или Рэндом ее бы вытащили, но сосредоточиться хотя бы на несколько секунд, необходимых для контакта, возможности не было. Да и потерять свои карты не хотелось, ведь она находилась в самом эпицентре бури! Фиона опасалась, что их просто вырвет из рук, и они рассыплются по разным теням. Слишком мощный артефакт, чтобы бросать его на ветер. Нет, остаться без карт — это худшее, что может случиться. Поэтому Фиона соткала из своей силы кокон, который должен был защитить ее и лошадь, и отдалась на волю урагана. Куда бы ее ни занесло, она выберется, ведь принцесса Амбера не может заблудиться.

И вот теперь Фиона ехала по какому-то лесу, пытаясь хотя бы приблизительно определить, где находится. Судя по приметам, она попала во вполне подходящий мир. Если тут имеются драконы, фениксы и еще некоторые животные, ей только осталось их разыскать. Но после пережитой бури хотелось не искать драконов, а хорошую ванную и постель. Фиона потянулась к реальности, чтобы организовать себе постоялый двор, где она сможет найти и то, и другое, как ее кобыла заржала и поднялась на дыбы. Ну надо же! Наткнуться в лесу на человека! А Фиона уже думала, что исчерпала уготовленные ей неприятности. Умное животное решило, что давить его не нужно, резко затормозило, и хозяйка вылетела из седла. Фиона непременно бы что-нибудь себе повредила и сбила бы человека с ног, если бы не воспользовалась магией, чтобы предотвратить неконтролируемое падение. Кобыла же рванула в какую-то чащобу. Фиона хотела ее окликнуть, но вдруг юноша (а человек, которого чуть не затоптала ее лошадь, был, несомненно, молод) схватил ее за руку и принялся сверлить ее насквозь горячечный взглядом.

— Лили! Это ты! Ты жива! Жива!

Фиона не успела ничего возразить, а он уже судорожно сжимал ее в объятиях и что-то шептал о прощении, своей вине и любви. Впрочем, ничего удивительного. Видимо, в этой тени действительно жила похожая на нее девушка, за которую ее и приняли. Она уже не раз сталкивалась с этим. Фиона решительно отстранилась — такие моменты лучше прояснять сразу:

— Вы спутали меня с другой.

Юноша тщательно вгляделся, нашел различия, и черные глаза его тут же потухли, руки опустились, — он разом стал похож на больного щенка.

— Простите меня, мисс, вы правы.

Фиона не имела привычки жалеть незнакомцев, но и она успела рассмотреть юношу повнимательней. Он кутался в темную хламиду, длинные черные волосы спутались и слиплись, болезненно желтая кожа говорила о том, что он давно не следит за собой и явно имеет проблемы со здоровьем. Слишком длинный нос казался карикатурным. Но он был похож на Джулиана. Такого, каким он был, когда Оберон оставил его мать ради другой — озлобленным на весь свет подростком. Таким Джулиан был, когда он понял, что испытывает к Фионе нечто большее, чем братская любовь. Ну разве не забавно, что его тень и здесь полюбила ее тень? По крайней мере, так себе объясняла Фиона, почему просто не ушла из той Тени и связалась с этим юношей. Она уже давно не играла в глупые игры, которые так нравились Флоре. На кой черт ей смертные, когда хватает дел поинтереснее, чем очередная любовная интрижка? Тем не менее, Фиона улыбнулась и сказала:

— Ничего страшного, бывает. Вы не подскажете мне, где я могу найти ближайшую гостиницу?

— В пабе «Три метлы» можно снять комнату, если договориться с хозяйкой. Здесь меньше мили. Если позволите, я могу показать вам дорогу, мисс.

— Я с удовольствием воспользуюсь вашим предложением. Да и лошадь моя убежала. Боюсь, нам ее уже не найти. Можете звать меня Фионой.

— Снейп. Северус Снейп.

Фиона улыбнулась, но юноша почему-то нахмурился. Впрочем, через секунду его лицо приобрело вежливо-нейтральное выражение.

— Давайте я сейчас аппарирую вас к «Трем метлам», а потом попрошу местного лесничего — возможно, он найдет ваше животное. Все же это моя вина. И еще один момент — вам лучше спрятать волосы, вы слишком похожи на мою… знакомую. Вам, наверное, не захочется, чтобы вас снова за нее приняли, тем более что это может вызвать шумиху.

— Конечно, отличная мысль, мне бы не хотелось привлекать внимание, — и Фиона накинула капюшон, пряча огненные пряди под фиолетовую ткань. Ее новый знакомый внимательно на нее посмотрел, потом кивнул словно сам себе и сказал:

— Не думаю, что кто-то обратит внимание на цвет глаз. Да и Лили давно не была там, — и такая горечь прозвучала в его голосе, что заполонила все пространство. — Вашу руку… Фиона.

Термин «аппарировать» был незнаком. Зачем подавать руку, было не совсем понятно, но Фиона сделала это. И ее тут же скрутило в воронку.


* * *


Фионе с трудом удалось удержать в желудке его содержимое. И она порадовалась, что держалась за Северуса. Аппарация оказалась хоть и очень быстрым (до места назначения было рукой подать, и они добрались в считанные секунды), но очень неприятным способом перемещения. Однако раньше Фиона с таким не сталкивалась, поэтому тут же спросила:

— Что это было? И как вы это сделали?

— Так вы никогда не аппарировали? Почему же вы не предупредили?

— Там, откуда я родом, приняты другие способы перемещения, — расплывчато ответила она. И принялась расспрашивать нового знакомого об этом мире.

Фиона легко договорилась о комнате, но решила поужинать в зале — ей хотелось побольше узнать о новой Тени, не раскрывая себя. Фиона совершенно не желала, чтобы ее принимали за непонятную погибшую девушку, которую здесь знали слишком многие. Снейп и не заметил, сколько на самом деле выдал информации. Картина складывалась следующая: Тень эта была весьма похожа на Землю, но с тем отличием, что здесь было место и магии, и волшебным существам. Были и волшебники, которые, однако, скрывали свой мир от остальных и старались поменьше пересекаться с неволшебниками. Недавно прогремевшая гражданская война оставила глубокий след на каждом, кто с ней столкнулся. Тем не менее в Лондоне можно было купить все необходимое, что было куда удобнее, чем пытаться добывать драконью кровь самостоятельно. Хорошо, когда есть рынок. Кажется, она приобретет все, что ей нужно, даже быстрее, чем планировала. А еще Северус обещал научить ее аппарации. Такой способ передвижения нельзя было назвать приятным, но, судя по всему, он позволял мгновенно перемещаться на значительные расстояния, пусть и в пределах одной Тени. Что уже было неплохо. Впрочем, вряд ли аппарация возможна в Амбере, но это Фиона проверит позже.

Когда ужин подошёл к концу, Фиона попросила Северуса составить ей компанию во время завтрашнего визита в Лондон, беззастенчиво пользуясь его расположением. Все складывалось удачно — на следующий день у него как раз был выходной, и Снейп с удовольствием согласился ее сопровождать.

Пожалуй, самым приятным за этот длинный день была горячая ванная. Вечное правило мало менялось от Тени к Тени: заплати трактирщику достаточное количество золотых монет, и он сделает все возможное для твоего комфорта. Вот и здесь Фиона специально доплатила, чтобы, поднявшись в комнату, обнаружить ванную с горячей водой. Кранов и слива видно не было — видимо, все обеспечивалось магией. Фиона лишь пожала плечами, скинула одежду и погрузилась в нагретую воду, ощущая, как тепло проникает в каждую ее клеточку. Как хорошо! Стоило ей добраться до кровати, Фиона заснула под мерный треск дров в камине. В этом мире была поздняя осень, и огонь в комнате был совсем не лишним.

Утром Фиона почувствовала себя по-настоящему отдохнувшей. Она оделась, тщательно заплела и спрятала волосы под плащ, спустилась вниз, где заказала завтрак у хозяйки и попросила проводить к ней мистера Снейпа, когда тот придет. Хозяйка, совсем молоденькая, как-то странно на нее посмотрела, но свое мнение оставила при себе. Фионе было глубоко плевать, вряд ли она когда-нибудь появится здесь снова. Впрочем, кормили в трактире неплохо и даже нашелся вполне приличный кофе. Фиона как раз его допивала, когда решила раскинуть карты.

Колода таро была далеко не обычной. Помимо стандартных карт с мечами, жезлами, чашами и пентаклями там были мастерски выполненные портреты принцев и принцесс Амбера. Портреты самых близких, таких любимых, таких ненавидимых, невозможно далеких, но родных людей. Фиона наугад вытянула карту и улыбнулась — холодные голубые глаза, безупречные белые доспехи. Джулиан. У них всегда были особые отношения. Она почувствовала легкое покалывание — еще чуть-чуть, и начнется вызов, но общение с братом не входило в ее планы. Поэтому она перемешала карты еще раз и принялась раскладывать на столе. Нет, Фиона не собиралась подслушивать чужие разговоры (хотя при помощи колоды можно было это сделать) — в этом не было никакого смысла. В данный момент ее больше интересовала расстановка сил, а карты могли прояснить картину. «Хлопоты, хлопоты, хлопоты, грозящие стать настоящей проблемой, если не уделять им внимания», — говорили карты. В игре замешаны Рэндом, а рядом с ним Вайол; и Мерлин, вокруг которого завязано слишком много. Мандор, олицетворение Хаоса в данном раскладе, вкупе с дамой мечей обещали неприятности племяннику. Но в центре выпал Корвин. Фиона усмехнулась. Мечты всегда сбываются не тогда, когда нужно. Сама же она была несколько в стороне. И это ее устраивало. Фиона вытянула себе пару: паж пентаклей. Что же, в значении этой карты сомневаться не приходилось — черноволосый юноша, наделенный недюжинным умом, — потенциально выгодный союзник.

И тут в дверь постучали. Она быстро убрала карты, впрочем, оставив колоду на столе.

— Войдите!

— Доброе утро, Фиона, — произнес Северус. — У меня приятная новость. Ваша лошадь нашлась.

— Это чудесно, Северус, мне было бы жаль расстаться с ней, но, думаю, в Лондон ее брать не стоит.

— Вы правы, я попросил присмотреть за ней Хагрида, местного лесника. Не сомневайтесь, он любит животных и знает, как за ними ухаживать.

И тут взгляд Северуса зацепился за карты. Бровь скептически изогнулась:

— Таро?

— В модификации, — улыбнулась Фиона. — Это не совсем гадание, скорее помогает систематизировать и анализировать имеющиеся данные. Впрочем, ваш приход они мне подсказали.

И Фиона хотела показать пажа пентаклей, но случайно подцепила сразу две карты — и свою тоже. Прятать было поздно.

— Это ваш портрет?

— Да.

— Можно я взгляну?

Ей следовало отказать. Но она доверяла своей интуиции, а та шептала, что ничего страшного не произойдет, если этот человек рассмотрит ее карту поближе.

— Пожалуйста.

Северус взял карту и принялся изучать рисунок. Фиона была изображена в своих любимых цветах: зеленый, фиолетовый, лиловый. И тут Фиона ощутила что-то похожее на вызов. Неужели ее знакомый смог совладать с магией карт? Или он невероятно сильный волшебник — такие иногда встречались, — или он имеет отношение к королевской семье. В любом случае это интересно.

— Что вы почувствовали, Северус?

— Она словно живая. Холодная на ощупь, и мне даже показалось, что изображение шевельнулось. Но ведь движутся лишь портреты умерших, да и те только написанные особым образом. Потрясающая работа мастера. Откуда вы? Это какой-то неизвестный мне вид магии?

Фиона в задумчивости отправила выбившуюся прядь за ухо, не заметив, что Северус как завороженный проследил за этим простым жестом.

— Так и есть, Северус. Но у вас талант: не каждый заметит это. Для большинства карта так и останется не более чем красивой картинкой. И я обещаю рассказать вам подробнее, но после.

Фиона сама еще не решила, что же делать со своим открытием. Возможно, проще было бы оставить Северуса в неведении и навсегда исчезнуть из его жизни и этой Тени. Но почему-то не хотелось. А значит, придется решать, что и как рассказать про Амбер и королевскую семью.

Юноша кивнул. И они принялись обсуждать, где и почем можно купить интересующие Фиону вещи. И она поняла, что встреча в лесу была настоящей удачей: вряд ли Фиона нашла бы лучшего консультанта. Северус же за разговором о привычных и явно любимых вещах преобразился. Теперь в его словах скользила уверенность специалиста.

— Фиона, вам нужен очень странный и очень дорогой набор.

— Поверьте, для меня это не будет проблемой.

Северус кивнул: он и не сомневался в этом.

— Я даже навскидку не могу предположить, какое же зелье вы собираетесь делать. Хотя, если зелий несколько, а часть компонентов у вас уже имеется, то можно неплохо развернуться. Вот это, — и Северус записал мелким убористым почерком на пергаменте часть списка, — можно купить вполне легально в хорошей аптеке, например, у мистера Тика.

Фиона улыбнулась.

— А вот за этим — придется обратиться к другим торговцам. Возможно, будет лучше, если я отправлюсь за этой частью списка один.

— Благодарю, Северус. Но мне бы хотелось получше познакомиться с вашей страной. А теневой рынок — это всегда интересно. И не волнуйтесь, я сумею себя защитить.

От Фионы не укрылось, что Снейп слегка дернулся на ее последней фразе. Он явно испытывал вину за то, что не уберёг ту девушку, с которой спутал Фиону. Но выбор ее принял. Теперь можно было отправиться за покупками.


* * *


В этот раз они воспользовались каминной сетью, чтобы добраться до Лондона, и Фиона снова подивилась способам передвижения, принятым в этой Тени. Этот тоже был не из приятных, но, по крайней мере, от него не тошнило. Магический квартал не произвел на нее особенного впечатления, Фиона видела и не такое. А вот то, что ей удалось купить практически все, что было нужно, принцессу приятно удивило. Ее спутник держался со всеми ровно, но она отмечала, какими косыми, а то и откровенно злобными взглядами его награждали прохожие. Видимо, общество тут совсем небольшое и замкнутое, все друг друга знают, а репутация у мистера Снейпа не лучшая. Только в лавке аптекаря продавец был вежлив и приветлив с ними обоими.

— Мастер Снейп, рад вас видеть, хотя и не ожидал, что вы так скоро ко мне заглянете. Вам что-то понадобилось? — любезно поинтересовался седой волшебник в забавной шапочке с кисточкой.

— Нет, мистер Тик, лично мне пока ничего не нужно, но вы можете помочь моей спутнице.

Мистер Тик перевел взгляд на Фиону, ахнул, а потом все же взял себя в руки:

— Простите, мисс, вы просто очень похожи…

— Ничего страшного. Я только недавно приехала, но меня уже пару раз принимали за другого человека. Скажите лучше, есть ли у вас в наличии вот это? — И она протянула список, стараясь перевести разговор на другую тему.

На пергаменте была записана та часть, которую вполне легально можно было купить здесь. Фиона начала перечислять необходимое, затем тщательно проверять качество. Некоторые ее запросы, вроде того, что кровь должна быть обязательно от самца дракона, изрядно удивили аптекаря, но тот справедливо считал, что требования клиента — закон, тем более что удовлетворить их не сложно. Не нашлось только перьев феникса.

— К сожалению, они редко бывают в продаже, мисс. На всю Британию найдется лишь один феникс, да и тот не спешит отдавать свои перья. А все, что есть, достается Олливандеру.

— Кто это?

— О, сразу видно — вы не местная, это наш мастер палочек. Лучший в Британии!

— Ах, палочки. Что ж, думаю, мы к нему заглянем. Спасибо большое, мистер Тик.

Фиона вспомнила, что местные маги действительно используют деревяшки, словно в сказке. Она даже сломала себе какую-то ветку, чтобы не выделяться, хотя ее магическая сила не нуждалась в таком проводнике. Тем не менее к мастеру Олливандеру заглянуть стоило — не за палочкой, конечно, а за перьями феникса. Фиона убедит его продать их ей. Она расплатилась с аптекарем, наслушалась комплиментов и наконец-то покинула помещение, пропитанное запахом трав и лживой учтивости.

Затем они сходили в местное сосредоточение теневой экономики, что у Фионы вызвало скорее интерес, чем страх. Снейпа знали и там. Судя по нервному напряжению и тому, что палочку он из рук не выпускал, место было действительно опасным. Но то ли ввиду недавно отгремевшей гражданской войны, то ли потому как Снейп и сам слыл опасным, никто не мешал им. В мрачной лавке, совсем не похожей на светлую и ароматную аптеку мистера Тика, Фиона докупила то, что ей было нужно. Но перо феникса ей не смогли продать и здесь. Мрачный волшебник, лицо которого пересекали шрамы, предложил сделать заказ. С предоплатой. «Можно частично рассчитаться натурой», — говорил масляный взгляд барыги. Фиона отказалась от любезного предложения. В конце концов, она может отправиться в другую Тень, где фениксы и их перья не так редки. Но для начала — лавка Олливандера.

Северус попытался возражать, что мастер палочек продает только палочки, но Фиона ответила, что умеет убеждать, да и ей просто интересно посмотреть. Снейп сдался. На витрине лежала только одна палочка. Единственная надпись гласила, что семейство Олливандеров производит волшебные палочки с 382 года. Фиона хмыкнула, но Северус любезно раскрыл перед ней дверь, мерно звякнул колокольчик, и они попали внутрь — царство пыли и коробок. Фионе подумалось, что производство явно превышает спрос, ибо магазин скорее походил на складское помещение из-за нагромождения запыленных упаковок. Солнечные лучи хоть и проникали в магазин, но не освещали его, а только делали тени гуще. В глубине лавки раздался шум, и появился ее хозяин: неопределенного возраста мужчина с всклокоченными волосами странно осмотрел гостей.

— Добрый день. Простите, что заставил ждать, обычно у меня наплыв покупателей летом, и я несколько увлекся работой.

— Здравствуйте, мистер Олливандер.

— А, мистер Снейп, что-то случилось с вашей палочкой? Сейчас такое время… Столько палочек осиротело, а то и вовсе было сломано, — в голосе мастера звучала неподдельная печаль, но что-то в этом было неправильное: он явно жалел палочки больше людей.

— Нет, мистер Олливандер, с моей палочкой все в порядке. У нас к вам необычная просьба.

— Мне нужно перо феникса, сэр, — сказала Фиона, которой уже надоело хождение вокруг да около и хотелось поскорее покончить с покупками.

— О, простите, мисс, но я не помню вашу палочку, хотя вам явно не одиннадцать. Вы приехали издалека?

— Так и есть. Но меня интересует возможность приобрести перо феникса. Говорят, у вас они есть.

Олливандер покачал головой.

— Нет, самих перьев у меня нет. Они редко попадаются, и я сразу пускаю их в дело.

Фиона пожала плечами. Ей не сложно извлечь перо из деревяшки, если, конечно, оно целое.

— А они сохраняются в палочке в первоначальном виде?

— Я не понимаю, куда вы клоните, мисс, но да, я никогда не обрабатываю сердцевину — это может снизить качество палочки. Если желаете, я могу подобрать палочку для вас. Какой вы пользовались в последнее время?

Фиона попыталась вспомнить, с какого дерева она отломала свою «палочку», но мистер Олливандер уже приближался к ней с линейкой непонятно зачем. Она остановила его жестом.

— Это ни к чему. Мне не нужна палочка. Мне нужно перо феникса.

— Тогда ничем не могу помочь.

— Но вы сказали, у вас есть палочка с пером феникса?

— Есть. Но вам ведь не нужна палочка.

Фиона начинала злиться. Разговор все больше напоминал общение глухого со слепым.

— Покажите мне палочки с пером феникса, — максимально конкретно сформулировала она свою просьбу.

Олливандер, ворча что-то про иностранцев, которые ничего не смыслят в выборе палочек, исчез на какое-то время в недрах магазина. Через какое-то время он появился с четырьмя коробками, которые разложил на прилавке.

— Клен и перо феникса, двенадцать дюймов, умеренно гибкая, — торжественно провозгласил он и подал первую палочку Фионе. Та перевела недоумевающий взгляд на Северуса.

— Просто взмахните ей или скажите "Люмос", — посоветовал ей спутник, а сам с интересом приготовился наблюдать, что она будет делать. Он ещё не видел, чтобы Фиона колдовала — ее невероятное приземление при встрече и гадание на картах не в счет.

Фиона взяла палочку, взмахнула и повторила:

— Люмос!

Яркая вспышка, наверное, была видна и на улице. Когда все трое проморгались, Олливандер провозгласил:

— Думаю, вы научитесь сдерживать силу со временем, но палочка слишком отзывчивая. Попробуйте вот эту — акация и перо феникса, одиннадцать с половиной дюймов, упругая.

Фионе и самой стало интересно. Возможно, она действительно приобретет себе палочку — для забавы. Но и с акацией, и с боярышником, и даже с остролистом, на который Олливандер почему-то возлагал особенные надежды, было тоже самое — магическая сила вырывалась слишком мощно. Олливандер, волосы которого растрепались еще больше, пришел в восторг.

— Такого клиента у меня еще не было! Вам нужен не концентратор магии, а ограничитель! Какой же палочкой вы пользовались, мисс? Я бы мог разработать для вас нечто совершенно уникальное! — и глаза у него загорелись. Олливандер давно не сталкивался с таким вызовом.

— Спасибо, мистер Олливандер. Но я возьму все четыре с пером феникса.

Мастер недоумевающе уставился на нее:

— Зачем? Да я и не могу продать больше одной в одни руки.

— Почему? Если дело в деньгах, то я заплачу за каждую двойную цену. И не волнуйтесь, я не буду их использовать, мне нужно перо…

— Убирайтесь! — лицо Олливандера вдруг исказилось от гнева. — Я не продам вам ничего!

Фиона по-настоящему разозлилась. Как он смел грубить ей! Она всего лишь хочет купить его товар, какое ему дело, что она будет дальше делать с этими палочками? Но тут Северус слегка прикоснулся к ней.

— Фиона, нам лучше уйти, — сказал он почти шепотом. — Прошу прощения, мистер Олливандер, моя спутница из дальних краев, она не собиралась вас оскорбить.

И они поспешили покинуть лавку под возмущенные вопли хозяина.

— Что произошло? Из-за чего он взбесился?

— У нас не принято разбирать палочки на запчасти. Это достаточно дорогой артефакт, каждая палочка уникальна. А для мистера Олливандера они и вовсе значат больше, чем люди.

— Я заметила, — фыркнула Фиона. — Здесь еще можно где-то купить перья феникса?

Северус покачал головой:

— В Британии — нет. Впрочем, хозяин феникса — директор Хогвартса. Я с ним знаком. Я бы мог попробовать договориться с ним, — Северус замялся, ему явно не хотелось о чем-либо просить этого человека.

Фиона почувствовала его смятение и сказала:

— Не будем его напрягать. Я просто найду перья в другом месте. Думаю, теперь было бы неплохо пообедать.

Северус согласился с ней и отвел в местный паб. Но Фиону заведение не впечатлило. Она предложила посетить приличный ресторан, в Лондоне их хватало. Северус попытался возражать, что у него нет маггловских денег и одеты они не подходяще. Фиона тут же превратила его мантию в плащ, а свою одежду она и так считала вполне универсальной, к тому же женщине позволительно быть несколько эксцентричной. И уж во всяком случае она имеет право угостить его в качестве благодарности за помощь. И отвертеться от вкусного обеда Северусу не удалось.

В маггловском ресторане действительно было хорошо и уютно. И кормили замечательно. Фиона вернула себе душевное равновесие и теперь просто наслаждалась чаем. Скоро ей снова предстоит дорога — сначала в поисках перьев феникса, а затем нужно будет вернуться в Амбер, пока ее каникулы не слишком затянулись. Но Северус зацепил ее больше, чем она думала сама. Фиона могла бы исчезнуть из его жизни, ничего не рассказывая ни о себе, ни об истинном мире. Парень, видимо, настолько был влюблен в ее двойника, что готов был помогать Фионе во всем, лишь бы просто иметь возможность находиться рядом. О нет, Северус был достаточно умен. Он все понимал правильно, но некоторые вещи просто сильнее человека. Возможно, если бы не инцидент с картами, если бы не магический потенциал ее спутника, Фиона все бы оставила как есть. Не в ее правилах вмешиваться в чужую судьбу. Среди миллиардов отражений всегда можно найти необходимое. Но она сделала еще один глоток прекрасного чая и сказала:

— Северус, я задолжала вам разговор.


* * *


Фиона говорила долго. Официант еще дважды приносил им чай. Северус слушал внимательно, спрашивал по делу. Но едва ли не первым его вопросом было: может ли он попасть туда, где живы те, кто умер в этом мире. Фиона покачала головой. Эту ошибку соврешают все, кто впервые сталкивается со множественностью реальности. Да, есть миры, где его возлюбленная жива, но мертв кто-то другой. Есть, где она влюблена в местного Северуса Снейпа, а он не отвечает ей взаимностью. Есть миры, где Северус Снейп богат и хорош собой, но предпочитает мальчиков. Есть множество миров, и они все разные. И в этом различии, сперва незаметном и неявном, таится дьявол, который начнет сводить с ума и украдет всю радость от того, что получил желаемое. В конце концов, есть только один подлинный мир — Амбер. Рассказала она и про королевскую семью, к которой принадлежала сама. И про свои подозрения по поводу происхождения самого Северуса. Но тот лишь покачал головой, когда Фиона предложила отправиться с ней.

— Я не могу. Меня слишком многое связывает с этим миром.

И Северус, сам от себя этого не ожидая, в ответ на откровенность рассказал о себе. Делал он это максимально бесстрастно, словно говорил о ком-то чужом. Но Фиона видела, что он просто хорошо владеет собой и умеет отсекать все эмоции. Она покачала головой. Северуса связывает с этим миром только любовь к мертвой женщине, но он пока не понял этого.

Они вернулись в «Три метлы», когда уже стемнело. И Фиона решила задержаться еще на один вечер. Северус даже успел выполнить свое обещание и провел урок аппарации. Он удивлялся, как легко она научилась переноситься в пределы очерченного круга. На самом деле это очень напоминало перемещение после прохождения Огненного пути. Чтобы аппарировать, Фионе достаточно было мысленно вызвать Образ перед глазами и наложить его поверх представляемого места. Однако знания Фионы об этом мире были не очень обширными, поэтому выбор точек для аппарации был ограничен. Рисковать с переносом в другие Тени она не стала. Впрочем, Фиона поэкспериментирует потом. Они расстались весьма озадаченные друг другом. И если Северус просто не мог уложить и осмыслить весь объем информации, который свалился на него, то Фиона не могла понять, что же заставляет ее беспокоиться об этом молодом человеке.

Утром они встретились на том самом месте, где лошадь Фионы едва не затоптала Северуса. Он держал кобылу под уздцы, но оба совершенно одинаково косились, явно не доверяя друг другу. Фиона рассмеялась. Она расскажет Джулиану, что повстречала его тень, которая совсем не умеет обращаться с лошадьми. Северус зыркнул на животное сердито, кобыла попыталась наступить ему на ногу.

— Северус, спасибо — за компанию, и за найденную лошадь.

— Это вам спасибо, Фиона. И вот, — он потянулся и достал из кармана три оранжево-красных, словно языки пламени, пера. — Сегодня утром ко мне прилетел феникс и поделился. Признаться, я был удивлен, обычно Фоукс не обращает на меня внимание. А тут — целых три пера.

— Ровно столько, сколько мне нужно. Спасибо, Северус. Но, может, оставите их себе? В конце концов, я ведь могу заехать куда-нибудь, где перья не такая уж и редкость…

— Нет, я знаю, что феникс отдал эти перья для вас. Я просто не могу их оставить.

Фиона взяла перья, на мгновение их руки соприкоснулись, а взгляды задержались чуть дольше. В воздухе повисла неловкая пауза.

— Северус, пойдемте со мной. В Амбере вам будет лучше.

Снейп покачал головой:

— Я должен. У нее остался сын. Ему все еще грозит опасность.

Фионе хотелось сказать: «Но она-то мертва, и сын не твой. Ты ничего не должен этому миру». Фиона понимала, что это ничего не изменит. Да и что она может ему дать? Еще одну недостижимую мечту? И все же что-то было такое в этом молодом волшебнике, из-за чего Фиона не могла просто оставить его, как очередное небольшое приключение в своей длинной жизни. Что-то терзало ее. И тут неожиданно пришло решение, приняв которое, она сразу ощутила облегчение. Она потянулась к колоде и вытащила свою карту. Ее портретов осталось немного, и когда появится возможность получить новые — неизвестно: сама она делать карты так и не научилась, Бранд мертв, у Мерлина слишком много проблем, с Дворкиным тоже все сложно, но Фиона не сомневалась в своем решении.

— Северус, возьмите мою карту. У вас уже почти получилось ей воспользоваться. Если вы когда-нибудь передумаете, просто смотрите на нее достаточно долго и вспоминайте меня. И я отвечу.

— Спасибо, Фиона, — Северус как завороженный смотрел на подарок. — Спасибо.

Фиона уже устроилась в седле поудобнее. Она еще раз посмотрела на Северуса.

— Займитесь фехтованием и верховой ездой. И еще — вам пойдет белый цвет. Прощайте.

— Прощайте.

Фиона пришпорила лошадь. Она не оборачивалась; едва тропинка свернула, принялась менять реальность. Но еще долго Фионе чудилось, что ей смотрят вслед.


* * *


Дела Амбера и Хаоса, Новый путь занимали почти все время Фионы. Но она иногда наведывалась в ту тень, где жил Северус. Конечно, ей нужны были кое-какие компоненты, но это было не единственной причиной. И их встречи с Северусом были очень теплыми, дружескими, даже чуть больше, чем просто дружескими. Снейп неизменно был рад ее видеть и словно расцветал, стоило ему заглянуть в ее зеленые глаза, но всегда отказывался покидать свой мир, ссылаясь на все тот же долг непонятно перед кем. Узнавая подробности его жизни, Фиона все больше удивлялась его решению. Она бы уже давно избавилась от всей этой головной боли. Тем более что Фиона как-то уговорила Северуса на прогулку по Теням, и в других мирах черная метка, что связывала Северуса с местным Темным лордом, была совершенно неактивна.

В последний визит Фионы Снейп был мрачен как никогда. Выглядел он ужасно, словно вся тяжесть мира держалась на его плечах. На предложение все бросить Северус сказал, что осталось совсем немного и все так или иначе разрешится: «Мальчишка или умрет, или победит. Мне же не будет здесь места в любом случае». Единственное чего добилась Фиона — обещания, что Северус свяжется с ней по карте, и она поможет ему перебраться в Амбер. За несколько лет знакомства она убедилась, что Снейп с его умом и талантом не будет там лишним. Ну а то, что магия в Амбере работает по другим законам — не так уж и важно.

Однажды утром Фиона почувствовала вызов. Сначала ей показалось, что это Джулиан зовет ее — ощущения были похожими, но вызов внезапно начал ослабевать, она едва успела ответить на него, и как раз вовремя. Своей силой воли Фиона заставила Северуса сохранить сознание. Она ухватила его и перетянула из какой-то затхлой пыльной комнаты, залитой кровью, в свои покои. Вот, оказывается, что его ждало — смерть! Даже удивительно, как ему хватило сил на вызов. Видимо, Северус всегда выполняет свои обещания.

Времени злиться не было. Судя по синюшному оттенку кожи и отсутствию сознания, нельзя было терять ни минуты. Все принцы и принцессы Амбера неплохо разбирались в медицине, и Фиона не была исключением. Вид ужасной раны на шее, оставленной каким-то животным, не ошеломил ее — она видала и похуже. Фиона действовала быстро, четко и точно, не боясь испачкать руки, платье или любимый коврик.

Через два часа Фиона смогла отойти от своего пациента. Теперь оставалось только уповать на его живучесть — она сделала все, что было в ее силах. Дыхание Северуса было неглубоким, но ровным, что вселяло некоторую надежду. Она провела рукой по его высокому лбу, убирая слипшиеся волосы. Если он действительно принадлежит Амберу, то выживет. Почему же Фиона так волнуется и переживает? Нет, нельзя так привязываться к людям. Они слишком часто умирают. От мысли, что Северус может не выжить, Фионе стало не по себе. Она с легкостью пережила смерть и куда более близких ей людей. Кто-то пропадал без вести, чью-то гибель Фиона видела своими глазами. Да что там, она сама пыталась убить родного брата. К сожалению или к счастью, Бранд оказался на редкость живуч. Так почему же ей было дело до этого человека? Фиона не собиралась искать ответ на этот вопрос, по крайней мере пока не станет ясно, доживет ли Северус до утра.

Наутро Фиона проснулась от шума. Она вышла из своей спальни в гостиную, где оборудовала импровизированный госпиталь, и увидела, что ее гость не только проснулся, но и нашел в себе силы подняться и дойти до окна. Теперь он стоял, тяжело опираясь на подоконник, и вглядывался в город, что расстилался перед дворцом мозаикой крыш. Вчера была гроза, дождь смыл летнюю пыль, и Амбер играл яркими чистыми красками. Вдалеке блестела лазурная лента моря.

Хриплым, почти каркающим голосом он спросил:

— Где мы?

— Это Амбер.

— Амбер…

Фиона улыбнулась. Вечный город покорил еще одно сердце.

Глава опубликована: 16.01.2021
КОНЕЦ
20 комментариев из 132 (показать все)
Э Т ОНеяавтор Онлайн
Антон Владимирович Кайманский
Мне жаль, что я вас разочаровала. И жаль, что вы не нашли забавными мои попытки оправдаться и приняли их как-то слишком серьезно.
Может, я какая-то странная, но я передала Фиону, так как ее вижу, оставив место для интерпретации ее чувств: любовь, дружба, привязанность, все вместе...
И все же думаю, вкусовые пристрастия играют большую роль в восприятии. Мне и самой попадались работы, которые мне вообще не заходили, я там видела и тяжёлый стиль, и нераскрытых героев и ошибки в пунктуации - о чем автору и написала. Вместе с тем, у той работы было множество поклонников, которые писали про великолепный стиль, сюжет, канонность героев. И я подозреваю, что тут вопрос как раз-таки в "зашло/не зашло". Можно бесконечно спорить об этом, но смысла не вижу.
Согласна, что подробности возможно были лишними, и в следующий раз, когда я буду писать кроссовер, я это учту. Я просто попыталась дать необходимую информацию, но, возможно, она оказалась избыточной (тут мнение человека с каноном незнакомого было более ценным, и я на муже проверяла, он сказал, что норм, но он человек заведомо пристрастный).
Про стиль - тоже не отрицаю, перегруженные фразы ни один текст не красят, но и слишком простые тоже. В попытке соблюсти баланс меня часто уносит не туда. Здесь есть над чем поработать. Но нет предела совершенству.
Показать полностью
Э Т ОНея

Может, я какая-то странная, но я передала Фиону, так как ее вижу, оставив место для интерпретации ее чувств: любовь, дружба, привязанность, все вместе...
Повторюсь: Вы не обратили внимания на её возраст и жизненный опыт. В этом для меня основное затруднение.
Э Т ОНея
Согласна, что подробности возможно были лишними, и в следующий раз, когда я буду писать кроссовер, я это учту. Я просто попыталась дать необходимую информацию, но, возможно, она оказалась избыточной (тут мнение человека с каноном незнакомого было более ценным, и я на муже проверяла, он сказал, что норм, но он человек заведомо пристрастный).
Про стиль - тоже не отрицаю, перегруженные фразы ни один текст не красят, но и слишком простые тоже. В попытке соблюсти баланс меня часто уносит не туда. Здесь есть над чем поработать. Но нет предела совершенству.
Можно вставить 5 копеек?
1. Если будете писать кроссоверы - подробности необходимы, обязательно будут читатели, незнакомые с одной из вселенных.
2. Стиль, может, и не идеален, но он уже стал узнаваемым, так что не работайте над ним слишком уж старательно)) Я Вас не первый день читаю, но ничего не казалось странным
Э Т ОНеяавтор Онлайн
Антон Владимирович Кайманский
А я повторюсь, что у большинства амберитов не чувствуется их истинного возраста ни в поведении, ни в самоощущении. Корвин только получив корону, понял, что им двигало скорее чувство соперничества с Эриком. Рэндом вел себя как балбес (и ему это нравилось, и так он себя и ощущал), пока рог единорога на него не указал. Фиона показана искушённой в политике, интриге, магии, но и она не докопалась до истинной сути Амбера, и она ошибается и делает ужасные вещи. И простите, но я не вижу, чтобы она вела себя здесь, как пятнадцатилетняя. Или ощущала себя таковой. Взрослые и умудрённые опытом люди тоже не всегда желают признавать свои чувства. Если бы она постигла дзен, как Левелла или Бенедикт, то не лезла бы всюду куда просят и куда нет. Если бы она ставила свою чувственность на первое место - то занималась бы личной жизнью, как Флора.
И в итоге все сводится к тому, что мы по-разному ее видим. Но вы почему-то этот аргумент принимать не хотите.
Э Т ОНеяавтор Онлайн
Mentha Piperita
Спасибо)
1. Рада, что все же не зря страдала над подробностями
2. Боюсь, серьезно изменить стиль у меня все равно не получится - это обязательно вылезет, но над качеством поработать никогда не лишне.
И, возможно, вы уже просто привыкли ко мне? Но мне приятно)
Прекрасная работа, мне она очень понравилась! Здорово, что Северус «уполз» и теперь сможет начать новую жизнь в новом мире!
Со вторым фэндомом вообще не знакома, тем не менее, читать работу это не мешало, так как автор, имхо, достаточно всё разъяснила! Благодарю за интересное произведение и желаю удачи и вдохновения!
Э Т ОНеяавтор Онлайн
Fiya
Спасибо большое! Рада, что вам понравилось!
Э Т ОНея
Боюсь, серьезно изменить стиль у меня все равно не получится
И это тоже. Стиль - зеркало души
Антон Владимирович Кайманский
Удивительно, как по-разному мы с вами прочитали один и тот же текст.
Вы видите здесь влюбленность со стороны Фионы — и пеняете автору, что Фиона со всем ее опытом себя не понимает и влюбленность не осознает.
А я просто-напросто не вижу здесь влюбленности Фионы. Вообще никакой, ни неосознанной, ни осознаваемой. Скорее — интерес к занятному явлению, симпатию, перенесенную с чувства к брату, любопытство к человеку, на котрого отозвалась карта. Она так долго живет, а тут вдруг что-то необычное. Если и есть что-то от романтического чувства, то разве что легчайший флер симпатии.
То есть на мой взгляд пейринг тут чисто односторонний (во что верить мне, кстати, помогает указанный в шапке юст).

И судя по всему, автор так и задумывал, что читать можно по-разному:
Э Т ОНея
оставив место для интерпретации ее чувств: любовь, дружба, привязанность, все вместе...
Во-от! Так же, как есть место для интерпретации природы дара Снейпа и его дальнейшей судьбы. Это-то и интересно. Простор))
Показать полностью
Вообще-то... Амбер - это Первая Тень Хаоса, структурированной безумие, которое держит Око Змея. Т.е. все Отражения - это, в каком-то смысле, Дворкиновы глюки. Ну и проекции того, какими МОГЛИ БЫТЬ принцы при определённых условиях. С этой точки зрения отношение Фионы к Снейпу можно трактовать и как удивление: *Вот уж не думала, что в Джулиане мне нравились именно эти черты характера?*
Nalaghar Aleant_tar
О, еще одно прочтение))
Да тут именно и увлекает богатство возможностей. И уж никак не хотелось бы ограничивать: героиня влюблена (хе, в её возрасте? странно), а потому не может думать так - а должна вот так чувствовать.
Фиона здесь на показалась мне ни романтичной особой, ни, тем более, чувствительной.
А вот любопытство - оно с возрастом никуда не исчезает.
А ещё с возрастом приходит проницательность: когда у человека становится достаточно опыта.

Очень интересное сочетание. )))

Более того, мне и Снейп здесь не показался влюблённым.
КМК, он прекрасно понимает, что вот это перед ним, как минимум _не Лили.
А вот интерес к новым знаниям - а уж тем паче, к новым мирам - Снейпу был всегда присущ.
С детства. Вряд ли так уж много изменилось с тех пор.
Э Т ОНеяавтор Онлайн
InCome
Nalaghar Aleant_tar
Агнета Блоссом
Как прекрасно и разно вы прочитали)
На самом деле, у Фионы в начале действительно интерес - необычно, ей бы уехать и забыть, а ее зацепило) Так ведь бывает, когда в человеке цепляет не пойми что.
Да и Снейп прекрасно понял, что Фиона - не Лили. И не влюбился в более совершенную версию без памяти и без оглядки. Иначе пошел бы за ней сразу.
И мне очень радостно, что нашлось столько версий. Я намеренно не показывала мыслей Снейпа, да и Фионы по большому счету тоже, только в текущий момент. Ведь хэдканон у каждого разный.
Спасибо вам огромное: эти комментарии, обсуждение - самая прекрасная часть)))
InCome
Скорее — интерес к занятному явлению, симпатию, перенесенную с чувства к брату, любопытство к человеку, на котрого отозвалась карта.
Если так, то зачем так упорно звать его с собой? Миров много, людей (и теней) тоже.
Вопрос не в тему.
А откуда в русском переводе взялись "Отражения" вместо "Теней", раз в оригинале недвусмысленно стоит shadow? Мне-то больше нравятся "Отражения" (Платон вспоминается, да).
История показалась волшебной и реальной (возможно магия Эмбера), понравился такой совсем дженовый пейринг (не знаю как это можно назвать), да и вообще всё,
мне ничего лишним не показалось, хотя я "Хроники.." читала (кстати мир тут не отражение Земля где Корвин жил, а какое-то другое), и стиль тоже зашел, мне он как раз стиль первых "Хроник.." напоминает
кстати, немного интересно время - получается начало где-то после первой части когда Рэндома выбрал Единорог, а время семикнижья с чем паралелится? или это не так явно?
и вот не помню уже, а насколько для Отражений характерна магия? такой мир как в ГП это частое явление или достаточно уникально?
Э Т ОНеяавтор Онлайн
Savakka
Спасибо, я рада, что вам понравилось, и про стиль особенно приятно.
Что касается временных рамок, то они следующие:
Для Фионы - где-то десятая книга или сразу после, Мерлин - наследник Хаоса, Коровин нашелся.
Для Снейпа - 81 год, конец ноября - начало декабря, он от смерти Лили ещё не отошёл.
И да, тень эта определенно не наша Земля, на которой долгое время жил Корвин, а немного другая. Поэтому и время тут чуть отстаёт, и магия работает.
Что касается волшебства в тенях - это не такая уж и редкость. По меньшей мере в ближайших к Амберу тенях магия есть. Да и в других тоже встречается: Лорен была ведьмой страны Лорен, Джасра проходила искаженные огненные пути и вообще жила в Замке четырех миров, где Брэнд превратился в живой козырь, Корвин по дороге к Хаосу сталкнулся с гномами, которые его усыпили и хотели сожрать... Это только то, что я навскидку вспомнила.
Лабиринт - упорядоченное отражение Логруса - а Логрус - сам по себе - магия. И чем ближе к Логрусу - тем разнообразные и причудливей магия.
Антон Владимирович Кайманский
Наследие одного из первых переводов (чтоб даже и не севзаповского - там была мощная школа перевода. Желязны, емнип, первым Ахманов переводил).
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх