↓
 ↑
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Волшебное стекло (джен)


Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
не указано
Размер:
Макси | 975 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждение:
AU, ООС
Петунья Эванс очень болезненно переживала то обстоятельство, что ей заказан вход в магический мир. Но если чего-то очень хочется, то мечта может и осуществиться. Только вот придется скрываться, а порой и лгать. И упорно учиться, чтобы оказаться достойной неожиданного наследства.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 21

В Мунго их с нетерпением поджидали. И если Руквуд и Риддл с Лестранжем вели себя сдержанно, то Тикки только что по потолку не бегал.

— Наконец-то! — выпалил он. — Вы так долго. Получилось?

— Янус, — покачал головой Шаффик, — как тебе не стыдно! Такая тяжелая кропотливая работа, а ты... Как хорошо, что мисс Шервуд не взяла тебя с собой. А то бы торопил, мешал и лез под руку. Добрый день, дамы! Октавиус! Юный Принц!

Остальные тоже поднялись навстречу. Петунья открыла ящик.

— Вот это да! — пробормотал Тикки.

Маги бережно установили получившийся артефакт на столе. Проверять доверили Руквуду. Тот достал волшебную палочку. За его действиями все следили, затаив дыхание.

— Все сделано согласно нашим расчетам, — сказал он, — и по идее должно работать. Позвольте высказать вам свое восхищение, мисс Шервуд. Очень тонкая работа.

— Одна я бы точно не справилась, — ответила польщенная Петунья, — меня поддерживали, а все заклинания вкладывал мистер Принц.

— Не все можно сделать в одиночку, — улыбнулся Риддл, — на ком будем пробовать?

— Ну… — Шаффик задумчиво посмотрел в потолок, сложил руки на животе и покрутил большими пальцами, — скажем так, когда выяснится, что артефакт работает, то у нас не будет отбоя от желающих. А пока надо поискать кого-то, кто не имеет опекуна и полностью находится на попечении Мунго. Кстати, идеально подходит бывший директор Хогвартса. Его брат оказался от опеки, а других живых близких родственников у него нет.

— А опеку может получить только родственник? — заинтересовалась Петунья.

— Нет, — ответил Шаффик, — просто родственникам предлагают взять под опеку того, кто слишком юн или не может отвечать за свои поступки из-за болезни. А так это может быть любой взрослый маг. Есть небольшая проверка на тот случай, когда имеются сомнения в добрых намерениях будущего опекуна. Например, если ребенок или душевнобольной богаты. Если таких обстоятельств нет, или проверка пройдена успешно — никаких проблем. Но Дамблдор оказался никому не нужен.

Риддл отчетливо хмыкнул.

— Тогда пусть послужит науке, — сказал он. — Старик любил порассуждать о всеобщем благе. Вот пусть от него и будет хоть какая-то польза.

Петунья с интересом взглянула на него. Он ответил неожиданно веселым взглядом. Похоже, что Том Риддл не простил бывшего учителя. Очень интересно.

— Да-да, — тут же согласился Тикки, — тем более что его сводили с ума именно с помощью шара. Я прямо сейчас и устрою первый сеанс. Вот только…

— Но мы все хотели бы посмотреть, — прекрасно понял нетерпение целителя Лестранж, — чтобы убедиться, что артефакт рабочий. Все-таки это наше коллективное творчество.

— Именно! — поддержал его Руквуд.

— Можно устроиться в кабинете Януса, — предложил Шаффик, — и наложить на всех вас чары отвлечения внимания, чтобы вы не нервировали больного. Мне тоже интересно. А здесь нам могут помешать.

Да уж! Похоже, что на свою компанию добрые целители медицинскую этику не распространяли. Петунья, впрочем, не собиралась отказываться от занимательной демонстрации. Интересно же! К тому же, здесь у большинства, если не у всех, был зуб на Дамблдора.

В кабинете Тикки мебели было немного, но Шаффик быстренько трансфигурировал из подручных средств диван и несколько удобных кресел. Через несколько минут санитары ввели Дамблдора.

В больничной пижаме и сером халате он выглядел обычным стариком. Петунья вдруг подумалось, что без идиотских балахонов жуткой расцветки Дамблдор выглядит намного лучше. И очков у него не было, при этом глаза не выглядели беззащитными, как у большинства плохо видящих людей.

— Шар! — восхитился Дамблдор. — Целитель! Вы его нашли!

Он так рванул к артефакту, что санитары едва успели ухватить его за шиворот. Петунье стало не по себе. Старику было плохо без постоянного контакта с жутким творением Маркуса Сигрейва. Разбитый ею шар стал для него настоящим наркотиком. Конечно, она слышала об этом от Тикки. Но одно дело слышать. Увидеть своими глазами — совсем другое. И было интересно, почему Дамблдор не обратил внимания на то, что этот шар выглядел совершенно по-другому? Чувствовал магию, вложенную в него? Странно…

— Шар! — шептал безумец, протягивая руки к артефакту. — Мой шар!

— Тише, мистер Дамблдор, успокойтесь! Садитесь вот сюда, — уговаривал его Тикки, — сейчас мы с вами поговорим. И все рассмотрим.

Больной на мгновение отвлекся от шара и важно поднял палец.

— Не забывайтесь, целитель! Вы имеете честь разговаривать с величайшим волшебником современности! Я кавалер Ордена Мерлина первой степени! Победитель Темных Лордов и Повелитель Смерти! Создатель Философского камня!

— Да-да, конечно! Прошу меня извинить, о величайший! — по лицу Тикки невозможно было определить, как он в действительности относится к болезни своего пациента. Что значит профессионал! Зрители с трудом сдерживались от хихиканья.

Высказавшись, Дамблдор уселся перед шаром. Тикки достал волшебную палочку и активировал заклинания. Шар тускло засветился. Зрители вытянули шеи. Им было видно не очень хорошо, но можно было разглядеть возникшую в шаре фигурку Дамблдора в попугайском наряде. Вокруг него было еще несколько фигурок гораздо меньшего размера.

— Позвольте спросить, о, величайший! — поинтересовался Тикки. — Что вы сейчас делаете?

Понесся бессвязный рассказ. Мелкие и ничтожные фигурки оказались великими волшебниками прошлого, благодарившие Дамблдора, который щедро раздаривал им свои гениальные идеи.

— Этой несчастной женщине надо было заработать, — снисходительно вещал безумец, — поэтому я отдал ей рецепт зелья от драконьей оспы. Эти четверо подходили для того, чтобы позволить им основать Хогвартс. А бедный Николас так мечтал о Философском камне. Конечно, я его ему подарил. Мне не жалко!

Зрелище было откровенно жалкое. Но и жуткое. Дамблдор приписывал себе все подвиги и открытия. Его глаза буквально светились от возбуждения. Тикки внимательно рассматривал изображения, задавал наводящие вопросы. Все фиксировало зачарованное перо. Руквуд и Риддл переглядывались. Лестранж смотрел на все это, слегка приоткрыв рот. Миссис Снейп держалась за голову. Северус и Петунья были в шоке. Принц и Шаффик внимательно слушали и иногда качали головами. Наконец сеанс закончился. Дамблдор, довольно улыбаясь, ухватил запасную мантию Тикки, висящую на вешалке у двери, и убыл в сопровождении санитаров.

— Ужас какой! — проговорила миссис Снейп.

— А зачем ему мантия? — заинтересовался Лестранж.

— Он думает, что это мантия-невидимка. Один из Даров Смерти, — ответил Тикки, — у него там и какая-то палочка под матрасом спрятана. И камешек имеется. Ну, что я могу сказать. Теперь я могу намного четче рассматривать его галлюцинации. Понимаю, на чем он фиксируется. Потом можно будет попробовать потихоньку корректировать. В любом случае, поздравляю всех нас — артефакт работает.

Руквуд и Лестранж улыбались, как два кота, обожравшиеся сметаной.

— Должен заметить, — сказал Риддл, — я впервые вижу, чтобы настолько дикая идея была реализована.

— Почему же дикая? — даже немного обиженно спросил Тикки. — Такие возможности открываются!

— Потому что получилось нечто, что нарушает кучу правил, — пояснил Руквуд. — Например, количество заклинаний, которое можно наложит на артефакт, ограничено. Экранирование с помощью драконьего стекла вообще новаторская идея, советую мисс Шервуд ее запатентовать. Вы действительно Сигрейв. Только они не задумывались об ограничениях и верили в возможности стекла.

— Теперь и я верю в эти возможности, — заметил Риддл. — Действительно, волшебный материал. Тут поле непаханое для исследований. Мисс Шервуд, вы линзы не пробовали делать?

— О, линзы! — чуть не подпрыгнул Руквуд. — Мне скоро понадобятся линзы. Разных размеров и с различным наполнением? Сделаете?

— Меня все больше интересует, что у вас там получается… — пробормотала Петунья. — Ведь ваши заказы — это часть какого-то устройства, да?

— Вообще-то, это секрет, — улыбнулся Руквуд, — но вам я скажу. Мы с Томом работаем с пространством и временем. Это исследования для Отдела Тайн. Так что, леди и джентльмены, я надеюсь, что вы будете держать язык за зубами.

— Машина времени? — потрясенно спросила Петунья.

— Не совсем. Я потом покажу вам, что у нас получается. Когда будет готово.

— Спасибо! Это так интересно.

— Работа должна быть оплачена, — намекнул Шаффик, — Янус, напиши статью для «Вестника колдомедицины». И надо помочь мисс Шервуд с патентом.

— Поможем, поможем! — улыбнулся Лестранж. — А оплата вот. Надеюсь, что никого не обидел. Мерлин, какие перспективы! Будьте готовы, что вас завалят заказами, мисс Шервуд. И ваших помощников тоже. За немцев не поручусь, но американцы точно захотят что-нибудь у вас заказать.

Принц вернул оставшиеся драгоценные камни, а Петунья быстренько убрала мешочек с деньгами. Северус явно хотел сунуть нос в свой, но удержался.

— Как поживает мой крестник? — поинтересовался Шаффик, когда компания перебазировалась обратно в его кабинет, чтобы выпить по стаканчику за замечательный новый артефакт.

— Я в младенцах не понимаю, — ответила Петунья, — но мама считает, что у Гарри все замечательно. Ест, спит и… Э-э-э-э... Ну, в общем, здоровый малыш. Почти не плачет. И игрушки ему нравятся.

— Это действительно очень важно, — кивнул Шаффик, — поверьте дедушке со стажем.

Петунья улыбнулась. У Шаффика было два сына и дочь. Старший внук учился в Хогвартсе, а месяц назад родились девочки-близняшки у второго сына. Так что у Гарри точно будут приятельницы. Вроде бы, и у Тикки сынишка недавно родился. Держись Мунго, а потом и Хогвартс.

Лили за все время звонила пару раз. Про Гарри она спрашивала явно для проформы. Но у нее, кажется, все шло неплохо. Тесты она сдала, теперь следовало дождаться результатов. Потом должно было прийти официальное письмо из Академии с уведомлением, на какой факультет поступила новая студентка. Гарри же по ней точно не скучал. Бабушка с дедушкой отлично справлялись с обязанностями родителей. Петунья присматривалась ко всему этому не без интереса. Возня с малышом на игру в куклы точно не походила. И не потому, что «кукла» была живая. Все-таки Гарри очень повезло, что у него были миссис и мистер Эванс. Родная мать и тетка растерялись бы еще на стадии кормления.

— По бокалу вина? — улыбнулся Шаффик. — Чего-нибудь покрепче?

Дамы пили вино, бокал налили и Северусу. Мужчины предпочли огневиски. Тикки сразу же умчался разбираться с записями и дальше тестировать артефакт. Разошлись и все остальные. Петунья приняла приглашение Принцев. Дома ее ждали, но сперва хотелось обсудить все с теми, кто разбирался в волшебстве. И в артефактах.

Праздничный обед у Принцев был выше всех похвал.

— Потрясающий опыт, — проговорил мистер Принц. — Должен заметить, что чувствовал сопротивление стекла при внедрении заклинаний. Очень необычный материал. Такой пластичный. И при этом отлично держит форму. Но хрупкий. Необычное сочетание. Однако более всего меня поразило драконье стекло. Это как укрощать стихию. Мне до сих пор жутко делается, стоит представить, как вы справляетесь с этим в одиночку.

— Если не выкладываться как следует, то о магической мощи и долгой жизни стоит забыть, — усмехнулась Петунья, — мне уже нужны такие встряски. Я словно бы обновляюсь после каждой варки.

— Чем больше отдаешь, тем больше получаешь, — кивнула миссис Снейп, — я вас понимаю. И тоже очень благодарна за возможность присутствовать при создании артефакта. Хотелось бы взглянуть на стекло с кровью единорога. Если будете делать, может быть, позовете? Обещаю подпитку и страховку.

Петунья взглянула на нее.

— Хорошо. Это действительно потрясающее зрелище. Вообще, работать с волшебными составляющими очень интересно. Всегда открывается что-то новое.

— Это точно, — широко улыбнулся Принц, — как Мастер Зелий я с вами совершенно согласен.

Они поговорили и о планах будущее. Северус шел на шестой курс Хогвартса. С.О.В.У. он сдал превосходно, собирался специализироваться, естественно, в зельеварении.

— Теперь точно сварю что-нибудь редкое, — проговорил он, оглаживая рукой подаренные флаконы, — есть, где хранить.

Удивленному мистеру Принцу была озвучена теория про то, как флаконы, предназначенные для хранения редких зелий, провоцируют на их варку.

— Интересная у вас теория, молодые люди, — покрутил головой Принц. — Должен заметить, что сам я варил зелья, часто совершенно не думая, где я их буду хранить. Хотя, может быть, дело в том, что я не был знаком с мастером по стеклу. Повезло тебе, внук.

— Я бы хотела попробовать поработать со слезами феникса, — сказала Петунья, — интересный ингредиент. Им, наверное, можно обработать готовое изделие. Но можно попробовать добавить их при изготовлении стекла. Но проблема в том, что единственный феникс на британских островах живет в Хогвартсе.

— Сейчас директором бывший декан Хаффлпаффа, — заметил Принц, — она дама весьма практичная. Думаю, что договориться с ней вполне возможно. Вопрос в том, что вы можете ей предложить. Не исключаю, что она может запросить нечто серьезное.

— Что-то опасное в Хогвартсе вряд ли понадобится, — заметила Петунья, — но в любом случае, попытаться стоит.

— Я поговорю с Слагхорном, — кивнул Принц.

— О, — вспомнила Петунья, — Северус, у меня к тебе просьба. Лили оставила свою сову, в Америку она не могла ее взять. У меня есть Майя, так что птица просто скучает. Возьми ее, пожалуйста, в Хогвартс. Вроде бы, там есть школьные совы? Или, может быть, у кого-то из ребят нет своей птицы.

— Привязку делали? — уточнил Северус.

— Смеешься? Это же кровь! Темная магия!

— Тогда без проблем, — кивнул Северус, — спрошу на факультете, может кто и возьмет. А нет, так в совятне места полно.

— Но ты уточни, — Петунье все-таки было жалко птицу, — если уж отдавать, то в хорошие руки. Чтобы не мучали.

— Мучить сову? — страшно удивился Северус. — Это вряд ли. Но я учту все твои пожелания, обещаю. Почтовые совы не могут без работы. Они хиреют. Как птицу зовут?

— Рози, — ответила Петунья, — но раз привязки не было, то, наверное, и имя поменять можно.

Мистер Принц улыбнулся.

— А как дела у Лили? — спросил он.

— Сдала все тесты, — сказала Петунья, — теперь ждет результаты. Мне должны письмо прислать из Академии. Так что точно узнаем и факультет, и нагрузку. У них там довольно ранняя специализация. Лили, вроде бы, неплохо чары и трансфигурация даются.

— А на кого там учат? — заинтересовалась миссис Снейп.

— Много на кого. Целители. Дают начальные знания, потом идет стажировка. Гербологи. Магозоологи. Зельевары. Отдельно идут те, кто учится управлять стихиями. Таких детей выявляют очень рано, учат по специальной программе. Есть и волшебство общего профиля, насколько я поняла, это самое близкое к программе Хогвартса — всего понемногу, чтобы иметь представление о разных науках и выбрать что-то свое потом. Или не выбирать. Ритуалисты и артефакторы учатся отдельно у мастеров.

— Интересно, — заметила миссис Снейп, — я слышала, что у выпускников Салемской Академии отличная репутация. И что там исторически учится больше девочек, чем мальчиков.

— Да, — кивнула Петунья. — Я читала, что Академию основывали те, кто сумел восстановить Ковен после охоты на ведьм в 1692 году. Девочек чаще подозревали в колдовстве, и их надо было прятать. Вот так все и сложилось. Но условия там хорошие.

— Посмотрим, что получится из вашей сестры, — улыбнулся мистер Принц.

— Посмотрим, — согласилась Петунья.

Они еще немного поговорили, выпили вина. В гостях у Принцев Петунья чувствовала себя легко и непринужденно, но родителям тоже было интересно, как все прошло. Домой Петунья прошла через камин.

— Как дела? — спросил мистер Эванс, сидящий с газетой в гостиной.

— Получилось, — ответила Петунья, — все работает.

— Вот и славно. Ужинать будешь? Мама купает Гарри, скоро спустится.

— Я только что от стола, — ответила Петунья, пристраивая свой ящик в углу комнаты. Завтра перенесет обратно в домик. — Было много вкусного. Договорилась насчет совы. Северус или пристроит ее в хорошие руки, или передаст Хогвартсу.

— Это хорошо, — согласился мистер Эванс, — жалко птичку. Скучает.

— Что нового в прессе? — Петунья села в кресло и с удовольствием вытянула ноги.

— Все то же самое, — мистер Эванс отложил газету, — кризис. Безобразия в Африке. Русские отправили ледокол на Северный полюс.

Петунья вздохнула. Северный полюс ее не интересовал, там было холодно. А она любила комфорт.

Сверху спустилась миссис Эванс.

— Уложила, — сказала она, — можно и поужинать. Привет, Туни.

Родители ужинали, Петунья ограничилась чашкой чая. Миссис Эванс тоже согласилась, что сове Лили будет лучше в Хогвартсе.

— Северус хороший мальчик, он ее надежно пристроит, — сказала она. — Мне тоже жалко Рози. Нас она не очень слушает. У тебя сова есть, а Гарри еще маленький.

— Кстати, целитель Шаффик интересовался крестником, передавал привет, — сказала Петунья.

Миссис Эванс тут же разулыбалась.

— Все хорошо, дорогая! Кушает просто замечательно. Такой аппетит! И в весе отлично прибавляет. Сейчас это главное. Агукает. И очень интересуется игрушкой над колыбелькой.

Петунья покивала. В книжки она честно заглядывала, но мало что поняла. В этих вопросах она всецело полагалась на мать. И на целителя Шаффика, как на деда со стажем. Все необходимые малышу зелья были сварены лично мистером Принцем, так что у Гарри было все необходимое. Вот и хорошо. А если понадобится что-то купить, то она будет только рада.

— Я ужасно устала, — сказала Петунья, — хотя Северус меня и подпитывал магией, все равно здорово выложилась. Глаза закрываются. Спокойной ночи!

— Спокойной ночи, Туни! — улыбнулись ей родители.

И она отправилась к себе. Чуть не заснула под душем и наконец упала в постель.

Утром Петунья первым делом отправила Рози к Принцам, чтобы не забыть, замотавшись с работой. Остаток августа обещал быть насыщенным. Приближалось полнолуние, и ее ждал очередной ледяной котел. Леди Забини снова жаждала партию флаконов для хранения ядов. Можно было попробовать изготовить что-нибудь из арлекинового стекла. Техника наложения солей металлов на еще горячее окрашенное изделие с последующей закалкой могла пригодиться и при изготовлении артефактов. Записей по этому виду стекла в домике не было, зато наконец пригодились маггловские описания. Теперь Петунья вполне могла сама рассчитать необходимую температуру. А заклинания были ей давно и хорошо известны.

— Ты сегодня задумчивая, — заметила миссис Эванс, накладывая ей на тарелку яичницу и жареные сосиски.

— Есть одна идея, — ответила Петунья, — даже если интереса эти вещи не вызовут, у меня будет отличная практика. Помнишь вазочку у мистера Кумбса, как будто покрытую радужной пленкой?

— Хочешь попробовать сделать что-то в этом роде? — спросила миссис Эванс. — Это действительно интересно. И если волшебники не заинтересуются, можно будет продать обычным людям.

— Сейчас такое стекло не делают, — сказала Петунья, — а мошенничать и выдавать его за старое я не буду. В конце концов, ничего страшного не случится, меня интересует технология.

— Все у тебя получится, — сказала миссис Эванс, выставляя на стол кофейник.

В открытое окно влетела сова и уселась перед Петуньей. Та протянула почтальонше кусок бекона и распечатала письмо.

— Ничего не понимаю! — пробормотала она. — Меня срочно ждут в Отделе Тайн.

— Это по поводу того артефакта, что делает мистер Руквуд? — спросила миссис Эванс.

— Не знаю, — честно ответила Петунья, — все-таки еще рановато. Но задерживаться не стоит. Мам, я пойду.

— Кофе допей! — пробормотала миссис Эванс.

Петунья одним глотком опустошила чашку и метнулась к себе в комнату. Теперь она держала часть своего гардероба дома, так что мотаться в домик необходимости не было. И уже черед десять минут мисс Анабелл Шервуд активировала присланный вместе с письмом порт-ключ.

В большом кабинете помимо хорошо знакомого ей Руквуда было еще несколько магов. И почему-то Бартемиус Крауч. Это было странно.

— Что-то случилось? — спросила она после приветствий.

— Случилось, — выдохнул начальник Отдела Тайн, которого ей представили как мистера Смита. — Активировался один из контрактов Сигрейвов. Истек срок действия Зеркала Некроманта. Отдел Тайн нуждается в этом артефакте. При этом вы не можете не выполнить магический контракт, он завязан на магию Сигрейвов. Но согласно действующим законам после выполнения контракта вас ждет поцелуй дементора.

— Как же так… — пробормотала обалдевшая Петунья.

— Простите, мисс, но мы и сами шокированы! — Крауч стиснул кулак. — Вы не можете не выполнить контракт. А мы можем создать очень нехороший прецедент. В любом случае, нам нужно найти выход.

— Что хоть за артефакт? — убито спросила Петунья. — Дадите посмотреть?

Ей протянули свиток пергамента. Описание впечатляло. Зеркало, грубо говоря, позволяло общаться со всякими потусторонними сущностями. Нет, не с покойниками, хотя и называлось Зеркалом Некроманта. Для активации требовался ритуал на кладбище. Его проводил заказчик. Как изготавливался нехороший артефакт, было непонятно. Присутствовало лишь описание его внешнего вида и принципов работы. Поясное зеркало в раме из драконьего стекла и самородного серебра. Хитрая система защиты, чтобы призванная сущность не выбралась в мир людей. Руны, куда же без них.

— А со старым что случилось? — спросила Петунья. — Разбили?

— Нет, конечно, — тяжело вздохнул мистер Смит, — зеркало старое, уже бывало, что защита по швам трещала. А тут в него Смерть выглянула. А это значит, что артефакт пора дезактивировать и уничтожать. А Отделу Тайн он нужен. С сущностями договориться можно. Узнать, не пытается ли кто кого из них призвать. Да и вообще. Нужная для работы вещь. Очень нужная.

— Маркуса Сигрейва, — проворчала Петунья, — кого же еще.

— Его, — кивнул мистер Смит. — Согласно легенде, это был заказ Жакетты Люксембургской. Она сама была не последней ведьмой, а с помощью советов нечистой силы сумела свою дочь на английский престол посадить. После ее смерти зеркало пропало, но по слухам им пользовалась леди Стэнли, мать короля Генри VII.

Петунья почесала кончик носа. Страшная угроза отошла на второй план.

— Так, — сказала она, — а какова плата? Я хочу сказать, что внукам Жакетты трон не достался. Внучка была несчастлива в браке, дочь плохо кончила. У второй владелицы дела шли получше, но вся удача испарилась уже на правнуках. Английскую историю я знаю хорошо, среднюю школу закончила.

— А это уже глупость и самонадеянность самих женщин, — усмехнулся мистер Смит. — Маркус Сигрейв создал канал связи. То, что обе дамы не сумели справиться с абонентами, только их проблемы. Обычная история, надо сказать. Нужно быть очень точным в формулировках и постоянно помнить о подвохах. Так вот, Стюарты тоже плохо кончили, хотя с самим зеркалом мало контактировали. А потом зеркало досталось Отделу Тайн. Тогдашний Глава Рода Сигрейвов подписал контракт, что когда истечет срок действия зеркала, то он или его потомок, или наследник создаст новое. Контракт сейчас принесут. Вещь темно-магическая. Возможно, и при создании темная магия применялась. Так что сами понимаете.

— Мы не можем причинять вреда единственному Мастеру, способному создавать такие артефакты, — заметил Руквуд.

— Да все я понимаю! — Крауч потер переносицу. — Поймите и вы меня. Закон есть закон.

— А если он противоречит здравому смыслу? — поинтересовался Руквуд. — Мы всегда можем сделать исключение для Отдела Тайн. Мисс Шервуд может поступить к нам на работу.

Петунья бросила косой взгляд на мистера Смита.

— Честно говоря, не хотелось бы, сэр. Но ведь я могу заключить отдельный контракт? Или на это тоже есть запрет? А если по типу контрактов в Мунго? Под личную ответственность мистера Смита?

Крауч задумчиво уставился на нее.

— Но это же лечение… Хотя… Да, тут можно что-то придумать. То есть, я хочу сказать, что это вариант.

Петунья, прищурившись, смотрела на Руквуда. Тот ответил ей насмешливым взглядом.

— И чем вам не нравится Отдел Тайн? — спросил он.

— Методами вербовки, — ответила Петунья.

Крауч перевел взгляд на Смита.

— Так вот оно что? Ну, знаете!!! Я тут голову сломал, думая, как помочь мисс Шервуд. А вы, значит...

— Ну, сорвалось, с кем не бывает.

— Я сотрудничаю с Мунго, — сказала Петунья.

— Но контракт выполнять придется, — пожал плечами Смит, — это очень серьезно. И я не смогу прикрыть вас, если вы не мой сотрудник.

— Разовый контракт, — махнул рукой Крауч. — Это допускается в исключительных случаях. Как раз в таких, как наш.

— Хорошо, — перед Смитом тут же появились пергамент и перо с чернильницей.

Крауч покрутил головой.

— Тролль вас всех побери! — сказал он. — Значит, я тут у вас пугалом был? Чтобы мисс Шервуд испугалась и дала согласие работать в Отделе? А говорят, что сотрудничество с вашей конторой — дело сугубо добровольное.

— Иногда можно и постимулировать, — мистеру Смиту стыд был неведом.

Руквуд тихонько посмеивался.

— И вы думаете, что после такой стимуляции мисс Шервуд захочет с вами сотрудничать? — насмешливо спросил Крауч. — Я не говорю о том, что вы и меня выставили идиотом. Даже времени на раздумья не оставили.

Петунья вздохнула.

— Не сердитесь, мисс Шервуд, — Смит дописывал контракт, — заполучить такого мастера как вы, было бы очень большой удачей. Вы никогда не отказывали нам в помощи, но уж очень хотелось отодвинуть всех конкурентов.

— И у меня бы не осталось времени для других заказов? — прищурилась Петунья. — Знаете, это действительно недостойно — так приглашать на работу.

Невыразимцы дружно опустили глаза, но было ясно, что они совершенно не раскаиваются. Крауч забрал контракт у Смита и быстро пробежал его глазами.

— А обсудить с мисс Шервуд? — спросил он. — Ее заказы тоже имеют силу контракта. К тому же, неизвестно, как долго делал зеркало сам Сигрейв.

— Да-да, — Петунья заглянула в контракт, — некоторые ритуалы могут быть разнесены во времени.

— Мы все учтем, — оскалился мистер Смит, — если ознакомимся с записями.

Петунья хлопнула ладонями по столу.

— Во-первых, — сказала она, — эти записи надо еще найти. А во-вторых, я никому их не отдам. Что же вам всем не терпится сделать из меня Предательницу Крови, а?

— Слушайте, это ни в какие ворота не лезет, — встрепенулся Руквуд, — мисс Шервуд сама должна определять сроки. Тут все зависит от мастера.

Глава невыразимцев бросил на него косой взгляд, но ничего не сказал. Петунье ситуация была крайне неприятна. Она хотела сделать это таинственное зеркало, но такой напор был просто отвратительным. Общаться с мистером Смитом не хотелось. Похоже, что он искренне считал, что все необычное и интересное должно быть в полном распоряжении Отдела Тайн и его личном.

— Вот теперь можно подписывать, — закончил правки Крауч, — а то повадились. Ничего удивительного, что мисс Шервуд предпочитает работать с Мунго. Шаффик и о ее здоровье заботится, и к наследству руки не тянет. А вы готовы выжать, как лимон.

— Слушайте, — встрепенулась Петунья, — а если там нужны какие-нибудь ингредиенты, которые сейчас просто не достать? Кровь какого-нибудь вымершего животного, например.

— Любые расчеты по замене за наш счет, — тут же ответил Смит. — Это тоже надо включить в контракт. Я прошу прощения, что был несколько… излишне настойчивым. Но мы привыкли полностью контролировать исполнение своих заказов.

— Меня предупреждали, чем чреват такой контроль для мастеров, — заметила Петунья, — я не хочу выгореть.

— Извините мою прямоту, — мистер Смит нехорошо усмехнулся, — но остаться полностью независимой вам не удастся. Так или иначе, но давить на вас будут.

— Кажется, я начинаю понимать, почему Маргарет Сигрейв оборвала почти все контакты, — заметила Петунья.

— Причин было много, — ответил Смит, — но вы правы. Именно поэтому я не собираюсь давить на вас. Но будьте осторожны. Мы не единственные. И доброго мистера Крауча рядом может не оказаться.

— Спасибо за предупреждение, — Петунья еще раз перечитала контракт и подписала. Хорошо еще, что не кровью. — На зеркало можно взглянуть?

— Оно в специальном коконе, — ответил Руквуд.

— Понятно.

Общаться с этой компанией не хотелось. Петунья забрала все имеющиеся у невыразимцев материалы по зеркалу и свой экземпляр контракта и направилась на выход. Ее нагнал Крауч.

— На два слова, мисс Шервуд. Давайте пройдем в мой кабинет.

— Хорошо, сэр.

У главы ДМП был просторный и удобный кабинет. В одном из углов имелось что-то вроде зоны отдыха. Или это место для неформальных переговоров? Там стояло несколько кресел, между которыми располагался низкий столик.

— Чай? Кофе? — спросил Крауч.

— Кофе, пожалуйста, — выбрала Петунья.

На столе тут же появился поднос со всем необходимым. Хозяин кабинета разлил кофе по чашкам.

— Я хочу еще раз извиниться, — проговорил Крауч, — меня выдернули в последний момент и огорошили. Но я должен был сразу догадаться, в чем тут дело. Смит старается тащить все под себя. Неважно живой ли это человек, редкая книга, артефакт.

— Как вы думаете, сэр, — спросила Петунья, — новых попыток не будет?

— Сложно сказать, — ответил тот. — История с Маргарет Сигрейв должна была научить Отдел Тайн, что сильное давление может привести к взрыву. Не стоит забывать, что многие волшебники намного старше, чем выглядят. Вы ведь знаете об этом?

— Да, сэр. Чем сильнее волшебник, тем дольше он живет. И резко стареет перед самой смертью.

— Именно. Я не знаю, сколько лет Смиту. И как его на самом деле зовут — тоже не знаю. Но думаю, что ему не меньше двухсот. А взгляды на жизнь и моральные принципы формируются довольно рано. Ваши родители магглы, так что вам, наверное, сложно принять то, что достаточно молодо выглядящий человек может сформироваться как личность в то время, когда отношение к человеческой жизни было наплевательским. Или не к жизни, а к свободе.

Петунья кивнула.

— Я понимаю, сэр.

— Я вам должен, мисс Шервуд. Расследование в Хогвартсе началось с вашей подачи. Мой сын тоже мог пострадать, Дамблдор потихоньку начал обрабатывать и его. К счастью, сейчас все в порядке. Позвольте дать вам совет. Найдите себе покровителя. Идеально подойдет помолвка, а потом и брак с разумным магом, который не будет на вас давить и не сочтет ваше наследство своей собственностью.

— А если создать свой Род, сэр? — спросила Петунья.

Крауч бросил на нее заинтересованный взгляд.

— Это может получиться. Но по магии вы Сигрейв. Велик риск проявления не только контрактов, но и старых клятв, долгов, проклятий. Да и вас тут же попытаются взять под контроль, предложив вассалитет. Насколько я в курсе, в похожем положении оказался мистер Риддл. Он наследник по крови и по магии Гонтов и Слизеринов. Его, конечно, под контроль не возьмешь. Но долгов и родовых проклятий и он опасается.

Петунья кивнула. Да, тут жизненно необходимо собрать максимум информации.

— Спасибо за совет, мистер Крауч. Мне действительно надо быть очень осторожной.

Они допили кофе, поговорили о не столь значимых вещах. И расстались довольные друг другом. Петунья решила наведаться в банк, чтобы проверить сперва сейф, нет ли там записей по поводу Зеркала Некроманта, а уж потом исследовать книги в домике. Да… Похоже, что ей придется браться и за те, от которых веяло откровенной жутью. Интересно, какие еще могут всплыть контракты? Как бы действительно в Азкабан не загреметь. Ведь контракт мог быть и не с Отделом Тайн, а с частными лицами.

В сейфе нашлась книга о волшебных зеркалах. На ее полях имелись многочисленные пометки. Возможно, это было именно то, что она искала. В любом случае, стоило быть очень осторожной.

— Скажите, мистер Острозуб, — обратилась Петунья, — я могу воспользоваться порт-ключом на территории банка?

— Опасаетесь, что кто-нибудь может захотеть перехватить ценную вещь? — понимающе ухмыльнулся гоблин. — Я вас понимаю. К сожалению, Гринготс такой услуги не оказывает. Но я провожу вас до выхода. Вы сможете воспользоваться вашим порт-ключом на крыльце под защитой нашей охраны.

— Спасибо, мистер Острозуб. У меня есть еще вопрос. Как оказалось, на меня распространяется действие контрактов, заключенных семьей Сигрейв. Вы не в курсе, с банком Гринготс такие контракты никто из членов семьи не заключал?

Гоблин заинтересовался.

— Мне об этом ничего не известно, мисс Шервуд. Но я могу навести для вас справки. Это может быть интересно.

Петунья вздохнула. Как бы не навлечь на себя что-нибудь еще. С другой стороны, ей нужен был противовес Отделу Тайн. Банк в этом качестве подходил идеально.

— Если вас не затруднит, мистер Острозуб.

Гоблин почтительно поклонился, затем проводил Петунью до выхода и проследил, чтобы она без помех воспользовалась порт-ключом.

Глава опубликована: 14.05.2016


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 771 комментария)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх