↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Трое в Тардис, не считая павлина (гет)



Авторы:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Приключения, Юмор, Кроссовер
Размер:
Макси | 1376 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
AU, ООС
Драко Малфой и Гермиона Грейнджер - сотрудники самого скучного отдела Министерства Магии. Дни на работе тянутся долго и уныло, пока в одно прекрасное утро около Министерства не обнаруживается странная синяя будка.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 14. Стучащий человек

Тардис материализовалась на крыше медицинского центра.

— Мы попали на то же место, — сообщила Гермиона, выглянув наружу. — Только чуточку выше, чем собирались.

— О, прекрасно, — Доктор просиял. — Секундочку, я проверяю дату.

Он принялся нажимать на кнопки на консоли, пока наконец не издал радостный возглас.

— Да! — он победоносно вскинул руку вверх. — Промахнулись всего на сутки. Очень хорошо, если принять во внимание, какое пресыщение артронной энергией она испытала. Молодец, Тардис, умница!

— Прекрасно, — с воодушевлением поддержала его Гермиона.

— Ужасно, — хмуро изрек Драко. — Прошли целые сутки. Где теперь искать Харриса с моей палочкой? Он уже мог улизнуть в любой уголок Земли.

— Мог бы, — поправила Гермиона. — Если бы был магом и умел колдовать. Палочка без умения ею пользоваться, без магической силы, ничего не даст, даже если Харрис охрипнет, выкрикивая заклинания. Ты можешь не переживать.

— Я бы не был так беспечен, Гермиона. Дело не в том, что умеет Харрис, а том, кто его направляет.

— Погоди, ты знаешь, кто такой Стучащий человек?

— Догадываюсь. Я задумался об этом еще после приключения с Ангелами.

— Какими Ангелами? — удивилась Гермиона.

— Та история, в которую влипла моя матушка. Ты тогда ничего не помнила, а потом все так быстро закрутилось, что мы не успели тебе рассказать, — торопливо проговорил Драко. — Так при чем тут Ангелы, Доктор?

— Тот человек в магазинчике на вашей волшебной улице. Он дал мне знак. Несознательно, скорее всего.

— Тот стук? — Драко вздрогнул. — Я думал, он просто отбивает мотив какой-то песенки или погружен в свои размышления.

— Нет-нет-нет, Драко, только не этот ритм. Не Его ритм.

— Да о ком же ты! — Гермиона топнула ногой.

Доктор со вздохом оперся на консоль.

— Мастер. Его зовут Мастер. Мы были друзьями, мы были врагами. Мы ловили каждое слово друг друга и мы ненавидели каждый вздох друг друга.

— А теперь? Ты ведь говоришь о прошлом.

— Я не знаю, какой он сейчас. Я думал, он умер. Когда мы виделись в последний раз, он умирал у меня на руках, отказываясь регенерировать. А потом я занес факел над его погребальным костром.

— Мне очень жаль, — Гермиона поджала губы. — Но как это может быть он? Если ты уверен, что его больше нет.

— А вот это мы и выясним! — Доктор решительно оттолкнулся от консоли и занес руку над рычагом. — У меня есть мысль, откуда можно начать. Найдем Мастера — найдем и Харриса. А там и твоя палочка подоспеет!

— Нет уж, Доктор, ты сначала объясни, почему ты так сильно испугался тогда на ярмарке. Миссис Грейнджер даже пришлось дать тебе успокоительное. Ты боишься Мастера?

Драко сверлил Доктора тяжелым взглядом.

— Я, — Доктор замялся. — Я не боюсь Мастера. Я боюсь того, как далеко он может зайти в своем стремлении к власти.

Он нахмурился, погрузившись в раздумья, Драко нетерпеливо дернул за рукав пальто.

— Ну же, у тебя был план!

— Впервые я услышал стук в том магазине. Этот ритм — его отбивают те, кто попал под влияние Мастера. Думаю, нам стоит проверить ту лавку.

— О какой лавке вы говорите? — Гермиона схватилась за голову.

— «Горбин и Бёркс», — пояснил Драко. — Это Горбин прислал матушке тех Ангелов, которые чуть не убили ее.

— Ангелы не убивают, они отправляют человека далеко в прошлое, где он доживает остаток жизни.

— В нашем времени она бы перестала существовать. А это равносильно смерти.

— Драко, я не умаляю опасности, которой подверглась Нарцисса. Но вспомни паучков, которые были идеей Мастера.

— А вам не кажется, что если Харрис пошел к нему с палочкой Драко, то это может принести немало бед? — с тревогой в голосе произнесла Гермиона.

Драко уставился на нее, словно впервые видел.

— Я не позволю сделать из моей палочки какую-то опасную дрянь.

— Тогда перестань выяснять, кто более несчастен, и дай Доктору запустить моторы.

— Да я и не держу его, — Драко попятился, и Доктор рванул на себя рычаг. Тардис заскрипела и взмыла в небо.

— Мерлинова мать! — воскликнула Гермиона, стоявшая у дверей. — Мы просто летим над городом! Без маскировки! С нас бы за такое головы вмиг поснимали.

Доктор никак не отреагировал. Он был слишком сосредоточен на управлении, чтобы думать о каких-то мелочах вроде секретности.

— Мерлин-Мерлин-Мерлин, так нельзя.

— Слушай, но Тардис же не магический объект. Наши заклинания ее не заметят, — Драко пожал плечами.

— Но заметят люди.

— Гермиона, в самом деле. Людям нравится верить в пришельцев. Разве моя очаровательная Тардис не может немного подогреть их интерес к внеземным объектам?

— Драко, скажи ему! — вспыхнула Гермиона.

— Ты только представь, как переполошатся волшебники, когда с неба спустится телефонная будка! — он рассмеялся.

— Совсем спятили, — буркнула Гермиона и стукнула волшебной палочкой по стенке Тардис.

— Ты что делаешь?

— Накладываю Дезиллюминационные чары.

— Здорово! — Доктор рассмеялся, хотя в его смехе послышались нотки нервозности. — Синяя будка летит по небу над Лондоном и растворяется в воздухе. Честное слово, если завтра этого не будет на первых полосах газет, я обижусь!

Гермиона закатила глаза и покачала головой.

Уже спустя минуту Тардис с мягким толчком приземлилась, и Драко осторожно выглянул наружу.

— Лютный переулок! Надо же, как Тардис точна в своих перемещениях.

— О, да, она может быть невероятно ответственной, когда понимает, что дело серьезное. Ладно, идем.

Гермиона, все еще насупленная, вышла первой и осмотрелась.

Тардис, к ее удивлению, приземлилась не в самом Лютном переулке, а на его пересечении с Косым. Так вежливый гость не аппарирует на порог, а появляется в некотором отдалении от дома, чтобы не смутить хозяев внезапным появлением. Вот только мистера Горбина нужно было не то, что смутить — застать врасплох. Именно поэтому такая вежливость Тардис вызвала у Гермионы некоторое недовольство. Впрочем, она решила оставить свое мнение при себе, по крайней мере, пока брела за Драко по Лютному переулку, где — все знают — публика водилась разношерстная, но однозначно не самая приятная. Доктор шел позади и рассматривал узкий переулок с интересом заядлого путешественника.

«Как будто не понимает, что в таких местах нужно быть предельно собранным», — раздраженно подумала Гермиона.

Как оказалось, опасаться было нечего. Личности, которые перешептывались у стен, сначала узнавали в Драко своего, затем замечали Гермиону и спешно удалялись. Так что Доктор и впрямь мог изучать узкий каменный коридор, который представлял из себя переулок.

Наконец, Драко остановился у лавки и повернулся с крайне разочарованным выражением лица.

— Закрыто, — протянул он. — Наверняка, Горбин отправился к кому-то на дом.

— И надолго это? — поинтересовался Доктор.

— Если бы я только знал. Он приезжал к моему отцу несколько раз. Иногда они управлялись за полчаса, а иногда проводили в отцовском кабинете целый день.

— Что ж, Тардис неподалеку, мы можем подождать. А еще лучше — слегка перекусить.

— Доктор, но разве на Ринтосе нас плохо накормили?

— Гермиона, поминальные обеды, даже такие, как на Ринтосе, не самая приятная вещь в мире. К тому же, я никогда не пробовал волшебных сладостей! Я уже столько знаком с вами, а все еще не съел ничего волшебного!

Он вдруг резко побледнел и перевел взгляд с Гермионы на Драко и обратно.

— Что-то случилось? — Гермиона прищурилась.

— Нам точно нужно убраться отсюда до послезавтра. Грубо говоря, у нас два дня.

— Но почему?

— Послезавтра день нашего знакомства, через три дня я придавлю нашего Карлоса, и наша с вами история начнется. Если в момент знакомства я буду заниматься поисками палочки, то не познакомлюсь с вами!

— Доктор, погоди, я перемещалась во времени с помощью Маховика, я была в двух местах одновременно благодаря этому. Один ты будешь знакомиться с нами, другой ты — заниматься нашим нынешним делом.

— Я Повелитель Времени, со мной это не работает. Есть множество параллельных измерений, в одном из них я даже побывал, но Галлифрей был единственным в своем роде, и Повелители Времени есть только в одном измерении.

— При чем тут измерения, если мы говорим о времени? — не понял Драко.

— Это одного поля ягоды. В самом деле, я один. Меня не может быть ни два, ни три. А это значит, что если мы за два дня не решим проблему с палочками, то мне придется познакомиться с вами второй раз.

— Не вижу ничего плохого, — Драко пожал плечами.

— Зато я вижу, — Гермиона поджала губы. — Он познакомится с нами, ему придется снова пережить все наши приключения, пока он, наконец, не дойдет до сегодняшнего дня. И это будет длиться…

— Бесконечно, — Доктор кивнул. — Худшая временная петля из всех возможных: постоянно повторять события прошлого ради поддержания настоящего.

— Ладно, мы хотели перекусить. Может, получится выяснить, не приходили ли к Горбину подозрительные личности или, может, происходило что-то странное. Как думаете? Мы хотя бы не будем стоять на месте.

— Ладно, идем. У тебя есть деньги?

— Нет. А у тебя?

Гермиона пожала плечами.

— Не переживай, я заскочу в Гринготтс, сниму немного со своего счета.

— Гринготтс — это волшебный банк? Никогда не видел волшебных банков! У вас есть магические платежные терминалы? Карты? Банкоматы? Ну хотя бы система безналичного расчета?

— Не понимаю, о чем ты, — Драко покачал головой и двинулся к белой громадине банка, возвышавшейся над Косым переулком.

— Нет, серьезно, — не унимался Доктор. — Ну хотя бы система безопасности.

— Драконы, — отрезала Гермиона, вспомнив, как они штурмовали Гринготтс с Гарри и Роном.

Доктор аж поперхнулся каким-то своим вопросом.

— Зачем сразу про драконов? — Драко рассмеялся. — Есть еще и охранные чары, заклинания против жульничества, вредноскопы. Гоблины, знаешь, очень ревностно оберегают свои денежки, а заодно и денежки вкладчиков.

С этими словами он вошел в здание. Гермиона и Доктор следовали за ним. И если ни к Драко, ни к Гермионе вопросов не возникло, то на Доктора гоблин-охранник покосился с подозрением.

— Это мой родственник, — выпалила Гермиона, опережая неудобные вопросы. — Из магглов. Вы ведь помните моих родителей, правда? Поправка пятая гласит…

— Все в порядке, мисс Грейнджер, — проскрипел гоблин и кивнул.

Доктор с восторгом осматривался в огромном холле.

— Какое все… Волшебное, не иначе! — выдохнул он, глядя на плывущие по воздуху стопки монет.

— Да, ты действительно похож на моего маггловского родственника, — шепнула Гермиона и улыбнулась.

Пока они переговаривались, Драко подошел к стойке и положил на нее ключ от сейфа.

— Я хотел бы снять немного денег, — вежливо произнес он.

— Мистер Малфой, — гоблин оскалил зубы. — Пройдемте.

Он соскочил с высокого стула и засеменил к двери. Драко двинулся за ним.

— Нам тоже идти?

— Не думаю, — Гермиона поморщилась. — Честно говоря, я не уверена, что маггла допустят в Хранилище. Я не проверяла. Мы с родителями меняли здесь маггловские деньги.

— Ничего страшного, подождем, — Доктор безмятежно улыбнулся. Гермиона хотела бы ответить ему тем же, если бы не внезапно накатившая волна головной боли и гул в ушах.

— У меня в ушах загудело, — пояснила она, поймав взволнованный взгляд Доктора.— Наверное, погода меняется или что-то в этом роде.

— Знаешь, Гермиона, я никогда не был чувствителен к атмосферным явлениям — а ты помнишь, сколько длится мое «никогда»! Но у меня в ушах тоже гудит. Может, ваши друзья гоблины решили попробовать что-то новое в своей системе безопасности? Я даже думать не хочу, что они снова связались с далеками.

— Мы можем спросить, — пробормотала Гермиона и двинулась к гоблину-охраннику. — Простите, сэр!

— Да, мисс Грейнджер.

— Вы не знаете, что это за гул?

— А, это, — гоблин поморщился. — Этот гул начался недели две назад. Теперь в Косом переулке постоянно что-то гудит. Люди не хотят лишний раз наведываться сюда, у магазинов падают продажи.

— А вы? Как вы себя чувствуете?

— Пока в банке лежат деньги, а нам платят за аренду сейфов, мы хорошо себя чувствуем, — гоблин желчно усмехнулся.

— Я о другом. Ваше самочувствие, сэр. Этот гул на вас как-то влияет?

— Мы немного изменили график работы, так что голова не успевает слишком уж разболеться. Да и головы наши немного иначе устроены. Волшебники страдают куда сильнее. В первую неделю нескольких продавцов забрали в Клинику Святого Мунго с сильным кровотечением.

— Какой ужас, надеюсь с ними все в порядке? — Доктора передернуло.

— Наверное. Извещения о смерти нам не поступало. Нам обычно пишут сразу после родственников, чтобы мы заморозили счет и не выдавали деньги, пока не будет установлено, кто и в какой доли наследует за умершим.

— Что ж, по крайней мере, они живы, — Доктор кивнул. — Это утешает.

Он продолжал болтать с гоблином, но его голос доносился до Гермионы через пелену гула. Она мысленно умоляла Драко поскорее справиться со снятием денег, чтобы они могли поскорее уйти.

Он появился через минуту и кривился.

— Этот гул меня убивает, — простонал Драко, подойдя к Гермионе. — А гоблин сказал, что от этого страдает весь Косой переулок. Давайте уйдем?

— На улице такого гула нет, — проскрипел гоблин. — Если не заходить в магазины, то можете прогуляться. Если, конечно, вы видите в этом смысл.

— Спасибо, мы прогуляемся, — торопливо пробормотал Драко и выскочил на улицу. Гермиона бросилась за ним.

На улице и впрямь было намного тише.

— У меня есть одно подозрение, — жизнерадостно сообщил Доктор, подойдя к ним. — Но для этого нам нужно больше сведений. Предлагаю разделиться: Драко, Гермиона, вам нужно опросить всех продавцов, которых только найдете. А я пройдусь по улице со звуковой отверткой. Думаю, мы сможем что-то обнаружить.

— Хорошо, — Гермиона кивнула. — Я пойду во «Флориш и Блоттс», в магазин с ингредиентами для зелий и в зоомагазин.

— Идет, — Драко кивнул. — Тогда я возьму на себя «Все для квиддича», мадам Малкин и магазинчик с астрономическими товарами.

— Тогда вперед! — Доктор достал из кармана звуковую отвертку и вернулся к стене банка.

Гермиона решительно зашагала в сторону «Флориш и Блоттс», отчасти радуясь тому, что им пришлось разделиться. Обычно ни к чему хорошему это не приводило, но после той схватки на Ринтосе она чувствовала себя ужасно некомфортно рядом с Драко. Точнее, с того самого момента, как выяснилось, что они помолвлены. Пращур Драко сыграл с ними злую шутку, а теперь предстояло объясниться. Разговор рисковал получиться долгим и тяжелым, чего совершенно не хотелось. Все стало слишком сложно: Драко сильно изменился с того момента, как отправился путешествовать с Доктором. Конечно, он все еще оставался язвительным, но теперь, когда его колкости были направлены не на то, чтобы задеть Гермиону, а на то, чтобы ее повеселить, они оказались довольно милыми. И все же представить себя замужем за Драко Малфоем не получалось. Да даже просто быть его парой казалось чем-то совсем уж невозможным. Однако поведение Драко в последнее время стало странным, несколько собственническим. Можно было понадеяться, что он почувствовал угрозу, исходящую от Барглиса, но Гермиона понимала, что будет обманываться, если станет держаться этой мысли. Да и тот поцелуй перед тем, как Трикстер стер ей память, говорил больше, чем любые слова. Гермиона испуганно оглядела Косой переулок. Одно только воспоминание о Трикстере воскресило в мозгу тот ужасный временной парадокс, который она создала.

«Соберись, — сказала она сама себе. — Нужно поторапливаться. Доктор сказал, что ему нельзя тянуть до дня нашего знакомства, иначе он попадет в бесконечную петлю времени».

Гермиона передернула плечами, отгоняя тяжелые мысли и внезапно нахлынувшие воспоминания, и дернула двери «Флориш и Блоттс».

— Добрый день, — озадаченно произнесла она, осматривая абсолютно пустой магазин.

— Мисс Грейнджер, — мистер Флориш выглянул из-за стеллажа. — Прошу прощення, голова ужасно болит.

Он и впрямь выглядел неважно: бледный, чуть дрожащий, с залегшими под глазами тенями. Довершала его образ влажная повязка на голове.

— На улице меньше гудит. Не желаете выйти? Все равно ведь никого нет.

— Да уж, из-за этого гула совсем покупателей нет. Люди переходят на заказы по совиной почте, никто не рискует лишний раз сюда соваться.

— Так почему бы вам не выйти? Чего вы ждете?

— Нет уж, спасибо. Чтобы и дальше пропадали книги?

— Пропадали книги? — Гермиона снова осмотрела полки и стеллажи. Книг и впрямь стало существенно меньше. Сначала она готова была списать это на то, что мистер Флориш убрал их на склад для рассылки, но слова о пропаже книг заставили ее напрячься.

— Да, мисс Грейнджер. Редкие, коллекционные издания. И никакие заклинания от воров не спасли. Ничего, скоро это закончится, — мистер Флориш мечтательно посмотрел за окно.

— Вы о чем?

— Я принял предложение о продаже магазина. Лучше купить несколько сов и рассылать заказы из дому, чем терпеть этот гул и страдать мигренями.

Гермиона тоскливо вздохнула.

— Мистер Флориш, я все равно останусь вашим покупателем. Надеюсь, вы дадите адрес для заказа в «Пророке»?

— Конечно, мисс Грейнджер. Тем более вы не первая и далеко не последняя, кто об этом просит. Практически все покупатели остаются моими заказчиками. Так что завтра я начну вывозить книги, а на следующей неделе помещение уже будет продано.

Гермиона вздохнула. Конечно, книги можно заказывать и по почте, мистер Флориш ведь не собирался совсем бросать свое дело. Но в его магазине была особая атмосфера, редчайшая магия, и было невероятно грустно от того, что это прекрасное место вскоре будет закрыто.

— До свидания, мистер Флориш. Берегите голову, — с тяжелым сердцем произнесла Гермиона и вышла, не дожидаясь ответа. Ей предстояло еще зайти в магазин ингредиентов для зелий и в зоомагазин, а настроение уже было безнадежно испорчено. К тому же, гул внутри действительно был сильнее, чем снаружи, и голова снова начала раскалываться. Как бедняга Флориш терпел это? И почему чары от воров не подействовали?

С этими мыслями она зашла в магазин с ингредиентами для зелий.

— Здравствуйте, — с трудом выдавила она, глядя на неожиданно бодрого продавца.

— Здравствуйте-здравствуйте. Вы необычайно вовремя. Последний день работы магазина, завтра закрываемся. В связи с этим скидка в полцены всем, кто покупает товар лично, а не по почте.

— Это из-за гула, да? — Гермиона поморщилась.

— У меня достаточно ингредиентов для зелья от головной боли, чтобы работать в таком шуме. Но не тогда, когда из магазина пропадают ингредиенты и котлы. В Косом переулке завелся вор, милочка. Уж я не знаю, как это связано с гулом, да только я свой магазин продал.

— Собираетесь работать по почте, как мистер Флориш?

— Пока что да, а там, глядишь, торговцы обустроят для себя другой район. Если такое случится — переберусь к ним. Нет — открою свою аптеку в Годриковой Впадине или другом тихом местечке. Ко мне клиент придет, в этом я не сомневаюсь.

— Скажите, аа какие ингредиенты пропали?

— Да в том-то и дело, мисс, что совершенно разные. Как будто воришка — маггл, который увидел занятные корешки да порошки, и стащил. Веретенница, лунная роса, пара слабых ядов. Я вообще не представляю, кому это может понадобиться.

Гермиона пожала плечами.

— Даже самый слабый яд в дурных руках может быть опасен.

— Любое зелье, милочка, даже лекарственное, может быть опасным, если взять слишком большую дозу. Хотите считать вора убийцей, так и считайте, мне до того дела нет. Я завтра уезжаю отсюда, и больше он меня не достанет.

Гермиона потерла виски.

— А знаете, я передумала. Дайте, пожалуйста, зелье от головной боли.

— Разумеется. Пять кнатов.

Гермиона достала из кармана мантии свою верную бисерную сумочку, запустила в нее руку и достала четыре кната. Пятый она нащупала, но никак не могла его поймать. Пришлось выложить монетки на стойку, чтобы не мешали ловить пятый кнат. Продавец смотрел на ее мучения, постукивая пузырьком с вожделенным зельем по разделочной досточке: четыре коротких удара, небольшая пауза, снова четыре коротких удара, снова пауза. Вкупе с гулом этот ритм заставлял ноги подкашиваться, а мысли — становиться ленивыми и неповоротливыми.

Наконец, Гермиона с видом победителя выложил монетку на стойку, выхватила у продавца бутылочку с зельем и осушила ее.

— Спасибо, всего доброго, — пробормотала она и вышла на улицу.

Там она привалилась к столбу, будто бы пьяная, и тяжело задышала. Воздуха отчаянно не хватало, он словно стал раскаленным, и теперь обжигал легкие.

«Даже лекарственное зелье может быть опасным», — вспомнились слова аптекаря, а следом за ними в голове возник и ритмичный стук.

Гермиона прикрыла глаза, пытаясь вытравить назойливый ритм из головы.

«Третий закон Голпалотта гласит, — пробормотала она, — что противоядие от комплексного яда не сводится к набору противоядий от его отдельных компонентов».

Старик Голпалотт не подвел. Ритм, да и другие мысли, вмиг выветрились из головы. Гермиона никогда не признавалась в этом никому, но иногда высшее Зельеварение навевало на нее ужасную тоску и даже сонливость. Сработало и теперь.

«Конечно, — думала Гермиона, идя к зоомагазину, — с тем же успехом я бы могла воспользоваться Окклюменцией, если бы только умела. Мерлин, и почему я не решилась осваивать эту науку, когда Гарри занимался со Снейпом? Ах да, Отряд Дамблдора и СОВ!»

Найдя более-менее утешительное объяснение тому, что она чего-то не умеет, Гермиона толкнула дверь зоомагазина.

Как и во «Флориш и Блоттс», и в аптеке, полки пустовали, а ведунья за стойкой с тоской оглядывала свои владения.

— Здравствуйте, — пробормотала Гермиона. — Вы распродали всех зверей?

— Они у меня дома, в Оттери-Сент-Кэчпоул. Знаете, из-за этого гула они начали ужасно болеть. Линька не в сезон, потеря аппетита, склонность к нанесению самим себе ущерба. Крысы пытались отгрызть собственные хвосты, а птицы ощипывали себя почти налысо.

— Это из-за гула?

— Нет, что вы, мисс. Я забрала их всех домой, а на следующий день начался этот гул. Знаете ли, звери куда острее чувствуют подобные вещи.

— А сейчас с ними все в порядке? — с тревогой спросила Гермиона.

— Да, разумеется. Крысы оставили свои хвосты в покое, Птицы начали обрастать пухом. По правде говоря, этот гул — детский лепет по сравнению с тем, какой шум поднимали жабы целых три дня. Никогда от них такого не слышала.

— Ну и ну, — покачала головой Гермиона.

— Так что я готова поверить во что угодно. Даже в то, что кто-то проклял Косой переулок.

Гермиона кивала, не решаясь ни о чем спрашивать. Голова перестала болеть, но, похоже, слишком большая доза зелья сыграла с ней злую шутку. Ужасно хотелось спать, и мерная речь ведуньи за стойкой только сильнее убаюкивала.

— В любом случае, спасибо, что зашли, мисс, — сказала, наконец, ведунья.

— Мне очень жаль, что Косой переулок переживает такие тяжелые времена. Извините за расспросы.

— Что вы, мисс. Это естественно, что люди интересуются.

— Всего доброго, — Гермиона насилу выдавила улыбку. — И удачи с магазином в Оттери-Сент-Кэчпоул.

— Спасибо, милая, — ведунья улыбнулась, и Гермиона на еле гнущихся ногах направилась к выходу.

Улица встретила порывом ветра, и Гермиона немного взбодрилась. Ровно настолько, чтобы хватило сил дойти до Тардис и в изнеможении привалиться к ее синей стенке. Дурацкий ритм, который настукивал аптекарь, снова возвращался, а земля потихоньку уплывала из-под ног.

— Доктор, Драко, где вы?


* * *


Драко брел по Косому переулку в расстроенных чувствах. Они планировали перекусить, как добрые друзья побаловать себя мороженым в кафе Флориана Фортескью, а теперь разделились. Бесспорно, найти источник гула было очень важно, но ведь можно было сделать это вместе. За все то время, что он путешествовал с Доктором, Драко уяснил одну простую истину: останешься один — попадешь в беду. К тому же он и до путешествия слишком долго был один. Крэбб погиб, Гойл загремел в Азкабан, будучи недостаточно умным, чтобы опытаться хоть как-то оправдаться, Панси, Тео и Блейз сбежали из страны при первой же возможности и не прислали ни одной совы, будто боялись, что их кто-то выследит и, как Драко, привлечет к общественно полезной деятельности. Драко же остался в полнейшем одиночестве. Мать замкнулась в себе, на работе Драко не завел друзей, да к тому же Гермиона смотрела волком. До недавнего времени. Путешествие изменило ее отношение, и это было взаимно. Он не отрицал, что ревнует. Раз уж он имел достаточно смелости, чтобы броситься вслед за Доктором, то трусить перед девушкой было уж совсем глупо. Но, видимо, услышанная на Ринтосе новость о том, что они помолвлены, ударила по Гермионе, и теперь она сторонилась Драко. На поминальном обеде она села так, чтобы между ними оказался Доктор. В машинном зале старалась держаться у двери, как можно дальше от консоли, возле которой маячил Драко. Вот и теперь она с радостью приняла предложение разделиться, хотя обычно не приветствовала это. Драко вздохнул. Он не нужен ей — ни как друг, ни как некто более близкий — и никогда не был нужен. Просто в путешествии они оказались оторваны от привычной среды общения и были вынуждены держаться вместе.

А еще Драко посчитал Доктора другом. А теперь он сломя голову бросился на поиски этого таинственного Мастера. Да, он представляет угрозу, это было понятно. Но ведь обычно они все вместе составляли план, обсуждали его. Доктор предлагал Драко путешествовать с ним сколько угодно — но он солгал. Драко не нужен был ему. Ему вообще никто не был нужен.

Колокольчик на двери «Все для квиддича» звякнул, отвлекая Драко от тяжелых мыслей.

— Чем могу помочь? — продавец щурился и потирал виски. Да это и неудивительно — в магазине стоял ужасный гул.

— Я… Этот гул вам не мешает?

— Мешает, да настолько, что мы магазин на продажу выставили, — буркнул продавец. — Теперь только рассылка совиной почтой. Сейчас только хозяин найдет склад, и будем съезжать.

— А я думал, вы уже начали, — Драко обвел взглядом помещение. Метлы в выставочных стойках сверкали отполированными древками, а вот полки заметно поредели.

— А, это. Так вынесли половину. Буквально позавчера ночью. Что примечательно, позарились на копеечные средства по уходу за метлами. Сразу видно, дилетанты. Если бы я крал, я бы вынес «Молнию».

— Новой сборки? — Драко хмыкнул.

— Нет уж, классическую. Говорят, новая сборка крен дает. Мастерская обещала отозвать бракованные партии, так что мы пока не разгоняемся с рекламой.

Драко хмыкнул. Он и сам читал об этом в квиддичном журнале — единственный интерес, который он в себе худо-бедно поддерживал.

— А открывать магазин не планируете?

— Не знаю, тут уж как хозяин решит. Мы и так в первые дни этого безобразия ужасные убытки несли. Потом, конечно, когда стало понятно, что этот гул везде есть, люди перешли на заказы по совиной почте, и дела немного выровнялись.

— Ладно, я тогда подожду, пока изготовители исправят новую сборку «Молнии». Очень уж хочется сравнить со старой.

Продавец хмыкнул.

— Мне тоже. Надеюсь, возле нашего склада будет площадка, где можно полетать. Уж я то тогда…

— Не сомневаюсь, — Драко рассмеялся. — Ладно, пойду. Удачи с переездом.

— Спасибо, — продавец махнул рукой.

Драко выскочил на улицу, стремясь поскорее избавиться от гула, и глупо улыбнулся. Беседа с продавцом квиддичных товаров немного приподняла настроение. Теперь он направлялся к мадам Малкин, которая сидела в небольшом креслице у своего магазина.

— А, Драко, милый, здравствуй, — поприветствовала она, когда он подошел. — Какими судьбами?

— Здравствуйте, мадам Малкин. Вы, пожалуй, единственный разумный человек в Косом переулке. На улице меньше шумит.

— Да я просто краж не боюсь, — улыбнулась она. — Тут почти ничего не осталось, постоянные клиенты, как только этот ужас начался, стали ходить на примерку ко мне домой. Здесь я последние деньки досиживаю, чтобы вот такой редкий клиент как ты знал, где меня потом найти.

С этими словами мадам Малкин протянула Драко визитку.

— Спасибо, мэм, — Драко с улыбкой отправил карточку во внутренний карман мантии. — Остаться без ваших восхитительных мантий — это катастрофа для уважающего себя волшебника.

— Вы мне льстите, милый мальчик, вы мне льстите, — она хихикнула и откинулась на спинку кресла.

— Ни капли, — он покачал головой. — Я не представляю лучшей ткани, чем та, которую вы покупаете для своих работ, а уж вашему крою нет равных.

— Все дело в манекенах, — подмигнула мадам Малкин. — Вот и вор так подумал, раз утащил один из них.

— Так у вас все же были воры!

— Один манекен — это не потеря по сравнению с тем, какие убытки понесли остальные магазины. Я не стала ждать, пока утащат все, и перевезла их домой в тот же день.

Драко поверить не мог: уже в двух магазинах произошла кража, причем логика вора все еще не прослеживалась.

— Удачного переезда, мэм, — Драко улыбнулся. — Обязательно загляну к вам на следующей неделе.

— Буду ждать, мой милый, — кокетливо ответила мадам Малкин.

На этом Драко посчитал разговор завершенным, махнул рукой и побрел дальше. Путь его лежал к магазину товаров для астрономов.

Он не успел даже ручки коснуться, как дверь магазина распахнулась, и всклокоченный продавец чуть не сшиб Драко с ног.

— Караул! — он вцепился в плечи Драко и с силой встряхнул. — Я спустился в магазин, а там… Самый настоящий погром!

Он отпустил огорошенного Драко только затем, чтобы схватить его за руку и потащить внутрь магазина.

Они оказались в полнейшем хаосе. Перевернуто было все, что могло оказаться перевернутым, пол был усеян осколками и обломками, а на огромной карте звездного неба было крупно вырезано: «Ложь».

— Вы уже знаете, что пропало? — деловито осведомился Драко.

— Если бы тут был порядок, я бы знал, но понять что-либо в таком бедламе невозможно!

— Так наведите порядок. Разве вы не знаете хозяйственных чар?

Продавец хлопнул себя по лбу, выхватил палочку и взмахнул ею. Драко благоразумно отошел к двери, потому что абсолютно все пришло в движение. Стекла, куски металла, обрывки бумаг — возвращалось на свои места, срасталось и склеивалось, опрокинутые стеллажи поднимались, и даже надпись на карте затянулась.

— Ни одного телескопа, — упавшим голосом произнес продавец. — Все до единого пропали. И одна модель космоса исчезла. Кому может понадобиться столько телескопов? Эх, надо было послушать мистера Олливандера и съезжать вслед за ним.

— Олливандер уехал? — удивился Драко.

— Да, еще неделю назад. У него украли две или три палочки, и он тут же закрылся. Он говорил мне, мол, Стивен, съезжайте, пока к вам не пришел вор и ваши труды не пошли прахом. Но нет, я думал, меня это не коснется. Астрономия — наименее прибыльное дело, я в жизни не мог подумать, что кто-то решит обокрасть меня.

— Стивен, многие дельцы переходят на работу по почте. Это Олливандеру нужно личное присутствие клиентов.

— О, только за него Министерство и переживает, даже нашло ему помещение на той же улочке, где и вход для посетителей. Но мы не в обиде, он все же великий изготовитель палочек. Можно сказать, мастер!

Драко передернуло. В нарастающем гуле он слышал перестук барабанов, заглушавший слова Стивена о том, что он и сам пользуется палочкой работы Олливандера.

— Голова, — простонал Драко, вцепившись пальцами в виски, и выскочил на улицу. Он сделал два шага, не больше, когда ноги подкосились, и он упал.

— Драко, — голос Доктора донесся до него словно через вату, а руки обхватили за пояс. Едва перебирая ногами, поддерживаемый Доктором, Драко побрел вперед, не особо разбирая дорогу.

— О боже, Гермиона! — воскликнул Доктор, когда они подошли к Тардис. У Драко перед глазами все плыло, но он все же смог различить ее, сидящую на мостовой, прислонившись спиной к стенке Тардис.

Доктор распахнул дверь, втолкнул Драко внутрь и бросился поднимать Гермиону. Сам же Драко, пошатываясь, доковылял до стенки, сполз на пол и прикрыл глаза. Рядом раздался тихий вздох Гермионы, затем вой моторов Тардис, после чего наступила оглушающая тишина.


* * *


Когда Гермиона пришла в себя, двери Тардис были распахнуты, с улицы лился красноватый солнечный свет.

— Доктор? — пробормотала она, поднимаясь на локтях. Он стоял, опершись на консоль, и неотрывно смотрел на экран. Услышав голос Гермионы, Доктор дернулся и повернулся к ней.

— Мы ничего не успеем, — прошептал он. — Это моя вина. Нельзя было отпускать вас одних. Нужно было сначала проверить все отверткой, тогда бы я точно не сделал этого.

— Да что не так? Опять артронная энергия?

— Да. Очень мощный источник. Оттуда и гул. Наверняка где-то под землей. Этот гул, который мы слышали — это вибрации.

— И в зданиях он сильнее, потому что вибрации передаются по конструкциям! — сообразила Гермиона.

— Именно.

— А как быть с воровством? — раздался озадаченный голос Драко.

— С каким еще воровством?

— У мистера Флориша украли редкие экземпляры книг, в магазине с ингредиентами для зелий — некоторые травы и несколько котлов, — отчеканила Гермиона.

— Добавь к этому средства для ухода за метлами, все телескопы и манекен, — протянул Драко, поднимаясь на ноги. — А, еще и пару волшебных палочек у Олливандера стащили.

Доктор задумчиво перевел взгляд с Драко на Гермиону.

— Я боюсь представить, что это значит. Но мы действительно имеем дело с артронной энергией. И угадайте, где ее больше всего?

— У магазина Горбина! — в один голос выпалили Драко и Гермиона.

— Совершенно точно!

— Тогда надо немедленно идти туда и…

— Драко, — Доктор покачал головой. — Вы пролежали в отключке весь день. Солнце уже садится. Нам придется управиться за завтрашний день.

— Сначала нам нужно удостовериться, что излучатель артронной энергии действительно находится в магазине Горбина, — начала Гермиона. — К сожалению, нам придется вернуться в Косой переулок и немного присмотреть за магазином.

— Мы не можем оставить там Тардис! — возмутился Доктор. — Там слишком много артронной энергии. И я даже не могу представить, что будет, если Мастер раньше времени узнает о моем присутствии.

— Не хочу тебя расстраивать, но он, возможно, уже знает, — Гермиона чуть вздохнула. — Когда Харрис сбежал с палочкой Драко, думаешь, он не рассказал Мастеру об исходе их операции с паучками?

— И все равно, это опасно — оставлять Тардис там, куда Мастер может добраться.

— Давай поступим так: ты вместе с Тардис будешь стоять у входа в Косой переулок, но с маггловской стороны. А мы с Драко пойдем дежурить у «Горбин и Бёркс».

— И сколько вы собираетесь там дежурить? Вы провели в Косом переулке полчаса и отрубились на полдня.

— Значит, нам надо придумать какую-то защиту. Что-то, что не даст гулу так сильно на нас влиять, — Гермиона присела на ступеньку и задумчиво уставилась на Драко. — Будут какие-то идеи?

— У меня? — удивленно переспросил тот.

— Да. Первое, что приходит мне на ум — это заклинание головного пузыря, но он не защищает от шумов, только от неприятных запахов и разных газов.

— А что если начинить сам пузырь какими-то чарами? Ну, есть же такие чары, которые глушат шум. Я, если честно, забыл.

— Разве что «Оглохни», — задумчиво произнесла Гермиона. — Ты не мог знать этого заклинания, его придумал Снейп.

— Но ты-то его знаешь!

— Скажем так, в какой-то момент ко мне попали записи Снейпа. Точнее, к Гарри, а не ко мне, ну да это уже детали. Вот только это заклинание не глушит полностью все шумы. Скорее, это заклинание от подслушивания, оно ограждает заклинателя своеобразным куполом, за пределы которого звук не проникает. Окружающие слышат только легкий писк.

— Да уж, к гулу добавить еще и писк. Не самая лучшая идея, — Драко покачал головой. — Это очень хорошее заклинание, но сейчас оно нам не подходит. Как насчет магического щита?

— Но гул — это не заклинание, — Гермиона нахмурилась.

— Помнишь, когда мы только познакомились с Доктором, он сказал, что наша магия — это какая-то энергия.

— Психотронная, да, — Доктор встрепенулся.

— Вот, — Драко кивнул. — Сейчас мы имеем дело с артронной. Я просто подумал, что одна энергия может защитить нас от другой.

— Надо пробовать, Драко, — Доктор прижал костяшки пальцев к губам. — Надо пробовать. Теоретически это может сработать. Я о том, что это вполне вероятно. Но что получится на практике, я не уверен. Мастер прекрасно умеет захватывать умы людей и, боюсь, пары заклинаний будет недостаточно.

— Окклюменция, — выдохнул Драко и уселся на ступеньку рядом с Гермионой. — Слыхала о таком?

— Да, конечно. И даже думала о ней, когда была в Косом переулке. Вот только я не смогу освоить ее за пару минут.

— Не сможешь. Хоть ты и очень талантливая ведьма, — он не удержался от комплимента, но Гермиона пропустила его слова мимо ушей.

— Ближе к делу, — поторопил его Доктор.

— Ладно. Я могу пойти и понаблюдать за «Горбин и Бёркс». Для окклюменции палочка не нужна.

— Одного я тебя не отпущу, — Гермиона уперла руки в боки. — Это опасно! Да и что тебе там делать без палочки!

Сердце Драко трепыхнулось и сделало кульбит.

— Она права, — Доктор поджал губы.

— Значит так, — Гермиона вскочила и принялась прохаживаться по машинному залу. — Доктор доставляет нас к «Дырявому котлу». Ты применяешь Окклюменцию, я — заклинание Головного пузыря, и начиняю пузырь защитными чарами. Кроме того, для слежки тебе понадобятся Дезиллюминационные чары, а кто их наложит, если не я.

— Ладно. Но если тебе станет плохо раньше, чем я найду свою палочку и заберу ее, ты вернешься в Тардис. Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.

— Ладно, — Гермиона кивнула. — Доктор, заводи Тардис.

Доктор кивнул и дернул рычаг.

— Я уверен, что мы успеем, — отрезал Драко и ободряюще улыбнулся Гермионе. Тардис взвыла моторами и покачнулась.

Впрочем, уже через пару минут она толкнулась об землю и распахнула двери, за которыми обнаружился вход в «Дырявый котел».

— Доктор, улетай к моему дому, — произнес Драко, прежде чем выйти. — Если этот твой Мастер действительно может навредить Тардис, то тебе лучше держать ее как можно дальше отсюда. Мы аппарируем туда, как только закончим.

— Что именно ты подразумеваешь под «Закончим»? — Доктор слегка напрягся.

— Как минимум — вернем мою палочку. Как максимум — остановим Мастера. И постарайся не показываться матушке на глаза, она тебя еще не знает, не забывай.

— Да-да, конечно, — Доктор кивнул. — Ладно, надеюсь, у вас все получится. Хотя бы вернуть палочку. Нам нужно убраться из этого временного отрезка как можно быстрее.

— Да, — коротко ответил Драко, а Гермиона кивнула, и они вместе вышли из Тардис. Не успела Гермиона закрыть двери, как Карлос с громким клекотом бросился наружу.

— Нет! Нет, тебе нельзя! — воскликнула она и побежала следом.

— Доктор, улетай, — выпалил Драко и захлопнул двери.

Когда он ввалился в «Дырявый котел», Гермиона в растерянности стояла посреди зала.

— А где Карлос?

— Не знаю. Пока я добежала, его уже и след простыл. Мерлин, ему никак нельзя в Косой переулок. Я говорила с владелицей зоомагазина, она утверждает, что от этого гула все звери и птицы стали ужасно болеть. Бедный Карлос.

— С ним все будет хорошо, — заверил Драко. — С ним уже столько всего приключилось, и все равно он остался цел и практически невредим. Ты хотела наколдовать Головной пузырь.

— И сделать нас невидимыми, да, — Гермиона кивнула и взялась за палочку. На голове ее возник большой пузырь, переливающийся алым от защитных чар.

— Я добавила еще парочку помимо «Протего», — улыбнулась она. — Я сделаю тебя невидимым, и ты тут же возьмешь меня за руку, чтобы не потеряться.

— Конечно, — Драко закивал. — Кстати, нам нужно будет воспользоваться твоим прекрасным заклинанием, если захотим разговаривать. В Лютном переулке все еще слоняется тамошняя публика, а голоса из пустоты звучат подозрительно.

— Драко, ты гений, — Гермиона кивнула и коснулась его головы кончиком палочки. Он тут же схватился за ее руку, как и договаривались. Гермиона наложила Дезиллюминационные чары и на себя, после чего повела палочкой, прошептала: «Оглохни», — и двинулась ко входу в Косой переулок. Драко следовал за ней.

— Нужно поторопиться, — прошептал он. Даже будучи защищенным заклятием от подслушивания, он старался не шуметь. — Помимо моей палочки, теперь нужно найти еще и Карлоса.

— Я веду тебя к Лютному переулку и пытаюсь высматривать Карлоса, так что постарайся, пожалуйста, сконцентрироваться на Окклюменции, — буркнула Гермиона.

Драко продолжил путь в некотором недоумении. С одной стороны, она заботилась о нем, что доказывало ее небезразличие, ее теплое отношение. С другой же стороны раздражение так и сквозило в голосе, будто Гермиона злилась на собственные чувства, реакции и на Драко заодно. Однако нельзя сказать, что эти мысли отвлекли его от Окклюменции, даже наоборот, полностью уйдя в переживания из-за Гермионы и ее поведения, Драко отключился от внешнего мира настолько, что прогреми в шаге взрыв — он бы и не заметил.

Гермиона резко затормозила, и Драко волей-неволей пришлось вернуться к реальности.

— Смотри, — воскликнула она.

Оказывается, они уже вошли в Лютный переулок, и остановились неподалеку от «Горбин и Бёркс», напротив которого стоял Карлос собственной персоной, окруженный тремя неприятными типами.

— Что такая хорошенькая птичка здесь делает? — спросил один.

— Наверняка, это Мерлин послал ее нам, — произнес второй, делая шаг вперед.

— Да уж, твои слова об ужине на сей раз достигли нужных ушей, — третий плотоядно потер руки.

Гермиона занесла палочку, готовясь ударить, как вдруг двери открылись и на пороге показался Горбин.

— Что это вы тут задумали? — грозно спросил он и тут же перевел взгляд на Карлоса. — Ба! Да это же птица Малфоев. Иди-ка сюда, мой хороший. И как ты только оказался так далеко от дома?

Гермиона почувствовала холод на запястье, которое еще миг назад сжимала рука Драко.

— Драко! Стой! — закричала она, но безрезультатно. Дверь лавки стукнула, щелкнул замок. Гермиона осталась одна.

— Драко! Драко!

Пожалуй, это было бессмысленно. Если он ушел вслед за Горбином, то не вернется, не рассекретив при этом себя, а уж этого делать точно не стоило. А даже если и не успел, то уже вышел за пределы купола заклинания от подслушивания, и теперь не мог ее услышать.

Трое неудачливых охотников на павлинов отправились восвояси. Гермиона смотрела вслед их удаляющимся фигурам и думала, как можно найти того, кто невидим. Конечно, можно было снять Дезиллюминационные чары, но это рассекретит Драко, а он и так остался без палочки. Убедившись, что никого видимого в переулке не осталось, Гермиона снова взмахнула палочкой.

— Гоменум Ревелио.

Ничего. Похоже, Драко и впрямь заскочил вслед за Горбином.

До ушей снова донесся гул, и Гермиона вздрогнула. Что ж, головной пузырь держал удар достойно, но, похоже, был не слишком эффективен. Нужно было поскорее убираться из Косого переулка.

— Драко, пожалуйста, будь осторожен, — прошептала она и зашагала прочь. Пожалуй, сейчас от нее было мало проку: невидимая, оторванная от невидимого Драко, да к тому же с истаивающими защитными заклинаниями.

«Если я сейчас упаду в обморок, Драко никогда меня не найдет, — думала Гермиона, торопливо шагая к «Дырявому котлу». — К тому же, я сама обещала, что уйду, как только заклятия перестанут действовать. Я вернусь к Доктору и попробую что-то придумать. Я не оставлю Драко. Я…»

Она распахнула двери «Дырявого котла» и остолбенела: посреди пустого зала стояли ее мама и папа.

— Моника, милая. С того момента, как тот паучок на тебя напал, ты повредилась рассудком. У нас нет и никогда не было дочери, тем более — дочери-ведьмы. Мы даже не из Британии, милая.

— Джон! Я не Моника! Меня зовут Хелена Грейнджер! Это ты не в себе. Вспомни, как на пороге появилась та женщина, профессор МакГонагалл. Как мы приходили сюда покупать волшебные книги!

— Я Венделл Уилкс, милая. Тебе плохо.

— Фините! — воскликнула Гермиона, взмахнув палочкой.

Мама вскрикнула от неожиданности, но тут же бросилась обнимать Гермиону.

— Дорогая, твое волшебство иногда меня пугает. Он не хочет вспоминать!

— Снова вы, милочка! После прошлой нашей встречи моя супруга сошла с ума. Вы ведь не хотите сказать, что теперь пришли за мной?

— Мама, зачем ты привела его сюда?

— Я думала, — Хелена утерла слезы со щек. — Я думала, он вспомнит. Думала, он узнает эти места.

— К тебе вернулась память только из-за влияния артронной энергии, которая… — Гермиона осеклась на полуслове и уставилась на мать, моргая.

— Дорогая?

— Мамочка, ты гений! У нас небольшие неприятности, конечно, но вы, именно вы двое, подоспели невероятно вовремя! По Косому переулку сейчас разлита артронная энергия, если папа зайдет хотя бы в один магазин, он вспомнит. Он не может не вспомнить.

— Милочка, да вы бредите похлеще моей жены.

— Идем, — скомандовала Хелена и схватила его за руку.

— Моника, ты с ума сошла. Я никуда не пойду.

— Я не смогу так жить! Я помню все до последней мелочи, а ты никак не хочешь даже поверить мне!

— Хорошо, — отец внезапно сменил гнев на милость. — Я пойду с тобой и этой особой, которую ты называешь нашей дочерью. Но учти, если это станет опасным, я немедленно вызову полицию и, — он вздохнул. — К сожалению, я буду вынужден показать тебя специалистам.

— Договорились, — Хелена решительно кивнула. — Если ты ничего не вспомнишь, я сама сдамся психиатрам!

Отец грустно улыбнулся, но все же покорно двинулся за Гермионой и Хеленой. С некоторым удивлением он смотрел, как Гермиона открывает проход в Косой переулок, шагнул на мостовую в некотором замешательстве, и замер.

— И что я должен увидеть?

— Сюда, — Гермиона бросилась к ближайшему магазину, на котором висели таблички «Продано» и «Закрыто». — Алохомора.

Они оказались в пустом зале с голыми стенами. Гермиона даже не сразу вспомнила, что именно тут было раньше. Но стоящий в магазине гул ударил по голове молотом. Снимая с себя Дезиллюминационное заклятие и чары от подслушивания, она сняла и бесполезный головной пузырь.

— Какой ужас, — простонал отец и вцепился пальцами в виски. — Моника…

Он закашлялся.

— Моника. Нет, Хелена. Уведи меня отсюда.

Мать дернулась, но поздно. Отец потерял сознание и с тихим стуком упал на деревянный пол.

Гермиона с матерью подхватили его под руки и потащили назад, к выходу из переулка.

— Это достаточно опасно, милая, — ворчала Хелена.

— Прости. Это единственное, что я могу предложить. Если не подействует — я даже не знаю, что и делать, честно.

Они вышли в маггловскую часть, где не было этого ужасного гула, и Гермиона усадила отца под стену.

— Нужна вода. Я не могу колдовать в маггловской части.

— Конечно, — мать расстегнула сумочку, извлекла оттуда бутылку минеральной воды и принялась поливать мужа.

— Хелена, да что на тебя нашло! — пробормотал он, открыв глаза. — Гермиона, твоя мать сошла с ума.

Гермиона с матерью переглянулись и завизжали от радости.

— Получилось! — мать хлопала в ладоши, совсем как маленькая девочка. — Джон, ты можешь идти?

— Вызови такси, уже темно и пора домой, — мягко произнес отец.

— О, с домом выйдет небольшое затруднение, — Гермиона виновато улыбнулась. — Мама тебе в отеле все объяснит.

— В отеле? Почему не дома?

— Джон, — Хелена вздохнула. — Только не падай в обморок снова, но наш дом в Австралии.

— Кажется, у меня кружится голова, — он прислонился к стене и глубоко вдохнул. — Вызови, пожалуйста, такси.

Все вокруг стало расплывчатым, и Гермиона поняла, что плачет.


* * *


Драко крался за Горбином, понимая, что заклятие Гермионы уже на него не распространяется. Осторожно, чтобы не своротить ничего с полок, он протиснулся за конторку и скользнул в коридор. Горбин шел к своему кабинету — Драко знал эту дорогу, он не раз ходил ею, когда приносил отцовские вещи на продажу. Но больше всего его потрясло то, как бережно Горбин держал Карлоса. Не иначе, как хотел выторговать вознаграждение за птицу.

Дверь кабинета скрипнула, открываясь.

— Что там? — пренебрежительно спросил человек, сидевший в кресле Горбина за его же столом. На нем был черный костюм из плотной ткани и черная же рубашка, с чем контрастировали светлые волосы. Лицо с легкой щетиной выглядело властным, и под колючим взглядом карих глаз Горбин скрючился в поклоне.

— Мой Мастер, бродяги из переулка хотели напасть на эту птицу.

Драко замер. «Так вот ты каков, Мастер. И впрямь, выглядит зловеще», — подумал он.

Мастер отрывисто рассмеялся.

— Не думал, что ты любитель животных.

— Ради любой другой птицы я бы и пальцем не шевельнул, но это — одна из птиц Малфоев. Старик Люциус в тюрьме, но малыш Драко выложит немалую сумму за папочкину птичку.

— Драко? — раздался из дальнего угла голос, и к столу подошел Харрис. — Я знаю это имя. Та девчонка в клинике так называла одного из своих напарников. Это его палочку я умыкнул для вас, мой Мастер.

Тот взял со стола палочку Драко и принялся крутить ее в руках.

— Одного из напарников, — Мастер задумчиво посмотрел на Харриса. — Драко меня не интересует. Он всего лишь человечек, пусть и волшебник. Второй куда интереснее.

— Тот, которого они называли Доктором?

— О да, — Мастер плотоядно улыбнулся и облизнул губы. — Доктор.

Карлос громко вскрикнул.

— А ты прав, Горбин, — Мастер сощурился, — птичка-то непростая. Что, птичка, ты знаешь, кто такой Доктор?

Карлос заклекотал и попытался вырваться из рук Горбина.

— Харрис, подержи, я наколдую ему клетку. Не хочу, чтобы глупая птица ненароком испортила что-то в устройстве господина Мастера.

Драко напрягся, когда Харрис схватил Карлоса.

«Не приведи, Мерлин, ты сломаешь ему хоть одно перо. Я удушу тебя голыми руками», — Драко чуть зубами не скрипнул. Однако Харрис с явной опаской держал Карлоса, видимо, слова о вознаграждении задели его за живое.

Горбин сотворил клетку и открыл ее дверцу. Харрис неловко выпустил Карлоса, и тот опрометью бросился в тот угол, где стоял Драко.

«Карлос, нет!» — мысленно возопил Драко.

— Пусть погуляет, — с легкой улыбкой произнес Мастер. — Птицы любят свободу, Харрис. Особенно такие странные. Как говорят на этой планетке — волшебные? Займись лучше шкафом. Манекен уже должен был вернуться.

Харрис раболепно кивнул и бросился к стоящему в углу Исчезательному шкафу. Конечно, он остался без пары, но, кто знал, что Мастер собирался с ним сотворить.

— Сэр Мастер, у шкафа нет пары, и манекен…

— Этому шкафу не нужна пара. Его парой будет любая точка в пространстве и времени, стоит только направить его. И тогда она мне пригодится, а пока что… — он не договорил и убрал палочку в карман брюк.

— Он вернулся! — раздался вопль Харриса. — Он вернулся и он прострелен чем-то.

— Прекрасно, — Мастер потер руки. — Прострелен, надо же. Я отправлял его в довольно мирное время. Пожалуй, Горбину стоит еще немного поработать с той ужасной моделью космоса и системой наведения.

— Да, господин Мастер. Кстати, господин Мастер, у меня появилась мысль, — Горбин заискивающе улыбнулся. — Этот павлин. Он живет в огромном доме, как раз таком, что подошел бы столь значимой фигуре, как вы. Хозяин дома, старик Люциус, еще не скоро выйдет на свободу. Там живут сейчас его сын и жена. Мы можем с легкостью отнять у них дом.

— Тем более, что этот паршивец Драко помешал нашей прекрасной операции с паучками! — напомнил Харрис, натиравший шкаф зельем летучести.

— Да? — Мастер чуть повел бровью. — Горбин, у тебя есть доступ к дому? Мы могли бы отправить туда парочку прекрасных садовых фигур.

— Слушаюсь, мой Мастер, — Горбин согнулся в очередном поклоне.

— Посмотрим, Доктор, как ты побежишь спасать дом своего человечка, — с улыбкой произнес он и постучал по столу. Четыре раза.

Виски Драко пронзила боль, и он стал заваливаться на бок.

Карлос вдруг вскрикнул и белой вспышкой метнулся к столу, за которым сидел Мастер.

— Мерзкая птица! — воскликнул Мастер и вскочил на ноги, но было поздно. Карлос, зажав в клюве волшебную палочку Драко, пятился в тот угол, где его невидимый хозяин корчился от нахлынувшей головной боли.

— Остановите его! — воскликнул Мастер.

— Я тебе шею сверну, курица, — прошипел Горбин и двинулся на Карлоса. — Харрис, помогай!

Карлос заметался, и из палочки вырвался сноп красных искр. Они угодили прямо в Харриса, и тот заметался в панике, прикрывая то лицо, то макушку. Испуганно размахивая руками, он ударил в живот Горбина, и тот скрючился от боли.

— Людишки, — брезгливо процедил Мастер и поднялся из-за стола. Драко сгреб в кулак все свои силы, подхватил Карлоса на руки, вцепился в палочку, все еще зажатую в клюве, и сконцентрировался на подлеске недалеко от дома.


* * *


— Где Драко? — Доктор испуганно уставился на Гермиону.

— Я… Мы договорились, что я вернусь к тебе, если мне станет плохо. Знаешь, головной пузырь, даже начиненный защитными чарами, не слишком помог.

Раздавшийся хлопок аппарации и последовавший за ним ласковый клекот заставили их повернуться.

— Драко! Карлос! Вы целы! Ты вернул палочку!

— А ты уже сырость развела, — Драко рассмеялся. — Оплакиваешь меня? Рано. Малфои, знаешь ли, весьма живучие.

— О, это не из-за того. Я встретила родителей и вернула память своему отцу.

Драко будто по голове ударили. Он отшатнулся от нее и поджал губы.

— Поздравляю. Если хочешь знать, со мной все в порядке.

— Драко, я не об этом! Конечно, я переживала!

— Всего лишь побывал в кабинете Горбина, видел там Харриса и этого Мастера, — продолжал он, нарочито игнорируя слова Гермионы.

— И как он? Какой он? — с воодушевлением спросил Доктор.

— Мрачный тип.

— Да, он может быть довольно мрачным, — Доктор кивнул.

— То есть, тебе не интересно, что это он придумал послать моей матушке тех Ангелов. Что Горбин хочет устранить ее и меня, чтобы превратить мой дом в резиденцию Мастера!

— Конечно, интересно, Драко, — Доктор заломил руки.

— А еще он чинит руками Горбина и Харриса Исчезательный шкаф.

— Но ведь его пара сгорела! — воскликнула Гермиона и дернула Драко за рукав, привлекая его внимание.

— Горбин сказал то же самое. Но Мастер хочет доработать там что-то, говорил, что парой для шкафа будет любая точка в пространстве и времени.

— Он собирается создать подобие Тардис с помощью магии, — Доктор схватился за голову.

— Да, и он использует исчезнувшие из магазинов предметы. Манекен мадам Малкин, например. Они куда-то отправляли его. Мастер сказал, что в мирное время, но манекен вернулся простреленным.

Внезапно изнутри Тардис донесся оглушительный вой.

— Что это?

— Сигнал SOS. Кто-то попал в беду. Нужно торопиться.

— А я? — взвился Драко. — Я не попал в беду по-твоему?

— Драко, мы уже спасли Нарциссу и твой дом. В будущем относительно сегодняшнего дня и в прошлом — для нас с тобой. Мы можем покинуть сегодняшний день.

— Иди! — выкрикнул Драко. — Иди, спасай других, если тебе плевать на меня, на мой дом, на мою мать!

Лицо Доктора исказила гримаса боли.

— Что ты говоришь? Ты себя слышишь, Драко? Опомнись! Мы говорили о том, что Доктору нельзя пересекать свою временную линию, иначе случится катастрофа. И ты согласился тогда, что пока что мы просто заберем палочку.

— Если Доктору нельзя, пускай не пересекает свою линию. Пускай уходит. Я останусь. Ты со мной?

— Драко, — Гермиона страдальчески заломила руки.

— Ты со мной?

В воздухе повисло напряженное молчание. Драко тяжело дышал. Перед глазами все еще стояла плотоядная ухмылка Мастера, а в голове то и дело всплывал короткий перестук его пальцев.

— Драко, — Гермиона мягко коснулась его руки. — В этом времени ты еще есть. Ты сейчас спишь в своей кровати. Вспомни первый закон перемещения во времени: нельзя встречаться с самим собой.

— Вообще-то первый закон, — попытался поправить Доктор, но махнул рукой. — Хотя да. С самим собой пересекаться нельзя. Драко, мне очень жаль, но Гермиона права. Тебе придется отлучиться на несколько дней. Ровно на те, которые ты уже прожил в этом времени. Завтра точно ничего не произойдет. Послезавтра мы познакомимся, потом я придавлю Карлоса и мы спасем твой дом от серпентарийцев. Еще через день я помогу Нарциссе избавиться от Ангелов. Добавь три дня, которые уйдут на то, чтобы распознать в вашей новой сотруднице Летераксианца. И все это время Нарцисса будет в безопасности, а твой дом — твоим. Драко, мы можем отлучиться, настроить временной контроллер на нужное время и вернуться.

— Ты ведь вроде сказал, что мы не только решаем чужие проблемы, — Гермиона мягко потянула его к Тардис.

Драко возненавидел себя за это уже через минуту, но он все же слабо улыбнулся, кивнул, и шагнул вслед за Гермионой.

— А теперь держитесь. Сигнал SOS принят и отслежен. Аллон-зи!

Он рванул на себя рычаг, и Тардис громко заскрежетала моторами.

Глава опубликована: 09.08.2019


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 33 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх