↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

кукурузник Онлайн
12 октября 2019
Aa Aa
Хальве!

Вот пишем мы порой фики по ГП. Какое место в повествовании может занимать видеоприставка? Меньше малого. Ноя все равно вброшу ссылку https://ru.wikipedia.org/wiki/Amstrad_GX4000 , потому что хотел ее вбросить.

Продолжаем изучать фик Эффект птеродактиля и вот глава 29.
Это были очень грустные каникулы. Перед самым Новым годом умер Эдвин. Мы с дедом были на похоронах.

— Мистер Крауч, — тихо сказал мистер Грейнджер, — мы с женой поговорили. Конечно, сына не вернешь… И Джейн очень боится, что снова родит больного ребенка. Если же есть возможность... Я опасаюсь, что она замкнется, будет винить себя. Я очень люблю ее. И если…

— Я прямо сегодня свяжусь с целителем, — ответил дед.

Результаты обследования я узнала, когда в наш дом пришли Гиппократ Сметвик и симпатичная акушерка Элисон Марч. Барти закрылся в своей комнате.

Гости пили чай, дед выставил коньяк, огневиски и вино.

— Что я могу сказать, — начал целитель, — колоссальная проблема на самом деле. Коллега Элисон объяснит лучше, она сама с этим столкнулась. В общем, дело в том, что любую магическую беременность лучше вести колдомедикам.

Мы с Мэгги тоже присутствовали при разговоре.

Мисс Марч грустно улыбнулась.

— Я сама магглорожденная, — сказала она, — и узнала, что после моего рождения у матери было несколько выкидышей. Уже работая в Мунго, стала собирать статистику. Беременность и роды и так большой стресс для организма женщины, а если ребенок маг, то мать нуждается в особом уходе. Есть случаи, когда женщина легко переносит такие роды, обычно это означает, что небольшой процент крови волшебников у нее есть. Или она сквиб. Магглы же расплачиваются проблемами со здоровьем и рождением больных детей после. А тут еще и Обливейт, то есть — дополнительное магическое воздействие.

— Но помочь можно? — спросил дед.

— В случае Джейн Грейнджер — да, — сказал Сметвик, — она сама целитель, понимает, что за состоянием здоровья следить необходимо. Ее организм почти восстановился. Курс зелий я пропишу, мисс Марч готова ее вести. Расчеты сделать не проблема. Последствия Обливейта я уберу первым делом. Правда, она вспомнит все.

— Если вы думаете, что это я стер ей память, — сказал дед, — то ошибаетесь. И мой сын, хоть и состоял в печально известной организации, не причинял ей вреда. Ничего страшного и унизительного миссис Грейнджер не вспомнит.

— Я рад, что это так, — улыбнулся Сметвик, — тогда заключаем договор.

— А последствия Обливейта легко убрать? — спросила я.

— Не всегда, — ответил Сметвик, — часто маги подстраховываются, подкрепляя заклинания забвения ментальными приказами. Если колдовать будет неопытный маг, то тоже могут быть неожиданные последствия. Ну и самый дикий случай упомянут в литературе — Обливейт накладывали сломанной волшебной палочкой.

— Разве можно колдовать сломанной волшебной палочкой? — удивился дед.

— Мистер Крауч, — вздохнул целитель, — если я начну вам рассказывать, чем умудряются колдовать отдельные волшебники, что они вытворяют с артефактами и как изгаляются над зельями, то вы утратите веру в разумность магического мира в целом! Это я еще про ошибки при проведении ритуалов не говорю. Впишут в круг побольше рун, а об их положении и совместимости и не подумают. Вот недавно привезли нашего заслуженного аврора Моуди. Подозрение на зависимость от «Круцио». Я так понимаю, юные леди были свидетельницами?

Я поморщилась.

— Он на уроке такое устроил…

— Ну так вот, — Сметвик отпил из бокала, — а врожденная жестокость и зависимость от пыточных проклятий подпитывалась постоянным контактом с темным артефактом. Мы давно хотели исследовать этот его знаменитый глаз, все-таки такие возможности для протезирования и лечения. А он не давал. Потом он где-то свой артефакт потерял, ритуал привязки был разорван насильно и не по правилам. Теперь сидит в палате с мягкими стенами. Ибо буен и опасен. А пришел бы к нам сразу, мы бы глаз исследовали, негативные последствия нейтрализовали, если бы понадобилось — связь разорвали аккуратно. Остался бы в своем уме и не пугал детишек.

Спасибо, пикси, что бы мы без вас делали!

— Сэр, — тихо спросила Мэгги, — а на колдомедика долго учиться?

— Хотите лечить, мисс?

Она энергично кивнула.

— Что по чарам и зельям? — строго спросил целитель.

— «Превосходно», — ответила Мэгги.

Сметвик улыбнулся.

— Литературу я порекомендую, — сказал он, — можете и на приеме поприсутствовать, чтобы убедиться, что колдомедицина — это ваше. А после Хогвартса милости прошу на курсы целителей и к нам в Мунго.

Мэгги бросила быстрый взгляд на деда, а когда тот кивнул, расплылась в счастливой улыбке.

— Спасибо, сэр.

Сметвик, ты трепло. Жирное не верю, поскольку нигде не сказано, что у магов нет понятия врачебная тайна. А раз нигде не сказано что нет, значит есть. Целитель-трепач, не лучший вариант. Значит не усвоил, что про пациентов болтать нельзя. Значит мозги у него плохо работают. Значит есть риск, что он чего-то не так сделает, и тогда хана всем.
А если серьезно, то получается Бартик - гнида, навлек на бедную женщину проблем, сначала обеспечил ее ребенком, а потом его дружки обливейтом все угробили... Стоп, не так. Дружки обливейтнули, и как результат, два неполноценных ребенка, оба ненормальные.

Самое важное - этот разговор про беременность, является таким чеховским ружьем. Что мол беременность волшебником, это капец как опасно и серьезно, ажно жуть берет. Хм, а вот в семье Уизли много детей, и все норм.

А Барти разволновался, когда узнал, что Обливейт с миссис Грейнджер будет снят.

— Ты все-таки что-то натворил? — строго спросил дед.

— Статут нарушал? — предположила я.

Барти вздохнул.

— Я ее на метле катал. И так… по мелочи.

Дед закатил глаза. Барти виновато улыбнулся и зашуршал свитками. И что с него взять? А мне уже в который раз стало жалко Джейн. Побывала в сказке, полетала на метле. Сперва память стерли, потом на ребенке сказалось. И сколько таких Джейн?

Сам же мистер Крауч провел несколько ритуалов, позволяющих ему отслеживать наше с Мэгги местоположение. И выдал по артефакту, который, случись что, подал бы сигнал опасности. Это были тонкие серебряные браслеты, которые тут же стали невидимыми на руке, стоило размазать по ним капельку крови.

— Сэр, а на вас не нападут? — спросила я.

— Это будет очень опрометчиво со стороны того, кто попытается это сделать, Гермиона, — ответил он.

— А если отравят? Или попробуют чем-нибудь заразить? Например, драконьей оспой. Я слышала, что многие волшебники почти одновременно и внезапно умерли от этой болезни. Поцарапают вас чем-нибудь зараженным — и все.

Дед нахмурился. Похоже, о таких методах расправы с врагами он не думал. Что значит — порядочный человек.

— Хорошо, — сказал он, — я буду носить с собой зелье Гюнхильды. И следить за всеми подозрительными царапинами.

— Лучше перчаток не снимайте, сэр, — предложила Мэгги, — обниматься и целоваться к вам вряд ли полезут. А вот при рукопожатии можно поцарапать, например, кольцом. Я про такое слышала, правда, там яд был.

— Но так можно и зараженной стрелкой оцарапать, — сказала я, — бросить, например. А выглядеть будет как укус насекомого. Сейчас насекомых нет, а вот весной...

И тут я вспомнила про одно насекомое, для которого и зима не помеха. Как бы отловить Риту Скиттер? И использовать по назначению.

Дед же явно был под впечатлением от наших познаний.

— Вы поставили меня в тупик, девочки, — признался он, — даже не знаю, что делать.

— А если посоветоваться с кем-нибудь из аврората? — предложила я. — А валить можно на нас. Я много чего читала, Мэгги слышала. Ну и мы могли покопаться в старых газетах и удивиться, что, например, Поттеры и лорд Малфой вдруг скончались от хорошо изученной болячки, да еще в одно время. И без контакта с драконами. Если заинтересуются, детективами мы их обеспечим, много идей обнаружат.

Мда, не фик по ГП, а какая-то каличная игра престолов. Тут и интриги, и подготовка против покушений, и... И прочая хрень, без которой волшебники жили-поживали, а тут свалилась Глаша, дефект ходячий, и всех жизни учит. И ведь научит, черт побери, бриллианты мне в руку.

— А привить драконью оспу можно? — спросила я. — Чтобы перенести в легкой форме. Если драконологи не болеют, то это возможно. В средние века такое было с доярками и натуральной оспой. Они заражались от коров, но переносили болезнь в легкой форме. И потом не болели.

— Я бы не хотел болеть этим и в легкой форме, — передернул плечами дед, — редкостная гадость.

Мэгги достала справочники.

— Ничего не понимаю, — сказала она, — первой жертвой зафиксирован Чонси Олдридж, он жил в XIV веке. А основным источником заразы считается перуанский ядозуб.

Я присвистнула.

— Мэгги, ты гений! Сэр, это же бомба!

— Ну-ка, ну-ка, — Барти придвинул справочник к себе, — нет, ну в самом деле! И мы это отлично знали, просто не задумывались. С ума сойти! Отец!

— Да что тут у вас?! — дед тоже заглянул в справочник.

— Сэр, — сказала Мэгги, — перуанский ядозуб водится в Перу, а Америку открыли в конце XV века. То есть, до XVI века про них никто не знал. Как мог заразиться Олдридж, который жил за сто пятьдесят лет до открытия Америки и почти за двести до того, как европейцы про Перу узнали?

— Вот, — сказала я, — а если бы можно было подцепить заразу от обычных европейских драконов, то Олдридж никак не мог быть первой жертвой. Они бы еще до новой эры были бы.

— Точно, — подхватил Барти, — это очень странно.

Дед опустился до того, что почесал в затылке.

— Мерлин… — пробормотал он. — В самом деле… Но…

— Значит, драконьей оспой назвали какую-то другую болезнь, просто чтобы отвязаться и всех запутать, — сказала я, — а потом приплели дракона из неведомой страны, чтобы уж наверняка. А что с датами напороли, так кто там будет разбираться.

— И очень может быть, что эта болезнь имеет искусственное происхождение, — Барти листал справочник, — нужно побольше материала. Отец, возможно, вам придется обращаться в Отдел Тайн.

— Ты хочешь сказать, что драконью оспу вывели специально? — спросил дед.

— Или она явилась побочным эффектом от каких-то экспериментов, — сказала я, — возможно, из-за какого-то неудачного опыта чей-то дом или даже местность оказались зараженными. Потом Гюмхильда из Гросмура изобрела лекарство от этой напасти. Но могли сохраниться записи, а возможно и что-то еще. Мамочки, это же бактериологическое оружие!

— Какое оружие? — спросил Барти.

— Магглы проводили испытания во время последней мировой войны. Ведь если солдаты противника заболели, или в тылу возникла эпидемия, то победить будет намного легче. Этим занимались все, но самые известные исследования были у японцев. В основном из-за дикой жестокости. Можно спросить у моего отчима, или в книжном магазине про «Отряд 731». А еще были разработки спецслужб. Убить неугодного политика так, чтобы его смерть выглядела естественной.

— Я обязательно поговорю с Амелией и Руфусом, — сказал дед, — это слишком жутко.

— У вас же есть выход на магглов, сэр. Конечно, у них будет шок, но вы можете сказать, что фильм посмотрели.

Барти качал головой.

— Нужно посмотреть записи Одноглазой ведьмы, — сказал он, — наверняка они сохранились. От чего-то же она отталкивалась в своих исследованиях. Рецепт ее зелья широко известен, так что она вряд ли скрывала информацию.

— Это, скорее всего, в Отделе Тайн, — вздохнул дед, — кое-какие выходы у меня есть. Если что, Амелия и Руфус помогут.

— Этим можно и министра напугать, — хмыкнул Барти. — Так, девочки, думаем, что там такое было в XIV веке.

— Столетняя война, — ответила я, — и Великая чума. Фламеля можно расспросить, если он идет на контакт.

— Пошли читать, — у Барти горели глаза. — У нас есть хроники того времени.

И мы рванули в библиотеку. Дед отправился в министерство.

На картины подтянулись предки.

— О, сэр Реджинальд, — обрадовалась я старому знакомому, — вы не могли бы ответить на несколько вопросов?

Бывший секретарь сэра Уолсингема широко улыбнулся.

— Буду рад!

— Сэр, скажу сразу, тема не самая аппетитная.

— Я вас слушаю, юная леди.

Барти призвал несколько фолиантов и свитков, мы с Мэгги устроились в креслах.

— Сэр Реджинальд, — начала я, — как вы думаете, эпидемии потницы, которые свирепствовали в ваше время, могли быть вызваны искусственно?

Предки чуть не повыпадали из рам.

— Я как-то об этом не думал, — пробормотал сэр Реджинальд, — а почему вы так решили?

Мы с Мэгги выдали ему свои рассуждения по поводу драконьей оспы.

— А что касается потницы, — продолжила я, — то до сих пор точно неизвестно, что это такое. Раз. Случаи заболеваний в других странах случались, но такого размаха как в Англии не было. Два. Не зря же ее называли английской чумой и английским потом. И период времени четко локализован. Три.

Сэр Реджинальд задумался.

— Резон в ваших словах, леди, определенно есть. Но что это нам дает?

— Если предположить, сэр, что кто-то пытался вывести настоящее оружие массового поражения, то у него должны быть подопытные. Допустим, драконья оспа опасна только для магов. А потница? Были ли случаи заболеваний среди волшебников?

— Нет, — ответил сэр Реджинальд, — определенно нет. Честно говоря, даже была опасность, что толпа набросится на тех, кто избежал страшной болезни.

— Поэтому и прекратили использовать, — подал голос Барти. — Против толпы и сильный маг не устоит.

— Сэр Реджинальд, — спросила я, — а вы не были знакомы с ведьмой из Гросмура?

— К сожалению, нет, — вздохнул он.

— Первый, кто приходит в голову, это Фламель, — сказал тот из предков, которому собственно и принадлежал портрет в библиотеке, — но он всего лишь жил в то время. Все-таки я не думаю, что это он.

— Вспышка странной болезни, про которую мало что известно, была и в Древней Греции, — сказала я, — знаменитая Фукидидова чума. Так что автором идеи точно был не Фламель. Если записи сохранились, то мог найтись желающий повторить страшный опыт. Я бы скорее поставила на Герпия Злостного. Его же записи сохранились?

— Сохранились, — вздохнул предок, — к сожалению.

Остальные предки молча слушали. Они со мной почти не общались. Но постоянно подслушивали беседы с сэром Реджинальдом и бывшим главой Визенгамота, которого звали сэром Арнольдом. И тут один не выдержал.

— Вы понимаете, что говорите? Это же… это же…

— Около двадцати лет назад, сэр, — вежливо сказала я, — от драконьей оспы умерло несколько известных волшебников. При этом в Перу они не ездили. Где они могли заразиться?

— Какие-то контакты могли быть, — предок покачал головой, — например, зараженная драконья кровь, купленная для домашней зельеварни. Хотя… я понятия не имею, как болеют драконы. И в первую очередь заболели бы поставщики и продавцы. Да, похоже, что вы правы. И вы полагаете, что нынешний Глава нашего Рода в опасности?

— К нам в поместье постоянно ломятся, сэр, — ответила я, — мой отец официально мертв. Если что-то случится с мистером Краучем, то мне быстренько назначат опекуна, который доберется и до Барти, и до денег, и до архивов. Можно спросить у моего прадеда, что именно он привез из Германии?

— Там были исследования по поводу новых видов оружия, — подал голос Каспер Крауч, — артефакты военного назначения, преобразователи энергии. Исследования в области рун. Магические татуировки. Мне показалось это интересным. К тому же кое-что можно было приспособить и для мирной жизни. Но я мало что изучил, все руки не доходили. Внук, насколько я знаю, сейчас изучает «Глаз Вотана». Занятная вещь.

Барти поднял голову.

— Там полно побочных эффектов, Гермиона, я тебе потом покажу.

— Значит, за этим к нам и лезут? — удивился сэр Реджинальд. — Вот это да! Сэр Арнольд, у вас ведь есть портрет в Визенгамоте? А в Отделе Тайн знакомцев ни у кого нет? Достопочтенные сэры, над всем нашим Родом нависла серьезная опасность. Это не шутки. Должен заметить, что эти юные леди показали себя достойными особами.

— Очень жаль, что вы полукровка, мисс, — проговорила почтенного вида дама в кружевном чепце.

— Но с этим мы с вами ничего не можем поделать, не так ли? — спросила я.

Она демонстративно вздохнула.

— Ладно. Есть у меня одна приятельница… Она уверяла, что является родственницей ведьмы из Гросмура. Вот у нее я и спрошу про записи и исследования.

— Вы очень добры, мэм, — вежливо проговорила я.

— Я делаю это для своей семьи, — надменно ответила она и удалилась с портрета.

Я промолчала. Нет более бессмысленного занятия, чем убеждать кого-то, что его взгляды на жизнь ошибочны. Не любит полукровок — и фиг с ней. Главное, чтобы помогла. Мне для общения и сэра Реджинальда с сэром Арнольдом хватает.

Знаете, я никогда не против сюжета, когда находится новатор, или человек с незашореным сознанием, и разгадывает некую загадку/придумывает нечто новое. Но, это надо очень качественно сочинить. и грамотно объяснть, почему до этого другие не догадались.

В данном же случае, слишком много моментов, когда попаданке просто верят, и все выходит так, как она думала. Хотя могло быть так, что драконья оспа - вовсе не оспа, а похожее заболевание. А драконьего там и вовсе ничего нет.

Но нет, если МС чего-то изучает, то всегда права. У нее не бывает ошибок.

Пришли главные из министерства, они шокированы, и конечно же признательны Глаше.
— Значит, мы все в опасности? — спросил Руфус Скримджер. — Не самое приятное открытие. Честно говоря, я думал, что все эти отравленные иглы и перстни остались в прошлом. Ведь к большинству ядов существуют противоядия. А вот от внезапной болезни можно и не спастись. Ведь то, что мы называем драконьей оспой, смертельно опасно именно для взрослых.

— Вам надо найти их лабораторию, — сказала я, — и допросить тех, кто переболел и выжил.

— Додж точно должен что-то знать, — сказал дед. — К тому же он друг Дамблдора.

— То есть, вы настаиваете, что это дело рук нашего светлейшего? — усмехнулся Джонс. — Но я с вами согласен. Мистер Крауч, давайте договоримся: мы поможем защитить вашего сына и вашу внучку с воспитанницей, а вы поделитесь с нами теми архивами, что ваш отец вывез из Германии. И глаз Моуди придется вернуть.

Дед замер. Мы с Мэгги моментально выхватили волшебные палочки. Я метнулась к камину, чтобы взять артефакт и вызвать пикси. Скримджер поймал меня за шиворот, я лягнула его в колено, но не попала.

— Спокойно! Я же сказал, никто не будет трогать мистера Крауча-младшего!

— Это... неправда… — дед нервно провел рукой по лбу.

— Ну, кого вы хотите обмануть, мистер Крауч? Тем более что и Дамблдор об этом отлично знает. Мы предлагаем вам защиту и помощь. И надеемся на сотрудничество. Только и всего.

— Но…

— Послушайте, старина, — Скримджер аккуратно опустил меня в кресло, — мы все знаем, что ваш сын ни в чем особенном запачкан не был. И у Лонгботтомов его тоже не было. Все это было затеяно, чтобы убрать вас. А после вашей отставки таких типов оправдали, что ваш сын на их фоне невинная овечка. Мы сразу ничего не могли поделать с Дамблдором, удар был слишком неожиданным. Но теперь есть шанс подвинуть его с кресла председателя Визенгамота. И в МКМ им недовольны.

Мэгги решительно достала бутылку коньяка и протянула деду бокал. Тот благодарно кивнул и выпил благородный напиток как воду.

— Как давно вы знаете? — спросил он.

— Подозрения возникли сразу же, — ответил мистер Джонс, — мы решили не вмешиваться, ведь мистер Крауч-младший больше никак себя не проявлял. Но когда начались попытки взломать ваше поместье, мы стали пристально следить за происходящим. А потом разговорили Моуди. У Петтигрю и Уизли были очень сильные блоки. А вот бывший аврор капитально сбрендил, и из его криков можно было кое-что понять. Это колдомедики смеются над тем, что у него глаз пикси отняли. Мисс Крауч, вы случайно не ваших охранников вызвать собирались?

Я промолчала.

— Поздравляю вас, мистер Крауч. Ваша внучка и воспитанница были готовы драться с гораздо более сильными противниками за вас и вашего сына. Не часто в наше время встретишь такую преданность.

Дверь медленно открылась, и в гостиную вошел Барти.

— Не трогайте отца, — сказал он, — и девочек. Это я во всем виноват.

— Не трогайте его, — тихо проговорил дед, — он умрет, если его забрать из поместья.

Мистер Джонс демонстративно поднял руки ладонями к нам.

— Я еще раз повторяю, никто никого не будет забирать и арестовывать. Вы оба уже достаточно наказаны, раз уж мисс Крауч официально объявлена носительницей крови. Давайте спокойно присядем и поговорим.

Последняя фраза шикарна :)
А вообще был бы неплохой, хоть и сильно запоздалый поворот, кабы оказалось, что Скримдер не дурак, и хочет разом с Дамблдором разобраться, но и Краучей прижать легко может. Жаль что этого не случится.

— Как вы узнали? — тихо спросил дед.

— Вы никудышный конспиратор, мистер Крауч, — усмехнулся мистер Джонс, — кто-же покупает в Лютном лошадиную дозу Оборотного. У вас же не было никаких связей, а за вами следили, не скрою. Потом был ваш визит в Азкабан. Ваша жена была при смерти как и сын. Видимо, это было ее последнее желание?

— Да, — тяжело вздохнул дед.

— А потом вы стали покупать очень дорогие лекарственные зелья, рассчитанные на тяжелобольного мага с сильнейшим истощением. При этом было сообщено, что ваша супруга скончалось. Легко было сложить два и два и догадаться, для кого все это. Ну, а потом стало ясно, что мистер Крауч-младший ведет себя тихо, ни во что не лезет, дом не покидает. А вы стали выписывать много научной периодики.

Дед еще раз вздохнул.

— Моя внучка считает, что я порядочный человек, — пробормотал он, — поэтому и попадаюсь в ловушки раз за разом.

— Ваша внучка совершенно права, — ответил мистер Джонс. — Так что, поделитесь архивами?

— А у меня есть выбор?

Вопрос был риторический. Я мрачно рассматривала невыразимца. Интересно, а почему они не вмешались в каноне? Рассчитывали прижать к стенке Дамблдора? Было что-то еще? Спалился-то дед классически, даже странно, что его раньше в оборот не взяли. Наверное, было что-то еще.

— Я отдам вам все бумаги, — кивнул дед, — и артефакт. Его как раз сын начал исследовать.

— Вы можете продолжить свои исследования, мистер Крауч, — тут же предложил мистер Джонс. — Хотите работать у нас? Раз вы не можете покидать поместье, то материалы вам будут доставлять сюда. Все это обсуждаемо. Любое оборудование, ассистенты, материалы. Разве что публиковаться не сможете, но это и сейчас вам недоступно. Охрану поместья мы гарантируем. В «Пророке» будет заметка, что вы передали в Отдел Тайн важные документы, это обезопасит девочек.

— Звучит заманчиво, — вздохнул Барти, — я, честно говоря, отвык от людей. Но если вы действительно гарантируете неприкосновенность моих отца и дочери, а так же мисс Смит, то я согласен. Научные исследования привлекают меня сейчас намного больше, чем борьба с властями.

— Вот и славно! Сейчас все и оформим. А Руфус и Амелия будут свидетелями.

Обложили нас плотно. Но условия были вполне приемлемыми. Пусть уж лучше проклятые документы покинут наш дом, чем отправят всех нас на тот свет. Барти даже вполне приличное жалование назначили.
Нет Крауч. то что тебя ловят, говорит о том, что ты не дружишь с мозгами- а ведь в каноне мозги имел, только разок поплатился за неосторожность. Но если канонныйКрауч неосторожен был помалу, то этот все время. Что кстати говорит о его компетентности, на всех постах и должностях. Нет, понятно что кабы он был простым лавочником, или служащим мелкого неважнецкого отдела, тогда да, его промахи в конспирации были бы оправданны. Но блин, это же главмент, что у него, мозги совсем не фурычат?

А потом, уже лежа в постели, я долго размышляла. То, что деда вычислили, меня не удивляло совершенно. А вот почему за него взялись только сейчас? Невыразимцы были заинтересованы в документах, это понятно. Надеялись получить их другим путем? Допустим, в каноне после гибели обоих Барти Дамблдор получил предложение, от которого не смог отказаться. Не зря же он уже на пятом курсе Поттера потерял большинство постов. Они действительно могли получить все. Хотя я и не знаю всех обстоятельств. Сейчас же был риск заключения магической помолвки, а то и брака какого-либо мага со мной. Пятнадцать лет — это в наше время даже не возраст согласия. У магов хватало старинных законов. Дед своей волей мог выдать замуж. А тут еще и куча иностранцев, с которыми я контактировала. В таком случае они не получили бы ничего. Да, стоило заключить договор и дать нам гарантии, чтобы завладеть хотя бы архивами. Гадко, но понятно. Политика, чтоб ее. Ну и ладно, плата невелика. Прорвемся…

Знаем. зелен виноград. На прямой связи с автором, знает что все будет Чуки-Геки. решительно неясно, что за прогон, про браки? Нахрена кого-то женить, когда можно ее под домашний арест поместить, подальше от Бартиков? Пусть они работают, а Глаша в заложниках. Нахрена на ней жениться?

Блин, наверное в фильме "Джон Кью", по автору, мужик, что захватил больницу, потому не женился на заложниках, что у него уже жена и больной сын были!

Даю отбивку.

#дети_кукурузы #длиннопост #фикопанорама #крутите_барабан
12 октября 2019
20 комментариев из 61 (показать все)
кукурузник
PersikPas
Desmоnd
Нееет, господа, вы не сечете фишку) Я помню, как в комментах к фику Зи писала, что наличие больного брата объясняет канонные странности Гермионы. И из этих рассуждений родился фик. То есть Эдвин как бы почти канон)
кукурузник
Есть ещё фик Седрика, где его попадун в ГП убил Гарри, но сделал вид, что это от доброты - мог бы и душу пожрать
Jane W.
Ахахахах, ахахахах

Ну да, заучкой и задротом можно быть только из-за этого. Жаль, что в моей школе об этом не все знали
PersikPas Онлайн
Jane W.
о господи!!! Гермиона не приглашала в гости друзей из-за брата???
PersikPas Онлайн
Jane W.
а может дело в том, что читателю не так интересно читать про дом Грейнджеров, как про Нору семьи Уизли??
PersikPas Онлайн
Автор считает канонную Гермиону настолько слабой личностью, которая стесняется больного брата перед лучшими друзьями...

хотя, у нее Поттер за добрые слова в адрес родителей покалечил Ремуса, чего я вообще удивляюсь
PersikPas
Да, именно) И в гости из-за этого не звала, и сама в Нору убегала, и память родителям стерла. И заучкой тоже из-за этого стала.
PersikPas Онлайн
Jane W.
интересная мотивация
Тощий бетон
Jane W.
Может, она и за Рона из-за этого вышла?
Тощий бетон
За Рона вышла, потому что себя не ценила, ведь из-за того, что все внимание уходило больному брату, она привыкла довольствоваться малым. А ну и приворотные зелья еще, конечно.
Тощий бетон
PersikPas Онлайн
а ведь это интересно, ведь если бы канонная Гермиона реально стеснялась своего брата.

То получается, что она личность слабая, она не может за себя постоять, а потому ей нужны какие - то покровители.

Она бы не стала дружить с двумя чудиками типа Рона и Гарри ( Гарри чудик потому что дружит с Роном) , потому что их тоже бы стыдилась.

Получается что она бы прицепилась к кому-нибудь повлиятельнее - типа Малфоя.

Ну а в фике Заязочки она прицепилась к Краучу. Чисто потому, что она же тут ГГ, а не Гарри, она не может быть у кого-то в подчинении

Афигительно
PersikPas
Эм. Ну, да. Гермиона ни разу не приглашала друзей домой. Она часто оставалась в школе на каникулах, и почти не упоминала своих родителей в разговорах с друзьями. А потом еще и заобливиэйтила. Это неспроста! Дыра! Срочно заткнуть Эдвином!
Тощий бетон
Венцеслава Каранешева
Лишь бы его не высосало.
— Сэр, — сказала Мэгги, — перуанский ядозуб водится в Перу, а Америку открыли в конце XV века. То есть, до XVI века про них никто не знал. Как мог заразиться Олдридж, который жил за сто пятьдесят лет до открытия Америки и почти за двести до того, как европейцы про Перу узнали?

— Вот, — сказала я, — а если бы можно было подцепить заразу от обычных европейских драконов, то Олдридж никак не мог быть первой жертвой. Они бы еще до новой эры были бы.
Барти фыркнул. Бартемиус-старший поджал губы.
- Мэгетт, я понимаю, что ты росла в Лютном, и твоим образованием было некому заниматься. Но от тебя, Гермиона, я такого не ожидал.
- Сэр? - удивилась я.
- Неужели ты думаешь, что маги и магглы развивались одинаково? Что маги не знали о Перу при наличии метел, драконов, и аппарации? Да будет тебе известно, что большая часть золота на галеоны поступала из империи инков, в обмен на те ингредиенты, которых не было в Южной Америке.
- И потом, тут опечатка, - вгляделся в книгу Барти. - Там в конце должно быть примечание... ага, вот оно: "Страница 394 - читать не XV, a XVI века". Читать внимательно надо уметь!
Бешеный Воробей
Откуда вообще девочка из Ужжасного Лютного знает в каком там веке магглы Америку открыли?
кукурузник

>>>И вот в этом виноват Дамблдор, а не сами маги. Нет, это он кого притравил, кого посадил, а еще создал Волдеморта, чтобы замутить борьбу, и в этой борьбе чистокровные друг-дружку изведут. В чем профит - я не знаю.

Я вполне верю в такого Дамблдора. Жаждующего власти над магическим миром и последовательно истребляющего всех конкурентов. Подлого, эгоистичого, амбициозного. Крутящего запутанные интриги с поддельными пророчествами, тройными шпионами. Жертвующего своими приспешниками ради далекоидущих планов. Делающего себе крестражи и воспитывающего тёмных лордов.

Это АУ, но это вполне правдоподобное АУ.

Проблема в том что в таком АУ Дамблдор обязан быть умнее чем обычно. Злодейские планы по определению имеют дополнительные уровни вложенности. Подлость подразумевает лишние риски которые надо оперативно просчитывать и на ходу придумывать контрпланы.
Гилвуд Фишер, Глаша за чаепитием просветила, ну.

(Интересно, кто допрет, почему именно Мэгетт, а не Марджори, Маргарет, Магдалина или Магдала, бгг. Да, тут оммаж ПЛиО).
Бешеный Воробей
Я допёр, но кричать об этом факте смысла не увидел)
Бешеный Воробей
Венцеслава Каранешева
Ээээ, да, где? Шо я пропустил?
(И да, Глаша не отличает дауна от имбецила, где ей про мозаичную форму знать...)

Глава первая: "Насколько я в курсе, те дети с синдромом Дауна, у которых была мозаичная форма этого заболевания, могли худо-бедно адаптироваться в суровом мире. А вот те, у кого была полная лишняя хромосома, были, увы, безнадежны. У Эдвина была именно такая форма синдрома, что дало в итоге не только умственною неполноценность, но и большую физическую силу. "
ПОИСК
ФАНФИКОВ











Закрыть
Закрыть
Закрыть