↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Jlenni
16 сентября в 21:33
Aa Aa
#нелитнет, а хорошая литература

Есть два русскоязычных автора, чей язык меня буквально пьянит. Я начинаю и меня затягивает в текст, будто слова сложены в заклинания. В уме я даже читаю этих авторов нараспев. И нравится мне это все безумно. Так было в школе, когда я читала их первый раз, так было в институте и так сейчас. Первый - Платонов. И любимая моя вещь у него не "Котлован", а "Река Потудань" - маст рид всем романтикам и тем, кто уверен, что Снейп просто хотел трахнуть Лили и тем, кто пишет фики о незабываемой первой ночи Сева и Лили. Маст рид. Потому что в "реке Потудань" как раз такая любовь, взаимная, но не менее трагичная от того, что слишком , чрезмерно сильная, через край. (Спойлер: Герой в Реке Потудань не сразу смог)
Но читаю я сейчас не Платонова, а второго. Этого автора я тоже когда-то проглотила за каникулы ( все, что нашла дом). Но сейчас перечитывая, я попутно ужасаюсь описанному. Как недавно очень метко сказала Шульман о Тарасе Бульбе, как о собрание монстров, где и попереживвть не за кого - все чудовищеые личности, так и тут примерно так же. Дальше будет фрагмент, который заставил меня буквально верещать от восторга, и он тоже показательно чудовищен.


по ночам на колокольне ревел сыч. Зыбкие и страшные висели над хутором крики, а сыч с колокольни перелетал на кладбище, ископыченное телятами, стонал над бурыми затравевшими могилами.

— Худому быть, — пророчили старики, заслышав с кладбища сычиные выголоски.

— Война пристигнет.

— Перед турецкой кампанией накликал так вот.

— Может, опять холера?

— Добра не жди, с церкви к мертвецам слетает.

— Ох, милостивец, Микола-угодник…

Шумилин Мартин, брат безрукого Алексея, две ночи караулил проклятую птицу под кладбищенской оградой, но сыч — невидимый и таинственный — бесшумно пролетал над ним, садился на крест в другом конце кладбища, сея над сонным хутором тревожные клики. Мартин непристойно ругался, стреляя в черное обвислое пузо проплывающей тучи, и уходил. Жил он тут же под боком. Жена его, пугливая хворая баба, плодовитая, как крольчиха, — рожавшая каждый год, — встречала мужа упреками:

— Дурак, истованный дурак! Чего он тебе, вражина, мешает, что ли? А как бог накажет? Хожу вот на последях, а ну как не разрожусь через тебя, чертяку?

— Цыц, ты! Небось, разродишься! Расходилась, как бондарский конь. А чего он тут, проклятый, в тоску вгоняет? Беду, дьявол, кличет. Случись война — заберут, а ты их вон сколько нащенила. — Мартин махал в угол, где на полсти плелись мышиные писки и храп спавших вповалку детей.

Автора, вы я думаю, уже угадали. а теперь будет ещё одно чудовищное сравнение, потому что эта сцена донельзя отчётливо напомнила мне сериал "Чики". Я поясню почему. В Чиках все отношения, абсолютно все! Даже те, где одна любовь и забота, сопровождаются вербальной агрессие. Что ни диалог - то нападение, упрек, крик, хамство. Смотреть это было горько, потому что именно так и говорят на детской площадке в Подмосковье. Это наша речь, наша культура общения. И судя по Шолохову, она многовековая, ведь супруги то живут в любви, детей настрогали уйму и переживают друг о друге и потомстве. Но как же они друг с другом разговаривают...
16 сентября в 21:33
10 комментариев
А как Пантелей Прокофьич с женой разговаривает?
Тогда это было нормой. Хуже, что это норма и сейчас.
Тогда это было нормой. Хуже, что это норма и сейчас.
вот именно.
Так говорят все, даже Григорий с Аксиньей, а ведь у них ваще любофф
А как вам кинопереложение Потудани от Кончаловского?
На самом деле люблю фильм.
Чудесная Клю
а не смотрела. *шепотом* я с трудом могу припомнить кино по книгам, которое бы нравилось мне больше книг. Ну, вот то, что у вас на аватаре разве что ) из-за платьев и изогнутой брови)) Да 99 франков за то, что герой не так омерзителен, как в книге.
Я видела фильм до книги. Мало того, когда я видела его впервые, смотрела не с самого начала и знать не знала, что это Кончаловский. Но фильм пронзителен и очень тронул. И что Кончаловский, и что по Платонову узнала сильно позже. Я смотрела с переводом кого-то вроде Володарского (может, и его самого, не помню), то есть просто читался текст перевода. И было слышно как играют сами актеры. Название перевели как «любовники Марии». Сейчас «возлюбленные», хотя по мне, так любовники точнее.
Это не культура. Это литература. Не то чтобы большой секрет - писатели и сценаристы специально заостряют происходящее у них в работе, чтобы было интереснее читателю (или, соответственно, зрителю). В жизни проще и скучнее.
Впрочем, стоит заметить, что люди все время то строят свою жизнь по каким-то фильмам/книгам, то, наоборот, берут что-то из жизни и делают из этого фильм, который красивее и ярче, но с жизнью соотносится отдаленно, зато потом может опять стать ролевой для кого-то в жизни...
Чудесная Клю
по-моему я смотрела. И по моему опыту кино лучше смотреть ДО книг. иначе это жалко все выглядит(
Заяц
Это не культура. Это литература. Не то чтобы большой секрет - писатели и сценаристы специально заостряют происходящее у них в работе, чтобы было интереснее читателю (или, соответственно, зрителю). В жизни проще и скучнее.
как сказать. Я раньше не замечала этого, просто привыкла фильтровать, а после Чик прислушалась к улице и стало жуткова-то.
Jlenni
Чудесная Клю
по-моему я смотрела. И по моему опыту кино лучше смотреть ДО книг. иначе это жалко все выглядит(
Так кто ж знал-то... даже если там в начальны титрах и есть упоминание, что это по мотивам, то я ведь их не видела.
ПОИСК
ФАНФИКОВ











Закрыть
Закрыть
Закрыть