↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
кукурузник
27 июня в 18:07
Aa Aa
Хальве!

Музыкальных стилей нынче дофига, все перечислить не получается. А еще смешно, когда одна и та же композиция считается разом из разных жанров, и не понятно, то ли это классический рок, то ли пауэр-поп.

Ладно, у нас на столе Странная гостья, и это уже глава 15. А всего их 41, и хоть убейте, я не представляю, про что тут можно столько много писать. Черт, ладно бы это была новеллизация второй части Call of Duty, там да, материала глав на сорок, если помимо экшена героев оживить и раскрыть.

Наутро Гарри упаковал платье и фату в большую коробку и отправился к заказчикам. Гермиона на минуту заглянула к Агнешке, чтобы пожелать ей доброго утра.
- Войдите! – послышался голос Агнешки в ответ на стук в дверь.
Она уже снова была в той же пижаме и полулежала на подушках. На подносе красовались яйца-пашот на тостах, свежий хлеб, тарелка с паштетом, ломтиками ветчины и оливками. На тумбочке стояли серебряный кофейник и две чашки с блюдцами.
Валерио видно не было. На дверце шкафа на плечиках висел его мундир и свежая рубашка.


- Доброе утро! – поздоровалась Гермиона. – Ты как себя чувствуешь?
- Доброе! – широко улыбнулась Агнешка. – Замечательно себя чувствую. Даже жалко еще один день в постели лежать. Я уже вставала, голова не кружится.
- Это хорошо, - улыбнулась Гермиона, - пойду завтракать. Гарри уже умчался заказ отдавать.
- Приятного аппетита, - Агнешка откусила от тоста с яйцом и облизнулась.
- И тебе приятного аппетита.
Выходя, она чуть не столкнулась с Валерио, который явно возвращался из ванной. Свежевыбритый, с влажными волосами и в халате.
- Доброе утро! – улыбнулся он. – Проведывала Аньезе?
- Да, - кивнула Гермиона, - доброе утро. Я пойду.
Вскоре все, кроме Гарри и Агнешки, собрались в столовой.
- А где Гарри? – тут же спросил Ливио.
- Пошел платье отдавать, - ответила Гермиона.
- Да? – спросила Елена. – Я тоже такое хочу. И фату. Буду выходить замуж, закажу платье у Гарри.
- И за кого же ты замуж собралась, если не секрет? – спросил Валерио, намазывая булочку маслом.
- Пока не за кого, - ответила Елена, - найду кого-нибудь. Главное, платье заказать.
Взрослые засмеялись.
- Да, - согласился Валерио, - платье – это главное.
Гермионе было весело и легко, этот день обещал быть просто замечательным.

Странно что автор со своей страстью собирать разные приметы и суеверия, не включила сюда то, которое " нельзя заранее к свадьбе готовиться, счастья не будет."
Вообще бюрократически Агнешка болеет по делу, магически надорвалась. Но простите, что же это за полусквиб такой, что оборот её так утомил? Лучше быавтор хоть на миг перестала кутать её в вату, и позволила вражескому колдуну хотя бы ранить её. это же распространенный рабочий прием, герой пострадал во время подвига, теперь лежит и выздоравливает, а остальные о нем переживают. Это ведь так просто, что автору мешало воплотить?

Казарма гудела как потревоженный улей. Все носились со свежими выпусками газет. А там были большие статьи о взятии Александрии и о том, что произошло покушение на Валерио Боргезе и его семью. Причем в Специи все знали, что основной целью оказалась Агнешка.
В зельеварню постоянно просачивались бойцы, чтобы справиться о ее здоровье. Кончилось тем, что всех выгнали на плац и Валерио лично выступил, заявив, что никто не ранен, а Агнешка вынуждена провести несколько дней в постели из-за сильной слабости, но скоро вернется на службу. Чувствует себя хорошо и уже вставала. Да, хотели похитить Агнешку, англичан, что варят зелья и его самого за компанию. Враги не дремлют, победы итальянцев на море им поперек горла. Вот и хотели выпытать у тех, кого похитят, все секреты. Напавший мертв, его подельников ловят. Просьба сохранять бдительность, с кем попало не болтать. И не мешать работать зельеварам, они кроме всего прочего и лекарства для Агнешки готовят.
Помогло не очень. Теперь гонцы просили передать привет и наилучшие пожелания.
- Ангел Дечимы, - сказал один из бойцов, - мне этот маячок жизнь спас. И за аптечки вам большое спасибо. Стоящие лекарства эти зелья.
Немцы тоже о чем-то шушукались. Офицеры с трудом поддерживали хотя бы относительный порядок.
А вилла оказалась буквально завалена цветами и конфетами.
К ужину Валерио вынес Агнешку на руках и устроил со всевозможными удобствами за столом.
- Ура! – обрадовались дети. – Аньезе поправляется!
- Знаете, как скучно целый день лежать, - вздохнула Агнешка, но тут же улыбнулась, - даже книги не помогают. Что на ужин? Гарри, расскажи про платье.
В этот раз в качестве антипасто подали икру. Гермиона привыкла, что этот деликатес бывает черным или красным и очень удивилась, увидев крупные икринки серого цвета.
- Белужья, - пояснил Валерио, - самая лучшая.
Агнешка зачерпнула лакомство серебряной ложечкой и зажмурилась от удовольствия. Гермиона последовала ее примеру. Да, это было вкусно. И к деликатесу отлично подходило белое сухое игристое вино.

Вот я не понял, это нормально, что вся часть знает что шеф прет полячку, и коллективно за неё переживают? Я-то думал что для дисциплины лучше, когда коммандир для солдата на недосягаемой высоте, почти что бог, а не вот это вот.
Далее вопрос - чем итальянцы взяли Александрию, если там не как в блокадном Ленинграде, плюс много британских войск, и можно подвозить ресурсы и войска с востока, из Индии.Надорвутся итальянцы Александрию брать, тем более что в техническом плане они англам не ровня.

Прямо хочется тарелку вылизать, - сказал Гарри, - понимаю, что неприлично, но… А если хлебом остатки подобрать, ничего? Вроде все свои…
- Хорошая идея, - согласился Валерио, разламывая булочку.
Его мать только головой покачала. Но ничего не сказала, когда дети последовали примеру отца. Гермионе даже показалось, что она сама не прочь собрать остатки соуса от начинки таким образом.
- Что будет в следующий раз? – спросил Валерио, отставляя бокал. – Дамы позволят мне курить?
- А что ты хочешь? – спросила Агнешка. – Можно индейку с двойным фаршем. Или свинину с тмином и майораном запечь. О, жареный фаршированный молочный поросенок! Фарш можно сделать с изюмом и миндалем. У нас его часто на Пасху готовят.
- Все хочу, - Валерио выпустил в потолок струю табачного дыма, - отъемся, перестану в форму влезать.
- Зато за счет жира плавучесть повысится, - сказала Агнешка.
- Отшлепаю.

Фу блин! И этот же автор ранее через свои аватарки гнобила Рона, дескать он некультурно жрет?! Неприлично блеать!
Я тоже хлебом вымазать люблю, но не на серьезном же приеме пищи. Наедине с родней, малым числом - да, но тут же семейство итальянское, Гарри им не родич, не близкий друг ( а по факту раб с плюшками) - нагловато выходит.

Как так выходит, что одних за неприличное поедание еды чуть не удавить готовы, а другим все можно, и они едва ли не аристократы при этом?

Дальше жрачка, Гарри и Гермиона играют с детьми Боргезе, болтают о пустом.И немного про магию:
- Слушай, - сказал Гарри, - а ты теперь сможешь обращаться, когда захочешь? Ну, когда колдовать разрешат, понятное дело.
- Да, - кивнула Агнешка, - хотя на первых порах страховка и понадобится. Но ты лучше не пробуй. Стихийная анимагия – штука непредсказуемая. Лучше все по правилам делать: рассчитать форму, медитировать и потихоньку начать превращаться.
- А рассчитывать сложно? – спросила Гермиона. – У меня патронус выдра. Это значит, что я в выдру превращаться буду?
- Формулу я тебе дам, - ответила Агнешка, - подставишь свои данные и посмотришь. И скорее всего твоя анимагическая форма действительно выдра.
- Ой, Гермиона, покажи, пожалуйста! – попросила Елена. Они с Ливио уселись на кровать к Агнешке и дружно уничтожали конфеты. Валерио, глядя на это, достал следующую коробку и устроился в ногах у своей дамы. Еще несколько коробок громоздились на столике у окна.
- Хорошо, - кивнула Гермиона, - смотри.
Она проговорила заклинание и взмахнула волшебной палочкой. Серебристая выдра шустро обежала комнату и замерла рядом с детьми. Они тут же протянули к ней руки. Наколдованный зверек рассыпался искрами.
- Ой, какая ты будешь хорошенькая! – сказала Елена.
- Превратишься – затискают, - мрачно предрек Гарри.
- А у тебя какой патронус? – спросил у него Ливио.
Гарри улыбнулся и вызвал своего оленя.
- Вот это да! – восхитились все.
- Только форма непрактичная, - сказал Валерио, - большой риск, что просто подстрелят. И прятаться сложно. В городе, опять-таки, бессмысленно. Хотя красиво.
- Понятно, что лучше всего превращаться в кошку или собаку, - вздохнул Гарри, - я одного типа знал, он в крысу превращался. Удобная форма, не спорю, но противно.
- Нужно будет и мне попробовать, - сказал Валерио, - все время некогда. Как ты говорила, Аньезе, самое счастливое воспоминание? И заклинание «Экспекто Патронум»?
- Да.
- Ой, папа, давай! – тут же сказала Елена. – У тебя точно получится!
С первого раза с волшебной палочки Валерио сорвалось густое серебряное облако, но уже со второго оно стало изменять форму. И наконец… Появился серебристый волк.
- Я так и думал, - усмехнулся Гарри.
Дети захлопали в ладоши, Агнешка смущенно улыбнулась, а синьора Валерия ахнула.
- А почему ты так и думал, Гарри? – тут же спросила любопытная Елена.
- Ну, - Гарри поправил очки и скосил глаза на Агнешку, - мне кажется, что волк твоему папе подходит. Сильный и храбрый хищник. И есть такое выражение – «морской волк». Так про опытных моряков говорят. А еще дело в Агнешке.
Та весело засмеялась.
- Мне очень приятно, правда, Валерио.
- А что вообще обозначают эти звери? – спросила синьора Валерия.
- Защитник, - ответила Гермиона, - патронусом можно отогнать нечисть и нежить, тех же дементоров. И передать сообщение. Телесный патронус непросто наколдовать, у многих получается только серебристый дым. Иногда форма меняется. Мы с Гарри знали волшебницу, Нимфадору Тонкс, она влюбилась в одного человека и ее патронус изменился.
Валерио съел еще одну конфету.
- Прилично потратился, - сказал он, - а шоколад, как я понял, помогает. Должен сказать, что мне мой патронус очень понравился. Кошка или заяц как-то не солидно, не находите?
- Тигр тоже кошка, - тут же сказал Ливио, - но волк это здорово. И красиво.
Они еще немного поболтали и разошлись по своим комнатам. Гермиона покачала головой. Кто бы сомневался, что у Валерио будет патронус, парный с патронусом Агнешки. Интересно, а какая у него анимагическая форма? Тоже волк? Это подходило ему даже больше, чем дельфин или акула, или кого они тогда вспоминали. Действительно, морской волк. Хищник. Предводитель стаи других хищников.

Фанонные штампы собраны почти все. И что якобы по Патронусу можно судить о чужой аниформе, и что он защищает от нежити ( правда что ли?), и все остальное. При этом конечно же у любимых автором персонажей будут крутые красивые полноценные патронусы. не так что жиденькое облачко, или воробей, только волк, только пафос.
(А что, постулат из ЭП, что патронус это трудозатратно, сжигает магические резервы и превращает в сквиба, уже все, забыт?)

На следующее утро Агнешка вышла к завтраку. Судя по всему, она и в постели занималась своими расчетами, потому что Валерио утащил на службу несколько свитков с записями. На виллу продолжали присылать цветы и конфеты. А вечером всех ждал очередной шедевр польской кулинарии.
В этот раз на огромном блюде покоились куски великолепной индейки и начинки, которая во время жарки находилась внутри тушки. Как оказалось, это было еще не все, подгрудок нафаршировали отдельно другим фаршем.
- Жалко, что брусничного варенья нет, - сказала Агнешка, - соус берите, в нем птица тушилась.
Валерио тут же полил горячим соусом свой кусок мяса и приступил к трапезе. Гермиона последовала его примеру. Отрезала кусочек отлично пропеченного мяса и добавила к нему начинку. Ничего подобного она еще не пробовала. У них дома индейку просто и без затей запекали в духовом шкафу. Получалось вкусно, ничего не скажешь, но хитрые поляки умудрились превзойти англичан.

- Мясо? – спросила синьора Валерия.
- Телятина, - подтвердила Агнешка, - анчоусы. И сало, разумеется. Ну и булка, яйца, масло.
- А тут изюм, - сказал Ливио, которому достался кусок грудки.
- А еще индюшачья печень, - улыбнулась ему Агнешка, - нравится?
- Вкусно, - кивнул мальчик, - очень вкусно.
- Такую птицу хорошо подать на Рождество, - сказал Валерио, - это вкуснее, чем гусь с яблоками. Хотя гусь тоже неплох, конечно.
- Индюшка большая, ее на всех хватит, - сказала Елена, - и нам, и гостям.
- Индюшки спасли европейцев от голода, - улыбнулась Агнешка, - хотя и не всех, конечно. Когда их привезли из Америки и начали разводить, то с мясом стало намного легче. Они большие, мясистые. И вкусные.
- Вкусные, - согласилась Елена.
Валерио отпил глоток вина и вернулся к мясу.

Что она там считает непонятно (лобковых вшей?) - зато еде как всегда много внимания. Воистину. проекция автора в текст - это как правило убожество. И я говорю не только про зи, я вспоминаю создателя Тапка,ГХА, магуя Левина и его утырков, Седрика и его персонажей, а так же многочисленных создательниц ожепаночек. Конечно заниматься интернет-телепатией плохо, неспортивно и вообще неразумно, но порой чужие комплексы и желания чуть из монитора не вываливаются.
Конечно я понимаю, что каждый творец, вольно или невольно добавляет в произведение немного себя, то одно дело делать это ненавязчиво, осторожно, и не во вред художественным достоинствам. И другое - когда авторская потребность ( спариться с любимым персонажем, обкомфортить его, или наоборот. вдоволь поиздеваться над нелюбимым) превращается в центр мироздания, в отдельно взятом тексте.
(Помню однажды читал такой плохой переводной фик по Иксовым, где парень обычный полюбил девушку-мутанта, но слегка нервничал из-за её способностей. Так по воле автора все Иксовые к нему приходили, и грозили, обидишь мол нашу девочку, выпотрошим, высушим. зажарим, заморозим и дезентегрируем. И это было не мило - свои свою поддерживают - а крипово, банда сильных унижает слабого.)

А дальше снова был мусорный ми-ми отрывок, как Гермиона и Гарри с фашистскими детками играют, развлекаются, и болтают о пустом. И проблема тут даже не в фашистских детях, а в том что все это написано ужасно скучно, душно, диалоги деревянные:
Гермиона острожно положила кусочек в рот.
- В жизни не ел такой нежной курятины, - восхитился Валерио. - Чудесный пикник получился!
- Вкусно! – поддержали его дети.
- А папуасы так свинину готовят, - сказала Агнешка, - они называют это блюдо муму.
- Надо будет в школе показать, - сказал Ливио, - это же здорово. Никто так не умеет. А баллила часто в походы ходит, точно пригодится.
- Надеюсь, школа уцелеет, - заметил Валерио, - сын, без наблюдения взрослых никаких демонстраций. И только на металлическом листе.
- Да, папа.
- Есть анекдот, - улыбнулась Агнешка, - отец выговаривает сыну, что он уже устал постоянно ходить в школу из-за его хулиганства. «Я больше не хочу позориться! Сам разбирайся!» «Да, папа», - отвечает сын. - «Нечего там делать на этих развалинах».
- Вот чувствую, что мне быть таким папой, - отсмеявшись, сказал Валерио.

В результате даже если быя был дико толерантен к фашистам, они мол тоже люди, тоже любят, тоже семьи, тоже родня и любовь - мне не за что зацепиться, нет шансов проникнуться ими. Если без исторического бэкраунда и без знания ху из ху, я не знаю, что это за люди, кто они , что они -просто какая-то мебель на сцене.

Кончается глава на такой ноте:
Следующие два дня ничем не выделялись, и наконец настал тот момент, когда прибыл Муссолини.

Отлично, Мюллера и Штирлица автор уже запомоила, Боргезе с самого начала - ждем когда еще одна историческая личность будет не собой.

От таких авторов, сами персонажи стонут https://www.youtube.com/watch?v=HZSFCAQ7eWA&list=RDMM&index=1

#дети_кукурузы #фикопанорама #длиннопост #faszyzm
27 июня в 18:07
2 комментариев из 99 (показать все)
Agenobarb
*мрачно*
Еще более жуткий и тупой вариант, когда Италия завоевывает Советский Союз, и Агнешка объявляет, что чтобы хорошо жить, коммунизм не нужен. Скинут коммунистов - и заживут хорошо, совершенно снихуя, деньги будут сами собой в тумбочке водиться. везде будут горы еды и платьюшек - ну разве что нужно будет гнобить некую категорию населения.
Еще более жуткий и тупой вариант, когда Италия завоевывает Советский Союз,
Зизи вроде не дура, понимает, что часть поЧитателей ее за это страйками закидает. Вон как с темы Штирлица соскочила, когда возмущаться начали.
ПОИСК
ФАНФИКОВ











Закрыть
Закрыть
Закрыть