↓
 ↑
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Магл (джен)



Фандом:
Персонажи:
Рейтинг:
R
Жанр:
не указано
Размер:
Макси | 690 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
AU, Мэри Сью, Нецензурная лексика, ООС, От первого лица (POV)
Вот стоило сдохнуть в своём мире, чтобы попасть в мир Роулинг?! За что?! Попадают в Поттера, Уизли, в Малфоя наконец. А я? А я МАГЛ! Я попал в самого настоящего магла. Я Дадли Дурсль. Канон? Дамблдор? Идите в жо... в тайгу к тигру! Я жить хочу долго и счастливо! Предпочту выстроить жизнь подальше от этой волшебства и обнести его трехметровым забором под напряжением. А то вдруг, какая волшебная пакость заведется. Вот только меня не спрашивают...

Попаданец в Дадли Дурсля, в 8 лет. Русский, магических способностей нет, не сквиб – магл, хорошо знает канон. Не желает встревать, хочет просто жить. Мечтает о сцене. Влияет на Поттер.

Здесь нет супер экшена и кучи магии с артефактами. Задача - выжить и прославиться.

Произведение будет интересно, в первую очередь, тем кто взаимодействует с музыкой и музыкантами. Если вы не любите рок - лучше не читайте.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 24 Школьные будни

Утром второго сентября я рассматривал себя в большое зеркало шкафа-купе в своей комнате. В голове вертелся вопрос: «А этому телу точно одиннадцать?». В зеркале отражался парень ростом почти метр шестьдесят (ну не могу я в дюймах и футах!), крепкого телосложения, русоволосый, со стрижкой-полубоксом. Не было больше свиноподобного мальчишки. Теперь тело было подтянутым и загорелым. Чувствую, вырасту в большого «быка» под два метра ростом. В прошлой жизни всегда мечтал о таком телосложении. Мечтам свойственно сбываться. Вот хорошо было в прошлом детстве — утром встанешь и бежишь играть, читать, мир познавать. А сейчас? А сейчас утро — это умыться, одеться, постель заправить, завтракать и только потом идти мир познавать. Злыдень нагло забрался на диван, в дверь просунула морду овчарка полковника, с кухни вкусно пахло булочками. Проблема с постелью решена — Злыдень виноват в том, что я её не заправил. Осталось умыться и позавтракать.

К отсутствию Гарри я привык — он часто уезжал на съёмки. А вот отсутствие Воланда немного напрягало. Мне нравилось, когда кот тёрся о ноги, нагло воровал с моей тарелки завтрак и шипел на собак, которые пытались этот завтрак отнять. В кухне Петунья мыла посуду.

Сегодня мне предстоит разговор с Дэвидом и Нэшем о моей дальнейшей судьбе и карьере. Чувствую, будет жарко. Все привыкли видеть нас дуэтом, а теперь я один, и до октября Поттера не предвидится. Да и пора уже что-то новое писать. Сингл «Кукушка» хоть и разошёлся рекордным тиражом, но наград не получил. Придется опять заниматься плагиатом, но всё же попытаюсь вставить пару своих песен, может быть, пройдут. Но опять же, встает проблема репертуара. Что петь? Лорди? Мейденов? Опять попсу переделывать? Мда-а, задачка.

Пока я раздумывал, Долли умыкнула у меня булочку, и теперь её активно атаковали щенки Зары, пытаясь отобрать добычу. Естественно, получалось это плохо.

Полковник начал писать книгу по воспитанию овчарок. Официальным автором будет Мардж. Фабстер не хотел светиться. Около половины книги было уже написано. Проблему составляли фотографии. С бульдогами проще — Мардж брала их на все передачи, где мы выступали. Плюс в клипе сняли. А вот овчарка нигде не была засвечена. Сейчас решался вопрос — снимать её в передачах со мной или просто сделать фотографии. Надо сказать, что книга тётушки побила рекорды продаж в Англии, вошла в десять продаваемых книг Америки. Сейчас её переводят на немецкий, французский и русский языки. Вполне возможно, ещё переведут на польский и шведский, но это в планах. Да и тётя в шоу-бизнесе фигура узнаваемая. Она как Цербер блюла наши интересы; её боятся папарацци, охранники и поклонники.

Ну вот, опять у меня стянули завтрак! Теперь уже Зара кушала очередную булочку. Уйду от них я, конфет наемся!


* * *


Офис Дэвида подавлял своей роскошью и пафосом. Я был здесь далеко не в первый раз, но антураж все ещё немного напрягал.

В огромном кожанам кресле сидел Моллетман, Нэш и Моника расположились на диванчике, Ардвидсон и Дурсль заняли места в креслах возле входа. Я же развалился в кресле, как у Дэвида. Все в сборе! Ну, поехали!

— И…

— Что? — спросил Дэвид.

— Зачем здесь столько народу? Мне казалось, что разговор пойдёт об альбоме и выступлениях. Нет?

— О них и будем разговаривать.

— А они, — я кивнул головой на Ардвидссона и Нэша, — зачем?

— А ты кузена уже со счетов скинул?

— Кузена раньше октября мы всё равно не увидим, а работать надо сейчас. Приедет в октябре и выступит.

— Вот об этом мы и хотели поговорить, а также о новых песнях. У тебя есть что-то готовое?

— В голове идеи есть. Сколько песен нужно?

— На альбом — минимум десять. Лучше сочинить двенадцать-пятнадцать. Сможешь?

— Сингл. Смысл писать альбом, если через два года сломается голос? Сделаю четыре песни. Когда необходим материал?

— Времени до декабря. Потом начнем черновую запись. Что касается концертов… тут всё сложно. Пока у тебя будет три концерта и две рекламные съёмки. Концерты акустические, так что думай над аранжировкой…

— Может, выпустим акустический альбом?

— Будет у вас альбомов десять, выберешь самые лучшие песни и выпустишь. Пока ещё рано, — сказал мне Нэш.

— Вы точно сможете на Хэллоуин привезти Гарри? — спросил Дэвид, обращаясь к Лорду.

— Да, Гарри будет на концерте. Как долго длится контракт?

— До конца этого года. Вы не желаете, чтобы мальчик работал на сцене?

— Не совсем… Поймите, мистер Моллетман, маги живут по другим законам и правилам. Даже если отбросить разницу в мировоззрениях, волшебники живут сто пятьдесят-двести лет. Сколько Гарри будет на сцене, чтобы не вызывать подозрения? До тридцати? До пятидесяти? А дальше? А дальше ему придётся уйти полностью в магический мир. Вот тут и кроется проблема. Основа магической силы закладывается именно сейчас, и я не могу позволить ребенку растратить время в этот момент.

— Вы хотите увести Гарри из этого бизнеса? Я правильно понял? — задал вопрос я.

— Да, мистер Дурсль, вы правильно поняли.

— А Гарри-то хоть в курсе?

— Мы поговорили.

— И судя по тому, что он категорически не хотел ехать, вы его не убедили, — усмехнулся я.

— Лорд Ардвидссон, — сказала Моника, — давайте сделаем так — пока у мальчиков голос не сломался, выступаем в обычном режиме. Концерт на Хэллоуин, небольшой тур на Рождество, запись сингла и тур летом. А когда сломается голос — всё равно петь около года они не будут.

— Хорошо, — вздохнул Лорд, — до следующего сентября мы решили проблемы.

Дэвид повернулся ко мне:

— Дадли, с тобой хочет выступить несколько групп. Тебе предстоит быть приглашённым гостем.

— Ниже уровня Мейденов петь не буду, — нагло заявил я.

— Это твои знакомые «Металлика» и «Аэросмит».

— Звиздец, — сказал я на русском, — что поём?

— С «Аэросмит» договаривайся сам, что вы там желаете, а с «Металликой» — что-то с нового альбома.

Я примерно догадывался, что большие дяди хотят от меня услышать. Скорее всего «Непрощённого» и «Песочного человека».

— А они мои песни споют?

— Я пытаюсь договориться с менеджером «Металлики» по поводу вашей космической песни. «Аэросмит» согласны на то, что ты писал с «Дэлл».

— Когда выступление?

— Двенадцатого сентября.

Мы проговорили еще минут сорок, уточняя детали выступления. Чуть позже к нам присоединился Тайлер из «Аэросмит», с которым мы обсудили совместные песни — поём две их и две моих. Приятные люди, согласились без проблем. А вот Хэтвилда и Ларса я увидеть не ожидал. Они пришли в офис в сопровождении своего менеджера. Как я и предполагал, спеть хотели «Непрощённого» и «Песочного человека», а они хотели «Лондон на проводе». Их можно понять — песня легкая, аккордов мало, выучить легко. Договорились мы быстро, и наши менеджеры начали торг. Торговались насчет денег, оборудования, сцены, одежды. Тайлер только закатывал глаза. Я привык к закидонам Моники, стальные мужики откровенно скучали. Итогом стал контракт, с которого я получу почти двести тысяч фунтов. Гитару мне предоставят, как и оборудование, только нужно сказать, какую. Я, недолго думая, заказал себе Хаммер. А вот с одеждой… опять тяжёлый «НьюРок». Проблема даже не в том, что ботинки весят почти по килограмму каждый, а в том, что будет пиротехника, и я просто сварюсь! Нэш обещал подумать.


* * *


До концерта мне отдыхать не пришлось. Я учил свои партии на студии, занимался с педагогом, пытался что-то «своё» написать. Писал я дома, в комнате. Собак пришлось выгнать, ибо они очень противно подвывали, когда я играл. Что играть? Хиты? Что-то попроще? Здраво рассудив, что хиты можно года через четыре «написать», когда сломается голос. Ограбил Билана с его «Так устроен этот мир». Английская версия отличается от русской как небо и земля. Взял русскую, заменил «любовь» на «правду и ложь». Вторую тоже взял с «Евровидения». Вторая песня… блядь, никогда не думал, что спою Кончиту Вурст — бородатого педика! Но песня «Rise Like a Phoenix» довольно неплоха. Обе композиции пришлось переработать капитально, но, по-моему, получилось неплохо. Пару раз на студию я брал Долли. Нужны были фотографии для книги. Собака преданно смотрела на меня, пока я играю. Ещё было фото, где на неё надели наушники и поставили напротив микрофона. Такой довольной морды я давно не видел! Долли, как и Злыдень, отличалась спокойным нравом и была великолепно выдрессирована. Она не боялась громких звуков, яркого света, не проявляла агрессии. Фотографироваться с ней одно удовольствие! Я часто попадался папарацци на глаза с ней. Надеюсь, получится и эту книгу раскрутить.

Ещё пришлось ехать в Селфриджиз за школьной формой и кучей мелочей для учебы. Форма была обязательная. Жить мне предстоит в общаге, а на выходные приезжать к родителям. Это в теории. На практике же, как объяснила Моника, два раза в неделю, вечерами я буду уезжать на репетиции или съемки. Выходные — работа на концерте. Так как это «немного» противоречит закону, придётся говорить, что это моё хобби. Ночевать я буду только в общежитии, и это не обсуждается.

Школьная форма меня… удивила. Огромное различие между формой в России и Англии. Здесь форменное всё! Чуть ли не до носков. Продавец настойчиво пыталась впихнуть мне просто кучу одежды, на что Вернон только хмыкнул. Он купил форменный пиджак и брюки, галстук, туфли, пальто, шарф и… мантию. Рубашки были куплены в другом магазине, как и тёплая зимняя куртка. Дурсль объяснил, что полный комплект формы включает в себя и зимнюю одежду, но обязательным является только костюм и мантия. Остальное — по желанию. Магазин же хочет побольше впихнуть, чтобы заработать.

Для школы я не стал покупать канцелярию и тетради. Всё взял свое, фирменное. Даже рюкзак с мордой Злыдня! Пиар наше всё. Ещё собираюсь взять пару коробок канцелярии и подарить «нуждающимся». Англичане очень экономны и от халявы не откажутся. Тем более — это пиар для меня. По легенде я учусь в Винчестере, а Гарри в закрытой частной школе.

Письма от Поттера приходили два раза в неделю. Мелкий много жаловался на условия жизни. По его мнению — это чистое средневековье. В каждом письме ужасался дверям, лестницам и кормёжке. Ну да, он у нас за собой следит, привык кушать диетическое и жить в номере с кондиционером и огромной ванной. А тут облом-с. Общага и туалет один на всех. Гарри, как и ожидалось, попал к барсукам. По его письмам можно сказать, что проходу ему не давали, автографы, тыканье пальцем и много ещё чего. Большую часть канцелярии он раздал. Прислал мне несколько листов пергамента и попросил меня подписать: «Майклу от Дадли Дурсля!», ну и всё в этом духе. Также потребовал расписаться на нашем с ним фото и выслать их с Азазелем в количестве пятнадцати штук! Что-то стоящее в письмах он не писал. Я был более чем уверен, что корреспонденцию читают.

Двенадцатого числа я с утра был на ногах. Сегодня репетиция с группами, прогон программы и выступление. Репетировать будем на стадионе, в десять нужно быть там. Я решил не одевать контрактную одежду сейчас и просто запихал её в рюкзак.

Выступаем опять на Уэмбли. Прибыл я сразу «с корабля на бал». Гитару в зубы и вперёд! С «Аэросмит» всё прошло гладко. Всё же мы играли вместе. А вот с Метлой начались проблемы. Дело в том, что великие и ужасные… лажали! Реально лажали, как дети малые. Я не мог под них подстроиться, или они под меня. Так или иначе, но мы потратили почти два часа на три песни! Ещё из минусов было то, что Хэтвилд выкручивал мониторы на вокал, и я, кроме его голоса, нихрена не слышал! За кулисами это были весёлые мужики, с которыми можно и байки потравить и просто поговорить, но на сцене мне хотелось их придушить. Они играли не так, как в записи. Импровизаторы хреновы. Кое-как мы смогли отработать три песни. Охота было отыграть и свалить домой. Спасибо Нэшу, из контрактной одежды были только тяжёлые ботинки, остальное — по желанию. Я решил выступить в чёрных джинсах и безрукавке, на которую предусмотрительно нанесли морду Долли в наушниках. Гримёрка, одежда, гитара, началось…

Я вышел играть с «Аэросмит». Прекрасно поработали. Чисто-спокойно-хорошо. «Металлика» — это жесть. На сцене жарища от пиротехники (теперь понятно, почему они полуголые бегают), энергетика толпы так и прёт, плюс мужики не совсем… трезвые. На сцене много разметки — куда нельзя наступать, где провод проходит, кто где стоит. Не сколько поёшь, сколько думаешь: «Есть тут метка или можно наступить?» Но отыграли мы на «ура»! Я был нереально счастлив свалить. Наверное, я ещё маленький с такими знаменитостями играть. Не ценю я оказанной чести. За кулисами меня ждали фотографы и журналисты. Поулыбался на камеру, сфотографировался с Тайлером и Ко, дал автографы фанатам — и пришла тетя Мардж.

Вы видели, как тараканы от дихлофоса разбегаются? Вот так же все фотографы и фанаты убегали с пути Марджори Фабстер. Женщина подхватила меня под локоть, и мы направились на выход. Всё, можно выдохнуть, еду домой.


* * *


Винчестерская школа встретила меня… насторожённо. Личность я известная, даже очень. Школа является пансионатом для мальчиков. Официально я здесь проучился уже год, а реально был всего три раза. Класса я не знал, расположений кабинетов тоже. Ничего, прорвёмся!

Отличия от российской школы были колоссальные.

Общежитие.

Общаг у школы целых десять. Одно на территории, остальные раскиданы по городу. Как и полагается любому общежитию, там есть комендант. Меня поселили в общагу на территории школы. Комната рассчитана на шесть человек. Душ и туалет один на комнату (правда душевых и унитазов было три штуки), есть прачечная, но закладывать и вывешивать белье (как и гладить) нужно самим. Условия спартанские. Как потом я выяснил — это во всех частных школах. Так принято, традиция. Моими соседями по комнате оказались мальчики с разных курсов. Я был самым младшим. Кристиан Флинт, Джонотан МакМилан, Дамис Райно, Грегори Вектор и Алекс Янковски. Вот тут я немного обалдел! Интересные фамилии, знакомые такие…

Столовая.

Теперь я понимаю, откуда Роулинг срисовала столовую для Хога. Тут то же самое — столы по курсам и лавки. Неудобно! Кормят не ахти. Вот уж не думал, что буду скучать по супчику или плову. Блядь, ненавижу пастуший пирог и пудинг! Как это можно есть?! Завтрак был чисто английским — овсянка и тосты, яичница с беконом, чай. На обед было что-то горячее типа рагу с овощами, ужинали, как правило, пирогом. Как я позже узнал, можно покушать и за пределами школы — что я и делал.

Уроки.

Уроки сильно отличались. Было пять обязательных дисциплин и четыре на выбор. Так как я уже «учился» тут целый год, то за меня предметы давно выбрали. Я учил английский, математику, див, историю, физику, химию. На выбор — музыка, немецкий, биология, менеджмент. Ещё были факультативы. Их посещение обязательно. Я выбрал (точнее, меня настойчиво попросила Моника) музыку, шахматы и кружок русской литературы, плюс ко всему я ездил на занятия с педагогом по вокалу и инструменту.

В классе было десять человек. Знаменитостей тоже хватало. Не один я был известен. Одноклассник Джон Суоррен — актёр, играет в кино. Авель Лодерс — озвучивает мультфильмы, ещё кто-то там — модель. Короче, знаменитостей тут много.

Теоретическая база здесь была слабее, чем учили меня. Но тут разжёвывали всё — пока не дойдёт до всех, дальше не учим. Было очень много практических занятий. Опыты, проекты, эксперименты. Все обучение сводилось именно к практическому материалу.

Не скажу, что мне всё давалось легко. Отстающим я не был, но и в лидеры не выбивался. Учитель физики был удивлен моими знаниями теории, но полным отсутствием практики. Он был немного… шокирован, когда я ему шестьдесят формул по физике написал, при этом провалив практические занятия. А математик был в экстазе — я решал логарифмы и производные. А что вы хотели? Знания, вбитые в мою пустую голову учителями советской закалки, никуда не делись. В своё время я знал наизусть девяносто формул по физике и мог найти, как минимум, шестьдесят физических явлений в любой картине. А таблицу Менделеева чокнутая училка (Евгения Павловна) заставляла вызубрить. До сих пор помню её «Именем Революции, выйти к доске!». Бр-р-р.

В общежитии ребята точно знали, что я родственник Поттера. Меня к ним и подселили специально. Я и Алекс Янковски были магглами, остальные — сквибы. Мы знали о магии, поэтому и оказались все в одной комнате. Я честно признался ребятам, что не хочу лезть в этот мир и нахрен он мне не сдался. Но Вектор (сын той самой профессорши из Гарькиной школы) подробно разъяснил, что никто меня просто так уже не отпустит. Обливейтить меня нельзя и оставлять без присмотра тоже, вот и запихнули к ним. Как бы ещё и не женили на волшебнице или сквибке.

А вот со сквибами было всё не так просто. Оказывается, чистокровные аристократы Великобритании сквибов пристраивают в определённые «свои» семьи — это сквибы рода и других родов, живущие в обычном мире. Через них маги ведут дела в маггловском мире. У Малфоев, Блэков, Флинтов, Аббот и многих других есть такие. Они даже фамилию не меняют. Мало кто знает, что у Люциуса Малфоя есть младшая сестра-сквиб. Учится в школе для девочек, рисует, ей шестнадцать. Узнал, почему у Малфоев один ребенок. У них рождается один маг, остальные сквибы. Младшему брату Драко сейчас четыре года, и он в мире магглов — у той же семьи, что и девочка. Он в этом мире считается родным братом сестрёнки Люциуса.

Это многое объясняет. К примеру, откуда чистокровные точно знали, кто в школе магглорожденный, а кто нет. В каноне Малфой-младший даже мысли не допускал, что Грейнджер сквиб или потомок какого-либо рода.

Сквибы старых родов тоже стараются выходить замуж и жениться «на своих». Кристиану сватали Эмили Аббот, девятилетнюю девочку-сквиба. Если сквибы женились или выходили замуж за магглов — их отсекали от рода. Потомков таких «отсеченных» называли грязнокровками. Ещё одну интересную вещь узнал. У двух сквибов всегда рождается волшебник и входит в род матери. Брак сквиба и грязнокровки не порицается и считается нормой. Сильных и талантливых грязнокровок старались пристроить замуж или женить на сквибе, чтобы получить потомство. Жениться чистокровному на грязнокровке было не принято. И не только из-за происхождения. Девушка-грязнокровка не сможет выносить и родить сильное потомство — погибнет. Либо ребенок высосет всё из матери, либо при родах умрёт. А ребенка от сквиба вполне сможет родить. Честное слово, племенные кобылы и жеребцы!

Не всё так просто в королевстве магическом.

Письма от Гарри приходили раз в неделю. В большинстве своём — нытьё про то, что ему там плохо. Электричества нет, в замке холодно и сыро, лестницы летают, двери исчезают, обогревателя нет, кондиционера нет, система оценок идиотская и так далее, и тому подобное. Думаю, пообщаюсь с ним плотно перед концертом. Его отпустят за сутки до Хэллоуина, и вернуться он должен на следующий день после. Письма носил Азазель. Птичка нагло ела печенье, оставленное Грегори на столе. Грег пользовался вороном. Передавал через него письма матери. Как он объяснил, мама не афиширует, что у неё есть ребенок, но кому надо — знают. Живёт он у деда, с матерью видится на каникулах.

Один акустический концерт я отыграл в музыкальном зале школы. Поднял престиж, так сказать. В выходные снимался в рекламном ролике. Выматывался я капитально. Сил едва-едва хватало на уроки. Утром шёл на занятия, потом обедал, затем были уроки «по выбору» и два раза в неделю факультативы. На музыке я отрабатывал акустику, ко мне приезжали мои музыканты и иногда подыгрывали школьники. Каждый вечер я приходил в зал и писал «песни». Выползал оттуда, обычно, за пять минут до комендантского часа. На кружке литературы были одни русские, хоть поговорить можно. Мы пели песни: и мои, и народные, и попсу. А вот шахматы мне понравились. Стратегии, ходы, приёмы. Было здорово. Канцелярию у меня быстро расхватали. Как я узнал от Моники, продажи меморабилии сильно пошли вверх. Очень пользовались спросом рюкзаки с Воландом, тетради с ним же и ручки. Вот так я и жил до Хэллоуина.


* * *


Мы с Гарри сидели у него в комнате. Завтра нам выступать.

— Ну давай, брат, рассказывай.

— Чего рассказывать?

— Как в школе дела.

— Дурдом на выезде!

— Не гони лошадей, давай с того момента, как ты на платформу пришёл.

— Я перешёл на платформу. Там встретил Джастина. Бойко и Лорд завели нас в купе.

— Кто-нибудь на вас внимание обращал?

— Да кто-то там косился, я не понял. Не перебивай! Мы расселись, и началось паломничество! Сначала пришел рыжий, искал Гарри Поттера…

— А ты…

— А я Гарольд Дурсль. У рыжего крыса была в кармане. Так Воланд ему мантию расцарапал. Ты прикинь! Этот ещё начал с меня новую требовать! Да его мантией полы мыть надо было.

— Ты его хоть послал?

— Ага, на русском и могучем! Потом пришёл блондинчик. Я помню, что ты говорил держать с ним нейтралитет. Я его вежливо послал, — Поттер захихикал. — А потом пришла она…

— Красивая незнакомка?

— Не-е-е. Грейнджер!

— Кто? — я немного опешил.

— Девочка одна. Она меня узнала, и началось… Эта дура растрезвонила по всему поезду, что тут рок-звезда. Блин, я столько автографов подписывал только на нашей первой фотосессии в магазине. А спас меня… блондин!

— Ты же его послал!

— Он просто зашёл в купе, выгнал всех и заклинанием запер дверь. С ним были ещё двое — Кребб и Гойл. Прикольные парни. Строят из себя редкостных дебилов, хотя ум у них есть.

— Помирились?

— Ну что-то вроде этого. Я его поблагодарил, и мы даже извинились перед друг другом. А ещё ему понравилось, что Воланд Уизела подрал, поэтому и пришёл. Короче, я сказал спасибо, достал еду коту и залез на вторую полку спать. Они там с Джастином о чём-то разговаривали. Я под самый конец только проснулся, когда переодеваться надо было. Малфоя чуть удар не хватил…

— От чего? Ты в трусах решил идти, или он шрам заметил?

— Нет. Я на свою одежду мантию одел и даже не застегивал!

— Оу! Это… сильно.

Гарри в школу поехал в одежде конкретного бунтаря — белая рубашка с закатанными рукавами заправлена в чёрные штаны, на ногах тяжёлые высокие ботинки, вместо ремня — цепь. Форма Хогвартса для мальчиков помимо мантии предполагала брюки, туфли, рубашку и жилетку. Кузен всё проигнорировал.

— Да ты дальше слушай! В замок на лодке добирались. Никакого жилета, никаких правил безопасности! Ничего! Хотя замок очень красивый. Так вот, мы приплыли и нас забрала профессор трансфигурации. Малфой сказал, что ей штраф выписали за применение волшебства в доме магглов. Так Уизли с ним чуть не подрался! Видите ли, это нормально, а Статут можно не соблюдать.

— А распределение?

— Да что распределение? Бред сивой кобылы! Надел шапку на голову, и она говорит, на какой факультет тебе идти.

— Как ты её уговорил отправить тебя к хафам?

— Сказал, что мой друг там, и я хочу к нему. А на Слизерине холодно!

— Гриффиндор не предлагала?

— Нет. Сказала, что в такой душе благородства нет. Упорно к змеям отправляла. Знаешь, реакция на мою фамилию была бесценна — тишина гробовая! А когда меня к барсукам отправили… Таких оваций я никогда не слышал!

— Уизли куда попал?

— Ко львам, Малфой к змеям.

— А эта… Грейнджер?

— Ко львам. Жаль её.

— Почему?

— Умная, ей к Воронам надо было, а её в этот… хлев засунули! Хотя — сама виновата! Захотела быть самой умной на фоне дегенератов, так пусть расплачивается. Она заучка и всех поучает, как надо и как не надо делать.

— А чем тебе трансфигураторша не угодила?

— У неё на втором курсе учится парень — Эрнст Холлфейн. Он малообеспеченный. Так ей пофиг на то, что у него одежды толком нет, канцелярия тоже отсутствует. Близнецы Уизли над ним издеваются, а она даже палец об палец не ударит. Ну, я ему куртку и гриндерсы отдал, и рюкзак, и почти все перья.

— Короче, подобрал, как Воланда. Теперь присматриваешь…

— Да ну тебя! Доброе дело сделал, а ты!

— Не дуйся! Хорошо, что помог. Просто боюсь, что это войдет в привычку у него, либо он будет чувствовать себя обязанным тебе.

— И что ты предлагаешь?

— Работу ему на лето найти. Надо с Моникой переговорить. Может, на студии есть работа по типу «принеси-подай», какая-никакая денежка будет. Чем тебе ещё эта тетка не угодила?

— Всем! Оценки занижает, хотя у меня всё с первого-второго раза получается, баллы с факультета снимает. Я её вообще в ступор ввёл, когда сказал, что раз за эти баллы я ничего купить не могу, так и зарабатывать их не буду.

— И…

— Отправила меня на отработку к Филчу.

— Полы мыть?

— Полы пусть Уизли с Малфоем моют! А я с ним подружился — он мне замок показывает, истории разные рассказывает. У него такая кошка классная! Миссис Норрис. Я ей весь «Вискас» скормил.

— А Воланд?

— А Воланда на кухне кормят, и он всё-таки задавил крысу Уизли и ещё пару чьих-то жаб.

— Ты насчет крысы уверен?

— Уверен. Она на столе сидела в Большом зале. Так Воланд ей одним прыжком хребет переломил.

— Воплей было…

— Ага. Вот только нихрена у них не получилось. В письме было сказано про сову, кошку или жабу, а у него крыса. Так что он пролетел как Фаньер над Парижем!

— Кота не обижают?

— Кто?

— Уизли!

— Они, конечно, идиоты, но не до такой степени. Он с миссис Норрис сдружился и ещё с кошкой Булстроуд из Слизерина. Воланд — первый парень в замке. Попробуют тронуть — их вся женская половина кошачьего царства сожрет. Хотя они те ещё придурки.

— В смысле?

— В начале года Дамблдор сказал, что третий этаж закрыт. Не ходите туда, если не хотите умереть.

— И они пошли?

— Хуже! Эти дебилы выпустили трехголового пса! Хорошо, что я не пошёл в тот день…

— Та-а-а-к, с этого места поподробней!

— Ну… Малфой повздорил с Уизли, что-то там на мой счёт. Я-то понимаю, Драко всего лишь хотел его позлить. Так рыжий назначил дуэль от моего имени на третьем этаже.

— А ты?

— А я даже и не думал идти. Уизли надо, вот пусть и топает. Он там утром на весь зал орал, что я трус. Так потом, в туалете, я ему популярно объяснил, что трус и пиздабол именно он.

— Сам объяснял? Поймали? Синяки? — б-р-р-р, ну и монстра я воспитал!

— Нет. С Гойлом и Джастином объяснял. Твою науку, куда бить и как бить, я помню. Близнецы что-то там вякнули, но я намекнул, что если они не заткнутся, я скажу, кто собачку выпустил.

— Джастин же магглорожденный! Как Малфой с ним общается?

— А он как сказал, что ему в волшебном мире делать нечего и он уже помолвлен, так Малфой перестал рожу кривить.

— А он помолвлен?

— Да.

— Бедный.

— У аристократов всегда так. Малфой с Паркинсон помолвлен. Гойл с Булстроуд. На Слизерине только итальянец Блейз свободный — ему невесту во Франции подбирать будут.

— А я с родственником Флинта учусь!

— Знаю. Он мне сказал. Малфой попросил не распространяться про их родственников.

— А Грейнджер чей потомок?

— Дагворта-Грейнджера. Его брат был сквибом и женился на маггле. У них родилась дочь — мать Гермионы. Её отец взял фамилию жены.

— А почему брак с такими нежелателен?

— Как мне Макмиллан объяснил — они тянут силы из родового камня. Потомки таких слабы магически и для своей магии вытягивают силу из алтаря. Поэтому брак с ними нежелателен.

— А твоя мама?

— Она обретённая. В роду никогда магов не было. За такими идет охота.

— Ты говорил, что Уизли — предатели крови. Это как?

— Малфой сказал, что их дед уничтожил свой замок, родовой алтарь и своего отца. Вот и получил клеймо.

— Они тоже тянут магию?

— Они её теряют. Такие рождаются нормальными магами, а к совершеннолетию становятся почти сквибами. Домашние чары — их предел. Сотворить что-то более энергоёмкое, чем «Репаро», они не могут.

— Но у него же братья…

— Один брат навоз у драконов выгребает, другого гоблины в рабство взяли в обмен на магию. Там один Перси только что-то пытается сделать. Брак с такими — позор.

— Грейнджер вроде сильная волшебница.

— Сильная волшебница или нет, можно узнать только после тринадцатилетия, ну, иногда раньше. Там что-то с созреванием. Я так и не понял.

— Ну и дела.

— Мне так объяснили.

— Как там твоего ворона приняли?

— Всем Райвенкло кормят. Флитвик от него в восторге. Разожрался и обнаглел. Только мясо требует. Он с деканом Слизерина дружит.

— Со Снейпом?

— Ага. Он ему каких-то мелких пауков и червяков таскает.

— А ты?

— А я не таскаю.

— А ты как со Снейпом?

— Нейтрально. Я не трогаю его, он не трогает меня. Он что-то там попытался на первом уроке сказать, но потом его Спраут к стенке припечатала. Больше не лезет.

— Спраут?

— Наш декан. Классная тетка. Мне её уроки очень нравятся. Ты же знаешь, я люблю с растениями возиться.

— И чем тебе в Хогвартсе не нравится? Я так и не понял.

— А что хорошего? Практических знаний только три предмета. Остальное мура мурой. Всё это можно за месяц пройти. Хорошо, что Флитвик мне рояль нашёл. Теперь каждое воскресенье Синистра под мой аккомпанемент танцам учит. Хоть играть не разучусь.

— Тебе Лорд говорил о планах на тебя?

— Говорил.

— И?

— Знаешь, до Хога я не понимал его.

— А сейчас?

— А сейчас считаю, что волшебники идиоты и сами загнали себя в эту ловушку.

— Мы договорились, что до ломки твоего голоса ничего менять не будем.

— Ох-хо-хо, как всё сложно!

— Не расстраивайся. Твоя задача — взять от школы максимум, а там будем думать.

— Эй, звёзды эстрады, ну-ка, спать! — в двёрном проеме показалась голова Мардж.

Пришлось разойтись по кроватям. А я всё думал… Если крыса — это Петтигрю, то ему наш кот хребет сломал, и канон идет лесом. А если нет? А как же тролль? Гарри ведь не в Хогвартсе. С этими мыслями я уснул.


* * *


Утро встретило нас звонким собачьим лаем. На часах было семь утра. Я, зевая и потягиваясь, спустился на кухню. Гарри уже завтракал яичницей с беконом.

— Доброе утро, Дад.

— Какое доброе? Семь утра!

— Я в шесть встаю. Мы зарядку делаем, бегаем, собираемся. В семь утра такая очередь в душ, так что приходится вставать рано!

— Душ один на всех?

— Да. Там десять кабинок на всех мальчиков курса. Бытовые неудобства форевер! Средневековье с вкраплением современности. Ты не представляешь, какое блаженство наша ванна! Привидения не залетают, дверь не исчезает, ручки не кусаются!

— Как мало тебе для счастья надо!

— Сам в шоке, — ответил Гарри и продолжил поглощать бекон.

— Гарри, я тут подумал. Хочу сингл написать. «Страшные сказки». Ты походи по Хогвартсу, узнай страшные истории, а я их на песню положу. Идёт?

— Вот тебе история. Злой волшебник был милым мальчиком, а затем взял себе кошачью кличку и начал убивать направо и налево. Подойдёт?

— Кошачья кличка — это Воланд?

— Ага. Все на неё поначалу неадекватно реагировали — вздрагивали, глаза большие делали. Потом привыкли. Слизерин оценил. Воланд так вообще частый гость у них в гостиной.

— Мне три истории нужно. Их должен хорошо знать волшебный мир.

— Хочешь сочинить такое, чтобы все волшебники себя узнали?

— Да. Хочу страшные истории.

— Может, проще обычные сказки переделать? Ну, типа «Красной шапочки»? На самом деле волк был оборотнем и родным сыном бабушки, отцом «Шапки». А её обратил. Охотники убили волка, но «Красная шапочка» осталась оборотнем. Ну как?

— Попробую. Но ты всё равно узнай в Хогвартсе страшилки.

— Хорошо.

— Я почти сингл закончил. Скоро начну запись.

— Потом покажешь и слова пришлёшь.


* * *


В семь часов мы выступаем на вечеринке в честь Хэллоуина. Не знаю, как Дэвид и Нэш это провернули, но теперь мы стали играть первыми на выступлениях со взрослыми рокерами. По-моему, неплохо. Гарри нервничал. Он давно не играл.

Три… Два… Один! Занавес сняли и… первой шла «Фейерверк»! Поттер «отрывался». Было видно, что он соскучился по сцене. Спел все мои партии, заводил толпу. Ну прям зайчик-энерджайзер. Получилось здорово! Мы уже потом узнали, что был прямой эфир с этого мероприятия, и наша «93 Million Miles» попала. Гарри умудрился переговорить с Нэшем насчет своего однокурсника. Не знаю, как, но у него получилось. Нэш согласен побеседовать с парнем на каникулах и взять его в студию на подработку. Ну хоть так. Перед отправлением кузена в Хогвартс появился Дэвид, поздравил с эфиром и сказал, что на рождественских каникулах у нас большой тур. Потребовал на выходных показать ему, что я насочинял. Наша идея со страшными сказками ему пришлась по вкусу. Дал добро, но попросил без крови. Эх, вот кто меня за язык тянул? Ладно, сочиним сингл «сказок» и сингл «обычных» песен.

Нагруженный покупками и подарками Гарри порт-ключом отбыл в Хогвартс. Мне же утром ехать в школу.

Глава опубликована: 29.05.2017


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 405 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх