↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Радко отважный (джен)



Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Фэнтези, Приключения, Экшен
Размер:
Макси | 219 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
От первого лица (POV)
 
Проверено на грамотность
Отпрыск знатного рода и легкомысленный молодой человек не только не получил в наследство ничего, кроме имени и, собственно, благородных кровей. Вдобавок в бестолковой жизни своей он умудрился влезть в долги. И вынужденный спасаться от скорого на расправу ростовщика с его сынками-громилами, не придумал ничего лучше, чем вступить в ополчение, которое как раз собирал некий влиятельный господин.
И жизнь его пошла на лад… казалось бы. А что, крыша над головой есть, кормят бесплатно, еще и учат вроде бы полезным вещам. Вот только вопрос: куда именно предстоит отправиться новоиспеченному боевому отряду? И против кого сражаться?
Слишком поздно наш герой узнает правду. Правду о врагах, рядом с которыми даже вышеупомянутый ростовщик со своими сыновьями – сама безобидность.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

9

Мало-помалу местность начала повышаться, болота сделались редкостью, потом исчезли совсем. Зато деревья становились с каждым днем все развесистее. Все зеленее и… живее как-то. Глядя на них, трудно было поверить, что мы идем по проклятой земле. Где когда-то правил выживший из ума, пытавшийся продать душу (но не нашедший видно покупателя) безбожник-тиран.

При этом все чаще встречались хвойные деревья — да-да, те самые, с шишками. И Слободан наверняка косился на них с опаской, проходя мимо.

А потом прошла седмица с небольшим, и лес расступился. За ним обнаружилась небольшая речка (вброд перейти можно), а дальше — холмы, поросшие уже чисто хвойным лесом. Далеко за холмами маячили, белея или синея, горы.

Именно здесь… точнее, по другую сторону реки мы обнаружили первые признаки присутствия человека — от чего успели отвыкнуть за много дней пути по болотам и лесам. Сначала набрели на старое кострище: почерневшие головешки, а рядом мелкие, разбросанные и начисто обглоданные косточки. Потом обнаружили тропу. И если следы костра могли означать только то, что даже в этом диком краю хотя бы побывал недавно кто-то из людей, то наличие тропы можно было объяснить единственным образом. Люди здесь ходили много и часто. А значит, жили где-то поблизости.

Мы встали лагерем недалеко от тропы. И Шандор Гайду, недолго думая (но все же посовещавшись с десятниками) решил отправить вперед лазутчиков. На роль эту наш предводитель определил меня и Драгана. И мне оставалось гадать, сам ли он сделал этот выбор или кто-то подсказал. Кто-то, не желающий, чтобы падающие шишки попадали в его голову слишком часто.

Как бы то ни было, приказ следовало выполнять хотя бы затем, чтобы не ставить под угрозу нашу общую миссию.

— Только без геройства, — отдал последние напутствия лично господин Гайду, — если увидите что — высматривайте, вынюхивайте. Но ни во что не вмешивайтесь.

Столь трогательную заботу о нашей сохранности нетрудно было объяснить, даже не имея семи пядей во лбу. Сперва нападение стриги, затем колдовское наваждение нанесло ополчению немалые потери. Нас уже было меньше сотни. Меньше бойцов, способных ворваться в замок Боркау и принести нашему предводителю долгожданное золото… или что там, в замковых подвалах.

А ведь мы еще даже не подошли к его стенам! О-хо-хо, страшно было представить, что ждало нас ближе к концу пути.

Но опасения опасениями, а задание, которое тебе дают, надлежит исполнять — веришь ты в его полезность или нет. Истина, которую я усвоил еще в приюте, и сомнения в которой там выбивали розгами. Так чем лучше плеть в руке Гайду и кулак Слободана?

В общем, после этого напутствия мы отправились вперед по тропе. Вилась она то между холмами, то прямо через них. Пока шли, в течение дня успели наткнуться еще на пару кострищ. Но и только. Ни деревень, ни даже того, что могло сойти за человеческое жилище, нам не встретилось.

Когда солнце уже коснулось верхушек елей над холмами, оставшимися за спиной, мы сделали привал. Посидели, перекусили. Ну и обменялись соображениями. Решив, что путь следует продолжать. Задание-то осталось невыполненным. Ни местных жителей, ни вообще, по большому счету, ничего нового мы не обнаружили. Так что возвращаться смысла не было.

— Можно конечно сказать, что впереди все спокойно, — говорил еще Драган, — на день пути… по меньшей мере. Но этим мы добьемся только того, что вскоре нашим потребуется снова кого-нибудь в разведку послать. И это опять можем оказаться мы. Так какая разница? Хоть время сбережем.

Лично я сильно сомневался, что когда Гайду снова потребуются лазутчики, выбор вновь падет на нас. Что там говорили про молнию, которая дважды в одно и то же место не попадает? Однако некоторые резоны в словах напарника имелись. Бегать туда-сюда, например, меня совершенно не прельщало.

В общем, путь мы продолжили. До глухой ночи шли — пока могли землю под ногами различать. И лишь когда уже почти не различали (из-за потемок), остановились на ночлег.

С утра вновь двинулись вдоль тропы, обращая внимание на малейший шорох в кустах и среди ветвей; на любое, едва заметное движение, подмеченное краем глаза. И будучи готовыми уже в следующий миг юркнуть за ближайшие деревья или в кусты. Но все шорохи, как оказалось, производили птицы и зверушки — мелкие, безобидные. Они же двигались, мелькая среди зарослей.

В общем, этот день тоже оказался бесплодным как каменистая почва. Но и теперь мы решили не спешить с возвращением. Тем паче кое в чем мы, как это ни странно, преуспели. Я, по крайней мере. Сумел, например, заметить, что тропинка при всех своих извивах вела нас к горам. Вершины, светлеющие на фоне елей и сосен, покрывавших холмы этакой зеленой щетиной, неуклонно приближались.

Но по-настоящему наши усилия были вознаграждены лишь на следующий день. Да и то ближе к вечеру. Сначала тропа привела к горному склону. И потянулась наверх, пролегая между елями, росшими на нем.

Потом (ну, когда мы продолжили путь по тропе, уже поднимаясь по склону), нам встретился человек. Немолодой уже, одетый в штаны из грубо выделанной кожи, меховую безрукавку поверх шерстяной рубахи и высокую шапку — опять-таки меховую. Из овчины, кажется. На плече он нес простой охотничий лук да колчан со стрелами.

Едва человек показался, шурша мелкими камешками под ногами, как мы с Драганом юркнули за ближайшие деревья. Откуда и смогли рассмотреть местного жителя.

Не могли не подметить, какой неприглядный и дикий вид он имел — даже без учета своей одежды и оружия, явно не в мастерских изготовленных, а скорее всего, на дому. Слишком топорная работа, что прямо в глаза бросалось. Вдобавок пышные усы охотника, плавно переходящие в бороду, давно заждались цирюльника. И были грязны, волосы слиплись, как шерсть стареющей дворняги.

Не лучшим образом выглядели шапка с безрукавкой. Обе грязные, местами поеденные молью. Складывалось впечатление, что этот дядька носил их всю жизнь и ни разу не стирал. Едва ли даже падал в них в речку по пьяни или по неосторожности.

Проходя мимо, человек остановился, настороженно оглядываясь. Даже за луком было потянулся. Видимо мы спрятались недостаточно тихо. Впрочем, он быстро передумал и пошел дальше. Подходящей цели, чтобы пострелять, не обнаружив… включая нас с Драганом.

Когда охотник скрылся за поворотом тропы, мы вылезли из укрытия и продолжили путь наверх. Чтобы, в конце концов, обнаружить то, ради чего, собственно, нас сюда и послали.

Деревню.

Представляла она собой россыпь домов, разбросанных по склону. Точнее плеши, свободной от леса. Местами — целые скопища домишек, лепившихся один к другому. Тропа, по которой мы шли, разветвилась. И отростки ее теперь вели каждый к какому-то из домов.

Выглядело первое встреченное нами за множество верст и дней, человеческое поселение убого и негостеприимно. Стены домов потемнели от времени. Старая же и давно не подновляемая черепица на крышах кое-где была с изрядными прорехами. Да оконца крохотные — вдобавок наглухо закрытые ставнями.

И… ничего, что обычно можно увидеть или услышать в любом месте, где живет много людей. На равнинах, по крайней мере. Не лаяли собаки. Никто не стучал, трудясь в кузне, на стройке или просто рубя дрова. Никто ни с кем не торговался, как и не нахваливал свой товар. Мы вообще не видели ничего, похожего на рынок или торговую лавку, если на то дело пошло. И никто не смеялся, не горланил пьяные песни. Не визжали дети (радостно) или девушки (испуганно).

Поначалу вообще из местных жителей нам встретилась лишь какая-то женщина и ребенок лет семи. Женщина прошла к одному из домов, сгибаясь под грудой хвороста, который взвалила на спину. А дитя крадущейся и совсем неподобающей беззаботному детству походкой двигалось между домами, то и дело опасливо косясь на небо.

То есть местный люд ни работать толком не склонен, понял я, ни, тем более, праздновать, гулять и веселиться. Беззаботно вести себя — явно не про них. Предпочитают вести себя тихо, как можно менее заметно. Чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. А чьего именно — нетрудно догадаться.

Ну и не доверяют друг другу, по всей видимости. Иначе нельзя было объяснить, почему каждый дом отгораживался от мира ставнями в окнах, закрытыми даже днем, а ходить жители деревни предпочитали по одному.

Такое мнение что я, что Драган успели составить об этой деревне. Поэтому как один вздрогнули, когда шум и крики ворвались-таки в это царство тишины.

Перебегая от дома к дому да стараясь спрятаться за любую неровность, мы с Драганом кинулись на шум. Чтобы, добежав, обнаружить на другом конце деревни целую толпу. С десяток мужчин и женщин, куда-то тащивших тощего лохматого паренька. Черными волосами паренек напоминал «людей колеса», но лицо имел слишком бледное, чтобы можно было перепутать его с сородичами Мирелы.

Ах, Мирела… как давно я ее видел. Кажется, что не меньше года прошло…

Но вернемся к пареньку. Его едва ли ждало что-то хорошее. Он вырывался на ходу. Но конвоировавшие его односельчане были неумолимы. Одни крепко вцепились в руки и чуть ли не волоком тащили за собой. Другие толкали в спину. Кто-то даже пинка дал, придавая ускорение.

— Мрази! — голосил лохматый. — Да что вы делаете, твари?! За что?..

Что кричал — мы понимали, хотя звучала местная речь для нас несколько непривычно. Какие-то звуки смягчались, какие-то почти проглатывались.

— Надо так, сынок. Надо, — увещевал его не по-здешнему коренастый и дородный мужик в такой же, как у охотника высокой меховой шапке и с вислыми как у сома усами. — Видит Тьма, я сделал все, что мог.

Сам он лохматого отпрыска не касался — стыдился, наверное, в глубине души. Просто шел рядом.

Продолжая толкать паренька и тащить, жители деревни волокли его — мы с Драганом видели — вверх по склону. Затем, достигнув каменистого плато, свернули к какой-то скале, в которой были проделаны ступеньки. По ним-то и дотащили беднягу, вырывающегося, до самой вершины, оказавшейся плоской. Где дружно повалили да принялись вязать руки-ноги, не обращая внимания на попытки вырваться.

Дружно? К чертям такую дружбу!

— Вряд ли тебе больно будет, — донесся до нас басовитый голос папаши несчастного паренька, — ты сам себе больнее делаешь… что трепыхаешься.

Да-а-а! Скажу откровенно: хоть я и сирота… по сути, коль в приюте воспитывался. Но этому лохматому чернявому бедолаге, даром что живущему, по меньшей мере, с одним из родителей, я в тот момент не завидовал точно. И ни один сирота бы не позавидовал, бьюсь об заклад. Кроме совсем опустившихся да от голода умирающих. И то вряд ли.

Оставив паренька на скале, жители деревни спустились вниз и убрались восвояси, шепотом переговариваясь да косясь… нет, не по сторонам, как можно было ожидать. Но опять-таки на небо — подобно давешнему дитю.

Когда люди скрылись из виду, спускаясь вниз по склону, мы с Драганом выбрались из укрытия. Посмотрели на скалу.

— Эх, жалко парня, — посетовал мой напарник, — но приказ… если б не приказ.

В следующее мгновение сверху до нас донеслись частые хлопки и шлепки, в горах слышные особенно отчетливо. Как по команде мы с Драганом юркнули в ближайшую расселину. Не очень-то, впрочем, уверенные в надежности такого укрытия. Учитывая, кто именно пожаловал и с кем предстояло иметь дело… по всей видимости, предстояло.

Осторожно, на долю мгновения выглянул из расселины. Так и есть. Стриги. Две твари вроде той, что чуть не полакомилась мною. Женские тела, крылья как у летучей мыши — теперь они кружились над скалой с лежащим на ее вершине пареньком. Связанным и беспомощным… обреченным.

Кружились, постепенно снижаясь. Как птицы-стервятники над трупом зверя. Хотя с тем же успехом это мог быть и умирающий человек.

— Спасем? — обратился я к напарнику, уже потянувшись за арбалетом.

— Приказ, — напомнил Драган, — забыл? Нам велели ни во что не вмешиваться, а только наблюдать.

— Слушай, это я под надзором монахинь рос, — возмутился я, — меня они приучали по струночке ходить. Да и то до конца не приучили. Так что не понимаю я этого твоего… слов не мальчика, но пай-мальчика. Главное же, чтобы мы живыми вернулись. А если еще и местного жителя с собой прихватим, знаешь, какой это будет ценный источник сведений? Ни одной разведкой столько не добыть.

Против такого довода возразить напарник уже не смог. Вздохнул только — ну что, мол, с тобой поделаешь. И сам вперед меня за арбалет взялся.

Собственно, первую из крылатых тварей он и уложил. С первого выстрела. Благо, серебрением мы после ночного нападения стриги больше не пренебрегали. И каждый день упражнялись в стрельбе. Так что, получивши в крыло болт (на нее это подействовало, как отравленная стрела на простого смертного), стрига судорожно взмахнула крыльями напоследок. Да и ухнула камнем куда-то вниз, в пропасть между скалами. Больше мы ее не видели.

Товарка ее заверещала жутко и метнулась к нам, уже выбравшимся из своего укрытия и пытавшимся отойти друг от друга подальше. Так, чтоб не дать твари прикончить нас обоих с одного налета.

Эх, было бы у нее зеркало, да видела бы стрига в тот момент свою рожу, изуродованную нечеловеческой злобой — померла бы со страху.

Впрочем, рассмотрев ее поближе, я смог заметить, что и все остальное у твари было под стать роже. Как и голосу. Кожа посерела и будто высохла, став похожей на стенки осиного гнезда. Грудь почти втянулась, сделавшись едва заметной. Далеко не женственно выглядели и конечности — жилистые, исхудавшие. Картину довершали грязные ступни с огромными кривыми ногтями. Почти когтями.

В общем, явись во время моей ночной вахты эта особа, черта с два ей бы удалось меня соблазнить.

Наверное, предположил я еще, тогда приходила тварь молодая и потому не утратившая человеческий облик. В то время как эта — заматеревшая. А потому влияние на нее адских сил куда более заметно.

Или может, все дело в чародейском взгляде стриг, от которого жертва не только столбенела. Еще (наверное) стриге было под силу внушить мне, что она-де красавица, а не чудище.

Ну да к черту посторонние мысли! Нужно было действовать. Тем более что теперешняя стрига неслась не абы куда, а ко мне.

Я встретил ее ударом сабли на подлете. Вернее попытался встретить, но тварь в последнюю ничтожнейшую долю мгновения сумела увернуться и опередить меня. Своей рукой, на которой буквально на ходу выросли когти не хуже, чем на ногах, она ударила меня в грудь.

Когти пронзили кафтан… однако рубаху уже едва задели. А до кожи, собственно, не достали вовсе. «Так вот где точно пригодился кафтан!» — осенило меня. И я мысленно поблагодарил Шандора Гайду за такую предусмотрительность.

Поблагодарил — потом. А пока повалился на спину, сбитый с ног силой удара. Нечеловеческой силой, с которой уже имел несчастье столкнуться. И от которой не мог защитить никакой кафтан. Как, наверное, и доспех даже.

Я рухнул на каменистую почву плато. Сабля выпала из моей руки и отлетела шага на два. Тем временем стрига, просвистев надо мной, пошла на новый круг. Успев заодно разминуться к досаде моей с арбалетным болтом, пущенным Драганом.

Снова завопила, срываясь на визг. И, казалось, забыв про меня, полетела к моему напарнику. Тот не успевал снова зарядить арбалет. А потому не придумал ничего лучше, чем броситься наутек.

Напрасная попытка! Тварь настигала его с каждым мгновением.

Настигала… до тех пор, пока арбалетный болт, посланный уже мной и вонзившийся стриге в спину, не остановил ее. Тварь буквально на глазах потеряла высоту и грохнулась оземь. Но даже после этого еще билась, еще визжала и рычала, пытаясь не то дотянуться когтями до Драгана, до которого осталось чуть больше шага, не то расцарапать воздух. Эхе-хе, даже затея высечь море плетьми казалась разумней.

Выхватив саблю, мой напарник рубанул стригу по шее. Я, подошедший и тоже вооруженный, ожидал, что башка твари слетит, как под топором палача. Но видно шея у нее оказалась тверда как железо. Клинок врезался в нее и добро хоть не отскочил.

Когда подошел и рубанул я, добился этим тоже немногого. Разве что шея в этот раз ответила едва слышным хрустом, после чего стрига перестала дергаться.

И лишь новый удар Драгана отделил голову твари от тела. Башка стриги, которую напарник мой удерживал за волосы, теперь висела в его руке.

Провисела недолго. Драган бросил ее на землю. Голова покатилась ко мне, и я попятился — неосознанно, с какой-то детской опаской. Черт, да даже в бытность дитем я так не пятился! Впрочем, и тварей подобных я в ту пору не встречал. Не говоря уж о том, что лицо… нет, скорее уж морда стриги даже в смерти не утратила своего злобного уродства.

— Она твоя, — поспешил я напомнить Драгану, осторожно поддевая голову носком сапога и подталкивая в сторону напарника. — Можешь носить ее с собой в качестве трофея… охотничьего. Как в лагерь вернемся, все от зависти лопнут, бьюсь об заклад.

— Ну что ты, — возразил тот с каким-то деланым смущением, — я не вправе присваивать этот трофей себе… единолично. Мы же вдвоем с ней справились. А один бы я ни за что…

— Скажи уж, что тебя просто напрягает таскать с собой такую гадость, — усмехнулся я лукаво.

Улыбнулся в ответ и Драган.

— Говорю: меня просто напрягает таскать такую гадость, — были его слова. — И… а как там, кстати, паренек, которого мы решили спасти?

Как он ловко с темы-то соскочил, ну надо же!

Глава опубликована: 17.04.2022
Предыдущая главаСледующая глава
Фанфик еще никто не комментировал
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх