↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Tempus Colligendi (гет)



Автор:
Бета:
Tris Героическая женщина перезалила все главы
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Приключения, Драма, Общий
Размер:
Макси | 1586 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждения:
AU, Мэри Сью, Гет, Насилие, Underage
 
Проверено на грамотность
Главный Аврор Поттер умер, да здравствует студент Поттер!

Если уж ты один раз сумел уйти от самого порога смерти - не удивляйся, что тебя сочтут большим специалистом в этом деле. Сама Смерть обращается с непростой задачей к потомку своих прежних контрагентов Певереллов - а тому предоставляется возможность снять с этого предложения свои собственные дивиденды.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

XVI. Непрошеные курсы

После эпического бала наступило скорое отрезвление — сложный узел Гермионы рассыпался в гриву, Рон вновь утратил всякий лоск, а Гарри снова оделся в черную мантию с алой оторочкой, по утрам косил деревья, а потом перемещался по коридорам мрачным, невыспавшимся привидением.

Кое-какие следы, однако, остались. Гермиона с Виктором теперь неизменно занимали в библиотеке один стол; Гарри, на правах чемпиона получив доступ в Запретную секцию, часто видел их там, болтающими о чем-то тихо-тихо. Поттер не прислушивался, но чем-то они поднимали ему настроение.

То же, впрочем, можно было сказать и о Роне с Ханной. Гарри знал юного Уизли тридцать лет — и сделал на его счет некие выводы. Бывают люди, которые в неволе не размножаются — как тот же Чарли Уизли; так вот Рон — нечто обратное. Романтика была ему скучна, неинтересна и непонятна. Именно поэтому они так и не сошлись с Лавандой — «слишком много мимими», как по схожему поводу сказала Лили Луна.

Но одновременно, в отличие от своего батюшки, он не слишком восторженно воспринимает контроль. У Рона, каким Гарри его знал, стремление к очагу в итоге победило комплексы, но при доминантной Гермионе он все-таки временами сох да в работу закапывался.

Гарри испытывал почти стыдный интерес на их счет. Нет, он запретил себе сравнивать Ханну с Гермионой, но Лаванду хаффлпафка обыгрывала по всем статьям. Самый громкий звонок Гарри поймал, когда они с Роном обсуждали письма. Гарри-то писал Сириусу, как всегда, предельно подробно, да еще кое-кому, а вот хороший мальчик Рон — маме. «...Так, ну про бал написал», — говорил рыжий, — «Учеба — рано. А вот еще Ханна просила у мамы пару рецептов...». Гарри просто ощутил, как Вселенную ломают через колено. Ладно, у событий еще два с половиной года, чтобы нормализоваться.

Не сказать, чтобы события были с ним согласны: как-то раз он присел — подальше от Герми — почитать в библиотеке на предмет восстаний гоблинов, чтобы представлять, с кем имеет дело. За спиной почти сразу возникла Сьюз, присела, как будто так и надо, проглядела открытую страницу — и захлопнула книжку.

— Муть и официоз. Только по учебе читать и можно, — она говорила тихо, но глаза сверкали, — а ты ведь опять задумал какую-то авантюру.

— Можно так сказать, — Гарри кивнул, — но о подробностях не спрашивай.

— О, это не мое дело, — теперь она глаза отвела. — Просто скажи, что тебе нужно, чтобы я и дальше видела тебя одним куском, — пауза. — Так приятнее.

— Да ничего серьезного, — Поттер решил, что хуже не будет. — Гоблинский этикет. Ну знаешь, все эти примочки — если у французов есть, так и у гоблинов должны бы.

— Есть такое, — Сьюзи призадумалась. — У нас гоблиноведение не читают уже триста лет, но книжки... книжки такие остались. Далеко, но да, найти можно.

— Сьюз, у меня есть доступ в Запретку... — начал было Поттер, чем поверг девушку в восторг.

— Гарри, я с тобой дружу! — просияла она. — То, что тебе нужно, не запрещено, просто в запасниках... но с тебя — свидание в Секции. М?

Бедолагу Поттера таскали по библиотеке еще где-то час — притом Сьюзи не столько совала ему книжки, сколько рассказывала. Воистину, думал Гарри, каждый из нас скрывает те еще чуланы талантов. Сьюзи оказалась неожиданно подкованной — вот только, в отличие от Гермионы, показать знания ей было негде: магическое право в школе не преподавали, Бинс же отродясь... эээ... отумерев никого ни о чем не спрашивал.

Подумав потом у камина, Гарри понял, что с реальностью все нормально, просто он дурак. В отличие от Гермионы, прирожденного практика, знавшей везде понемногу, Сьюз после школы, похоже, вдалась в академическую работу. Да, скотина Бинс продолжал поганить собой школу, но ведь кто-то вместо умершей Батильды должен и учебники писать. Книжки под фамилией Боунс Гарри покупал детям не раз и не два.

В ней что-то было. Он никак не мог понять, что с того ему, но в следующий раз, зайдя в библиотеку, нашел рыжую Сьюз сам.


* * *


Однако все требует компенсации. Внезапный Добби как-то раз принес весточку от директора, желавшего студента Поттера поскорее наблюдать. Сразу же после ужина Гарри с тяжелым сердцем поднялся по винтовой лестнице.

Дамблдор посмотрел на него каким-то извиняющимся взглядом. Обычно подобное выражение он приберегал для конца года и больничного крыла, так что Гарри обеспокоился не на шутку.

— Здравствуй, Гарри, — кивнул старый маг. — Вот что, для начала съешь леденец.

— Извините, не хочется, — Гарри посмотрел в тарелочку с глубоким недоверием.

— Нет уж, все-таки съешь. Профессор Люпин дал бы шоколадку, но извини — не держу; а разговор пойдет неприятный.

Гарри с хрустом раскусил зеленую конфету. Лайм. Отчетливо захотелось текилы — да кто ж ему продаст?

— Гарри, видишь ли, я часто думаю о твоих снах, — начал Альбус. — Знаешь, это в чем-то даже новая для меня проблема — жаль только, нет времени для научной статьи.

— О, если вам хочется, я-то могу поработать подопытным кроликом, — Гарри пытался по-подростковому хорохориться. — Волдеморт не согласится, правда.

— Том — занятная теоретическая проблема сам по себе, — покачал головой Дамблдор. — Я с самого твоего первого курса, уверившись, что он еще с нами, трачу много времени на ее разгадку, и... есть две новости, Гарри. Хорошая и плохая.

— Я думаю, я перенесу обе, — Поттер ощутимо подобрался, сжал по привычке подлокотники. Ну же, Альбус, ну же! Ты же гораздо умнее меня!

— Первая — я, кажется, нашел нужную рабочую гипотезу. В теории, — Альбус поправил очки, Поттер же не двинул и бровью, застыв в напряжении. — Вторая же состоит в том, что, если моя гипотеза верна, у нас у всех большие проблемы. Притом, в самом худшем случае, прежде всего у тебя.

Отлично. Дамблдор догадался. Возможно, кризис удастся свернуть с меньшими потерями... вот только какие проблемы породит уже этот вариант? Гарри бессильно обмяк в кресле, предоставив проблемы самим себе.

— Делать-то мне чего, директор?

— А вот за этим я тебя и пригласил. Гарри, хотелось бы мне дать тебе подробные пояснения, чтобы ты проникся серьезностью ситуации, но пока что мне самому не хватает нескольких компонентов — и найти их непросто. Так что просто скажи, — пронзительно-голубые глаза сверкнули за полумесяцами очков, — ты мне веришь?

Поттер некоторое время подумал.

— Да, пожалуй.

— В таком случае отнесись к ситуации серьезно. Дело в том, что, если моя теория верна, для твоей же безопасности ты должен овладеть окклюменцией.

«Ах черт», — подумал Поттер, а вслух сказал:

— А что это?

— Искусство защиты разума, Гарри, — Дамблдор перевел дух. — И преподавать его будет тебе профессор Снейп. Вот прямо с нового семестра и начнет, в качестве консультации Чемпиону, не прошедшему столько учебной программы, сколько остальные.

Вопль Поттера был громким, но кратким:

— Дожились!


* * *


Пока что, однако, Снейп маячил темным призраком где-то далеко. Школа отдыхала, а Гарри — работал, и далеко не только над домашними заданиями. В частности, перед самыми занятиями он сумел-таки выйти в Хогсмид незаметно от друзей. Рон с Гермионой мирно кушали у Розмерты сладкую праздничную выпечку и жалели Гарри, оставшегося разбираться с яйцом. Сам же Поттер, накинув мантию, как раз проходил мимо их столика.

Только полный школьник, мелкий жулик или Альбус Дамблдор будет назначать встречи в «Кабаньей голове». Говорят, что там ни о чем не спрашивают — это верно, но вот прислушиваются там ко всему; в конце концов, эти люди знают, кому сбыть информацию. Один раз Гарри на этом погорел, когда Уиддершинз, мелкий мошенник, сдал Амбридж Дамблдорову Армию, и больше не хотел.

Поэтому-то его ждали в «Трех метлах», в конце извилистой тропки меж официанток, гоблинов и семикурсников, в конце крутой лестницы и чистенького коридора. Он толкнул открытую дверь — и торопливо закрыл ее за собой.

— Ну здравствуй, Гарри, — позвали его низким, глубоким голосом. Не оборачиваясь, Гарри аккуратно свернул мантию, спрятал ее за пазуху — и лишь тогда предстал перед визави.

Рита Скитер, в ярко-желтой мантии и вечных своих блестящих очках, сидела в кресле спиной к окну, и вдумчиво курила крохотную сигаретку.

— Ах, здравствуйте, — Гарри придвинул ногой низкую табуретку от кровати. Перечисленными тремя предметами и тумбочкой мебель в комнате ограничивалась, но кровать впечатляла. — Ну как, порылись в документах?

— О да, — журналистка улыбнулась самым сладким образом. — Там было настолько интересно, что я пропустила этот ваш бал. А правда, что ты вывел в свет племянницу Боунс?

— Это правда, — кивнул ей Гарри.

— А правда, что она...

— А вот это неправда, — засмеялся он. — К делу, Рита! Вы ведь поняли, что я вам подарил?

— Гарри, не обижай профессионала, — колечко дыма к потолку, легкое и серебряное. — Разумеется, я раскопала Каркарова. Азкабан, северная сторона...

— Ага, — хмыкнул Поттер, — в дружный коллектив Упивающихся. Именно так.

— Информированный ты наш, — черкнула сигареткой в воздухе Рита. — Ну, в общем, все как у каких-нибудь Лестрейнджей — то есть, отпереться Империо нашему гостю не удалось. Но потом — он выходит, и не следа. Что бы это могло быть?

— Да там все просто, я вам это сейчас и выдам, если интересно, — Гарри хрустнул суставами. Его ноздри тревожно втянули воздух — впервые захотелось курить. Кроме табака, пришли и духи — как тогда, в кладовке. Он сморгнул. — В общем, так и было — Игорь Каркаров состоял в Упивающихся. Не Ближний круг, но многих видел. Возможно, занимался международным сотрудничеством.

— И его, как я вижу, взяли безо всяких... и даже успели отправить в Азкабан, — Рита неосознанно облизнула губы. — И что же случилось потом, Гарри?

— О, он просто сдал всех, кого знал, — фыркнул Поттер. — Протокола процесса у меня нет, Омут памяти тоже вот сейчас не выложу, — они улыбнулись друг другу, — но я точно знаю, что он сдал Руквуда и Крауча.

— Крауча? — Рита аж встрепенулась.

— Младшего, Рита, младшего, — сделал успокаивающий жест Гарри. — Он уже и так сидел. Но Руквуд как раз был тот еще приз.

— И твой источник?.. — прищурилась журналистка.

— Сириус Блэк. В основном.

Глаза Риты за стеклами очков расширились. Она глубоко, очень глубоко вдохнула — и только через секунду заговорила.

— Подожди-ка... откуда? Ты можешь об этом сказать, Гарри?

Она подалась вперед, наклоняясь к нему. Кажется, и в ее глазах можно было увидеть пляшущую искру.

— Мой дорогой крестный Сириус Блэк, мисс Скитер, не виноват вообще ни в чем, кроме борзости неумеренной, — Гарри, напротив, откинулся на спинку. — Пока что мы не можем этого доказать в полной мере, но... все изменится.

— Ага, — на полные губы Риты вернулась ухмылка, — вот зачем ты меня прикармливаешь. Не так ли?

— Не совсем, — Гарри потер ногти о лацкан мантии. — Но и поэтому тоже. Сейчас не время об этом говорить, но как только процесс пойдет...

— ...то эксклюзивные права на интервью с ним Блэк отдаст мне, — решительно проговорила Рита, резким тычком гася сигарету в пепельнице.

— Ну, это уж вам с ним договариваться надо, — Гарри наблюдал, как она достает новую сигаретку, глядя то на никотиновую палочку, то на пальцы с жутким розовым маникюром. — Но я поспособствую.

— И все-таки, маленькое чудовище, в чем твой план? — Рита наконец зажгла сигарету, протянула пачку Гарри — и резко отвела ее. Гарри мог бы подумать, насколько она не воспринимает его ребенком, но был занят тем, что ругал себя: он успел весьма отчетливо потянуться к пачке.

— О, этого вам знать почти что необязательно, — он раздраженно сцепил пальцы в замок перед лицом. — Но что вы скажете, если летом — в июле, видимо — вам представится возможность получить одной себе самый жуткий скандал за весь срок Фаджа?

— Я скажу... — Скитер вновь задумчиво выпустила колечко, — я скажу, что, скорее всего, умру в нищете и куда раньше, чем надо бы.

Гарри поморщился.

— Рита, вы журналистка или Серая Дама? Вы правда считаете, что Фадж, этот скорбный жаб, наберется смелости для чего-то, ммм, карающего? И кроме того... разве жук летал бы, если бы боялся паутины?

Рита почти подпрыгнула в кресле. Ее щеки чуть побледнели, как-то особенно ярко прорисовались красные губы.

— О чем... нет, погоди. Ты полагаешь, что мне даже Фадж сойдет с рук?

— Глупый вопрос, — теперь уже вперед наклонился Гарри. — Ни один политик его склада никогда не сделает ничего, в чем его могут заподозрить. Так что чем больше шуму...

— ...Тем лучше прикрытие. А ты молодец. Вот только как насчет работы?

— Вы без нее не останетесь, — Гарри встал, раскатывая мантию. — Никогда. Не одному Министерству нужна пресса.

Он повернулся к двери, накинул мантию-невидимку на плечи — а капюшон надели на него ловкие женские пальцы. Рита прошептала ему на ухо:

— Что ты, к Мерлину, такое, Поттер? Не притворяйся простым четырнадцатилетним мальчиком, хорошо? Я чувствую ложь, как бы банально это не звучало.

— Я — камень, брошенный в пруд, Рита, — усмехнулся Гарри, вспоминая фразу из еще не вышедшей валлийской листовки, — и мне нужен кто-нибудь зарисовать круги на воде. Вы в деле?

— «Ты». Да, Поттер, я в деле.


* * *


Сказать по чести, Гарри немного нервничал, открывая «Ежедневный пророк» в первый день нового семестра. Нет, ей, конечно, и так есть чем заняться, но вдруг не выдержит?

Полувеликан все ж таки был Гарри симпатичен — он не был таким уж хорошим преподавателем для большинства, но меньшую часть студентов снабжал железными нервами и отучал удивляться. Да и ни к чему, ни к чему сейчас критика команды Дамблдора — ни с какой стороны. С этими людьми еще делать большую политику... может быть, не со всеми, но делать.

Но нет, все было нормально — сенсация в номере была, но к Хагриду не имела никакого отношения. А вот к кому имела — было видно по повядшим дурмстрангским студентам в коридорах.

«...Сомнительным поводом для британской гордости может послужить тот факт, что лица, которых мы у себя держим в тюрьме, за границей достигают известных степеней. Игорь Каркаров, разумеется, пришелся ко двору в Дурмстранге с его углубленными теоретическими изысканиями в Темных Искусствах — в конце концов, должен же в школе быть практик?..»

«...По-новому приходится взглянуть на выставленные им британским чемпионам оценки. Конечно же, ведь тот же Гарри Поттер еще в детстве поставил жирный крест на надеждах господина Каркарова принять деятельное участие в наших с вами судьбах...»

«...И теперь мы должны спросить себя — кто из нас действительно уверен в безошибочности Визенгамота? Именно от этого, граждане маги, зависит, ходит ли рядом с нашими детьми респектабельный ученый, в молодости сделавший ошибку, или же хитрый, изворотливый адепт Темных Искусств, готовый пожертвовать своими учениками так же, как жертвовал товарищами?..»

— Ну знаешь, все-таки этой фифе не откажешь в уме! — Гермиона прочла статью еще утром и теперь с удовольствием разглагольствовала. — Выбрала самую безопасную мишень. Во-первых, за клевету ее не привлечешь — не один же Сириус может подтвердить! Во-вторых, болгары не подадут протеста...

— Да ну? — поднял брови Рон. — Не прикроют своего?

— Ну, начнем с того, что директора школ вообще не больно ладят с правительствами...

— Да уж нам ли не знать, — буркнул Гарри.

— Вот-вот, — тряхнула волосами Гермиона. — А еще нужно учесть, что Каркаров вообще не пользуется популярностью. Мы с Виктором уже поговорили об этом после завтрака, так он сказал, что всегда подозревал что-то такое. Очень уж он не любит темных магов...

— О, наш человек! — заржал Уизли. — Народ, если это и правда он организовал всю эту кутерьму с чемпионством Гарри, то теперь уж явно забегает. Тут-то мы его и...

— Мелковаты мы для «и...», — остудил друга Гарри. — Зато если он с этой газеты поутихнет — лично мне будет проще выжить.

— И то правда, — кивнул Рон и задумчиво распечатал шоколадную лягушку.


* * *


Вот чем и хороши подземелья — там прохладно, там темно. Вот в таких-то местах, если по-хорошему, и надо бы употреблять алкоголь. Одно время Гарри подозревал, что Снейп — личность сильно пьющая: недосып, раздражительность, нездоровый цвет лица. Потом, узнав о его основной профессии, эту гипотезу Гарри оставил. Шпиону, даже бывшему, такого не прощают.

Так что, изгнав посторонние мысли, Гарри постучал, тут же вошел и, наградив алчным взглядом шкаф с ингредиентами, повернулся к профессору.

— Студент Поттер для курса окклюменции прибыл, сэр.

Его лицо было более деревянным, чем целый мебельный склад. Снейпа, однако, это обмануло.

— Поттер, не паясничайте, — совершенно спокойным тоном велел он. — Время у нас ограничено, а учиться вам всегда было нелегко. Так что давайте приступим. Известно ли вам — мало ли? — что такое окклюменция?

— Окклюменция, профессор Снейп, есть искусство защиты разума от проникновения и воздействия. У меня была неделя на подготовку и доступ в Запретную секцию, сэр, — Гарри вдохнул, выдохнул и ожидающе посмотрел на Северуса.

Тот тоже перевел дыхание, явно мысленно вырезая из речи большой и едкий фрагмент, после чего продолжил:

— Предлагаю сэкономить ваше и мое время — все ваши вопросы вроде «зачем это мне?», «а что, это вроде как мысли читать?» и «в чем смысл жизни?» рекомендую задать сразу. Есть вопросы, Поттер?

— Нет, сэр.

Снейп снова досадливо поморщился, теперь уже он говорил почти что с грустью:

— Да уж куда вам. Ладно, задача у нас простая: я пытаюсь пробиться в ваш разум и узнать, о какой именно бессмысленной вещи вы мечтаете. Вы, со своей стороны, пытаетесь мне помешать. Доступно?

— Как именно я имею право противодействовать? — осведомился Гарри.

— Как угодно, как угодно, — отмахнулся Снейп, уже начиная возиться с Омутом. — Так... так... Готовы? Палочку к бою.

Гарри отсалютовал, заставив профессора вновь поморщиться.

— Не можете без позы, Поттер. Фамильное, что ли... Ладно. Легилеменс!

— Протего!

Из верхней точки дуэльного салюта палочка мягко пошла вниз. Старый боевик не успел всего лишь миг — но не успел. Заклинание отразилось от щита, уйдя куда-то вверх.

— Как-то так, сэр?

Снейп смотрел на Гарри уничтожающе — но быстро успокоился.

— Можно и так. Но ваш случай, увы, так не лечится. На сей раз дайте мне войти — а потом попробуйте прикрыть, что сможете.

— Да, сэр, — Гарри уже начал утомлять этот только-только начавшийся аттракцион. Весь вопрос был в том, будет ли Снейп, с его болезненной, битой — и заслуженно — гордостью докладывать Дамблдору об увиденном?

— Легилеменс!

Ну что же, профессор. Добро пожаловать в тот маленький, забитый фальшивыми воспоминаниями уголок головы Гарри Джеймса Поттера, который он вам выделил. Вы ведь знаете, что дрянных гостей селят в дрянных апартаментах?

Ему пять лет. Он лижет маленький кислый леденец. Да, где-то вдали смеются дети, с перезвоном бубенцов крутятся карусели, жрет сахарную вату Дадли, но для вас, профессор Снейп, есть только кислый леденец. Ах, ну, может быть, еще и пьяный клоун на заднем плане. Щелк!

Ему семь. Он идет из школы по лужам. Лужи глубокие даже на тротуаре. Дом Дурслей виден рядом, до него совсем недолго, но почему-то он не становится ближе, и Гарри все идет по лужам... точнее, по одной и той же луже не менее двадцати раз. Щ-щелк!

Ему десять. Он едет на автобусе в Бат. Автобус прокален, как жестяной гриль, стекло обжигает, а чуть выше, чем можно достать рукой, бьется толстая, пушистая муха. Бьется. Бьется. Бьется. Щелк.

Ему двенадцать. Профессор Бинс ведет лекцию, рядом сыто храпит Рон. Класс гудит как-то замученно, как разряжающаяся батарея. Бинс произносит тягучим голосом странную фразу: «...помимо того, что примат новых магических принципов над древними принципами магии коренным образом меняет восприятие древней и новой магии, мы видим, что древняя и новая магия в своей дихотомии бросают тень на новую магию как процесс и древнюю магию как исторический феномен, в свою очередь, имеющий значение и в новой магической теории, позволяющей закрыть лакуны в существовавшей до новой магической теории древней магической теории, послужившей базисом выявления древних принципов магии, которые, однако, дополняются и местами опровергаются новыми магическими принципами, а помимо того, что примат новых магических принципов над древними принципами магии...». Щелк.

Ему пять лет. Он лижет маленький кислый леденец. Щелк!

— Ну как вам, профессор?

Снейп обтер с лица крупный пот. Капли уже оставили дорожки на его щеках, и Северус торопливо полез в карман за носовым платком. Гарри протянул ему свой.

— Дамблдор знает? — прохрипел Снейп.

— Не думаю, что это необходимо, — Гарри покачал головой. — Профессор, поймите, я не испытываю тяги к нарушению правил — видимо, в маму пошел. Но мне кажется, что со мной могут играть совсем не в ту игру, правила к которой у меня есть. Знаете это ощущение?

— Ощущение? — скепсисом Северуса можно было дробить лед, но он все еще слишком обалдел. Гарри глянул ему в глаза — зрачки у бедолаги сжались в точку.

— Ну да. Когда ты чувствуешь себя, — Гарри щелкнул пальцем, — не пиком, конечно, на карте мирового интеллекта, но пригорочком. И мне известно, что вы, лучший ученый-прикладник вашего поколения, знаете, что в школе это — совсем не подарок.

— Лучший ученый? Не пытайтесь ко мне подлизаться, Поттер, — мгновенный испуг сменяется липким презрением. — Если вы в чем и хороши, то в квиддиче.

— Квиддич, — Гарри очень похоже повторил гримасу Снейпа. — Скажете тоже. Хотите, я уйду из команды прямо завтра? Мог бы раньше, но игры на этот год все равно отменили.

— Мне-то какая печаль? — Снейп был удивлен, весьма удивлен. Шаблон малолетнего хулигана-спортсменчика дал трещину.

— У меня будет три года свободного времени. И я хотел бы подтянуть зелья — в компании человека, который изобрел Синее Кроветворное, опубликовал статью о дезинфекции ацеласом в полевых условиях и когда-нибудь, надеюсь, соберет свои соображения по экстремальной медицине в книжку!

Гарри сглотнул. Наработки Снейпа и впрямь включили в курс Академии Аврората — вот только сам Снейп этого уже не увидел. И стоит перепутать дату, забежать вперед...

— Однако, — теперь Северус уже просто усмехался — его вечный сарказм был направлен просто на все окружающее, не на Гарри лично. — Не верю, Поттер, что вы читаете научные журналы.

— У меня специфические интересы, профессор, — Гарри улыбнулся. — Но специфические не значит узкие.

— Ну что же... для Дамблдора — вы учитесь у меня окклюменции. Для всех — я над вами издеваюсь, — Снейп протянул Гарри руку. Грязные ногти, засаленные манжеты... Гарри крепко пожал ее. — Может, вы и впрямь не так удались в Поттера, и из вас можно сделать человека.

Пауза, прищур.

— И — да, таким образом я оскорбляю вашего отца.

— Предпочту думать, — почти по-змеиному прошипел Поттер, — что таким образом вы хвалите мою мать.

Глава опубликована: 27.04.2012
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 10630 (показать все)
Danila19001
Откуда информация?..
Hilarion
Я на него в соцсетях подписан
Danila19001, без сигны с Покси, держащим свежую газету, не поверим. Пруф или не было!
Покси ценит свою анонимность, так что вынужден отказать. Захочет - сам скинет.
То есть я напрасно залил его фотку в костюме Пикачу на двач?((
Пффф, кто хотел - уже сдеанонил его.
romanio
От создателей "кто хотел - уже прошел" и "кто хотел - уже посмотрел".
TEMPUS SPARGENDI
Вполне взрослый текст. Однако, гг нацелен на аврорат, дамбигад не гад, Поттера-артефактора нету, гг бездельничает, не учится, информацией из прошлого не пользуется. Возникает вопрос - зачем ему помнить прошлую жизнь ? Интерес к тексту скорее на минимуме, наверное, потому что гг - лентяй. Немного юмора. На 15-ой главе читать неохота. До великих смыслов не дочитал.
Busarus
Вполне взрослый текст. Однако, гг нацелен на аврорат, дамбигад не гад, Поттера-артефактора нету, гг бездельничает, не учится, информацией из прошлого не пользуется. Возникает вопрос - зачем ему помнить прошлую жизнь ? Интерес к тексту скорее на минимуме, наверное, потому что гг - лентяй. Немного юмора. На 15-ой главе читать неохота. До великих смыслов не дочитал.
🤦‍♂️
И чем люди вообще читают?..
Этот загадочный человек повыше оставляет много слабо обьяснимых комментариев под самыми разными текстами, что за криптография
Интересно, автор намеренно сделал Поттера настолько омерзительным или случайно вышло??
Через месяц будет 10 лет как я подписался на новые главы и поставил Жду окончания. Один из первых фанфиков (не считая чирелли и Лицо в ночи).
Спасибо автору, пусть работа и не окончена, но тогда она была очень интересна
Она и 10 лет спустя еще очень интересна
Сварожич Онлайн
Сколько ещё нормальных произведений почивают в "замороженном" состоянии. Не понимаю людей: или слезно обещают добить,но пропадают, или вообще не появляются,ну разочаровался в написании- сообщи читателям,чтобы не надеялись.
Сварожич
Сколько ещё нормальных произведений почивают в "замороженном" состоянии. Не понимаю людей: или слезно обещают добить,но пропадают, или вообще не появляются,ну разочаровался в написании- сообщи читателям,чтобы не надеялись.

А еще бывают раз, и, гады, не дописав, умирают, кидая столько народу...
Сварожич Онлайн
CMD
И такое бывает..
Могло бы быть неплохо, конечно, в качестве легкого чтения. Но отталкивает манера подачи мыслей персонажа, диалогов, в целом язык и обороты в духе типичных популярных попаданческих произведений а-ля Круз, Громов и т.д.
Vlad4
Прочь отсюда, еретик!!!
molfare
Vlad4
Прочь отсюда, еретик!!!

Ваистину!!1
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх