Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Конечно, ты лучше знаешь, Перси (гет)


Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Missing scene/Romance
Размер:
Миди | 93 Кб
Статус:
Заморожен
Перси Уизли поступил на пятый курс, когда всем известный Мальчик-Который-Выжил появился в Хогвартсе. Но Перси не было до этого дела, ему нужно было заботиться о том, чтобы сдать экзамены на С.О.В., успевать выполнять обязанности старосты. И надо же было именно в этом году впервые влюбиться.
QRCode

Просмотров:2 467 +0 за сегодня
Комментариев:16
Рекомендаций:1
Читателей:63
Опубликован:25.11.2017
Изменен:30.04.2018
Иллюстрации:
Всего иллюстраций: 1
От автора:
В фанфике использованы варианты перевода терминов магомира, являющиеся, по мнению автора, наиболее удачными.
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
 

Глава 05. Кваффл в библиотеке

— Так сколько, вы говорите, унций желчи морского змея нужно добавить в котел, мистер Уизли? — Снейп говорил грозным, но тихим голосом, больше похожим на шепот. Толпа учеников вокруг притихла, чтобы слышать каждое его слово. Перси стоял, не смея поднять глаз. Он пытался вспомнить страницу учебника, но голова была такой тяжелой, словно он неделю носил шляпу из свинца.

— Пя-пять? — заикаясь, ответил он, чувствуя, как шея покрывается холодным липким потом.

— Пять? Вы сказали — пять? Я не ослышался? — губы Снейпа искривились в усмешке. Размахивая полами черной, как сажа, мантии, он подошел к Перси ближе, прожигая его своим ледяным взглядом. — Минус пять баллов с Гриффиндора, мистер Уизли! — профессор словно выплюнул эти слова. — Как вы только смогли доучиться до середины пятого курса, не зная, как сварить хотя бы мало-мальски приличный животворящий эликсир? (1) Вы бездарность, так же, как и ваш отец! И так же, как он, вы никогда ничего не добьетесь!

За спиной Перси послышался громкий смех множества голосов. Он обернулся и увидел, что стоит в центре Большого зала, а позади него — четыре факультетских стола, вокруг которых плотно сидят ученики. Они смеялись над ним, показывая на него пальцами. Посмотрев на свои брюки, Перси обнаружил, что стоит перед всей школой в одних трусах, носках и ботинках. Мерлин, неужели он забыл одеться? Теперь ему никогда не отмыться от этого позора. Снейп смеялся громче всех, его смех был таким высоким и холодным, что Перси впал в оцепенение.

— Мистер Уизли, — неожиданно рядом оказалась профессор МакГонагалл. Наверное, подошла, чтобы сделать ему выговор. Он хотел бы что-то сказать в свою защиту, но не понимал, как это произошло.

— Я… я… — замотал головой Перси, но почувствовал, что кто-то трясет его за плечо.

— Мистер Уизли, проснитесь! — вновь раздался голос декана Гриффиндора.

Перси открыл глаза и обнаружил прямо перед собой лицо профессора МакГонагалл — оно нависало над ним, загораживая часть огромной люстры, висевшей в гриффиндорской гостиной. Уизли понял, что лежит на диване с книгой на животе. Похоже, он заснул, пока читал. Надо же, как странно, что его усыпила арифмантика.

— Наконец-то! — выпрямившись, Минерва МакГонагалл обошла диван с другой стороны и остановилась напротив, наблюдая, как Перси борется с диванными подушками, пытаясь сесть, и поправляет сбившуюся на груди рубашку. — У меня к вам дело, мистер Уизли, — поджав губы, сообщила она.

— Конечно, профессор, — Перси не мог сидеть, когда столь уважаемый им преподаватель стоит. Но как только он поднялся, сразу услышал глухой звон. Что-то металлическое ударилось об пол и покатилось под кресло. Очки были, слава Мерлину, все еще на носу. А значит, это упал…

— Ох, нет! — воскликнул Перси, опускаясь на пол, чтобы найти свой счастливый серебряный сикль. С позавчерашнего вечера, когда монета попалась ему в куске рождественского пудинга, он с ней не расставался. Держал в руках, пока читал, а то и вовсе откладывал свои занятия и подбрасывал ее в воздух, наблюдая, как она, сверкая, переворачивается, а затем падает назад в ладонь. Пошарив рукой под креслом, он нащупал сикль и, ухватив его пальцами, поднялся с четверенек.

— Так, вы закончили, мистер Уизли? — спросила Минерва МакГонагалл, вопросительно подняв брови.

— Да, простите, профессор, — смутившись, ответил Перси. — Я вас слушаю. Какое у вас ко мне дело?

— Я заметила, что вам, мистер Уизли, совершенно нечем заняться, — многозначительно изрекла она, наверняка имея в виду, что тратить время между завтраком и обедом на сон совсем непродуктивно. И хотя спать Перси не планировал, слова профессора его слегка пристыдили.

— Эдди Кармайклу нужна помощь, чтобы подтянуться по Трансфигурации. Иначе, боюсь, мне придется оставить его на второй год. А вы, насколько я могу судить, один из лучших учеников в моем классе, — она сделала паузу, как будто ожидала, что Перси возразит или как-то попытается откреститься от ее последнего, произнесенного вслух утверждения. Но он никогда бы не отказался от статуса одного из лучших учеников по какому бы то ни было предмету, даже если бы речь шла о Прорицаниях. Даже если за этим наверняка последует просьба позаниматься с каким-нибудь недотепой.

— Я счастлив слышать от вас, что это так, — согласился Перси, кивая и сжимая в кулаке серебряный сикль.

— А раз вы, мистер Уизли, на каникулах остались в Хогвартсе, как и мистер Кармайкл, вам ничто не мешает уделить дополнительным занятиям с ним хотя бы по часу в день.

Перси считал, что подтягивать отстающих — занятие неблагодарное. И нужно оно ему сейчас (да и вообще), как кентавру лошадиная голова. Но делать было нечего.

— Хорошо, профессор, — ответил он, вздохнув и обреченно опустив плечи.

— Замечательно, — лицо МакГонагалл просияло, как будто она и вправду допускала, что Перси может отказаться. — В таком случае, пойдемте со мной, Эдди Кармайкл ждет вас в коридоре.

— Что? — удивился Перси. — Прямо сейчас? Но мне надо… взять учебники, — растерялся он.

— Не переживайте, в библиотеке есть все, что нужно, — отмахнулась декан Гриффиндора. — Идемте.

МакГонагалл направилась к выходу, и Перси ничего не оставалось, как пойти за ней.

Библиотека поразила Перси непривычной тишиной. Нет, на самом деле в библиотеке всегда было тихо, а попробуй кто зашуметь — рисковал получить по затылку метелкой для уборки пыли. Мадам Пинс, библиотекарь, была очень строгой и с особым рвением охраняла свою обитель знаний. Но сегодня не было слышно ни тихих перешептываний, ни шуршания пергаментов, ни скрипа стульев — как будто кто-то наложил на комнату задерживающее заклинание (2), заставив все здесь замереть. Перси не был в библиотеке с начала каникул и не представлял, что она может так измениться. Он очень редко оставался в школе на праздничные дни.

На лице Эдди Кармайкла отражалась вселенская скука. Перспектива проводить за занятиями хотя бы час в день его тоже не радовала. Подойдя к ближайшему стеллажу, на котором по счастливой случайности оказались нужные книги, Перси вытащил «Руководство по Трансфигурации» для третьего курса.

— По каким темам у тебя «Тролль» (3)? — спросил он, садясь рядом с Кармайклом за первый стол.

— Трансфигурация материальных предметов, — опустив глаза, ответил третьекурсник, вертя в руках кем-то забытую чернильницу, что изрядно раздражало Уизли.

— Это же… и есть все содержание учебника! — воскликнул Перси, даже не пытаясь скрыть свое удивление. — Как ты мог так все запустить? За что только Шляпа распределила тебя на Рейвенкло? — возмутился он.

Кармайкл не успел ничего ответить. Неожиданно откуда-то из-за стеллажей раздалось скептическое «Пфф».

— Персиваль Уизли, ты настолько самонадеян, что считаешь, будто у тебя есть право критиковать выбор Распределяющей Шляпы? — из-за полок с книгами вышла Пенелопа Клирвотер. В руках у нее был раскрытый том, названия которого Уизли не мог увидеть, а из-за уха торчало гусиное перо. На ее лице играла язвительная усмешка.

Персиваль... К нему редко кто-то так обращался. Родители выбрали для него это длинное и важное имя (а точнее, даже два длинных и важных имени сразу, если вспомнить еще и его второе имя — Игнатиус), но с рождения все звали его не иначе, как просто Перси. Однако малыш Перси вырос, а уменьшительное имя так прочно приклеилось к нему, будто никак нельзя было называть его иначе. Перси много раз представлял, что вот он вырастет и станет, наконец, Персивалем. Но, к сожалению, полным именем его называли лишь братья, да и то с издевательской интонацией. И вот теперь в этой же манере к нему обращалась Пенелопа.

— Как бы там ни было, это всего лишь шляпа, — нарочито непринужденно парировал Перси. — Все, чем она ограничивается, так это придумыванием одной песни в год и разбивкой учеников по группам на основании их якобы скрытого потенциала. Но у данного процесса нет никакого контроля качества. Никто не проверяет, не ошиблась ли она.

— Я творческий человек! — с обидой в голосе вставил Кармайкл, о существовании которого оба как будто забыли, обсуждая выбор шляпы в отношении него.

— Не все можно подогнать под рамки, Перси. И не ко всему можно изобрести алгоритм проверки, — возразила рейвенкловка, даже не замечая оправданий третьекурсника. — Иногда нужно просто довериться чему-то и посмотреть, что из этого выйдет.

С этими словами Пенелопа повернулась к юношам спиной, тряхнув собранными в высокий хвост светлыми волосами, и, выбрав место за одним из столов в конце комнаты, расположилась за ним, уткнувшись в книгу, и как бы давая понять, что диалог окончен.

Что ж, Перси все равно вовсе не пытался ни в чем убедить ее. Его вполне устраивало, что каждый из них останется при своем мнении.

— Так… на чем мы остановились, — Уизли вернул внимание Кармайклу, который, надувшись, молча сидел напротив. — В чем заключается для тебя сложность в трансфигурации? Если ты не можешь запомнить заклинания, мы можем сделать карточки для самопроверки… — начал он, стараясь забыть о том, что они в библиотеке не одни. Но даже звук перелистываемых Пенелопой страниц, и то, как она многозначительно сдувала с них пыль, отвлекали его.

— С зубрежкой проблем нет. Я просто не понимаю, как это вообще работает? — пожаловался Эдди. — Вот, например, взять эту чернильницу. Как она может стать футляром для очков? — вынув палочку, он направил ее на чернильницу, произнеся нужное заклинание. Но она всего лишь поменяла цвет с черного на синий. — Видишь? — развел руками Кармайкл.

— Все очень просто, — уверенно произнес гриффиндорец. — Трансфигурация воздействует на конкретный объект, меняя его акцидентальные свойства… — увлеченно принялся рассказывать Перси. И в это время с задней парты вновь раздалось знакомое «Пфф».

Сделав глубокий вдох и вспомнив о том, что терпение является свойством зрелого и взрослого человека, Перси повернулся к Пенелопе.

— Ты хотела что-то добавить? — поинтересовался он, поправив сползшие на нос очки.

— Тут нечего добавлять. Посмотри на беднягу Эдди. У него голова и так уже скоро взорвется от бесконечного чтения учебника Трансфигурации, а ты продолжаешь загружать его никому не нужными терминами, — ответила девушка, облокотившись на спинку своего стула. — Чтобы трансфигурировать предмет, нужно мысленно представить себе, как он превращается. Нужно быть уверенным в том, что ты делаешь, и только тогда все получится. Но вместо того, чтобы его подбодрить, ты сначала критикуешь его умственные способности. А теперь еще решил усыпить его своим занудством?

— Вообще-то это было довольно занудно, — подтвердил Кармайкл, как будто его вообще кто-то спрашивал.

— Учеба — это труд, а не развлечение, — возразил Перси. — Ты не стараешься. Сейчас твоя задача — слушать меня внимательно, — высокомерно подчеркнул он.

Эдди замолчал, а Пенелопа, бросив на них последний неодобрительный взгляд, уткнулась в учебник. Перси понадеялся, что на этом тема исчерпана, и продолжил объяснения.

— Чтобы трансфигурировать один предмет в другой, ты должен представить себе ключевые характеристики конечного предмета, — Перси даже покрылся испариной, объясняя младшекурснику элементарные, по его мнению, вещи. — Закрой глаза, представь себе, из чего он сделан, какова его текстура на ощупь, какова его плотность. Ты должен мысленно проследить, как чернильница меняет свои свойства, как она становится футляром для очков. Например, я представляю… — Уизли закрыл глаза, стараясь думать только о трансфигурации, несмотря на то, что ему казалось, будто сидящая позади Пенелопа взглядом прожигает его затылок, — как чернила уплотняются, а чернильница вытягивается, как внутри нее появляется полость, в которую я могу положить очки… — Перси сжал свою палочку, готовый произнести заклинание трансфигурации.

— Но я не ношу очки! — перебил его Кармайкл.

— Какая разница? — чувствуя раздражение, возразил Перси.

— Пфф, — вновь раздалось за их спинами.

Перси решил выбрать тактику игнорирования и продолжал:

— Ты видел футляры для очков и знаешь, как они выглядят, — настаивал он.

— Почему ты выбрал такой пример? Почему бы нам не превратить чернильницу в кваффл? — нудел Эдди, совершенно забыв, что превращать чернильницу в футляр для очков он предложил сам.

— Хорошо, представь себе кваффл. Кожаный, темно-красный, — направив палочку на чернильницу, Перси произнес нужное заклинание, и емкость для чернил, подпрыгнув, стала увеличиваться в размерах и краснеть, раздуваясь, словно шар, и в конце концов преобразовалась в кваффл. Перси удовлетворенно кивнул. — Вот видишь, все просто.

— Круто! — похвалил Кармайкл, схватив кваффл в руки. — Хотя, подожди-ка… он слишком легкий! Он не должен быть таким легким.

— Это же мяч, а не гиря! — воскликнул Перси.

— Но и не воздушный шарик! — спорил Эдди.

На этот раз с задней парты раздался веселый смех.

— У тебя старший брат был капитаном квиддичной команды, а младшие сейчас в ней играют. Неужели никто из них ни разу не дал тебе подержать кваффл?

Перси начал закипать.

— Может, поэтому никто из них никогда хорошо не учился? — взорвался он. — Потому что вместо учебников они предпочитают протирать штаны метлой?!

Перси направил палочку на мяч, и тот снова стал чернильницей.

— Если говорить о моих братьях, — продолжал он, — то вот тебе другой пример. Билл был старостой, лучшим учеником школы, и сдал все экзамены на высший бал. И ни дня не играл в квиддич. Лучше я буду брать пример с него.

— Но, несмотря на все эти достижения, он не был занудой, — парировала Пенелопа. — Даже когда он снимал баллы, у него находилась пара шуток. И никто на него не обижался.

Перси понадобилась вся его сила воли, чтобы продолжать сохранять спокойствие. Клирвотер уже переходила все границы. Сначала она по непонятным причинам его избегала, а теперь и вовсе стала нападать. Похоже, тот случай во время рождественского обеда был только началом. Она решила присоединиться к кампании, которую организовали близнецы, чтобы сделать его жизнь невыносимой? Почему она посчитала, что вправе учить его, какими методами пользоваться, помогая школьнику? Это ведь не ей поручили такое ответственное дело, хотя она тоже осталась в замке на каникулы и вроде неплохо знает Трансфигурацию. А уж говорить, что все его братья лучше него... Это вообще было запрещенным приемом.

— Как ты думаешь, почему профессор МакГонагалл попросила позаниматься с Кармайклом меня? — с вызовом поинтересовался Уизли. Девушка должна была признать, что, если бы декан Гриффиндора не была уверена в возможностях Перси, то не пришла бы к нему. — Так кто из нас, по-твоему, лучше знает, как подтянуть неуспевающего ученика?

— О, конечно, ты лучше знаешь, Перси, — не без глумливой ноты в голосе ответила Пенелопа. Она поднялась из-за стола и подошла ближе. — Ты настолько уверен в своей правоте, что даже не допускаешь возможности, что правым может оказаться кто-то другой, — она продолжала жалить его обидными словами. — А может быть, профессор МакГонагалл выбрала тебя, чтобы и Кармайкл тоже чему-то научил тебя? Например, терпению, внимательности к людям, умению принимать чужие интересы и точки зрения?

Перси не переставал удивляться — что за манера у этих рейвенкловцев переворачивать все с ног на голову? Сколько ему ни приходилось иметь с ними дело, они каждый раз старались использовать любую информацию так, чтобы она сыграла козырем в их колоде. Но сейчас он Клирвотер такого не позволит. Поэтому Перси тоже поднялся с места, не желая допустить, чтобы она смотрела на него сверху вниз.

— Ребята, может, я тогда пойду? — где-то за спиной Уизли жалобно произнес Кармайкл, но Перси лишь отмахнулся от него.

— Может, это урок для двоих, а не для одного, ты не думал? — продолжала девушка. — Может быть, она надеялась, что ты поймешь свои ошибки, когда будешь пытаться чему-то научить других?

— Оставь свои сентенции для кого-нибудь еще, Пенелопа! — оборвал ее Перси.

Тяжело было расти в семье, где старшие братья достигли успехов в разных областях, будь то наука или спорт. Их хвалили за достижения, а что бы ни сделал Перси, у него получалось «как у Билла» или «как у Чарли». И даже близнецы, будучи младшими братьями, уже смогли прославиться своими шалостями на всю школу, и еще на втором курсе попасть в квиддичную команду. Перси выбрал для себя целью достигнуть успехов в учебе, ему хотелось превзойти или хотя бы сравняться с достижениями Билла. В этом году он мечтал сдать С.О.В.У на высшие баллы — и тут вдруг Пенелопа раскритиковала его способности в учебе. И то дурацкое замечание, что он, как бы ни старался, никогда не затмит Билла, потому что тот не был скучным, просто выбивало его из колеи. Но самым обидным было, что все это он слышал из уст Клирвотер, которая, по какой-то странной издевке судьбы, была ему не безразлична. Он не собирался просто так это стерпеть. Теперь уже Перси надвигался на Пенелопу, так, что она даже сделала пару шагов назад под его напором.

— Признайся, тебя просто злит, что твои таланты в репетиторстве не были оценены по достоинству. — Где-то вдалеке негромко хлопнула дверь библиотеки, но Перси даже не заметил этого. — Тебя задевает, что в этот раз не тебя поставили в пример младшекурснику с твоего факультета?

Пенелопа была вынуждена сделать еще несколько шагов назад в проход между стеллажами.

— А ты не забыл ли о том, что цель занятия с отстающим учеником в том, чтобы он получил знания, а не в том, чтобы ты мог выслужиться перед деканом факультета? — подняв подбородок, ответила она, выдерживая суровый взгляд Перси.

— Не выслужиться, а оправдать возложенное доверие, — поправил ее Уизли. — Почему не может произойти и то, и другое — и Кармайкл получит свои знания, и профессор МакГонагалл убедится в том, что на меня можно возлагать подобную ответственность?

— Может, потому, что не случится ни того, ни другого? — усмехнулась Пенелопа. — Оглянись, Персиваль, Эдди давно уже ушел.

Обернувшись назад, Уизли действительно не увидел в библиотеке Кармайкла. Этот бездельник самовольно решил, что их занятие окончено.

— Я найду его позже, — ответил Перси, делая вид, что его это вовсе не задело. — А пока, может, ответишь мне, почему в последние дни ты так стараешься побольнее ужалить меня? Что я тебе сделал?

В первое мгновение Перси подумал, что и на этот вопрос у Пенелопы найдется достойный ответ, которым она в очередной раз проедется по его самолюбию. Но, к его удивлению, девушка покраснела и растерялась.

— Просто потому, что ты… настоящий болван, Перси Уизли! — толкнув его плечом, она высвободилась из тупика между стеллажами и, пройдя мимо гриффиндорца, выскочила из библиотеки, даже не положив свою книгу назад на полку. Все, что оставалось Перси — это смотреть в ее удаляющуюся спину с разметавшимися по ней собранными в хвост светлыми кудряшками.

Подойдя к ее парте, он захлопнул открытую книгу и прочитал название: «Поиск запретного. Проникновение в сокровенные тайны души». Перси взъерошил волосы на затылке. Он никогда бы не подумал, что Клирвотер увлекается подобной литературой.

__

(1) Invigoration Draught — животворящий эликсир — зелье, повышающего запас бодрости. Его изучают в Хогвартсе на пятом курсе.

(2) Impedimenta — Импедимента — задерживающее заклинание, останавливает цель в той позе, в которой она была. Если применить к летящему объекту, он зависнет в воздухе.

(3) T — Troll — Тролль — самая низкая оценка.

Глава опубликована: 30.04.2018
И это еще не конец...


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 16 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
 

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх