Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Диктатор (джен)


Автор:
Беты:
Sagara J Lio Части I, II, III, IV, V-... - стилистика, правописание, соответствие канону, Wave Правописание, логика событий, разумность, соответствие канону, InCome корректура
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Экшен, Приключения, Даркфик
Размер:
Макси | 4360 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
Нецензурная лексика, Насилие, От первого лица (POV)
Попаданец в Винсента Крэбба. Взгляд на события с другой стороны.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 26

Несмотря на отблески яркой, хм, нелюбви, мелькавших в глазах Малфоя-старшего, короткий разговор с ним оказался вполне себе конструктивным. За отличный самоконтроль и навык разделять дело и чувства я в очередной раз даже слегка зауважал его… Зауважал бы, если бы не был настолько увлечен свежеобразовавшимся важнейшим делом. Конечно, персонально участвовать в налете на тюрьму я не собираюсь, детство в попе у меня уже не играет, да и приключений и так по горло. Но посмотреть на то, как к этому будет готовиться учитель — это было бы очень познавательным опытом. И денежным, учитывая гильдейский контракт.

— И зачем же ты так срочно хотел видеть меня, ученик? — спокойно спросил, оторванный от своих несомненно важных дел, Волдеморт. Но в его тоне отчетливо слышалась неприкрытая угроза, а в руке, пока спокойно лежащей на подлокотнике кресла, уже была зажата волшебная палочка.

Темный Лорд настойчиво подозревал абсолютно всех, в том числе и даже своего единственного ученика, в принципе неспособного предать. Поэтому я, держа руки на виду, медленно и аккуратно полез к себе в карман, зацепился за краешек сложенного пополам и потом сплюснутого свитка, и неторопливо вытянул его на свет. Нить обета предупреждающе, но не сильно, нагрелась у меня на руке. "Как я и думал, письмо, написанное другим человеком, под клятву не попадает, однако остальные факты, связанные с ним — вполне. Но мне остальных и не надо! Волдеморт — не дурак, два и два сложит сам!" — подумал я.

— Вот, — протянул я учителю письмо и вежливо поклонился. Получить Аваду, особенно с моими клятвами, очень не хотелось. А уж получить ее так по-глупому…

— Подойди, — приказал учитель.

Волдеморт, не беря свиток из моих вытянутых рук, помахал над ним волшебной палочкой и пошептал какие-то неизвестные мне вербальные формулы. Явно проверял на какую-нибудь подставу. После чего проверенный свиток воспарил из моих рук и развернулся, вися в воздухе перед лицом учителя.

— Легилименс, — ожидаемо услышал я после прочтения послания Гильдии.

Естественно, даже без учета ученической клятвы, сопротивляться силой одному из мощнейших легилиментов современности я не мог. Кровью и происхождением не вышел. Однако успехи в окклюменции позволяли мне хотя бы следить куда именно "пошел" маг. Так, упершись в блок и немного, надо отметить, достаточно аккуратно, потыкавшись в него, Волдеморт покинул мою память и произнес:

— Понятно. И чего ты хочешь?

— Я хочу узнать…

— Стоп. Помолчи, — сразу же прервал меня Волдеморт. — Люциус, Хвост. Вы свободны.

— Да повелитель, — склонились в вежливом поклоне оба стоявших позади меня и ничем не выдавшие своего дикого любопытства мага, и безропотно вышли за дверь. "Хорошо их Волдеморт выдрессировал!" — отметил я про себя.

— Продолжай, — разрешил темный маг.

— Учитель. Вы, конечно же, собираетесь спасти из заключения своих старых, самых преданных соратников? — с утвердительной интонацией в голосе задал я этот не совсем вопрос. — И зная, что у вас есть планы, я хотел бы узнать, не помещают ли, или наоборот помогут…

— Нет, — опять прервал меня слегка скривившийся Волдеморт. — Не помешают.

—…? — попытлся я всем своим видом выразить вопрос, и, видимо, преуспел в этом.

— Не помешают потому, что таких планов у меня сейчас нет, — как приговор произнес Темный Лорд.

— Как же… — в растерянности прошептал я. Тут-то меня и пронзило молнией страшного понимания истинного положения дел. "Волдеморт не планирует(!) побега из Азкабана! А это означает, что… Что канон, чертов канон, нарушится! Из-за чего? Из-за… кого? Из-за… меня?" — в одной только этой мысли столько всяких смыслов и столько из этого вытекает следствий, чудовищно неприятных для меня, что я не удержался и рискнул спросить:

— Но почему?.. Метку же я ставил тогда именно для этого…

— Потому, что для силового решения вопроса освобождения моих друзей требуется нейтрализация внешнего кольца защиты, состоящего из, как ты отлично знаешь, подконтрольных Министерству дементоров. Для того, чтобы создать магический… хм, манок, требуется темный маг с родовыми магическими дарами в некромантии. А единственного такового среди моих друзей убил именно ты!

— Но… Но…— пораженно прошептал я, окончательно осознав, что слепой надежды на ползущий по проторенной колее канон у меня больше нет и, теперь и навсегда, быть не может. — Логан Крэбб не был некромантом! У него был светлый дар… Целительства…— зацепился у меня разум за единственно, что мог найти в свое оправдания. Глупое, но какое уж есть.

— Ха-ха-ха, — зло рассмеялся Волдеморт. — Неужели ты до сих пор, ученик, не знаешь, что магическая женитьба, как и любые другие формы принятия в род, это далеко не просто так? Не я ли рассказывал тебе, что вхождение в древний чистокровный род всегда сопровождается не только новыми обязанностями, но и приятными магическими эффектами для принятого? Ты, ученик, имеешь наглость игнорировать мои уроки?

А вот сейчас искать правильный ответ долго не пришлось.

— Нет, учитель. Конечно же, нет, — помотал головой и на всякий случай снова низко поклонился я.

— Хм… Я проверю… — с выражением произнес Волдеморт. И после долгой, напряженной паузы сказал: — …позже. — Еще одна пауза, после которой Темный Лорд продолжил. — В роду Крэбб издревле были, есть и будут некроманты и маги крови, так что принятый обязательно тоже получит этот дар. Любой принятый. Даже светлый целитель, такой как Сметвик-Веллстоун. Да. Всю остальную темную магию Логану применять было настолько сложно, что он ею практически не пользовался, но некромантом он стал очень неплохим. Не сильным, не очень искусным, но крепким середнячком. Однако, дело здесь совсем не в этом.

Дар Магии, это не только и не столько сильные заклинания. Основное преимущество мага, имеющего Дар — это возможность делать то, что принципиально недоступно другим. Пусть у кровных Крэббов, у той же Лилианны, темномагические заклинания и ритуалы выходили быстрее, легче и с большим эффектом, но... Так, например, я хоть и невероятно сведущ в Темной магии, но некоторые вещи мне… даже мне, Темному Лорду… не под силу совершить из-за отсутствия дара. А вот Крэбб — мог попытаться. Пусть с плохими шансами на успех, но мог…

В разговоре повисла очередная пауза. О чем думал Волдеморт, я не знаю, мои же мысли продолжало полностью занимать понимание порушенности канона. "Моими, бля, собственными, руками! Но кто же знал, что смерть всего одного второстепенного мага-пожирателя так критична в "сюжете", ставшем для меня жизнью? А, с другой стороны, несмотря на все круциатусы Темного Лорда, я, похоже, до сих пор все еще где-то в глубинах подсознания продолжаю воспринимать окружающее как сон или некую виртуальную реальность! А не реальный мир! Вот так вот отзываются вбитые в детстве безусловные императивы о невозможности магии: "такого не бывает никогда, потому что не может быть никогда!" В реальном же мире никто, в том числе некие отсутствующие здесь высшие силы, не будет соблюдать пресловутый "канон" в угоду идиоту-попаданцу!

И что мне теперь со всем этим делать? Как исправить? Не будет побега, не будет и свары в Отделе Тайн, не будет… Ничего не будет! Точнее, что-то обязательно будет, но не будет моей главной халявы — послезнания. Того самого преимущества, ради которого я влез в кабальные долги к кому только можно и к кому нельзя! Называется, "пожалуйте в непредсказуемый настоящий мир"! И даже хрен с ней, с победой Поттера и Ордена Жаренного Ко-ко-ко. Для меня это будет, пожалуй, самым лучшим вариантом. Я настелил уже, а также продолжу стелить и в дальнейшем "соломку", поэтому не окажусь в Азкабане без суда и следствия. А если этой самой победы не будет?

Ведь там, в каноне, все на таком тонком волоске висело! Что, если он, этот тонкий волосок, из-за каких-то моих действий, пусть непрямых, случайных, рикошетом, но… просто оборвется? Что делать мне в случае победы учителя? Пожизненные мучения с мучениями посмертными? Более того, победа Волдеморта, может очень и очень плохо кончиться не только для меня лично, но и для магического мира. Как минимум Британского, а как максимум вообще всего! И маггловского. А мои обеты? Как мне тогда выполнить Хельгин?

Почему я так боюсь победы Волдеморта? А потому, что, несмотря на то, что Темный Лорд очень умен, отличный учитель и великолепный покровитель, с которым не решится связываться даже конченный отморозок, он все равно остается безжалостным, своенравным, а также весьма и весьма неразборчивым в средствах магом. Плюс, иногда его совсем переклинивает, и чего тогда от него ожидать — совершенно непонятно. Понятно только, что выбор в таком случае будет стоять между лютым ужасом и полным кошмаром. Причем не только для виновника, но и для просто неудачно попавшего под горячую руку этому магу. И самое печальное, что под такое непредсказуемое поведение совершенно нереально подстроиться! Вообще никогда не знаешь, как среагирует Волдеморт на следующие твои слова или действия! Рассмеется или отркуциатит. Да и статистика здесь не роляет совсем: на одно и то же поведение реакция может быть абсолютно разная. Короче, будь дело в реальном мире, то с таким начальником работать невозможно. Я бы без разговоров сразу же уволился. Вот только уволиться у Волдеморта можно только на тот свет, где меня с нетерпением ждут…

"Сам выбирал…"

Отстань!

…Таким образом получается, что если я не хочу, чтобы мои худшие страхи, о которых я размышлял еще на первом курсе сразу после попадания, стали ужасной явью, все сотворенное мной нужно срочно исправлять. М-да. Всю жизнь мечтал натягивать мир на канон…"

— Я тоже некромант! — пробормотал я тихо, но Волдеморт услышал.

— Ты в некромантии еще даже до второго курса не дошел, ученик! А уж до СОВ тебе… Впрочем, хочешь попробовать? — как-то слишком уж небрежно и одновременно вкрадчиво произнес Волдеморт.

"Инициатива имеет инициатора — все как в маггловском мире" — первой пришла мне в голову мысль, но ее тут же перебила другая — спокойно-логичная и холодно-отстраненная. Таких, как я стал замечать за собой, в последнее время стало как-то слишком много. Нужно будет провериться у соответствующего специалиста. Потом. Когда схлынет накал событий. А то, как совершенно верно сказала в каноне Грейнджер: "Гарри, даже в магическом мире слышать в голове голоса — плохой признак!"

"Судя по тому, что учитель, имеющий право просто приказать, интересуется твоим мнением, дело пахнет опасностью настолько серьезной, что даже Волдеморт не рискует брать на себя ответственность. Хочет переложить магический откат или ответственность со своей головы, на мою?"

Хотя… А что мне еще остается делать? Если посмотреть внимательно, то на одной чаше весов лежит неизвестная и возможная угроза моей жизни, а на другой — однозначная и безальтернативная. Ведь знание канона в ставшем "неканоном" мире из сомнительного преимущества превращается в опасную для жизни слабость. Таким образом из двух зол лучше выбрать меньшее…"

Я громко сглотнул и хриплым голосом произнес:

— Я, я… — запинаясь, прошептал я. "Черт! Как же не хочется во всем этом говне участвовать!"— Я согласен…

— Чу-у-удесно-о-о, — довольным и злым голосом прошипел Волдеморт. — Сонорус. ХВОСТ!

— Да, господин, — спешащий на зов хозяина Питер торопился так, что, вбежав в зал, споткнулся и кубарем пролетел метра три.

— Хватит отдыхать, Хвост, — подошедший Темный Лорд легонько толкнул стенающего Петтигрю ногой в бок. — Вставай. У меня для тебя есть важная работа…

Именно с этих слов начался мой отдых. Точнее "каникулы".

Встреча с наемниками, назначенная на второе января, прошла в максимально рабочей обстановке. Переговорная комната в Гринготтсе. Пятеро ждущих меня внутри магов. Предъявленное письмо-пропуск. Быстрое знакомство и подписанный всеми стандартный гильдейский контракт-клятва. Кстати, очень интересный контракт.

Согласно этому магически укрепленному пергаменту именно я, пусть и формально, считался нанимателем для данной штурмовой группы. Магов я нанимал, как это было описано в открытой для всех шапке контракта: "для проникновения в некое магически защищенное помещение с целью изъятия некого предмета". Формулировка была столетия назад отработана и могла прикрыть практически все мыслимые заказы. Начиная от посещения спальни соседки по парте с целью незаметно положить ей букетик цветов на подушку и заканчивая штурмом Министерства.

Все остальные, самые интересные, определяющие цель контракта подробности, убирались под магическую клятву молчания. Достать что-либо из под которой было так же легко и просто, как и сломать непреложный обет.

После подписания контракта, не теряя времени даром, пятерка магов сразу же ознакомила меня с уже готовым планом штурма. Кстати, гильдейская команда собралась — полный интернационал. Командир — немец. Три боевых мага — испанец, финн и китаец. Медик — вообще негр. Поначалу они восприняли меня закономерно прохладно. "Пацан, еще и шестнадцати нет, а уже лорд. Сейчас пойдут дешевые понты и детская спесивая глупость. Как бы не пришлось переделывать уже хорошо проработанный план…" — так, наверное, с грустью думали они. Но после того, как я должным образом представился и немного рассказал о себе, зарождающийся в общении ледок треснул. И чтобы уж совсем смолоть его в порошок, я, чтобы похвастаться достойной репутацией в Гильдии, снял мантию и рубашку. В таких случаях нельзя пренебрегать даже самой малой возможностью расположить к себе своего собеседника.

Показ мной татуировки дал желаемый эффект. Нет, никто меня "лобызать в уста сахарные" не стал. Переговоры как были, так и продолжали обещать быть сложными, однако акцент немного сменился. Потеплел. И чтобы не дать ему опять подмерзнуть, я пообещал как-нибудь пересечься и за стаканчиком "не чая" рассказать любопытным магам про ту Охоту и того дракона. Что за пределами клятвы-контракта, естественно.

Итак, возвращаясь к плану. Если не вдаваться в неинтересные технические подробности, то он был следующим. Немагическим образом (то есть без использования аппарации или портключа) добраться до Азкабана. Взломать стены. Взять то, что нужно. Уйти все тем же немагическим способом. Гильдийцы берут на себя решение следующих задач: доставку меня до Азкабана; проникновение сквозь стены крепости; нейтрализацию охраны из волшебников. Таким образом на мою долю оставалось только отвлечение дементоров и самоэвакуация.

А где же здесь освобождение гильдийских магов? А нигде. В целях конспирации и запутывания следов даже намека на это в как-бы полностью защищенном бланке нет. Все утоплено в формулировках стандартного гильдейского контракта (кстати, одобренного еще на заре создания Гильдии самой МКМ, о чем сейчас последняя, если я хоть что-нибудь понимаю в этой жизни, очень и очень сильно жалеет): "допускаются трофеи, на которые не претендует заказчик". В число таких трофеев, с учетом вполне себе распространенного в магическом мире рабства, включалось в том числе и "движимое двуногое имущество".

И траты. Опять траты. Ровно половина переданных мне Тикнессом средств ушла обратно Гильдии. С другой стороны, все было как бы официально и честно. Раз я нанимаю отряд, то и платить им должен именно я. Однако, учитывая тот факт, что Гильдия со мной расплатилась совершенно не скупясь, потеря половины полученных денег была не такой уж болезненной. Как говорится, "легко пришло — легко ушло".

Точное время начала миссии оставили на мое усмотрение, так как у гильдийцев уже все было готово. Прям хоть сейчас — на штурм. Почему же тогда именно я указывал дату? Да потому, что основной преградой были именно дементоры, нейтрализовать которых должен был проведенный мною ритуал. Ритуал, который передали мне только что, то есть, я его еще не то, что не готов был проводить, но даже и не прочитал. Сколько я буду готовиться, так сразу по понятным причинам я ответить не мог, однако мне настойчиво порекомендовали долго не тянуть и определиться не позднее апреля месяца.

Вернувшись после переговоров к себе домой, я застал там привычную сцену. Волдеморт в очередной раз прессовал Петтигрю, а тот изо всех сил пытался отвертеться от поручения.

— …не меньше пяти каждый день. Понял меня? Не меньше пяти! Причем материал должен быть высшего качества!

— Но, господин, где же я достану столько…— ныл Хвост, но был резко оборван Темным Лордом, явно теряющим свое и так невеликое терпение.

— Ты хочешь оспорить мой приказ, Питер? Выполняй! — Питер склонился в поклоне и с обреченным видом аппарировал прочь. — А ты, ученик, подойди. У меня для тебя есть подарок на прошедшее Рождество…

Чего ожидают люди от Рождества и Нового Года? Конечно же — чуда! Или, если чудо невозможно, то хотя бы подарков. У кого-то они принимают форму веселого праздника с кучей коробок и коробочек под елкой, о которых целый год упрашивались папа и мама с дедушками и бабушками. У кого-то — феерверков и долгой ночной прогулки с различными веселыми приключениями и шалостями или даже поцелуями, которыми можно будет хвастаться весь январь. У кого-то — отличного секса, у кого-то — гордой встречи с детьми, привезшими своих внуков к любимым бабушке и дедушке. Подарки и приятное времяпровождение могут принимать совершенно разные формы. Но вот даже среди конченных извращенцев вряд ли найдется тот, кто мечтает на каникулах о непрерывной работе… патологоанатома.

Мне же не повезло. Моего желания никто не спрашивал, а ожидал только ответных восторгов и благодарностей. Ведь именно такой "подарок", "выучить и создать первое в своей жизни заклинание из высшей магии из некромантии", преподнес мне на этот Новый Год Темный Лорд. Можно было бы только восхититься приобщением к вершинам родового мастерства, вот только некромантия, как бы ее там себе и другим ни представляли далекие хотя бы от банального морга магглы, никогда не была аппетитной наукой…

На переданном гильдией пергаменте, увеличенном заклинанием до размеров настенного плаката, был нанесен рисунок, чем-то напоминающий по стилю знаменитого Витрувианского человека. Однако вместо наглядной демонстрации пропорций человеческого тела в чисто просветительских целях, этот рисунок служил совсем иному. На нем четко и подробно было изображено где и что резать по чужому телу, дабы провести ритуал и одновременно причинить жертве строго определенную, чуть менее, чем абсолютно нестерпимую боль.

И именно это в строго определенной последовательности я должен был "перенести" на живого человека. Точнее, в качестве тренировки, сначала на добытый Хвостом труп немолодого мужчины.

— Не спеши, — вдохновенно просвещал меня Волдеморт. — Сначала — примерься. Отложи ритуальный нож, возьми стило. Нанеси рисунок на поверхность материала. Потом деревянным ножом поводи по линиям. Приноровись… Приучи руки… Режь — аккуратнее, — напутствовал меня советами учитель. — Не дави сильно, но и не бойся. Сейчас у тебя спокойный хладный труп, из которого даже не течет кровь. В реальности тебе придется иметь дело с брыкающимся и изрыгающим проклятья… Впрочем, почему бы немного не усложнить?.. — и Волдеморт направляет волшебную палочку на труп, который под моими руками из холодного и неприятно пахнущего тут же превращается в теплый и резко смердящий гнилью. Желудок мгновенно прыгнул к горлу, и я скорчился в приступе рвоты.

Проблевавшись, почистив за собой и попив воды "из палочки", я, наконец, начал работу.

"Я просто патологоанатом. Я не делаю ничего такого…" — как мантру твердил я себе, стараясь абстрагироваться от осознания того, что именно делают мои руки сейчас, и что им придется делать после. Не на тренировке.

"Совсем уже натурализовался? Любимая английская тема: "если не нарушаешь писанного закона, то ничего порицаемого в твоих действиях нет", да? А то, что Хвост ради этих трупов кого-то там убивает, совсем не твое дело? Раз лично ты ни при чем?"— ехидно спросил меня внутренний голос.

"Да. Это не мое дело. И я действительно ни при чем. Не отвлекай меня больше, совесть."

"Хорошо. Ты выбрал…"

Первую попытку я ожидаемо запорол. Запорол и остальные пять тел, подготовленные Хвостом на этот день. Более-менее удовлетворительной Волдеморт признал лишь пятидесятую, или пятьдесят вторую, сбился со счета, итерацию. После которой мне дали целых полдня на отдых и "кристаллизации" полученного опыта.

Кстати, ради удовлетворения паранойи учителя как посадили меня в начале года на "казарменное" положение, так я безвылазно и сидел в у него поместье. Отлучался оттуда хоть на миг мне было строжайше запрещено, поэтому отдыхом для меня стали мрачные размышления и отсутствие очередного трупа на разделку.

К концу дня мои мозги, отошедшие от непрерывного стресса, наконец заработали на полную, и я с очень серьезным вопросом пошел к Волдеморту.

— Учитель, можно спросить?

— Да, ученик.

— Я научился проводить ритуал из высшей некромантии за неделю…

— Еще не научился, нужен не тренировочный, а реальный ритуал с реальным принесением жертвы, но… пусть будет так. В чем вопрос?

— Учитель. Если я, школьник, пусть и с нужными дарами, научился всего за неделю(!) — выделил я голосом ключевые слова, — проводить ритуал, то неужели у Гильдии, которая собирает таланты со всего мира, не найдется соответствующего специалиста?

— Ха, — довольно улыбнулся Волдеморт. — Наконец-то ты, ученик, начал задавать правильные вопросы. А то я уже почти отчаялся и собирался простимулировать твою мыслительную деятельность. — "Круциатусом или чем похуже" — достроил я про себя фразу Темного Лорда. — Запомни, ученик: ничто не может служить оправданием неудаче! А способность мыслить в любой ситуации отличает нас от животных и магглов! Вот, — Темный Лорд призвал свиток с ритуалом, черкнул что-то там своим ногтем-когтем и бросил мне. Кстати, предоставленное гильдийцами описание Темный Лорд с любопытством прочел и даже не стал там ничего менять. Своеобразный знак качества, так сказать.

— "Кровь и боль земледержателя"? Это что? То, что я думаю?

— Да, ученик. Нужна кровь того, кто властвует на данной земле. То есть, в нашем случае, Британской королевской семьи.

— Мы что, похитим… королеву? — опешил я.

— Нет. К счастью, в ритуале допускается любой носитель до третьего-четвертого колена. Слабую концентрацию придется возместить всего лишь большими магическими затратами, усложненной и увеличенной в размере магической фигурой и более насыщенными мучениями жертвы. Если маггловской королеве в ритуале достаточно было бы просто перерезать горло, то другим… Другим придется пожалеть о том, что они родились… Очень пожалеть!

— А-э-м… — произнес я. Благодаря усиленным "тренировкам" последней недели я как-то из защитных соображений абстрагировался от того, что в ритуале мне придется потрошить не труп, а живого человека.

— Не волнуйся. Материал найдет Хвост. Он же подготовит площадку со всем необходимым. Ты же сконцентрируйся на подготовке к ритуалу.

— Но…

— Лучше подумай о том, что попросить у освобожденных…

— А я могу? — удивился я. — Разве…

— Что?

— Разве не вам должны будут они быть благодарны за свое освобождение? — удивился я.

— Не следует оскорблять меня, — прошипел мгновенно разъярившийся Волдеморт, — ученик! Мне не нужны чужие достижения! У меня достаточно своих, чтобы не воровать! Я же тебе сказал, что у меня в планах их побега сейчас не было! Значит и награда, и воздаяние — все твои!

— Простите, учитель…

— …Но чтобы получить благодарность весьма и весьма небедных древних родов тебе придется сделать все как надо и с первого раза. Без тренировки. Слишком уж заметный и специфический магический выплеск дает такой ритуал. Настолько, что он пройдет даже сквозь защиту моего поместья!

К тому же, — после паузы опять совершенно спокойно продолжил Волдеморт, — есть еще и другая, более важная причина, по которой Гильдия не хочет связываться с таким ритуалом.

Дело в том, что Гильдия создавалась в уникальный момент. Тогда, много лет назад, у новорожденной Международной Конфедерации Магов еще не было своих боевых отрядов. Точнее, именно будущая Гильдия и была их боевыми отрядами. Поэтому связываться с ренегатами новоявленные правители стран может быть бы и хотели, но… Не решились. Слишком смутными были шансы на победу, слишком неприемлемо тяжелые прогнозировались потери, слишком шатким стало бы положение национальных правительств даже при самом лучшем варианте. Поэтому Гильдия получила такие преференции, о которых нынешним наемникам остается только мечтать.

Однако время идет. Как заматерели члены МКМ, так ослабла Гильдия. Из рыцарского ордена, на сто процентов состоящего из безжалостных бойцов, она превратилась в обычную… по-маггловски говоря, фирму, где полно слабаков-приспособленцев. В связи с чем на те обязанности, которыми при заключении договора были разбавлены права, приходиться теперь обращать серьезное внимание. Каким бы невыгодным это ни было.

Одним из таких обязательств было не вмешиваться субъектом в политику членов МКМ. А что иное, как не личное вмешательство в политику — штурм принадлежащей Магической Британии тюрьмы? Да еще при помощи такого ритуала? Ритуал, кстати, настолько грязный, — Темный лорд змеино улыбнулся, — что тебе, ученик, следует очень постараться и не попадаться Аврорату. Моя метка намного менее серьезное прегрешение, чем такое нарушение Статута. Чернейшая из чернейших магий! Человеческое жертвоприношение! Жертвоприношение родственника правящей династии! Получить за этот набор всего лишь пожизненный Азкабан — это еще невероятное везение. Да и Поцелуй Дементора — это милосердие.

— Учитель, но разве есть наказание страшнее Поцелуя? — удивился я.

— Нет ничего страшнее смерти, ученик. Но даже к ней можно быть отправленным такой дорогой, что ее хочется пробежать побыстрее, — настолько мрачным тоном произнес Волдеморт, что я понял, лучше больше эту тему не поднимать. Хотя бы — сейчас. Поэтому я решил вернуться к первоначальной теме разговора.

— Учитель, но заказчик же все равно в итоге Гильдия? В чем же тут дело?

— Почему Гильдия? Формально нанимаешь их именно ты… Твоя свободная воля, твой приказ.

— Но деньги же все равно принадлежат Гильдии? Где уж тут тогда "свободная воля"?

— Ха. Они дали деньги, но никто тебя не принуждал их брать! И даже взяв — выполнять то, за что было заплачено. Знал бы ты, сколько таким вот образом прогорело магов в самом начале Статута! Магглы брали деньги и внаглую либо сдавали своих кредиторов инквизиции, либо вовсе просто не исполняли то, что заказывали им маги. Маги, пытавшиеся таким вот образом переложить ответственность на другого, в итоге оставались совсем ни с чем. Если не считать славы всеобщего посмешища.

— И что, такое kidalovo маги спокойно прощали каким-то там слишком наглым магглам?! — удивился я настолько, что машинально вставил слово из родной речи. Даже не подумав, поймет ли Волдеморт сленг, или нет, тем более чужого языка.

— Конечно же, магглов после этого убивали. Зачастую, вместе с семьями и даже соседями. Но это уже серьезное преступление перед Статутом, жестоко карающееся, если о нем стало известно и маг-преступник оказывался пойман. Если был пойман, — подчеркнул Волдеморт с непонятным выражением посмотрев на меня.

— Но тогда, можно же стереть себе память, принести непреложный обет о неразглашении. И на суде…

— Слишком уж фамильярничать с обливиэйтом не стоит. Всегда остается шанс стереть не то, что нужно, при этом то что нужно стерев не до конца. В аврорате тоже сидят не дураки, а способы выудить информацию из-под Обливиэйта ищут столько же лет, сколько существует само заклинание. И даже иногда находят. Что же касается обетов… Дураков приносить непреложные обеты не так уж много, и количество их уменьшается с каждым новым поколением.

Так прикрывать свои темные делишки недальновидно и опасно. Жизнь дороже всего! Допросы бывают не только в суде! Да и там далеко не всегда с каждым будут так вежливы, как это было с тобой, лорд. Зачастую в средствах просто не стесняются, так что вопрос стоит или-или. А ни одна тайна не стоит жизни! Не говоря уже о том, что просто невозможно прикрыть клятвой абсолютно все, а значит приносить ее просто глупо. Есть свидетели, клятва с воззванием к Магии, некромантия в конце концов. Не существует, к счастью, или к сожалению, тут с какой стороны посмотреть, ничего, что при должном желании и настойчивости, рано или поздно, не стало бы явным для настойчивого мага…

В разговоре повисла глубокомысленная пауза. Когда разговор продолжился, Волдеморт вернулся к предмету обсуждения — Гильдии.

— Договоры, писанные на бумаге магглами, это тебе не непреложный обет или проклятие на добровольной жертве старика Забини. Которому — все едино: уничтожит всех, начиная с исполнителя и кончая истинным заказчиком. Именно из-за этого богатейшие семьи не имеют никакого дела с магглами. Кому же понравится, когда его обманывают или предают?

— Совсем не имеют? — удивился я. — Это же золотое дно, торговля или контрабанда из маггловского мира в наш и обратно!

— Официально не имеют. И с законопослушными магглами… И обе стороны такой торговли — вкусная цель как для магглов-инквизиторов, так и для аврората.

Глава опубликована: 02.01.2018


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 12181 комментария)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх