↓
 ↑
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Ведьмы в Средиземье (гет)



Автор:
Бета:
Рейтинг:
R
Жанр:
Попаданцы, Приключения, Юмор, Экшен
Размер:
Макси | 185 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждения:
AU
Еще одна история о попаданках в Средиземье. Только здесь нет ни "обычных российских студенток", ни юных красавиц, потерянных в младенчестве, вместо них - три ведьмы из Плоского Мира. Что означает скверный характер, любовь к выпивке и немножко раздвоения личности.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

3

— Финтят чего-то парни, — первой высказалась нянюшка. — А ты что думаешь, Эсме?

Матушка величаво склонила голову.

— Несомненно.

— Погодите... Так вы что, считаете, гномы солгали нам? — изумилась Агнес. — Но у них такие открытые, честные лица!

— Э-э, милочка, — усмехнулась нянюшка. — С честным лицом врать, оно всегда лучше. Убедительнее. Я вот всегда так делаю.

— И все же, — настаивала Агнес. — С чего вы взяли, что они обманули нас?

— Ну, для начала, с того, что никакие они не торговцы, и уж точно не простые. Чтобы это понять даже ведьмовской дар не нужен, достаточно просто смотреть глазами и думать головой.

Матушка глядела покровительственно и свысока, и Агнес стоило труда не отвести взгляд:

— И тем не менее?

— Ну если ты настаиваешь, — криво усмехнулась матушка. — Во-первых, если они торговцы, то где же товар? Мы ничего похожего не видели. А если товар распродан, то где барыш? Одежда у них в большинстве весьма скромная, к тому же изрядно потрепанная...

— Словно кошка с помойки притащила, — пояснила нянюшка.

— Во-вторых, оружие. Зачем простым торговцам столько?

— Для эм-м... защиты? — предположила Агнес и продолжила уже увереннее. — От разбойников, например. И вообще, они же гномы! Это их культурная особенность. Когда я жила в Анк-Морпорке, к нам в Оперу ходило много гномов, и все — с топорами. В бархатных чехольчиках.

— Это очень мило, золотко, что ты именно сейчас решила поделиться подробностями своей окологламурной жизни, — сладко пропела нянюшка. — Но у одного только блондинчика ножей при себе столько, что хватит на целую скобяную лавку!

— Его зовут Фили, — вздохнула Агнес.

— Не существенно, — припечатала матушка и продолжила. — Я надеюсь, ты способна уловить разницу между "культурными особенностями" и хорошо вооруженным отрядом? И, в-третьих, их предводитель. Вот уж кто не прост, и ну ни капли не похож на торговца.

— У него руки кузнеца, — согласилась нянюшка. — Совсем как у моего Джейсончика. И у покойного господина Ягга такие же были. Кузнеца всегда по рукам узнать можно.

— И тем не менее, — задумчиво протянула матушка. — На обычного кузнеца он не больно-то похож. Повадки не те, взгляд, осанка, голос...

— Это все хорькизма, — с важным видом покивала нянюшка. — Вот как это называется.

— Я бы сказала, что поведением он чертовски смахивает на короля. Возможно, на бывшего, или на того, кого воспитывали королем, или на того, кому суждено им стать. Есть в нем что-то такое, монаршеское.

— Вы так рассуждаете о королях, матушка, будто много их повидали.

— Уж мы-то с Эсме насмотрелись, не то слово! У меня в прачечной одно время их развелось, что блох на дворовой собаке — ну просто шагу нельзя ступить, чтобы не вляпаться в очередное величество.(1) На любой вкус и цвет, как говорится.

— И что мы имеем в итоге? — вернулась к исходной теме матушка. — Хорошо вооруженный боевой отряд под предводительством кого-то, подозрительно похожего на короля, направляется куда-то по секретному делу. "Простые торговцы"? Ха!

"Что ж, если так посмотреть, это и впрямь выглядит подозрительно", — вынуждена была признать Агнес, но отступать так просто не собиралась: старшие ведьмы и так слишком часто выходили в спорах победительницами, и когда такое случалось, их зазнайство становилось совсем уж невыносимым.

— Вот я и говорю: финтят коротышки, — подытожила нянюшка.

— Они же одного с тобой роста, Гита. А некоторые и повыше будут.

— Вот я и говорю: коротышки!

— А с чего это вы взяли, что у них именно секретные дела? — Агнес наконец отыскала аргумент, показавшийся ей достойным. — Может, они просто личные?

— И что же это за личные дела такие... — хором обрушились на нее обе ведьмы, матушка — ехидно, нянюшка — с возмущением.

— ...за которые нужно браться вчетырнадцатером?

— ...в которые нельзя посвятить добрых друзей, вроде нас?!

— Но, нянюшка, ведь мы же всего полчаса знакомы!

— Это не оправдание!

Чувствуя, что, как бы ни старалась, этот спор ей не выиграть, Агнес постаралась переменить тему:

— Так что же нам теперь делать? Собираться домой?

— Домой мы всегда успеем, — отозвалась матушка. — Сперва я хотела бы понять, что здесь творится. И коли добровольно они откровенничать не желают, что ж, поглядим, так ли эти ребята скрытны между собой.

С этими словами матушка оторвала от бревна, на котором сидела, большой кусок коры. Осторожно стряхнула с него жуков и личинок и краем острой щепки нацарапала несколько слов, затем, закрыв глаза, она откинулась спиной на ствол дерева и как-то обмякла...

А несколько секунд спустя юркий лесной зверек, почти не заметный в траве, резво припустил туда, куда чуть ранее ушли гномы.


* * *

Разыскать троллье логово оказалось для гномов не такой простой задачей, как они думали поначалу. Идти по следу не получалось, ведь истоптано и изрыто было буквально все вокруг. Впрочем, некоторое время спустя острый глаз волшебника приметил черный провал между камней, означавший вход в пещеру.

— Тут все добро троллей, — пояснил Гэндальф, первым ступая под каменный свод. На входе потолок пещеры нависал так низко, что волшебнику пришлось пригнуться, а тролли, должно быть, и вовсе проникали в свое убежище на четвереньках или ползком.

— Ну и вонища! — скривился Двалин.

Нори азартно потирал руки:

— Ну-ка поглядим, что здесь есть!

— Будьте осторожны, прикасаясь к чему либо, — предостерег спутников Гэндальф.

Казалось, что тролли сгребли сюда все без разбора. Вдоль стен и под ногами валялись: ящики, разбитые горшки, чьи-то кости, полдюжины шлемов различного фасона, дверца от буфета, фрагменты доспехов, изголовье кровати, тряпье, чугунный котел, коромысло, какой-то сундучок...

— Эгей, а вот и что-то стоящее!

В неровном свете факела заблестели золотые монеты.

— Очень обидно оставлять все это здесь, — заметил Бофур. — Вдруг кто найдет...

— Согласен, — деловито кивнул Глоин. — Нори! Тащи лопату.

Тем временем в другом углу пещеры Торин Дубощит успел обнаружить кое-что любопытное.

— Эти мечи ковали не тролли, — проговорил он, любуясь отсветами пламени на лезвии клинка.

— И не лучшие кузнечные мастера из числа людей, — согласился с ним Гэндальф. — Они выкованы в Гондолине высшими эльфами. Лучших клинков нам не найти.

— Что это? — вдруг вскинулся Торин, вглядываясь в густую тень в углу пещеры.

— Где?

— Там кто-то есть! Двалин, а ну-ка посвети.

Что-то маленькое и бурое метнулось прочь.

— Это что, крыса? — Бильбо передернуло от отвращения.

— Ласка, — ответил Двалин, успевший приметить белую грудку зверька. — Наверное, искала здесь мышей или слизняков, а может, тролльи объедки.

— Уходим, — скомандовал Торин. — Здесь мы уже все осмотрели.

— Еще минутку, — попросил Глоин. — Тут есть еще монеты. Нори, сгребай пока это в яму. Бофур, глянь, под теми разбитыми горшками ничего не завалялось? Это, парни, будет наш долгосрочный вклад...


* * *

Матушка Ветровоск очень спешила. Услышанное в пещере казалось ей слишком важным, чтобы доверить эти сведения коротким лапам ласки, так что матушка прибегла к помощи пролетавшей мимо сойки.

Всему виной было слово, невзначай оброненное Гэндальфом — "эльфы". Одно лишь воспоминание о них действовало на ведьму, как красная тряпка на быка.(2)

Подумать только, эльфы!

Из всех гнусных, отвратительных тварей, с которыми ей когда-либо приходилось иметь дело, они без сомнения были худшими.

Ведь будем откровенны, да, среди людей порой встречаются отборные мерзавцы, да, гномы в своей воинственности частенько переходят грань между милым чудачеством и опасным для окружающих беспределом, тролли в большинстве своем просто неотесанные дикари, а Нак Мак Фигли и подавно сущее бедствие... Но при всем внешнем несходстве у всех этих созданий было нечто общее — душа. Пусть отдельные представители видов могли на поверку оказаться подонками, но, говоря в целом, люди, гномы, тролли, что уж там, даже многие умертвия, вовсе не были плохими.

А вот эльфы — были.

Сойка присела на нижнюю ветку, потом опять взлетела и отправилась дальше уже без пассажира. Матушка открыла глаза.

"Что ж, по крайней мере здесь их нет," — с мрачным удовлетворением подумала она, осматриваясь.

На поляне и правда за время ее отсутствия почти ничего не изменилось. Разве что костер прогорел, а посреди костровища торчали вертикально воткнутые в землю две палки с надетыми на них башмаками. Чуть в стороне, устроившись на груде оставленных гномами дорожных плащей и тулупов, похрапывала нянюшка.

Матушка потрясла ее за плечо.

— Гита, проснись.

— А? Что? — пробурчала та, но увидев выражение лица приятельницы, моментально стряхнула с себя сон. — Что случилось?

— Где Агнес? — вместо ответа спросила матушка.

Нянюшка неопределенно махнула рукой.

— Ушла куда-то. "Осмотреться," — так она сказала.

— Босиком? — матушка кивнула на болтавшиеся над костровищем башмаки.

— Молодежь, — пожала плечами нянюшка с таким видом, будто это слово все объясняло. — Да все с ней в порядке, — ответила она на невысказанный вопрос матушки. — Случись с ней что, мы бы уже об этом знали, как и все на пять миль вокруг. В чем дело, Эсме? У тебя что-то на уме, я же вижу. Выкладывай.

— Гномы нашли там кое-что, в троллей пещере. И это меня беспокоит. Похоже, это дело их рук.

— Их? Кого это?

— Ты знаешь, о ком я говорю, Гита. Они. Сверкающие. Сказочный народец. Дамы и Господа — называй, как хочешь.

На пару секунд нянюшка застыла с открытым ртом. "Эльфы?!" — беззвучно выдохнула она одними губами. Матушка кивнула с самым мрачным видом.

Нянюшка же подскочила на ноги, тараторя с невероятной частотой:

Они здесь?! Железо, срочно нужно железо... Жаль, коротышки забрали все топоры! Пони! Чего расселась? Ну-ка давай помогай! Что выбираешь: держать копыто или сдирать подкову?

— Гита, стой! — крикнула матушка в стремительно удаляющуюся спину. — Их здесь нет.

Нянюшка резко затормозила, облегченно выдохнула.

— Нет? Уф-ф! Тогда о чем речь?

— Гномы нашли их клинки.

— Э-э... — нянюшка беспечно махнула рукой. — Я давно уяснила, всяк клинок не опасен, если нет руки, способной воткнуть его в меня.

Стальные клинки, Гита.

Нянюшка сморгнула.

— Ты имеешь в виду медные?

— Нет. Определенно стальные.

— Но ведь они не умеют обрабатывать железо! Да что обрабатывать, касаться его не могут! Это единственное, что может их остановить!

— И тем не менее это так. Я думаю... Опасаюсь... Что если они нашли способ адаптироваться?

Нянюшка как стояла, так и села.

— Тогда нам всем крышка, — она крепко зажмурилась и потрясла головой, будто рассчитывая, что так все мысли утрясутся. — Погоди, Эсме, так дело не пойдет. Давай-ка по порядку: это точно сталь? Ты сама видела?

— Не четко, — вынуждена была признать матушка. — Гномьи спины заслоняли обзор. Но Торин видел. Уж кузнец-то способен отличить стальной клинок от медной поделки.

— Это да. Кузнец может... А это точно их рук дело?

Матушка на миг замялась.

— Со слов волшебника.

— Ну так это другое дело! Да эти волшебники не в состоянии правую руку от левой отличить без подсказки. От ихней братии толку чуть.

— Да знаю я! — огрызнулась матушка. — И все же мне тревожно.

— Что так?

— Ты сама подумай. Ведь если нас забросило сюда, то значит было зачем. Раз возникла нужда в ведьме — значит есть проблема, требующая решения. Не ради них же, в самом деле, мы здесь! — матушка кивком указала на каменных истуканов. — Здесь что-то не так, Гита. И тот факт, что я до сих пор не знаю, что именно, выводит меня из себя.

— И ты решила, что всему виной Дамы и Господа? Хм-м... Вообще, да, эти всегда становятся проблемой... А если нет? Если волшебник понапрасну гонит волну?

— Надо это выяснить, — твердо сказала матушка.

— Агнес расскажем?

— Не стоит. Во всяком случае, пока. Быть может, они и правда тут не при чем, не стоит поднимать шум раньше времени. Сами разберемся. Надо вызнать у волшебника, что и откуда он знает об этих мечах, и у гномов — насчет всего остального.

— Правильно, — поддержала нянюшка. — А то терпеть не могу, когда финтят! Если только сама этим не занимаюсь.


* * *

Обратный путь до места стоянки гномы проделали в приподнятом настроении. Волнение, вызванное ночным нападением, полностью улеглось, а найденный клад грел душу.

Дотошный Глоин, прежде чем покинуть пещеру, не поленился лично проверить все углы и закоулки, и такая настойчивость была вознаграждена по заслугам: на дне глиняного кувшина с отбитой ручкой обнаружились еще пара горстей монет. Пригодятся в походе!

Торин и Гэндальф обзавелись новыми превосходными мечами, а кроме того волшебник отыскал в пещере кинжал, который подарил Бильбо, чтобы и хоббит не остался в долгом пути безоружным.

Пора было следовать дальше. Лишь один вопрос оставался пока не решенным — как быть с новыми знакомыми? Хотя в их истории было много неясного, но долг благодарности требовал отнестись к женщинам с почтением и проводить их до ближайшего поселка, где они найдут приют и помощь. Честь мужчины и короля требовали того же самого, так что к тому времени, как компания вернулась на поляну, решение уже было принято.

Все три ведьмы были в сборе и ожидали их.

— Приятно, что найденные трофеи вас не разочаровали, — приветствовала их матушка.

Торин прищурился.

— А откуда тебе известно о трофеях, госпожа Ветровоск? Уж не хочешь ли ты сказать, что побывала и в моей голове тоже?

— Ничуть, — невозмутимо парировала ведьма. — Уходя отсюда, вы говорили о поиске тролльей пещеры. Затем долго отсутствовали, взгляни — солнце уже высоко в небе, а вернулись покрытые грязью и паутиной, и одежда ваша пропитана тролльим смрадом. Однако вид у вас довольный, и с собой вы принесли два новых клинка, — матушка отхлебнула чаю и спокойно встретила взгляды ошеломленных гномов. — Не обязательно забираться в чью-то голову чтобы что-либо узнать, иногда достаточно воспользоваться собственной.

Торин медленно склонил голову, не сводя с матушки острого, оценивающего взгляда. По его виду сложно было сказать, верит он рассказанному или нет.

— А у тебя хорошее зрение, госпожа, — наконец, произнес он, — коли ты сумела разглядеть новый меч. У меня за плечами.

Матушка чопорно поджала губы.

— Эсме у нас всегда была востроглазой, — спасла положение нянюшка. — Все-то она углядит. А вы что же, уже уезжаете?

— Нас ждет долгий путь, — подтвердил Дубощит, жестом велев спутникам заняться пони и поклажей.

— А в долгом пути нет ничего лучше хорошей компании! — запрокинув голову и приторно улыбаясь, нянюшка снизу вверх глядела на предводителя гномов. — Ведь такие бравые молодцы, как вы, конечно, не бросят одиноких путниц в дремучем лесу на погибель? Мы всего лишь старые женщины, побитые жизнью и немощные, да одна маленькая бедная сиротка...

Торин открыл было рот, но его опередили.

— Ты кого это назвала немощной, старая калоша?!

Яростному шепоту матушки вторил возмущенный возглас Агнес:

— Но, нянюшка! Мои родители в добром здравии, я видела их только во вторник. Я вовсе не сиротка!

— Зато я — да, — ничуть не смутилась нянюшка.

— Хорошо! — рявкнул Торин, призывая всех к порядку, и добавил уже спокойно. — Конечно, вы можете составить нам компанию.

Что-то подсказывало ему, что он еще пожалеет об этом решении.



1) это правда. В следствие некоторых событий призраки Ланкрского замка, в основном короли и королевы, переселились к нянюшке Ягг (см. роман "Вещие сестрички").

Вернуться к тексту


2) тема непростых отношений ведьм с эльфами подробно раскрыта в романе "Дамы и Господа".

Вернуться к тексту


Глава опубликована: 15.02.2020


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 27 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх