↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Раскачай лодку! (гет)



Переводчик:
Оригинал:
Показать / Show link to original work
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Приключения, Романтика
Размер:
Макси | 518 Кб
Статус:
В процессе | Оригинал: Закончен | Переведено: ~32%
Предупреждения:
Насилие
Закончился пятый курс. Сириус погиб, а Гарри вынужден вернуться к Дурслям, которые ему вовсе не рады. Одно событие ведет к другому, и Гарри больше не хочет быть марионеткой. Он вырывается на свободу и находит помощь. И, черт возьми, как же он начинает раскачивать лодку!
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 10. Прорыв блокады

После того как в Министерство поступили заявления Гарри и Гермионы о переходе на домашнее обучение, а также заполненные формы всех четверых на сдачу ЖАБА экстерном (близнецы оказались настолько ленивы, что спихнули все на Тонкс), события понеслись вскачь.

Первый большущий кусок дерьма прилетел со стороны «Ежедневного пророка». Рита Скитер напечатала статью, в которой назвала Гарри «Мальчик-который-убил». В своем обычном язвительном стиле, но нигде не переходя границы, она раскритиковала всех — Дамблдора за то, что тот никого не задержал, авроров — за то, что прибыли слишком поздно. Но больше всех досталось Гарри…

«Никто не вправе осуждать мистера Поттера за то, что он защищал себя и свою девушку от нападения предполагаемых Пожирателей Смерти. Однако, свидетели утверждают, что именно Поттер атаковал первым, тем самым начав бой, и притом использовал смертоносное заклинание, даже не попытавшись сперва просто вывести противника из строя. Те же самые очевидцы сообщили, что заклинание мистера Поттера пробило щит, наколдованный одним из Пожирателей. Наш репортер вправе спросить: каким же заклинаниям обучают сегодня в Хогвартсе?»

Далее в статье сообщалось о том, что во время схватки удалось арестовать Питера Петтигрю, по результатам допроса которого, в силу неопровержимых доказательств, был оправдан Сириус Блэк. Рита не стеснялась в выражениях, описывая Министерство и лично министра Фаджа в черном свете, в то время как Руфус Скримджер представал перед читателями в образе недалекого служаки.

К нападкам Скитер Гарри отнесся спокойно. В конце концов, он легко отделался, если не считать очередного хорошо замаскированного намека на то, что из Поттера растет новый Темный Лорд. А вот Дамблдора буквально поджарили на вертеле. Кроме того, теперь доброе имя Сириуса было восстановлено официально и публично. Это была первая статья Скитер, которую Гермиона не редактировала(1), но которая, тем не менее, получила молчаливое одобрение со стороны Гарри.


* * *


Дамблдор не слишком доброжелательно воспринял критику в прессе, бунт Гарри и его заявку на частное обучение, в чем увидел скрытую угрозу того, что мальчик уйдет из Хогвартса. После нескольких бесед с директором, проведенных через порог и на повышенных тонах (Дамблдор обвинял парня в том, что тот склоняется к Темной стороне и убивает людей по собственной прихоти), Гарри перестал открывать директору дверь.

Тонкс рассказала, что Дамблдор имел наглость, используя те же доводы, добиваться ареста Поттера и передачи того под надзор директора. Однако Скримджер сходу отверг эти претензии.

Новый глава ДМП совершенно не желал выступать против Поттера, ведь этот парень несколько недель назад победил Того-кого-нельзя-называть, а на днях выдержал бой с Пожирателями. Противостояние с Гарри означает политическое самоубийство, особенно если учесть, что Фадж открыто поддерживал Дамблдора и был не в ладах с Поттером.

Месть Дамблдора была шедевром психологической войны. Гарри не понимал, как так получилось, что он вдруг начал получать почту в охраняемом Фиделиусом особняке, но был уверен, что Дамблдор что-то сотворил с известным ему секретным адресом, чтобы тот стал доступен почтовым совам. Ремус вспомнил, что совы и раньше проникали в штаб-квартиру Ордена, но как это было сделано, он не знал.

Теперь на Гарри обрушилась лавина писем, главным образом Вопиллеров, отправленных директором, Молли, и многими-многими другими. Было похоже, что каждый маг, имеющий подписку на «Пророк», перо в чернильнице и кусок пергамента, посчитал себя вправе высказать свое мнение.

Домовики быстро приняли меры и начали сразу по прибытии переправлять письма в комнату на чердаке, оборудованную заглушающими чарами. Там они и взрывались. Тем не менее, Живоглот взял за правило убегать подальше всякий раз, когда он видел приближающуюся сову. Эта привычка появилась у кота после того, как один из Вопиллеров взорвался, когда он спал неподалеку. Хедвиг предпочитала улетать на всю ночь и возвращалась значительно позже окончания завтрака, во время которого обычно доставлялась почта.

Через два дня выйти куда-либо из особняка стало практически невозможно. За первой статьей последовали другие, поползли слухи, и все вылазки заканчивались вынужденным отступлением, так как люди вокруг реагировали с любопытством, восхищением или враждебностью, в зависимости от того, какая точка зрения, высказанная в прессе, была им ближе. Вдобавок, однажды они столкнулись с Орденцами, и те попытались заставить Гарри пойти с ними. Хотя до применения палочек дело не доходило, все эти встречи могли обернуться неприятностями, поэтому Гарри с друзьями обычно быстро возвращались домой с помощью недавно приобретенных портключей, а потом и вовсе перестали выходить. Во всяком случае, люди устали писать ему письма, и число Вопиллеров начало понемногу сокращаться. И только Молли Уизли не унималась. Некоторые из ее посланий можно было услышать даже сквозь чары, наложенные на «комнату для почтовых бомб».

Близнецы приходили на Гриммо регулярно через день, чтобы провести там час-другой, тренируясь или делясь последними новостями. Несмотря на их ужимки и шуточки, эти новости не становились менее тревожными. Хотя в волшебной Британии все было тихо, Пожиратели возобновили террор в обычном мире, и число жертв среди магглов росло с каждым днем.

Вместо того, чтобы бросить все силы на противодействие Пожирателям, Орден Феникса предпочел преследовать и провоцировать Тонкс, чтобы через нее достать Гарри. Подобная тактика вызывала возмущение среди рационально мыслящих (или, как выражались близнецы, «не страдающих дебилизмом») членов Ордена.

Раздраженная постоянной слежкой, Тонкс попросила предоставить ей длительный неоплачиваемый отпуск, ссылаясь на семейные обстоятельства. Скримджер удовлетворил ее просьбу, намекнув, что понимает ее стремление уберечь члена семьи от неприятностей. Он даже был готов оплатить ее отпуск, но Фадж ни за что не согласился бы. Впрочем, Тонкс и без этого была довольна и вместе с Ремусом активно занялась обучением подростков. Люпин взял на себя чары и другие предметы с теоретическим уклоном, тогда как Тонкс более тяготела к практике.

17 июля 1996 года. Площадь Гриммо

— Гарри, перестань размахивать рукой, будто в ней палочка! — крикнула Тонкс. — Тебе это совсем не нужно.

Палочка Гарри сильно обгорела после схватки в Косом переулке, к тому же, она и раньше не особенно помогала колдовать, и потому было решено вообще отказаться от ее применения. Гарри не возражал, правда, Гермиона заставила его пообещать, что он и ее научит колдовать без палочки. И не думайте, что она удовлетворилась обычной «хорошо, я попробую» отговоркой. Вот уж нет! Гарри пришлось дать подруге обещание, которое немногим отличалось от Непреложного обета.

— По-другому у меня не получается! — пропыхтел Гарри.

Вот уже неделю Тонкс отрабатывала с ними беспалочковую магию. Она поставила себе целью отучить Гарри имитировать рукой движение палочки, сопровождающее заклинание, и потому учила подростков продвинутым техникам вроде невербального колдовства и колдовства жестами. В последнем случае волшебник просто указывал рукой на цель и бросал заклинание.

Опытный боец должен был владеть этими приемами, если не хотел быть размазанным по стенке в схватке один на один. По правде говоря, в том бою в Министерстве подросткам просто повезло, что Пожиратели пощадили их. С другой стороны, в Косом переулке они недооценили возможности Поттера. Но не стоило надеяться, что в следующий раз Гарри и Гермиона смогут снова неприятно удивить противника. В следующий раз пощады не будет…

Невербальное и беспалочковое колдовство, разумеется, давало прибавку в скорости — не надо было проговаривать заклинание и махать палочкой, однако, было более затратным, и заклинания получались менее мощными. Но для Гарри это не имело значения, поскольку его магический резерв обеспечивал достаточно силы.

Что касается Гермионы, то ее стремление к идеальному исполнению работало против нее. Привыкнув к выверенным движениям палочкой и четким словесным формулам, она не могла просто «направить магию и ударить».

— И у меня тоже, — выдохнула Гермиона. — Эти движения палочкой не зря придумали — они необходимы, как и словесные формулы! И мы не можем вот так взять и отбросить этот опыт! — воскликнула она, топнув ногой.

— Ладно, давайте присядем. Кажется, я не с того начала ваше обучение. Попробую объяснить.

Тонкс бухнулась в кресло, и как только подростки уселись тоже, приступила к лекции.

— Извините, ребята, я привыкла работать с аврорами, а они, как минимум, осваивают некоторые невербальные заклинания еще в школе, а значит, по сравнению с вами, ушли немного вперед. Невербальное и жестовое колдовство — это уровень ЖАБА, и изучают его на шестом и седьмом курсе, соответственно. С другой стороны, Гарри, с твоими способности колдовать без палочки ты мог бы почти наверняка получить уровень Мастера. Если ты сумеешь колдовать без палочки, не произнося при этом словесную формулу и не делая лишних движений, тебе останется только подтвердить твой практический опыт. Этим доказательством может быть успешный бой с четырьмя или более противниками одновременно, или же опасная тварь, которую ты убил собственноручно. И Мастерство у тебя в кармане!

Тонкс опять отклонилась от темы и ушла куда-то в сторону, что случалось всякий раз, когда она начинала объяснять что-либо.

Но в этот раз Гермиона только рассмеялась.

— Показать воспоминания в Омуте памяти будет достаточно? — уточнила она, и Гарри, поняв, к чему она клонит, разулыбался тоже.

— Что? А, ты имеешь в виду дракона на четвертом курсе? Но ведь Гарри не убил его. И бой в Министерстве тоже не считается, потому что Гарри там был не один.

— Я полагаю, что моя восхитительная подруга имеет в виду василиска, которого я убил в Тайной комнате, не так ли? — пояснил Гарри, самодовольно усмехнувшись.

Гермиона обняла его и поцеловала в щеку.

— О! — только и смогла произнести Тонкс. — Да, я думаю, этого будет достаточно.

— Ага, и для верности мы еще добавим воспоминание о возрождении Волдеморта и вечеринке на кладбище, — улыбнулась Гермиона.

— Какое коварство! — рассмеялась Тонкс. — Одновременно раскрыть личности его последователей и уничтожить последние сомнения в истинности его возвращения. Мне это нравится!

— Не хотелось бы разрушать ваше веселье, но сначала мне нужно освоить эту премудрость с жестами, — перебил хихикающих ведьмочек Гарри.

— Ах, да, эта маленькая проблемка, — протянула Тонкс, снова превращаясь в учителя. — Прежде всего, давайте подумаем, почему мы проговариваем заклинания и машем палочками?

Разумеется, у Гермионы уже был готов ответ.

— Словесные формулы и движения палочкой выводятся из нумерологической формулы заклинания — они олицетворяют магический поток и облекают его в определенную форму.

— Не совсем так, — заметила Тонкс.

Лицо Гермионы вытянулось. Она уже набрала воздух, готовясь доказывать, что ее ответ был правильным, но Тонкс предупреждающе подняла руку.

— Успокойся, Гермиона, просто ты еще не знаешь всех аспектов. Вы станете изучать это только после седьмого курса, если решите получить Мастерство. Ремус — Мастер, а я закончила курсы авроров, так что мы знаем, о чем говорим. Кстати, Ремус гораздо лучше меня разбирается в теории, поэтому советую на занятиях с ним расспросить его хорошенько. Договорились?

Она улыбнулась, заранее сочувствуя своему будущему бойфренду. Ремус и не догадывается, что его ожидает, как только Гермиона выйдет отсюда.

— Так вот, движения палочки действительно помогают потоку магии принять нужную форму, но главное в колдовстве — это намерение. Вот почему заклинание обычно не получается с первого раза, если только ты заранее не представляешь в подробностях, что именно оно должно делать, или не обладаешь большой магической силой. Во втором случае ты просто заставляешь заклинание работать. Словесная формула также подсказывает ожидаемое действие магии, но произносить ее необязательно. Если ты точно знаешь, чего ты хочешь, слова не нужны.

Гермиона покачала головой.

— То есть, если я точно знаю, что я хочу сделать, моя магия сделает это для меня?

Да, в этом был определенный резон. Она всегда забегала вперед, читая учебник, и новые заклинания получались у нее раньше, чем у других студентов.

— Это верно постольку-поскольку, — уточнила Тонкс. — Все-таки легче научиться исполнять заклинание обычным образом, а уже потом, когда ты его освоила, постараться убрать словесную формулу и движение палочкой. Но этот подход дает также возможность придумать новое заклинание. Нумерологический расчет даст тебе слова и сопутствующее движение палочкой, которыми могут воспользоваться те волшебники, которые неспособны к невербальному и беспалочковому колдовству из-за низкого магического потенциала.

Гарри фыркнул.

— То есть, произнося заклинания вслух, колдовать легче, но это тормозит более сильных магов? И то же самое верно для беспалочковой магии?

— В общем, да, — кивнула Тонкс, — только должна заметить, что беспалочковое волшебство — редкое искусство, которое требует огромного магического потенциала. Видишь ли, отказ от словесной формулы и движений палочкой сильно уменьшает силу воздействия. Твоя палочка — концентратор магии, и колдовать с ее помощью гораздо легче. Беспалочковая магия использует для концентрации намерение и волю волшебника, и потому она требует большего расхода магии для получения такого же результата, ибо в этом случае магический проводник отсутствует как таковой.

Гарри смотрел на нее с глуповатым видом, и Гермиона поспешила на помощь.

— Палочка содержит магическую сердцевину, поэтому магия легче «вытекает» через нее.

Гарри обиженно посмотрел на Тонкс.

— Сразу не могла так сказать?

— Я так и сказала.

— Она это говорила? — обратился к Гермионе за поддержкой Гарри.

— Говорила.

— Ну, раз ты так говоришь… — ухмыльнулся он.

Гермиона шлепнула Гарри по затылку. Тонкс вздохнула, подошла к нему и тоже дала подзатыльник. Вот только у нее рука оказалась потяжелее, и теперь у Гарри будет синяк.


* * *


Теперь, когда все было разложено по полочкам, у подростков наметился прогресс. Уже через несколько дней Гарри и Гермиона колдовали, не произнося заклинаний. Точнее, Гермиона добилась успеха в невербальном колдовстве в тот же день, а вот Гарри понадобилось два дополнительных дня, чтобы ее догнать.

Но это все равно можно было считать выдающимся достижением, так как меньше половины волшебников были способны на такое. Тем не менее, ребятам потребовалось время, чтобы полностью избавиться от привычки выкрикивать заклинания.

В беспалочковой магии они оба также добились некоторых успехов, но эта часть давалась труднее, поскольку каждое заклинание требовало индивидуального подхода. Нужно было шаг за шагом минимизировать движения палочкой, четко представляя себе при этом результат, до тех пор, пока для достижения требуемого эффекта достаточно было бы легчайшего взмаха. Гермионе это удавалось для простеньких заклинаний, однако она понимала, что для боевого применения чар ей было бы лучше колдовать как обычно, потому что потери в силе заклинаний были огромными.

К тому же ее внутренний перфекционист начинал, образно говоря, бить во все колокола, как только она пыталась колдовать без палочки. В итоге Гермиона решила для себя, что будет прибегать к этому способу, если захочет произвести впечатление либо это действительно будет необходимо. Все равно она не собиралась становиться аврором или профессиональным дуэлянтом.

Зато Гарри довольно неплохо справлялся с подходом к не столь формализованному волшебству и быстро улучшал эффективность своих заклинаний. Конечно, ему было еще далеко до Тонкс или Ремуса, во всяком случае, он уступал им в шутливых дуэлях, где разрешались только легкие чары и сглазы. Если бы Гарри бросился в безумную атаку, используя высокозатратные проклятия, он, может, и смог бы подавить их чистой силой или заставить выложиться по полной, но вряд ли ему удалось бы продержаться достаточно долго. Впрочем, оба его инструктора содрогались при мысли о том, что бы Гарри мог сделать с ними, будь у него работающая палочка. Гермиона только вздыхала порой, глядя как ее парень легко колдует голыми руками.

Особенно яростными у Гарри выходили костедробильные проклятия, что он объяснял богатым собственным опытом переломов. Гарри мог легко представить себе результат, и результаты его проклятий, которые они отрабатывали на трансфигурированных свиных тушах (Гермиона не сразу привыкла к этому), были откровенно жуткими.

Несколько раз, когда от мишени оставались только окровавленные ошметки, ее даже стошнило, что только утвердило Гермиону в мысли, что бойца из нее не выйдет.

Иногда в этих тренировках участвовали близнецы, которые показали себя умелыми бойцами, однако решиться на что-то действительно опасное они просто не могли. Зато постоянно норовили вплести в цепочку заклинаний какой-нибудь хитрый сглаз — не столько опасный, сколько обидный. Эти сюрпризы оказались достаточно полезными, но привычка близнецов шутить с противником была палкой о двух концах.

Гермиону заинтересовал их подход, и вскоре арсенал девушки пополнился внешне безобидными заклинаниями.

Гарри до сих пор вздрагивал, вспоминая чары депиляции, которые она однажды запустила манекену-мишени прямо в пах. Ремус, правда, посоветовал им не увлекаться, потому что выбор этой зоны в качестве цели может сработать не всегда, особенно с противниками женского пола. Этот комментарий вызвал у Тонкс широкую улыбку, а Гермиону, к вящей радости Гарри, заставил покраснеть.


* * *


Гарри бежал что есть мочи, однако дементоры все равно догоняли его. Он сжег свою палочку дотла, пытаясь прогнать их, но Патронус рассеялся, когда они оказались достаточно близко. Спотыкаясь, Гарри несся через Запретный лес, а ветки рвали его одежду и больно били по лицу и рукам. Через несколько минут этого безумного бега Гарри оторвался от дементоров и остановился, жадно хватая воздух. Сердце билось так сильно, что его удары отдавались болью в груди.

Согнувшись, он уперся руками в колени, пытаясь успокоиться, но тут послышался какой-то звук. Что-то щелкало за деревьями… Гарри поднял голову. То, что он увидел, было его кошмаром с тех пор, как он столкнулся с ними на втором курсе. Скользя по нитям паутины, протянутым от дерева к дереву, его окружали сотни акромантулов, каждый размером с собаку!

Издав хриплый крик, Гарри в ужасе рванулся вперед, желая оказаться подальше от восьмилапых чудовищ. Он бежал, не разбирая дороги, пока его нога не зацепилась за древесный корень.

Гарри с маху полетел на землю. Упав лицом вниз, он суматошно развернулся и увидел пауков, которые надвигались на него живой колышущейся волной. Суетливо пытаясь отползти, он шарил вокруг себя в надежде найти камень или что-нибудь, что могло сойти за оружие. Но вместо этого его рука схватила что-то другое, мягкое и теплое на ощупь.

— Ай!

Голос Гермионы вырвал его из ночных кошмаров. Еще не проснувшись окончательно, Гарри огляделся вокруг. Он лежал на кровати в собственной спальне, и судя по тусклому свету, проникающему в комнату через высокие окна, было еще совсем рано.

— Ну знаешь, Гарри, — продолжил знакомый голос, — мне, конечно, нравится грубая игра, но это уже слишком. Теперь синяк останется, — пожаловалась Гермиона, растирая левую грудь.

Как оказалось, грудь была обнажена, более того — справа была вторая, такая же обнаженная, но ее не прикрывала массирующая рука, позволяя Гарри рассмотреть все детали.

Его мозг ненадолго отключился, пока он пытался осознать открывшуюся картину. Боги, спасибо вам за то, что эти прекрасные холмики идут в комплекте. Это не были первые сиськи, которые Гарри довелось увидеть, — он их насмотрелся достаточно на третьей странице «Сан»(2) — но они были первыми настоящими, и принадлежали вполне реальной девушке.

— Нравится? — хихикнула Гермиона.

Ее подпрыгнувшая при этом грудь лишила его дара речи, и Гарри только смотрел перед собой, как стойкий оловянный солдатик. И еще одна часть тела встала по стойке смирно, когда Гермиона обняла его.

— С днем рождения, Гарри, — промурлыкала она ему в ухо. — Я подумала, что тебе будет приятно проснуться в такой компании.

Девушка придвинулась поближе и погладила его по груди. Разумеется, она была совершенно права в своих предположениях, и Гарри немедленно принялся доказывать, как он доволен.

Когда их ноги переплелись, он понял, что бедра девушки по-прежнему прикрыты шортиками. Судя по всему, Гермиона решилась расстаться только с верхней частью пижамы, но Гарри и этого было вполне достаточно. В данный момент она направляла его руку, объясняя, как нужно сжимать эти новообретенные игрушки, чтобы ей понравилось. Гарри показал себя способным учеником, и уже после нескольких попыток они упивались новым способом доставить удовольствие друг другу.

— Знаешь, я, пожалуй, буду настаивать, чтобы меня так будили каждое утро, — заметил он, ненадолго прервав их взаимные поцелуи и нежные покусывания.

— И с чего бы мне… Ах! — вскрикнула Гермиона, потому что Гарри как раз добрался до чувствительного местечка на ее шее и прикусил его. — Хорошо, мы, наверное, можем обсудить это… Не останавливайся…


* * *


Примерно к концу первой недели августа подросткам наскучили ежедневные тренировки, и они занялись изучением библиотеки. Гарри заинтересовали защитные чары, и он приступил к чтению разнообразных книг, содержащих введение в рунную магию, что чрезвычайно обрадовало Гермиону. Она всякий раз присаживалась рядом, с более продвинутым курсом в руках, и была готова помочь разобраться с любыми вопросами.

Их другие изыскания, касающиеся личных отношений, продвигались не менее успешно. К настоящему моменту оставалась неисследованной только небольшая территория, обычно скрытая под шелковыми трусиками. Несколько экспедиций в данный регион были прерваны на стадии поверхностного обзора, не успев оказать более глубокого воздействия.

Эти изыскания обычно проводились по ночам, потому что Гермиона охотно исполняла желание Гарри, озвученное им в день своего рождения. Когда же ее родители поинтересовались, что она ему подарила, подростки аккуратно довели до их сведения, что в доме освободилась еще одна гостевая комната.

Услышав эту новость, Генри старательно заткнул пальцами уши и удалился, громко напевая что-то. А Маргарет только порадовалась за них.

Разумеется, во время последующих разговоров «о своем, о женском» она не преминула вытянуть из дочери все доступные подробности. Некоторое время назад к этим посиделкам подключилась Тонкс, после чего их представление о Ремусе, как мягком и обходительном джентльмене, радикально изменилось.

Генри предпочел по мере сил не замечать все эти изменения, что происходили вокруг его дочери, и окружающие не упускали возможности время от времени поддразнивать его.

Так, однажды во время завтрака Тонкс завела разговор о неожиданно обнаружившемуся у Гарри интересу к наукам.

— Я раньше не замечала за тобой такой тяги к чтению, — подколола она. — Кажется, Гермиона положительно влияет на тебя, Гарри.

Разумеется, Гермиона не могла упустить такой удачный случай.

— Да, похоже, что это передается при тесном контакте, — прощебетала она, невинно хлопая глазками.

— Я думала, вы уже давно прошли эту стадию, — вернула подачу Тонкс, подгадав момент, когда Генри отпил из своей чашки.

Фонтан, который вырвался у него изо рта, был поистине замечательным. Тонкс взмахнула палочкой, очищая залитый чаем стол, и дамы дружно рассмеялись.

Гермиона не торопилась с ответом, терпеливо ожидая, когда ее отец вернется к прерванному завтраку.

— Ты права, но нам это по-прежнему чертовски нравится!

И все замолчали, глядя на стену, по которой медленно стекали потеки чая, который Генри так и не выпил…

— Сдаюсь. Это на три фута дальше, чем получилось у меня, — нарушила молчание Тонкс, передавая девушке золотой галлеон.

О да, теперь они часто развлекались за счет Генри.


* * *


В один из августовских вечеров особняк на Гриммо заполнил чей-то громкий раскатистый смех. Не сдержав любопытства, Гермиона отправилась на поиски источника веселья и вскоре обнаружила Гарри, развалившегося на диване в гостиной. Он прижимал к груди раскрытую книгу и хохотал во все горло.

— Что тебя так развеселило?

— Помнишь эпитеты, которыми всегда описывали Сириуса? Негодяй и повеса, — напомнил он, переводя дыхание. — Так вот, похоже, что он просто продолжал семейную традицию.

Гарри поднял книгу и продемонстрировал ее обложку Гермионе и всем остальным обитателям особняка, которые тоже толпились здесь.

— «История древнейшего и благороднейшего дома Блэков», — провозгласил он и согнулся в очередном приступе смеха.

Не скрывая любопытства, все расселись вокруг, и Гарри, успокоившись, приступил к рассказу.

— Блэки, действительно, древний род, но в начале XVII века они находились на грани разорения. Они начали распродавать имущество и рисковали потерять все, включая и существование самого рода, потому что имели одну-единственную дочь. Но, по иронии судьбы, все изменилось в 1713 году. Эта самая дочь, Аннабет Венера Блэк, отправилась за моря договариваться о продаже принадлежащего семье острова. Там она привлекла внимание некоего Эдварда Тича, который в итоге этот остров купил.

Гарри снова расхохотался, потому что при звуке этого имени Гермиона густо покраснела, а ее мать подскочила на диване. Ремус тоже засмеялся, в то время как Тонкс и Генри недоуменно смотрели на них.

— Возможно, вам двоим он более знаком под прозвищем Капитан Черная Борода(3), — пояснил Гарри и снова рассмеялся, когда те выпучили глаза.

— Несмотря на поддерживаемую им самим «деловую репутацию» гнусного пирата, этот человек — во всяком случае, так утверждает книга — был вполне приличным парнем и к тому же волшебником. Довольно скоро он влюбился в мисс Блэк, и они поженились. Эдвард вошел в семью и принял двойную фамилию Тич-Блэк, чтобы сохранить род.

— Когда его пиратские деньки подошли к концу, он получил монаршее помилование, а позднее воспользовался неудачной попыткой покушения на свою жизнь со стороны молодого английского лейтенанта по имени Роберт Мэйнард, чтобы инсценировать собственную смерть. На самом деле, его команда победила в том бою, но они изменили воспоминания Мэйнарду и его людям, и подбросили трансфигурированную голову, похожую на Тича, — продолжил рассказ Гарри, сам поражаясь такой находчивости коварного пирата.

— Эдвард Тич-Блэк удалился от дел и поселился на семейном острове, который он весьма оригинально назвал «Черный Риф»(4). Сокровища, которые он награбил, стали залогом возрождения и процветания Рода, — подвел итог Гарри.

— Выходит, Сириус — пра-пра-много-раз-внук Черной Бороды? А Блэки были пиратами? — рассмеялся Ремус, по привычке падая на пол.

— Ну что, Гарри теперь можно считать главой пиратского клана? — сострила Маргарет, усмехаясь при виде пунцовой дочери.

— Ар-р-р! Слушаюсь, кэптен! — прорычала Тонкс, преобразившись в пирата с наколдованной повязкой на глазу.

— Так вот где скрывался Сириус, — вспомнила Гермиона. — Я догадывалась, что он находится где-то в тропиках, когда к тебе прилетела эта яркая птица с письмом от него!

— Правильно, и я считаю, что мы все тоже отправимся туда, тем более что в книге говорится, что остров закрыт Заклятием Ненаносимости(5), защищен чарами, и добраться до него можно только морем или постоянным двусторонним портключом. И этот ключ — витрина с образцами морских узлов, которая находится в кабинете Главы рода, — Гарри многозначительно поиграл бровями и кивнул, видя, что все поняли, о чем он говорит.

— Итак, кто за то, чтобы смотаться отсюда и отправиться на Карибы, скажите: «Ар-р-р!» — весело скомандовала Тонкс.

Дружное рычание скрепило договор.

— Отлично, значит, завтра с утра и отправимся на разведку, — заявил Гарри, но Генри быстро спустил его с небес на землю.

— Не лучшая идея, Гарри, — нам стоит отправиться после полудня или даже вечером, так как разница во времени составит шесть часов, не меньше.

— Давайте отправимся вечером, в этом случае у нас будет целый день на сборы, — предложила Гермиона.

— Так, народ, решено — завтра мы ненадолго отправимся на этот остров. Берите с собой только самое необходимое. Если нам там понравится, будем переселяться насовсем. А сейчас — по койкам, нам всем нужно хорошенько отдохнуть. Ремус, тебя это особенно касается, — распорядилась Маргарет.

Два дня назад была полная Луна, и Ремус все еще испытывал ее влияние. Он ночевал на чердаке в клетке, которую для него трансфигурировали совместными усилиями.

Когда Ремус сообщил, что ему необходимо уехать на несколько дней, Гарри был решительно против. Потом он понял, в чем дело, и был совершенно раздавлен, потому что забыл о «пушистой проблеме» Люпина, который так самоотверженно помогал ему. Когда Гарри подошел к Ремусу с извинениями, тот, будучи излишне эмоциональным из-за растущей луны, обнял парня со слезами на глазах и поблагодарил за то, что Гарри воспринимал его настолько нормальным, что даже забыл, что он оборотень. Растроганные дамы дружно прослезились при виде этой трогательной сцены, которую Ремус и Гарри предпочли бы забыть и никогда не вспоминать. Но надеяться на это, пока Генри оставался рядом, было бесполезно.

Когда клетка была готова, Гарри дополнительно установил дежурство эльфов, чтобы гарантировать безопасность Ремуса. На следующие несколько дней после полнолуния чердак превратился в игровую площадку для одинокого оборотня, и эльфам вменялось следить, чтобы Люпин ни в чем не нуждался, но и не мог выйти оттуда. Гарри и Гермиона подумывали начать обучение анимагии, чтобы составить ему компанию, однако Ремус доброжелательно, но решительно отверг эту идею, сославшись на то, что в их расписании и без того достаточно тем для изучения. Он обещал вернуться к этому вопросу, когда у них будет немного больше времени.

Распоряжение Маргарет было выполнено практически без возражений. Тонкс уже зевала, поскольку она тоже дежурила возле своего «Волчка» и сильно устала.

Зато Гермиона едва ли не тащила Гарри в их спальню, горя энтузиазмом. Впрочем, тот не сопротивлялся.

Вопреки подозрениям Маргарет, джекпот в эту ночь Гарри не выпал, но, Мерлин свидетель, жаловаться он не собирался. Ни в коей мере.

То же число, поздняя ночь. Убежище Темного Лорда

Волдеморт недовольно зашипел, глядя на покрытый плесенью фолиант, в котором он отыскал последнюю подсказку к решению головоломки. Как же он мог упустить столь очевидный факт?

Эта маленькая, но фатальная ошибка была связана с выбором времени для ритуала его первого возрождения. В результате жестких ограничений по времени и недостаточных знаний младшего Крауча, он был вынужден пройти ритуал в конце июня, после летнего солнцестояния. Но в книге утверждалось, что для того, чтобы возрождение произошло максимально успешно, ритуал должен был быть проведен до наступления солнцеворота.

Волдеморт задумался, поглаживая страницу, на которой была открыта книга. Более поздняя дата могла сделать это тело нестабильным. Если так, то оно должно было начать быстро разлагаться, но этого не произошло. По крайней мере, так было до тех пор, пока Поттер каким-то образом не разорвал связь между ними. Должно быть, эта связь стабилизировала тело гомункула. Разумное предположение — ему доносили, что с того дня Поттер стал значительно сильнее. Вполне возможно, что их связь выкачивала значительную часть магии Поттера, чтобы сохранить это тело неповрежденным — в магии кровь была могущественным и непредсказуемым фактором.

На следующей странице была вычерчена большая таблица, содержащая некоторые даты и их важность для ритуалов возрождения. Как хорошо, что он раздобыл одну из последних сохранившихся копий перевода давно утерянного древнеегипетского папируса, посвященного этим ритуалам. Чтение иероглифов вызывало у него резь в глазах.

«Согласно этой схеме, поскольку мое тело было уничтожено в Хэллоуин, в день смерти, идеальным днем для воскрешения будет Белтейн, его диаметральная противоположность», — сделал вывод Волдеморт.

Он хрипло вздохнул и закашлялся, харкнув кровью. Сделав большой глоток из кубка, наполненного Крововосполняющим зельем, Волдеморт откинулся в кресле, ожидая, когда оно подействует. Ему уже было необходимо принимать по четверти стандартной дозы каждые два часа, чтобы поддерживать жизнь в своем теле. Северусу стоило поторопиться, чтобы найти что-нибудь, что могло бы облегчить его состояние, пока ошибка не будет исправлена. Волдеморт закрыл глаза, его клонило в сон — неприятный побочный эффект этого зелья.

Примечания переводчика:


1) Если помните, в конце четвертой книги Гермиона узнаёт, что Рита Скитер — анимаг, ловит ее и сажает в стеклянную банку. «Я наложила Нерушимое Заклинание на банку, так что она не может превратиться. И я велела ей отложить перо на целый год. Посмотрим, пройдет ли у неё привычка писать гадости о людях». В результате Скитер увольняют из «Пророка». На пятом курсе Гермиона предлагает Рите опубликовать правдивое интервью с Гарри Поттером («Гарри Поттер и Орден Феникса», глава 25).

Вернуться к тексту


2) Третья страница «Сан» — британская газета (таблоид) The Sun традиционно публиковала на третьей странице фотографии девушек топлесс (с 1970 по 1995 год).

Вернуться к тексту


3) Капитан Черная Борода — английский пират, действовавший в районе Карибского моря в 1713-1718 гг. https://ru.wikipedia.org/wiki/Чёрная_Борода

Вернуться к тексту


4) Черный Риф — в оригинале игра слов. Black Reef можно понимать, как Черный Риф или как Риф Блэка.

Вернуться к тексту


5) Заклятие Ненаносимости (Unplottability spell) — заклинание, которое делает невозможным нанесение объекта на карту (из Поттер-вики).

Вернуться к тексту


Глава опубликована: 13.08.2021
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 219 (показать все)
И кальмарских комментаторов ))
Miresawa
Несущий Ночь
Другое дело - чем именно они питаются?

Рыба, никаких, я думаю, дельфинов. Не ныряют те так глубоко, а кальмары не всплывают днём. Да и вообще на глубине живут. Мелких сородичей тоже жрут. Медуз.
Miresawa Онлайн
Несущий Ночь
Вообще, насколько мне известно, у головоногих из-за оригинального расположения мозга (кольцом вокру пищевода) проблема с глотанием большой добычи. Так что дельфин, скорее всего, в прямом смысле, будет кальмару поперек горла
Miresawa
Он в клюв не пролезет, а вот кусками...
Алекс Воронцов
Так вы всерьез говорите?не шутите?эту бредятину про дельфинов я имею в виду
Азо хун Вей Чё за нах я только что читал ?????
Strannik93переводчик
Яматай
Ша, уже никто ничего не пишет. Народ немного возбудился, прочитав про гигантских кальмаров. Обещаю, в ближайших главах ничего такого не будет.
Strannik93
Странно что народ от магии не возбуждается..
Strannik93
А будет про зарядку пушек с казны? К дьяволу кальмаров
Miresawa Онлайн
Artemo
Фи, пушки с казны заряжают только лица нестандартных артиллерийских школ и дегенераты.
Нормальные артиллеристы заряжают с дула.
Ладно ещё в кинематографе про показательные стрельбы, там хотя бы пушки чистят предварительно.
Вы молодец!
Спасибо за обновление перевода.
В ожидании продолжения!
RiZ
Нет
Он плохой
DrakeAlbum
в чем он плох?
DrakeAlbum
RiZ
Нет
Он плохой
RiZ
DrakeAlbum
в чем он плох?
А кто собственно говоря плох?
Несущий Ночь
Обоснуй. Порой диву даюсь, насколько неудобно устроенны комментарии к фикам почти на всех сайтах. Даже на имиджбордах было легче не терять нить повествования.
Спасибо за главу!
Спасибо большое!
Strannik93
Небольшие тапки:
словно были рождены пушкарями
Да, слово "пушкарь" употребляется в значении "стрелок из пушки", но чаще оно в русском языке обозначает "мастер по изготовлению пушек". Стрелков из корабельных орудий обычно называли канонирами.
герой цикла повестей Роберта Ирвина Гордона
Опечатка в фамилии — цикл о Конане написал Роберт Говард.
Вы молодец!
Спасибо за обновление перевода.
В ожидании продолжения!
Strannik93переводчик
Эузебиус: Спасибо, исправил.
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх