↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Помни (гет)



Автор:
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Драма
Размер:
Миди | 196 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
AU
 
Проверено на грамотность
Гарри Поттер отсидел пятнадцать лет в Азкабане, и теперь у него одна цель – месть.
QRCode
↓ Содержание ↓

1. Узник.

Далеко на севере среди бушующего и холодного моря находился остров. На нем стоял мрачный замок. Его стены и башни торчали вверх словно зубы. Остров был пустынным. Здесь не было животных. Растения не могли зацепиться корнями за голые камни. Даже птицы никогда не залетали сюда. В общем, место было унылым и неприятным. Попасть сюда не хотел ни один маг. Этот замок был одним из страшнейших мест в их мире. Он был известен, как тюрьма Азкабан.

Но не из-за природных условий пугал этот замок. Хотя они и были не самыми приятными. Главным пугалом замка были его стражи. Их называли дементоры. И хуже них существ в мире не существовало. Пещей им служили хорошие воспоминания разумных существ. Забирая их, дементоры оставляли самые плохие, горькие и ужасные мысли. Это было хуже пытки. Узники заново переживали все это. Сейчас в Азкабане находилось лишь пятьдесят узников. Все они уже сошли с ума. В одной из камер сидел самый охраняемый узник. Его не просто посадили в Азкабан. Лишь у него запиралась дверь в камеру. Лишь он был закован в антимагические кандалы. Это был известный во всем мире преступник Гарри Поттер.

Его приговорили к пятнадцатилетнему сроку заключения. Большинство, сидящих в Азкабане, сходили с ума уже к концу первого года. Поттер сидел уже пятнадцать лет. Он молчал. С того момента, как авроры арестовали его, никто не слышал от него ни одного звука. За все эти годы он так и не издал ни одного.

Во время суда для всех стало неожиданностью, что именно Гарри Поттер убил Альбуса Дамболдора. Именно он убил Сидорика Диггори и еще многих людей. Чем больше узнавал суд, тем более, ужасным казался им Поттер. Что бы проверить достоверность показаний использовали ретроспективу заклинаний его палочки. Все слова подтвердились. После этого даже друзья Поттера перестали сомневаться в его вине. Они не присутствовали больше ни на одном из судебных заседаний. Суд единогласно приговорил преступника. В общей сложности за Поттером тянулся хвост из двадцати семи убийств. Последними его жертвами стали Люциус и Драко Малфой.

— Мы видим, как хорошо притворялся все эти годы Гарри Поттер, — сказал в заключительном слове министр магии. – Мы видим преступник действительно сильный маг, выдающийся. Я очень сожалею, что все свои силы он потратил на чудовищные дела. Не сомневаюсь, если бы Гарри Поттер убил бы всех Малфоев, то лет через 10 нас ждала бы война с новым Темным лордом…

Поттер промолчал и на это. Он вообще не издавал не одного звука. Но однажды он все же выдал свои чувства. Поттер так оглядел зал, что все кто встретился с его взглядом, увидели в нем обещание. Преступник не собирался сдаваться.

Сейчас ему осталось отсидеть всего лишь два дня и министерству придется его отпустить. Они сломали его палочку, но для мести у него есть кое-что другое. Впервые за многие годы губы Гарри Поттера растянулись в улыбке. Увидев ее, любой бы ужаснулся. Так мог оскалиться хищник. Этот оскал предупреждал о нападении. Но этой улыбки никто не видел.

Да Гарри Поттер не сошел с ума. Правда, никто кроме него не знал об этом. Хотя нет, один человек все же знал. Но он не кому не расскажет. Как и Гарри не расскажет не кому о нем. Единственное, что оставило Поттера в здравом рассудке, была жажда мести. Ее постоянно подпитавали гнев, ярость и ненависть. Самое тяжелое было изображать из себя полного идиота. Он выбрал легчайший путь. Поттер, как правило, сидел в камере, уставившись на один из кирпичей. Сложнее всего было сделать свой взгляд пустым ничего не выражающим. В этом ему помогали воспоминания о родителях Невелла. Правда, в последнее время глаза получались пустыми, но по-другому. Эта пустота скорее говорила не об отсутствии разума. Она кричала об опасности для других. Но глупые министерские работники не смогли уловить такого нюанса.

Камера Поттера отличалась от других. Во-первых, она единственная была снабжена металлической дверью с запором. Остальные двери были деревянными и никогда не запирались. Азкабан был тюрьмой разума. Но не это отличие являлось главным. Во-вторых, в камере Гарри была еще одна дверь. Она вела в подземелья замка. Дверь была тайной. Что бы открыть ее, было необходимо повернуть несколько раз держатель для факела. Узник обнаружил дверь примерно через месяц со дня своего заключения. А вот способ ее открытия он искал почти год. К тому времени факел в его камере уже давно погас. Окошка в ней не было. Гарри постепенно учился видеть в темноте. На исследование подземелий у него ушло еще два года. А в день его двадцатилетия судьба сделала ему подарок. Он обнаружил в подземелье живого человека. Чем-то, тот напоминал старину Снейпа. Но в отличие от зельевара следил за собой. Судя по всему, мужчина сидел в Азкабане довольно долго. Он ничего не знал ни о Воландеморте не о двух войнах с ним. Однако выглядел мужчина лет на сорок пять. Он был очень интересным собеседником и весьма могущественным магом. Первым делом он научил Гарри снимать кандалы и одевать их обратно. Собеседник знал, когда прибывают проверки из министерства, и, благодаря этому, Гарри не разу не попадался. Мужчина называл себя Мастером. Они не только беседовали. Мастер многому обучал Гарри. Откуда он брал книги, ингредиенты и еду, юноша не знал. Но пища, которую они ели была гораздо лучше тюремной баланды. Мастер кроме магии обучал Гарри зельеделию и фехтованию. Оказывается приготовление зелий чрезвычайно интересно. Гарри делал в этом весьма большие успехи. Значило это лишь одно, проблемы у юноши были не с предметом, а с преподавателем. В чем врят ли кто усомниться.

Занятие с Мастером проходили пять раз в неделю без каникул. Они шли с утра до вечера, с небольшими перерывами на обед. Субботу и воскресение Гарри посвящал чтению и закреплению материала. Труднее всего ему давалось фехтование. Слишком уж поздно он начал. Но, по-видимому, в предках у юноши было не одно поколение фехтовальщиков. По крайней мере, через пять лет упорного труда, он достиг весьма существенных успехов. У Мастера не осталось ни одного рецепта, по которому Гарри не смог бы приготовить зелье. Более того, он и сам создавал новые. Лишь в заклинаниях не возможно было изучить все. Их существовало столь много, что просто перечислительный список занимал несколько толстенных томов. А ведь кроме названия нужно было знать и их характеристики. Вот Мастер знал их все. А Гарри выучил лишь пятнадцать томов из двадцати. Эти книги постоянно пополнялись. Ведь заклинания продолжают придумываться. Стоило кому-то произнести новое и оно сейчас же попадало в список.

Так прошли первые десять лет их отношений. Поттер уже провел в заключении двенадцать лет, как и Сириус. Слухи до него не доходили. Что творилось в мире, ни он, ни Мастер не знали. Да им было, в общем-то, на это наплевать. Им нравилось общество друг друга. Мастер относился к Гарри как к сыну. А тот воспринимал его если ни как отца, то, как довольно близкого родственника.

Когда до окончания срока Гарри оставалась неделя, он узнал, потрясшую его, вещь. Мужчину, которого он знал, как Мастера, звали на самом деле Салазар Слизерин. Его никто не сажал в Азкабан. Этот замок принадлежал ему. Он сам себя заточил здесь, в подземелье. Его опыт оказался неудачным, а лучший друг превратился в чудовище. Гарри долго смеялся. Салазару он объяснил свою иронию. Годрик Гриффиндор, а именно он был василиском, погиб от своего меча. Слизерин понял иронию. А еще Гарри рассказал ему о его потомке. Такого гнева он не видел ни у кого. Салазар объяснил, что никогда не призывал обучать только чистокровных волшебников, а остальных убивать. Просто в его время чистокровные маги являлись не просто аристократами, но были правителями магического мира. А править не просто, этому необходимо учиться. Вот Салазар и брал в обучение лишь аристократов. И еще выяснилось, что мать Гарри была волшебницей не в первом поколении, она была потомком Салазара. А в лице Гарри объединились ветви Слизерина и Гриффиндора. Прибытие новой комиссии из Министерства ожидалось за два дня до освобождения. Гарри и Мастер попрощались. Врят ли они еще встретятся.

2. Визит.

Министр магии не находил себе места. Сегодня он увидит главного заключенного Азкабана. Тогда пятнадцать лет назад преступник не сказал не слова. Лишь многообещающе посмотрел. Министру докладывали, что Поттер, как и прочие давно сошел с ума. Это радовало, враг не представлял угрозы. Пусть идет на все четыре стороны. Одним сумасшедшим больше на дорогах страны. Колдовать он уже не может, да и рассказать ничего тоже.

Министр не жалел «убийцу». Чего жалеть уже отработанный материал. Даже если он и не виноват. Министр улыбнулся, та операция была хорошо срежиссирована. Самое главное лишь один из участников отказался участвовать. На него пришлось надавить. Он ушел из министерства. Этого Руфус Скримджер понять не мог. Ведь раньше Персиваль Уизли наоборот поддерживал все его начинания. Одно время министр подумывал о нем, как о своем приемнике. Но молодой человек оказался слабаком. Таких в политике сжирают первыми. Еще двух человек пришлось убить. Первоначально, по плану, это были Люциус и Нарциссия Малфой. Но их сын загородил свою мать и погиб. Что ж его выбор.

Тяжелее всего было инсценировать ретроспективу заклинаний. Но с этим справился Оливандер. Уж слишком сильно он увяз в некоторых темных делах. Да славный спектакль получился. Даже самые близкие друзья Поттера поверили в его вину. Ну а для того, что бы молчал сам подсудимый, ему пригрозили смертью этих людей. Одного Руфус не стал делать, убивать Поттера. Пришлось потрудиться, чтобы заменить смертную казнь пятнадцатилетним сроком. Все решило реакция юноши на дементоров. Он не выносил их и падал в обморок. Судьи огласили приговор. Однако взгляд Поттера на оглашении приговора до сих пор вгонял Руфуса в дрожь. Сейчас Скримджер спешил сам оценить состояние своего врага. Если в нем осталась хоть капля разума, то Гарри Поттер останется здесь до конца своих дней.

Зачем Скримджер проделал все это? Ответ очень прост. Он не хотел терять власть. А популярность Поттера была сумасшедшей. То тут, то там уже раздавались голоса с поддержкой юноши. Обыватели хотели сделать его министром. Почему же его поддержали другие? Ответ тот же, они так же хотели стать министрами. Поттер был моложе любого из них, как минимум втрое. Ничего личного к юноше Руфус не испытывал. Правда, если бы тот поддержал Министерство, то необходимости в таких действиях не возникло. Но Поттер рос под влиянием Дамболдора, а директор Хогвартса не питал добрых чувств к Министерству.

Министр шел по коридорам Азкабана. Казалось, что эти стены пропитаны душевной болью и страданием. Хотя, так оно и было. Азкабан был не намного моложе Хогвартса. По крайней мере, как тюрьма, замок используется более шести столетий. Сколько магов прошло через его стены не знает никто. Сколько их сошло здесь с ума? И все они умерли здесь. Если бы не было дементоров, то Азкабан заполонили призраки. Но они являются слепками души, а значит и пищей для стражей.

Министр дошел до нужного ему этажа. Как это и не было странно, но в Азкабане окна, да и то узкие, похожие на бойницы, располагались лишь на двух этажах из восьми. В связи с этим в коридорах горели факелы. В камерах они тоже были. Но здесь их надо было менять, а в коридорах факелы горели при помощи магии. Нужная министру дверь располагалась в конце правого крыла восьмого этажа Азкабана. Как не странно, на всех остальных уровнях тюрьмы такой камеры не было. Зато она единственная имела запор с этой стороны, и делали ее из цельного куска железа. Такую камеру, пожалуй, и как сейф можно использовать.

Министр наклонился и открыл окошко для подачи пищи. В камере стояла темнота. Скудного света от факелов в коридоре едва хватало, что бы освятить, то, что находилось прямо у двери. Министр достал палочку и произнес: «Люмос». Тьма рассеялась. Поттер, как и докладывали Скримджеру, сидел в дальнем углу и пялился на стену. Его голова была похожа на клубок свалявшейся шерсти. Так сильно отросли волосы и борода. Глаза были пусты. Когда-то, министр это помнил, они были зелеными. Сейчас определить их цвет не представлялось возможным. Состояние Поттера не вызывало сомнений. Это был овощ, выглядевший как человек.

Министр улыбнулся. Теперь судьба этого человека была ему не интересна. Руфус с довольным видом потер ладони. Теперь врагов в Соединенном Королевстве у него не было. С остальными он расправился давным-давно. Нет, он никого не убил. Зачем? Большую их часть он выслал из страны. Здесь остались лишь трое. Двое из них уже десять лет не показывались людям. А МакГонагалл все так же преподавала в Хогвартсе. Скримджер изменил еще кое-что. Теперь выбирать министра могли только главы департаментов Министерства. Эту идею его подчиненные приняли, как свою собственную. Этот закон замыкал всю власть на Министерство. За это чиновники готовы были носить своего министра на руках.

Руфус вышел из замка. У ворот в его ожидании топтались пятеро авроров. Это было новое поколение, выросшее на рассказах о войне, и считающее героем министерство и лично министра. В отличие от своих старших товарищей, эти были преданы Скримджеру. Рядом стояли и два личных телохранителя министра Крэбб и Гойл. Выглядели они устрашающе, были тупы, как пещерные тролли, и послушны, как комнатные собачонки.

— Арвелиус, — обратился Скримджер к старшему аврору. – Наш узник стал абсолютно невменяемым. Действуйте по плану. Доставьте его к ближайшему поселению маглов и пусть катиться на все четыре стороны.

— Конечно, сэр, — ответил аврор, склонив голову. – Ваше приказание будет исполнено в точности. Мне установить за ним наблюдение?

— Зачем?! – удивился министр. – Он же просто живой овощ. Незачем тратить на него бюджетные деньги. Пусть о нем маглы заботятся. Я сейчас назад в Министерство. Работы еще много. А вы, как все исполните, доложите мне лично. Понятно?

— Да, сэр, — еще раз кивнул аврор.

С громким хлопком Скримджер и его телохранители исчезли. Авроры отправились в замок. Они проделали точно такой же путь, что и министр до них. Узник, которым пугали их все эти годы, не произвел на них впечатления. Единственное чувство, что они испытали, было брезгливость.

Они заставили себя прикасаться к нему. С трудом, но им удалось переодеть его в магловскую одежду. Затем они вывели его из замка. Из Азкабана невозможно было аппалировать. Все шестеро исчезли с громким хлопком. Они появились в двух милях от маленькой шотландской деревушки. Здесь авроры оставили бывшего узника и исчезли. Уж у них то дел было не в пример больше, чем у министра. Одни великаны создавали столько проблем, что приходилось их расхлебывать целым отделом. А были ведь и другие нелюди. Зачем же терять время с каким-то идиотом.

Как только последний из сопровождающих его исчез, взгляд безумца изменился. Теперь он не сулил ничего хорошего. Глаза мужчины пылали гневом и яростью.

3. Сладкий воздух свободы.

В душе у Гарри все клокотало. Ненависть! Как же он их всех ненавидел. Сколько труда ему стоило сдержать себя, что бы ни убить этого циничного властолюбца. А эти авроры? Да они же просто тупые и самодовольные типы. Если они лучшие в Министерстве, то его можно просто закрывать. Эти авроры не справиться с поимкой даже одного серьезного темного мага.

Гарри немного успокоился и сошел с дороги. Он снял с себя личину. Весь облик мужчины изменился, исчезли грязь и борода. Волосы оказались уложены в «конский хвост». Магловская одежда сменилась другой. Это были белая рубашка, черные кожаные штаны и куртка. Вместо кроссовок на ногах появились черные сапоги с ботфортами. Гарри оглядел себя, такой вид ему нравился больше. Он достал изо рта золотой ключ. Единственный предмет, который подарил ему Салазар. Мастер отдал ему ключ от своего сейфа в Гринготсе. За те века, что деньги там лежали, должны были набежать не слабые проценты. Мужчина улыбнулся. Салазар и в самом деле стал ему почти отцом. Но сейчас главное для Гарри – это месть. С громким хлопком мужчина аппалировал.

Косой переулок за эти годы сильно изменился. Нет, народу на улице не стало меньше. Но не было той шумной толпы. Гарри помнил, как пришел сюда в первый раз с Хагридом. Тогда здесь была шумная и веселая толпа. Сейчас же у всех встреченных им людей были бесстрастные лица. Они не проявляли своих чувств. Это было жутко. Словно толпа зомби двигался людской поток.

Гарри шел прямо к Гринготсу. Кроме денег в сейфе Салазара лежало кое-что еще. Это кое-что долго ждало своего часа. Как всегда в дверях банка стоял гоблин. Он распахнул их перед Гарри. Мужчина вошел и отправился к самому главному гоблину.

— Мне нужен сейф номер 901, — сказал Гарри самому главному гоблину.

— А ключ от него у вас есть? – спросил с усмешкой тот.

— Вот он, — Гарри положил перед гоблином ключ.

Лицо того мгновенно изменилось, а кожа приобрела салатовый оттенок. Насколько Гарри помнил, у зеленокожих гоблинов это означало побледнеть. Гарри улыбнулся одними губами. Гоблин встал со своего кресла.

— Давно я не видел этого ключа, — сказал он.

— Да, — ответил Гарри. – Я даже сказал бы, что очень давно.

— Идемте, — сказал гоблин. – на этот этаж имею доступ только я.

Гарри проследовал за ним. Они сели в тележку. Путь до сейфа оказался не близким. Когда они добрались, то Гарри увидел, что на этом этаже их всего лишь четыре. Гоблин подвел его к самому первому.

— Вот ваш сейф, — сказал он, открывая дверь.

Перед Гарри предстала гигантская зала, на две трети набитая золотом. Остальную часть помещения занимали различные предметы. Чего тут только не было. Но Гарри подошел лишь к одному. Это был меч. Почти такой же, как и у Гриффиндора. Разве, что украшений на нем было больше. Перевязь с мечом Гарри одел на спину. Здесь же висела еще одна. Мужчина одел и ее. Эта перевязь была от меча хранившегося в Хогвартсе. Напоследок Гарри взял немного золота и вышел из залы.

Гоблин увидев его, занервничал еще больше. Гарри сдержал на этот раз улыбку. А гоблин не удержался.

— Зачем вам этот меч? – спросил он.

— По-моему ты много на себя берешь, — сказал Гарри. – И перенесите все из сейфа № 624 сюда.

— Из сейфа № 624? – гоблин вновь побледнел.

— Какие-то трудности? — спросил Гарри. – Вот ключ от него.

— Нет-нет, — сказал гоблин. – все будет сделано.

Оставшийся путь оба молчали. Каждый думал о своем. О чем размышлял гоблин, знал только он сам. Гарри же вновь обдумывал свой план. Наверху они распрощались. Выйдя из банка, мужчина аппалировал.

На этот раз он появился в Хогсмите. Был понедельник, и на улице никого не было. Незамеченным Гарри вышел из деревни. Он отправился по дороге к Хогвартсу. Волна воспоминаний нахлынула на него. Мужчина взял себя в руки. Ему сейчас не до этого. Нужно было придумать, как пробраться в Хогвартс.

Когда он дошел до озера, план уже созрел. Гарри сделал себя невидимым. Сейчас это было одним из простейших для него заклинаний. Двери замка были распахнуты. Ни в холле, ни на лестнице никого не было. Судя по всему, шли занятия. Это облегчало задачу. Гарри применил заклинание поиска. Он осторожно пошел туда, куда его звало заклятие направления. Похоже, меч теперь лежал в Зале Трофеев. Здесь так же никого не было. Но на витрине, на которой лежал меч, были наложены многочисленные заклятия. Что бы распутать этот клубок пришлось хорошенько постараться. Но Гарри справился. Меч отправился в свои ножны. А мужчина наложил вновь все старые заклятия. Пусть поломают голову. Когда он шел назад прозвенел звонок. Коридор наполнился толпой детей различных возрастов. Что бы с ним никто не столкнулся, Гарри вскочил на широкий подоконник. Здесь ему пришлось долго постоять не шелохнувшись.

Глядя на студентов, он вспоминал себя в их годы. Как же давно это было. Тогда он думал, что Воландеморт испортил ему жизнь. Но это было далеко не так. В те времена у него были друзья. Сейчас же он остался один. Он помнил их взгляды на суде. Но он не мог оправдывать себя. Если бы он сделал это тогда, то их бы сейчас не было. Уж лучше пусть они его ненавидят.

Наконец вновь прозвенел звонок, и студенты разошлись по классам. Гарри продолжил свой путь. Никто не попался ему по дороге. Он спокойно выбрался из школы и пошел по дороге. Как только Гарри вышел с территории Хогвартса, то сразу же аппалировал.

Его глазам предстал величественный замок. Он не был таким мрачным, как Азкабан, и не был столь таинственным, как Хогвартс. Но что-то в нем цепляло душу. Гарри подошел к воротам и три раза сильно ударил в них кулаком. Несколько секунд спустя отворилось окошко, и показалась голова домовика.

— Кто вы? – спросил эльф.

— Я хотел бы увидеть хозяев, — ответил Гарри.

— Как о вас доложить? – спросил домовик.

— Думаю, ты поможешь мне устроить им сюрприз, — улыбнулся Гарри.

Домовик неуверенно улыбнулся и кивнул. В воротах открылась дверь, и Гарри вошел в нее. Двор был вымощен тем же камнем, что и стены. Эльф уже закрыл дверь и сделал приглашающий жест рукой. Они прошли по двору к входу в замок. Эльф проводил Гарри на второй этаж к двустворчатой двери.

— Хозяева здесь, сэр, — сказал домовик. – Динки вам еще нужен?

— Нет, — ответил Гарри. – Можешь идти.

Как только домовик исчез, Гарри распахнул двери. На этот шум развернулись три человека. Высокая женщина сидела в кресле у камина, ее Гарри узнал сразу – Нарциссия Малфой. Как узнал он и мужчину, уж его то было трудно забыть. Севериус Снейп стоял на четвереньках, изображая лошадку для девочки лет шести.

— Ну, надо же! – Гарри не смог сдержать улыбки. – Такого я от вас не ожидал, профессор.

— Кто вы? – холодно спросил Снейп. – Судя потому, как вы меня назвали, я вас когда-то учил.

— Надо же, вы меня забыли?! – рассмеялся Гарри, но тут же стер улыбку. – А вас нет.

— Не трогайте моих жену и дочь, — сказал Снейп спокойно, но было очевидно, что он испуган. Да старому зельевару было за кого бояться.

— Если честно, — вновь усмехнулся Гарри. – Я пришел к вам обоим. Такие уж дела.

— Скримджер решил наконец-то нас убрать? – спросил Снейп.

— Нет! – крикнул Гарри, его зеленые глаза стали желтыми от ярости. – Это я решил.

— Ты?! – всхлипнула Нарциссия. – Севериус, это… это…

— Поттер! – Снейп вскочил, пытаясь нашарить что-то в кармане.

— Не трудитесь, профессор, — сказал Гарри, протягивая руку, на которой лежали две палочки. – Ни это ли ищете.

Зельевар чертыхнулся, а Нарциссия ахнула. Теперь оба смотрели на Гарри.

— А вы чего ожидали? – спросил тот.

— Почему мы? – спросил Снейп.

— А какого было мне сидеть пятнадцать лет в Азкабане? – спросил Гарри. – Уж вы то знаете, что я был не виновен, но дали против меня показания.

Он посмотрел на Нарциссию.

— Я никогда не любил ни вашего сына, ни мужа, — продолжил он. – Но я уж точно не убивал никого из них.

— Это сделал Маркнейр, — сказала тихо Нарциссия. – Он целил в меня, но Драко закрыл меня собой…

— Надо же, — изумлено поднял брови Гарри. – Не ожидал. Интересно получается, Маркнейр на свободе, убивает по поручению министра. Крэбб и Гойл телохранители Скримджера. Не удивлюсь, если и Лейстридж в этой же компании.

— Белла умерла, — сказал Снейп.

— Неужели Невелл и до нее добрался? – спросил Гарри весело.

-Нет! – выкрикнула Нарциссия. – Когда умер Воландеморт, она стала прежней. Ее злоба и жестокость были из-за заклятия. Но она помнила все, что сделала… Вспомнила, как погиб ОН…

— Кто он? – спросил Гарри.

— Поттер, вы идиот! – крикнул Снейп. – Блэк любил Беллу, и она отвечала ему взаимностью. Она пробралась в Министерство в Отдел Тайн и прыгнула в Арку.

— Как интересно, — сказал Гарри. – Но вы все же не ответили мне.

— Скримджер угрожал нам, — тяжело вздохнув, сказал Снейп. – Мне он пригрозил, что убьет Нарциссию, а ее, соответственно, что меня. А мы любили друг друга еще со школы…

— Что ж я не убью вас, — сказал Гарри. Голос его звучал жестко. – Но лишь из-за того, что знаю, кого это, расти сиротой. Правда вам придется еще это отработать.

Снейп лишь кивнул. Нарциссия ушла укладывать спать дочь. А мужчины остались в зале. Зельевар смотрел на своего бывшего ученика. В этом мужчине ничто его не напоминало. Прежней бы Поттер, услышав о любви Беллы и Блэка, пустил бы сопли. Он бы уже простил их, услышав такую причину. Для нынешнего Поттера, похоже, существовало лишь три чувства: гнев, ярость и ненависть. Это был опасный противник. Настолько опасный, что с ним просто некому было справляться. А это значило, что придется выбирать сторону. Права на ошибку у Севериуса не было. Его женщин никто не защитит кроме него. В таком случае даже выбора не было. Только Поттер.

-Что вы хотели, Поттер? – спросил Снейп.

— Можете называть меня «милорд», профессор, — сказал Гарри, смакуя виски столетней выдержки.

Снейп уставился на своего бывшего ученика.

— «Скримджер, сам создал нового Лорда, — подумал он. – И вероятно, что этот победит».

— Не думайте так громко, профессор, — сказал Гарри поморщившись. – У меня от ваших мыслей в голове звенит.

Снейп в ужасе уставился на него. Глаза Поттера были желтыми с узкими вертикальными зрачками…

4. Доспех короля Артура.

Гарри долго смеялся в след, убегающему Снейпу. Это надо же! Зельевара испугало простейшее заклинание Орлиного глаза. Хотя примерно на такой результат Гарри и рассчитывал. Он не жалел Снейпа. Друзьями им не стать. Да и желания нет. Мужчина откинулся на спинку кресла, обе перевязи с мечами покоились у него на коленях. Он сделал глоток. Салазар любил удобства и уют. Как Слизерин доставал все это, и как он смог устроить из подземелья превосходное жилье, Гарри не знал. Но они частенько сидели долгими зимними вечерами у камина, попивая коньяк или виски, и беседовали. Салазар очень интересно рассказывал. Он много знал, много видел, о гораздо большем читал или слышал…

От мыслей его отвлек домовик. Он стоял перед креслом и смотрел с неодобрением на Гарри. Мужчина расхохотался. Домовик не одобрял его. Эльфы слишком преданы своим хозяевам… Гарри вспомнил, с какой радостью он отправил на смерть Кикимера. От гнева на эльфа у него сами по себе сжались кулаки. Он до сих пор его ненавидел. Гарри многих теперь ненавидел. Стоявший перед ним домовик испугано отошел назад.

— Веди, — сказал мужчина, с трудом справляясь со своими чувствами. – Тебя ведь прислали, что бы ты показал мне комнату.

Эльф судорожно кивнул. Они вышли из зала и отправились вверх по лестнице. В коридорах замка было полно произведений искусств. Стояли рыцарские латы, статуи и вазы. На стенах весели картины и гобелены. Все это было магическим. Гарри заметил, как статуя девушки с копьем переменила позу. Что ж Малфои старый и богатый род. Не удивительно, что они потратили на обстановку коридора в несколько раз больше, чем иная семья на весь дом. Комната, в которую привел Гарри эльф, была большой, но уютной. Кроме кровати и камина здесь стояли шкаф и туалетный столик.

— Иди, — сказал Гарри домовику. – Скажи хозяевам, что раньше десяти я не проснусь.

Эльф вышел. Мужчина еще раз оглядел комнату. На этот раз он задействовал магию. Каким бы ты не был могущественным, но здоровая осторожность не помешает. Ничего опасного в комнате не было. Если конечно никто не придет, пока он спит. Например, это может быть домовик. На всякий случай Гарри зачаровал помещение от проникновения и наложил несколько защитных заклинаний. После этого он разделся и лег спать. Оба меча он положил рядом. Это не была пораноя. Как говорится, береженного Бог бережет. Он погасил свечи и провалился в темную яму сна.

На следующее утро Гарри проснулся в половине десятого. Вначале он оделся и прицепил перевязи с мечами и лишь за тем снял наложенные вчера чары. Мужчина вышел в коридор и отправился в тот же зал. Кроме Снейпа здесь никого не было. Похоже, зельевар боялся за своих родных. «Ну и не станем его переубеждать», — подумал Гарри.

— Доброе утро, профессор, — сказал он вслух. – А где ваша супруга и дочь?

— Доброе утро, П… милорд, — пробурчал Снейп. – Клэр не здоровиться и Нарциссия сейчас с ней.

— Профессор, вы же не считаете меня идиотом, — усмехнулся Гарри. – Так уж получилось, но шел я именно к вашей жене.

— Зачем? — спросил настороженно Снейп.

— Мне кое-что нужно найти в замке, — ответил Гарри. – Я знаю, куда положили эту вещь, но хотелось бы убедиться, что она там.

— Хорошо, — сказал Снейп. – Идемте в библиотеку.

Они вышли из зала. Снейп шел впереди. По его не естественно прямой спине было видно, как он напряжен. Но Гарри не имел желания разубеждать своего бывшего преподавателя. Зачем? Ему не нужно хорошее отношение со стороны этой семейки. Библиотека располагалась на этом же этаже. Она занимала внушительное помещение, которое было заставлено огромными шкафами. Гарри пробежался взглядом по ним, одновременно сканируя. Ничего интересного здесь не было.

За столом сидели Нарциссия с дочерью. Жена Снейпа читала, а дочь что-то рисовала. Когда мужчины вошли обе посмотрели на них, отрываясь от своих занятий. Нарциссия испуганно взглянула на мужа.

— Милорд хотел поговорить с тобой, Нарциссия, — сказал Снейп.

— О чем? – спросила женщина.

— Вы знаете историю этого замка? – спросил Гарри.

— Да, Люциус настаивал, — ответила она.

— А Малфой знал, что этот замок принадлежал когда-то Ровене Равенкло? – спросил Гарри.

— Нет, — Нарциссия удивленно переглянулась со Снейпом.

— Замок перестраивали? – спросил вновь Гарри.

— Да, — ответила Нарциссия. – Даже несколько раз.

— А подземелье под северной башней перестройки затрагивали? – спросил Гарри в очередной раз.

— Нет, его не трогали, — сказала Нарциссия. – Хотя пытались. Кажется, дедушка Люциуса хотел устроить там камеру для пыток. Но рабочие даже войти не смогли.

— Замечательно, — сказал Гарри. Когда он уже был в дверях, то сказал – Клэр, у меня нет таких острых зубов и хвоста тоже.

Он вышел. Снейп же с женой уставились на рисунок дочери. Да там был нарисован Поттер в черной одежде и с торчащими из-за спины рукоятями, с красными глазами, клыками и хвостом. Демон, одним словом. Муж с женой переглянулись. Они не обсуждали вчера Поттера в присутствии Клэр. Девочка сама увидела в нем это. Поскорее бы он ушел.

Гарри тем временем выбежал во двор. Слизерин хорошо все ему описал. Найти северную башню не составило труда. В подземелье до сих пор ощущалась магия. В замок Малфоев Гарри прибыл ради одного. Здесь был спрятан доспех Артура. Да, того самого, что основал Камелот. Слишком сильным артефактом он являлся. Ведь делал его сам Мерлин. Он мог возвести нашедшего, даже последнего бродягу, на трон. В те времена за ним велась охота. Доспех искали все и маги и маглы. Власть – настоящий наркотик. И получив его раз, любому хочется все больше и больше. Основатели нашли его и спрятали здесь. Почуять магию доспеха, можно было лишь здесь в подземельях. Фактически вся северная башня была зачарована на сокрытие его ауры. Зачем он нужен Гарри? Все очень просто. Лишняя сила никому и ни когда не мешала. Гарри вошел в небольшое помещение. Здесь стояла статуя, на ней то и был одет доспех. От мощной магии кружилась голова. Превозмогая себя, Гарри сделал несколько шагов и дотронулся до нагрудника. Доспех был сделан из кожи. В те времена это был наиболее распространенный для этого материал. Железо стали применять гораздо позже. Гарри снял перевязи с мечами и вытряхнул все из карманов. После этого он вновь трансфигурировал одежду.

Спустя час Гарри вышел из северной башни. Слишком долго пришлось разбираться с застежками. Теперь его уже не мутило от магии. Но он чувствовал Силу, исходящую от доспеха. Она пьянила. Казалось, захоти он сейчас и сможет сравнять горы, расколоть землю или вызвать ураган. Пришлось постоять несколько минут на воздухе. Наконец чувства пришли более или менее в порядок. Теперь предстояло окончательно разобраться со Снейпом. Гарри не хотел, что бы Скримджера предупредили. Он еще не был готов к открытому противостоянию. Да министру не следовало знать, что Поттер не полный идиот, которого он из себя строил. Война должна быть внезапной. Министр должен не просто проиграть ее, но и показать свою полную не компетентность.

Гарри вновь вошел в замок. Он направился в библиотеку. Все семейство, как и ожидалось, все еще сидело там. Едва он вошел, Снейп и Нарциссия схватились за головы. Доспех хорошо чувствовал настроение своих хозяев и транслировал его. А Гарри имел последние годы лишь три чувства. Поэтому смесь гнева, ярости и ненависти сводила с ума. Гарри заглушил это качество доспеха. Снейп и Нарциссия посмотрели на него с ужасом. Им было чего бояться. Высокая фигура мужчины была полностью закрыта черной кожей доспеха, от которого исходило небольшое багровое сияние. Видны, оставались лишь глаза, светящиеся ненавистью. Сейчас Гарри как никогда походил на демона мести.

— Я покидаю вас, — сказал он.

Снейп издал вздох облегчения. Фигура его обмякла, словно избавляясь от непосильного груза. Нарциссия же напряглась гораздо больше. Возможно, ей что-то подсказало сердце любящей матери.

— Я не могу контролировать вас на расстояние, — продолжил Гарри. Тут напрягся и Снейп.

— Нет! – вскрикнула Нарциссия. Она уже поняла, к чему он ведет. – Только не моя дочь! Только не Клэр!

— С ней все будет в порядке, — сказал Гарри. – Пока вы молчите. Как только я завершу начатое, она вернется к вам. В противном случае мне придется вас всех убить.

— Ты же обещал! – воскликнул Снейп.

— Я обманул, — спокойно сказал Гарри. – Я никому не доверяю. Так что вы скажите?

— Да мы согласны, — глухо сказал Снейп. Нарциссия плакала, обняв дочь.

— Даю на сборы час, — сказал Гарри. – Можете отправить с ней домовика.

Пока Снейп и Нарциссия собирали дочь в дорогу и давали указание эльфу. Гарри сидел в кресле и пил виски. Раскаяния он не испытывал. Ведь эти двое вполне наслаждались жизнью, пока он отбывал срок. А теперь пришла их пора платить по счетам. И эта лишь малая плата. Даже смерть слишком малая плата. Какая же будет достойна? Верните ему пятнадцать лет жизни. Верните то время, когда он был семнадцатилетним юнцом, любившим весь мир и беспокоящимся за всех людей. Тогда он бы их простил. Правда, им повезло, что он не остался тем Поттером. Тот, выйдя из Азкабана, уже мстил всем подряд. Это было справедливо. Виноваты в его судьбе были все. Ни один человек не усомнился в его вине. А теперь ему уже не будет дела до них.

Наконец сборы были закончены. Снейп вместе с женой, дочерью и домовиком пришли в зал. Эльф нес три чемодана вещей. Зельевар подошел к Гарри, в его глазах бушевало черное пламя.

— Запомни, Поттер, — сказал он. – Если с Клэр хоть что-то случиться я найду тебя и отомщу…

Договорить он не успел. Снейп скорчился у ног Гарри. Такой боли он не испытывал никогда. Даже Воландеморт не знал такой пытки.

— Запомни алхимик, — сказал Гарри. – Никто, ты понял, никто не может угрожать мне. Это первое и последнее предупреждение тебе. Если вы найдете способ связать с министром или еще с кем то вы никогда не увидите вашу дочь. Вас я оставлю в живых. Какого вам будет жить с мыслью, что вы сами убили свою дочь? Думаю не очень хорошо.

Гарри уменьшил багаж Клэр и сунул его себе в карман. Он подошел к девочке и домовику. Гарри взял их за руки и посмотрел на Снейпа и Нарциссию.

— Запомните мои слова, — сказал он и аппарировал.

Муж и жена обняли друг друга. Нарциссия ревела во весь голос.

— Ты думаешь, мы увидим Клэр, — спросила она, подняв голову и взглянув в глаза мужа.

— Поттер не дурак, — сказал Снейп. – От министра она его не закроет. Так что для этого он ее использовать не будет. Но я боюсь совершенно другого. Он ведь может захотеть использовать ее иначе.

Муж и жена обнялись крепче. Они молились. В тот раз молитвы Нарциссии помогли. Ее сын выжил. Помогут ли они сейчас? Кто знает. У них осталось лишь одно. Надежда. И сейчас они молились о спасение своей дочери из рук демона. Да Скримджер создал себе настоящего врага. Демон мести вышел на тропу войны. Кто его остановит?

5. Нора.

Гарри вместе с Клэр и домовиком переместились на луг. Его спутники стояли в стороне. А сам Поттер обдумывал ситуацию. Почему он просто не убил их всех? Теперь у него появилась обуза в виде девчонки. Таскать ее с собой не представлялось возможным. Как никогда Гарри нужна была база. Желательно не в Лондоне. А уж приглядеть за этими двумя труда не составит. Но где найти убежище? Самый важный на сегодняшний день вопрос. Появление новых жильцов там не должно вызвать вопросов. Нужен дом стоявший на отшибе, но, тем не менее, не в глухом месте. Что же делать? Конечно, можно отправить обоих к Мастеру. Только зачем ему это? Слизерин не будет следить за ними. Да и не вызовет его одобрения, то, что Гарри взял заложников.

Мужчина огляделся вокруг и замер. Это было знакомое место. Сам того не ожидая, он перенес всех в окрестности «Норы». С этими местами у него связанны многие приятные воспоминание. Здесь они гуляли, когда Гарри приезжал к Рону. Вон в той роще они играли в квиддич. Да в тюрьме ему не хватало именно полетов, того пьянящего чувства свободы. Но где теперь его метла? Там же где сова и другие вещи. Да уж Хедвига то его точно не предавала, как все остальные.

Нужно навестить «Нору». Интересно было бы посмотреть в глаза предателей. Особенно в глаза двоих: Рона и Джинни, хотя, возможно именно их то здесь и нет. Но ему вполне хватит и остальных. Он уважал Артура Уизли, безмерно любил Молли Уизли, почти так же сильно, как, если бы она была его матерью. С Перси отношения не сложились, но остальных сыновей супругов Гарри считал почти братьями, особенно Рона. А их сестру Джинни он любил больше жизни. Уж эта то семья, казалось, должна была узнать его характер. Но нет, они поверили в этот бред, подготовленный Министерством. Почему? Человека нельзя заставить поверить во что-то. Только он сам может принять чужую точку зрения. Значит, они считали его способным на такое! Предатели! Вот уж кого не стоит жалеть. Он отомстит Уизли. А потом придет очередь Гермионы. Они были самыми близкими ему людьми. И что же сделали? Они предали его любовь и доверие, отбросив дружбу. Им прощения нет.

Гарри помнил дорогу к дому Уизли так хорошо, что мог дойти до него даже ночью с закрытыми глазами. Он бросил короткий взгляд на своих спутников и двинулся вперед. Дорога не заняла много времени. Еще издали он увидел «Нору». Прошедшие годы весьма заметно отразились на облике дома. Он, казалось, еще больше просел и покосился. Стены его были обшарпаны. В доме не горел свет, а из трубы не вился дымок. Неужели здесь никого нет? Гарри ускорил шаг. Вот сарай, в котором Артур Уизли разбирал и заколдовывал магловские вещи. Его крыша давно провалилась. Огород зарос бурьяном и сорняками. То тут, то там среди растений мелькали гномы. Да по всему этому запустению было видно, что тут давно никто не живет.

Гарри открыл дверь. В доме царила темнота. Он вполне не плохо видел в ней и без заклятий, но все же вызвал магический огонь. Все в доме покрывал толстый слой пыли. Довольно неплохо, что у него хватило ума взять с собой домовика. Будет кому навести здесь порядок. Мужчина вышел и сделал приглашающий жест своим спутникам. Девочка и эльф осторожно вошли в темный дом. Клэр скривилась от взгляда на то, что находилось внутри. Да после ее родного замка вид «Норы» вызывал лишь чувство брезгливости. А вот домовик смотрел на весь этот беспорядок оценивающе. Он прав. Гарри улыбнулся. Именно эльфу придется заниматься уборкой.

— Приступай к своим обязанностям, эльф, — приказал он домовику.

Тот лишь поклонился и исчез. Через мгновение в доме зажегся свет. Где-то загремело. Послышался звук текущей воды. Похоже, домовик взялся за работу всерьез. Клэр стояла посреди комнаты и с интересом разглядывала все вокруг. Около стены лежали знаменитые часы Уизли. Они были сломаны. Куда же подевалась, эта чертова семейка?! Гарри сел в кресло. Маленькое заклинание и оно, вместе со всей комнатой, стало чистым. Клэр удивленно на него посмотрела. Прочитать ее мысли не составило большого труда. Девочка думала о нем. Зачем он ее забрал от родителей? Почему он заставил работать Динки, когда мог сам привести весь дом в порядок? А еще она думала, что этот дом принадлежит ему. Гарри тем временем сделал несколько вещей. Во-первых, он повесил снятые мечи на стену. Во-вторых, достал багаж Клэр. Интуиция его не подвела. Один из чемоданов был полностью забит едой. Это было хорошо. Не надо было ломать себе голову, где искать пищу. В-третьих, Гарри изменил облик своих доспехов. Теперь на нем была черная фетровая шляпа с широкими полями и прежний кожаный костюм. Так было гораздо удобнее. Доспех слишком плохо сгибался. Тело мужчины, с непривычки, сильно устало. А еще Гарри наложил несколько заклятий. Ни эльф, ни Клэр не могли теперь из него выйти. Сам дом стал не только не видимым мвглам, но и маги его не заметят. Значит, он все же нашел себе убежище. Это хорошо. Позднее нужно будет заблокировать камины. Да и местность придется зачаровать на аппарирование. Не зачем давать шанс врагам.

Клэр тем временем села на диван. Папа обещал ей, что все будет хорошо. Она ему не поверила. Почему иначе он отдал ее этому человеку. Клэр сильно любила своих родителей. И сейчас уже скучала по ним. Как они там? Почему, этот злой человек не мог просто уйти? Что ему нужно от их семьи? Клэр помнила, что сказал папа о нем. Этого человека нельзя раздражать, иначе он сделает ее больно. Это напугало Клэр даже больше, чем то, как мужчина себя вел. Папа и мама не только не били ее никогда, но даже не ругались. Их семья была счастлива до вчерашнего дня.

Наконец перед Гарри появился домовик. Значит, он закончил работу. Неплохо. Эльф справился за каких-то неполных два часа. Что ж весьма похвально.

— Сэр, я думаю, что девочку нужно покормить и уложить спать, — сказал домовик.

— Так чего ты ждешь? – спросил Гарри. — Преступай.

Эльф кивнул головой и скрылся. Вместе с ни исчезли и чемоданы. Гарри осторожно следил за Клэр. Девочка смотрела на него. Ее черные глаза были широко раскрыты, и в них стояли слезы. Первым порывом Гарри было броситься к ней, обнять утешить и отпустить. Он загнал чувство жалости глубоко внутрь. Его никто не жалел. Почему он должен делать это? И никакая девчонка не изменит его планов. Если надо он убьет ее. Думается это никого не удивит. Жестоко? Ну и что?! Это они сделали его таким. Пятнадцать долгих лет в Азкабане. Каждый день, засыпая, он думал лишь о том, что будет делать, когда выйдет. Даже Салазар его поддержал. Такое не прощают. Он и не собирается. Он не сможет доставить им таких же мук, какие достались ему. Но чашу мучений и унижений они все допьют до конца. Пока же девчонке ничего не грозит.

— Сэр, ужин готов, — перед ним вновь появился домовик.

— Хорошо идем, — сказал Гарри. – Потом уложишь девчонку спать.

Ужин прошел в полной тишине. Клэр исподтишка поглядывала на охотника, но все равно ела. Было видно, что она очень устала и проголодалась. Когда ужин закончился, Динки увел девочку. Гарри полазил по шкафам и нашел почти полную бутылку виски. Что-то слишком часто он пьет. Подумав, мужчина отставил бутылку в сторону. Он сел у камина, и воспоминания захватили его. С каким нетерпением он ждал того момента, когда Уизли заберут его от Дурслей. Дурсли! А про них то он и вовсе забыл. Они ненавидели его. Да они не виноваты в его заточении, но зла причинили не меньше. Вот ими то и необходимо заняться в первую очередь. Никто не останется безнаказанным. Нет, конечно, убивать он их не будет, но этого и не надо. Они называли его ненормальным. Посмотрим, кто в итоги станет психом. Довести человека до безумия нетрудно, особенно, таких как Дурсли.

Да дом навевал много воспоминаний. Счастливая пора его жизни. Несмотря на смертельно опасные приключения, те семь лет были воистину лучшими. Но все закончилось… Все хорошее рано или поздно заканчивается. Годы заключения были ужасны. Спасибо Мастеру. Если бы не Слизерин еще не известно, что стало бы с Гарри. По крайней мере, без его уроков мстить стало бы гораздо сложнее.

Перед Гарри появился домовик. Он был немного растерян.

— Что случилось? – спросил его мужчина.

— Клэр не хочет спать без сказки, — ответил эльф. – Хозяин рассказывал ей их каждый день.

— Ну, так расскажи ей! – взорвался Гарри.

— Она хочет, что бы это сделали вы, — тихонько пропищал домовик и зажмурился, вжимая голову в плечи.

— Что?! – взревел мужчина. – Ну, сейчас я ей задам!

Он вскочил с кресла и направился наверх. Кулаки его были сжаты, а глаза наполнены суровой решимостью.

— Стойте, сэр, — вновь появился перед ним домовик. – Пожалуйста, не обижайте ее. Она еще ребенок.

— Кто ты такой, что бы указывать мне?1 – взревел Гарри.

— Сэр, пожалуйста, расскажите ей сказку, — пищал Динки. – Неужели это вас затруднит.

— А потом мне ей рассказывать их каждый вечер? – возмутился Гарри. – Вот уж нет!

— Сэр, молю, — сказал эльф. – Только один раз. Я обещаю.

— Хорошо, — сказал Гарри. – Но если это повториться…

— О, спасибо, сэр, — пропищал домовик.

Они поднялись наверх. Эльф расположил Клэр в комнате Джинни. Здесь Гарри был лишь однажды… Мужчина встряхнул головой, отгоняя ненужное воспоминание. Девочка смотрела на него немного испугано. Домовик вышел. Гарри сел на стул у кровати. Что же ей рассказать? Ничего не лезло в голову. С тех пор, как он читал сказки, прошло слишком много времени. Хотя… А почему бы и нет?

— Значит, ты хочешь услышать сказку от меня? – сказал он девочке. – Что ж одну я знаю. Это случилось давно. Жил тогда на земле один очень злой маг…

Он рассказывал ей историю своей жизни: о нападении Воландеморта и смерти родителей, о детстве в семье тети, о Хагриде, о Хогвартсе, о друзьях, о Сириусе, о смертях друзей и близких. Мужчина рассказал ей все. Зачем он это сделал? Просто ему вдруг захотелось выговориться. Почему именно маленькой пятилетней девочке? А какая разница кому?

Но то, что она сделала после рассказа, Гарри не забудет никогда. Она внезапно вскочила на кровати, обняла и поцеловала его.

— Все у тебя будет хорошо, — прошептала Клэр, целуя его еще раз.

Затем девочка легла и моментально уснула. Гарри вышел из спальни, тихонько прикрыв дверь. Он спустился вниз и, взяв бутылку и стакан, уселся у камина.

— Я сожалею, сэр, — сказал домовик. – Я не должен был настаивать.

— Уходи, эльф, — прохрипел Гарри.

Домовик исчез. Мужчина налил себе первый стакан. Его сердце билось так сильно, что, казалось, сейчас выпрыгнет из груди. Душа у мужчины горела. Он вновь пережил все те события. И сил бороться с воспоминаниями не было. Хотелось заорать, что-нибудь сломать. В общем, выплеснуть энергию, клекотавшую в нем. Гарри налил себе еще один стакан. Это девочка не была виновата в поступках своих родителей. Он не сможет убить ее… Нет, только не после этих слов. Гарри поклялся себе, что никогда ни он сам никто бы то не было другой, не причинят ей вреда. Уж он за этим проследит. Почему же Снейпу так повезло. У него есть любимые жена и дочь, а у Гарри не осталось никого. Почему? Где же справедливость? Он сам восстановит ее. Никто не останется безнаказанным. Никто.

Гарри так и уснул в кресле, сжимая, в одной руке пустую бутылку, а в другой стакан. А за окном уже серело. Рассвет. Начинался новый день.

6. Годрикова лощина.

Гарри проснулся от громкого звона. В мгновение ока он вскочил, в руках его находились обнаженные клинки. Мужчина оглядел помещение. Его взгляд упал на осколки бутылки. Ну, конечно же! Он вчера напился и уснул с бутылкой. Гарри убрал мечи в ножны. Сегодня его ждало дело. Перед уходом он предупредил Динки, что не эльф не девочка не могут выйти из дома. В его стенах же для них нет запретных помещений. Эльф лишь что-то пискнул в ответ. После этого Гарри аппарировал.

Прайвет-драйв за эти годы изменилась мало. Лишь на крышах выросли различные антенны. У дома №4 стояла какая-то мощная машина. Этой марки Гарри не знал. Он еще до перемещения изменил свой доспех. Теперь по улице шел высокий черноволосый мужчина в черном костюме. Когда он стучал в дверь, то заметил одну странность. Гарри не испытывал никакого волнения перед встречей с родственниками. Лишь огромная волна ненависти поднималась внутри. Приходилось прилагать невероятные усилия, что бы ни дать, ей вырваться. Слишком хорошо он помнил, что говорили о нем родственники на суде. Скримджер приволок маглов на судебный процесс. Ненависть Дурслей к Гарри стала лучшим союзником Министра. И он не прогадал. Родственники Гарри забили гвоздь в крышку его гроба. Именно поэтому он сейчас испытывал такую ненависть к ним. Из-за своего детства Гарри не стал бы мстить этим жалким маглам. Но такого прощать нельзя.

На стук дверь открыла девушка лет шестнадцати. В ней ничего не было от Дурслей. Она была очень красивой и обещала с возрастом расцвести еще больше.

— Кто вы, мистер? – спросила девушка.

— Я, мистер Поттер, — сказал Гарри. – Родственник Дурслей.

— Мам, тут пришел мужчина, родственник бывших домовладельцев, — крикнула она в дом, обернувшись.

— Пусть войдет, — раздалось из дома.

Гарри не узнал свой дом. Когда он жил в нем, здесь царили порядок и чистота. Теперь дом стал уютным. Хотя в нем и прибавилось хаоса и беспорядка. Из кухни, по крайней мере, раньше она была именно там, вышла женщина лет сорока. Она была еще красивее дочери. Теперь Гарри уже не был удивлен внешностью девушки.

— Здравствуйте, так вы родственник предыдущих владельцев? – спросила женщина.

— Здравствуйте, — ответил Гарри. – Да я родственник Дурслей. Меня зовет Гарри Поттер.

— Мы переехали в этот дом пятнадцать лет назад, — сказала женщина. – Неужели вы не в курсе?

— Видите ли, мэм, — сказал Гарри. – Я был очень далеко, оттуда сложно связаться с родственниками. Вы не знаете, где они могут быть?

— Простите… Даже не знаю, как вам сказать… — пролепетала женщина. – Они погибли в автокатастрофе пятнадцать лет тому назад.

— Не может быть! – выдохнул Гарри.

— Простите, — сказала женщина. – Мы купили этот дом у какой-то их родственницы. Он достался ей по завещанию.

— А вы не знаете, где они похоронены? – спросил Гарри.

— Знаю, на местном кладбище, — ответила женщина. – Все их личные вещи лежат на чердаке, если вы хотите…

— Нет-нет, спасибо, — поблагодарил Гарри. – Спасибо вам за все. Прощайте.

Гарри покинул дом и отправился к местному кладбищу. Городок был маленьким, и он прошел его за каких-то двадцать минут. Кладбище было старым. Гарри узнал у сторожа, где находятся могилы Дурслей.

Они лежали в очень хорошем месте. Гарри считал, что его родственники не заслуживают такого. Он смотрел на три надгробия. Мужчина был в ярости, они ушли от его мести. Внезапно он бросил взгляд на дату их смерти. Дурсли погибли четвертого сентября 1998 года. Гарри замер. В этот день его жизнь изменилась. Она уже больше никогда не будет прежней, как и он сам. Это был день его приговора.

Гарри положил руку на надгробие тети Петунии. В голове зашумело…

Жаркий сентябрьский день. Машина несется по шоссе. Дурсли дружно подпевают радио. Настроение у них замечательное. Наконец-то из их жизни исчез этот урод. А на встречу едет бензовоз. Дальнейшее понятно. Цистерну бензовоза развернуло, перегородив дорогу. Дядя Вернон не успел нажать на тормоза. Машина Дурслей на полной скорости влетела в бензовоз, как и несколько других. Искра. И шоссе погрузилось в огненный ад.

Гарри очнулся. Он не изменился в лице. Смерть Дурслей вызвала у него ярость. Это он должен был им отомстить. Мужчина приготовил им много мучений. Сегодня Гарри шел посмотреть им в глаза. Такого жестокого разочарования он не испытывал никогда.

Внезапно в его голове мелькнула мысль. Он давно не был на могиле родителей. Ему захотелось посетить место, где они покоятся. Гарри был там лишь однажды летом перед седьмым курсом. Ему понравилось место, где жили Поттеры. Но от старого дома осталась лишь воронка. Если и строить там дом то с нуля. Возможно, когда все закончиться он займется этим. Рядом с домом располагалась маленькая деревушка, да развалины замка. Теперь там остались лишь сад да фамильный склеп. Теперь Гарри был последним представителем рода Поттеров и Эванс. Все остальные родственники мертвы. Мужчина аппарировал с кладбища.

Весь двор зарос травой и сорняками. Плодовые деревья за эти годы одичали. Склеп оброс плющом. Казалось, место наполнено тайнами. И одна уж точно была. Гарри заметил ее еще в первое свое посещение. На склепе располагался герб. Его он отлично знал. Это тема была самой интересной на истории магии. Герб принадлежал Годрику Гриффиндору. Причем здесь основатель и родовой герб Поттеров мужчина не знал, тогда. Теперь, когда ему объяснил Салазар, Гарри узнал, что является потомком Годрика, стало все понятно. Поттеры сменили фамилию, но оставили родовой герб. Гарри вошел в склеп. Саркофаги его родителей стояли ближе всего к входу. Мужчина встал рядом с ними. За все прожитые годы у него сложился свой образ родителей. Наверняка, он был неверен. Для Гарри они были самыми главными авторитетами. Конечно, сейчас он уже не задумывался, как родители отнеслись бы к его поступкам. Но все равно для него они оставались эталоном, а не живыми людьми. Семью ему заменили Сириус, Рон, Гермиона и семья Уизли. Крестный погиб. Гарри верил, что уж он то точно поверил ему, а не Министерству. Сириус сам отсидел двенадцать лет в Азкабане по навету. Все эти годы Гарри не мог понять, почему же Дамболдор не защитил его. Старый директор знал, что Хранителем тайны являлся Хвост. Он ведь сам накладывал это заклятие. Ответ был, но ужасный. Единственная причина такой ситуации могла быть лишь в том, что Дамболдор специально сделал так. Ему нужно было отдать Гарри именно Дурслям. Врят ли Сириус согласился бы с этим. Поэтому то он и пошел в Азкабан. А директор выковал из Гарри свое оружие для битвы с Воландемортом. Думается, если бы директор выжил, он бы помог Министерству. Оружию такой силы не должно быть места в мире, если нигде не идет война. Директор не интересовался судьбой отдельной личности. Его волновали судьбы мира и общества в целом. Хотя надо признать со своей жизнью он расстался спокойно. Но это был его выбор. У Гарри же судьбы была известна. Он должен был столкнуться с Воландемортом и столкнулся. Наверное, больше всего Министерство удовлетворила бы его гибель в схватке. Тогда бы они могли еще, и заработать себе очки на смерти. Но этого не случилось. А живой герой в мирное время опасен. От него избавились. Он был зол на Министерство. Но самую большую ненависть вызвали друзья. Со Снейпом и его женой все было ясно. Они ненавидели его. А вот остальные… Но больше всего его гнева заслужили трое. Этих людей он любил. А они предали его. Он рискнул бы жизнью за каждого из них, а они поверили в первый же навет. Значит, они не были его друзьями. Они узнают силу его гнева. Гарри попрощался с родителями и вышел из склепа. Он не стал аппарировать сразу в Нору, а решил пройтись немного.

Места здесь были удивительные. Центром всего являлся холм. На его вершине находились руины замка. Дом Поттеров когда-то стоял на склоне. У подножья холма с одной стороны располагается деревушка, с другой та самая лощина, а с третьей течет река. Где-то за рекой виднеется лес. А вокруг расстилались поля и луга. Небо над головой голубое-голубое. Да красивое место и уютное.

На встречу Гарри поднимался крестьянин. Судя по всему, ему было лет пятьдесят. Увидев Гарри, мужчина замер и удивленно вытаращил глаза.

— Джемс?! – прохрипел он. – Ты же умер!

— Меня зовут Гарри, сэр, – ответил Поттер. – Гарри Джеймс Поттер.

— Так значит ты малыш Гарри, — удивился крестьянин. – Мы думали, что Поттеры погибли все.

— Я выжил, — сказал Гарри. – Жил у родственников.

— Вот радость то! – улыбнулся крестьянин. – Я – Джон Робсон. Мы дружили с твоим отцом. Вы, Поттеры, хоть и богатые люди, но нос не задирали никогда. Сегодня сообщу всем нашим. Вы мистер Поттер перебирайтесь сюда. Мы вам дом отстроим лучше прежнего. Да и земля эта вся вам принадлежит.

— Правда?! – удивился Гарри.

— Да, — ответил Робсон. – А вон те развалины были когда-то вашим родовым замком. Да даже деревня наша была вашей. Перебирайтесь.

— Я подумаю, мистер Робсон, — сказал Гарри. – А пока извините, пойду, прогуляюсь.

— Да-да, конечно, — закивал головой крестьянин. – До свидания, мистер Поттер.

— До свидания, мистер Робсон, — попрощался Гарри.

Двое мужчин расстались. Гарри захотелось подняться на вершину холма, посмотреть на развалины. Подъем не занял много времени. Даже сейчас размеры замка впечатляли. Интересно, каким же он был раньше. Гарри осмотрелся вокруг. Земли вокруг были видны как на ладони. Похоже, раньше все они принадлежали его семье. Теперь остались лишь холм да лощина. А вот замок практически сравняли с землей, как и крепостные стены. Правда, кто-то начал отстраивать его вновь. Похоже, к этому приложил руку и отец. Камни были сложены в груды. Наверное, это была заветная мечта Поттеров, восстановить родовой замок. Возможно, Гарри и воплотит эту мечту в жизнь, но не сейчас…

Внезапно он почувствовал магию. Ее источник находился под землей. Похоже, что разрушение замка не затронуло его подземелье. Теперь нужно найти вход в него. Это удалось сделать довольно быстро. Вся площадка была расчищена от камней и мусора. Гарри вошел в темноту. Он не стал использовать заклятие света. А наложил ночное зрение на глаза. Гарри двигался во тьме. В подземелье было сыро. Но он чувствовал лишь магию. Шел он не долго. Подземелье могло напугать. Скелетов он не встретил, но кандалы и цепи попадались часто. Наконец Гарри увидел свет впереди. Там кто-то был. Гарри наложил на себя невидимость и стал осторожно пробираться вперед. Его глазам открылась странная картина. Это был грифон. Он лежал на полу и ковырялся в своих перьях. Внезапно гигант посмотрел на Гарри.

— Человек, — проклекотал он. – Покажись!

— Ну, — спросил Гарри, снимая невидимость. – Чего тебе?

— Значит очередной Поттер, — проклекотал грифон. – И почему ты пришел только сейчас?

— Может потому, что я ничего о тебе не знал, — сказал Гарри.

— Твои родители обязаны были привести тебя сюда еще до поступления в школу, — клекот стал грознее.

— Может быть так и случилось бы, — сказал Гарри. – но мои родители погибли тридцать два года назад.

— Что произошло? – удивился грифон.

— Их убил темный маг, — сказал Гарри. – Пятнадцать лет назад я отомстил.

— Но почему же ты не появился здесь? – спросил грифон возмущенно. – Я все эти годы сижу и голодаю, охраняя вашу проклятую книгу!

— Меня только не давно выпустили из тюрьмы, — сказал Гарри раздраженно.

— За что тебя посадили? – вновь удивилось чудовище.

— Я мешал Министерству, — ответил мужчина. – Они за это ответят.

— Ты сейчас похож на друга своего предка, — сказал грифон.

— Потому что моя мать являлась потомком Слизерина, — ответил Гарри.

— Значит, ты собрался мстить, — сказал грифон. – Я помогу тебе, но с одним условием. Ты должен восстановить этот замок.

— Но как? – спросил Гарри. – Тут ведь куча работы.

— За моей спиной есть комната, — сказал грифон. – Там лежит книга. Она поможет.

Гарри настороженно обошел грифона. За спиной у того действительно была дверь. В комнате, в которую он попал, не было ничего кроме подставки и толстой книги. Гарри открыл ее и стал читать. Чего здесь только не было. Таких зелий и заклинаний не было больше нигде. Книга была рукописной, ее последние страницы писали родители Гарри. Мать записывала рецепты, а отец заклинания. То что было нужно Гарри, находилось на первой странице. С помощью этого заклятия можно было не только ремонтировать, но даже строить замки заново. Гарри уменьшил книгу и вышел из подземелья. Для того, что бы получить нужный результат, необходимо было представить желаемое как можно более подробно. Мужчина так и поступил. Дочитав до конца заклятие, он открыл глаза. Его взору предстал величественный и прекрасный замок. Он не был похож ни на один из тех, что Гарри видел ранее. На центральной башне была специальная комната для грифона. Тот, по-видимому, это уже знал. Чудовище вылетело из подземелья и перелетело в свой новый дом.

— Я вернусь завтра, — сказал Гарри грифону.

— Хорошо, — ответил тот. – Ты выполнил свою часть сделки. Я выполню свою.

Перед тем как аппарировать, Гарри наложил на замок заклятие. Теперь всем маглам будет казаться, что здесь по-прежнему руины. Это место станет отталкивать их. Да и незачем им сюда лесть. Гарри отправился в «Нору».

7. Незапланированная встреча.

Коренастый мужчина стоял у стола заставленного различными алхимическими приспособлениями. Чего здесь только не было. Колбы, реторты и пробирки соседствовали с жаровней, котлом и чашами. Мужчина был одет в одежду из черной ткани с вышивкой серебром. Лицо его было сухим и желчным. Глаза глядели с лихорадочным огнем. Но весь образ злого сумасшедшего гения портили огненно рыжие волосы. Вокруг мужчины лежали, стояли в шкафу десятки книг. У знающего человека их названия вызвали бы ужас. Мужчина являлся некромантом. Таким был Персиваль Уизли в свои тридцать семь лет.

Этот дом, в котором он жил, не принадлежал ему. Да и не кто из живущих здесь не мог назвать его своей собственностью. Владелец этого дома сейчас находился в клинике. Перси бросил злой взгляд на газету, лежащую перед ним на столе. В ней говорилось, что некого мистера Поттера освободили из тюрьмы Азкабан. Но в связи с его здоровьем он не способен заботиться о себе сам. Мистера Поттера поместили в закрытое лечебное учреждение. Перси испытывал ярость и гнев. Эти ублюдки не только сломали жизнь Гарри, но заперли его навечно. Почему же он тогда не вмешался? Этот вопрос Перси задавал себе уже пятнадцать лет. Он один из виновных в происходящем сейчас. Если бы тогда он сказал правду, возможно, все было иначе. Но он испугался, и, сейчас, происходит все, что заслужили он и остальные. Дом стоял в магловском районе Лондона. Никто о нем не знал. Хотя нет, знали. Просто найти не могли. Хранитель тайны умер давным-давно. Даже сам Перси не смог бы назвать адрес. Он просто аппарировал в помещение. Дом был старым, большим и богатым. Когда-то в нем жило благородное семейство Блэков. Последний представитель рода, Сириус Блэк, оставил его в наследство своему крестнику Гарри Поттеру. Но вот уже тринадцать лет здесь живут совсем другие люди, одним из которых и является он, Перси Уизли.

От мрачных мыслей мужчину отвлекла вошедшая женщина. Судя по ее лицу она была родственницей Перси. Хватило бы одного взгляда, что бы сказать, что с ней не все в порядке. Нет, женщина была аккуратно одета и расчесана. Но ее лицо наводило на мысль о полном отсутствии разума. Оно было безмятежно. Гладкая чистая, как у младенца, кожа и абсолютно пустой взгляд. Да, она сумасшедшая. Такова была боль Перси, его сестра, Джинерва Уизли являлась умалишенной. Немного преображалась она лишь тогда, когда в доме появлялся третий жилец. К сожалению, это не происходило часто.

Вся история началась двадцать с лишним лет назад. Тогда на перроне они встретили маленького черноволосого мальчика. Для родителей Перси он стал еще одним сыном. За следующие семь лет случилось много всего. Апогеем той истории стала Битва. Гарри Поттер победил и убил Воландеморта. После этого у него исчез шрам от проклятия. А глаза стали видеть и без очков. Все славили Мальчика-Который-Выжил. Какого же было потрясение, когда люди узнали, что Министерство арестовало Гарри. Потребовалось всего три свидетеля, что бы вынести приговор. Нарциссия Малфой рассказала, кто убил ее мужа и сына, Севериус Снейп поведал о смерти Альбуса Домбалдора. Мистер Оливандер провел экспертизу палочки подсудимого и ее ретроспективу. Это стало шоком для всего магического сообщества. Их герой оказался самым сильным Темным магом со времен Слизерина. В семнадцать лет юноша успел стать убийцей двадцать семи человек. Перси знал, что он не убил ни одного из них. Но он промолчал. Скримджер пригрозил уничтожить его семью. А все остальные Уизли и Гермиона поверили Министерству. Они все тяжело переживали этот факт. Но хуже всех пришлось Джинни и Молли Уизли. Сестра Перси сошла с ума от мысли, что ее любимый жестокий убийца. А мать умерла через неделю после оглашения приговора, разрыв сердца. После таких страшных ударов Артур Уизли не смог оправиться. Он ходил на работу, ел, но от того веселого мужчины, помешанного на вещах маглов не осталось ничего. Ровно на год отец пережил мать. Он умер от инсульта. После этой смерти дети Уизли разбрелись кто куда. В Англии начиналась новая эпоха. Скримджер с Министерством начали прибирать власть к рукам. А семейство Уизли этому мешало. Билл с Флер уехали во Францию. Чарли с головой погрузился в работу. Он вновь вернулся в Румынию к своим драконам. Фред и Джордж перебрались в Америку. Они по-прежнему занимались своим магазином, но теперь он стал для них просто бизнесом. Рон с Гермионой все же поженились. Они переехали жить в Австралию. Там младший брат Перси стал вратарем сборной и ее капитаном. Благодаря ему Австралия два раза становилась чемпионом мира. Его жена родила двух дочерей и преподавала в тамошней школе магии. А вот Перси остался с Джинни. Сестра не хотела уезжать из Норы. Остальные братья, конечно, помогали ему в меру сил и возможностей. Но беды не оставили их семью в покое. Казалось, Судьба решила пнуть их побольнее. Первыми в ее списке оказались близнецы. Они готовили новый продукт для своего магазина. Взрыв уничтожил лабораторию. От Фреда и Джорджа не осталось ничего. Следующим стал Билл. Он не был оборотнем, но тем не менее луна воздействовала на него. Тогда во Франции поднялся бунт оборотней. Флер и Билл гуляли по магическому кварталу Парижа, когда авроры устроили облаву. Билл погиб сразу. А через минуты Флер от боли, горя и отчаяния создала такую магию, что взрыв уничтожил все в радиусе пятьсот ярдов. Чарли то ли сожрал, то ли спалил один из его питомцев. В общем, от него не осталось ничего. С Роном произошло и того хуже. Это случилось пять лет назад на финале последнего кубка мира. Рон как всегда ловил все мячи, летящие в его ворота. Счет на табло был уже 220: 30 в пользу его команды. Один из загонщиков в сердцах запустил в него бладжером. Рон как раз что-то кричал своему ловцу. Он не видел удара. Бешеный мяч снес его с метлы. Рон упал с высоты в девяносто футов. Судьи подстраховали его, иначе бы он разбился в лепешку. Но капитан упал спиной. Перелом позвоночника и паралич нижней части тела. Гермионе пришлось тяжело. Перси гордился невесткой. Это не только невероятно умная женщина, такое не редкость. Гермиона еще и очень сильная духом. Она выдержала все. Сейчас Рон живет вместе с ней в школе. Лишь на лето семья покидает ее.

У Перси сложилось впечатления, что судьба решила наказать его семью за то, что они предали Гарри. Это возможно. А может быть, Гарри являлся их талисманом. Они сами лишили себя его поддержки. Грустная история.

Сам Перси вместе с сестрой перебрался сюда, в дом Гарри. Это место было тяжело найти. К тому же здесь всегда находились Добби и Винки. На них Перси мог сбросить часть своих забот. Домовики очень сильно ему помогали.

Некромантом Перси стал семь лет назад. В библиотеке Блэков было много книг по темной магии. А в лаборатории оказались ингредиенты и рецепты для некромантских зелий. За эти годы Перси добился весьма высоких успехов. Его мечтой было найти лекарство для сестры и брата. И рассказать им всю правду, им и Гермионе. А сейчас он готовился к противостоянию с Министерством. Для этого потребуется много сил и знаний. На Орден он не надеялся. Да и не осталось от него почти ничего.

Каждый день Перси проходил одинаково. Он читал книги, разучивал новые заклинания и занимался в лаборатории. Если бы не эльфы он бы и есть забывал. Каждый день он проводил два часа с сестрой. Джинни лишилась рассудка от сильного потрясения. Книги по психологии говорили, что вернуть ей разум может такое же потрясение. Возможно, но Перси сомневался в этом.

На сегодня он наметил себе посещение Лютного переулка. Только там можно было достать необходимые ему ингредиенты и книги. Перси поручил заботу о сестре Винки, а сам аппарировал. В начале он зашел к своему скупщику. Перси продавал ему зелья собственного изготовления. Они постоянно пользовались спросом. На этот раз ничего не изменилось. За пять флакончиков он получил больше тысячи галеонов. После этого он посетил еще три лавки. Мужчина шел в последний магазинчик, когда увидел ЕГО. Это был высокий тип с длинными волосами, собранными в хвост. Одет незнакомец был в кожу с металлическими заклепками. За спиной на перевязях у него висело два меча. Он так же увидел Перси. Оба мужчины застыли, глядя друг на друга. Уизли узнал стоящего перед ним человека. Хотя, это было очень трудно. Годы не прошли для него даром. Лицо стало суровым, но не оно пугало Перси. Он с дрожью всматривался в зеленые глаза мужчины. Они пылали яростью и гневом. Казалось, что иначе выглядеть эти глаза просто не могут. Наконец Перси выдавил из себя единственное слово.

— Гарри… — прохрипел он.

— Перси, — ответил мужчина.

— Нам нужно поговорить, — сказал некромант.

— Прямо здесь? – саркастически улыбнулся Поттер.

— Нет, — ответил Перси. – В доме Блэков.

— Если ты помнишь, Дамболдор мертв, — вновь усмехнулся Гарри. – Да и что ты вообще делаешь в моем доме?

— Я все объясню, — сказал Перси. – Туда можно аппарировать. На чердак.

— Хорошо пошли, — сказал Гарри.

Оба мужчины аппарировали. Перси проводил Гарри в библиотеку. Здесь они и сели для разговора. Перси пересказал всю историю. Того, что произошло с Гарри и семьей Уизли. Он знал все планы Скримджера. Некромант рассказал и то, как получилось сотворить такую «ретроспективу» с палочкой Гарри. Фактически, Оливандер, как ее создатель, мог сделать с ней все, что угодно. Гарри выслушал его совершенно безучастно.

— Я догадался до многого сам, — сказал он холодно. – Не бойся, я не буду мстить ни тебе, ни Джинни. Вы и так наказаны. Вы можете и дальше жить здесь. У меня есть жилье.

— Спасибо, Гарри, — сглотнул Перси. – Но ты ведь будешь мстить?

— Да, — голос мужчины стал грозным. – Ты не согласен?

— Нет-нет, — зачастил Перси. – Ты имеешь такое право. Но может, я могу искупить часть своей вины? Я готов присоединиться в твоем походе?

— Возможно, — задумался Гарри. – Ты хорошо изучил некромантию?

— Неплохо, — пожал плечами Перси.

— Я приду завтра, — сказал Гарри, поднимаясь.

— Ты не хочешь увидеть Джинни? — спросил Перси.

— Мне будет тяжело на нее смотреть, — сказал Гарри. – Я ведь любил ее.

— Гарри, я не сказал тебе всего… — тихо проговорил Перси.

— Да? – сказал Гарри.

— Джинни родила дочь, через семь месяцев после суда, — выпалил Перси. – Она назвала ее Лили.

— ЧТО?! – голос Гарри стал громовым.

— Девочка очень похожа на твою мать…— прошептал Перси.

— У меня есть дочь?!— вскричал Гарри. – Мне необходимо это обдумать.

С этими словами мужчина исчез. Перси перевел дух. Тот про кого Министерство заявило как о сумасшедшем, был чрезвычайно силен. Он не пользовался палочкой для колдовства. Вдобавок ко всему Гарри аппарировал из комнаты, на которую наложено специальное заклятие. Да такого врага у Министерства не было.

Губы Перси раздвинулись хищной улыбке. Уже скоро придет время мести. Скримджер и Министерство узнают, кого приходится врагам Поттера. А уж сам Перси на этот раз не подведет…

…Первый камень сорвался со склона. Задрожали остальные. Не повезет тому, кто окажется на пути камнепада. Лавина его снесет…

8. Первые рекруты.

После разговора с Перси Гарри вернулся назад в замок. Ему предстояло обдумать услышанное. Это было невероятно, то, что у него есть дочь. И него внутри вновь поднимался гнев. Уизли, как и Дурсли, ушли от его мести. Это было не справедливо. Он хотел все сделать сам, глядя в глаза этим людям. Ему не удалось. Что бы успокоиться, Гарри внушил себе, что еще остались те, кому он отомстит.

Замок был чудесный. Гарри с Клэр и эльфом перебрались сюда еще вчера. И девочке и домовику он понравился гораздо больше Норы. Вчера они устраивались. Ведь создавая замок, Гарри не подумал об обстановке. Теперь же они занимались мебелью и прочими мелочами, которые скрашивают жизнь. Грифон посоветовал обследовать некоторые камеры в подземелье. Как не странно там нашлись картины, гобелены и книги. Там же, в подземельях обнаружился винный погреб. Тут находились огромные ряды стоек с бутылками и бочек. В общем, весь вчерашний день Гарри и Динки посвятили благоустройству замка.

А сегодня Гарри узнал такое. У него есть дочь. Девочке уже пятнадцать. Что она думает об отце? Именем Гарри Поттера проклинают во всем мире. А уж тут в Хогвартсе тем более. Бедная девочка, что она уже пережила. Лили либо сломалась, либо выросла очень сильной. Дети наверняка дразнили ее. Ведь в их понимании она была дочерью самого ужасного человека. За это нужно благодарить Министерство. Уж Гарри то этого не забудет. Пусть Министр пока празднует свою победу над ним, тем неожиданнее будет удар. Однако потом все кинуться искать Гарри. О доме Сириуса знают слишком многие. Как бы ненавидел мужчина Джинни и Перси, они нужны ему оба. Его дочь любит их обоих, а Перси, к тому же, может рассказать правдивую историю его обвинения. Значит необходимо перетащить их сюда, вмести с домовиками. К тому же есть еще один плюс. Перси весьма сильный некромант. Салазар не учил Гарри этому виду магии. Он ненавидел некромантию.

Гарри вошел в столовую. Здесь уже сидела Клэр. Что могла понять из его рассказа маленькая девочка? Но, тем не менее, после той ночи она изменила свое отношение к нему. Клэр очень хорошо рисовала. Теперь демона на ее рисунках сменил образ ангела. Это тоже был Гарри с печальными зелеными глазами, со скорбным лицом и черными крыльями. Падший ангел. Клэр, похоже, является очень чувствительным ребенком. Если бы Гарри мог, он вернул ее родителям. Но нельзя развязывать реки Снейпу. Старый зельевар опасный противник. А то, что он испугался Гарри, говорило о том, что Снейп предупредит Скримджера. Этого нельзя было допустить. Ресурсы министра были гораздо больше чем у него. Министерство обладало целой армией авроров. Что бы сразиться с ними, Гарри нужно собрать свою. Для этого так же необходим Перси. Он должен поведать об обстановке и настроении общества. Нет, Гарри не сомневался, что большинство из волшебников, вновь забьются в самые глухие углы, что бы переждать и посмотреть чем все кончиться. Они были самыми обычными обывателями. Ну, ничего он их встряхнет.

Динки поставил перед Гарри еду. Мужчина принялся за обед. Но даже вкуснейшая пища не могла отвлечь его от дум. Взвесив все «за» и «против», Гарри сразу же после обеда отправился в свой дом. Да, этот дом принадлежал ему. Сириус оставил его. Но лучше бы остался сам.

— Динки, — сказал перед уходом Гарри домовику.— Приготовь еще две комнаты и жди пополнения. У тебя появятся двое подчиненных.

— Динки знает их, сэр? – спросил эльф.

— Думаю, что одного то точно, — сказал Гарри. – Это Добби.

— Сэр, сказал, Добби?! – вскрикнул домовик. – Но это предатель, сэр. Добби предал предыдущего хозяина.

— Так ты, Динки, на стороне Люциуса Малфоя? – спросил Гарри. Голос его стал угрожающим.

— Нет, сэр, — домовик испуганно запищал.

— Видишь ли, Динки, — сказал Гарри. – Добби служит мне более пятнадцати лет. Я доверяю ему больше, чем многим людям. Хотя и у него есть недостатки.

— Я понял, сэр,— сказал Динки. – Вы сделаете меня старшим?

— Да, — ответил Гарри.

После этого он аппарировал. Дом не сильно изменился за те годы, что Гарри здесь не был. Кто-то был в библиотеке. Гарри слышал тоненький голосочек. Он узнал его – Винки. Мужчина решил сразу же дать ей поручение. Гарри открыл дверь библиотеки и застыл на пороге.

Винки оказалась не одна. Вместе с ней в библиотеке находилась женщина. Ростом она сравнялась с Перси. На ней было одето не нарядное, но добротно сшитое, платье. Волосы женщины были коротко пострижены. Гарри не знал, как эта прическа называется, но ей шла. Женщина обернулась. Мужчина с ужасом отшатнулся. Лицо женщины ничего не выражало, как и его, но напугало его другое. Рот женщины был открыт. Она пускала пузыри, как младенец. В пустых ее глазах не было ни капли интеллекта. Женщина была непросто сумасшедшей. Ее развитие деградировало до уровня младенца. Это была любимая женщина Гарри, мать его ребенка – Джинни Уизли. Это было ужасно. Несмотря на все ненависть, что он к ней испытывал, Гарри не желал ей такого. Он бы лучше ее убил.

Поддаваясь порыву, мужчина вплотную приблизился к ней. Их глаза встретились. Что нашло на сумасшедшую никто и никогда не узнает. Она завопила что-то и бросилась к мужчине. За мгновение до этого Гарри увидел, как в ее взгляде, что-то изменилось. Как будто бы маленькая искорка разума вспыхнула там. Его промедление сыграло с ним плохую шутку. Женщина прыгнула на него и обхватила руками и ногами. Она смеялась и кричала, прижимаясь к нему.

— Вернулся, вернулся, вернулся, — твердила она без перебоя.

— Хозяин?! — удивленно пискнула Винки.

Дальнейшее не наблюдал никто и никогда. Эльфийка свалилась в обморок. На этот шум прибежали Перси и Добби. Последний последовал примеру Винки. На Перси же напал истеричный смех. Гарри с трудом, с уговорами и обещаниями, удалось уговорить Джинни, слезть с него. Она послушалась, но вцепилась в его плечо так, что оторвать ее не представлялось возможным. Из младенца ее интеллект скакнул в девочку лет десяти.

— При Лили, она тоже становится умнее, — сказал успокоившийся Перси. – Но не да такой степени.

— Как долго она такая? – спросил Гарри.

— Она начала сходить с ума с момента твоего ареста, — сказал тот. – В день приговора она окончательно стала такой.

— Они мне за это ответят! – голос Гарри стал не просто громким. Он оглушал. Этот голос казался осязаемым.

— Я готов, Гарри, — сказал Перси. – Можем отправляться хоть сейчас. Я тебе помогу в меру сил и возможностей.

— Еще рано, нам предстоит уничтожить не только Скримджера и его подручных, но и всю созданную им систему, — успокоил его Гарри. – А пока переедим в более безопасное место.

— Куда?! – удивился Перси.

— В родовой замок Поттеров, — ответил Гарри.

В начале он перенес всех четверых в замок. Джинни так и не отпустила его руку. Гарри сел с ней в Каминном зале. А Перси с тремя домовиками занялся переездом. Самым главным, конечно, были их личные вещи, книги и лаборатория. Кроме этого эльфы перенесли кухонную утварь, посуду и запасы продовольствия.

Джинни, наконец-то, отпустила руку Гарри. Но лишь для того, чтобы лечь головой к нему на колени. Так эти двое и уснули на диванчике у камина. Мужчина сидел, держа на коленях голову женщины, которая свернулась в клубочек. Даже во сне он нежно гладил ее голову одной рукой. Вторая лежала на плече женщины. Лицо его впервые стало умиротворенным.

— Наконец-то, — прошептал Перси. – Я увидел того Гарри, что знал когда-то. Жаль что не на долго…

— Вы правы, — пискнул Динки. – Хозяин имеет слишком большую боль, что бы остановиться…

Несколько последующих дней Гарри не мог ничем заняться. Джинни не отходило от него. Когда-то он отдал бы все за это, но не теперь. Сейчас ему необходимо было собирать союзников. Была еще одна проблема. Гарри давно не был с женщиной. Его организм буквально требовал этого. Но это было не возможно. Заниматься любовью с Джинни, казалось ему тем же самым, как если бы он желал заняться этим с ребенком. Но она возбуждала его. Ему приходилось пить специальные зелья. Конечно, можно было найти другую партнершу. Но не с кем другим он не хотел заниматься этим.

Лишь спустя неделю Джинни немного успокоилась. Она подружилась с Клэр. Девочка и взрослая женщина стали много времени проводить вдвоем. Гарри заметил, что Джинни относится к девочке, как к дочери. Из всех обитающих в замке она говорила лишь с ним и с Клэр. Девочке она пела песенки, укладывая ее спать. Они с Гарри по-прежнему спали в одной кровати. Во всем остальном разум Джинни так и остался на уровне десятилетнего ребенка. Но и это был уже большой прогресс.

Спустя две недели после переезда в замок Джинни и Перси, к Гарри пришли два человека. Это произошло ночью. Гарри с Перси сидели в лаборатории, пытаясь найти малейшее указание на средство для лечения Джинни. Это стало идеей фикс у Поттера. Несмотря на годы ненависти, он любил эту женщину. И прощать ей было нечего. Она сошла с ума еще до оглашения приговора. И за это министр ответит.

— К вам посетители, хозяин, — появился перед мужчинами домовик.

— Кто? – спросил Гарри.

— Мужчина и женщина, — ответил домовик.

— Хорошо проведи их сюда, и принеси закуски и алкоголь, — сказал Гарри. – Это ведь не твои хозяева.

— Нет, хозяин, — сказал эльф. – Это не они.

Несколько минут спустя Динки ввел двух человек в библиотеку. Гарри сразу же узнал обоих, как и Перси. Это были Люпин и Тонкс. Голова оборотня совсем поседела. Лицо было изможденным. Но глаза горели решимостью. Тонкс выглядела лучше, но с такой же решимостью во взгляде.

— Здравствуй, Гарри, — поздоровались они.

— Чего же вы хотите? – спросил Гарри.

— А почему ты решил, что мы чего-то хотим от тебя? – спросила Тонкс.

— Тише Нимфадора, — успокаивающе положил ей руку на плечо Люпин. – Ты не прав Гарри. Мы в Англии имеем прав еще меньше чем ты. Ни я ни Тонкс ни на минуту не поверили в твою вину. Но Скримджер начал с нас. Все оборотни и вампиры стали вне закона. Для нас открыли так называемые закрытые поселения. Мы с Тонкс как раз сидели в одном из них. Для тебя министр хоть суд устроил.

— Но вы сбежали? – спросил Гарри.

— Да, — сказала Тонкс. – Через год после твоего заключения в Азкабан.

— Гарри, я знаю, что ты ничего не спустишь Скримджеру, — сказал Люпин. – Но для противостояния тебе нужны сторонники.

— И что ты предлагаешь? – спросил Гарри.

— Так уж получилось, — усмехнулся Ремус. – Что я возглавил всех оставшихся в стране оборотней. Нас не так много, чуть более ста особей, но думаю, и такой отряд тебе пригодится. Правда, с одним условием.

— Ты хочешь узнать, как я буду относиться к вам? – спросил Гарри. – Все очень просто. Я не позволю вам убивать людей, но в остальном вы получите все права других граждан. Думаю, нужно будет создать место, где все оборотни будут переживать полнолуние. И найти преподавателей для тех, кто обладает даром к магии.

— Да это нас устраивает, — сказал Люпин. – А как ты относишься к вампирам?

— Никогда не любил, — передернулся Гарри, вспоминая, как ему пришлось сражаться с этим видом нежити.

Вампиры были гвардией Воландеморта. Они всегда поддерживали его. Были естественными союзниками даже больше чем оборотни. Гарри пришлось столкнуться с пятью вампирами. Тогда ему помогла невероятная удача. Именно вампиры были последней преградой на пути к Воландеморту.

— Гарри я говорю о тех, кто поддерживал нейтралитет в последней войне, — сказал Люпин. – Вампирам нужна кровь для продления жизни. Но им не обязательно убивать для этого людей. Я говорю именно о таких. На них так же ведется охота. И если ты обещаешь им хотя бы то же, что и нам, то они поддержат тебя.

— Я подумаю Ремус, — сказал Гарри. – Приходите через три дня. Приведи с собой и кого-нибудь из них. Тогда и погорим.

— Хорошо, Гарри, — сказал Ремус. Они с Тонкс развернулись, что бы уйти.

— Тонкс, а ты тоже стала оборотнем? – спросил женщину Гарри.

— Не Тонкс, Гарри, — улыбнулась та. – Я теперь миссис Люпин. И да я стала оборотнем.

— Я и не знал, — смущенно покраснел Люпин. – Что можно заразится от этого.

Гарри понял, о чем тот говорит. Нимфадора заразилась, после того, как они с Люпином занимались любовью. Этого следовало ожидать. Похоже, Нимфадора ни капли не расстроена этим. Оборотни ушли. А Гарри было, что обдумать.

Если у него будут оборотни и вампиры станет намного легче. Тем более, всегда можно рассчитывать на зомби. Перси способен поднять небольшую армию. А это уже давало не плохие шансы в противостоянии с Министерством.

— Ну и что думаешь? – спросил Гарри у Перси.

— Надо соглашаться, — ответил тот. – Можно откупиться от вампиров донорским центром.

— Это там где сдают кровь? – спросил Гарри.

— Именно, — кивнул Перси. – Но что бы перестраховаться надо потребовать и от тех и от других полного подчинения себе. Можно еще дементоров нанять…

— Нет! – крикнул Гарри. – Этих тварей я уничтожу!

— Хорошо, — пожал плечами Перси.

Следующие три дня Гарри провел с Джинни и Клэр. А еще он несколько раз беседовал с грифоном. Мужчина не доверял чудовищу. Он поручил грифону охрану замка. Здесь было самое главное его сокровище – Джинни. Казалось, грифона это то же устроило. Три дня пролетели быстро.

На этот раз Люпин пришел с главой вампиров. Это была женщина лет тридцати. С длинными черными волосами и очень бледной кожей. Она долго рассматривала Перси.

— Надеюсь, он здесь не из-за меня, — сказала она.

— Нет, — ответил Гарри. – Я вполне смогу справиться с тобой и сам.

— Так что ты предложишь нам Гарри Поттер? – спросила вампирша.

— С оборотнями мы договорились? – спросил Гарри, глядя на Люпина.

— Да, — ответил тот.

— Предлагаю вампирам то же, — сказал Гарри. – Все права, обучение магии и конечно же донорский центр.

— Донорский центр мы купим и сами, — сказала вампирша. – Просто раньше мы опасались нападок Министерства.

— Но персонал то для него вам нужен? – улыбнулся Гарри.

— Я поняла, — сказала вампирша. – Что ж мы с тобой.

— Не так быстро, — улыбнулся Гарри. – Мне надо быть уверенным, что вы выполните любой мой приказ.

— Мы понимаем, — сказали Люпин о вампирша. – Мы дадим тебе клятву полного повиновения.

— Тогда по рукам, — Гарри показал на столик с напитками. – Вам должно понравиться это вино.

— Не может быть! – воскликнула вампирша, отпив от кубка. – Это же «Эльфийская кровь». Секрет приготовления пропал вместе с Салазаром Слизерином.

— Ну, у меня в погребе больше сотни таких бутылей, — сказал Гарри.

— Так ты нашел винный погребок Годрика? – улыбнулся Люпин.— Джеймс не смог.

— Я же восстановил замок, — пожал плечами Гарри.

— Я думаю, нам нужны еще сторонники, — сказал Перси. – Вампиры, оборотни и зомби это хорошо, но нужны и маги.

— Ты прав некромант, — сказала вампирша.

— Гарри, попробуй поговорить с великанами, — сказал Люпин. — После войны их загнали в северные пустоши.

— А магов поищи те в «Кабаньей голове» — сказала вампирша. – Там собиралась молодежь не довольная политикой Министерства.

— Хорошо, — сказал Гарри.— Попробуем.

После ухода новых союзников Гарри долго сидел, уставившись в камин. Его план начал притворятся в жизнь. Ему не нужна большая армия. Побеждают ни числом, а умением. Теперь у него есть почти две сотни бойцов. Еще сотни три поднимет Перси. Такая армия уже создаст большие трудности Министерству. Но если у него будут еще маги и великаны. Тогда можно будет начинать. Хотя и без них придется выступать через месяц. Иначе пропадет момент внезапности.

… Камни катились все быстрее. Уже весь склон пришел в движение. Лавина набирала обороты. Живая земляная река снесет все на своем пути. А убраться с ее пути ужу никто не успел бы. Еще чуть-чуть и она настигнет и все сокрушит…

9. Орден Змеи.

Прошло два дня со времени встречи с Люпином и вампиршей. Гарри обдумывал ситуацию. Похоже, он чего-то не учел. Иначе как его мог найти Ремус. Ведь в «Пророке» сообщили, что он сумасшедший и помещен в лечебницу. Значит, у Люпина есть какой-то способ слежения? Но какой? Но волновало Гарри не только это. Он думал о том, как воплотить свой план в жизнь. Конечно, отомстить Скримджеру и его союзникам не трудно. Но он хотел не только этого. Да и невозможно было бы отомстить всем сразу. Он мог убить нескольких, но остальные догадались очень быстро. Их стали бы охранять. Это привело бы к многочисленным трудностям. Да и остальных магов Британии надо встряхнуть. План позволял сделать все это. Но надо просчитывать каждый шаг.

Перси продолжал заниматься зельем для Джинни и Рона. Гарри не хотел лишать его надежды. Способов вернуть им здоровья не было. Судя по всему у Рона произошел разрыв спинного мозга. Чудо, что он вообще выжил. А сумасшествие Джинни и того хуже. Это лечилось только Ментальной магией. Мастер рассказал, что последний представитель этой школы умер лет на сто раньше, чем родился Мерлин. И никаких источников о ней не сохранилось. Но как же хотелось вернуть Джинни. К Рону Гарри не испытывал добрых чувств. Он и Гермиона предали доверия и дружбу. Они знали его лучше всех, но поверили во все обвинения. Оба заслужили такую участь. Хотя, надо признать, боролись с невзгодами превосходно.

Подумав еще, Гарри решил последовать совету вампирши. Он отправился в Хогсмит. Когда-то в «Кабаньей голове» собирались они, что бы ни быть подслушанными. Теперь этот бар стал чем-то вроде штаб-квартиры всех не довольных Министерством людей. Перси не мог пойти с Гарри. Они с Джинни вообще находились в стране не легально. Что бы ни быть узнанным, Гарри изменил свой доспех, превратив его в плащ с капюшоном.

В тот день, что он выбрал для посещения деревушки, Хогсмит был полон учеников. Гарри слышал их разговоры, большая часть, из которых, касалась пропажи меча. Правда, большинству старшекурсников было на это плевать. Они гуляли, разбившись на парочки. Гарри понаблюдал за ними. У них с Джинни на это не было времени. В прочем, тут он виноват сам. Она то его любила, а ему для понимания потребовалось слишком много времени. Разобраться в своих чувствах Гарри смог лишь к концу шестого курса. А весь следующий год практически не оставалось времени на любовь. Он воевал. Лишь короткие и редкие встречи оставались обоим. Как же было бы хорошо после войны. Все разрушено. Джинни родила его дочь, но так и не носит его фамилию. А как можно пожениться сейчас? Она же не адекватна…

Стоп. Он же читал об этом в одной из книг Салазара. Если двое действительно любят друг друга, то Обряд венчания может добавить им Силы и… Да. Венчания может решить эту проблему. По-видимому, ему предстоит навестить своего Мастера. Но чуть позже. Прежде Гарри нужны бойцы для его армии. А потом займемся женой. Гарри замер. Странное чувство нежности посетило его. Джинни для него по-прежнему было главной любовью жизни. Еще бы дочь наконец-то увидеть. Перси обещал, что она приедет на Рождество. До праздника оставалось еще полтора месяца. Когда-нибудь, они уедут все трое далеко-далеко, и будут жить, радуясь, друг другу. Конечно, дочь их покинет она уже взрослая. Она прожила все эти годы без отца и, фактически, без матери. Хорошо, что рядом был Перси. Такой заботы, Гарри от него не ожидал. Перси сильно изменился за это время. От того гордого карьериста не осталось не следа. Хотя гордость осталась. Уизли вообще были гордым родом. Они лишь этим походили на остальные чистокровные семейства. Для Гарри до сих пор еще оставалось шоком, что его мать была чистокровной волшебницей. Да еще потомком Слизерина. Причем, даже более прямым, чем Том Реддл. Да и сам Салазар оказался весьма интересным собеседником.

Мимо Гарри прошла группка студентов. На него они смотрели с весельем. Еще бы в такой замечательный день он надел толстый плащ. Гарри решил проучить наглецов. Тьма под его капюшоном заклубилась, и на студентов уставились два багровых огонька, словно глаза. Они поступили так, как и ожидалось, бросились бежать. А в спину им несся глухой каркающий смех, который лишь подстегнул детей. Гарри бросил последний взгляд на спины убегающих студентов. Он шел по Хогсмиту, и толпа огибала его. Никто не смел, даже посмотреть ему в след. Мужчина остановился у «Сладкого королевства». Воспоминания нахлынули на него. Именно по подземному входу из Хогвартса в этот магазин он первый раз попал в Хогсмит. Здесь он виделся в последний раз с Джинни. Отсюда он ушел на последнюю битву с Воландемортом… Гарри встряхнул головой, отгоняя наваждение. Это всего лишь старый магазин сладостей. На месте «Зонко», стоял «Удивительные ультрафокусы Уизли». Похоже Ли Джордан решил не избавляться от торговой марки. Хотя врят ли магазин приносит такую же прибыль, как при близнецах. Да Хогсмит сильно изменился за эти годы.

Так потихоньку, вспоминая прошлое, Гарри дошел до «Кабаньей головы». Окна бара были заколочены, но сквозь щели был виден свет. Мужчина толкнул дверь. Она не поддалась. Поттер усмехнулся. Похоже, завсегдаи бара не стремились к компании со стороны. Они не знали, что не всякого можно остановить запертой дверью. Гарри не пользовался магией, но от следующего его удара, дверь просто упала внутрь. Весь бар уставился на вновь вошедшего посетителя. Он же спокойно подошел к стойке и заказал виски. Бармен, сглотнув, поставил перед ним бутылку. Гарри взял ее и стакан и направился в дальний угол. Какое-то время все напряжено следили за ним. Но после того, как мужчина допил вторую порцию, они вернулись к прерванным разговорам. Гарри пил, но краем сознания вслушивался во все происходящее. Как бы далеко от него не сидели остальные клиенты бара, он слышал их беседы. Ничего интересного сказано не было. Да здесь ругали Министерство и поносили министра, но такое можно услышать везде. Большинство и пришло-то сюда лишь бы пропустить стаканчик, да почесать языками. Но не все. Единицы проворачивали здесь сделки. Такие, что аврорам в пору было ими заинтересоваться. Продавали и покупали все, что угодно: от крови младенцев и девственниц до черномагических книг и артефактов. Гарри это не заинтересовало. Они с собой были три артефакта, за каждый из которых любой бы отдал тысячи золотых монет. Нет он пришел не за артефактами. Ему нужны люди. А их то пока Гарри и не видел.

Мужчина сидел уже третий час и допивал уже вторую бутылку виски, когда появилась группа молодых магов. Их было не больше тридцати человек. Ко времени их прихода бар почти опустел. Кроме Гарри оставались еще три человека. Их всех обошел хозяин, и что-то им сказал. Посетители быстро собрались и ушли. Бармен направился к Поттеру.

— Прошу, вас, сэр, — сказал он. – Бар закрывается до завтрашнего дня.

— Уйду, когда допью, — ответил Гарри.

— Да выкинуть его и все, — заявил один из пришедших, поднимаясь со стула.

Гарри стало интересно, что они предпримут. Мужчина подошел к нему. Он походил на вставшего на задние лапы медведя. Поттер продолжал наблюдать за происходящим, впрочем, как и все остальные в баре. Подошедший схватил Гарри за плечо. Он попытался его сильно сжать, но не тут то было. Резкое движение и рука соскользнула. Мужчина с ревом ударил Поттера в лицо. Дальнейшего не ожидал никто. Вместо того что бы упасть, Гарри вскочил. Гнев и Ярость переполняли его. На краткий миг во тьме под капюшоном мелькнули две зеленные вспышки, напугавшие всех. Потом взмах рукой и невежа улетел в дальний угол снеся по дороге стол и несколько стульев. Его товарищи выхватили палочки.

— Министерский ублюдок, — прокричал кто-то из них.

Гарри расхохотался. Эти идиоты приняли его за аврора. Миг и его плащу вернулся прежний облик доспеха. Он вновь горел багровым огнем. Волны гнева, ярости и ненависти распространялись во все стороны. В каждой руке Поттера сверкало по клинку. Он оскорблял противников последними словами. Правда, смысл его слов до них не доходил. Гарри ругался на змеином языке. Сколько бы это продолжалось и чем закончилось, не знал никто, но их прервали. В бар вошли почти сотня авроров.

— Вы все обвиняетесь в нарушение общественного порядка, в незаконном сборище и в нарушении комендантского часа, — сказал один из них.

— И что вы сделаете? – спросил Гарри.

— Вы все арестованы, — объявил все тот же аврор.

— Посмотрим, — ответил ему Гарри.

Он прыгнул вперед, перекрещивая фигуру аврора своими мечами. Их острой стали, тело человека не стало преградой. Аврор превратился в четыре не ровных кровототящих куска мяса. Миг и все отшатнулись от Поттера. Гнев и ярость затопили его душу. Наконец то перед ним настоящий враг. Он не заметил, как цвет его глаз с зеленого сменился красным. Ему было не до этого. Перед ним стояло еще много тех, кому он хотел отомстить. До того как броситься на них, Гарри отрубил аппарирование и мысленную связь, что бы никто не только не сбежал отсюда, но и не смог позвать на помощь. После этого Поттер обрушился на авроров. Он не уклонялся и не защищался от их магических ударов. Их все поглощал доспех. Авроры же не были защищены от его мечей. Буквально через несколько минут бой превратился в избиение младенцев. Гарри резал противника как скот. Он не испытывал к ним ни жалости ни сочувствия. Когда на ногах остались едва ли с десяток авроров, весь пол бара был покрыт кровью и слизью. Кругом валялись тела либо их куски. Слышны были стоны и хрипы умирающих людей. Все посетители спрятались за барную стойку. Гарри посмотрел на лезвия мечей. На них не было ни капли крови, как и на доспехе. Поттер вложил оружие в ножны. Он поднял руки, и последних авроров не стало. Их пожрало пламя. После этого Гарри обошел всех кто еще не умер. Он добивал их единственным ударом. Было ли это проявление милосердия? Нет. Он просто не оставлял ни одного живого свидетеля.

— Кто ты? – спросил бармен. – Поттер тебя дери.

После этих слов Гарри расхохотался. Его имя стало популярным, им теперь ругались. Вот она слава победителя Воландеморта. Гнев и ярость отступили. Мужчина посмотрел на дело своих рук. Ему стало не хорошо. Но он взял себя в руки. Ему не было жаль всех этих людей. Они знали на кого работали. Гарри повернулся к бармену. Его шлем исчез.

— Не узнаете меня? – спросил он.

— Поттер! – изумился бармен. – Но как ты же в психушке.

— А вы верите прессе? – ответил вопросом на вопрос мужчина.

-Нет, — сказал бармен. – Не верим. Но что нужно Темному лорду от нас?

— Да не Темной лорд я! – взорвался Гарри. – Уж вы то должны это понимать.

— После смерти Альбуса, я ничего не понимаю, — заявил бармен.

— Я хочу отомстить, — сказал Гарри.

— Кому? Миру? – спросил бармен.

— Миру отомстить легко, — пожал плечами Поттер. – Для этого его достаточно уничтожить. Нет, я хочу отомстить тем, из-за кого отсидел в тюрьме пятнадцать лет.

— Если это Министерство, то мы с тобой, — сказал бармен.

— Не только, — сказал Гарри. – Вы все в этом виноваты, как и в том, что к власти пришел такой человек.

— Ты хочешь убить всех волшебников в Британии?! – вскричал бармен.

— Нет, я хочу встряхнуть ожиревших обывателей, — сказал Гарри. – Они должны, наконец, понять, что со злом должен бороться каждый, а не герой одиночка.

— Мы с тобой, — сказал бармен.

— Я требую от своих людей полного подчинения, — сказал Поттер.

— Мы согласны, — сказал бармен.— Нас почти сотня. Среди нас есть очень не плохие маги. Средний уровень их подготовки гораздо выше, чем в Министерстве.

— Хорошо, — сказал Гарри. – Вот вам портал в место сбора. – Жду всех к завтрашнему дню. А сейчас пора расходится. Скоро к этим аврорам, — он показал на трупы, – прибудет помощь.

После этого они разошлись. Гарри отправился в свой замок последним. Перед уходом он снял свои заклинания. В замке его уже ждали. Оборотни прибыли, как они и договаривались с Люпином. Вампиры должны были присоединиться к ним ночью. Перси ругался, приготовить зелье на такую ораву оборотней было не легко. Хорошо еще, что полнолуние через две недели. За это время можно успеть все приготовить. И оборотней и вампиров решили разместить в подземельях. Они уходили на громадную глубину. Домовики все уже подготовили. Да и сам Гарри помог им с помощью заклятий.

Сейчас он хотел переговорить с Люпином. Его интересовало, как Ремус узнал о его местонахождении. Если об этом узнает Министерство, весь план Гарри рухнет. Поэтому проблему нужно срочно решать. Ремус с Нимфадорой и Перси сидели в Каминном зале. Гарри поздоровался и сразу же приступил к расспросам.

— Ремус, а как вы узнали, где я? – спросил Гарри.

— Все очень просто, помнишь крестьянина, с которым ты разговаривал? – спросил Люпин. – Он оборотень.

— То есть это он рассказал тебе обо мне, — сказал Гарри. – А как вы нашли замок?

— Гарри, Джеймс когда-то разрешил посещать это место мне, Сириусу и Питеру, — ответил Люпин. – Мы помогали ему восстанавливать замок.

— Все так просто?! – изумился Гарри.

— Конечно, — ответил Люпин.

Они еще многое обсудили до вечера. Когда стемнело прибыли вампиры. Их глава сообщила, что еще два народа стремятся встать на их сторону. Это решили обсудить завтра на Совете. Вампирша согласилась. Она пообещала предупредить их представителей. На следующий день с помощью портала прибыли маги. Теперь армия Гарри насчитывала три сотни бойцов. Если он сможет договориться еще с кем-то, это станет огромным плюсом. Тогда Министерству точно не поздоровиться. Совет назначили на ночь, что бы могли присутствовать вампиры.

До его начала Гарри обдумал еще раз весь свой план. Он не прекращал это делать, иногда корректируя его. И вот Совет начался. Первым выступил Гарри. Поттер рассказал все, чего хочет добиться. Потом высказались остальные. С вампирами и оборотнями Гарри уже все решил, а вот маги и двое других… Бармен, брат Альбуса Дамболдора, поддержал требования и вампиров и оборотней, но развил их мысль.

— Мне кажется, — сказал он, — что нам стоит, созвать совет всех народов. Что бы каждый представитель мог отстаивать свои права и нужды.

— А кто же будет управлять? – спросил Перси.

— Совет будет назначать должностное лицо, — сказал Дамболдор. — А он будет подыскивать для себя кадры, и отчитываться в проделанной работе.

— Давайте решим это позже, — сказал Люпин.

— Почему же, — сказал Гарри. – Если мы уничтожим Министерство и не заменим его другим органом, поднимется паника.

— А вы не хотите власти, мистер Поттер? – вмешался в разговор до сих пор молчавший гоблин.

— Нет, — сказал Гарри, — Власть меня не прельщает. Она сковывает и того, кто ей пользуется. Я же люблю свободу.

— Что ж мистер Поттер, — сказал гоблин. – Мне нравится такой подход. Мы с вами. Вспомним былые восстания.

— Мы… значит… это… тоже с вами… — сказал его сосед великан.

— Они вымирают, — пояснила вампирша. – Министерство плюнуло на них. А прокормить себя сами они не могут. Вы их последний шанс, милорд.

— Хорошо, — сказал Гарри и встал. – Я сделаю все, что вам обещал. Но вы должны повиноваться любому моему приказу. Даже если он кажется вам глупым. Жертвовать в этой войне мне будет кем и без вас.

— Значит, я могу приступать? – расхохотался Перси.

— Да, — кивнул Гарри. – Действуй.

Совет окончился. Замок готовился к войне. С помощью вампиров Гарри переправил сюда всех великанов. Гоблины дали сотню своих стрелков. Остальные по-прежнему работали в Гринготсе. Что бы Министерство ни хватилось их слишком рано. Несмотря на такую грозную силу под его командованием. Гарри казалось, что не хватает еще чего-то. Все пытались его успокоить, но не тут то было. Помог решить эту проблему грифон.

— Тебе нужны войны, сражающиеся в воздухе, — сказало чудовище. – Хорошо бы грифонов, но я остался последним из них.

— Драконы! – понял Гарри.

— Не просто драконы, — сказал грифон. – Тебе нужны Первоначальные. Они разумны, но их осталось очень мало. Я расскажу тебе, где найти одного…


… А лавина несется все быстрее. Тонны камня и земли сметают все на своем пути. Над этим чудовищным потоком поднялась пыль, закрывшая небо и солнце. Стихия не жалеет никого…

10. Ловушка.

Дорога не заняла у Гарри много времени. Хотя, все же пришлось полазить по камням в поисках нужной пещеры. По разговору грифона, Гарри понял, что тот недолюбливает драконов, однако уважает их и боится. Мужчина вздрогнул. Что же это за существа, если такое чудовище их боится. Они явно чрезвычайно опасны. Но не это беспокоило Гарри. Он чувствовал что-то, но не мог понять что. Это была опасность.

Гарри вошел в пещеру. Место было сухим. Пахло тоже вполне приятно. Гарри помнил, что от драконов несет очень мерзко. Пещера была громадна. Даже с помощью заклинания мужчина не мог увидеть противоположной стены. Он шел вперед очень осторожно. Драконы наверняка обезопасили свое жилище. Под ногами был чистый камень. Странное место. Оно казалось пустым, но Гарри чувствовал чье-то присутствие. Внезапно в темноте загорелись два багровых шара. Мужчина остановился. Это были чьи-то глаза. Гарри всматривался в них. Судя по этим глазам, их владелец был огромен. Мужчина, наконец, решился.

— Здравствуйте, — сказал он, делая шаг вперед.

Существо молчало. Судя, только шары изменили свое местоположение. Похоже, существо наклонило голову в бок. Что же делать? Гарри было необходимо переговорить с драконом. Но кто перед ним? Даже магического зрения не хватает, что бы разглядеть, как следует…

И тут в пещере появился свет. Его конкретного источника разглядеть было нельзя. Казалось, свет исходит от стен и потолка. Гарри отменил магический взгляд, но все равно, на какое то время стал слепым. Наконец, он вновь обрел зрение. Его взгляду предстала огромная пещера. Казалось, всю ее поверхность отшлифовали домовики. Как иначе объяснить то, что камень здесь был ровным и гладким. А сама пещера напоминала громадный зал какого-то замка. У дальней стены лежал огромный дракон. Таких существ Гарри еще не видел никогда, даже в книгах. Конечно, дракон имел сходство с подобными ему. Но он отличался от них так же, как человек от обезьян. Дракон лежал, подогнув четыре мощные пятипалые лапы, оканчивающиеся острыми когтями. Его крылья были свернуты по бокам тела. Сейчас глаза чудовища уже не светились. С первого же взгляда было понятно, что их владелец обладает разумом. Возможно, совершенно иным, чем люди или прочие разумные существа, но обладает.

— Не могу пожелать тебе того же, — прорычал дракон. – Зачем ты пришел Рарог.

— Вы с кем-то меня спутали?! – удивился Гарри.

— Нет, Рарог, — вновь прорычал дракон. – Тебя я не спутаю не с кем.

— Но меня зовут по-другому! – рявкнул Гарри. От звука его голоса стены пещеры задрожали.

— Ты надел оболочку человека, — рассмеялся дракон. – Но меня тебе не обмануть.

— По-видимому, ты слишком долго просидел в этой пещере, — рассмеялся Поттер.

— Я чувствую твою силу, Рарог, — прошипел дракон. – Как всегда присутствуют лишь три чувства: ненависть, гнев и ярость. Ты так и не изменился за эти века.

— Я просто хотел поговорить с тобой, дракон, — сказал Гарри сквозь зубы. Он уже начал раздражаться.

— Нам не о чем разговаривать, Рарог, — сказал дракон. – Ты помнишь наше условие.

— Какое условие?! – возмутился Гарри.

— Я напомню, — ответил дракон. – Ты должен принести Амулет Звезды. Тогда я поговорю с тобой.

— И где мне его найти? – спросил Гарри.

— В Черном лесу есть склеп Последней. Амулет находится там, — ответил дракон.

— Хорошо, дракон, — сказал Гарри. – Я скоро вернусь.

Он развернулся и пошел к выходу из пещеры. Чертова ящерица приняла его за кого-то другого. Но Гарри наделся на помощь драконов, поэтому не стал ссориться с этим. Если ящерице потребовалась древняя бирюлька, он ее достанет. Пещера вновь погрузилась во тьму. Гарри возвращался назад гораздо быстрее. Он вышел из пещеры и задумался. Дракон не указал точное место склепа. Значит, его предстояло еще найти. Гарри задумался. Было что-то знакомое в словах дракона. Черный лес мог быть где угодно… И тут мужчина понял. Мгновенно все встало на свои места. Черный лес – это Темный лес рядом с Хогвартсом. Именно там находится могила Хельги Хаппелпафф. Там ее похоронили учителя Хогвартса. К тому времени остальные основатели считались уже мертвыми. Гарри аппалировал к Хогвартсу. Лес был огромным, но склеп могучей волшебницы должен излучать много магии. Гарри чувствовал ее ток. Он вошел в лес и отправился к источнику магии. За эти годы Темный лес ни капли не изменился, мужчина чувствовал это. Но он сам стал совсем другим. Теперь Гарри осознавал, что лес действительно опасен, сам по себе. А его еще и всякие твари населяют. Конечно оборотни и кентавры не самые дружелюбные существа, но даже с ними можно договорится. А как договорится с деревьями?

Гарри шел вперед. Несмотря на то, что стоял ясный и солнечный день, в лесу было темно. Здесь было гораздо холоднее из-за сырости. Пахло гнилью от прошлогодних листьев. Темный лес оправдывал свое название. Здесь всегда царила тьма. Этот лес враждебен человеку. Деревья и кусты старались зацепить, покарябать и выколоть глаз. Тропинки путали и старались завести куда-нибудь. Лес был страшен на опушке. Но чаща была ужасающа. А ведь есть еще и чудовища. Эти мерзкие твари, что никогда не видели солнца. Гарри помнил их все. Салазар многое поведал ему. Но самое опасное было не это. Небольшие сгустки тьмы являются самыми опасными из всего, что здесь было. Они питались не только плотью, но и душами. Жуткие и безжалостные духи леса, так звали их когда-то. Но теперь знание потеряно. В лес стараются просто не ходить. Гарри усмехнулся. Ему все было наплевать на всех демонов Ада. Любой, кто встанет у него на пути, будет уничтожен.

Мужчина продолжал свой путь. Он все лучше и лучше чувствовал магию. Наконец, деревья словно раздвинулись, и Гарри увидел поляну со склепом. Он был сложен из больших каменных блоков. Но даже это не спасло его от обветшания. Постройка выглядела действительно старой. Стены, по-видимому, когда-то белые, потемнели от времени и непогоды. В боку зияла черная рана прохода. Оттуда тянуло магией. Гарри научился ее чувствовать и распознавать. Эти заклятия накладывал добрый волшебник. Характерный подчерк щит не убивал, а лишь отталкивал.

Гарри направился ко входу. Он уже почти дошел до него, когда почувствовал опасность. Мужчина резко рухнул на землю. Он упал на спину, а в руках сжимал рукояти мечей. Над ним пронеслись четыре сгустка. Гарри осмотрелся. Оказалось, что духов леса на этой поляне не менее трех десятков. Похоже, они облюбовали это место. Что ж оставлять у себя за спиной таких врагов не стоило. Их необходимо уничтожить. Поттер пустел несколько заклятий. Ни огонь, ни свет не причинили им вреда. Казалось даже, что они с удовольствием впитали в себя эту магию. Но Гарри знал много заклинаний, на этот раз он использовал темную магию. Шары запаниковали. Мужчина услышал крик того, который только что исчез. На его лице, скрытом шлемом мелькнула улыбка. Ничего хорошего она не предвещала.

Заклятия летели во все стороны. Ежесекундно погибал один из духов. Но их не становилось меньше. Оказывается, на этой поляне их были не десятки, а тысячи. Они нападали на Гарри. Он пока избегал их атак. Но это не могло продлиться долго. Наконец, духи сообразили, что к чему и набросились на него одновременно со всех сторон. Гарри понял, что пришла его смерть. Было жаль погибнуть глупо, так и не увидев, дочери и не отомстив. Вот духи облепили его со всех сторон. Перед глазами Гарри мелькнула вспышка яркого света. Он чувствовал, что все еще стоит живой и невредимый. Мужчина открыл глаза. Духи леса исчезли. Похоже, дотронувшись до него, они погибли. Гарри усмехнулся. Он вошел в склеп.

Могила Хельги Хаппелпафф была не большой. Склеп состоял всего из двух помещений. Одно было совсем маленьким и служило чем-то вроде тамбура. Второе непосредственно и являлось гробницей. В центре его на белом каменном монолите стоял металлический саркофаг. В одной из стен была сделана ниша. В ней, прямо в воздухе, висел амулет в виде звезды. Гарри не заметил, что когда он вошел, дверь за его спиной полыхнула синем пламенем. Мужчина проверил защиту амулета. Как оказалось, таковой не было. Потом он подошел к саркофагу. Здесь оказалась ниша в монолите. В ней была спрятана книга, с нанесенным заклятием не тленности. Гари прочел несколько листов и довольно улыбнулся. Это был дневник Хельги.

Осмотрев все еще раз, Гарри больше ничего не нашел. Саркофаг он вскрывать не стал. Ну не был он истинным некромантом. Так просто знал несколько их фокусов. Возможно, позже сюда стоит прийти с Перси. Но не сейчас. Гарри попытался открыть дверь, но его словно током ударило и отбросило от нее. Мужчина предпринял еще несколько попыток с таким же успехом. Он осмотрел склеп при помощи магического зрения. Все стены светились голубым пламенем, как и пол с потолком. Это была ловушка. Вот почему дракон послал его сюда. Гарри разразился страшными ругательствами. Он заметил, что когда сильно раздражен, то ругается на змеином языке. По залу разнеслось грозное шипение.

На одной из стен Гарри увидел надпись на языке саксов. Благо, что Салазар обучил его ему. Вот что гласила надпись: «Вошедший, выйти отсюда ты сможешь лишь дорогой любви. Помни это. Ни гнев, ни ярость и ни ненависть не помогут. Не поможет и магия. Лишь любовь».

Что бы это значило? Внезапно Гарри понял. Что бы выйти отсюда он должен оставить в себе лишь любовь. К кому он испытывал это чувство? Джинни и Лили. Гарри заставил думать себя о них, только о них. Дверь начала поддаваться. И вот, когда он уже готов был сделать шаг и выйти, мужчина почувствовал торжество, дверь захлопнулась.

Гарри разразился новой гневной тирадой. Гнев и ярость затопили его сознание. Как они могли запечатать его здесь. Он попробовал аппалировать, но у него ничего не получилось. Гарри ударил в дверь. Это не было каким-то конкретным заклинанием. Это был поток чистой не обузданной силы. Синее пламя задрожало, прогнулось назад. Потом раздался хлопок, как от лопнувшего воздушного шарика. Последовал страшный грохот. Гарри посмотрел на «дело рук своих». Стены и первой комнаты не было. Земля спеклась по ширине склепа. Получившаяся дорога уходила в глубь леса. Гарри расхохотался. Нет, его никто не сможет задержать.

Он вышел на поверхность. Едва он покинул склеп, стены того рухнули, навсегда погребая саркофаг под грудой камней. Гарри аппалировал к пещере дракона. Эта ящерица переросток ответит за все. Мужчина не видел, как его глаза загорелись пламенем. Он шагнул во тьму пещеры.

Дракон спал. Гарри подошел и пнул его в чешуйчатый бок. Тварь не должна была почувствовать его удар. Но Поттер не зря был могущественным магом. Он усилил удар. Дракон подскочил на все четыре лапы, зашипев от боли. Гарри прервал его отборной бранью на змеином языке. Дракон удивленно поглядел на него.

— Рарог, — спросил он, — ты же не мог вернуться. Только с помощью любви…

— Я сильнее ваших заклятий, — рассмеялся Гарри. – И я не Рарог.

— Кто же ты? – спросил дракон. – Было видно, что он если не испуган, то выбит из колеи.

— Я – маг! – сказал Гарри. – Один из сильнейших.

— Ты Темный, — сказал дракон.

— Нет, — усмехнулся Гарри. – Я просто собираюсь отомстить.

— Мстить – это пустая трата времени, — сказал дракон.

— Значит, если я убью тебя, — сказал Гарри, — твои сородичи не будут мстить.

— Нет, не будут, — сказал дракон. – Но, сделав это, ты нарушишь равновесие. Мир скатится в Хаос.

— Как удобно! – воскликнул мужчина. – Та можешь делать все что угодно, а тебя нельзя наказать.

— Я не могу нарушать равновесия, — сказал дракон. – Ты не можешь убить меня, но и я не могу никого убить. Ни одного разумного существа.

— Что ж прощай, — сказал Гарри. – Амулет я оставлю себе.

— Но его мог взять лишь потомок одного из Великих, — удивился дракон.

— Я потомок двоих, — расхохотался Гарри. – К тебе меня направил охранник моего замка, грифон.

— Ты – Поттер! – выдохнул дракон.

— Да, — ответил Гарри. – Я убил величайшего темного мага современности, а меня оболгали и посадили а тюрьму. Ты знаешь, какого это, просидеть пятнадцать лет под охраной дементоров?

— Я слышал о тебе, — печально вздохнул дракон. – Из тебя создали Черного мага сами люди.

— Я не буду злым, — сказал Гарри яростно. – Я отомщу и заживу новой жизнью. Благо мне есть для кого жить. Прощай дракон.

— Прощай, — ответил дракон.

Гарри покинул пещеру. Он был зол на дракона за его поступок и слова. Что ж увеличить свою армию не удалось. Но ничего, Гарри справится с тем, что у него есть. В конце концов, ему и эта та армия не больно нужна. Гарри аппалировал в свой замок. Предстояло готовиться к предстоящим боям. Для этого необходимо, что бы каждый в его армии знал свои обязанности и маневры. Гарри не собирался нападать не на магов не на маглов. Его врагами было лишь Министерство и те, кто будет его защищать. Поэтому главная задача пока сводилась к тактике скрытых ударов малыми маневренными группами. Быстро напасть, нанести максимальный урон при минимальных потерях и отступить. Вот, что предстояло делать. Великаны и гоблины этого делать не могли. Оставались вампиры, маги и часть оборотней. Из них предстояло создать мобильные группы. Руководить ими, похоже, будут вампиры. Они опытные бойцы. Представители всех отрядов войдут в объединенный штаб. Гарри был хорошим войном, но командного опыта у него не было. Хотя Салазар занимался с ним и тактикой и стратегией. Но необходим практический опыт. В предыдущей войне с Воландемортом Гарри командовал лишь друзьями, да и то лишь косвенно. Так что решено, нужно будет назначить главнокомандующего.


…Лавина замедлилась, на мгновение, как хищник, перед последним смертельным прыжком. Еще мгновение и начнутся ужас и смерть…

11. Недоделанные дела.

Четырнадцатилетняя девочка-подросток стояла, прижавшись к окну. Поезд «Париж-Лондон» шел по территории Франции. Несмотря на то, что она была англичанкой, девочка училась во французской школе магии. В Англии это было бы трудно сделать. Нет, конечно же, ее бы наверняка взяли в Хогвартс. Но на Родине очень боялись фамилии девочки. Ее полное имя было Лилиан Джинерва Поттер. Ее матерью является Джинни Уизли, а отец – Гарри Поттер. Да-да, тот самый Поттер, преступник и убийца, величайший маг современности. Даже во Франции на нее косо смотрели, но, тем не менее, у нее все же было несколько друзей. В Англии она осталась бы одиночкой. Ее наверняка еще бы и дразнили. Лили, так обычно ее называли, не была похожа не на мать, не на отца. Она видела фотографии в старом альбоме, там была девушка. Вот на нее то Лили и походила лицом. Как сказал дядя Перси, это была мать ее отца, бабушка. В честь нее и назвала дочь Джинни. Бедная мама. Она не выдержала известий о своем любимом и сошла с ума. Лишь рядом с дочерью она становилась хоть немного адекватной. Лили больше всего на свете хотела, что бы ее мать выздоровела. Она изучила множество книг, но не где не смогла ничего найти. У девочки уже в семь лет появилась цель. Она хотела жить в счастливой семье с отцом и матерью.

Лили вздохнула. Мимо пронесся какой-то маленький французский городок. Лили нравилось учиться, но сейчас она ехала домой. На Рождество она всегда уезжала домой. В ее понимании это был семейный праздник. Пускай от семьи у нее лишь сумасшедшая мать, скрытный дядя да два домовика. За то это было здорово, сидеть за столом и держать руку матери во время молитвы. Лили молилась лишь об одном и не только в Рождество. Самыми заветными ее желаниями было душевное здоровье матери и возвращение отца. Он сидел в Азкабане. Эта тюрьма считается самым страшным местом на земле. Дядя рассказал Лили, что ее отец сидит по ложному обвинению. Девочка не знала чему верить. Во всех книгах о событиях того времени говорится, что он предатель и убийца. Некоторые авторы доходили до абсурда. Они писали, что Гарри Поттер сам убил своих родителей. Лили знала, что когда-нибудь она выяснит правду. Через три с половиной года девочка закончит школу. Вот тогда она и займется изысканиями. Плохо только то, что они находятся в Англии не легально. По всем документам Лили, ее мать и дядя покинули страну. Ну, ничего, она что-нибудь придумает.

Поезд тем временем подкатил к туннелю под Ламаншем. Да маглы много чего хорошего изобрели. Этот скоростной поезд, например, за три часа проходит маршрут от Парижа до Лондона. Лили отвернулась от окна. Какой интерес наблюдать за бетонной стеной? Она вернулась в воспоминаниях на два дня назад. К ней подошел однокурсник. Его зовут Антуан Леблан. Он предложил ей встречаться. Лили нравился этот мальчик, но она не могла заниматься еще чем-то кроме учебы. Все свое время девочка посвящала чтению книг. Девочка так и сказала ему, что ей просто не хватит на это времени. Вот тогда то Антуан и сказал грубые слова: «Да кому ты вообще нужна?! Ты занудливая зубрилка, да еще отец твой враг всякого нормального человека. Я вообще подошел к тебе из-за проигранного пари». Лили тогда не расплакалась, она ответила Антуану: «А в твоих мозгах разума меньше, чем в мизинце на моей руке. Возможно мой отец и враг людей, но даже они признают, что он величайший маг современности. Тебе же это явно не грозит». После этих слов Антуан покраснел и убежал. Лили знала, что кроме трех друзей остальные избегают ее. В школе они всегда ходили вчетвером. Остальные студенты избегали общения с ними. Друзья Лили были из семей Пожирателей Смерти. Их родителей осудили на пожизненное заключение. Да это были враги ее отца и матери, но Лили считала, что дети не отвечают за их грехи. Их было четверо и вся школа избегала, начиная с первого курса. Они познакомились еще в поезде. И с тех пор защищали друг друга. Друзья всегда старались быть вместе, они хорошо дополняли друг друга. Жан Рошфуко становился с каждым годом все сильнее. Андриан Девель считается не превзойденным дуэлистом уже в свои пятнадцать лет. Катрин Мормеье – лучший ловец Франции. Сама Лили считалась уже сейчас лучшей ученицей школы. Она знала много зелий и заклинаний…

От воспоминаний девочку оторвала остановка поезда. Вот и все она доехала до Лондона. На вокзале было полно народу. Сейчас она увидит дядю, и они поедут домой. Девочка еще накануне послала сову с письмом. Выйдя на перрон Лили начала вертеть головой в поисках дяди. Но его нигде не было видно. Такого еще не случалось, что бы он опоздал. Напротив Лили стоял высокий черноволосый мужчина в кожаном плаще. Его волосы были коротко пострижены, а глаза скрывались за стеклами солнцезащитных очков. Маглы старались обтекать его. Мужчина смотрел на Лили. И вот он шагнул вперед. Девочка замерла. Незнакомец шел прямо к ней. Кто он? Чего ему нужно? Мысли прыгали в голове девочки. Но вот мужчина подошел к ней вплотную. Лили впала в ступор, от незнакомца веяло опасностью. Он наклонился и с легкостью поднял ее чемодан. Тот весит не менее ста пятидесяти фунтов.

— Пошли, Лили, — сказал незнакомец. – Твой дядя попросил меня встретить тебя.

— Правда?! – спросила девочка. Ей сразу стало спокойнее. – Мы поедим домой?

— Да, Лили, — ответил незнакомец. – Но в другой дом. Твой дядя нашел вам, куда лучшее жилье.

— Правда? – спросила Лили. – А это большой дом? Мне не очень нравятся большие дома.

— Серьезно? – спросил мужчина. – А я люблю громадные дома, в которых полно народу. Так веселее.

— Мне и школы хватает, — пожала плечами Лили. – Простите, сэр, а как вас зовут?

— Зови меня мистер Рач, — ответил мужчина.

— Вы из Германии?! — удивилась Лили.

— Не совсем, — улыбнулся мистер Рач. – Но моего имени тебе пока лучше не знать. А теперь нам пора.

Лили и мистер Рач вышли из здания вокзала. К удивлению девочки они отправились не к машине, а в сторону складов. Едва они завернули за угол одного из зданий, мистер Рач остановился.

— Лили сейчас мы аппарируем, -сказал он.— крепко держись за меня.

— Хорошо, сэр, — сказала девочка.

Лили крепко обняла своего спутника за талию. К ее удивлению он не стал доставать палочку. Одной рукой он держал сундук Лили, второй обнял ее саму. Мгновение и стала темно. У Лили в животе образовался неприятный комок. Он стал подниматься вверх. Внезапно все закончилось и вновь стало светло. Лили увидела перед собой небольшую пустую комнату.

— Вот ты и дома, Лили, — сказал мистер Рач.

Они вышли из комнаты и оказались в длинном коридоре. Новый дом Лили был еще больше прежнего. И тут девочка поняла, где она находится. Это был замок. Такие есть лишь у очень старых и богатых родов. От дяди Перси она знала, что замок Уизли был потерян давным-давно. Его пришлось продать еще лет двести назад. У Поттеров замка так же не было. Его разрушили, в какой то битве. Значит, этот принадлежит мистеру Рачу. Лили смотрела по сторонам. Коридоры Замка были украшены едва ли не лучше, чем в школе. Да будет что рассказать друзьям. У них то у всех были родовые гнезда. Теперь и она будет жить, как принцесса. Тем временем они дошли до зала. Оттуда слышалось множество голосов. Когда Лили вошла туда вслед за мистером Рачем, она увидела несколько человек. Кроме матери и дяди здесь были еще мужчина, женщина и маленькая девочка. Когда они вошли, мистер Рач поставил сундук на пол. Мать Лили вырвалась из рук брата и бросилась к ним. Первой она конечно же обняла Лили. Но следующие ее действия стали для девочки полной неожиданностью. Джинни обняла мистера Рача и поцеловала его в щеку. Потом она вцепилась в него мертвой хваткой. Лили удивленно посмотрела на дядю Перси. Тот, как трое остальных людей, смотрел на мать и мистера Рача и улыбался. Он улыбался?! Радовался за них! Но это значит лишь одно…

Лили повернулась к мистеру Рачу и впилась в него взглядом. Он левой рукой снял очки и улыбнулся ей. О, Мерлин! Эти зеленные глаза могли быть лишь у одного человека на свете.

— Папа? – почти прошептала девочка. – Папа… Папа!

Она бросилась к тому, кто назвался ей не давно, как мистер Рач. Тот не надолго отпустил Джинни. Лили прыгнула на отца. Он подхватил ее и прижал ее к себе. О, Боже! Спасибо тебе! Слезы лились из глаз ручьем. Лили не слышала, что шептал ей отец. Да это и не было важно. Главное он здесь рядом. Лучший в мире человек. Ее отец стоял и держал Лили, словно малышку. Девочка чувствовала силу его рук. В то же время они были невероятно нежны. Скоро к ним присоединилась Джинни. Так они и стояли, обнявшись втроем.

Лишь спустя полчаса Лили смогла оторваться от отца. Да и то лишь потому, что пустой желудок напомнил о себе урчанием. Папа засмеялся. В зале уже никого не было. Так они и вышли из него: Лили отец держал правой рукой, а левой обнимал жену. Остальные уже сидели в столовой за столом. Лили увидела на их лицах улыбки, когда они втроем вошли туда.

— А со мной ты не хочешь обняться? – спросил девочку дядя Перси.

— Прости, дядя, — сказала Лили. Она подбежала к нему и крепко обняла.

— Лили, познакомься, — сказал дядя Перси, когда девочка оторвалась от него. – Это Ремус и Нимфадора Люпин, а это Клэр Снейп.

— Очень приятно, — девочка подскочила и сделала книксен.

— Может и мне, было бы лучше, учится в Шарбатонне, — рассмеялся отец. – А то мои манеры оставляют желать лучшего.

— Ну, вообще то, — смущенно сказала Нимфадора. – У тебя Гарри очень хорошие манеры. Даже Люциус был попроще.

Обед прошел гораздо веселее, чем обычно. Лили никогда так не смеялась дома. Она, конечно же, заметила, как изменилась мать. Такой девочка ее еще не видела. Мать стала почти адекватной. Хотя почти все время молчала. Она почти не отходила от отца. Но сегодня Лили, наконец, поняла, что такое заботливая и любящая мама. Это был лучший подарок на Рождество. До конца дня Лили была с родителями. Отец показал ей ее спальню. Комната Лили была намного больше, чем в старом доме. Она находилась рядом со спальней родителей. Они просидели втроем в библиотеке. Лили с родителями почти не говорили. Им и не нужны были слова. Лили обнимала, то отца, то мать. В этот вечер Лили долго не могла заснуть. Ее самое заветное желание сбылось. Она верила, что теперь все будет хорошо.

На следующий день Лили с родителями и Клэр отправились в Лондон. Отец решил сводить их по магазинам перед Рождеством. Лили и Клэр никогда еще не были в Косом переулке. Да и Джинни последний раз была здесь очень давно. Мама с каждым днем становилась все адекватнее. Лили очень нравилось, с какой нежностью ее родители относятся к друг другу. Они очень часто целовались. Что ж у них двоих так и не прошла еще яркая пора влюбленности. Лили поражалась лишь ненависти, с которой родители говорили о Министерстве. Впрочем, не чего думать о плохом. Сейчас же Рождество.

Косой переулок был переполнен народом. Лили заметила, что даже теперь, в канун праздников, люди не выглядят счастливыми. Они стремятся побыстрее покинуть улицу. Но почему? Вроде бы нет никакой опасности. И тут девочка заметила несколько десятков человек в дорогой одежде. Главенствовал там мужчина лет шестидесяти, со шрамом через всю левую половину лица. Эти люди смеялись и веселились. Они задирали остальных посетителей Косого переулка. Лили почувствовала, как мама сильнее сжала ее руку. Отец же что-то зло пробормотал. Когда Лили повернулась к нему, ее поразило его лицо. На нем застыла холодная маска гнева. Зеленые глаза отца сейчас стали почти что желтыми.

Может быть, все и обошлось, не придерись к ним эти люди. Хотя с другой стороны, отец был в таком гневе, что ударил бы первым. Однако, они сами начали. Из толпы послышались шутки по поводу их одежды, того, что они идут, взявшись за руки. А двое самых огромных мужчин, под смех и веселые комментарии остальных, попытались схватить Лили и ее маму. Девочка вывернулась.

И тут раздался страшный рев. Впоследствии никто из зрителей не мог точно описать, что же случилось. Просто эти два гиганта разлетелись в разные стороны, словно пушинки. Лили же видела все.

-Неенаавиижжжуууу!!! – проревел ее отец, делая шаг вперед. Он нанес лишь два удара, от которых оба мужчины улетели на несколько метров.

Улыбки и смех сразу исчезли с лиц остальных. Они достали палочки. Отец загородил собой их троих. Лили не было страшно. Она так и не нашла этому факту объяснения, но тогда ей казалось, что папа справится со всем. Она оказалась права. В сторону отца полетели сногшибатели и прочие заклятия. Он отбил их, не доставая палочки. Раз за разом противники стремились поразить его, но у них ничего не получалось. И тут Лили впервые услышала два слова. Это были самые ужасные слова в мире. Их не слышали уже очень давно и вот они зазвучали вновь: «Авада Кедавра». Зеленые вспышки на миг скрыли отца… Никогда еще Лили не слышала такого вопля. Ее и Клэр швырнуло на землю. Когда девочка подняла глаза, мать стояла, раскинув руки. Казалось, она сейчас бросится на врагов, что бы рвать их пальцами.

Но зеленый свет рассеялся. Отец стоял, как ни в чем и не бывало. Мама бросилась к нему с криком: «Гарри!». Услышав эти слова, лица противников побледнели. Но их предводитель бросил новое заклятие в отца. Мама загородила папу. Луч угодил ей в грудь, и она упала. «Нет!», — крикнул отец. Он просто сделал отталкивающий жест рукой, и нападающие упали. Папа подбежал к маме. Он упал рядом с ней на колени и положил ей руки на грудь. Такого Лили не видела. Руки ее отца засветились. Прошла минута и мама открыла глаза. Отец поцеловал ее и встал на ноги.

— Маркнейр, — проревел он, идя к предводителю противников. – Ты подписал себе второй смертный приговор.

Лили увидела, как одежда на отце превратилась в латы, а за спиной у него весели мечи. Отец медленно вытащил их из ножен. Он бросился на врагов молча. Его движения были быстры и точны. Лили не понимала, что должно сейчас произойти, что уже произошло. Однако люди, наблюдавшие за происходящим из окон и витрин, видели, как мужчина оживил свою жену, что он не пользуется палочкой для заклятий. Они уже поняли по одному имени кто этот человек. Люди боялись попасться ему на глаза. Это был Гарри Поттер, или, как его называли в народе, милорд Дракон. Это имя он получил за сою хитрость, мудрость, не по годам и жестокость. И сейчас люди видели проявление гнева Дракона. Перед атакой он сделал замысловатый жест рукой. И теперь убивал своих противников, увертываясь от их заклятий. Наконец перед ним остался лишь один противник. Надо отдать должное противнику, тот не убегал. Маркнейр достал свой меч. Он был весьма не дурным фехтовальщиком, но против силы противника и магии его мечей устоять не смог.

— Прощай, Палач, — сказал ему Гарри, отсекая голову двойным ударом.

Но отдохнуть ему не дали. В Косом переулке появилось еще пятьдесят человек. Это были авроры. В их предводителях Лили узнала тех двух гигантов, что преставали к ней и ее матери. Авроры, как безумные, уставились на побоище. Лили и Клэр посмотреть не дала Джинни. Она развернула их спиной и прижала к себе. Лили слышала, но не могла разобрать того, что бормотала себе под нос ее мать. Крэбб и Гойл вместе с одним из авроров приблизились к отцу.

— Вы арестованы, — заявил аврор.

— Значит, теперь вы служите Пожирателем Смерти, — Лили слышала омерзение в голосе отца.

— Это были добрые граждане, — выплюнул аврор. – Их друзья сказали, — он кивнул на Крэбб и Гойла, — сказали, что они пытались защитить женщину с детьми от ваших приставаний.

— Я приставал?! — расхохотался отец. – Аврор не смеши меня.

— Назовите себя, — сказал аврор сурово.

— Я Джинерва Поттер, — сказала мать Лили.

— Я Гарри Поттер, — назвал себя отец.

После его слов улица погрузилась в тишину. Лили услышала два смешка. Один вырвался из уст ее матери, второй, скорее всего, принадлежал отцу. Но тишину нарушили. Лили все же вывернулась и успела посмотреть. Оба гиганта, Крэбб и Гойл, бросились на ее отца. Это его движение различить было не возможно. Лили с удивлением, даже рот открыла, наблюдала, как головы обоих мужчин подлетели вверх, медленно вращаясь. Их тела, сделав еще несколько шагов, упали. Кровь брызнула фонтаном. Лили замутило. Мама шикнула на нее и прижала к себе. Девочка услышала голос отца.

— Я сделаю это первый и последний раз, — сказал он. – Не вставайте у меня на пути и останетесь живы.

— Я – аврор, — ответил отцу кто-то. – Мы не можем смотреть на то, как ты убиваешь невинных людей.

— Здесь не было невинных, — сказал отец. – Все эти люди Пожиратели Смерти. Маркнейр и эти два «друга» были в ближайшем окружении Воландеморта.

— Господин Маркнейр является… То есть являлся моим начальником, — сказал аврор зло. – А господа Крэбб и Гойл были личными телохранителями министра. Это были уважаемые люди, Дракон. Это ты – предатель!

— Гарри! Оставь этих идиотов, — вмешалась Джинни. – Если они не понимают простых вещей. Пошли домой.

— Вы никуда не пойдете! – закричал аврор. – Мы остановим вас.

— Дурак, — сказала мать Лили. – Ты мог бы спасти себя и своих людей.

— Аппалируй те, дорогая, — сказал отец.

Лили вновь почувствовала комок в животе. Они втроем оказались в той самой комнате, что и в первый раз. Мама вывела их обоих и повела в кабинет. Там на Лили накатила дрожь. Она наконец-то осмыслила все произошедшее. На ее глазах отец убил несколько людей. На ее глазах убили маму, а папа оживил ее. Джинни подошла и обняла дочь.

— Все будет хорошо, — сказала она. – Скоро вернется наш папа.

Дрожь от стресса начала проходить. Еще немного… Вдруг, глаза Лили расширились. Ее мама вылечилась полностью. Страшное потрясение оттого, что Гарри Поттера могли убить, вернуло ей разум. Девочка подняла голову.

— Мама, — сказала она. – Как же я вас люблю.

Джинни улыбнулась. Так они и просидели, обнявшись втроем, до самого прихода отца. Он вернулся лишь через полтора часа. Папа принес четыре громадных свертка. Похоже, он купил подарки. О том, что случилось в Косом переулке после их ухода, Лили узнала на следующий день из газет.

Вот что написал по этому поводу «Ежедневный пророк»:

«Вчера днем было совершенно нападение на Косой переулок. В этот момент там находился мистер Маркнейр со своими друзьями. Они первые вступили в бой. Но силы были не равны. Против них выступала сотня врагов во главе с Поттером, более известным, как милорд Дракон. В Косой переулок были направлены пятьдесят авроров. Но, к сожалению и они не смогли помочь. В общей сложности погибло сто тридцать человек. Среди жертв есть женщины и дети. Похоже, мы возвращаемся ко времени противостояния с Воландемортом. Редакция приносит свое сочувствие семьям погибших. Даже Воландеморт не нападал на Рождество. Надеемся, что Министерство быстро поймает Поттера и его сторонников».

Лили была удивлена. Как их четверых приняли за сотню? Кто убил гражданских? Ведь не вызывал отец никого. Зачем? Он и сам мог справиться.

— Лили, — сказала мать, увидев, что она читает. – Никогда не верь этой газете.

— Я и не верю, мама, — ответила девочка.

— Вот и хорошо, — улыбнулась мать. – Скоро папа разберется со всеми врагами, и мы уедем во Францию. У Поттеров и там есть собственность.

Рождество прошло очень хорошо. Лишь Клэр была не много грустной. Но и ей пришлись по душе подарки. Папа купил не только магические вещи. Например, он подарил Клэр толстый альбом для рисования с набором карандашей. Кроме них пятерых присутствовали еще и гости. Лили знала из них лишь мистера и миссис Люпин. Среди гостей были вампиры, оборотни, гоблины и, даже, великан. Такого чудесного Рождества у Лили еще не было.

Она и не знала, что началась война. Министерство узнало своего нового врага. К сожалению министра, от авроров осталась лишь половина. Хорошо, что еще были неописуемые и Орден. Скримджер сразу после доклада написал письмо главе Ордена Феникса, Аластору Грюму.


… Лавина потекла вперед с еще большой скоростью. Она отведала первою кровь. Сейчас ее было уже не остановить…

12. Война.

Министр сидел в своем кабинете. Он обдумывал последние события. Поттер обманул его. Каким образом он остался в здравом рассудке, Скримджер не знал. Получалось, что Поттер давным-давно всех обманывает. Значит, он составил свой план сразу после суда. Что ж министр недооценил Поттера, нужно было убить его сразу…

Скримджер даже на секунду не подумал о том, что зря он вообще тронул Поттера. Сейчас министр ждал прихода Грюма. От ордена мало чего осталось, но Скримджеру необходима была любая помощь. Да и денег Министерство потратило очень много. На подкуп «жертв среди мирного населения». Всех их отправили из страны, выдав весьма большие отступные. Зато оставшиеся люди требовали от Министерства немедленных действий. Министр и сам хотел решить эту проблему. Грюм мог многим помочь. В Ордене было много превосходных магов. Они не очень любили Министерство и министра, но всегда были готовы бороться со Злом. А действия Поттера считались именно злом. Но, каков мальчишка, он лишь в двух стычках истребил половину всех авроров. Радовало лишь одно, сейчас под началом у Скримджер была тысяча работников Министерства. У Грюма было лишь три десятка магов. Поттер был сильнее качественно, но есть же еще и маглы. Их премьер-министр остался, кое-что должен Скримджеру. Если ничего не выйдет, придется потребовать должок. А даже самый сильный маг не устоит против нескольких тысяч автоматчиков. Скримджер довольно улыбнулся, луч надежды освятил его жизнь.

Дверь открылась. В кабинет вошел секретарь министра. Этого молодого человека Скримджер приметил еще в школе. После победы Министерство стало активно вмешиваться в учебный процесс, не пуская его на самотек. Директором оставили МакГонакл, но теперь ее права сильно урезали. Правда, надо признать, что школа выиграла в финансировании. Теперь сюда брали не только тех, кто мог заплатить за образование, но и из самых бедных семей. Таких обязывали отработать несколько лет в Министерстве. А еще министр подумывал о всеобщей мобилизации. По его плану все юноши были обязаны пройти подготовку в школе авроров, а девушки на курсах первой помощи. Не успел.

— Господин министр, — сказал секретарь. – Прибыл мистер Грюм.

— Спасибо, Кент, — сказал Скримджер. – Пусть он войдет. И меня не для кого нет.

— Да, сэр, — ответил Кент и вышел.

В кабинет, хромая, вошел Грюм. За эти годы его лицо стало еще страшнее. Но волшебный глаз по-прежнему бешено вращался в его глазнице. Грюм тяжело опустился в кресло перед столом министра и уставился на него.

— Здравствуйте, мистер Грюм, — сказал министр.

— И вам того же, господин министр, — прорычал бывший аврор. Годы сделали его характер невыносимым.

— Вы в курсе происходящего? – спросил Скримджер.

— Да, — мотнул головой Грюм. – Альбус совершил большую ошибку с этим мальчишкой.

— Какую же? – спросил удивленно министр.

— Поттер, я подозреваю, озлобился, живя у этих маглов, — пояснил Грюм. – Если бы его правильно воспитали, все было иначе.

— Возможно, — печально вздохнул Скримджер. – Однако, как решить нашу проблему сейчас?

— Он и в правду уничтожил половину всех авроров? – спросил Грюм.

— Как это не печально, но да, — ответил министр. – С ним видели Уизли и дочь Снейпа.

— Значит, старый пройдоха вновь взялся за старое! – рыкнул Грюм. – Нужно выловить его.

— Этим сейчас занимаются, — ответил Скримджер. – Вы поддержите нас в этой борьбе?

— Орден будет бороться против Поттера, — ответил Грюм. – Хорошо, что и вы понимаете это.

Они попрощались, и Грюм покинул кабинет. Лишь минут через пять, он самодовольно потер руки, когда был уверен, что старик покинул этаж. Орден станет работать на него, а когда победа будет близка, министр разберется и с ним. Тогда его власти ничто не будет угрожать.

Грюм тем временем перенесся по каминной сети из Министерства в Хогвартс. Необходимо было назначить собрание Ордена. За прошедшие годы Хогвартс сильно изменился. Его подремонтировали за счет средств Министерства. Да и Минерва была гораздо строже, чем Альбус. Теперь в уставе школы были прописаны правила за нарушения, которых учеников сразу исключали. Да из старых учителей остались лишь двое: Флитвик и Вектор. Вместо остальных давно работали новые преподаватели. Из них Аластор знал лишь одних Лонгботтомов, Невелла и его жену. Остальные были ставленниками Министерства.

Грюм попал сразу же в кабинет МакГонакл. Годы ее не пощадили. Волосы давно поседели, тело высохло. Минерва превратилась в старуху. Первым ударом для нее стала смерть Альбуса, но основательно подкосил ее суд над Поттером. Сейчас директор сидела за своим столом и что-то писала.

— Аластор, здравствуй, — подняла она голову от бумаг.

— Здравствуй, Минерва, — поклонился ей Грюм. – Нужно срочно провести собрание.

— Думаю это можно сделать здесь, — сказал директор.

— Да, дом Блэков больше не безопасен, — сказал Грюм. – Поттер начал войну. Уже есть жертвы. Все они маги.

— Ты говорил с министром? – спросила МакГонакл.

— Да, — ответил Грюм. – Он просит нашей помощи.

— Мы всегда поможем ему в этой борьбе, — вздохнула Минерва. – Я до сих пор не могу поверить…

— Он предал нас всех, Минерва, — сказал Грюм. – А сейчас он и вовсе изменился. Счет Поттера уже превысил триста человек. Похоже Джинни тоже с ним.

— Она же… — удивилась МакГонакл.

— Минерва, она притворялась, как и он, — ответил Грюм. – Снейп тоже с ним. Это значит, что они могут натворить много дел.

— Хорошо, думаю, комната по желанию подойдет, — сказала директор. – Собирай всех к десяти часам вечера.

— Сделаю, — сказал Грюм.

Старый аврор вышел из кабинета и направился к комнате по желанию. Коридоры были пусты. В школе стояла тишина. Дисциплина строго поддерживалась и учителями и старостами. А сейчас к тому же были каникулы. Когда он вошел в комнату, в той появились несколько скамей и камин. Что ж основатели были правы, это очень удобно.

Ужин ему принес домовик. Сообщения были давно разосланы. К десяти часам комната наполнялась людьми. Прибыли почти все, кроме трех человек. Снейпа приглашать не стали, Ремус и Тонкс не прибыли сами. Хотя, врят ли они согласились бы помочь Министерству. Оба не забыли лагерь. Грюм не знал, что Люпины перешли на сторону Поттера.

— Здравствуйте, все, — начал он заседание. – Нам поступила просьба министра о помощи в войне против Поттера.

— А разве он не сошел с ума? – спросил Невел.

— Нет, он притворялся, — ответил Грюм. – Поттер убил уже больше трех сотен человек. Его нужно остановить.

— Как мы будем бороться с ним? – спросила МакГонакл.

— Думаю, нам необходимо найти его штаб-квартиру, — сказал Невел. – Врят ли он сидит в доме Блэков.

— Конечно же, — кивнул Грюм. – У Поттера полно недвижимости в Британии. Думаю, он не стал покидать страну.

— А вы знаете, ее месторасположение? – спросил кто-то.

— Да, — сказала МакГонакл.— У меня есть все бумаги.

— Сразу исключите Годрикову Лощину, — сказал Грюм. – Там осталась только земля.

— Нет, — поднялся черноволосый волшебник. – В последнее время там замечена активность. Вампиры и оборотни облюбовали это место, говорят, там видели и великанов.

— Значит там, — сказал Грюм. – Это облегчит задачу, но нужно проверить.

— Но где он прячется? – спросил Невел.

— Подземелья под замком остались целы, — сказала МакГонакл. – Они еще обширнее, чем в Хогвартсе.

— Значит, решено, — сказал Грюм.

Они посовещались еще какое-то время, решив некоторые организационные вопросы. После чего все разошлись. Орден Феникса вступил в войну.

Спустя два дня информация подтвердилась, и Грюм доложил об этом министру. Решили атаковать. Через три дня к холму подошли совместные силы Министерства и Ордена. На стороне людей выступили кентавры, природные враги оборотней и вампиров. Признаться, для всех оказалось сюрпризом, что замок отстроен вновь. Стены его возвышались на добрых двадцать футов.

Кто-то из авроров первым крикнул, что перед стенами стоят инфери. Нет, это были зомби. Значит Поттер еще вдобавок ко всему и некромант. Грюм скривился, он не терпел этих магов. И вот мертвые двинулись вперед. За их спинами был виден рыжеволосый мужчина. Его узнали многие. Некромантом оказался Перси Уизли. Значит, где-то поблизости могут оказаться и остальные. И уж точно здесь будет Грейнджер. Девчонка опасна. Она всегда поглощала знания, как губка. Сколько Гермиона смогла узнать за последние годы?

И вот началась стычка. Мертвых было очень много, но они были медлительны и неуклюжи. Их выкашивали огненными заклятиями. В голове у Грюма созрел план. Оборотни и вампиры сейчас не опасны. А вот если бой продлиться дольше, тогда людям не поздоровиться. Аластор стал обходить схватку. Он хотел напасть с тыла на Перси. И тут по людям ударила магия. На стенах замка стояли маги. Грюм узнал многих из них. Кроме Поттера и Джинни здесь стояли брат Дамболдора, Ремус и Нимфодора и… Лили Эванс. Этого не могло быть! Но было. Грюм присмотрелся, это была девочка-подросток. Значит, это дочь Поттера и Уизли. Почему же она не в Хогвартсе? Хотя сейчас это не важно.

Грюм и не знал, как он ошибается. Задумайся он об этом, возможно, все пошло бы иначе. Но он не стал рассуждать и отвликатся от битвы. Грюм продолжил свой путь к Перси. И тот, и те, кто на стенах, были увлечены боем. Никто из них не заметил старого аврора. Грюм ударил Перси в спину. В схватках он не признавал правил. Средний сын Уизли упал. Тут же рухнули все зомби. Грюм криво усмехнулся. Над полем раздался радостный рев его соратников. А на стене вскрикнули мать и дочь.

В следующее мгновение Поттер перепрыгнул стену. Когда он приземлился, Грюм увидел перед собой человека в старых латах и с двумя мечами на перевязи. Глаза его светились.

— Вы предатель, — сказал он Грюму и взмахнул мечами.

Аластор попытался отразить удар своим клинком, но не успел. Последнее, что он видел в своей жизни, был гневный взгляд Поттера.

Гарри повернулся в сторону нападающих и ударил магией. Треть армии исчезла в ярком пламени. Этого они не выдержали и аппалировали. Кентавры тоже сбежали. Поттер поднял тело Перси и отправился к воротам.

Война началась, Гарри знал, что война опасна. Но он не ожидал, что потери произойдут так быстро. Орден выступил на стороне министра. Это значило лишь одно, они такие же.

Грюм остался лежать на земле. Возможно, завтра тела уберут, но не сейчас. Замок погрузился в траур. Но Поттер ничего не забудет. Война!


… Две лавины встретились. Это сопровождалось невообразимым грохотом. Сначала они стояли на месте, но потом одна стала теснить другую…

13. Маги и маглы.

Скримджер сидел в знакомом ему кабинете. Впервые, он очутился здесь, едва став министром. Этот кабинет принадлежал Премьер-министру Соединенного королевства. За прошедшие годы они многое сделали друг для друга. Это позволило и тому и другому удержаться на верху. И теперь была очередь магла помочь своему союзнику.

После битвы у замка Поттеров министр лишился почти всей своей армии. Да и невозможно было напрямую победить такого могущественного колдуна, как этот мальчишка. Скримджер ругал про себя и Маркнейра, и авроров. Неужели они не могли предоставить правдивую информацию о состоянии Поттера. Тогда можно было уже все подготовить. Немного яда в пищу и смерть обеспечена. Да еще ее можно было бы использовать.

Министр вздохнул. Среди его окружения не было умных и толковых людей. Министерство стало скопищем посредственностей. Все они боялись потерять свое место, но толку от них почти не было. Обычные бюрократы. Даже авроры и неописуемые были не так уж сильны. От этих остались лишь несколько неблагонадежных подразделений. Конечно, эти были гораздо опытнее, но доверять им было нельзя. Они поддерживали Дамболдора и имели свою точку зрения на происходящее.

Скримджер долго смотрел на премьера. Магл выглядел, подтянуто, но был уже стариком. Еще несколько лет и он уйдет. Придется начинать отношения с нуля. Может сразу договорится с королевской семьей? Эти то врят ли скоро поменяются. Но это будет в будущем, а пока все решает этот старик.

— Итак, — сказал премьер. – Вы хотите получить армию?

— Да, — кивнул Скримджер. – И дать ее мне в ваших интересах, если не хотите повторения событий девятнадцатилетней давности.

— Что ж я дам вам несколько подразделений, — премьер улыбнулся. – Думаю, одной дивизии хватит.

— Сколько это будет людей? – спросил Скримджер.

— Около шести тысяч, к тому же они имеют танки и вертолеты, — пояснил премьер. – Только пусть ваши люди оденутся в обычную одежду.

— С этим проблем не будет, — сказал министр.

Они решили еще несколько организационных вопросов, после чего расстались. Премьер задумался, ему не нравилась его зависимость от этого мага. Нужно будет под шумок избавиться от него. И не только от него. Оставить придется лишь тех, кто согласиться сотрудничать. Премьер улыбнулся, он еще покажет всем врагам, кто хозяин в доме.

Скримджер был доволен, он получил даже больше, чем рассчитывал. Главное же было даже в другом. С помощью маглов можно будет совершить чистку в своих рядах. А то министр чувствовать, что кто-то начал копать и под него. Война с Поттером хороший способ восстановить статус кво.


Седьмая дивизия особого назначения выдвинулась к древнему замку в Уэльсе. Перед походом перед ними лично выступил премьер. Замок оказался резиденцией нелегальной секты. Командующий дивизии генерал Портман ненавидел сектантов. Несколько лет назад его зять и дочь погибли от рук членов «Новой зари». Теперь генерал считал уничтожение всех сект своим личным делом.

Замок располагался на холме. Дивизия очень быстро окружила его. Плохо было только одно, замок располагался на господствующей высоте. При штурме поляжет много солдат. А уничтожить замок нельзя, в нем есть дети. Ну да ничего, что-нибудь придумаем.

Люди из приписанного батальона поддержки рассказали, что сектанты проводят опыты на людях. Они вмешиваются в геном человека, создавая бойцов для своей армии. Парочку этих «бойцов» генерал видел сам. Что ж нужно сказать, что генетики в секте очень хороши. Уведенные существа походили на людей, но были минимум в шестнадцать футов в высоту.

День прошел в подготовке к бою. А с наступлением сумерек в бой отправились первые подразделения. Это была еще не схватка, а лишь разведка силами двух батальонов под прикрытием танков. Они не доехали ста метров до стен замка. Из-за зубцов поднялись великаны. В их ручищах были огромные камни. Ими то они и начали обстреливать людей. Особо удачное попадание сорвало башню с одного танка. Генерал приказал отступать. Все же необходимо снести, эти чертовы стены. Он приказал поднять в воздух вертолеты.

Солнце тем временем скрылось. Генерал увидел, как побледнел один из приписанных разведчиков. Портман проследил его взгляд. Мужчина смотрел на полную луну. Потом над замком разнесся вой…

От произошедшего потом у солдат и офицеров дивизии еще долго вставали волосы дыбом. Ворота замка открылись, и в проем хлынула волна существ. Больше всего они напоминали здоровенных волков. Вел вперед их седой монстр.

— Оборотни… — прошептал разведчик. Похоже, эти ребята знали точно, что происходит.

— И что нам делать? – усмехнулся капитан Ропстоун.

— Стреляйте, — ответил ему разведчик. – Возможно, это даст нам время…

Он побежал к своим. Они отошли чуть назад и начали творить что-то странное. Это напоминало танцы шаманов в Африке. Бойцы дивизии открыли бешеный огонь. Пули рвали плоть, сбивали на землю. Но монстры вскакивали и бежали дальше. И тут у дарило пламя. Прямо посреди стаи. Генерал посмотрел на разведчиков. Их лица были бледны, но на губах застыла улыбка.

«Похоже, эти парни не из разведки», — пронеслось в голове у генерала. Следующий огненный удар не причинил монстрам уже никакого вреда. На стенах замка появились люди. Эти так же «шаманствовали». И тут к замку устремились вертолеты. Генерал улыбнулся. Похоже, он победит и в этой войне.

Вертолеты ударили по стенам замка. Впервые же минуты «шаманы» врага погибли, и монстры вновь попали под огненный обстрел. Но тут из замка раздался безумный рык, в котором были боль и ненависть. Над стенами появилась кошмарная тварь. Ее узнали все. Это был грифон. Он бросился на вертолеты. Пока генерал среагировал и отдал приказ отступать, тварь сбила четыре машины из пяти. В итоги она добралась и до пятой…

Бой продолжался. Теперь сражались…Черт! Надо называть вещи своими именами… маги. Генерал пообещал себе, что если он выживет в этой бойне, то будет лично ходайствовать перед военным министром о создании спец войск. Маги сражались, из замка уже выходили великаны.

Дивизии необходима была поддержка. Только сейчас генерал понял, что все это премьер предвидел. Портман набрал код и стал ждать. Самолет прибыл лишь через семь минут. По отцепившейся ракете генерал понял, что ему и его парням хана. Это была термоядерная бомба. Она выжжет все в радиусе двух миль, а уничтожит итого больше. Солдаты тоже поняли это. Все они просто встали на колени и принялись молиться… А вот «шаманы» что–то зло шептали. Наверное, поэтому они увидели это первыми.

Фигура в черной одежде взлетела вверх со стены. Она зависла над землей и сделала пас руками. Ракета остановилась в воздухе. Затем ее покрыло мерцающее поле. Ракета взорвалась. Атомный взрыв, страшнее люди до сих пор ничего не видели, был поглощен полем. Фигура стала падать, ей на встречу поднялись еще несколько. Они подхватили человека и опустились за стены. Какова же была сила этого мага! Генерал и не предполагал, что кто-то может остановить реакцию субатомного распада.

— Поттер, — прошептал глава приписанных к дивизии магов.

Генерал посмотрел на него. Человек смотрел на стены, даже не в восхищении, а, как будто бы, увидел ангела божьего… Да такого соперника трудно было не уважать. Тем временем под шумок оборотни и великаны ушли назад за стены. Передышка…

Начало подниматься солнце. Рассвет был кровавым. Первый раунд остался за сектантами. Генерал тяжело вздохнул. Основное действо еще предстоит.

14. Письма.

Гермиона сидела у будуара и расчесывала волосы перед сном. Ее муж, Рон, уже спал. Даже сейчас его лицо не расслабилось. Да, их жизнь была тяжела. Дело было конечно же не в деньгах. За свою карьеру Рон заработал достаточно денег. Прежде всего дело было в нем самом. Рон тяготился своего беспомощного состояния. Ему казалось, что он мешает жить ей и детям. Как и все сильные люди, Рон не хотел жалости. Он не понимал, что Гермиона сочувствует ему… Хотя она конечно же и жалела его. Как может быть иначе, она ведь любит его.

В этой женщине врят ли бы кто узнал Гермиону Грейнджер. Все напасти выпавшие на ее долю рано состарили. Гермиона выглядела лет на сорок. К тому же она очень редко улыбалась. Свою манеру общения с людьми Гермиона, не задумываясь, копировала с профессора МакГонакл. Отдушиной для нее стали дети и наука.

Их с Роном дочери родились в один день. Так в мире появились новые близнецы Уизли. Конечно же, они никогда не станут такими как их дядья. Они взяли очень многое от характера матери и так же как она хорошо учились. Сейчас они уже были на третьем курсе. Но очень важные качества они взяли и у отца, например, его смелость.

Гермиона преподавала трансфигурацию. Этот предмет ей нравился больше всего. Да она по-прежнему интересовалась всем и поглощала знания, как губка. Но известность получила именно в области трансфигурации. По ее учебникам обучались более чем в тридцати странах.. Ее статьи печатались более чем в пятидесяти газетах и журналах. Можно сказать, что карьера Гермионы удалась. Да и несмотря на все трудности семейная жизнь тоже.

Они редко говорили с Роном на эту тему, но иногда задумывались, что было бы не будь Поттер убийцей. Да именно так они называли его теперь. Он был для них предатель. Оба поверили в его вину. Министерству незачем было лгать. Герой войны был бы им более выгоден… Так думали и Рон и Гермиона. Предательство Поттера стала трагедией семьи Уизли. Родители Рона считали его сыном. Его предательство убило Молли Уизли и свело с ума Джинни.

Гермиона написала ему тогда лишь одно письмо. Рон не мог. Она взяла это на себя. Женщина уже не помнила точный текст, но смысл был следующим: Как мог Поттер использовать их дружбу в своих личных целях. Да ответ на этот вопрос не давал ей покоя и сейчас.

Рон преподавал в школе историю магии. Он прекрасно вел уроки, на них никто не засыпал. Лишь тема Второй войны была для него табу. Рон просто не мог о ней думать. Ее за него преподавал директор профессор Харвей. Да предательство было неожиданным, именно тогда Гермиона вспомнила факты: Поттер говорил на парсутанге, лучше всего ему давалась Защита от темных искусств, даже не столько она сколько нападение и защита, он был жесток. После смерти родителей Рона их дети разъехались по другим странам. Сама Гермиона не была против переезда. Ее родители к тому времени погибли во время теракта в Лондоне. Их больше ничто не держало на родине.

Сейчас в школе остались лишь учителя. Кроме дочерей Гермионы остальные студенты разъехались на рождественские каникулы. И Молли и Катрин целые дни не вылезали из библиотеки. Лишь иногда они выходили гулять.

Гермиона потушила свет и легла спать.

Следующие утро началось с письма. Оно пришло от профессора МакГонакл. В нем она предупреждала чету Уизли о возможном нападения на них. Да Поттер освободился и начал войну. Он уже убил несколько сотен людей. На его стороне великаны, вампиры и оборотни. Похоже новый Темный лорд рвется к власти. Поттер действует гораздо напористее, чем Воландеморт. Уже сейчас у Министерства нет средств для борьбы с ним.

Рон и Гермиона переглянулись. Если Потер нападет на них, то под угрозой окажутся их дочери и школа. Предстоит разговор с директором. Им нельзя оставаться здесь. А потом пришло еще одно письмо от … Джинни.

Это шокировало и мужа и жену. Сестра Рона была сумасшедшей и по умственному развитию ничем не отличалась от младенца. Теперь же она писала письмо. Текст был связанным. Она сообщала, что в ближайшие воскресение состояться похороны Перси. Его убил Грюм. Так же она сообщала, что им лучше не появляться на похоронах. Это объяснялось просто, Перси был соратником Гарри.

Но не успел Рон выразить все свои чувства криком и ругательством, как пришло еще одно письмо. Оно было отправлено адвокатом Перси. К нему было приложено письмо Перси.

Вот что он писал в нем:

Здравствуйте Рон и Гермиона,

Если вы читаете эти строки, значит меня нет в живых. Министр добрался до меня. Я должен был сказать эти слова еще много лет назад. Тогда на суде Гарри они были к месту. Нужно признать, что я разделяю вину в смерти наших родителей вместе со Скримджером. Да, именно мы виноваты в ней. Он сделал все зависящие, я же не сделал ничего.

Вы наверное удивлены? Удивляться нечему, Гарри невиновен. Это не он предатель а все мы. Да, мы Предатели. Он считал нас своей семьей, а вы поверили в его вину.

Все доказательства были выдуманы. Свидетели запуганы. Я не хотел участвовать в этом фарсе, но Министерство обещало убить всех вас. То же обещали и Гарри. Снейпу и Малфой угрожали гибелью друг друга. Оливандер был замешан в контрабанде. За его помощь ему это простили.

Мы все виноваты перед Гарри. Весь мир поливал его грязью последние пятнадцать лет. Я уверен, он не простил никого. Единственное, что я могу сделать для него это помочь ему в его походе мести.

Что делать вам? Это должны решать вы сами. Но не пытайтесь давить на него своей былой дружбой. Вы ее предали. Из нас всех на нее имеют право лишь двое: его жена и дочь.

Да, Джинни полностью излечилась.

Прощайте,

Персиваль Уизли.

Гермиона выронила лист бумаги. Рон боялся поднять на нее глаза. Он сидел и смотрел на лист пергамента. Это ужасно. Они были самыми близкими ему людьми и предали его. Зная его много лет, оба поверили в ложь Министерства. Друзья предали его. Уизли, которых он считал своей семьей, предали его. Весь мир предал его.

Неудивительно, что он хочет всем отомстить. Из него сделали идеального война, и он действует, как был обучен. Даже если он придет за Роном и Гермионой, это будет справедливо. Поттер, да они не смеют называть его по имени, получил на это право.

Понятно из-за чего он убил Грюма. Перси стал ему новым другом. Он завоевал его дружбу с нуля. А за своих друзей Гарри всегда был готов пожертвовать своей жизнью…

Рон посмотрел на жену. Гермиона беззвучно плакала. Что бы ни завыть во весь голос, она сильно сжала зубы, так, что вздулись желваки.

— Герми, я беру отпуск, — сказал Рон. – Я обязан поехать к нему.

— Рон, он же убьет тебя! – всхлипнула женщина.

— Поэтому я еду один, — ответил муж спокойно. – Кто-то ведь должен позаботиться о наших девочках. И это явно не я.

— Рон, но как ты собираешься путешествовать? – удивилась Гермиона.

— Герми, я сяду на самолет до Лондона, — сказал он. – А там… По-моему, до Годриковой Лощины ходит поезд.

— Я не отпущу тебя, — вновь всхлипнула Гермиона. – Что я буду делать без тебя?

— Герми, я должен, — ответил ей Рон. – Ты ведь и сама знаешь.

— Знаю… — тихо сказала ему жена.

На следующее утро Рон покинул школу. При помощи аппарирования он перенесся в Сидней, где сел на самолет.

Гермиона же все дни оставшиеся до конца каникул не выходила из их комнат. Лишь в последний день она появилась на завтраке. Потому как светились ее глаза, коллеги поняли, что все хорошо.

15. Возвращение Салазара Слизерина.

В войне наметилось затишье. Гарри пролежал без сознания несколько часов. Но теперь его сторонники были убеждены в своей победе. Поттер поглотил энергию взрыва, в течение несколько часов его организм ее усвоил. О таком никто из его сторонников даже не слышал.

Едва Гарри пришел в себя то сразу начал бурную деятельность. В начале он посетил замок Малфой. То, что Поттер обнаружил там, немного выбило его из колеи. Снейп и его жена были мертвы. Перед смертью их долго пытали. Гарри хотел вернуть Клэр, но теперь заботится о ней, мог только он. Мужчина хорошо понимал, что пытками Министерство хотело выбить информацию о нем. Но теперь нужно было решить, куда отправить девочку для ее безопасности. С Лили, было, все понятно, каникулы заканчивались, и она отправлялась назад в школу. Но куда отправить Клэр?

Тех же детей оборотней спрятали в подземельях, которыми, судя по всему, был изрыт весь холм. С ними сидели несколько женщин-оборотней. Среди вампиров детей, конечно же, не было. Да и не доверяли им оборотни. Эти два вида никогда не любили друг друга. А в прежние времена порой дело доходило до войн. В этот раз оборотни, сцепив клыки, признали главенство вампиров, но лишь на время противостояния.

Выход из положения нашел Ремус, он предложил, что бы Клэр поехала вмести с Лили. Девочки должны были пожить в Париже, до окончания противостояния. Потом Клэр вернется, а Лили поедет в школу.

С этим все согласились, ну кроме девочек.

Утром в воскресение состоялись похороны. Думается не Снейп, не Нарциссия никогда не ожидали, что их похоронят на фамильном кладбище Поттеров. Клэр так и не поняла, что прощается с матерью и отцом навсегда. Родители в ее возрасте казались чем-то незыблемым. Гарри стоял над тремя холмиками земли. Его лицо в этот момент могло напугать любого. На нем отпечатался лишь гнев. После похорон он проводил девочек до поезда.

По возвращении назад его ждал не приятный сюрприз. В замок прибыл брат его жены, Рональд Уизли. Бывший друг, который предал Гарри. Это предательство было больнее всего. Он и Гермиона были для Гарри самыми близкими людьми на земле после Джинни. Они предали его.

Гарри не стал с ним общаться, как и Джинни. Поттер через Люпина передал Рональду, что, в связи с его физическим состоянием, позволяет ему отдохнуть в замке и посетить могилу брата. Но через три дня он надеется не увидеть здесь его, и не видеть больше никогда.

Рон стиснул зубы, выслушав этот ответ из уст Люпина. Он не имел права возмущаться. При помощи магии он поднялся в свою комнату. Признаться, он сильно устал, добираясь в этот замок. В конце концов, колеса это не ноги. Только от станции до замка было больше двух миль, да и холм был не самим пологим.

Комната, в которую его поселили, была довольно большой. Рон подъехал к кровати и перелез на нее. Он лег на спину. Натруженные за этот день мышцы, наконец-то, расслабились. Мужчина не заметил, как уснул.

Люпин сидел напротив Джинни. Гарри стоял у камина. Все трое собрались вместе обсудить ситуацию. Войну надо было заканчивать.

— Ну и что будем делать? – спросил Люпин.

— Я могу уничтожить всех, кто стоит под нашими стенами, — сказал Гарри. – Но это будет неправильно. Маглы не виноваты в наших дрязгах.

— Я думаю вам нужно поговорить с Роном, — сказал Ремус.

— Нет! – в один голос воскликнули супруги.

— Я понимаю, что это тяжело, — сказал Люпин. – Но это необходимо и вам и им.

— Им? – переспросила Джинни.

— Джинни, Рон приехал с ведома Гермионы, — ответил ей Гарри.

— Я не хочу с ними говорить, — сказала Джинни.

— Я тоже, — кивнул головой Гарри.

— Вы оба не правы, — сказал Ремус. – Вас предали, но это не значит, что стоит избегать разговора.

— Я не забыл письма, — сказал гневно Гарри. – Его прислала мне Гермиона. Слово «лицемер» в нем употребляется трижды, «подлость» — четырежды, а «убийца» восемь раз. Все это уместилось в пяти строках.

— Да, — сказала Джинни. — Нам не зачем говорить с ними. Пусть и дальше живут и не беспокоятся.

— А что бы им было совсем хорошо, я помогу… — сказал Гарри и вышел.

— Что он собрался делать? – спросил Ремус.

— Не знаю, — пожала плечами Джинни, но было видно, что она поддержит любое решение мужа.

Рон проснулся, когда на улице уже стемнело. Он попытался сесть на кровати… Замок потряс вопль удивления. У Рона согнулись ноги в коленях. Сами без помощи рук. Это было удивительно. Мужчина решил проверить свою догадку. Он опустил ноги на пол и… встал! Он стоял! Чувства переполняли его. Он сделал несколько шагов. Они дались ему довольно тяжело. Это было понятно, мышцы отвыкли от нагрузки. Рон сел на кровать и расплакался. Он не верил, что когда-нибудь вновь будет ходить. Рон понял, кто мог сделать для него такое. Мужчина не мог ответить лишь почему. Гарри явно не простил их. Неужели он стал так жесток, что сделал их с Гермионой еще и обязанными ему? Скорее всего. Гарри до Азкабана такого бы не сделал, но этот… От этого можно было ожидать многого.

Рональд осторожно спустился вновь. Люпин объяснил ему, где искать кладбище. Могила Перси была самой крайней. Рядом с ней Рон с удивлением обнаружил могилы Снейпов. Он не любил зельевара, да и его жену, но они не заслуживали смерти. Глаза Рона вернулись к надгробью Перси. Он прожил ровно 37 лет. Грюм убил его в день рождения. Рон сжал кулаки, почему именно его семье выпало столько испытаний. Лишь Джинни и он остались из Уизли. И сестра не хотела с ним общаться. Он конечно заслужил это. Только теперь Рон понял, Джинни свело с ума не «предательство» Гарри, а то, что все вокруг поверили в это.

Мужчина простоял у могилы брата целый час. Он думал обо всем случившимся. Гарри не хочет его слушать, но ему необходимо получить, если не дружбу, то прощение и себе и Гермионе. Да и дочери не виноваты в ошибках родителей. Им стоит узнать тетю и дядю…

Когда Рон вошел в холл замка, то увидел странную картину. Гарри стоял на одном колене перед высоким мужчиной. Незнакомец был одет так, что казалось будто бы он сошел со средневековой картины.

— Мой Мастер, — пробасил Поттер. Да его бас мог теперь напугать кого угодно.

— Ученик, зачем ты начал войну? – строго спросил мужчина.

— Не я, — сказал Гарри. – Я лишь защищался.

— Ты мог уйти и не сражаясь, Ученик, — сказал мужчина. – Если ты продолжишь упиваться своей местью, ты станешь как мой несчастный потомок.

— Нет! – вскрикнул Гарри. – Мастер, вы поможете мне?

— Да, — ответил мужчина. – Иначе зачем бы я вылез из своего подземелья.

— Спасибо, Мастер! – сказал Гарри.

Когда Гарри поднялся, он увидел Рона. Бывший друг что-то шепнул незнакомцу и быстро ушел. Рон вздохнул, заслужить прощение Гарри будет трудно. К нему тем временем подошел незнакомец.

— Здравствуйте, — сказал он. – Разрешите представится, сэр Салазар Слитус Слизирин.

— Очень приятно, — ответил опешивший Рон. – Рональд Артур Уизли.

16. Самая главная тайна Хогвартса.

Рон стоял и изумленно смотрел на Слизерина. Мужчина не выглядел приведением, да и старой развалиной тоже. Рон знал, что стоящему перед ним человеку, более тысячи лет. Но Слизирин выглядел едва ли не его ровесником.

— Не удивляйтесь, — сказал Основатель. – я владею секретом Философского камня. А я вас много слышал.

— Я подозреваю не лицеприятные для меня вещи, — вздохнул Рон. – Хотя тоже самое могу сказать о вас.

— Да, — сказал Слизерин. – Мой ученик сильно разозлился на вас. Он бы понял, подозрения чужих людей, но не самых близких.

— Я знаю, — еще сильнее вздохнул Рон.

— Думаю, нам лучше присесть, — сказал Слизерин. – Разговор обещает быть долгим.

Мужчины сели в гостиную. Они проговорили до самого ужина. За общий стол Рон не пошел. Он знал, что бывший друг не захочет его там увидеть. Еду ему принес домовой эльф прямо в комнату. Рон поел и лег в постель. Уснул он под утро, слишком многое надо было обдумать.

После ужина состоялось новое совещание. На этот раз на нем присутствовал Слизерин. Судя по странным взглядам, бросаемым на него вампиршей, Гарри понял, что она знает его учителя. Главным вопросом собрание была дальнейшая стратегия. Все понимали, что захват власти силой неизбежен. Но была проблема, кто будет править. Ни одна из групп коалиции не отдала бы власть другой. Разгорелись горячие баталии. Споры продолжались не менее часа.

— Мне кажется, вы забываете, что у нас есть единый кандидат, — сказал Слизерин. – Ведь он собрал вас всех вместе. Он сильнейший маг и вполне разумен.

— Я не хочу править, — сказал Гарри.

— Почему же? – удивился гоблин. – Это очень хорошая идея. Только куда деть совет?

— Думаю можно взять идею у маглов, — сказал Люпин. – Ведь у них есть Правительство, и есть Парламент. У нас правительство заменит Министерство, а совет магических существ и магов будет нашем парламентом. Любой законопроект Правительство будет отправлять на согласование туда, и уже совет будет принимать законы. Так же Министерство будет отчитываться перед советом ежегодно.

— Очень хорошая идея, — кивнул головой Слизерин. – Но тогда Министра должен назначать Совет. А вот его будим выбирать голосованием.

Эта идея всем понравилась кроме Гарри. Он не хотел править, но, похоже, его мнения никто не спрашивал. Даже Джинни поддержала идею назначения его министром. Что ж, судя по всему деваться некуда. Придется взвалить на себя эту ношу, но сначала надо победить в войне. Нужно было собрать всех врагов в одном месте, но как это сделать. Идею предложил Слизерин.

— Нужно пустить слух, что мы ищем в Хогвартсе могущественный артефакт, — сказал он.

— Есть только два вопроса, — сказал, обдумав этот вариант, Гарри. – Первое, что это может быть, а, второе, как довести этот слух до министра.

— Ну, артефактом может быть все, что угодно, — улыбнулся Слизерин. – Например, мы выяснили, что у Распределяющей шляпы есть и другие способности. А вот второй…

Все задумались. Нужно было подсунуть информацию министру так, что бы он в ней не усомнился не на секунду. А это было сложно. У восставших не было выхода в окружение министра. Значит, нужно было сделать так, будто бы министерство перехватило эту информацию. Единственный вопрос как?

Оставался единственный вариант – перебежчик. Гарри понимал это, но кем можно рискнуть? Это должен быть кто-то из руководства. Но Гарри ни кого не хотел сдавать. Он помнил, что Министерство сделало с родителями Клэр. А они были не в чем не виноваты. Значит, нужен кто-то другой. Гарри оглядел всех своих соратников. Он не желал рисковать не кем из них. Совет так и закончился не чем, решение отложили до утра.

После завтрака все вновь собрались в кабинете. Правда, теперь с ними не было Слизерина и вампирши. В самый разгар спора дверь скрипнула, и присутствующие увидели Рона. Мужчина решительно подошел к Гарри.

— Я знаю, что совершил кучу непростительных ошибок, — сказал он. – Мои извинения ничего не могут изменить. Но я хочу помочь. Попробуй поверить, теперь ради твоего прощения я переверну Ад. Вам ведь нужен доброволец…

Гарри смотрел на бывшего друга. Тот говорил правду, он это чувствовал. Что ж возможно из этого что-то и выйдет. Поттер кинул Рону. Он заметил, как улыбнулся Люпин.

Следующие часы пролетели в приготовлениях. Рон написал письмо жене. Конечно, он не стал писать, что отправляется на весьма опасное задание. Рон сказал ей лишь то, что Гарри дал ему шанс и, конечно же, вылечил его. Ему подумалось, что этого достаточно.

А ночью начался спектакль. Рон совершал «побег» из замка Поттеров. Наступил переломный момент. Противостояние приближалось к развязке.

… Притихшая уже лавина вновь потекла вперед. Она уже набрала скорость, и катастрофа была неминуема…

17. Хогвартс.

Рона ввели в кабинет министра. Скримджер сейчас напоминал дряхлого льва. А его подчиненных можно было сравнить лишь с гиенами. Министр сидел за столом и работал над бумагами.

— Мистер Уизли, — поднял он свою голову. – Какими судьбами?

— Я приехал проведать старых друзей, — пожал плечами Рон. – Но Поттер меня схватил и держал в плену. Сегодня мне удалось бежать.

— Вы уверены? – усмехнулся Скримджер. — Я слышал, что вы серьезно травмированы.

— Да, — ответил Рон. – Но мученья калеки Поттера не вдохновляли. Он вылечил меня, как и мою бедную сестру.

— Почему, мистер Уизли вы считаете вашу сестру бедной? – спросил Скримджер.

— Джинни сошла с ума от осознания, что Поттер преступник, — ответил Рон. – А он не только вылечил его, но и внушил слепое преклонение перед собой. Сейчас моя сестра напоминает фурию.

— Кого из ближайших помощников Поттера вы видели? – спросил один из присутствующих в комнате людей.

— Прежде всего, мистера и миссис Люпин, — ответил Рон. – В замке вообще полно оборотней. Есть там и великаны, они постоянно дерутся. Слышал, как оборотни ругали каких-то «кровососов».

— Это все мы и так знаем, — махнул рукой Скримджер.

— А вы знаете, сэр, что Поттер собирается напасть на Хогвартс? – спросил Рон. – Он ищет старый артефакт Слизерина.

— Что?! – завопили все сидящие в кабинете.

— Распределяющая шляпа, принадлежала когда-то Слизерину, — сказал Рон. – Он наложил на нее заклятие и напитал могуществом. Любой надевший шляпу, сказав: «Именем Великого Салазара, открой свою тайну», получит его.

— Ты уверен в этом? – спросил Скримджер. Было видно, как его глаза загорелись.

— Да, сэр, — ответил Рон.

Отряд в Хогвартс был сформирован очень быстро. Не прошло и пятнадцати минут, как все были готовы. В начале в Хогсмит отправились пятьдесят авроров, которые должны были обеспечить охрану и проверить место. Через полчаса они доложили, что все чисто. Теперь переправились и остальные. Рона держали рядом с министром. Его не столько охраняли, сколько использовали как щит. Это в плане было предусмотрено планом. До школы добирались со всеми предосторожностями. Дорога, занимающая обычно не более двадцати минут, была пройдена более чем за час.

Рон с радостью вглядывался в окрестности. Здесь прошли лучшие годы его жизни. Тогда они были молоды и, несмотря на все трудности и опасности, полны веры в счастливое будущее. Все изменилось. Виновный в этом шагал рядом. Рон с радостью прибил бы его, но тем самым нарушил бы план Гарри. Этого он себе позволить не мог. Бывший друг и так не слишком ему доверял. В этом винить было не кого, кроме себя…

Рон буквально пожирал взглядом все вокруг. Вот здесь они увидели впервые Хагрида. А тут Гермиона нанесла памятный удар Малфою. У этой беседки Рон сделал ей предложение. Хогвартс был и оставался главным событием в его жизни. И вот они наконец-то дошли до ворот замка. Рон в третий раз в жизни видел их закрытыми. Первый раз это произошло на третьем курсе, когда Сириус сбежал. Второй, на седьмом, когда Хогвартс был в осаде. И вот теперь сейчас.

Но кроме него никто не выглядел удивленным. Это было нелепо. Гарри никогда бы не напал на школу. Выходило, что он прав, именно здесь после неудачной попытки скрывались члены Ордена Феникса. А это было крайне подло со стороны взрослых – прятаться за детьми. Рон вспомнил, что ничем не лучше поступал и Дамболдор. Это ведь он подталкивал их к приключениям своим бездействием. А они, дураки, еще и радовались, что их считают за взрослых.

Дверь открыл Филч. Завхоз выглядел совсем древним. Он поклонился министру и пропустил всех в холл. Рон не знал почему, но ему Хогвартс показался блеклым. Как будто бы что-то ушло из него. Находится в замке, стало неуютно.

Министр, Рон и пятеро авроров прошли в кабинет директора в сопровождении Филча. МакГонакл сидела за столом. По ее виду нельзя было сказать разбудили ее или она так и сидела за свои столом. Хоть что-то оставалось неизменным. Хотя нет, в глазах директора застыла настороженность и боль. Нуда, она ведь потеряла друзей. А то, что один из них убил его брата, ее врят ли волновало.

— Минерва, мы узнали, что Хогвартс находится под угрозой, — сказал министр. – Поттер собирается напасть на него.

— Я предполагала это, — вздохнула МакГонакл. – Что ему нужно?

— Старая распределительная шляпа, — ответил Скримджер.

— Зачем это я ему? – послышался скрипучий голос со шкафа.

— А вот это я и хочу выяснить, — соврал министр.

Один из авроров снял шляпу со шкафа и протянул ее ему. Министр повертел ее в руках, а потом одел себе на голову. Он произнес фразу, которую ему пересказал Рон. Какой-то миг ничего не происходило, все успели, разочаровано вздохнуть. Но вот шляпа озарилась ярким светом. Он буквально укутал фигуру Скримджера. Спустя несколько секунд свет исчез. А вместе с ним пропал и тот уставший старик. Теперь министр вновь походил на того человека, которым был, едва получив власть.

— Вот теперь пусть нападает, — усмехнулся он.

— Что это было? – удивленно спросила МакГонакл.

— Это артефакт Слизерина, — пояснил ей Скримджер. – И теперь он мой. Мой!

— Министр, — в комнату вбежал один из оставшихся в холле авроров. – Хогвартс окружен. Поттер привел всю свою армию. Он хочет, чтобы капитулировали…

— Нет, теперь он слабее меня, — усмехнулся Скримджер. – Этот мальчишка еще будет умолять меня о жизни…

Министр и авроры вышли. В кабинете остались лишь Рон, директор и Филч. МакГонакл удивленно смотрела на своего бывшего ученика. Она тоже знала о его травме.

— Вы довольны, профессор, стороной которую выбрали? – спросил он у нее и вышел прочь.

Профессор опустилась на стул. Бывший ученик прав, полученное могущество сорвало маску с министра. Теперь стал, виден его истинный облик. Но что ей делать? Лишь одно – спасти студентов! Женщина поднялась, она вновь стала той МакГонакл, которую любили и уважали все студент и учителя.

Рон стоял у бойницы и удивленно наблюдал, за первым рядом осаждающих. Эти каштановые волосы он не забудет никогда. Гермиона тут! Почему она ничего ему не сказала?!

… Две лавины чуть замерли друг перед другом. Обе были полны мощи. Миг или вечность отделяли их от столкновения. Что же будет?

18. Гермиона действует.

Получив письмо, Гермиона обрадовалась. Рон жив! И Гарри вылечил его. Гермиона долго не думала, она должна отправится в Англию. Раньше во всех приключениях они были в троем. Почему теперь ее должны оставить за бортом. Гермиона отправилась в кабинет директора.

Профессор Харвей сидел за столом над кипой бумаг. Он поднял голову на скрип двери. В отличие от Хогвартса австралийская школа имела обычные двери и лестницы. Директор взглянул на Гермиону и улыбнулся ей.

— Да, профессор Уизли, — спросил он ее. – Вы чего-то хотите?

— Да, сэр, — ответила Гермиона. – Я хотела бы взять недельный отпуск. Каникулы заканчиваются лишь через три дня, а впервые дни у меня всего лишь три урока. Их легко передвинуть.

— Хорошо, профессор Грейнджер, — кивнул директор. – Только, надеюсь, ваши дочери останутся в школе?

— Конечно, директор, — сказала Гермиона.

В дорогу она собиралась не долго. Небольшой чемоданчик вместил в себя все необходимое. Гермиона поцеловала дочерей, строго настрого запретив им делать всякие непотребства. Близнецы часто выступали инициаторами различных проказ.

В отличии от Рона она сразу аппарировала к склепу родителей Гарри. Такова уж была ее память, она с легкостью запоминала все увиденное. На семейном кладбище Поттеров были три новых могилы. Гермиона прочитала надписи на надгробиях. В первой могиле был похоронен Перси. А вот две других сильно удивили Гермиону. Судя по надписям, в одной из них покоился Севериус Снейп, а в другой – Нарциссия Малфой-Снейп. Гермиона дотронулась до надгробия Перси. Последние годы они много переписывались. Им обоим нужен был человек, которому можно было бы высказать наболевшее. Теперь Перси был мертв. Скоро может погибнуть и она. С системой бороться невозможно.

Гермиона вышла с кладбища. Ее глазам предстал замок во всей красе. Когда она здесь была в прошлый раз, он представлял собой развалины. Неужели Гарри отстроил его вновь? Судя по всему да, иначе как все это объяснить. Во дворе замка все были заняты. Великаны и гоблины проверяли амуницию. Эти два народа смотрелись рядом друг другом комично, но и те и другие выглядели грозно. Маленькие гоблины надевали кольчуги поверх своих камзолов. Им достались кинжалы и пистоли, выглядевшие как старинные. Однако Гермиона почувствовала в них магию. Великаны примеряли толстые кожаные куртки с нашитыми медными бляхами. У каждого был огромный молот. Чего-чего, а Гарри серьезно подошел к обмундированию своего войска. Будь Воландеморт столь же основателен, его было бы гораздо труднее победить. Командовала во дворе женщина с короткой прической. Волосы на ее голове то и дело меняли цвет.

— Тонкс, — вырвалось у Гермионы.

Женщина повернулась к ней. Она с разу же узнала свою подругу. Тонкс подошла к Гермионе. Сейчас она выглядела гораздо моложе Гермионы.

— Я говорила Ремусу, что ты не усидишь на месте, — улыбнулась Тонкс. – Только зови меня теперь миссис Люпин.

— Поздравляю, — сказала Гермиона. – Ты проводишь меня к Нему?

— Провожу, — вздохнула Нимфадора. – Может мое присутствие сгладит особо острые углы.

— Надеюсь, — печально вздохнула Гермиона. – В конце концов, Рон не может замолить наш общий грех один.

Они поднялись по ступенькам в замок. Гермиона с удивлением смотрела по сторонам. Такого богатства она не видела даже в имении Малфоев, когда они приходили туда с обыском.

— Род Поттеров считался самым старинным и богатым в Англии, — пояснила Нимфадора.

— Я уже это поняла, — вздохнула Гермиона. – Но как же тогда отцу Гарри разрешили взять в жены маглорожденную?

— А она и не была маглорожденной, — сказал кто-то позади них. Женщины обернулись и увидели Джинни. – Лили Эванс родилась в семье сквибов. Именно поэтому они так сильно радовались, когда ей пришло письмо из Хогвартса. Но так и не нашли сил рассказать дочери свою историю. Гарри чистокровный маг с очень длинной родословной. Он потомок и Гриффиндора и Слизерина. А теперь скажи, что ты здесь делаешь?!

— Джинни, пожалуйста, я прошу тебя, — Гермиона упала на колени перед сестрой мужа. – Ведь Рону вы дали шанс. Дайте его и мне.

— Это может решить лишь один человек, — сказала Джинни. – Пошли. Волчица тебя Ремус искал.

Нимфадора извинилась и куда-то очень быстро ушла. Остаток пути Гермиона преодолела в полном молчании. Джинни даже не смотрела на нее. Почему-то это было больнее того, если бы она кричала и обвиняла. И вот они вошли в кабинет. Кроме Гарри здесь сидело еще двое мужчин, гоблин и женщина. Последняя была вампиром. Это Гермиона определила сразу. Одного из мужчин женщина так же узнала, это был брат Дамболдора. Второй был ей незнаком, но был красив и мужествен. Бывший друг пожирал Гермиону яростным взглядом.

-Ты! – прохрипел он, казалось, задыхаясь от гнева.

Гермиона вновь упала на колени. Она обняла ноги Гарри и заревела.

— Дай мне шанс! Молю! – сквозь слезы проговорила она. – Я дам тебе любую клятву верности! Только дай мне шанс!

— Я не забыл твоего письма… — пять слов прозвучали, как приговор, как гвозди вбитые в крышку гроба.

— Молю! – Гермиона прижалась еще сильнее. Ей было плевать, что о ней подумают, находящиеся в комнате. Главное для нее было решение Гарри.

— Вроде бы твой муж сам решил разобраться с этим, — сказал Гарри.

— Он может ответить за себя, — сказала Гермиона. – Но это не искупит моей вины и предательства.

— Хорошо, — сказал Гарри. – Но вы подумали о своих детях?

— Спасибо-спасибо, — причитала Гермиона. Но тут до нее дошло. – А что с нашими детьми?

— Мерлин! – ругнулась Джинни. – Какой придурок! Он не сказал тебе?!

— О чем? – испуганно спросила Гермиона.

— Твой муж отправился на опасное задание, на нем он может погибнуть, — сказал Гарри. – Как и ты. Все решится сегодня.

— Я должна исправить свои ошибки, — глухо сказала Гермиона.

— Хорошо, — сказал Гарри. – Слушай план.

Он ей рассказал о происходящем. Остальные молчали. Гермиона лишь изредка ловила на себе странные взгляды незнакомца. Он буквально пожирал ее взглядом. Это было не понятно и как-то настораживало.

— Значит это шляпа артефакт? – спросила она после объяснений.

— Да, — сказал незнакомец. – И довольно мощный.

— Но зачем нам отдавать его в руки министра?! – удивилась Гермиона.

— Видите ли, — незнакомец улыбнулся. – Шляпу зачаровал Годрик для меня. Такие были у всех у нас. Мы вчетвером вели все занятия. И сил не хватало. Шляпа очень сильное тонизирующее средство. Тебе кажется, что твои силы многократно увеличились, но на самом деле это не так. Поэтому на молодого здорового человека она почти не подействует, а вот на измотанного или старого…

— Постойте, — Гермиона подняла руку. – Вы говорите Годрик…

— Гермиона, — тихо сказала Джинни. – Позволь представить учителя Гарри, сэра Салазара Слизерина.

— Вот это да! – рот Гермионы открылся.

— А ваша реакция на мое имя даже сильнее, чем у вашего мужа, — улыбнулся Слизерин.

— Ну я многое о вас прочла, — пожала плечами Гермиона. – Хотела узнать из-за чего вы ненавидите таких, как я.

— У вас ошибочная информация, — сказал Слизерин. – Из нас четверых я единственный имел в то время титул графа и управлял землями. На моем факультете учились лишь аристократы, только те, кто мечтал и желал в будущем править, поэтому именно я учил их этому. Вы ведь согласны, что править людьми это тяжелая работа?

— Да, — кивнула Гермиона.

— И еще, — продолжил Слизерин. – Гарри ты про нее рассказывал, как о талантливой маглорожденной студентке?

— Да, Мастер, — кивнул Гарри. Гермиона покраснела.

— Видите ли, миссис Уизли, — сказал Слизерин. – Маглорожденный маг не может добиться выдающихся успехов. Магия сильнее с каждым поколением. Вы как минимум должны иметь чистокровного мага в своей родословной. На кого вы похожи из родителей?

— На мать, — сказала Гермиона. – Сейчас если взять ее фотографию и мою, различий практически нет. Она говорила, что в ее семье все девочки были похожи.

— Гарри посмотри, кого тебе напоминает миссис Уизли? – спросил Слизерин.

— Она всегда походила на мою мать, — буркнул Гарри. – Почти всегда.

У Гермионы екнуло сердце. Она поняла оговорку бывшего друга. Лили умерла за сына. Гермиона же предала их дружбу.

— Гарри, вы с твоей подругой родственники, — сказал Салазар. – Твоя мать и женщины из рода Гермиона потомки Ровены.

— Но мастер вы же сказали, что моя мать ваш потомок?! – изумился Гарри.

— Я не отказываюсь от своих слов, — пожал плечами Слизерин. – Мы с Ровеной были женаты.

Все в комнате были ошарашены. Они потеряли дар речи. Долгое время в кабинете стояла тишина. Ее прервал скрип двери. На пороге стоял Люпин.

— Все готово, — сказал он. – Можно выступать.

Через полчаса все уже были во дворе. Дружина Гарри Поттера шла на Хогвартс. И с ним была Гермиона. Женщина вновь чувствовала себя той девочкой, что участвовала во всех приключениях Избранного. Это было здорово!

19. Последняя битва.

Рон видел, что Гарри привел не все войска. На поле боя отсутствовали вампиры и оборотни. В общем-то, это было понятно. Ни те и не другие не способны сражаться при свете солнца. А оборотни и вовсе боеспособны один раз в месяц. Внезапно Рон понял, план Гарри продуман до мелочей – сегодня, как раз и будет полнолуние. А это значит, с наступлением темноты оба отряда появятся на поле сражения.

И тут Рон заметил движение за «спиной» армии Гарри. Он пригляделся и ахнул. Это были маглы. Рон с ужасом заметил большое количество тяжелой техники. Сейчас от их войска ничего не останется, погибнет Гермиона.

Этого он допустить не мог. Рон бросился бежать вон из замка, поэтому не видел, как за спиной армии Гарри появился щит. Он выглядел как молочно-белая стена. Оружие маглов и они сами не могли проникнуть сквозь него.

Тем временем в Хогвартсе творилось безумие. МакГонакл вместе с верными ей учителями и членами Ордена Феникса выводила друзей через подземный ход. Министру было не до них, он готовился победить своего врага. Так хорошо Скримджер давно себя не чувствовал. Он хорошо подготовился к этой схватке. Вмести с ним, было три сотни человек в школе, еще столько же спряталось в Хогсмите. К тому же премьер-министр выделил ему две дивизии десантников. С таким перевесом он точно победит. Скримджер даже не сомневался в этом.

Министр выглядел уморительно в этой шляпе. Уж слишком старой и пыльной она выглядела. Но ни один из присутствующих не смеялся. Они понимали, что сегодня они станут костяком новой элиты. Скримджер обязательно выделит тех, кто сражался с ним рядом. Министр то же думал о будущем. В его голову назойливая мысль: почему у Британии два министра. Он ведь и один вполне справится. Зачем делить власть с каким-то маглом? Все. Решено, после победы над Поттером он расправится с премьером и получит абсолютную власть в стране. А с государством, опирающимся на магию и технологию, придется считаться всему миру.

Сейчас его бойцы занимали места у окон. Поттер не понимает, что кроме превосходства в живой силе у министра есть еще два козыря. Это, конечно же, шляпа и сам Хогвартс. Основатели и так наложили на него мощные защитные чары, а последующие поколения директоров добавляли к ним свои.

Министр услышал усиленный голос своего врага.

— Сдавайтесь, мистер Скримджер, — прокричал тот.

— Вы идиот, Поттер! – ответил министр. – Вы сами загнали себя в ловушку. Артефакт у меня и вы проиграете.

— Что ж вы сами это выбрали, министр, — сказал Поттер.

Гарри снял заклятие и махнул рукой. В дело вступили маги Аберфорта Дамболдора. Они били по окнам. Прекрасные витражи уже после первого залпа разлетелись в пыль. Если людей министра не задели заклинания, то уж от осколков им досталось. Но они явно не собирались сдаваться, из окон летели ответные заклинания.

Проблема заключалась еще в двух вещах. Половине магов приходилось держать щит от тех, кто засел в Хогвартсе, сам Гарри поддерживал щит за их спинами. Он и в мыслях не мог допустить разрушения школы и гибели хоть одного студента. Даже если бы этим студентом стал слизеринец. Рядом с ним стояли Гермиона и Джинни. Слизерина он с собой не взял. Он не смог бы стрелять в Хогвартс, да и смотреть, как это делают другие, не стал бы.

Через полчаса обмены ударами Гарри понял, что нужно штурмовать Хогвартс. Разобраться с маглами он решил после прибытия оборотней и вампиров. А сейчас мужчина подал знак и первым сделал шаг к замку. Армия двинулась вслед за предводителем. Чем ближе они подходили к замку, тем сильнее становилось давление на щиты. Великаны и гоблины располагались за спинами магов. Они не владели боевой магией.

До стен оставалось не более пятидесяти ярдов, когда щит пробило сразу в нескольких местах. Несколько магов упали. Их место заняли другие. Гарри сам держал щит, прикрывающий его и женщин. Он мог бы создать стационарные защитные чары, полностью защищающие его армию, но тогда бы они смогли двигаться.

Потеряв еще пятерых, войско Гарри добралось до стен Хогвартса. Задача великанов состояла в разрушении ворот. Их прикрывали три десятка магов и все гоблины. Остальные продолжали бить по окнам.

Великаны не зря волокли старинный таран. Его нашел в подземельях замка Поттеров Люпин. Дерево, из которого он был сделан, не подверглось влиянию времени, Гарри лично это проверил. Он не обнаружил никаких сохранных чар, чему не сказано удивился. Таран был оббит железом, и к нему были приделаны рукояти. За них то сейчас и держались два десятка великанов. Они мощно били в двери. Те не могли выдержать долго.

— Джинни! – услышал Гарри крик рядом с собой.

Он мгновенно повернулся. Мужчина видел, как заклятие летит в его жену, но среагировать не успевал. Это вместо него сделала Гермиона. Бывшая подруга просто встала на пути зеленого огня. Над полем боя разнесся безумный крик.

— Гермиона! Неееет! – кричала Джинни, склонившись над трупом подруги.

В этот момент лопнули и слетели с петель двери. Войско Гарри вошло в замок. Гарри приказал собрать всех павших в одном месте. Он казалось не испытывал никаких чувств по поводу гибели Гермионы, но это только казалось. Войско удивлено наблюдало за своим предводителем. Он стоял над телами с закрытыми глазами и что-то шептал. И вот от чудовищного кашля согнулось тело… Нет не тело. Гермиона, откашливаясь, поднялась на ноги. Рядом встали остальные «трупы». Холл Хогвартса огласили радостные крики. Войско приветствовало своего начальника и то, что он только что сделал.

Тем не менее, ожившие были еще слабы. Оставив с ними нескольких магов и гоблинов, Гарри пошел искать министра.

Рон встретил МакГонакл, когда в тайный ход прошли последние студенты. Директор покидала школу последней. Мужчина не успел подойти. Первым ее увидел выбежавший откуда-то министр.

— А бежите?! – взревел Скримджер. – Вы предательница! Ничего, сейчас я разберусь с вами…

Думать было некогда. Профессор МакГонакл удивленно застыла в проходе. Она не могла понять, что случилось с министром. Почему он обвиняет ее? Когда палочка министра взметнулась вверх, Рон прыгнул. Ноги, только недавно зажившие, не подвели его. Вылетевшее заклинание угодило ему в грудь. Резкая боль. Темнота. Покой.

— Надо же, — рассмеялся министр. – А ученики вас до сих пор любят. Никогда не любил Уизли. Прекраснодушные дураки. Управлять такими легко. Вы хорошо их обучили, никто и не усомнился в виновности Поттера…

— Вы глупец, министр, — раздался голос за его спиной.

Министр обернулся, позади него стояли трое. Чуть впереди глумливо ухмыляясь, стоял Поттер, справа, от него, сузив глаза, находилась Джинни, а слева Аберфорт. Жена Поттера стояла и смотрела на то, что осталось после взрывного заклятия от ее брата. Аберфорт плюнул в сторону Минервы.

— Не заслужила ты смерти этого мальчишки, — сказал он. – Вы как крысы в банке передрались. Слава Мерлину, хоть Альбус до этого не дожил. Вы с Аластором все испоганили. Устроили из Ордена лавочку для помощи в темных делишках Министерства.

— Аберфорт! – удивилась Минерва сквозь слезы. – Мы воевали против нового Темного Лорда!

— Дура! – сказал Домбалдор. – Вас развели как школьников. Министр спасал свою задницу. Гибель обоих Уизли на руках Ордена.

Тем временем Гарри подошел к министру, тот испугано вжался в стену, держа наготове палочку. Гарри снял с него шляпу.

— Вы вроде бы уже взрослый, — усмехнулся он министру. — А до сих пор верите в сказки. Что бы стать могущественным магом необходимо долго учится. А теперь сдайте палочку!

Его крик напугал министра до полусмерти. Скримджер разжал пальцы. Его палочка упала на пол и подкатилась к ногам Джинни. Женщина подняла ее и сунула в карман. Ей хотелось взвыть, но сейчас на это не было времени. Предстояло еще разбираться с маглами. Только что Джинни стала последней Уизли. Дочерей Рона она не считала. Из старого семейства осталась только она. Гермиона… Женщина вздохнула, она не представляла себе, как можно рассказать невестке о только что случившимся.

Аберфорт остался охранять министра и директора. А Гарри и Джинни вернулись к войску. На улице начинало темнеть. Через два часа подоспеют оборотни и вампиры. Джинни подошла к Гермионе.

— А где Рон? — спросила та. – Нееет!

Она все поняла по злым глазам золовки. Рон погиб, возрождая былую дружбу. Но ведь она тоже… Гермиона подняла взгляд на Гарри. Он стоял вроде бы спокойный. Но она не забыла его, несмотря на все эти годы Гермиона помнила характер Гарри. Все свои чувства он носил в себе, но по сжатым в тонкую полоску губам она видела, что ее бывший друг испытывает крайнею степень гнева.

— Гермиона, — сказала тихо Джинни. – Рону в грудь угодило взрывное проклятие. Там даже хоронить нечего. Только ошметки тела и кровь. Прости…

Гермиона рухнула в обморок, представив описанную картину. Она уже не слышала, как вне замка раздался вой волка. Великанов и гоблинов Гарри оставил в замке вместе с Джинни и Гермионой. А сам отправился уничтожать угрозу.

Маглы оказались не готовы к такой войне. Их оружие не причиняло вреда оборотням и вампирам. А маги устроили бойню подошедшему из Хогсмита подкреплению. Так закончилась Вторая битва за Хогвартс.

… Удар их был страшен. Одна лавина подмяла и поглотила другую. Но и победительница потеряла свою силу. Стихия успокоилась…

Эпилог.

Прошло пять лет с момента Второй битвы за Хогвартс. Жизнь в стране сильно изменилась. Теперь управляло не Министерство, а Совет Старейшин. В него входили по два представителя от различных рас. В этот год председательствовали великаны. Споры, порой переходящие в ссоры, были часты, но, тем не менее все были счастливы.

Решения Совета приводились в жизнь секретариатом и департаментами. Аврориат разделили на две независимые структуры. Одна боролась с различными проявлениями Темной магии и магами, а вторая боролась за правопорядок. Признание прав некогда лишенных их сообществ влило в экономику много средств. Теперь за соблюдением правил поведения следили сами вампиры, оборотни и великаны.

Последние сильно преобразились, из очередного пугала мира магов они превратились в надежных союзников. Гарри подарил им земли вокруг своего замка и великаны занялись, как и в древние времена, скотоводством.

Кентавры добились собственности на добрую треть Темного леса. Правда передали им это право с условием помощи Хогвартсу.

Из-за границы вернулись многие, кто эмигрировал туда при режиме Скримджера. Правда это случилось не так давно. МакГонакл распустила Орден Феникса, а сама покинула страну. Новым директором Хогвартса стал Слизерин. Он поруководил школой добрые триста лет, пока не отправился путешествовать в новые миры, где и затерялся.

Ремус и Нимфадора Тонкс стали первыми представителями оборотней в Совете. Они прожили до ста семидесяти лет и умерли в окружении многочисленных потомков. Одних детей у них было пятнадцать.

Скримджер, как и начальники министерских департаментов при нем, умер в Азкабане. Похоронили их в море. Никто не хотел что бы от этих людей осталась хоть какая то память.

Гарри и Джинни удочерили Клэр Снейп. Их родная и приемные дочери не стали единственными детьми в семье. Кроме них у Поттеров родилось еще три девочки и три мальчика.

Гермиона так и не вышла никогда больше замуж, до самой смерти она носила траур по своему любимому мужу.

Все трое друзей прожили в Австралии так и не вернувшись назад в Англию. Поттеры так же стали преподавателями. Джинни заменила брата. Ее уроки полюбили не меньше чем его. Гарри стал в начале преподавателем по Зельеварению. Как не странно, но он частенько ловил себя на том, что вел свои уроки в манере Снейпа. Гораздо позже он стал директором и занимал этот пост в течении 120 лет.

Они умерли с Джинни в один день и похоронены в Австралии в одном склепе. Потомки сделали на нем лишь одну надпись. Она гласит следующее:

«Помни, за счастье нужно бороться. Никогда не опускай руки»

КОНЕЦ
20 комментариев из 92 (показать все)
Это формат фикбука.) Я осилить не смогла - реалистичность и логика в минус, пафос и мерисьюшность - зашкаливают.
Скажите пожалуйста, а где найти ссылку на оригинал? А то завязка интересная, но перевод похоже и вовсе не носителем русского сделан.
Убогий, унылый и до невозможности пафосный язык, ноль понимания психологии персонажей, размазня-ГГ. Жаль потраченного времени.
"Дамболдор", "Сидорик", "Невелл" - да вы издеваетесь? Невозможно же читать!
Ошибка в слове пещей. Правильно пищей
"...врят ли" - Вы серьезно?!
- Гарри прости нас , это всё не мы, нас заставили\угрожали\запугали.
- Ок , ладно я верю вам. Он поплатится за это. Пойдемте ко мне домой.

ХЭППИ ЭНД (c) Воробьев . Фильм: Фобос клуб страха
Злая вещь !
Поттер прям монстрилла какой то ! И магия у него как у второго Мерлина и мечом он как Маклауд машет ... Я понимаю что и на зоне случаются чудеса , но только с разрешения администрации ... А тут пятнашку строгача отмотал и стал круче вареного яйца !
Он и мечник и боевик и некромант ...
Чего то с обоснуем всего этого склада МС у автора траблы !
Дочитал до половины, дальше не смог( хотя редко бросаю, даже если не нравится) . Орфография п...ц, логика отдыхает. Хотя, для детей десяти-двенадцати лет самое то. Кстати, автору думаю лет не больше.
Явная параллель с геральтом из ривии(который ведьмак). То же "магическое" зрение, пара мечей за спиной, кожаный доспех, да амулет на груди. В тексте слишком много ошибок для того, чтобы не обращать на них внимание, да и сам сюжет безнадёжно испорчен. Автор попытался создать толику эпичности, а получилось так, будто десятилетний ребёнок пересказывает свой радостный и светлый сон.
Непохо для 1 раза, но тебе следует лучше проработать психологическое состояние героев. Также если твоя сюжетная линия- месть, то не о каком прощении не может быть и речи. Что еще хочу сказать : не понятно откуда взялись темные силы: в азкабана нельзя колдовать, да и камеры маленькие, мечем не помахаешь... Но в целом ты молодец, так держать, ты способен(на) на большее так что придумай новые фанфики, учитывая все ошибки))))
Так просто? Потер что нюня и все простил? Так пусть и министра простить.
Масса грамматических и синтаксических ошибок уровня четвёртого - пятого классов средней школы ... Невозможно читать , глаза просто на лоб лезут ! Но если вычитает нормальная бета , то фик будет более менее интересный...
Средне. Непонятна мотивация - почему Поттера всё таки оставили в живых. Нет, мотивация автора то понятна, а вот мотивация Скримджера? Столько народу поубивал, а Поттера пожалел? Не верю.
И потом, если это была подстава, то за что ненавидеть бывших друзей?
Задумка хороша. Исполнение не без ляпов, но тоже неплохо. Мне даже было интересно. Но количество ошибок, опечаток и разного рода неправильных построений текста превышает все допустимые пределы. Я одного не могу понять: как автор, будучи редактором, допустил такое непотребство в своём произведении. Или он его у кого-то слямзил и выложил не читая.
scheld
А он, походу и простил министра. Всего лишь в Азкабан его засунул. Учитывая, что до этого обещал уничтожить всех дементоров, считай на курорт его определил.
sled Онлайн
Полный отстой, приправленный идиотизмом мозгов малолетнего тинейджера. Да ещё и малограмотного от слова "совсем"... Поколение ЕГЭ, что ли?

Автор! Не пишите больше, пожалуйста!
Господи, и это я нашла в рекомендованых сборниках. За что? Не читайте, не трогайте, на дышите рядом. Шедевр тупизны и штампа. Мои глаза и мозг, прощайте.
И я это дочитала.. Жуть какая
В целом идея не плохая. Чего не скажешь о воплощении в жизнь. Не увидела у автора Беты. Очень зря он её не пригласил: Грамматические и смысловые ошибки в изобилии. Не могу судить слишком строго, потому что, если честно, сама бы не смогла написать, что-то стоящее даже так. Терпения бы не хватило на долгое произведение. Так что после прочтения, чувства остались смешанные.
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

↓ Содержание ↓
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх