↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Harry Potter and Afterlife Inc (гет)



Переводчики:
Оригинал:
Показать
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Приключения, Романтика
Размер:
Макси | 588 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
ООС
Классический тайм-трэвел фик. Гарри погибает в сражении с Волдемортом. Что случится, когда он повстречается с собственным Жнецом? Весьма недовольным Жнецом. Подробности в первой главе.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 11. Важная беседа в Гринготтсе.

Рагнок выжидающе смотрел на гостя. А Гарри ещё никогда не видел такого заинтересованного гоблина, особенно если вспомнить, что тот ждёт рассказа волшебника.

— Надеюсь, этот разговор останется между нами?

Последовал мгновенный ответ:

— Дело в том, что две тысячи лет назад эта злая магия сильно навредила нашему народу. Именно тогда руководство нации гоблинов наложило строжайший запрет на всё, что касается этой мерзости. С тех пор передавать любую информацию об этой магии строжайше запрещено. Причём это касается не только волшебников, но и любых других магических существ. При первой же возможности мы ликвидировали любые крупицы знаний об этом ужасном волшебстве. А как уничтожать эти предметы, знали только наши воины, разрушители проклятий и волшебники, которых мы считали достойными.

— С тех времён в любом нашем договоре есть пункт, согласно которому каждый, кто совершает это отвратительное колдовство, становится врагом нации гоблинов, и мы имеем полное право его устранить. Любому магическому существу, сообщившему об использовании этой магии, гарантировано вознаграждение, за исключением случаев, когда оно само его применило. А вознаграждение выплачивается из активов врага, которого мы убиваем.

— Каждое существо, которое сознательно скрывает или передаёт другим эти отвратительные вещи, мы преследуем любым доступным для нас способом. В этом случае мы уничтожаем его только финансово. Но если окажется, что оно имеет отношение к созданию такого предмета — заодно и физически.

— Поэтому, мистер Поттер, можете не сомневаться: за пределами Гринготтса о нашей беседе не узнает ни одна живая душа.

«Ничего себе», — подумал Гарри. — «А Боб-то оказался прав — можно на самом деле спокойно сидеть и смотреть шоу».

— Мне известно, что Том Марволо Риддл, потомок Салазара Слизерина, создал семь таких предметов: шесть — преднамеренно, и один — неумышленно. — Услышав последнюю фразу, Рагнок встрепенулся.

— Мой шрам появился, когда благодаря жертве моей матери от меня отскочило смертельное проклятье. Именно под ним и затаилась эта гадость. Она стала седьмой и последней, а разрушили её боль и жертва. А первым был дневник Риддла. Его я уничтожил клыком василиска, которого перед этим убил.

Теперь во взгляде Рагнока страх смешался с уважением. Живое существо избавляется от хоркрукса и не погибает? Это нечто неслыханное! Обычно паразит легко брал верх над «хозяином», и создатель хоркрукса овладевал новым телом. Когда-то давным-давно так и случилось с главой нации гоблинов. Вот почему они так ненавидят эту магию.

А Гарри решил просто рассказать всё как есть.

— Вот что мне удалось выяснить. Как я уже говорил, первый предмет — это дневник Тома Марволо Риддла. Был отдан на хранение Люциусу Малфою. Чтобы его создать, была убита девочка, которая стала затем призраком Хогвартса. Её зовут Плакса Миртл. Люциус подкинул дневник дочери Артура Уизли, чтобы уничтожить политического конкурента. Но не думаю, что Люциус или любой другой Пожиратель смерти знал, что это такое на самом деле. Одержимая этой мерзостью Джинни Уизли выпустила монстра Слизерина, и мне пришлось уничтожить и его, и дневник.

— Под половицами хижины Марволо Гонта спрятано фамильное кольцо Гонтов. Это — второй предмет. Чтобы его сделать, Риддл убил своего собственного отца. Однако в убийстве обвинили брата его матери. Тот был осуждён и умер в Азкабане.

— Третьим или четвертым стал медальон Салазара Слизерина. Риддл украл его у Хепзибы Смит, заодно убив её. Мисс Смит купила медальон в магазине Карактакуса Берка, где после окончания Хогвартса работал Риддл. Когда-то его продала Берку мать Риддла, а вскоре умерла во время родов. Регулус Арктур Блэк, последователь Лорда Волдеморта, выяснил, что это такое и где его искать. Он отрёкся от своего хозяина и пожертвовал собой, чтобы достать медальон, и поручил домовому эльфу Кричеру его уничтожить. К сожалению, Кричер не справился, и предмет до сих пор находится в особняке Блэков. Кого убили, чтобы его создать, я не знаю. Можно сообщить домовому эльфу, что вы можете разрушить медальон. Кричер получил такой приказ от прежнего хозяина, а нынешний — Сириус Блэк — непременно согласится. Думаю, это поможет.

— В Хогвартсе, в Выручай-комнате, находится диадема Ровены Рейвенкло. Возможно, она была последним преднамеренно созданным предметом. Найти диадему Тому Риддлу помог призрак Хелены Рейвенкло. Уже после ритуала он оставил её в Выручай-комнате. Случилось это в тот самый день, когда Риддл пришёл в замок и сделал вид, что хочет устроиться преподавателем. Кто умер на этот раз — я тоже не знаю.

— Змея Нагайна. Фамилиар Риддла. С её помощью он поддерживал жизнь в том теле, которым владел до того, как Питер Петтигрю провёл ритуал возрождения в конце третьего этапа Турнира Трёх Волшебников. Мне кажется, что в этом случае он использовал смерть Берты Джоркинс. Вы уже видели в моих воспоминаниях, что я убил змею и разрушил предмет.

Правда, превратилась ли к этому моменту Нагайна в хоркрукс, Поттер наверняка не знал. Так предположил Боб, но доказательств не было. Однако видение с беседой Барти Крауча-младшего и Волдеморта, которое Гарри наблюдал словно глазами змеи, почти не оставляло сомнений.

— Теперь что касается меня. Я уже рассказал, что эта вещь пряталась за моим шрамом и была уничтожена. Однако, несмотря на это, с Волдемортом у меня по-прежнему осталась слабая эмоциональная связь. Очевидно, исчезнет она, только когда Риддл будет мёртв. Это — один из способов, при помощи которого я узнал об известных вам предметах. Есть и другой способ, но раскрыть я его не могу, потому что поклялся жизнью и магией. Рассказать об этом я имею право только мисс Грейнджер. Возможно, в своё время так и случится. Но я готов поклясться, что об этой магии зла от меня не услышит никто — ни единого слова.

— И последнее. Думаю, это вас заинтересует больше всего. Речь пойдёт о чаше Хаффлпафф. Риддл тоже украл её у мисс Смит. Та была потомком Хельги Хаффлпафф и хранила артефакт как семейную реликвию. Спустя два дня после того, как Риддл узнал, что мисс Смит владеет чашей, она была убита. Её отравили, а обвинили в этом её же домового эльфа. Риддл передал чашу своей самой фанатичной последовательнице — Беллатрикс Лейстрейндж, и та спрятала её в собственном хранилище в Гринготтсе. Насколько мне известно, чаша лежит там до сих пор.

Рагнок спокойно и внимательно смотрел на молодого волшебника, а внутри у него бушевал ураган. Запрет на эти омерзительные вещи соблюдается уже две тысячи лет, но ещё никто не делал их так много! И впервые за тот же срок появился волшебник, который так помог гоблинам: мало того, что он уже уничтожил несколько таких предметов, так ещё и рассказал про остальные. И теперь их разрушить не составит никакого труда.

Взломщики проклятий Гринготтса удалят злую магию из этих артефактов. И, согласно обычаям, тот, кто обнаружил хоркрукс, может претендовать на предмет, в который его поместили. Похоже, народ гоблинов перед этим молодым воином — в неоплатном долгу.

— Мистер Поттер, в качестве вознаграждения за эту информацию нация гоблинов готова предоставить любую компенсацию, какую вы только захотите. Отныне все наши услуги лично вам и роду Поттеров будут совершенно бесплатными. Все вышеперечисленные предметы будут очищены от тёмной магии и поступят в ваше распоряжение как часть компенсации. Есть ли у вас ещё какие-то пожелания?

Гарри погрузился в размышления: сейчас явно следует выжимать побольше.

— Я прошу навсегда передать волшебникам артефакт, который создали гоблины — меч Гриффиндора. Меч следует вручить наследнику Основателя, а если его не существует — главе факультета Гриффиндор школы чародейства и волшебства Хогвартс, чтобы в час нужды защищать студентов.

Рагнок — потомок создателя меча — и сам способен выполнить эту просьбу. Больше того — он это сделает с удовольствием! Судя по всему, юноша и не догадывается, что сам — наследник Годрика Гриффиндора. Правда, есть ещё один — потомок древнего и благородного рода Лонгботтомов. И оба связаны с Основателем по женской линии.

— Ещё я прошу передать диадему Рейвенкло наследнику рода или главе факультета Рейвенкло, чтобы вести студентов к знаниям. Медальон Салазара Слизерина следует вручить главе факультета его имени — пусть напоминает студентам о великом Основателе. Кроме Тома Марволо Риддла других наследников у него нет, а того, как создателя этих предметов, ждёт казнь.

С последним утверждением лидер гоблинов мог и поспорить, ведь волшебник, который сейчас сидел перед ним, трижды победил Риддла. А значит, может требовать, чтобы его признали наследником Слизерина по праву завоевания.

— Следующая просьба: чашу Хаффлпафф нужно передать главе факультета Хаффлпафф, а потом использовать в школьном лазарете. Согласно моим источникам («На самом деле — это снова Боб», — подумал Гарри), целебные зелья в этой чаше становятся сильнее, что может спасти не одну жизнь.

— Кольцо Гонта — особый случай. И здесь мне понадобится помощь нации гоблинов. Это — величайший артефакт, и мало кто сумеет устоять против искушения злоупотребить его силой. У камня в кольце есть собственное имя — Воскрешающий камень. Вместе с палочкой, которой владеет Альбус Дамблдор, и мантией-невидимкой — реликвией моей семьи, он составляет так называемые Дары Смерти. О них написано в «Сказке о трёх братьях» барда Бидля.

Теперь Рагнок был потрясён. Если кому-то удастся собрать все три Дара — силу этого волшебника сложно будет даже представить. Эти артефакты созданы магией людей, поэтому иные волшебные расы могли пользоваться только одним из них — мантией-невидимкой. Да в присутствии гоблина ни один волшебник не должен даже заикаться о Дарах!

— Я хочу, чтобы нация гоблинов навсегда спрятала это кольцо там, куда не доберётся ни один человек. Забрать его сможет только мой потомок, да и то — если ему удастся убедить главу нации гоблинов, что это действительно необходимо.

— Кроме того, есть ещё кое-что. В Отделе Тайн Министерства магии Британии лежит пророчество. Как мне стало известно, в своё время его услышал Альбус Дамблдор, и именно из-за этого пророчества четырнадцать лет назад на меня напал Том Риддл. Он убил мою семью, поэтому я, как и народ гоблинов, считаю его своим врагом. Здесь и сейчас я предлагаю нации гоблинов заключить союз, чтобы уничтожить Тома Марволо Риддла. И прошу, чтобы к нему присоединилась моя будущая невеста мисс Грейнджер. Дело в том, что в будущем она собирается бороться за равноправие всех волшебников и магических существ. И у моей суженой (хотя она об этом не знает) уже есть идеи, как этого добиться. Она — самая умная ведьма моего поколения, и я готов ей помогать хоть всю жизнь. Мы знакомы четыре года, и я уже давно убедился: если она хочет чего-то достичь — её не остановит никто и ничто.

Рагнок всё больше и больше уважал Гарри Поттера. Тот мог потребовать всё что угодно, а на деле? Вместо разговора о вознаграждении он впервые за долгие годы предлагает реальную возможность уничтожить дискриминацию волшебного мира, которую изо всех сил поддерживает фракция чистокровных. Для себя этот юноша не попросил почти ничего, зато подумал о будущем. И такое поведение заслуживает самых добрых слов.

У взаимоотношений волшебников и гоблинов — долгая история, но впервые человек, оказавший нации гоблинов столь громадную услугу, не потребовал от них ничего, чтобы самому стать сильнее. Обычно тот, кто предлагал гоблинам союз, требовал от них помощи, чтобы править другими волшебниками. Гоблины такие предложения отклоняли, потому что у них не было никакого желания способствовать появлению нового тирана. Всё, что они просили — независимость и право соблюдать собственные традиции.

— В принципе я согласен. Если ваша суженая похожа на вас, нация гоблинов поддержит вас обоих всеми силами. Может, у вас ещё найдутся какие-то просьбы?

Гость задумался.

— Могу я проконсультироваться со своими советниками? Об известных вам предметах я не скажу им ни слова, но мне нужно согласовать кое-какие планы.

Рагнок согласился, и они вернулись в первый кабинет. Увидев на лице Гарри улыбку, Гермиона и Сириус явно успокоились. Значит, всё в порядке. Не родился ещё такой волшебник, который обрадуется, если создаст проблемы гоблинам.

— Директор Рагнок, вы можете снова наколдовать чары приватности? Спасибо. Сириус, твоя семья действительно очень тёмная? — поинтересовался юный маг, прекрасно зная ответ.

— Знаешь, детёныш, если исключить меня, многие поколения это был род настоящих чистокровных фанатиков. А почему ты спрашиваешь?

— Сейчас узнаешь. Хочешь избавиться от всех тёмных вещей своей семьи?

Крёстный присвистнул.

— И каким образом?

— Если ты готов отдать гоблинам изготовленные ими артефакты, я сумею убедить их сделать это без дополнительной оплаты. Что думаешь?

Сириус пожал плечами: всё это дерьмо ему точно не нужно.

— Я не против. Избавляться от всего этого самому — довольно тяжело. Я уже думал, где нам с тобой жить, но привести в порядок любое жилище Блэков — не так уж и просто. С домами Поттеров, пожалуй, попроще, но там столько лет никто не жил, поэтому быстро их прибрать вряд ли получится.

— Пока мы будем пользоваться гостеприимством семьи Гермионы, этим могут заняться гоблины. Поскольку ты мой опекун, потребуется твоё согласие на возврат любых гоблинских артефактов Поттеров. Да, моя семья не была тёмной, но никогда не знаешь, какие скелеты обнаружишь в шкафу.

— Здесь я согласен.

— Гермиона, теперь вопрос к тебе: чем планируешь заняться после Хогвартса?

— Я хочу поступить в университет и заниматься юриспруденцией. Магический мир во многом отстаёт от обычного, и неплохо бы выйти хотя бы на уровень двадцатого столетия. Кроме того, — тут девушка покраснела, — ещё я думала семье.

Собеседник улыбнулся.

— Что ж, надеюсь, в последнем плане для меня местечко тоже найдётся.

Гермиона покраснела ещё сильнее и крепко обняла Гарри.

— Хочешь получать стипендию? Мы с Рагноком обсудили несколько проектов, поэтому у тебя есть реальный шанс.

Девушку аж затрясло от волнения. Это всё равно, что исполнится несбыточная мечта. В её планах на будущее было слабое звено: как поступить в университет, не закончив обычной школы? После Хогвартса поступить в хороший университет практически нереально.

Да, программа для тех, кто хочет продолжить немагическое образование, существует, но касается только самых недорогих школ. Желая подтолкнуть маглорождённых «на выход» из волшебного мира, чистокровные не желали, чтобы Министерство тратило на них золото. И это она тоже хотела изменить. Гермиона считала, что маглорождённые не должны терять возможность получать стипендию из-за того, что учились в магической школе. Конечно, её родители помогли бы, но даже для довольно богатых семей это весьма существенные расходы.

Юноша повернулся к Рагноку и кивнул. Тот отменил заклинание, и Гарри начал:

— После консультаций с моими советниками я предлагаю следующее: в обмен на разрушение всех тёмных артефактов семейства Блэк, где бы они не находились (в этот момент он со значением взглянул на лидера гоблинов, но Сириус и Гермиона этого не заметили), род Блэков вернёт все артефакты гоблинов, которые будут найдены в ходе этих поисков. С другой стороны, гоблины берут на себя реконструкцию и обустройство домов рода Блэк, чтобы после этого в них можно было жить или выставить на продажу. Вас устраивает?

Разумеется, Рагнок всё понял. Таким образом можно будет спокойно забрать хоркрукс из родового гнезда Блэков. А если заодно удастся вернуть реликвии его народа… что ж — приятный бонус.

— Нацию гоблинов это устраивает. И в знак благодарности за вашу любезность все доходы от продажи любого предмета, с которого будет снято проклятие, будут перечислены непосредственно в семейное хранилище Блэков. Принимается?

Сириуса ответ чрезвычайно удивил: это гораздо больше, чем они просили.

— Без сомнения.

— Уже на этой неделе с вами свяжутся архитекторы и строители, которые будут работать над этим проектом. С ними и обсудите ваши пожелания. Дополнительно хочу сообщить вам следующее: как недавно выяснилось, ваш брат, Регулус Арктур Блэк, погиб, отказавшись служить своему хозяину. Его действия привели к тому, что Волдеморту был нанесён существенный урон. Одновременно, сам того не зная, Регулус Блэк оказал большую услугу нации гоблинов. Наше предложение о доходах сделано с учётом этого факта.

На глаза у Сириуса навернулись слёзы. Его брат умер не Пожирателем смерти — Реги выступил против этого чудовища. Он-то считал, что тот до конца поддерживал своего хозяина, а теперь оказалось — брат перед смертью сражался на стороне Света.

Гарри дал своему советнику прийти в себя, и только потом продолжил:

— Относительно домов Поттеров я обращаюсь с такой же просьбой. Мой опекун со мной согласен, поэтому условия предлагаю те же. Правда, это не такой срочный вопрос, как у моего крёстного, потому что в ближайшее время я буду жить у него.

Мда, наследник древнего и благородного рода полон сюрпризов. Приятных.

— Нацию гоблинов это снова устраивает. Когда вы хотите встретиться с архитекторами и строителями?

Гарри задумался.

— Могу я сначала обратиться с ещё одной просьбой? — Рагнок кивнул. — Я до сих пор не видел завещания своих родителей, поэтому с согласия моего опекуна хочу прочесть его на мой следующий день рождения.

Собеседник напрягся.

— Мистер Поттер, ваш временный магический опекун (это директор вашей школы) должен был позаботиться, чтобы вы услышали завещание родителей ещё на свой одиннадцатый день рождения. Вы хотите сказать, что этого не случилось?

Юный маг покачал головой, а Сириус был уже готов рвать и метать.

— Я никогда не слышал ни об их завещании, ни о размерах своего наследства. И только недавно узнал, что владею несколькими домами, а в Гринготтсе у Поттеров есть не одно хранилище.

Теперь Рагнок выглядел весьма расстроенным.

— Лица, несущие ответственность за эту ошибку, будут оштрафованы. Предлагаю обсудить этот вопрос после того, как вы познакомитесь с завещанием.

— Прекрасно. Кстати, когда вы свяжетесь с профессором Дамблдором, возможно, захотите задать ему несколько вопросов на тему, которую мы обсуждали в вашем кабинете. Ведь такие знания можно найти только в одном месте — его личной библиотеке.

Гермиона тут же навострила ушки: новые знания — это её хобби (и отнюдь не маленькое), и теперь нельзя упустить ни слова. Однако спутник моментально её разочаровал:

— Об этом говорить не имею права. Вот когда вся эта история закончится — объясню, что смогу.

Девушка чуть не обиделась: мало того, что Гарри знал что-то такое, о чём она — ни сном ни духом, так ещё и рассказать не мог.

Тем временем Рагнок тщательно просчитывал свой следующий шаг. Похоже, Альбус Дамблдор нечаянно или нарочно нарушил немало законов нации гоблинов. Например, не сообщил, кто несёт ответственность за взлом хранилища в банке. А ведь он — глава Визенгамота, и в таком случае просто обязан известить Гринготтс. Далее: сегодня выяснилось, что директор присвоил меч Гриффиндора. Не будь всего остального, на это не стоило бы обращать пристального внимания, но заодно Дамблдор хранил знания, как создать хоркрукс. Вполне возможно, они достались ему от предшественников, но всё равно с этим нужно обязательно что-то сделать. И если директор откажется сотрудничать, со стороны нации гоблинов его ждут серьёзные обвинения и суровые штрафы.

— Кроме того, мне понадобится помощь гоблинов, чтобы извлечь из Тайной Комнаты тушу монстра Слизерина и правильно распределить доходы от её продажи. Но этот вопрос мы обсудим отдельно. И во время этой экскурсии я могу помочь с одним из тех предметов, которые мы сегодня обсуждали, — Гарри говорил о диадеме Рейвенкло.

Рагнок кивнул.

— Гринготтс поддерживает и это предложение.

— На понедельник у меня назначена встреча с главой департамента магического правопорядка Амелией Боунс. Возможно, там я узнаю что-то новое, и это поможет в борьбе с Волдемортом.

— Теперь он признан врагом нации гоблинов, поэтому, пожалуйста, не стесняйтесь обращаться к нам. Если понадобится наша помощь — вы её получите, если нам поможете вы — вас ждёт вознаграждение.

Сириус и Гермиона были потрясены: очевидно, за закрытыми дверями личного кабинета Рагнока случилось много интересного.

— И последнее. Я выяснил, что присутствующая здесь мисс Грейнджер после окончания Хогвартса планирует изучать юриспруденцию. Её главная цель — преобразование нашего общества. Нас интересует, может ли Гринготтс помочь ей со стипендией?

Гермиона моментально преисполнилась надежд.

Рагнок сразу же оценил ход мистера Поттера: тот ловко обошёл факт, что эту тему они уже обсуждали тет-а-тет. А если больше никто не узнает, что инициатива исходила именно от него, нация гоблинов может укрепить будущий союз ещё сильнее.

— Гринготтс готов вас поддержать. И, в обмен на вашу будущую помощь в достижении нацией гоблинов равного статуса с волшебниками, возьмёт на себя все расходы, связанные с обучением в магловском учреждении, известном как университет Оксфорд.

Глаза девушки сияли непролитыми слезами. Очевидно, некий мистер Гарри Джеймс Поттер, с которым она надеется связать своё будущее, сильно постарался, чтобы сбылись её надежды и чаяния. Она не испытывала такого счастья с тех самых пор, как тощий мальчик с непокорными волосами вскочил на спину троллю, чтобы её спасти.

— Итак, мистер Поттер, я считаю, что нашу сегодняшнюю встречу можно завершить. Гринготтс свяжется с вами незадолго до тридцать первого июля. Тогда же мы будем готовы подписать контракт с мисс Грейнджер касательно её стипендии. Мистер Блэк, с вами мы свяжемся уже на этой неделе.

Гарри и его советники поднялись со своих мест. В знак прощания юноша приложил кулак к груди и склонил голову.

— Пусть ваше золото льётся рекой, а враги умрут у ваших ног.

Рагнок возвратил поклон со словами:

— Пусть друзья познают вашу щедрость, а враги будут уничтожены.

И в сопровождении охраны волшебники покинули кабинет.


* * *


Когда гости ушли, Рагнок принялся размышлять, что принесла его народу эта встреча.

Для того, чтобы подсчитать, сколько волшебников за всю историю расы гоблинов пользовались их абсолютным доверием, хватит пальцев одной руки. И, возможно, за последние четыре часа к ним добавился ещё один. По крайней мере, теперь на Гарри Поттера, известного как Мальчик-Который-Выжил, он будет смотреть совершенно другими глазами. Мало того, что этот юноша — прирождённый воин, так он ещё и обращается к гоблинам, как к равным.

Мистер Поттер не просто рассказал о тёмном волшебнике, известном как Лорд Волдеморт — он привёл такие подробности, которых Рагнок не ожидал. Спровоцировав появление хоркрукса в Гринготтсе, Том Риддл запятнал землю гоблинов. А последовательница этого монстра — Беллатрикс Лейстрейндж — помогла ему. В её хранилище не останется ни кната, а большая часть этого золота отправится в хранилище мистера Поттера.

Ещё один последователь Тома Риддла — Люциус Малфой — хоть и неосознанно, но всё-таки передал эту мерзость другому волшебнику. Кстати, следует предупредить лорда Блэка, что его кузине — Нарциссе Блэк-Малфой — теперь угрожает опасность: начиная с сегодняшнего дня фамилии Малфоев и Лейстрейнджей в глазах Гринготтса серьёзно скомпрометированы. Ведь речь идёт о чести гоблинов.

Теперь за спиной у Гарри Поттера — вся мощь нации гоблинов. И он это заслужил.

Что ж, пришла пора подумать о планах, которые могут определить будущее его народа.

Глава опубликована: 06.05.2013


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 854 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх