↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

На страницах пыльных книг (гет)



Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Романтика, Ангст, Фэнтези, Экшен
Размер:
Макси | 588 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждения:
AU, ООС
Что может сделать малолетняя принцесса, имеющая одного-единственного верного слугу? Если сил не хватает, а все считают тебя воплощением зла, почему бы не стать им на самом деле?

Много лет спустя, когда последние нервы выгорели, а проблем только прибавилось, начинается наша история.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава седьмая

Они бежали вниз по лестнице, перепрыгивая сразу несколько ступеней, неслись в полутьме узкого коридора и только чудом все еще не переломали себе ноги. Фобос крепко держала Анну за руку, и только ее мокрая ладонь придавала девушке кое-какую уверенность. Завороженный простенькими чарами охранник остался нести свою службу у входа, откуда-то снизу все еще слышались голоса, но лестница никак не кончалась, все вела и вела их вниз, кажется, далеко под землю. Сердце Анны билось так громко, что она почти не слышала шагов, гулом отдавалось в ушах и смешивалось с шепотками чьих-то переговоров. Фобос шагала уверенно, и Анна не могла сказать, видит она ее оскаленные в улыбке зубы наяву или в видении.

Коридор напоминал узкий вертикальный туннель, внутри которого кто-то зачем-то решил соорудить винтовую лестницу. Они шли вниз уже довольно долго, молча переступая покатые ступени и прислушиваясь к постепенно становящимся громче звукам переговоров и гулу толпы. Свет тоже ярчал, факелы на стенах появлялись чаще, и теперь Анна могла разглядеть не только очертания идущей впереди Фобос, но и оглядеть чернеющую вверху пустоту и залитые грязной водой ступени лестницы. Они были покрыты слоем гряди, а на стенах красовались слои многолетней, судя по всему, плесени. Анна скривилась, невовремя вспомнив, что этот мир застрял примерно на уровне средневекового развития, и грязь под их ногами вполне могла оказаться перемешана с вылитыми на улицу экскрементами.

Фобос остановилась резко, так что Анна едва не впечаталась носом ей в шею. Она замерла, все еще крепко сжимая ладонь Анны, и свесилась вниз, что-то разглядывая там, где лестница делала новый заворот. Голоса теперь слышались совсем громко, но расслышать что-то более-менее членораздельное все равно не получалось из-за непрекращающегося гула, походящего больше всего на рой каких-нибудь насекомых. Фобос взмахнула рукой и что-то шепнула, внезапно сделавшись похожей на ту самую склочную даму-вампиршу. Анна фыркнула и не узнала свой голос: он оказался хриплым, скорее мальчишеским, ломающимся. Бросив на нее быстрый взгляд, Фобос ухмыльнулась и потянула девушку следом, в самый низ, туда, где голоса стали совсем громкими, а свет отдавал зеленовато-рыжими оттенками.

В огромном зале собралась целая толпа, она была похожа на человеческое море, волнующееся и колыхающееся. Люди стояли вплотную к полуприкрытой двери, так что замаскированные Фобос и Анна смогли протиснуться внутрь и слиться с общей галдящей массой. На возвышении стоял, вдохновенно говоря и горячо жестикулируя, юноша не старше восемнадцати, а вокруг него полукругом выстроились стражницы. Фобос при виде них скривилась, потянула Анну дальше вглубь зала, так что в конце концов они оказались ровно напротив возвышения, разве что по прямой их разделяло несколько рядов галдящих людей.

— Скажи мне, — заговорила Анна и сделала круговой жест рукой, как бы обводя помещение, — если все это далеко внизу, как мы могли услышать голоса на улице, да еще под дождем?

Фобос нахмурилась, продолжая глядеть вперед, но Фишер знала, что девушка ее услышала. На самом деле они шли вниз по лестнице довольно долго, так что, если верить законам физики (которые Анна на самом деле ни черта не помнила), звук не должен был разноситься аж на улице. С другой стороны, это магический мир, а физику Анна не знала даже в школе, так что объективно судить о каких-то там законах не могла. Фобос пожевала губы, стреляя серыми глазами в рыжую стражницу, обернулась на недовольную долгой паузой Анну, подняла глаза к потолку и невозмутимо ответила:

— Ты понравилась Заветному городу.

Анна фыркнула и тоже посмотрела на высокий потолок из ровного, без единого изъяна камня. Юноша на сцене тем временем продолжал говорить, и многие присутствующие громко и не очень поддерживали его, некоторые называли его по имени и величали едва ли не своим братом-сватом. Именно из разговоров вокруг Анна узнала, что оратора зовут Калеб, и он является нынешним лидером восставших против власти принцессы Фобос. Фишер хотела было что-то сказать, но Фобос недовольно толкнула ее в бок, заставляя прислушаться.

— Все мы достаточно натерпелись от тирании Фобос! — говорил Калеб. — Она присваивала наши припасы, уничтожала наши земли, забирала жизни наших родных и близких!

Его тут же поддержали бурными овациями и криками, так что на несколько минут воцарился такой шум, что невозможно было услышать даже собственный голос. Стражницы за спиной юноши кивали, сложив руки на груди и нахмурив брови, но молчали, позволив Калебу взять роль лидера на себя.

— Все вы знаете, что Меридиан — магический мир, и пусть магия недоступна каждому его жителю, она испокон веков наполняла землю, воду и воздух! — лицо Калеба сделалось жестким, а в глазах его как будто плескалась безграничная печаль. — Так где же она?! Где та сила, что защищала нас от болезней, делала воду чистой, а воздух — свежим и сладким?! Меридиан накрыт тьмой, поля иссушены, а реки опустошены, чума гуляет от поселения к поселению в то время, когда Фобос сидит в своем замке и не знает печалей!

Анна украдкой скосила глаза на скривившуюся Фобос и выдохнула. Возможно, если бы эти люди знали правду, они не кричали бы здесь о свержении принцессы-тиранки, но с другой стороны это могло доставить еще больше проблем.

— Прошло уже пятнадцать лет с тех пор, как наши товарищи спасли вторую принцессу, законную наследницу престола Меридиана. Настало время ей вернуться и занять принадлежащий по праву трон!!!

Толпа разразилась криками поддержки, стражницы взлетели в воздух и принялись оттуда поддерживать слова лидера мятежников. Воздух враз будто вспыхнул и заискрился, затрещал от переполняющих его ярости и решимости. Люди заволновались, вскинули руки и отправили в воздух шапки, на Анну навалились сбоку, и она крепко схватилась за Фобос, опасаясь, что они могут разделиться.

— Идем отсюда, — выплюнула Фобос, перехватывая ее запястье, и силой повела сквозь воодушевленных людей.

— Мы не останемся, чтобы узнать план действий? — спросила Анна, плотно закрывая за собой дверь.

Дерево под пальцами было теплым и гладким и как будто вибрировало, так что рука сама собой огладила резные створки, из-за которых теперь не раздавалось ни единого звука. Дверь была распахнула наружу, так что закрыть ее не представлялось никакого труда, вот только Анна никак не могла вспомнить, видела ли она вообще дверь, когда они только спускались.

— Это сейчас не главная наша проблема, — хмуро ответила Фобос, продолжая тянуть Фишер за собой.

Путь наверх оказался на удивление коротким, не больше пары лестничных пролетов. Дождь немного поутих, но мелкие капли все еще срывались с серых облаков, заползая под одежду и противно холодя кожу. Охранника уже не было, зато в доме напротив теперь горел свет, и дым валил из печной трубы, сливаясь с нависающими над головой тучами. Анна хотела было накрыть зияющий чернотой проход валяющейся поодаль фанерой, но Фобос настойчиво дернула ее за руку. Фишер успела только обиженно оглянуться и заметить крохотную лесенку и полуразвалившуюся дверцу, ни капельки не напоминающую те резные двери, которых она касалась несколько минут назад.

— Так что за главная проблема? — решилась поинтересоваться Анна, когда странный проход скрылся за поворотом.

Фобос быстро обернулась на нее и сверкнула ярко-изумрудными глазами, так что Анне на мгновение показалось, что они с «оригиналом» снова неуловимо поменялись местами.

— Вчера я превратила этого мальчишку в цветок, — отчеканила Фобос и продолжила прежде, чем Фишер успела открыть рот, — а сегодня об этом как будто никто не помнит.

— Он не мог как-нибудь расколдоваться? — все же возразила Анна, смахивая с лица мокрые волосы. — Или может быть кто-то его расколдовал?

— Нет, — коротко отрезала Фобос и больше не проронила ни слова.

За темными тучами не было видно солнца, так что Анна пропустила момент, когда день сменился сумерками. Просто в один момент небо из темно-серого сделалось почти угольным. Примерно в это же время поселение осталось позади, и перед девушками выросла вертикальная, разрезанная тонкими тропинками гора, на вершине которой острыми башнями утыкался в небо замок из такого же серого, как и небо днем, камня. Анна скептически оглядела отвесные склоны, ткнула пальцем во влажную почву и брезгливо отерла его о такие же влажные штаны.

— И как люди добираются до замка?

Вопрос был вообще-то риторическим, но Фобос в ответ на него оскалилась, сверкнув глазами, и стряхнула слой земли с древней на вид каменной плиты.

— С трудом, — казалось, этот факт доставляет ей ни с чем не сравнимое удовольствие, — хотя никто еще не падал.

Руки Фобос засветились всего на мгновение, после чего, стоило ей слегка отпрянуть, земля задрожала и посыпалась, открывая широкий проход, теряющийся в темноте скалистого камня. Анна сунула внутрь любопытный нос, и на стенах тут же зажглись сферы, напоминающие собой маленькие солнца. Стены внутри были каменными, кое-где поросшими мхом и лишайником, от постоянных дождей на них скапливалась влажность, и время от времени раздавались противные звуки капающей воды.

Фобос подтолкнула Анну в спину и сама зашла внутрь, махнула куда-то рукой, и проход тихо закрылся, погружая помещение в кромешную тьму. Светящиеся сферы мигнули и погасли, а когда зажглись — Анна оказалась в длинном каменном коридоре одна-одинешенька. Окон по-прежнему не было, не были ни лестниц, ни дверей, только длинный проход спереди и сзади от Фишер тянулся нескончаемым желудком какого-нибудь гигантского змея. На мыслях о змее в голову почему-то пришел образ мистера Хоффмана, и Анна глупо хихикнула, решая, в какую сторону идти. Стоять на месте в любом случае не было никакого смысла.

Анна пошарила по карманам и распотрошила сумку, но не нашла ни ручки, ни чего-нибудь еще, чем можно было бы пометить отправную точку. Что-то подсказывало ей, что выбраться из этого места будет не так-то просто. В конце концов она сбросила куртку, в которой все равно было уже слишком жарко, положила ее в самой середине прохода и двинулась вперед.

О решении раздеться Фишер пожалела спустя некоторое время. По мере продвижения по абсолютно не меняющемуся коридору становилось все холоднее, ветер визгливо завывал где-то за стенами, так что можно было предположить, что она вышла из подземелья. Или нет, потому что Анна понятия не имела, где вообще оказалась. Могло ли статься, что она вообще больше не на Меридиане? Анна поежилась, обхватывая руками озябшие плечи, и оглянулась назад. Там ожидаемо не было ничего, кроме нескончаемого каменного коридора без дверей и окон. Раздражение на Фобос росло с каждой минутой, буквально множилось с каждым новым вставшим от холода волоском на коже. Махнув рукой, Анна зашагала в обратную сторону, вот только, сколько они ни шла, оставленная куртка так и не появилась, хотя по ощущениям Фишер должна была уже несколько раз пройти то место. Едва она, выругавшись, уселась на пол, где-то вдалеке послышались как будто звуки шагов.

Анна напряглась, но прятаться все равно было некуда, так что она даже не встала, лишь всматривалась в темноту коридора и слушала приближающиеся шаги. Несколько долгих минут спустя из темноты вынырнула черноволосая девчушка лет четырнадцати с безукоризненно ровной походкой и безразличным выражением лица. Когда она приблизилась достаточно, Анна разглядела в ее руках свою куртку, бережно сложенную и очищенную от пыли. Остановившись точно перед сидящей Фишер, девочка слегка поклонилась, протянула ей куртку и дала нехитрые указания:

— Следуйте по моим следам, — на мгновение ее глаза блеснули опасной голубизной, — не отклоняйтесь, представьте перед собой тропинку и не сходите с нее.

Под пронзительным взглядом девочки Анна встала, натянула куртку и подхватила изрядно помятую сумку.

— Что будет, если я сойду с этой тропы?

Девочка ухмыльнулась и издала странный, похожий на щелканье звук. Она наклонила голову так, что короткие черные волосы закрыли половину лица, развернулась и сделала пару шагов вперед, постепенно отклоняясь в сторону внутренней стены. Спустя мгновение Анна продолжила слышать цокающие шаги девочки, но ее самой теперь видно не было — впереди простирался пустой полутемный коридор.

— Вы доставите мне проблем, если сделаете это, — безразлично выдохнула девочка, неведомым образом оказываясь у Анны за спиной.

Сердце Анны подскочило, она дернулась, оборачиваясь, уставилась в холодные голубые глаза девочки и сдавленно кивнула. Что-то подсказывало ей, что с таким подходом девчонка может отыскать случайно потерявшуюся Анну спустя несколько часов, а такой расклад Фишер совершенно не устраивал. Ей хотелось поскорее попасть домой, поесть, принять ванну и спрятаться в теплой кроватке от сырости и невзрачности магического средневековья.

— Следуйте за мной, — повторила девочка и зашагала вперед, больше не произнося ни единого слова.

Анна повиновалась, старательно шагая по ее следам и стараясь не пялиться на ее затылок слишком уж откровенно. У нее на языке вертелось несколько вопросов, но задавать их она не спешила. Девочка производила впечатление скрывающегося под маской спокойствия опасного хищника, готового в любой момент наброситься на незадачливую жертву. Рик Хоффман производил похожее впечатление, но по сравнению с ним девочка казалась гораздо менее сдержанной и опытной. Взять хотя бы эти ее прищелкивания, означающие то ли смех, то ли угрозу — от лязгающих звуков у Анны внутри все сжималось. В этом плане мистер Хоффман, хоть и был гораздо опаснее, не вызывал табун мурашек одним своим видом.

Они шли совсем недолго, изредка почти прижимались к стенам или петляли туда-сюда, и вскоре вышли в просторный, согретый теплым светом многочисленных факелов коридор, ничуть не походящий на предыдущий. Здесь на стенах висели картины, а возле дверей стояли то ли рыцари, то ли пустые доспехи, однако было почти также холодно, так что Анна поплотнее закуталась в тонкую куртку. Дверь оказалась перед глазами неожиданно, Анна едва не впечаталась в нее носом. Девчонка, остановившаяся от нее по правую руку, громко постучала и, дождавшись должно быть одобрения (Анна ничего не услышала), распахнула створки.

Фобос стояла, сложив руки за спиной, лицом к окну; от ее натянутой будто струна фигуры веяло морозной сыростью. Длинное свободное платье надежно скрывало все, кроме покатых плеч и ладоней, но Анна все равно отчетливо видела напряженные мышцы спины и плотно сжатые губы. Она не обернулась, вообще не подала никаких признаков жизни, стояла подобно каменной статуе, всматриваясь куда-то в залитую дождем темную даль пустых почерневших полей.

Мистер Хоффман оказался здесь же, однако без привычных очков и собранных в низкий хвост волос Анна едва его узнала. Он был одет в длинную бело-зеленую накидку с широкими рукавами, из-под которой виднелся плотный темный костюм с высоким воротником. Мистер Хоффман кивнул девочке, и та, коротко поклонившись, скользнула за дверь. Такого же кивка удостоилась и Анна, разве что едва заметная усталая улыбка на мгновение показалась на тонких губах мужчины. Анна хотела было уже вывалить на него все вопросы, но осеклась, встретившись с проницательным взглядом льдистых глаз. Мистер Хоффман махнул Анне рукой, отодвинул перед ней стул и поставил на стол чашку чего-то, отдаленно напоминающего зеленый чай. Спустя мгновение рядом с ней появилось глубокое блюдце с выпечкой.

— Может я просто домой пойду? — хохотнула Анна.

Ей отчего-то неожиданно захотелось плакать. Усталость навалилась, сдавила плечи, накрыла жарким шерстяным одеялом. Анна всхлипнула, делая вид, что глаза слезятся от смены температуры, — в комнате было очень тепло — и сунула в рот самую большую, свернутую забавной трубочкой булочку. Судя по дружному молчанию, домой ей пока было нельзя.

— Что это был за коридор? — спросила Фишер с набитым ртом.

— Незримый лабиринт, — со вздохом ответила Фобос, — защитная система.

Ее голос был очень тихий, совсем не такой, как несколько часов назад. Она медленно развернулась, плечи ее опустились, а хмурая морщинка между бровей постепенно разгладилась. Фобос выглядела почти как призрак в светлом платье-балахоне и с распущенными, почти белоснежными волосами. Она невесомо, будто вовсе не касаясь пола, подошла к столу и тяжело рухнула в кресло, пальцами массируя переносицу. Мистер Хоффман тут же поставил чашку и перед ней, недовольно цокнул языком и что-то капнул в дымящуюся жидкость.

— Седрик, — недовольно одернула его Фобос, на что мужчина лишь растянул губы в невинной улыбке и развел руками:

— Да, госпожа?

Фобос недовольно фыркнула и закатила глаза, беря чашку в руки. Под ее глазами отчетливо проступали темные круги, а пальцы мелко подрагивали, отчего бледно-зеленая жидкость грозила вот-вот расплескаться. Фобос цыкнула, глядя на свои руки, что-то пробормотала, и дрожь заметно спала.

— Что ты увидела, когда моя копия решила проследить за стражницами? — заговорила она спустя какое-то время.

Анна замялась, быстро глотая большой кусок пирожка. На самом деле она не видела почти ничего уже какое-то время, и это было до жути непривычно. Всегда странно, когда лишаешься чего-то, пусть и не очень приятного, что было с тобой всю жизнь.

— Это было не совсем видение, скорее предчувствие, — ответила Фишер, разглядывая выщербинки на потолке, — что если мы пойдем, случится что-то очень важное.

Мистер Хоффман хохотнул и закрыл себе рот ладонью, стоило Фобос бросить на него гневный взгляд. Фобос вздохнула, сделала глоток и невесело ухмыльнулась.

— Что ж, это вполне можно назвать очень важным событием, — она двумя пальцами коснулась точки между бровей Анны и нахмурилась. — Оцепенение спадет только через несколько дней.

— Оцепенение? — переспросила Анна.

На ее лбу как будто остался ощутимый след от прикосновения ледяных пальцев.

— Та склочная женщина, что приходила в магазин, была вампиром, — объяснила Фобос, — должно быть она приметила тебя как жертву.

— Вампиры выбирают жертв с неразвитой магией, расставляют сети, утаскивают их в свой мир и там высасывают все силы, — продолжил Седрик, когда Анна перевела на него непонимающий взгляд, — жертва возвращается в свой мир без капли магии и часто пустой оболочкой, собственным призраком.

— И она заблокировала мой дар? — Анна потерла виски, в голове не укладывалось, что ее вероятно могли сожрать и выплюнуть кожуру.

— Чтобы ты не смогла выпутаться, — кивнула Фобос.

— Кошмар! — Анна уронила голову на стол, больно стукнувшись лбом.

Фобос хохотнула, но когда Анна обиженно на нее посмотрела, сделала вид, что ничего не случилось. Седрик благосклонно улыбнулся и поставил перед Фишер новую чашку, сверкнув глазами так, что она поняла — подобное отношение возможно только и исключительно в присутствии Фобос.

— Так и что делать с тем фальшивым парнем? — Анна наконец-то вспомнила, в чем заключается основная проблема.

— Чтобы устранить фальшивого, необходимо вернуть настоящего.

Фобос скривилась, а Седрик радостно кивнул.


* * *


Элион рисовала. Самозабвенно, как она это обычно делала, погружаясь в процесс с головой. В такие моменты Браун напрочь теряла связь с реальностью, тонула в каком-то своем внутреннем мире и выводила и выводила линии, постепенно складывающиеся в цельный рисунок. Чаще всего это были портреты. Людей, которых она никогда не видела или видела мельком, знакомых и одноклассников, странных существ типа тех вчерашних с головами-воздушными шариками. Огромную черную тень, накрывающую бесконечные иссушенные поля, наползающую на города и заполняющую собой небо. Элион не знала, почему все это приходит ей в голову, она будто отключалась, заглядывала куда-то в невозможность и видела перед собой уже готовый рисунок. Все они, несколько толстых стопок, покоились в секретном ящике, заложенные сверху дурацкими школьными записочками и другими каракулями.

Урок английского длился уже бесконечно долго, длинная стрелка настенных часов как будто не желала двигаться с места. Учительница зачитывала текст предстоящего изложения, а Элион не слушала ее, выводила узоры прямо поверх записей и изредка вздрагивала, когда кто-то из одноклассников слишком громко шептался. Она не разговаривала с Корнелией со вчерашнего дня, когда подруга просто бросила ее в магазине и сбежала. Элион была обижена на такое поведение и еще на то, что лучшая подруга все больше времени проводила с Ирмой, Тарани, Хай Лин и Вилл и все меньше с ней.

Пронзительный визг звонка вырвал Элион из раздумий, она тряхнула головой, быстро переписала с доски домашнее задание, захлопнула изрисованную тетрадь и выскочила из класса в числе первых. Общаться с кем-то не хотелось, так что Элион поспешила к выходу из школы. Оставался еще урок истории с мистером Коллинзом, всю перемену перед которым Браун намеревалась провести, дорисовывая очередной портрет.

По сравнению со вчерашней погода сильно испортилась, но все равно была непривычной для промозглого Хитерфилда. Небо заволокли серые тучи, но ветра не было, и изредка проглядывало солнышко, так что Элион надела выданный мамой теплый свитер и устроилась на траве под деревом. На страницах тетради отчетливо вырисовывался образ того парня в черном непроницаемом плаще, лицо которого она видела мельком перед тем, как очутилась на самой обычной хитерфилдской улице. С белоснежного листа на девочку смотрели черные лучистые глаза, и Элион казалось, что она знает его уже очень давно. Капюшон скрывал волосы, уголки губ были насмешливо приподняты, но при этом в глубине глаз плескалась серьезная уверенность.

— Ух ты, кто это? Он тебе нравится?

Возникшая рядом Хай Лин наклонилась, разглядывая рисунок, и Элион поспешила захлопнуть тетрадь.

— Нет, — буркнула Элион, заталкивая тетрадь в сумку.

Перемена должна была скоро закончиться, так что Браун поднялась, отряхнула юбку и, не обращая внимания на гневное сопение Корнелии, направилась в сторону кабинета истории.

— Не хочешь прогуляться сегодня? — не отставала Хай Лин. — Послезавтра Хэллоуин, ты уже определилась с нарядом?

Элион хотела было уже ответить, что платье у нее есть, и гулять она не собирается, когда поняла, что напрочь забыла о намечающемся в школе празднике. Время пролетело как-то незаметно, и она совершенно забыла, что собиралась приготовить какой-нибудь волшебный наряд. Хотя в конце концов это бесполезно, она снова потеряется на фоне красавицы-Корнелии.

— Я обещала помочь Рику в магазине, — соврала Элион, оглядываясь на идущую позади Корнелию.

Подруга скривилась и отвернулась, едва слышно бросив что-то про «не стоит тебе туда ходить». Элион фыркнула, кивнула ушедшим в свой класс девочкам и поспешила на урок. Мистер Коллинз был любителем устраивать неожиданные контрольные, так что опаздывать к нему не следовало.

— Вы с Корнелией поссорились? — шепнула Вилл, когда учитель собрал исписанные листки.

— Нет, — ответила Элион.

Ее так и подмывало украдкой бросить на Хейл взгляд, но Браун держалась, смотрела перед собой и старательно пропускала мимо ушей новую тему. В голове ее вертелись мысли о том, что стоило бы спросить директрису, можно ли пригласить на вечеринку знакомых. Тогда Элион позвала бы Анну и Рика, и может быть Фобос, если она снова появится в магазине, и не чувствовала бы себя такой одинокой в окружении школьников. Она бы еще позвала того черноглазого парня, но Элион не знала даже его имени и не имела никакой возможности с ним связаться.

— Мы тут подумали, — Хай Лин налетела на Элион, стоило ей покинуть класс, — давай мы поможем тебе помогать в магазине, а потом вместе пойдем ко мне?

Элион склонила голову набок и хихикнула. Несмотря на назойливость Хай Лин, китаянка была веселой девчонкой и имела поразительную способность вызывать улыбку одним своим присутствием. Элион ревновала Корнелию к девочкам и в глубине души хотела проводить с ними всеми больше времени. Так почему она должна отказываться из-за глупой обиды? К тому же помощь в магазине действительно не помешала бы.

— Ладно, — кивнула Элион и махнула рукой, — идемте.

Всю дорогу до магазина Корнелия шла, не проронив ни слова. Она шагала позади всех, сложив руки на груди и недовольно поджав губы, и резко отворачивалась, когда Элион пыталась послать ей улыбку. Зато Ирма и Хай Лин болтали без умолку, рассказывали какие-то фантастические истории, Вилл и Тарани тоже изредка вставляли несколько слов, так что скучать не приходилось. Дошли до магазина незаметно, просто в какой-то момент Ирма распахнула стеклянную дверь и ввалилась в помещение. Следом за ней вошли остальные, Элион переступила порог последней и не успела посмотреть, кто сегодня за прилавком.

— Мы закрыты, — раздался недовольный юношеский голос.

Хай Лин радостно взвизгнула и дернула Элион за рукав, вытаскивая ее вперед так, что теперь Браун могла видеть почти все нутро магазина. Это был он. Тот самый черноглазый парень сидел за прилавком и лениво перебирал книги, опустив щеку на сложенную в кулак ладонь.

— Привет, — Элион помахала рукой и почувствовала, как краснеет.

— А, — парень поднял на нее взгляд и улыбнулся, — привет.

Сейчас не был не слишком похож на отпечатавшийся в памяти Элион образ. Черные волосы были взъерошены, вместо плотного плаща торс обтягивала темно-коричневая водолазка, так что Элион отчетливо видела рельефно очерченные, непривычные для современного подростка мышцы. Для завершения образа катастрофически не хватало чего-нибудь типа кулона-клыка.

— Элли, познакомь нас! — громко зашептала Ирма.

— Я…

Сама не знаю его имени, хотела сказать Элион, но запнулась, столкнувшись с насмешливым взглядом угольно-черных глаз.

— Я Гидеон, — представился парень, спрыгивая с высокого стула и выходя из-за стойки.

— Гидеон? — фыркнула Корнелия. — Какое старомодное имя, прямо как у школьного завхоза.

Вилл тут же толкнула Корнелию в бок, а Ирма шикнула на нее. Элион показалось, что в глазах Гидеона на мгновение мелькнуло непонимание, но оно быстро сменилось приветливой, немного ехидной улыбкой. Еще Элион казалось, что Гидеон смотрит только на нее, а на девчонок лишь изредка бросает снисходительно-насмешливые взгляды.

— А где Рик и Анна? — спросила Элион после того, как девочки представились и обменялись с новым знакомым парочкой фраз.

— У них очень важное дело, в которое меня не посвятили, — он развел руками и широко улыбнулся, — из-за этого я оказался заперт наедине с кучей пыльных книжек.

Элион хихикнула, оглядывая почти готовый к открытию магазин, и заметила, что книги ни капельки не пыльные.

— У меня ощущение, что я тебя уже где-то видела, — задумчиво сказала Тарани, подходя к парню и глядя на него снизу вверх.

— Не припомню, чтобы прежде встречал таких очаровательных леди, — Гидеон сверкнул белоснежными зубами и залихватски подмигнул.

Тарани задумчиво кивнула и оглянулась на девочек, словно в надежде, что они подтвердят или опровергнут ее слова, но те синхронно пожали плечами и замотали головами. Элион хихикнула и оглядела сложенные аккуратными стопками книги. На большинстве из них уже был наклеен ценник, так что их можно было расставлять по полкам.

— О, да, — ответил Гидеон, когда Элион спросила, нужна ли помощь, — только я не знаю, куда их ставить. И не думаю, что прекрасным дамам пристало таскать в руках тяжелые книжки!

Последнюю фразу он выкрикнул насмешливо, сверкая чернотой в глазах, и Элион фыркнула, отмахиваясь. Она бегло оглядела стопки и принялась раздавать указания:

— Вот эти — на тот стеллаж, а те иностранные — сюда, рядом с классикой.

Элион подхватила ближайшую к ней стопку разнообразных исторических трактатов и направилась вглубь магазина. Скрываясь за стеллажом, она краем уха услышала недовольное ворчание Ирмы:

— Нам что, правда нужно работать?

Гидеон, бегло оглянувшись на девочек, увязался за ней. Пройдя два шага, он выхватил из рук Элион книги, крутанулся вокруг себя и, смеясь, сказал, что Элион будет командовать, а он — исполнять. Браун фыркнула и согласилась, качая головой. Они быстро расставили стопку книг по местам и успели уже сходить за еще одной, когда из-за соседнего стеллажа послышался грохот и недовольные выкрики. Гидеон выдохнул и покачал головой, а Элион рассерженно сжала кулаки: девочки пришли помогать, а в итоге создают неприятности. Она уже набрала полную грудь воздуха и готовилась обрушиться на подруг обвинительной тирадой, однако оказалось, что в магазине кроме нее и Гидеона никого нет.


* * *


Гидеон развлекался. Сначала его дернули зачем-то на Землю (могли и сами справиться, вообще-то), потом вышвырнули, оставив сидеть в скучном книжном, а теперь ему на голову свалилась принцесса Элион в компании стражниц. Нет, против принцессы он ничего не имел, однако вот стражницы доставляли некоторые проблемы. Не то чтобы проникать в их разум было сложно, не то чтобы сложно было сдерживать их воспоминания и порывы, но постоянная сосредоточенность выматывала, и он в конце концов пропустил момент, когда девицы рыбкой нырнули в замаскированную щель между мирами. Следовало бы рассказать Седрику или пойти за ними самому, однако оставлять принцессу одну не хотелось. Попадаться змею под горячую руку тоже не было никакого желания. Гидеон издалека чувствовал его раздражение и предпочел возложить обязанности посланника на плечи девушки-землянки Юлианы Фишер.

— Ах вот как! — разгневанно воскликнула Элион. — Сначала сами просили пойти со мной и помочь, а теперь смылись при первой же возможности!

Гидеону стоило огромных трудов сдержать запал принцессы, потому что некоторые лампочки уже начинали опасно искрить. Элион топнула ногой и сжала кулаки, сердито разглядывая воцарившийся на полу беспорядок, развернулась, так что одна из косичек едва не хлестнула Гидеона по лицу, и тихо-тихо буркнула:

— Тоже мне подруги.

Гидеон застыл. К такому повороту он совсем не был готов — в уголках серых, как туманное небо, глаз Элион блестели бисеринки-слезы. Он отчего-то чувствовал ее обиду особенно резко, кожей ощущал учащенное сердцебиение и прилившую к щекам кровь. Поддавшись порыву, Гидеон протянул руку и неловко похлопал Элион по макушке. Он хотел уже что-то сказать, чтобы ободрить расстроившуюся девочку, но дверь со звоном распахнулась, и в помещение влетел взъерошенный Седрик. Следом за ним шла, хихикая, Юлиана Фишер, в руке ее зеленоватым светом поблескивало знакомое ожерелье, которое она незамедлительно протянула Элион:

— Не теряй больше.

Элион принялась ощупывать шею, удивленно глядя на девушку, и, казалось, совершенно забыла об исчезнувших подругах. Юлиана же только погладила Браун по волосам и вложила звезду в ее ладонь.

Седрик тем временем стремительным шагом прошел вглубь магазина, скрываясь с глаз, и Гидеон было дернулся за ним, но твердая, удивительно сильная женская рука удержала его. Юлиана Фишер покачала головой и улыбнулась, взглядом указывая на хлопающую ресницами Элион. В ее темных глазах будто разлился, растекся тягучей патокой целый мир от сотворения до краха, и Гидеон невольно содрогнулся, заглянув дальше, чем следовало.

— Куда пошел Рик? — спросила Элион, вглядываясь в бесконечные книжные полки. — Там же ничего нет.

Она уже успела нацепить ожерелье на шею и то и дело касалась острых краев звезды кончиками пальцев, словно опасалась, что та снова может потеряться. Гидеон кашлянул, прикрывая глаза, а Юлиана Фишер хихикнула, приобнимая принцессу за плечи:

— Там тайный проход в секретное логово мистера Хоффмана.

— Секретное логово? — глаза девочки засверкали неподдельным восторгом.

— Самое что ни на есть секретное, — подтвердила Юлиана Фишер, — поэтому когда он вернется, мы спросим разрешения заглянуть туда, идет?

— Но если там что-то личное, — замялась Элион, — наверное не следует просить Рика показать это.

На лице ее отразилось тщательно скрываемое недовольство, Элион тряхнула головой и отвернулась, едва не спотыкаясь о валяющуюся на полу раскрытую книгу.

— Именно поэтому мы спросим у него разрешения, — Юлиана подняла книгу и пробежалась глазами по строчкам, — что-то подсказывает мне, что мистер Хоффман не будет против.

— Что-то подсказывает мне… — Гидеон осекся, столкнувшись с двумя парами недовольных глаз.

Он хотел ввернуть какую-нибудь шутку, но пара хмурых блондинок ясно дала понять, что сейчас не лучшее время распускать язык. Гидеон фыркнул и отвернулся, мысленно сетуя, что, кажется, все против него сговорились. С спину ему ударила волна девчачьего смеха, Гидеон закатил глаза и уселся за прилавок, оглядывая его в поисках начатой книги. Книги не оказалось, зато вместо нее теперь красовался совершенно очаровательный беспорядок из вырванных страниц и странного животного, похожего то ли на белку, то ли на хорька.

— Эй, что это за ерунда? — спросил Гидеон, хватая животное за шкирку.

«Ерунда» недовольно пискнула и попыталась извернуться так, чтобы цапнуть Гидеона за палец, за что получила ощутимый щелчок по носу и затихла, притворившись мертвой.

— Ой, это питомец Вилл! — Элион тут же подлетела, аккуратно высвобождая зверька из крепкого захвата.

Шустрая тварь тут же ожила, хлестнула спасительницу по пальцам и забралась ей на голову, намертво вцепляясь в волосы острыми тонкими когтями. Гидеон подпер щеку рукой, наблюдая, как принцесса пытается стащить живой головной убор и в конце концов сдается, позволяя животному наблюдать за всеми сверху.

— Он наверное нервничает, потому что потерял хозяйку, — Элион смущенно улыбнулась и развела руками.

— Ага, — согласился Гидеон и пригрозил питомцу пальцем.

Зверь пискнул, вцепился в волосы Элион так, что девочка вскрикнула, и рассерженно зашипел. Гидеон хохотнул и помахал удаляющемуся животному — Элион фыркнула и развернулась, отправившись ликвидировать учиненный подругами беспорядок.

— Брысь! — появившаяся за его спиной Юлиана больно ткнула Гидеона под лопатку.

Он медленно обернулся, угрожающе сводя брови, и скосил глаза на стоящий рядом стул. Блондинка покачала головой и хмыкнула, изображая приглашающий жест, однако не добилась этим ровно никакой реакции.

— Прекрати называть меня Юлианой, — шикнула девушка, — даже мысленно, это раздражает.

— А ты не копайся в моих мыслях, — бросил Гидеон. — Кстати! Ты знаешь, кто такой завхоз?

Юлиана… да, простите-простите, Анна рассмеялась, взмахнула руками и заговорщицки подмигнула:

— Это повелитель метел и тряпок, заведующий ключами, тот, кто всегда знает больше других об этих самых других.

Гидеон уронил голову на руки и прикрылся сверху разбросанными по столу листами бывшей еще недавно книги. Он осторожно высунул из укрытия один глаз и обреченно спросил:

— Ты ведь врешь, да?

— Что? — картинно возмутилась Анна. — Как ты мог такое подумать!

Она тряхнула волосами, и блондинистые кудряшки задорно запрыгали во все стороны. Анна отошла в сторону Элион, подхватила несколько книг из ближайшей стопки и сделала пару шагов вперед, когда ее пальцы разжались, и все фолианты с грохотом рухнули на пол.

— Подожди, почему я вообще слышу твои мысли?!

Глава опубликована: 19.05.2019
Предыдущая главаСледующая глава
Фанфик еще никто не комментировал
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх