↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

За границами пустоты (гет)



Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Ангст, Фэнтези, Экшен, Попаданцы
Размер:
Макси | 505 Кб
Статус:
В процессе
 
Проверено на грамотность
Вокруг нее была пустота. Не чернота или темнота, перед ее глазами разверзлась сама пустота, вязкая и оглушающая. Пустота наваливалась и сгущалась, ужас тугой волной подкатывал к горлу. Внезапно оказаться слепым младенцем было до одури страшно, но вместо полного отчаяния вопля из ее горла вырывался только раздражающий детский плач.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава одиннадцатая, в которой пламя дышит

Воздух вокруг ощутимо нагревался, так что развевающиеся волосы щекотали щеки и кололи глаза. Земля под ногами вибрировала и недовольно урчала, и Тоф никак не могла сосредоточиться на Аанге. Заброшенная деревенька уже не казалась такой близкой, что-то постоянно мешало, стояло препятствием и шумело в голове океанским прибоем. Самым большим скоплением воды, которое ощущала Тоф, было спокойное подземное озеро, на которое она набрела совершенно случайно, но отчего-то нарастающий шум ассоциировался именно с огромными волнами и синевой на горизонте.

Тяжелая рука Ли лежала на плече, не позволяя вывернуться и сбежать, дыхание разбивалось о макушку и тонуло под пятками, а с другой стороны другой-Ли отчего-то понимающе хмыкнул и достал еще один меч. Фан когда-то изучал фехтование, но о парных мечах высказывался не очень ласково, хотя совсем по другим причинам, которые Тоф совершенно не запомнила. Иногда ей казалось, что собственная память подводит и предает, разрушая воспоминания одно за другим, потому что так же быстро, как исчезали образы прошлой жизни, стиралась и память об этой.

— Ладно, ребята, — Тоф все-таки удалось вывернуться, хоть она и ощущала теперь наливающийся на плече синяк, — если собираетесь драться, давайте как-нибудь без меня. Я, знаете ли, не переношу вида крови, а еще там, кажется, кое-кому помощь нужна. В общем, как закончите, я буду в той деревне, ладушки?

Она выпалила это на одном дыхании, протараторила заполошно, одновременно разворачиваясь на пятках и готовясь дать деру. Темнота перед глазами как будто расстилалась, открывая вид на устланный зеленой травой холм, а земля предательски молчала. Тоф чувствовала проступающую на лбу испарину, ощущала, как пятки продавливают податливую почву, но голова как будто кружилась, и ей потребовалось еще бесконечно долгое мгновение, чтобы успокоить дыхание.

Сталь снова мелодично звякнула, запела и затихла, скрываясь в ножнах от яркого света. Зуко хмыкнул, делая несколько шагов к ней, потрепал по голове, окончательно разбивая с трудом сооруженную самостоятельно прическу, и взял за руку, направляя в сторону деревеньки. Ли шумно выдохнул, тоже опуская меч, но хозяину его не вернул, сунул за пазуху и пошел следом, отставая на несколько шагов. Тоф ожидала каких-нибудь объяснений хоть от одного из них, но Ли молчал потому что был немым, а Зуко, очевидно, — из-за врожденного ослиного упрямства.

— Знаете что, — буркнула Тоф, когда они оказались у самой деревни, — вы оба меня бесите.

Никто из этих двух противных Ли не ответил, и Тоф громко презрительно фыркнула, прислушиваясь. Со срочной помощью Аангу, она, кажется, погорячилась, потому что он ловко увертывался от наступающей ему на пятки девчонки, так что она иной раз вовсе теряла его из виду, но, судя по хриплому рваному дыханию, сил у него оставалось мало. А еще реакции Тоф, похоже, притупились от всех этих потрясений, и она успела только пискнуть, когда Зуко схватил ее за шиворот и дернул в сторону. По щеке прошла волна жара, воздух задрожал и закипел, а земля вспучилась, повинуясь короткому касанию. Девчонка успела отпрыгнуть в последний момент, но все же выскочивший из-под земли камень вскользь зацепил ее руку. Тоф ухмыльнулась, отталкивая Зуко, и встала в стойку, все внимание сосредотачивая на поступающих в пятки вибрациях.

— Так, так, так, — пропела девчонка, которую Зуко назвал Азулой, — шпион и предатель, поистине великолепный дуэт. А драться со мной за вас будет слепая соплячка, я правильно понимаю? Ах да, здесь же еще Аватар в прятки играет, я совсем забыла.

Тоф фыркнула, сдувая с лица щекочущие нос волосы. Азула не двигалась, только демонстративно громко зевала. Ощущения от ее присутствия были странными, мурашки расползались по коже и взбирались на загривок, воздух кипел и почти обжигал. Аанга Тоф снова не чувствовала, но это совершенно не значило, что он не находится прямо сейчас перед самым ее носом.

Крохотный шаг разрушил почти умиротворенную тишину, огненная волна врезалась в каменную стену и опала; Азула отскочила, уворачиваясь от посыпавшихся на нее камешков, зачерпнула ладонью земли, на мгновение исчезая в воздухе, и жар снова облизал губы. Тоф тряхнула головой, ожидая ее шагов, но девчонка исчезла совсем, запрыгнула на обглоданный скелет двухэтажного дома. Каменная очередь вновь не достигла цели, рассыпалась пеплом на подлете, и Тоф оттолкнули. Зуко вырос перед ней мешающей горячей преградой, огонь застрекотал, сталкиваясь с огнем; Тоф фыркнула, прислушиваясь к звукам сверху, и закусила губу, прицеливаясь. Крохотный камешек попал Азуле в плечо, рука повисла бесполезной плетью, шлепаясь о бедро, но пламя не погасло, сменилось еще более обжигающим. Тоф слышала стрекот и яростный крик, давила желание зажать уши ладонями и подбирала новое место для удара. Ей казалось, что огненная схватка длится уже бесконечно долго, однако прошло всего мгновение, прежде чем яростный огонь разбил мягкий и разлетелся обжигающими каплями.

Тоф наконец прицелилась достаточно, послала крошечный импульс, и мягкая земля взвилась, кандалами опутывая лодыжки и стягивая Азулу с изломанной крыши. Та, не дожидаясь новой атаки, крутанулась на руках и взвилась в воздух, обрушивая сверху огненный дождь. Тоф рыкнула, выращивая над головой зонтик, а Зуко атаковал до того, как его чокнутая сестра приземлилась. Порыв холодного ветра едва не сбил с ног, рванул и прибил к земле, припорашивая крошкой рассыпавшегося зонтика, Тоф пискнула и закрылась от столба огня земляной волной.

— Отойди от нее! — закричал Аанг, еще одним порывом ветра отбрасывая Зуко в сторону.

Азула расхохоталась, и смех ее показался царапаньем ножа о стекло. Тоф поморщилась, резким движением закопала девчонку в землю по пояс и выдохнула. Ли, про которого она совершенно забыла, стоял за спиной хохочущей принцессы народа Огня и легко касался кончиком звенящего лезвия ее шеи. К горлу Тоф снова подступила тошнота, чернота сгустилась и заплясала, путая и сбивая с толку.

— Ну же! — хохотала Азула. — Какая счастливая встреча, пойманный шпион пришел отомстить за причиненные ему уродства!

Земля дрожала, Тоф впитывала вибрации и дрожала тоже, отчего-то не в силах подняться на ноги. Она совершенно не заметила, когда упала, лишь впилась ногтями в сухую почву, кусая до крови губы. Злость накатывала волнами и отступала, оставляя опустошенный разум, в животе сворачивалась тугим комком смазанная стыдом обида. Шея горела, почва под пальцами выла и стенала, выплескивая свою боль жестокостью и кровью. Сталь вонзилась в землю с гулким звуком, и Азула презрительно хмыкнула, сплевывая желчь.

— Все такой же мягкотелый сопляк, — бросила она, издавая пронзительный свист.

— О чем ты говоришь? — где-то отчаянно далеко спросил Зуко, со звоном возвращая свой меч.

Затылка коснулись мягкие пальцы, ветерок унес жар, и волосы волной опустились на лицо, накрывая глаза. Тоф выдохнула горячий воздух и вдохнула прохладу, медленно разжала пальцы и поднялась, опираясь на поданную руку. Аанг без слов спрашивал, все ли в порядке, и Тоф неспешно кивнула, прислушиваясь к свистящему вокруг него воздуху. Две пары стремительно шагающих ног ощущались неподалеку, но до их прихода было еще немного времени. Еще один человек, присутствие которого Тоф едва улавливала, прятался за стеной одного из домов и даже дыханием не выдавал охватившего его напряжения.

— Неужто дорогой братец не узнает своего дорогого Узера? — говорила Азула, ногтями царапая сковывающую ее землю. — А я уж думала, вы теперь с ним лучшие подружки, как в старые-добрые времена!

Земля горела и плавилась под ее пальцами, и Тоф изо всех сил сжимала зубы, пытаясь удержать ее в импровизированной клетке. Аанг не вмешивался в чужие разборки, продолжая прикрывать собой Тоф, но она вовсе не обращала на него внимания, отслеживая всех остальных. Сейчас она чувствовала себя чертовым радаром, разрывающимся от мигающих повсюду недружелюбных точек. Зуко молчал, не двигаясь вовсе, но Тоф почти слышала, как скрипят его зубы. Ли все еще стоял за спиной Азулы, и ей иногда казалось, что он вот-вот свернет заболтавшейся девчонке шею.

— Маленький глупый шпион попался, и гляди, чего ему это стоило! — голос Азулы становился все более визгливым и резким. — Я своими руками вырвала ему язык и исполосовала лицо, чтобы он больше никогда не посмел идти против народа Огня!

Огонь вспыхнул, обжигая будто собственную кожу, Тоф дернулась, посылая за ним рассыпавшуюся землю, но Азула уже вырвалась, легко опустилась на изломанную крышу и фыркнула. Тоф чувствовала ее пронзительный взгляд, будто заживо сдирающий шкуру, ощущала вернувшийся на шее и щеке жар и порывы заострившегося ветра, окутывающие полотном.

— Эй, что у вас здесь!..

Голос Сокки оборвался скрежетом столкнувшегося пламени, воздух взметнулся, зажурчала вода. Тоф дернулась, вырывая из земли камни, но Азула уже исчезла с крыши. Между домов топал ящероподобный зверь, над ухом журчала, раздражая, вода, и, кажется, в конфликте, где каждый сам за себя, прибавилось еще несколько участников.

Аанг оттеснил ее в сторону, крутанул своим шестом так, что ветер встрепал волосы и мазнул прохладой по щекам, и ударил им о землю. Зуко протяжно выдохнул и вскинул руки, прячущийся за стеной Айро вздрогнул и хохотнул себе под нос, а Ли медленно уселся на землю. Отступивший было жар возвращался, и Тоф осторожно коснулась горящей кожи, зашипела и отдернула руку. Вода совсем не умиротворяюще журчала в воздухе, переливалась и покачивалась, и никто, похоже, не собирался нападать или что-то объяснять первым. Тоф фыркнула, отерла грязные ладони о не менее грязные штаны и тряхнула головой, смахивая мешающие на обветренных губах волосы.

— Кто такой Узер? — она ткнула пальцем в сидящего Ли и повернулась лицом к Зуко, давая понять, что разговаривает именно с ним. — Мне не показалось, что вы знакомы.

— Почему ты разговариваешь с ним так легко? — взвизгнул Сокка, шумно взмахивая чем-то острым и свистящим. — Он ведь враг.

Презрительный смешок сам собой вырвался из горла, Тоф качнула головой, точным ударом выбивая из рук Сокки игрушку, и он тут же заверещал и принялся проклинать ее плаксивым девчачьим голоском. Ухмылка растянулась на лице, и горящая шея напомнила о себе расползающимся ниже жаром и неприятной раздирающей пульсацией. Шаги ощущались все хуже, дыхание затихало, а в висках громко и яростно пульсировало, заглушая все остальные звуки. Тоф пыталась сосредоточиться, но от накатывающей боли слезились глаза и испарина выступала на лбу, так что растрепанные волосы липли и мешались. Она не могла сказать, когда именно пламя чокнутой сестрички принца Зуко вскользь задело ее, но тупая боль от его неласкового прикосновения все расползалась, заставляя темноту перед глазами клубиться и оглушающе шелестеть. Из всех немногочисленных людей, с которыми Тоф когда-либо дралась, эта девчонка определенно была самой сильной и лучше других распоряжалась собственными способностями, и Тоф даже похвалила бы ее, несмотря на дурацкий ожог, если бы не ее подозрительные слова насчет Ли.

— Эй, у тебя же…

Зуко дернулся, раздался влажный шлепок.

— Стой на месте! — рявкнула Катара, и у самого уха Тоф снова зашелестела вода.

Ли тяжело поднялся, поднял вздрогнувший и зазвеневший меч, крутанул его со свистом и сунул себе за пояс. В ушах Тоф гудело, земля певуче вибрировала, нагреваясь и остывая с дыханием, пальцы мелко подрагивали будто в такт чьему-то зазывному пению. Аанг слушал и выжидал, Тоф чувствовала это отчетливо, крепко стоял на ногах, как почти никогда раньше, и иногда казалось, будто земля, словно податливый воск, вот-вот вздыбится и забурлит, повинуясь рванувшемуся дыханию. Он мог бы обучиться магии земли и самостоятельно, как это сделала Тоф, и это заняло бы куда меньше времени, но беспечный ветер все еще кружил и облизывал щеки, не желал успокаиваться и смиряться. Многие говорили, что земля и воздух — противоположные друг другу стихии, разные и несовместимые, и возможно это было так, но Тоф чувствовала, как сама природа благоволит этому легкому парню.

Ветер трепал волосы, земля пела и гудела под ногами. Темнота хохотала и дыбилась, клубилась черной разъедающей дымкой, пенилась гребешками волн и шипела языками пламени, была плотной и мягкой, словно кокон из бархатной ткани. Темнота накрывала плечи и ластилась к ногам, заменяла собой все, что можно было вообразить, и рассыпалась прозрачным песком между пальцев. Тоф покачнулась, словно кто-то толкнул ее в спину, ухватилась за плечо стоящего впереди Аанга и сдавленно зашипела. Темнота вилась и твердела кровью в ушах, жар поднимался выше и опускался, шипел на воспаленной коже, и легкий ветерок осторожно касался лба.

— Прекратите собачиться и помогите мне уже, — зашипела Тоф, изо всех сил цепляясь за узкую прохладную ладонь.

 

Подрагивающий огонь грел ладони, плясал под замысловатую песню ветра и опадал, расстилаясь по сухим потрескивающим веткам. Недалеко журчала река, плескалась о камни и играла, струясь по давно проложенному руслу. Шелестели высокие кроны деревьев, пели резвящиеся в листве птицы, шуршали и топали крохотными ножками зверушки. Теплый ветерок, так приятно ласкающий кожу, пропал совсем, стало душно, как перед самым дождем, но вязкая тишина, предвещающая первый гром, все не наступала. Тоф прислушивалась к шепоту и шагам, прижимала колени к груди и кусала губы, а глубине души обижалась на такое распределение по «командам».

Она не знала, как и когда Аанг с друзьями познакомились с Зуко, и ей, в общем-то, было плевать, честное слово, совсем не интересно, пока перешептывания не достигали раздражающего уровня шума. В городе ходили ленивые слухи о том, что принц народа Огня гонялся за Аватаром до самого Северного полюса, и что-то свербело на кончике языка и в точке между бровей, будто она не могла вспомнить нечто катастрофически важное. Тоф знала Зуко недостаточно хорошо, чтобы судить о его намерениях, но он никогда не казался ей плохим человеком. Вспыльчивым и заносчивым, может быть, но не таким, вроде его сестренки, кто был бы способен на убийство. Возможно, Тоф думала о нем слишком хорошо именно потому, что они были плохо знакомы, но вот за его дядю она могла поручиться уверенно. Этот старик с манией чая нравился ей безоговорочно, будто был дальним давно забытым родственником, неизменно отправляющим вязаные свитера и немного денег по праздникам.

И все же на кончиках пальцев свербело любопытство. Чокнутая девчонка назвала Ли Узером и обозвала шпионом, к тому же знакомым Зуко, добавив, словно между прочим, что именно она сотворила с ним всякие непотребства. Ли тоже нравился Тоф, совсем не безоговорочно и далеко не сразу, но теперь, когда она с таким трудом признала в нем своего и позволила идти с собой, она просто не могла оставить эту историю нерассказанной. Хотя Зуко, судя по всему, ничего не знал, Ли говорить не мог, и оставался один лишь старый дядюшка, недоговаривающий слишком много.

— Не думаю, что идти туда — это хорошая идея, — буркнул самую малость обиженно Аанг, когда Тоф тряхнула руками и поднялась.

Тоф фыркнула себе под нос и топнула, зарывая оставленный Ли меч в землю. Сам Ли ушел «туда» еще тогда, когда Катара только приступила к лечению ее ожога, и с тех пор так и не возвращался. Аанг сидел рядом, поджав под себя ноги и обхватив руками шест, дышал рвано и шумно и упрямо молчал, хотя Тоф буквально слышала, как копошатся в его голове дурные мысли. Катара и Сокка ушли за водой и пошептаться, но Тоф все равно слышала их неразборчивые голоса.

— Я иду не туда, — хмыкнула Тоф, подхватывая собственную сумку, — просто прогуляюсь. Если хочешь, можешь пойти со мной.

Взметнулся ветер, Аанг на мгновение исчез, и тут же оказался прямо перед ней. Почему-то, несмотря на всю обиду, он нравился Тоф, вызывал тепло в груди и щекотку на границе роста волос, будто они были знакомы уже бесконечно давно, просто долго-долго не виделись. Он сам был как ветер, легкий и веселый, и Тоф на самом деле никогда не хотела бы видеть, как он злится по-настоящему.

— Если не можешь топать, хотя бы дыши погромче, — буркнула она, пытаясь стукнуть Аанга в плечо.

Она, конечно, промазала, вскользь касаясь теплой кожи, и тут же спрятала руку за спину. Сохранить равновесие получилось с помощью выступившей из-под земли ступеньки, и Аанг, будто послушно следуя ее просьбе, шумно выдохнул и поддержал Тоф под локоть. Его прикосновения были почти невесомыми и мягкими, и от них по коже расползались забавные мурашки. Тоф фыркнула, сдувая с лица волосы, крутнулась на пятке и сцепила ладони за спиной, направляясь в определенную сторону. Компания Аанга не хотела водиться с Зуко и его дядей, но, во-первых, Тоф нужно было кое-что узнать, а во-вторых, Зуко ей тоже нравился, и встретила она его первым. И если Аанга можно было сравнить с милым песиком, Зуко определенно был кем-то вроде отбившегося от стаи волка, блуждающего в поисках потерянного дома.

— Так ты, — Аанг откашлялся и будто специально наступил на хрустнувшую ветку, — на меня не злишься?

Тоф проводила разбежавшихся из-под их ног жучков, прислушалась к сливающимся с шелестом листьев разговорам и чуть-чуть свернула, собираясь самую малость пойти в обход. Аанг следовал за ней, время от времени сливаясь с воздухом, излучал прохладу и умиротворение.

— Злюсь, — пожав плечами, ответила Тоф, — но больше, наверное, не на тебя, а так… на все остальное. На тебя сложно злиться.

Раздался печальный вздох над самым ее ухом, и Тоф от неожиданности дернулась и едва не споткнулась. Хлопнув себя по бедру, она вытащила из кармана полузабытый со всеми неожиданными происшествиями колокольчик, ухватила Аанга за воротник и привязала его более-менее надежно. Удовлетворенно хмыкнула, потянулась, чтобы похлопать Аанга по голове, и едва успела одернуть себя. Даже если он ей нравится, все еще рано считать Аватара другом.

— Спасибо, — в голосе Аанга слышалось искреннее смущение, — ты не можешь на меня злиться… потому что я Аватар?

Воздух застрял в горле, и Тоф кашлянула. Аанг услужливо похлопал ее по спине, почти совсем растворился в воздухе, и только мягкое позвякивание колокольчика теперь выдавало его местоположение.

— Потому что ты это ты, дубина! — рявкнула Тоф, хлопая его по плечу. — Не думай, что все будут тебе потакать только потому, что ты вроде как избранный!

Аанг закашлялся, и довольно скоро кашель перерос в тихий заливистый смех. Колокольчик на его воротнике мелодично позвякивал, будто вторил неведомым звукам, а Тоф поспешно отвернулась, вдруг почувствовав, как краснеют щеки.

— Спасибо, — легкий ветерок коснулся разгоряченных щек и запутался в растрепанных волосах, — ты первая говоришь так.

Тоф вздернула подбородок и хмыкнула. Румянец никак не желал спадать, наоборот наползал все выше, так что теперь горели уже и уши, и без того пострадавшая шея. Катара вроде как вылечила ее своей водной магией, но жжение и неприятные ощущения все еще остались, будто теперь ожог был застаревшим, но все еще болезненным. Тоф глубоко вздохнула, прислушиваясь к прячущимся между деревьев зверькам, вновь нашла потерянные было тихие невнятные разговоры и отерла вспотевшие ладони об одежду. Аанг появлялся и исчезал, будто периодически вспоминал, как нужно правильно стоять на земле, но большую часть времени продолжал витать в облаках, и даже колокольчик с этой его ветреностью спасал не до конца.

Застоявшийся в листве воздух наполнялся влагой и росой ложился на плечи. Звери прятались в норы, птицы нетерпеливо перелетали с ветки на ветку и встревоженно пели, будто стараясь оповестить как можно больше товарищей. Сезон дождей должен был давно закончиться, но в этом году погода вела себя странно, жара сменялась холодом и промозглой сыростью, времена года словно смешались и сошли с ума. Иногда Тоф казалось, что она никогда не выберется из дома-золотой клетки, так и останется навсегда марионеткой на веревочках, покорно исполняющей приказы родителей и довольствующейся вызванными бунтарскими порывами редкими побегами. Наверное, так и было бы, если бы Аанг не пришел и не вселил в нее уверенность, не заставил стряхнуть с себя окоченевшую пыль, приковывающую к гулкому деревянному полу. Даже несмотря на то, что она отказалась идти с ним и быть его учителем, именно Аанг подтолкнул ее встряхнуться и сбросить надоевшее до одури черное покрывало.

— Так, — Тоф хмыкнула, растягивая в улыбке губы, и указала в сторону одного из разговоров, — что ты собираешься делать?

Колокольчик неловко дрогнул, взметнувшийся ветер облизал голые ступни, и лесная жизнь будто стихла и вовсе испарилась, оставляя Тоф наедине с ласковым покалыванием на лбу. Аанг охнул, опустился на землю и пнул устремившийся в сторону скрытого зеленью неба камешек.

— Ты умудрился упустить лучшего мага земли, — Тоф горделиво вздернула подбородок, упирая ладони в бока, — зато теперь перед тобой неплохой маг огня. И вряд ли кто-нибудь еще из них согласится тебя учить.

— Но я… — Аанг протяжно вздохнул и так и не продолжил.

— Если ты беспокоишься о Зуко, то брось, — продолжила Тоф, взмахивая ладонью, — что бы он вам ни сделал, могу поручиться, что на самом деле он куда лучше, чем может показаться на первый взгляд.

Аанг снова вздохнул, и ветер ударился в лоб и растрепал волосы. Тоф опустила руку, позволяя ей безвольно повиснуть, шлепнувшись о штаны, и тихо рыкнула, отбрасывая в сторону выросший под рукой булыжник.

— Я знаю, — прохладная ладонь коснулась ладони, и Тоф едва не отдернула руку от неожиданности, — дело не в нем. В прошлый раз, когда я пытался изучать магию огня, я поторопился, и… поранил Катару. Я пообещал себе, что больше никогда не создам то, что так легко может навредить моим друзьям.

Маленький камешек, улетевший покорять небеса, со свитом вернулся, точно поразив заданную цель. Аанг ойкнул и обиженно простонал, принимаясь шумно потирать пострадавшую голову.

— Кажется, я поранила тебя, какая жалось, — язвительно хмыкнула Тоф, подбрасывая на ладони еще один камешек, — что, теперь и магию земли изучать не будешь?

Следующий снаряд достиг своей цели и отскочил, ухнув в кусты и распугав прятавшихся там землероек. Ветер зашелестел в спокойных кронах, всполошил устроившихся пережидать дождь птиц и опал, застелился под ногами и будто впитался в землю, исчезая с рваным дыханием. Аанг рухнул на землю, поджал под себя ноги и сдавленно взвыл, кулаком сбивая хрусткую веточку. Тоф фыркнула, ударом ноги подбросила еще один камень, на этот раз побольше и поувесистее, и, раздробив его в пальцах, сдула с ладони мелкий песок.

— Я понимаю, о чем ты говоришь! — воскликнул Аанг, шумно взмахивая руками. — На Северном полюсе я ранил многих с помощью магии воды, и даже воздух можно использовать, чтобы причинить кому-то вред! Но я не могу! Мне…

Наверняка не только ранил, хотела сказать Тоф, но язык прилип к небу, а ступни намертво вросли в землю. Магия стихий — это огромная сила, подвластная не всем, ужасающая и неповоротливая, не заботящая о живых и мертвых. Магия безразлична, она не хорошая и не плохая, но она огромна и безжалостна, способна обрушиться на голову, стоит лишь невовремя моргнуть.

— Страшно? — хмыкнула Тоф, прислушиваясь к пению под ногами. — как будто ты сейчас упустишь это, и оно поглотит тебя, не оставит ни капельки от того мира, который ты любил. Ты действительно потрясающий, если с другими стихиями этого не чувствуешь.

Мурашки холодной волной окатили плечи, забрались на загривок и под волосы, защекотали колючими ядовитыми ножками и вспороли, выцвели до густых черных пятен перед глазами. Темнота клубилась и завывала, и земля вторила ей, тянула напевы, позабытые и стершиеся тысячелетия назад. Земля была огромной и живой, теплой и безразличной, принимающей в свои объятия издавших последний вздох. Тоф слушала ее и слышала, была крошечной песчинкой в огромной пустыне, и беспощадный ветер болтал ее и трепал, ударяя о сотни таких же.

Грубые пальцы коснулись ладони и потянули, и Аанг вскинул голову и шумно выдохнул, поднимаясь и исчезая. Ли сжал ее ладонь крепче и покачал головой, а колокольчик, про который Тоф уже успела забыть, мелодично звякнул у самого уха. Теплый ветерок касался лица и поднимал налипшую челку, и Тоф казалось, будто она в самом деле видит стоящего перед ней лысого паренька.

— Идем, — она цокнула языком и ухватила его за руку, — сколько еще будем стоять и глазеть друг на друга?

Аанг втянул воздух, будто собирался сказать что-то, фыркнул и рассмеялся, встряхивая ее ладонь. Тоф улыбнулась и покачала головой, прислушиваясь к шелестящим одними верхушками кронам. Гроза все приближалась, наступала на пятки и торопила разобраться со всеми делами и спрятаться, скрыться поглубже под землю и затаиться до первых ленивых солнечных лучей. Ли держал руку Тоф привычно крепко, а Аанг то и дело исчезал со звоном колокольчика, обращался в ветер и трепетал на ресницах. Тоф дернула его за руку, толкнула застывшего в ожидании Ли и расхохоталась, когда особенно сильный порыв ветра донес до нее плеск воды и отголоски непрекращающегося спора. Катара и Сокка никак не могли решить, верить ли Зуко и принимать ли Тоф в их компанию, но их на самом деле никто не спрашивал, потому что Аанг шел с ней, позвякивал колокольчиком на шее и шагал достаточно громко, чтобы она могла его слышать.

— Дождь собирается, — выдохнул Айро, попивая чай, — нужно разложить палатку.

— Вы что, в детском садике, за ручки держитесь? — хохотнул Зуко, тут же получивший шлепок от дяди.

Аанг отдернул руку и снова исчез, а Тоф фыркнула, встряхнула ладонью Ли и показала Зуко средний палец. Ли покачал головой и перехватил ее руку, прижал ее к бедру и похлопал Тоф по голове, на что придурочный принц снова расхохотался и снова получил шлепок.

— Похоже, ты тут единственный ходил в садик, раз знаешь, как там все устроено, — Тоф качнула головой, сбрасывая тяжелую руку.

Ветер усиливался, но прохладу не приносил. Становилось все более душно и жарко, так что испарина выступала на лбу и ноги скользили по повлажневшей земле.

— Еще и колокольчик на него нацепила, — не унимался Зуко, — Аватар тебе что, зверушка ручная?

— А тебе завидно? — вздернула подбородок Тоф. — Ты-то свой потерял.

Они сидели у костра, огонь трепетал на усиливающемся ветру, и жар от него расползался, неприятно лизал ступни и извивался, будто насмехаясь вместе с завывающей пустотой. Тоф не могла видеть пламя, только чувствовала жар и охватывающее тело тепло, и оттого скрипела зубами и сжимала кулаки. Ей хватало слуха и вибраций земли, чтобы видеть, но огонь шелестел беззвучно, вился в воздухе и трещал у самого уха, выдавая собственное коварство слишком поздно, когда сердце уже падало в пятки, и ладони покрывались липким холодным потом. Тоф не видела и не слышала, также как и «танцующего» Аанга, и это злило ее сильнее, чем что бы то ни было на свете.

— Тише, принц Зуко! — шикнул на племянника Айро, и мгновение спустя его голос сделался приторно-сладким и едва ли не заискивающим. — Он просто нервничает, не обращайте на него внимание.

— Ничего я не нервничаю! — рявкнул Зуко, и пламя взметнулось и опалило щеки.

Жар охватил и затрепетал, облизал шею и упал к самым ногам, высушивая гулкую землю. Тоф отшатнулась, спиной натолкнулась на Аанга и едва не полетела на землю вместе с ним. Сердце ухнуло в пятки и забилось загнанной пташкой, пустота перед глазами колыхнулась и зашипела, пеплом опадая на волосы. На плечах сомкнулись прохладные пальцы, ласковый ветер растрепал волосы и упал на грудь, и Тоф рвано вздохнула и тряхнула головой, прогоняя заглушающий звуки стук в ушах. На небе громыхнуло и взвыло, первая крупная капля шумно шлепнулась на звонкую лысину, и огонь потух вовсе, исчезая запахом тлена и гари.

— Вот поэтому, — заговорил Аанг, и голос его звучал непривычно жестко, — я не хочу изучать магию огня.

Его голос звенел у самого уха, расползался шорохом заждавшегося дождя и глушил и давил посторонние мысли. Тоф покачнулась, и его руки упали вниз, колокольчик звякнул и затих, исчезая будто в недостижимой вдали. Но Аанг оставался рядом, Тоф чувствовала его дыхание и исходящее от него тепло, куталась в него, как в связанный любимой бабушкой шарф, и слушала зазывное, сливающееся в унисон пение.

— Я не хотел, — вскинулся Зуко, снова остановленный дядиной рукой, — прости меня, я…

— Я хочу с тобой драться! — крикнула Тоф, когда мимолетный страх перерос в восторг от пришедшей в голову дурацкой идеи. — Научусь слышать огонь и тогда в следующий раз непременно надеру твоей сестрице зад!

Эхо ее слов гулом разнеслось по шумящему лесу и потонуло в далеком плеске воды. Аанг сдавленно хохотнул и почти хрюкнул, Зуко шумно выдохнул и рухнул на землю, а Ли снова потрепал Тоф по волосам. Один Айро остался царственно невозмутим, сюрпнул чаем и похлопал племянника по плечу. Дождь, будто наконец собрался с мыслями, обрушился на них орущей стеной, и Тоф топнула, зарывая пятку в землю и возводя вокруг каменный шатер. Потухший в мгновение ока костер выплюнул едкий дым, шум оглушил и вбился пульсирующей болью в виски, и Тоф тряхнула головой и глубоко вдохнула потяжелевший от влаги воздух.

— Вижу, с дождем ты все еще не в ладах, — послышался словно из-под толщи воды мягкий голос Айро, — подойди-ка сюда, у меня есть кое-что для тебя.

Тоф выдохнула себе под нос, сосредотачиваясь на ощущении чужого присутствия и звуках биения сердец, осторожно опустила занесенную ногу и вздрогнула от пробившего сознание топота тугих капель о землю. Едва не поскользнувшись, она сделала несколько аккуратных шагов и плюхнулась мимо промокшего бревна прямо в липкую лужу. Айро хохотнул, взял ее руку и вложил туда металлическую на ощупь баночку, тяжелую от непонятного плотного содержимого.

— Мазь от ожогов, — горделиво объявил Айро, — маг воды подлечила тебя, но нет ничего лучше старых-добрых народных рецептов.

Тоф фыркнула, рукой зачесывая назад промокшие волосы. Аанг шумно топтался у самого края шатра, звенел колокольчиком и никак не мог решиться остаться или уйти. Тоф больше не слышала переговоров Катары и Сокки, все вокруг заглушал поющий и перешептывающийся дождь, ударяющийся о безразличную землю и делающий ее мягкой и податливой. От Айро исходило приятное тепло, и Тоф повалилась на бок, прижимаясь к нему плечом, ответила на смешок Зуко врезавшимся ему в лоб камнем и махнула Аангу рукой. Она не знала, что собиралась сказать, но сейчас ее все устраивало в собравшейся компании, и даже не унимающийся дождь не казался таким агрессивно колючим.

Глава опубликована: 27.09.2020
Предыдущая главаСледующая глава
3 комментария
С нетерпением жду продолжения!)
Один из первых на моей памяти попаданцев в ЛОА. Тоф офигенная! Такая живая, такой ребёнок и такая взрослая! Цепляет с первой главы)

Буду с нетерпением ждать проду, вдохновения вам!))
Мм.. Что-то маловато Аанг и ко получили. Дальше тоже будет как в сериале?
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх