↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Феникс и Дракон (гет)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
не указано
Размер:
Макси | 195 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждения:
AU
 
Проверено на грамотность
Неожиданная находка, нежелание обидеть лучшего друга, шпион в Хогвартсе… Многие случайности складываются в единую цепь, приводящую к тому, что Гарри и Гермиона остаются вдвоем. Против всех.
QRCode
↓ Содержание ↓

Глава 1. Лето, полное неизвестности.

Неизвестность есть убежище надежды.

Анри Амьель

– Гарри! Ну, нельзя же поступать так безответственно! – воскликнул Ремус Люпин, нервно расхаживая из угла в угол комнаты Гарри Поттера. – Договаривались, что ты будешь писать не реже, чем раз в три дня, а сегодня уже четвертый день как нет писем. Тебе еще повезло, что сегодня я в штабе дежурил, а то прибыл бы Хмури и устроил тебе разнос на тему безопасности. Раз уж отказался от охраны, то изволь хотя бы две строчки написать, чтобы никто не беспокоился. Молли, например, вчера весь вечер места себе не находила. Успокоилась, только когда я пообещал с утра проверить тебя.

– Ремус, я не хотел никого беспокоить. Мне вчера… сон приснился. Про Арку. И… про то, что там произошло. – Тоскливо ответил разбуженный неожиданным визитом оборотня юноша.

– Извини. – Люпин прекратил наматывать круги и сел на опасно хрустнувший табурет. – Я прекрасно понимаю тебя, Гарри, – тихо начал он, – когда-то мне было так же тяжело… даже, пожалуй, тяжелее, чем тебе. В один день я потерял двух друзей, а третий оказался в Азкабане. А учитывая, что люди не очень-то хотят со мной общаться… – оборотень печально вздохнул.

– Кстати, насчет общения, – Гарри уселся на кровати, опираясь на подушку. – Почему мне опять ничего не говорят? Письма пишет только Гермиона, да и то: “У нас все в порядке, а у тебя?” Сам знаешь, к чему это уже привело.

Оборотень отвел глаза.

– Гарри, понимаешь, сову могут перехватить, и…

– Я знаю. Сам за Хедвигу опасаюсь – она слишком приметная. Но, во-первых, мы сейчас разговариваем с глазу на глаз, а во-вторых, я не прошу, чтобы мне рассказывали сверхсекретные, – парень усмехнулся, – планы Ордена. Я хочу знать, что происходит.

Люпин сделал попытку уйти в сторону.

– А ты Пророк не выписываешь? Там пишут…

Гарри картинно испустил вздох великомученика.

– И что же там пишут? – риторически осведомился он. – Что в мире все в порядке, Волдеморт сидит себе тихонечко в уголочке и, высунув от усердия язык, сочиняет покаяние? Что Пожиратели – это всего лишь временное явление? Что наши доблестные авроры круглосуточно наблюдают за каждым квадратным дюймом Англии, и опасности для населения, соответственно, никакой нет? Я слишком хорошо знаю, что они пишут то, что люди хотят читать, а не то, что происходит на самом деле. Так что рассказывай.

– Про Пророк ты немного не прав. Они сейчас сообщают обо всем довольно правдиво. Но в мире действительно все в порядке, – спокойно сообщил Люпин. – А Волдеморт действительно сидит тихо. Я не уверен, правда, что он сочиняет покаяние… скорее, какую-нибудь комбинацию, мастером которых он когда-то был. Да и сейчас есть.

– Я помню. Подменил Аластора Хмури и почти год дожидался финала Тремудрого Турнира. Блестящая операция. Никто и предположить не мог ничего подобного. Хорошо, раз ты говоришь, что в мире все в порядке, скажи тогда, что происходит в Ордене?

– Да тоже ничего особенного, – признался оборотень, – надеюсь, понимаешь, что я там не самая крупная фигура. Если что-то и продумывается, то только на самом верхнем уровне.

– Но я могу хотя бы просто узнать, где Рон и Гермиона?

– Гермиона вместе с Невиллом и Луной в штабе, а Рон вместе с Джинни гостят у Чарли.

– То есть, они сейчас в Румынии? Ну? Как им драконы?

– Я-то откуда знаю? – пожал плечами Ремус. – Спроси у них, когда вернутся.

– А когда я сам вернусь отсюда?

– Дамблдор сказал, что в начале августа. Точную дату пока не назначали. Подозревают, что в Ордене есть шпион.

– Шпион?.. – ахнул Поттер. – Снейпа проверяли? – Тут же заподозрил он алхимика.

– Конечно. – Кивнул оборотень.

– И??? – заинтересованно выдохнул Поттер.

– Не он. – Покачал головой мародер. – И даже не догадывается, кто это может быть. Северус сейчас практически не появляется в штабе.

– Да уж, – с тайной надеждой проворчал Гарри, – если его двойная роль выплывет наружу, у него будут большие проблемы.

– Смертельно большие, – подтвердил Лунатик.

– Кстати, почему Невилл и Луна тоже сейчас в штаб-квартире? – вспомнил Гарри.

– Фрэнк и Алиса Лонгботтомы тоже были в Ордене, – укоризненно заметил Ремус. – А отец Луны – издатель и его ремесло всегда может понадобиться. Да и охранять их так легче…

– Охранять? Невилла и Луну? Или их родственников? И от кого? – немедленно спросил Поттер.

Кажется, Люпин решил проклясть свой длинный язык.

– Всю вашу шестерку активно ищут Пожиратели, – неохотно сказал он, – Северус говорит, что Лорд пообещал хорошую награду за любого из вас. Вы сильно покуролесили в Министерстве. И очень хорошо наступили Лорду на хвост. Что он там забыл?

Поттер удивленно взглянул на Ремуса.

– А ты разве не знаешь? Вы же весь год охраняли Отдел Тайн.

– Охраняла специальная группа, в которой меня не было. – Уточнил оборотень. – Да и, по-моему, никто, кроме Дамблдора, не знает, что в Отделе такого ценного.

– В Зале пророчеств. – В свою очередь уточнил Гарри. – Там было пророчество про меня и Волдеморта. Из-за которого и заварилась вся эта каша пятнадцать лет назад. Он не знает его полностью.

Ремус обозначил паузу.

– Ты его знаешь. – Полуутвердительно произнес он. – Но твои друзья о нем не знают. Я прав?

– Не знают, – подтвердил парень. – И я не хочу им говорить его. Что они, кстати, сейчас делают?

– Гермиона, судя по всему, твердо решила прочитать всю библиотеку, – с усмешкой сообщил Люпин. – К счастью, Августа Лонгботтом попросила позаниматься с ее непутевым внуком зельями. Боюсь, как бы они не разнесли чего в мое отсутствие.

– Но до этого же они ничего не уничтожили? – фальшиво встревожился Гарри.

– Ничего. Но все когда-нибудь бывает в первый раз, – с такой же усмешкой ответил Ремус. – Так что я, пожалуй, пойду.

– Угу. До встречи, Ремус.

Раздался хлопок аппарации. Гарри остался один.

– Не хочешь ничего говорить, ну и скажи об этом прямо, а не юли, – обиженно заявил он в пространство.

Это лето немногим отличалось от предыдущего. Такая же полная изоляция от магического мира. Просмотр обычных новостей (родственники его в такое время подчеркнуто игнорировали; то, что о нем помнят, можно было понять только тогда, когда его звали за стол). Разве что ему теперь было понятно, почему ему необходимо жить именно здесь.

Парень привстал с кровати и взял со стола письмо, принесенное Хедвигой незадолго до появления Мародера. Конверт был подписан аккуратным почерком Гермионы. Поттер распечатал его и достал оттуда лист бумаги.

Здравствуй, Гарри!

Куда ты пропал? Ты не писал уже несколько дней. Профессор Люпин сегодня собирается у тебя появиться, проверить, все ли в порядке.

Я сейчас нахожусь… думаю, ты догадываешься, где. Рона и Джинни здесь нет, Чарли пригласил их к себе на лето. Но к началу учебного года они должны вернуться. Рон написал, что Джинни почти и не отходит от драконов. Джинни сообщает, что Рон зарылся в книги о них (мне кажется, она преувеличивает – он только в книги о квиддиче зарыться и может). Оба утверждают, что другой после школы продолжит стезю старшего брата и отрицают это относительно себя.

Здесь сейчас живут Невилл и Луна. Невилл чувствует себя немного неуютно. Позавчера проводили ревизию на чердаке, в поисках припрятанных магических вещей, и он нашел там фотографию Беллатрикс, с тех пор ходит сам не свой. Я его понимаю. Миссис Уизли и миссис Лонгботтом здесь, можно сказать, поселились. Бабушка Невилла очень милая женщина. Хвалит меня за двенадцать СОВ и просит помочь ее внуку с зельями. К сожалению, в конце июля она куда-то надолго уезжает, и ты ее вряд ли застанешь.

Нашли завещание Сириуса. Он все оставил профессору Люпину и тебе. Директор подтвердил, что хоть он и находился в розыске, завещание имеет силу.

Пожирателей вернули в Азкабан. Всех, кроме Малфоя. Фадж так прокомментировал его оправдание: “Мистер Люциус Малфой весьма уважаемый член нашего общества. Я не понимаю усилий некоторых волшебников (заметь, имен не называет) очернить его. Мистер Малфой заявил, что никогда не принадлежал к обществу людей, известных как Пожиратели Смерти, и не имеет их метки”. Далее в газете описывалось дознание. Метки у него действительно не нашли. Что ты об этом думаешь? Кстати, его допрашивали с Веритасерумом.

И Гарри, есть кое-что, что я не хочу доверять письму. Я буду ждать твоего приезда.

Гермиона.

P.S. Вряд ли у меня получится еще столько написать. Дикоглаз находится здесь почти постоянно. Может ли он прочитать письмо через стену, я не знаю, поэтому писать не рискую. Сейчас его, к счастью, нет.

Мысленно поблагодарив Гермиону, парень присел на пол и спрятал письмо в свой тайник.

– Поттер! Обед!

Гарри поглядел на будильник: пятнадцать ноль-ноль. По Петунии Дарсли вполне можно часы сверять.

– Иду, тетя. – Он поднялся и вышел из комнаты.

Война, может, и войной – а обед, как говорится, по расписанию.

Глава 2. День рождения.

Что сделать с человеком, который первым стал праздновать день рождения? Убить – мало.

Марк Твен

Гарри Поттер лежал на кровати и глядел в окно, за которым едва пробивался рассвет. Было всего пять часов утра, но он чувствовал себя слишком возбужденным, чтобы спать. Всего пять часов назад ему исполнилось шестнадцать лет. Уже скоро должны прилететь совы от друзей с подарками. Завтра его обещали забрать отсюда. А уже через год он станет совершеннолетним волшебником. Окончит Хогвартс и постарается поступить в Школу Авроров, результаты экзамена это вполне позволяли. Даже по зельям парень получил проходную оценку. Отсутствие Снейпа и его непрерывных придирок явно действовало положительно. Конечно, до двенадцати гермиониных СОВ ему далеко, но семь – тоже весьма неплохо.

Лежа и размышляя, Поттер пропустил момент, когда в окно начала стучала первая сова. Просто внезапно и с интересом услышал стук. Гарри встал и распахнул окно. Сова внесла немаленьких размеров коробку, аккуратно опустила ее на стол, по-свойски попила из блюдечка около пустующей клетки Хедвиги, ухнула и неторопливо вылетела. Вдали виднелись еще несколько приближающихся точек. Оставив окно открытым, Поттер сосредоточился на изучении подаренной коробки. В ней было полно самых разнообразных баночек, колбочек и прочей посуды, наполненной всякой алхимической гадостью. На крышке была надпись: “Набор мастера зелий”. Все еще удивляясь, Гарри взял лежащую сверху записку.

Гарри на шестнадцатый День Рождения.

От Гермионы, Луны, Невилла и всего ОФ.

Парень принялся тщательно осматривать коробку. Любовью к зельеделию он никогда не отличался. Должно же быть хоть какое-то разумное объяснение этому подарку. Оно обнаружилось в углу ящичка в виде тщательно скатанного в комочек кусочка бумаги. Расправив его, Гарри с удивлением прочитал: “Не удивляйся. Понадобится. Г”. Свободного места на бумажке не было. Решив, что Гермионе виднее (и помня, что она писала в конце письма), Поттер закрыл коробку и отодвинул ее в сторону, тут же обратив внимание на вполне магловского вида сумку, похожую на спортивную. Потянув замочек, парень открыл ее и сразу же понял, что это подарок близнецов: сумка была доверху набита продукцией с логотипами “УУУ”. Рядом лежал пергамент.

Приветствуем, Гарри!

Проверь, чтобы никого рядом не было: это секретное письмо.

Поздравляем нашего замечательного спонсора С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ!!!

Да! С Днем Рождения! Поздравляем! Поздравляем! По-здра-вля-ем!!!

А теперь о серьезном.

Ты знаешь значение этого слова?!

Представь себе, да. Гарри, не так давно мы с Фредом начали линию боевых средств.

И вспомогательных. В свободную продажу, разумеется, не поступают.

Только аврорату (немного), Ордену (почти все) и нашим самым близким друзьям (даже больше, чем все). Мы тебе прислали некоторые образцы: сумка произвольного объема (не уменьшает предметы, так что не запихивай в нее две тонны) и, специально для тебя, очки (действуют почти так же, как и глаз Хмури, не настолько круто, но невидимок обнаруживает).

Плюс они водоотталкивающие и небьющиеся. И вообще в сумке полно всяких штучек.

Еще раз с днем рождения,

Джордж.

И Фред.

Дочитав письмо, парень заглянул в сумку. На самом видном месте лежал футляр с обещанными очками. Натянув на нос подарок, Гарри огляделся: на взгляд отличий не было. Достал мантию-невидимку, закутался в нее, и, посмотрев на себя, убедился в эффективности подарка. Убрав подаренную сумку на видное место, Поттер принялся изучать остальные подарки.

Книга. Сначала Гарри решил, что это уже лично от Гермионы, но быстро понял, что ошибся. Книга была про драконов, а поздравление было от Джинни, Рона и Чарли. Быстро проглядев письмо и не найдя ничего интересного Поттер взял в руки книгу.

Она было довольно большая. Около полутора тысяч страниц с полноцветными движущимися изображениями драконов самых разных пород. Особенно понравилось ему изображение на обложке: гигантский летящий ящер, время от времени выдыхающий пламя.

Поставив энциклопедию на полку, Гарри заметил подарок Хагрида. Здоровенный мешок его фирменного печенья и пирог, тоже немаленьких размеров. Попытавшись представить одинокую сову, несущую все это, Поттер понял, что это нереально (разве что Хагрид отыскал сову-тяжеловеса) и пообещал себе поинтересоваться при случае, сколько сов несло эту “посылочку”. С сомнением потрогав печенье, как обычно, твердое, парень решил, что визит к дантистам в ближайшее время не входит в его планы, и мешок убрал подальше. А вот пирог был весьма неплох. Напуганные Дарсли кормили бы его хорошо, но Дадли (а с ним и вся семья) сидел на диете. Поттеру диета была не очень нужна, чего его дражайшие родственнички понять не могли, поэтому пирог был очень кстати. Жаль лишь, что Хагрид не прислал его на месяц раньше. Отрезав сразу здоровый кусок, и радостно поедая его, Гарри принялся инспектировать подарки дальше.

Еще один пирог, поменьше, прислала миссис Уизли. Поттер сравнил вкусовые качества и решил, что оба торта весьма неплохи. Между тем, Гарри серьезно задумался, как ему съесть оба пирога до завтра и ничего не сумел придумать. Разве что наложить на них чары свежести и оставить до следующего лета. Или взять их с собой.

Подарок от Дамблдора. Книга “Секреты сознания”. Автор – Северус Снейп. Поттер был поражен! Снейп пишет книги? И Дамблдор дарит его книгу? С чего бы это? Либо директор уговорил алхимика продолжить занятия и прислал книгу в помощь, либо наоборот: он отчаялся его уговорить и предлагает Гарри изучать окклюменцию самостоятельно. Тяжело вздохнув, он покосился на стол (подарки кончились) и взялся за книгу.

Книга была написана знакомым суховатым тоном Мастера Зелий. К счастью, она им не являлась, и, поэтому, текст не был разбавлен комментариями относительно тупости и непроходимости читателя, а также сокрушениями по поводу того, какие идиоты ее читают. Еще она не делала никаких выпадов в сторону Джеймса Поттера со товарищи. Неожиданно увлекшись, Гарри забыл обо всем, поэтому стук в дверь застал его врасплох.

– Поттер! Мама тебя завтракать зовет, – раздался знакомый бас Дадли.

– Что уже? – Парень кинул взгляд на часы. Было две минуты десятого.

– Угу, пару минут.

– Сейчас приду.

Гарри спустился вниз. Вся семья сидела за столом, смотрела новости и ела бекон. Впрочем, не вся. Дадли уже прикончил свою порцию – и когда успел? – и с надеждой поглядывал на тарелку кузена.

– Доброе утро.

Не дождавшись, а впрочем, и не ожидая ответного пожелания, Гарри уселся завтракать. Дарсли его дружно проигнорировали, как и его день рождения.

– …эксперты так и не смогли определить причину смерти Элизабет Алан. Напомним, она умерла позавчера днем в своей квартире, со следами многочисленных мучений, хотя на ее теле нет никаких ран. Полиция также не смогла установить, как преступники смогли проникнуть в квартиру, а после покинуть ее. Дверь была…

Дядя Вернон буркнул, ни к кому конкретно не обращаясь, что-то насчет наркоманов. Гарри с ужасом вглядывался в экран и слушал диктора. Мгновенно вспомнились рассказы о “развлечениях” пожирателей. Про завтрак он совершенно забыл.

– Значит, все в порядке, Ремус? Ну и порядок… – прошептал парень.

Его никто не услышал. Да и не стремился услышать.

Глава 3. Гриммаулд-плейс, 12.

Узы дружбы неизмеримо крепче уз родства и свойства, ибо друзей мы выбираем сами, а родных нам посылает судьба.

Боккаччо

Разбудил Гарри хлопок.

Спустя всего секунду после этого события, Поттер уже прятался за креслом с палочкой в руке и, щуря глаза, пытался разглядеть гостя.

– Стой, Гарри! Это я, – произнес гость голосом Ремуса.

– Чем докажешь? – Не вылезая из укрытия, ехидно поинтересовался парень, спешно соображая, как бы стянуть со стола очки, не подставляясь под огонь возможного противника.

– Я у тебя был две недели назад. Сказал, что тебе повезло, что не Хмури дежурил в штабе.

– А из более старых событий?

– Ты воспользовался камином Амбридж, чтобы задать Бродяге вопрос относительно Сохатого, но встретил там Лунатика.

– Ладно, верю, что это действительно ты. – Вылезая из-за кресла и надевая очки, сказал Гарри. – Как мы отсюда будем добираться? Опять на метлах?

– Нет, на метлах сейчас небезопасно. Порталом, – Люпин порылся в кармане, достал оттуда авторучку и положил на стол. Сверился с часами и предупредил: – У тебя есть семь минут в запасе.

– Родственников я еще вчера предупредил, – одеваясь, поделился информацией парень.

– Вещи?

– Собрал, – Гарри пихнул ногой подаренную близнецами сумку. В нее поместилась даже клетка. – Только метла не влезла, придется так тащить.

– Проверь, точно все сложил?

Гарри внимательно осмотрел все вокруг; покосившись на оборотня, заглянул под половицу и уверенно кивнул.

– Берись за портал. Сумку в руку. Давай метлу мне… В сам дом переместиться нельзя. Дамблдор настроил портал на площадь перед домом. Нас там будет ждать Тонкс. – Ремус внимательно смотрел на часы. – Раз… два… три.

Рывок… Вся коллекция “приятных” ощущений от портала. И сильный удар асфальта по ногам напоследок. Гарри едва не упал. Оглядевшись, он убедился, что они действительно находятся перед штабом. К ним уже спешила опрятно выглядевшая старушка.

– Привет, Гарри, – Ремусу она лишь кивнула.

– Здравствуй, Тонкс, – отозвался парень, пытаясь отобрать метлу у оборотня.

– Давайте быстрее внутрь, – опасливо озираясь, поторопил Ремус.

Прокрутив в голове адрес, Гарри понаблюдал, как один дом распихивает два других, а затем вошел.

Интерьер очень сильно изменился. Больше ничего не напоминало о прошлых хозяевах. Дом стал гораздо чище, светлее и, вроде бы, даже просторнее. Больше не было массивных и больших предметов мебели. Все было компактно, удобно и изящно. Исчезли головы эльфов. Не было больше любимой подножки Тонкс – подставки для зонтиков. Здесь даже можно было жить, а не существовать. Вот только портрет матери Сириуса остался. Перед глазами что-то очень быстро промелькнуло.

– Гарри!

– Привет, Гермиона, – ответил едва не сбитый с ног парень, пытаясь снять подругу с шеи. Получилось это не сразу. – Невилл, здравствуй, – заметил он однокурсника.

– Привет, Гарри.

– А Луна где? – спросил Поттер, не найдя мисс Лавгуд.

– Они с миссис Уизли на кухне. Кажется, готовят пирог к твоему появлению, – прояснила ситуацию наконец-то отлипшая Гермиона.

– Блин, мне вчера два пирога прислали, еще и сегодня, что ли, пирог будет? – тоном, долженствующим изображать недовольство, пробурчал Гарри, впрочем, лицо его выражало совсем другое.

– Пошли на кухню, хоть поздороваешься с ними, – потянула его девушка.

– Сейчас, только сумку закину. Я в той же комнате?

– В той, мы тебя на кухне подождем.

Оборотень и метаморф уже успели куда-то исчезнуть. Впрочем, метла никуда не делась, а стояла себе тихонько в уголке. Подхватив ее, Гарри направился наверх.

Комната была просторной, светлой и рассчитанной только на одного человека. Поздоровавшись с Финеасом Найджелиусом (тот кивнул в ответ и, повернувшись, исчез с портрета – видимо, на доклад), Гарри поставил сумку на стол, метлу спрятал за дверь, затем бегло осмотрел комнату и, удовлетворившись, отправился на кухню.

– Гарри, – спокойно констатировала Луна и вежливо кивнула ему.

– А, привет, Луна.

– Здравствуй, Гарри! – проворковала миссис Уизли. – Тебя опять плохо кормили твои ужасные родственники? Ты такой худой.

– Здравствуйте, миссис Уизли. Нет, все в порядке. И я не худой, я просто стройный и подтянутый, – пошутил Поттер.

– Садитесь все за стол, – объявила миссис Уизли, – сейчас пирог будет готов. Гермиона, ты не позовешь Аластора, Ремуса и Тонкс?

– Одну минуту, – Гермиона исчезла за дверью.

– А где Кричер? – усевшись, поинтересовался Гарри. – Что-то его не видно и не слышно.

– Кричер отказался признать новых хозяев, – через плечо пояснила мама Рона, – его право. Но теперь он не сможет вернуться в этот дом, пока не получит разрешения. Твоего или Ремуса. К счастью, он не сможет выдать наших тайн.

– И к кому он ушел?

– Или к Малфоям, или к Лестрандж, – пожала плечами женщина. – О, Невилл, дорогой, прости, пожалуйста, – спохватилась она.

Гарри бросил быстрый взгляд на одноклассника. Лонгботтом сжал кулаки, но больше никак не отреагировал на прозвучавшую фамилию.

– Здорово, Поттер, – внезапно прогрохотал со спины грубый голос. Гарри стоило чудовищных усилий не подпрыгнуть от неожиданности.

– Здравствуйте, мистер Хмури, – повернувшись, поприветствовал он отставного аврора голосом, который ему самому показался очень и очень тихим. За спиной старика Тонкс, улыбаясь, перекривила его свирепую физиономию, с поврежденным носом и пронизывающим насквозь взглядом. В сочетании с длинными розовыми волосами это выглядело весьма забавно.

– Я все вижу, – не оборачиваясь, проворчал Хмури.

На столе было много самой разной и вкусной еды. Обедая, взрослые негромким шепотом обсуждали что-то связанное с делами Ордена. Попытавшемуся придвинуться Гарри Хмури, не оборачиваясь, показал свой огромный кулак. Намек был вполне понятен. Разочарованно переглянувшись, подростки в ударных темпах закончили с обедом и отправились в комнату Гарри делиться новостями.

– Рассказывайте, что вам известно, – плюхаясь на кровать, потребовал Гарри.

– Что именно? Нас по-прежнему не пускают на собрания, – устраиваясь в кресле, ответила Гермиона. Луна и Невилл предпочли стулья.

– А двери продолжают зачаровывать? – продолжил допрос парень.

– Продолжают. Впрочем, нам говорят, что пока ничего не происходит, – пожала плечами девушка.

–Мне тоже так Ремус сказал, – согласился парень. – Только по всем каналам во всех выпусках новостей обсуждают одно и то же. Участившиеся случаи суицида, кстати, очень сильно участившиеся… Массовые убийства, с последующим самоубийством преступника… Люди, умершие в своих домах, непонятно от чего… Новости смотреть неприятно. И если это не действия Пожирателей, то я весь следующий год буду помогать Хагриду с его драклами.

– Они же все передохли, – невинно заметил Невилл.

– Ну, – сконфузился Гарри, – один же вроде остался?

Быстро поделившись всеми известными крохами информации, три Гриффиндорца и ученица Рейвенкло приступили к мозговому штурму. Полдня, лишь прервавшись на ужин, высказывались самые разнообразные идеи – от вполне идиотских и до почти гениальных. Гермиона, например, предположила, что все эти происшествия – скорее всего тренировка молодняка. В конце концов, они пришли-таки к единому выводу – что-то действительно затевается и Волдеморту понадобятся воины. Как заметила Луна, настоящие проблемы еще впереди. Гарри тихо злился – их опять держат в темноте. Вскоре подростки пожелали Поттеру спокойной ночи и отправились к себе.

Через несколько минут в дверь тихо постучали. Гарри отложил книгу, написанную нелюбимым преподавателем, и открыл дверь. Вошла Гермиона.

– Гарри, помнишь, я тебе писала, что не могу доверить одну вещь письму? – вновь устраиваясь в кресле, спросила Гермиона.

– Конечно.

Гермиона достала из кармана и подбросила вверх небольшой шарик, зависший в полуметре над ней. Падать он, по-видимому, не собирался. Гарри проводил его взглядом.

– Глушилка. Взяла бы у меня. Близнецы мне целый набор молодого диверсанта и шпиона в одном флаконе подарили.

Гермиона пожала плечами.

– Учту на будущее. Ладно, Гарри, слушай внимательно. Я здесь появилась в начале июля. Луна и Невилл приехали только через две недели. Сам понимаешь, делать тут было совершенно нечего. За первую неделю я успела сделать все задание на лето.

– Все?

– Да, все. В общем, потом я надолго засела в библиотеке, – Гермиона смущенно улыбнулась. – Там очень много книг, причем многие из них, как мне кажется, не читали сотни лет. Ты знаешь, что Салазар Слизерин за свою жизнь написал несколько десятков рукописей? Все они, к сожалению, считаются утерянными. А ведь они могли бы пролить свет на забытые разработки. В Министерстве этого, правда, не понимают, и все его трактаты подлежат уничтожению. Реально уничтожили только два. Скорее всего, все уцелевшие хранятся в библиотеках древних колдовских родов. И я нашла одну рукопись в библиотеке Блэков.

– И что там? – заинтересовался Гарри.

– Там рецепт анимагического зелья, – театральным шепотом сообщила Гермиона.

Гарри выразительно шевельнул бровями. Гермиона вздохнула.

– Долгое время считалось, что это зелье почти легенда, – поведала девушка, – вроде как, какой-то магический орден широко его использовал, но потом столкнулся с какими-то проблемами. Об этом, кстати, и в “Истории Хогвартса” говорится. – Укоризненно добавила она. – В общем, они его не могли больше готовить и отдали эту рукопись кому-то на хранение.

– И теперь ты ее нашла.

Гермиона взволнованно кивнула.

– Это зелье может сделать человека анимагом. Причем любого человека, даже если он не обладает магическими способностями. Колдовать он, конечно, не сможет, но в зверя превратиться – вполне. А маг, кроме того, может не только в обычного зверя, но и в магическое создание. И овладеть, соответственно, их магией. Обычным способом такого добиться невозможно.

– Ого. – Выдохнул Гарри. – А как определить, в кого из волшебных животных можно превращаться?

Гермиона с улыбкой помахала своей палочкой.

– Палочка. – Пояснила она.

– И магия зверя может дать какие-то плюсы, – задумчиво протянул Гарри, посматривая на свою палочку.

– Конечно, – энергично кивнула Гермиона, – магические существа не пользуются палочками для своей магии. Плюс какие-то особые их свойства. – Гермиона улыбнулась. – Феникс, например, обладает отличной от аппарации разновидностью трансгрессии, исцеляющими слезами, воодушевляющей песней и иммунитетом к убийственному проклятью. Последнее, как мне кажется, особенно важно.

– А у тебя что в палочке? Драконье сердце, кажется?

– Да. Колоссальная сопротивляемость магии и неплохая к ней чувствительность.

– Несколько тонн массы и множество смертоносных приспособлений. – В тон подруге поддакнул Гарри. – А у Рона, кажется, волос единорога?

– Высочайшая, можно даже сказать абсолютная чувствительность к магии и безразличие ко многим ядам. Кровь является одной из сильнейших магических субстанций. – Гермиона вздохнула. – Все это, конечно, хорошо, но есть маленькая проблема.

– Какая? – сразу напрягся Гарри.

– Зелье готовится на основе Многосущного в течение двух лунных циклов. В него надо добавлять различные ингредиенты. Большая часть из них почти ничего не стоит, ими пользуются даже первокурсники, но есть четыре, с которыми возникают сложности. Пепел феникса, волос из гривы тестрала, яд акромантула и чешуя василиска. Собственно, из-за нее про это зелье и забыли. Считается, – усмехнулась Гермиона, – что последний василиск был уничтожен четыреста лет назад.

– Четыреста лет! – улыбнулся и Гарри, – это же надо… В Тайной комнате ее полным-полно валяется. Волос можно добыть, когда поедем на каретах в школу. Пепел… Где-то я про него слышал, совсем недавно…

– Пепел тебе на день рождения подарили.

– Точно! Твоя записка…

– Да. Я специально выбрала именно этот набор. Только в нем был пепел феникса. Многосущное зелье я уже довариваю – занятия с Невиллом неплохое прикрытие. А вот яд акромантула… – вздохнула Гермиона. – Его продажа и хранение строго контролируется. Я не знаю, как его добыть.

– Можно попытаться договориться с Хагридом, у него ведь есть друг-акромантул.

– Да, вы с Роном рассказывали.

– Кстати, о Роне, когда ему расскажешь?

– Понимаешь, Гарри, – замялась Гермиона. – Пепла в наборе мало… хватит лишь на две порции… А специально покупать я не стала – его редко используют, были бы вопросы.

– А Рон?

– Ну, ты ведь станешь фениксом, верно? Возьмем у тебя пару перьев и спалим.

– А он не обидится? – все еще сомневался Гарри.

– А мы ему ничего не скажем. Потом дадим ему зелья, сами воды выпьем. Их вроде не отличить. Согласен?

– Согласен. А как насчет Джинни, Невилла, Луны? – приостановил парень уже выходящую девушку.

– Ну… в принципе, можно будет и им сварить, только тебя придется тогда полностью ощипать, – пошутила гриффиндорка. – Спокойной ночи, Феникс.

– И тебе, Дракон.

Глава 4. Снова в школу.

Школа – это заведение, где детей учат нужному и ненужному вперемешку, всячески мешая им отличать одно от другого.

Виктор Кротов

Месяц до школы пролетел однообразно-незаметно. Гарри потихоньку доводил до ума домашнее задание и почитывал книгу Снейпа. Окклюменция и легилименция, вопреки его первоначальному предположению, не занимали всю книгу. Были главы и по другим разделам ментальной магии. Луна много общалась с миссис Уизли. Невилл с Гермионой каждый день, по несколько часов, пропадали в лаборатории, из которой время от времени слышались взрывы, выговоры Гермионы и оправдания Невилла. По-видимому, Гермиона не была такой страшной преподавательницей, как профессор Снейп. Один-два раза в неделю появлялись близнецы, хвастались очередной разработкой и оставляли Гарри опытный образец, “для тестирования, на неопределенный срок”. Клювокрыл скучал в своем стойле, созданном в одной из комнат. Ребята время от времени навещали его.

Рон и Джинни приехали за неделю до начала учебного года. Вместе с их приездом в доме резко повысился уровень шума. Количество разговоров о драконах превысило все мыслимые нормы. Джинни поделилась информацией о Дамблдоре. Оказывается, он все лето пытался добиться у Министерства разрешения на ввоз пары-тройки драконов и охраны ими школы. Договориться, вроде, получилось, но не на этот год, а на следующий.

Наконец, наступило первое сентября. Все утро ребята носились, собирая вещи. Спокойно наблюдали за этим лишь Гермиона – она собрала вещи заранее, и Гарри – он практически ничего не вытаскивал из своей сумки. А что вытаскивал – собрал за три минуты.

За полчаса до отправления поезда, шестеро учеников собрались в гостиной.

– Итак, дети, – клацая на ходу своей деревянной ногой, объяснял им Дикоглаз. – Министерство нас недолюбливает, поэтому на машины и неспешную поездку можете даже и не рассчитывать. Переправляться будем сразу на платформу 9 и 3/4, порталом. Сейчас Тонкс должна его доставить. Всем все ясно?

– А почему его должны доставить? – заинтересовался Гарри. – Не проще его создать на месте?

– Потому, Поттер, – бешено вращая искусственным глазом, рявкнул аврор, – что создание незарегистрированных порталов запрещено. Только Альбус может обойти наблюдение Министерства. У остальных на это мастерства не хватит.

В прихожей что-то рухнуло, и мгновенно раздались привычные вопли миссис Блэк. Хмури тяжело вздохнул и витиевато выругался под нос. Гарри, как ни старался, уловил лишь “Тонкс” и “несносная девчонка”. Через полминуты портрет, наконец, удалось заткнуть, а в комнату ввалилась, иначе и не скажешь, уже упомянутая девчонка, на этот раз с ярко-оранжевыми волосами.

– Народ, всем привет! Аластор, держи портал, – радостно воскликнула метаморфиня, неловко сшибая на пол вазу и еле успевая подхватить ее. Порталом оказался лист пергамента с небрежно написанным временем активации.

– Хватайтесь, ребята. Не толпиться, никого не забудем. Тонкс, тебя отдельно приглашать надо? Все на месте? Один… два… три.


* * *


Приземлились они не на саму платформу, а в какое-то служебное помещение рядом с ней. Как прокомментировал это Хмури: “Слухов нам еще не хватало”. Около поезда толпились школьники, прощаясь с родителями, приветствуя друзей и жадно выпытывая у них подробности прошедших каникул, не менее охотно делясь своими.

– Садитесь в поезд, у вас есть пятнадцать минут, – напутствовала ребят Тонкс. Дикоглаз в это время обозревал окрестности. Руку при этом он держал в кармане, очевидно готовый в любой момент выхватить палочку. Ребята попрощались с аврорами и, зайдя в вагон, начали искать свободное купе.

– Здесь пусто, – позвал остальных Невилл, открыв пятое по счету купе, – загружаемся.

Дорогу провели в молчании. Луна и Джинни очень тихо о чем-то шептались, временами бросая осторожные взгляды на Рона. Не выдержав первого же, он молча достал шахматы. Гарри также молча к нему присоединился. Гермиона читала взятую у Гарри книгу о драконах. Невилл же смотрел то в окно, то на шахматистов.

Из соседних купе доносились смех, разговоры. В этом купе было тихо. Все уже было по много раз обсуждено и обговорено. Тишина не нарушилась, даже когда Гарри вышел купить сладостей. Вышел, купил, и тихо сел доигрывать. Она не нарушилась и когда вернулись вышедшие было по делам, старосты. Лишь через полчаса после этого в купе стало шумно, но все равно ненадолго.

Открылась дверь. На пороге стоял Драко Малфой со своими гориллоподобными телохранителями. Рядом маячила немногим уступавшая им Паркинсон. Гарри повел себя очень странно. Он улыбнулся. Малфою.

– Драко! – Радостно сказал гриффиндорец. – А я уж тебя заждался, места себе не нахожу. Ты ж каждый год заходишь. А сейчас тебя нет и нет. Я ж волнуюсь. Чего задержался-то? – краем глаза он отметил круглые глаза всей компании, но предпочел их пока проигнорировать.

Малфой дружелюбного тона не оценил. Несколько секунд он растерянно разглядывал гриффиндорца, тщетно борясь с таким же округлением глаз. Панси скорчила удивленную мину. Крэбб и Гойл находились где-то далеко в астрале, и разговор до них не доносился.

– Я был прав, – наконец, обратился Малфой к своей спутнице. – Ведь только псих может обвинять уважаемых людей.

Гарри, все с той же улыбкой, его высказывание проигнорировал. Дверь закрыли. Отступление четырех слизеринцев напоминало поспешное бегство. Друзья с беспокойством посмотрели на Гарри.

– Гарри, с каких это пор ты дружелюбно общаешься с Малфоем? – от неожиданности хрипло поинтересовался Рон. Остальные тоже выглядели заинтригованными, только Луна вновь сидела, мечтательно уставившись куда-то сквозь Рона.

– Да я тут подумал… Что мы все время друг друга оскорбляем? Эскалация конфликта получается. И ни к чему хорошему это не приводит. За палочки хватаемся. Потом появляется Снейп или еще кто-нибудь и наказывает. А если его сразу вывести из равновесия, – Поттер кивнул на дверь, – он теряется и ничего придумать не может. Получаем желаемый результат при минимуме усилий. Я так над Дадли когда-то прикалывался.

Рон, очевидно мысленно сравнив стройного слизеринца и огромного кузена Гарри, прыснул, попытался сдержать смех, не выдержал и расхохотался в голос.

Незадолго до Хогсмида, девушки выгнали парней из купе, и лишь переодевшись, вышли сами, пустив переодеваться и их. Хогсмид встретил их знакомым зычным голосом Хагрида.

– Пер’клашки, сюда. С’бирайтесь здесь. О! При’ет Золотому Трио!

– И тебе привет, Хагрид, – радостно помахали ребята хранителю ключей.

Троица и Невилл, оставив задержавшихся пятикурсниц, отправились на поиски ближайшей свободной кареты. Гарри, вспомнив, о чем они говорили с Гермионой в день его приезда, переправил палочку из кармана в рукав и, наведя ее на ближайшего тестрала, еле слышным шепотом произнес:

– Accio волосы тестрала.

Через несколько секунд невидимые для многих волоски оказались в его руке. Уже сидя в карете, Гарри пересчитал их, незаметно перебирая пальцами. Гермиона вопросительно взглянула на него. Поттер едва кивнул. Волос хватало. Сунув руку в карман, где у него была подготовлена маленькая скляночка, он одной рукой положил волоски в нее и закрыл крышку.

Незаметно карета подъехала к входу. Выйдя из нее, гриффиндорцы направились в замок, лавируя между кучками других учеников. На них часто поглядывали, вспоминая события в Министерстве, но ребята, казалось, не замечали этих взглядов.

Внутри замка ничего не изменилось. К счастью, в этом году Пивс решил не удостаивать учеников такой чести, как свое появление. Многие были этому рады, а неизвестно как оказавшийся рядом Колин Криви поделился известиями, что полтергейст, памятуя об Амбридж, в десятый раз за лето громит кабинет Защиты от Темных Искусств.

Большой зал совсем не изменился. Все также парили свечи, все также потолок отображал небо. Едва сумев протолкаться, Гриффиндорцы расселись на своих любимых местах. Через несколько минут к ним присоединилась и Джинни. Соседи поглядывали на них, но в разговоры вступать не вступали, видя хмурые лица компании.

Гарри ни на что не обращал внимания, он старался придумать, как выманить у Хагрида яд акромантула. О том, чтобы самим сходить в гости к Арагогу, и речи не шло. Поттер еще прекрасно помнил их предыдущую и, к счастью, единственную, встречу. Краем сознания он фиксировал происходящее. Вот распахнулись двери, и МакГонагалл ввела построенных попарно первокурсников, вот что-то там напевает шляпа, кажется, ее мало кто слушает, вот кого-то куда-то распределяют… Он хлопал чисто механически, реагируя лишь на возглас шляпы “Гриффиндор!”. Вот встал Дамблдор.

– Вы все знаете, что для магического сообщества наступили тяжелые времена, – печальным голосом начал он. – Уже не возникает никаких сомнений в том, что Лорд Волдеморт все-таки возродился. – Школьники привычно вздрогнули при упоминании имени. – Не надо сильно волноваться. Здесь вы будете в безопасности, но в связи с положением в стране, в этом году будут отменены походы в Хогсмид и турнир по квиддичу. – Поднялся гам. Многие были возмущены. Некоторые ученики понимающе переглядывались. Дамблдор переждал волну гнева и продолжил. – Вместо этого было решено провести несколько балов, а именно три. Я сообщаю первокурсникам, а также напоминаю и некоторым старшим ученикам, – плавный взгляд в сторону Гриффиндора, – что Запретный лес недаром так называется. Список запрещенных предметов пополнился всем развлекательным арсеналом “Ужастиков Умников Уизли”, и теперь превышает тысячу предметов. Желающие могут прочесть его у мистера Филча. К сожалению, найти преподавателя на Защиту от Темных Искусств не удалось, поэтому урок буду вести я. А теперь пусть начнется пир!

Столы наполнились едой. Старшие обсуждали Дамблдора в качестве учителя, Первокурсники знакомились друг с другом, со старшими учениками. Им показывали сидящую на порядочном от них расстоянии, компанию во главе с Гарри Поттером.

– Скажи, Гарри, – не выдержал Рон, – как ты все эти годы выдерживал такое внимание?

– Как-то выдерживал, – не вдаваясь в подробности, пожал плечами парень.

Пиршество постепенно подходило к концу. Старшие ученики начали покидать Большой зал, предварительно задерживаясь у своих старост. Гермиона вздохнула и, выйдя из-за стола, подозвала первокурсников. Рон тоже подошел к ней. Подождав, пока все подтянуться, она начала.

– Первокурсники. Мы старосты факультета Гриффиндор. Я – Гермиона Грейнджер.

– Я – Рон Уизли, – вставил рыжий.

– Мы проводим вас в нашу гостиную. Запоминайте по пути ориентиры. – Развернувшись, Гермиона повела учеников за собой. На некотором расстоянии от них последовали Гарри, Джинни и Невилл. Староста по пути показывала особенно запоминающиеся портреты, предупреждала об исчезающих ступеньках, продемонстрировала некоторые секретные ходы. Наконец, показался портрет Полной Дамы.

– Пароль?

– Запоминайте. Colloportus.

– Верно, – отъезжая, подтвердила Дама.

Гарри поравнялся с подругой.

– Оригинальный пароль для входа. И кто его придумал? – поинтересовался он.

– Я, – ничуть не удивилась Гермиона, тут же начав рассказывать первокурсникам где, что и как. Гарри отправился в спальню. День был длинный. И как же выманить яд?

Глава 5. Первые уроки.

Чтобы быть хорошим преподавателем, нужно любить то, что преподаешь, и любить тех, кому преподаешь.

В. О. Ключевский

– Гарри! Подъем! На завтрак опоздаешь, – раздался над ухом чей-то знакомый голос.

– Рон, побудь хоть немного альтруистом, а? – не открывая глаза, взмолился парень.

– Это как? – опешил Рон.

– Уважь мой эгоизм, – переворачиваясь и прячась под подушку, ответил Гарри.

– Все уже ушли, первый урок через полчаса, а нам еще расписание получить надо, – не унимался рыжий, все-таки несколько снизив громкость.

– Как полчаса? – Гарри резко сел на кровати, взглянул на будильник и принялся торопливо одеваться. В кармане оказалась склянка с волосами. Гарри мысленно укорил себя, что забыл вчера ее убрать, теперь придется таскаться с ней. Хотя…

– Гермиона внизу ждет?

– Угу. Причем очень сердится, – подтвердил Уизли.

– Идите на завтрак, я вас догоню.

Рон кивнул и вышел из спальни. Гарри торопливо сунул волосы тестрала в набор к другим ингредиентам, сложил сумку и поспешил на завтрак.

Буркнув приветствие, он приземлился рядом с друзьями и сразу наложил себе овсянки.

– Герм, что у нас сегодня в расписании? – не давая Гермионе начать проповедь, с ходу поинтересовался гриффиндорец.

Староста слегка скривилась.

– Сначала сдвоенное зельеварение, со слизеринцами, потом пара ЗОТИ с Рейвенкло, а после обеда УЗМС, опять со Слизерином. – расстроено сообщила она.

– Какой чок… – глянув на подругу, Поттер торопливо исправился, – недалекого ума человек составлял расписание? Три часа с Малфоем! – возопил расстроенный в лучших чувствах Гарри.

– Полагаю, МакГонагалл, как обычно, – доедая кашу, невозмутимо пожала плечами девушка.

– Может, они кого другого попросят составить его? – озвучил радужные мечты каждого шестикурсника-гриффиндорца Рон, приноравливаясь наложить вторую порцию.

– Рон, профессор МакГонагалл все-таки является заместителем директора и это ее обязанность, – тоном я-знаю-все-ну-или-почти-все сообщила Гермиона.

– Кончайте перепираться, – встрял Гарри, – нам еще в подземелья поспеть надо. Если не ошибаюсь, урок через десять минут. Снейп будет до ужаса рад снять сотню-другую баллов за опоздание на урок.

– Вы идите, я к нему не попал, – довольно заявил Рон, приступая к добавке. Гермиона кинула на него огорченный взгляд, и они с Гарри поспешили покинуть Большой Зал.

Идя обычной дорогой, они бы опоздали, но их многочисленные ночные блуждания по замку сказались неплохой памятью на короткие переходы. Успели они впритык. Преподаватель уже распахивал дверь, приглашая немногих учеников внутрь, когда они подошли. Злобно глянув на обоих, Снейп все-таки молча их пропустил. За поводом придраться он в карман не лез, более того, в любой момент мог с ходу написать “Пособие для начинающих профессоров: поводы для снятия баллов”, страниц на триста минимум, но на этот раз почему-то решил промолчать. Расположившись, они настороженно поглядели на профессора.

– Сегодня у нас будет проверочная, – летучей мышью проносясь к кафедре, “обрадовал” он учеников. Слизеринцы довольно заулыбались. – Я уверен, многие здесь оказались по ошибке, – буравя взглядом Поттера, поделился новостью зельевар. – Лонгботтом! Я очень удивлен тем, что вам посчастливилось попасть на Продвинутые Зелья. – Неожиданно перенес он внимание на напрягшегося Невилла. – Я был бы уверен, что вам подсказывала мисс Грейнджер, если бы не знал, что на экзамене ее рядом с вами не было. Проверочная будет по летнему заданию, – вновь устремив холодный прищур взгляда на Гарри, заявил Снейп, – те, кто его делал должны легко справиться. Вопросы на доске.

Гарри вгляделся в задание. Два десятка вопросов из теоретической части и, на закуску, практическая часть в виде приготовления простейшего Заживляющего зелья, разумеется, по памяти. Парень взялся за перо.

Снейп, по своей излюбленной привычке, принялся расхаживать между рядами, заглядывая в пергаменты. У слизеринцев он не останавливался, предпочитая постоять около Гарри и Невилла.

– Десять баллов с Гриффиндора, мисс Грейнджер. Лонгботтом вполне сможет справиться и сам. – Гермиона вспыхнула, но смолчала. Она уже приступила к зелью.

Невилл хоть и сильно нервничал, делал все правильно. Гарри только приступал к семнадцатому вопросу, когда он начал варить зелье, вторым после Гермионы. Видимо, летние взрывы ему помогли.

– Поттер, – раздался со спины довольный голос, – к вашему сведению, яд акромантула имеет бледно-желтую окраску, а не темно-синюю, как вы написали. Не исправляйте, я все равно не зачту.

Чертыхнувшись, Гарри закончил с работой, и принялся за зелье. К своему удивлению, он понял, что достаточно точно представляет, как его варить.

Сдав в конце урока то, что получилось, Гарри испытал удовлетворение. Конечно, до Гермионы ему было далеко, но у Малфоя получилось еще хуже.

У нового класса ЗОТИ (старый не давал восстановить Пивс) уже дожидались рейвенкловцы и те гриффиндорцы, которые не попали в продвинутый класс зелий.

– Ну, и что было на зельях? – сразу поинтересовался Рон, когда его друзья пристроились рядом на подоконник.

– Снейп – это кошмар, – устало-возмущенным голосом заявил Поттер. – Этот… нехороший человек на первом же уроке задал проверочную! И, как обычно, на весь класс выставил меня идиотом.

– Мне повезло, – довольно хмыкнул рыжий.

– И ничего тебе не повезло, Рон! – Гермиона завелась с пол-оборота. – Ты ведь хотел быть аврором? Теперь не получится! Аврор обязан знать признаки многих ядов и противоядия к ним.

– Тихо вы, – шикнул Невилл. – Профессор Дамблдор идет.

Открыв дверь, Дамблдор подождал пока все зайдут и рассядутся, после чего поздоровался.

– Добрый день всем.

– Добрый день, профессор Дамблдор, – хором, видимо, по инерции после Амбридж, отреагировал весь класс. Директор слегка удивился.

– С шестого курса, – начал он, – вы будете изучать основы высшей магии. В частности, на уроках Защиты, вы будете изучать высшие защитные заклинания, а также опаснейших магических животных, таких как драконы, мантикоры, химеры, акромантулы, василиски, квинтолапы, смертофалды, нунды. Сегодня мы будем изучать мантикор.

Дамблдор покряхтел, поудобнее устраиваясь в кресле, машинально протянул руку в сторону, ничего там не обнаружил и ужасно смутился. Гарри вспомнил, что на том месте в кабинете директора обычно стояла большая банка с лимонными дольками.

– Мантикора выглядит как лев с человеческой головой и хвостом скорпиона. При столкновениях необходимо следить за ним. Яд мантикоры чрезвычайно токсичен и приводит к летальному исходу через две-три секунды после контакта. На них действуют лишь специализированные боевые заклинания – большинство просто отражаются от их шкур. Разумеется, это не относится к Непростительным проклятьям. Родиной мантикор является Греция, но сейчас их ареал сильно расширился, мантикоры есть во многих заповедниках.

Первый урок Дамблдор рассказывал о мантикорах, о встречах волшебников с ними (обычно фатальных для волшебников, гораздо реже для самих мантикор), о заклинаниях для борьбы с ними. На втором уроке тренировали эти чары. Разумеется, ни у кого не получилось. Дамблдор разочарованным не выглядел, постоянно повторяя, что эти чары очень сложны.

– Хотелось бы, чтобы Хагрид не притащил мантикору на урок, только для того, чтобы продемонстрировать, какая она умница и красавица и в высшей мере безопасное и невинное животное, – поделился за обедом своими надеждами Рон. Гарри только вздохнул.

– Он не сможет ее нам продемонстрировать, Рон, – сообщила Гермиона, – все мантикоры находятся под наблюдением и детеныша просто невозможно приобрести.

– Ну, Герм, ты меня разочаровываешь, – хихикнул Рон, – Хагрид уже пытался держать у себя дракона, он водит дружбу с акромантулом, он пытается научить гиганта английскому языку и выводит новых существ… Ты серьезно думаешь, что он остановится, если у него будет шанс пополнить свою коллекцию мантикорой?

– Не остановится, – вздохнув, подтвердила Гермиона, нервно теребя рукав, – но надеюсь, у него не будет этого шанса.

К хижине друзья подходили с опаской. К счастью, подозрительных клеток или ящиков не наблюдалось, впрочем, это ничего не доказывало. С Хагрида станется держать мантикору и в доме. На привязи. К примеру.

– Ну… эт’ здрасте, – неуклюже поприветствовал класс Хагрид. – Мы сегодня будем говорить о драконах, – в глазах пролугиганта загорелся фанатичный огонек. Мерлин, неужели он добыл еще одно яйцо? – Правда, дракона у меня нет, значить, занятие будет только теоретическое, – Хагрид был искренне огорчен. Ученики такими не были. Они радовались, что никого из них не съедят и не сожгут. Разве что Рон немного пошевелив губами, шепотом согласился с учителем. – Но вы не расстраивайтесь, – попытался радостно улыбнуться Хагрид, – возможно, в следующем году все изменится. – Улыбки медленно увяли. Малфой, кажется, уже прикидывал, как ему договориться с родителями о переводе в другую школу.

Хагрид весь урок восторженно рассказывал о летающих ящерах, ежеминутно сожалея о том, что довольствоваться приходиться только иллюзиями и не удалось раздобыть ни одного экземпляра “милой пташки” для демонстрации.

После урока две переругивающиеся кучки гриффиндорцев и слизеринцев направились в замок. Рон, сказав Гарри и Гермионе, что не надо его ждать, задержался поговорить с Хагридом.

– Джинни права, у Чарли будет помощник, – усмехнулся Гарри.

– Да мне тоже так кажется, – согласилась Гермиона, внимательно осматриваясь, после чего резко, без перехода сказала, – я начну варить зелье сегодня. Яд и чешую необходимо добыть в течение двух недель.

– Справимся, – коротко ответил Гарри.

Уже у самого входа их догнал Рон.

– Хагрид нас приглашает сегодня на чай. Часов в семь.

– Отлично, – воскликнула Гермиона, глядя на Гарри. В ее глазах можно было прочитать: “вот и повод”. Парень согласно кивнул.


* * *


Три друга торопились к Хагриду. Гермиона “находясь в библиотеке” принялась за зелье, в то время как парни просто сидели в гостиной и играли в шахматы. Теперь надо было каким-то образом выманить у Хагрида яд, да так чтобы ни он, ни Рон ничего не поняли. Задачка не из легких.

Постучавшись, они дождались, пока дверь откроется.

– Здравствуй, Хагрид.

– При’ет ребята. Ну, вы заходите, – он посторонился, пропуская друзей.

Они пили чай, не ели печенье и обсуждали происходящие события. Разговор постепенно свернул на первый школьный день. Гарри, наконец, решил задать необходимый вопрос.

– Скажи, Хагрид, – он постарался с максимально незаинтересованным видом отхлебнуть чай, – ты все еще дружишь с Арагогом?

– Да… – расстроено протянул полугигант, – но он уже очень стар. И очень плох. Я стараюсь навещать его почаще.

– Кентавры ж, вроде, не хотят пускать тебя в лес, – недоуменно протянул Рон.

– Тропинка к акромантулам лежит в сторонке от ихних владений, – пояснил Хагрид. – Да и плевал я на их запреты. Кишка у них тонка.

– А ты видел, какой у них яд? – поинтересовался Гарри.

– У кентавров нет яда, – недоуменно поморгал Хагрид.

– Да не кентавров, – отмахнулся парень, – у акромантулов.

– Видел, конечно, он такой… желтоватый. А зачем тебе это?

– Да Снейп все, – зло пояснил Поттер, – я сегодня на проверочной написал, что яд синий. А он сказал, что яд желтый. Еще и смеялся. Но я помню, как читал что-то про акромантулов, и там было упоминание о чем-то темно-синем. Мне казалось, что о яде. Разве не так?

– У них кровь темно-синяя, – объяснил Хагрид, – а яд действительно желтый. Профессор Снейп прав, Гарри.

– Точно? – с сомнением в голосе переспросил Гарри.

Хагрид лишь вздохнул и, не вставая со своего гигантского кресла, потянулся к шкафчику и достал из него немаленьких размеров бутылку, наполненную густой мутно-желтой жидкостью.

– Это их яд? – все еще сомневаясь, поинтересовался Гарри, – посмотреть можно?

Хагрид дал ему бутылочку.

– Хагрид, – Гермиона, видимо, решила отвлечь внимание лесничего и заодно устроить ему выволочку, – откуда у тебя это? Яд акромантулов относится к ингредиентам, хранение и торговля которыми должны осуществляться под контролем соответствующих отделов Министерства Магии. Если у тебя найдут эти бутылочки, – продолжала распекать его девушка, – будет немалый штраф и конфискация всего яда.

– Ну… эт’… – мялся Хагрид великолепно, – вы знаете, отчего умирают акромантулы? – Видя непонимание в глазах подростков, он принялся за объяснения, – Акромантулы вырабатывают свой яд непрерывно. И… если акромантул не может расходовать свой яд, он погибает от отравления. Я уже почти тридцать лет выдаиваю его у Арагога. Он ведь слеп… и не может охотиться…

Гарри отдал Хагриду бутылку с ядом Арагога. Тот молча поставил ее на место.

– И… долго он еще может прожить, – сочувственно спросил Гарри.

– Не больше трех-четырех лет. А яд… Знают профессор Дамблдор и профессор Снейп. Он иногда берет его у меня.

Они еще много проговорили, но Гарри уже знал, где добыть яд.

Глава 6. Анимагическое зелье.

Жизнь ничего не дает бесплатно, и всему, что преподносится судьбой, тайно определена своя цена.

Стефан Цвейг

Гарри тихо крался по коридору, периодически сверяясь с картой. Мантию-невидимку он отдал Гермионе. Все равно вместе с метлой под нее спрятаться было сложно. Приходилось отслеживать ловцов нарушителей общественного порядка по творению Мародеров. Гарри внимательно наблюдал за четырьмя самыми опасными точками: Северус Снейп, Аргус Филч, миссис Норрис, Пивс. Все они, в данный момент, находились на порядочном расстоянии. Точка, помеченная как Гермиона Грейнджер, постепенно продвигалась к выходу из замка. Хагрида в хижине не было, и Гермиона решила посетить его жилище. Гарри неслышно вздохнул и перехватил метлу поудобнее. Приближался Снейп. Придется давать крюк. Целью Поттера был заброшенный туалет Плаксы Миртл. Само истеричное приведение, к счастью, находилось в озере.

Добравшись, наконец, до туалета, Гарри облегченно вздохнул и, последний раз проверив карту, спрятал ее. Размеренно шагая, он подошел к умывальникам и склонился, отыскивая необходимый. Вот она: знакомая змейка.

* Откройся *

Подождав, пока проход станет достаточно широк, Гарри прыгнул вниз. Падение… прямо в грязь. Слегка отряхнувшись, Гарри засветил палочку, огляделся и уверенно пошел по направлению к входу. Повторив приказ, парень вошел в Тайную Комнату.

Вонь… очень сильная. Все-таки, который год здесь разлагается труп чудовищно большой змеюки? Правильно, уже четвертый пошел. Стараясь действовать как можно быстрее, Поттер набил карманы чешуей василиска. Нужно ее было немного, но вдруг Гермиона на какую-нибудь чешуйку вето наложит? А спускаться сюда еще раз нет совершенно никакого желания. Уж лучше взять с запасом. Солидным.

Когда на пути отсутствуют помехи (в виде сумасшедших призраков и бешеных василисков), действовать можно очень быстро. Не прошло и десяти минут, как Гарри уже вернулся к выкинувшей его трубе, около которой валялась его метла. Усевшись на свой драгоценный Всполох, он оттолкнулся и взлетел, направляясь прямиком в трубу. Взлететь по наклонной спирали, диаметром лишь несколько метров – это не просто. Но Гарри недаром четыре с половиной года был ловцом сборной Гриффиндора по квиддичу. У него все получилось.

Уже снова находясь в туалете, Гарри достал карту и, произнеся пароль, принялся ее внимательно рассматривать. Все спят. Гермиона дожидается около Выручай-комнаты, беспокойная четверка носится по школе. Пивс явно что-то собрался делать с кошкой завхоза. Две их точки находились рядом и с приличной скоростью куда-то двигались. Филч метался, видимо разыскивая ее. Снейп… ну вот. Стоит прямо на кратчайшем пути. Ну что ж, придется его обходить.

Без всяких приключений добравшись до комнаты, Гарри принялся оглядываться, выискивая Гермиону. Через несколько секунд показалась голова искомой, двигавшаяся вперед-назад. Вскоре появилась долгожданная дверь и оба подростка нырнули в нее.

Интерьер внутри больше подошел какой-нибудь подземной лаборатории, коей впрочем, комната сейчас и являлась. Почти. Она была не подземной. Голые серые стены, несколько полок и посередине комнаты висит над огнем небольшой котел, в котором что-то варится. На полках в ряд стояли пузырьки с различными компонентами. Гарри узнал две стоявшие в некотором отдалении бутылочки: пепел феникса и волосы тестрала. К ним тут же добавилась третья – с ядом акромантула.

– Хагрид не заметит? – поинтересовался Гарри, наблюдая, как Гермиона помешивает варево.

– Нет, – не прерываясь, ответила Гермиона. – У него там два десятка бутылок, и в каждой разное количество яда. Я плеснула маленько, – она кивком указала, куда именно. – Думаю, шесть капель здесь будет. Ты чешую принес?

– А? точно… – Гарри принялся выгружать на полку содержимое своих карманов. Гермиона, мельком глянув на него, покачала головой.

– Тут на весь Гриффиндор хватит, а не только на нас шестерых, – Гермиона закончила мешать и отряхнула палочку. – Сегодня делать здесь больше нечего. Пошли в башню, завтра уроки.


* * *


– Сегодня у нас Трансфигурация и Чары, а потом опять ЗОТИ, – за завтраком поделилась информацией Гермиона, когда Рон и Гарри к ней присоединились.

– С кем, – намазывая тост, рассеянно поинтересовался Гарри.

– Трансфигурация в одиночку, Чары с Рейвенкло, ЗОТИ со Слизерином, – невозмутимо отреагировала Гермиона.

– Мерлин! Ну, за что нам это? – в расстроенных чувствах спросил Рон куда-то в пространство. Пространство решило таинственно промолчать. Мерлин тоже не отреагировал.


* * *


– На старших курсах, – лекторским тоном рассказывала профессор МакГонагалл, – вы будете изучать Высшую Трансфигурацию. К примеру: оживление предметов, превращение неживого в живое, материализация вещей и основы анимагии. Саму анимагию мы изучать не будем, запишем только некоторый теоретический материал. Для желающих, в Министерстве есть курсы, но это только для совершеннолетних. Сегодня мы попробуем оживить статуэтку, – она кивнула на статуэтки, стоящие на каждой парте, после чего указала палочкой на свою. – Запоминайте. Vitalis, – сделала она сложный жест. Статуэтка ожила и начала расхаживать по столу, вертя головкой. – Заклинание сложное и требует сосредоточения. Представьте ее движения. Finite. Попробуйте.

Все принялись махать палочками и бормотать заклинание. Разумеется, ни у кого ничего не получилось. Только у Гермионы статуэтка шевельнулась на мгновение и снова замерла.

На уроке заклинаний крошечный профессор Флитвик также сообщил, что они примутся изучать Высшую Магию.

– В общем виде, – рассказывал он, – под Высшей Магией подразумевается сотворение заклинаний не только с помощью жестов и слов, но и с помощью вашего воображения. Я слышал, многие из вас умеют творить чары Патронуса. – Класс согласно загалдел. – Как вы, надеюсь, помните, для сотворения этого заклинания необходимо, игнорируя дементоров, ощутить счастье. Самый простой способ – вспомнить счастливый момент из жизни. Гораздо сложнее, но и эффективнее, вообразить необходимые эмоции. Это сложно, и мы не скоро приступим к этому. А начнем мы с невербального сотворения заклинаний. Суть очень простая: вместо того, чтобы сказать заклинание, вам нужно только представить, как вы его говорите. Более сложно представлять движения палочки. Это, конечно, позволит творить заклинания даже не шевелясь, но очень немногие волшебники могут это. Впрочем, не будем заходить так далеко, – оборвал Флитвик сам себя.– Будем просто тренировать невербальные чары.

Все ученики, как и на первом курсе, получили по перу, которое им необходимо было поднять левитационными чарами. Гарри сосредоточенно взмахнул палочкой, мысленно пробормотал заклинание и… ничего не получил в итоге. Парень вздохнул и украдкой огляделся. Перья лежали у всех. Невольно припомнилось, как Дамблдор, только указав палочкой, оживлял сразу несколько статуй, а МакГонагалл сложным движением – только одну статуэтку.


* * *


Все шло своим чередом. Уроки, домашнее задание, отдых, сон, опять уроки. Гермиона постоянно пропадала в библиотеке. Гарри, помня о пророчестве, иногда составлял ей компанию. Он так и не рассказал друзьям о нем. Поттер представлял их реакцию и не хотел, чтобы его жалели. Гермиона, по пути в библиотеку, иногда наведывалась в Выручай-комнату: добавить очередной ингредиент. Рон так ни о чем и не догадался.

В конце сентября Дамблдор объявил, что первый из трех обещанных балов будет на Хэллоуин. Да не просто бал, а бал-маскарад.

На следующий день после объявления Гарри спросил у Гермионы:

– Гермиона, не хочешь пойти со мной на бал? – Рона рядом не было. Рыжик не любил библиотеку.

– Гарри, – Гермиона замялась, не зная как сказать, – понимаешь…

– Тебя уже пригласили? Рон?

– Не в этом дело, – староста огляделась, убеждаясь, что их не подслушивают. – Зелье будет готово к концу октября. На Хэллоуин будет идеальный случай его выпить.

– В смысле, – вопросительно прищурил глаза парень.

– Оно со снотворным эффектом. Двенадцать часов сна, пока происходят все процессы.

– И?

– Бал начинается в восемь вечера. Мы исчезнем часов в шесть, – принялась шепотом объяснять девушка. – Все будут в масках и не заметят нашего отсутствия.

– Бал только до двенадцати, а мы к этому времени не успеем вернуться, – возразил Гарри. Он был заинтересован. Гермиона лишь фыркнула.

– Думаешь, не найдется парочек, которые проведут ночь вне своих спален? Особенно, если они из разных факультетов. А к утру, мы вернемся, и нас не хватятся. – Гарри не верил своим глазам. И это Гермиона, ратующая за школьные правила? Видимо, под влиянием Гарри и Рона она сильно изменилась.

Гермиона лишь улыбнулась, наблюдая за его удивленными глазами.

– А ты думал, я не умею нарушать правила по собственной инициативе? – В ее глазах плясали веселые чертики.


* * *


– Ну что, Гарри? Время пришло. – Сегодня был Хэллоуин. Гарри и Гермиона находились в Выручай-комнате. На этот раз, здесь были две кровати и две бутылочки с прозрачной жидкостью.

– Гарри… нам нужно сломать палочки и извлечь оттуда активный компонент, – слегка нервничая, сообщила Гермиона.

– Хорошо, – Гарри достал свою палочку и принялся внимательно ее разглядывать, словно прощаясь с ней. Гермиона зачарованно наблюдала за парнем. Раздался легкий хруст. В руках Поттера было два обломка. Из одного торчало перо. Осторожно ухватив, Гарри вытянул его и принялся рассматривать.

Огненного цвета, оно не было распушено. Вместо этого, оно было закручено вокруг себя, в результате чего получился кокон, внутри которого прятался стержень. Гарри вздохнул и, откупорив выданную ему бутылочку, бросил в нее перо. Через несколько секунд оно растворилось.

Гермиона повторила его действия. Разумеется, у нее было не перо феникса. Кусочек сердца дракона напоминал толстую, мясистую нить, высохшую, и уже не способную изменить своей формы. Она растворилась в зелье также быстро.

Гарри одним глотком выпил содержимое и едва успел доковылять до кровати, когда почувствовал, как его разум застилает какая-то пелена, противиться которой крайне сложно. Гарри и не стал пытаться это делать.

– Спокойной ночи, – пробормотал парень. Ответа он уже не услышал.

Глава 7. Суд.

Как общество рассуждает, так им и управляют. Его право – говорить глупости, право министров – делать глупости.

Себастьян Шамфор

Проснулся Гарри в темноте и, судя по жесткости, не на кровати. “Неужели, в Выручай-комнате нельзя спать? Она принимает свою истинную форму?” – заинтересовался парень.

– Гермиона, – тихонько окликнул он девушку. Она не отзывалась, хотя тоже должна была уже проснуться.

– Гермиона, – повторил он несколько громче. Подождав несколько секунд, он решил сотворить свет. Палочки у него не было, но ведь она ему больше не должна быть нужна.

– Lumos, – задержав дыхание и, вдруг испугавшись, что ничего не получится, шепнул парень. Страхи оказались беспочвенными. В его руке соткался светящийся шарик. Тусклый ровно настолько, чтобы можно было осмотреться, и в отвыкших от света глазах не было рези. Гарри огляделся.

Пол, потолок, стены, дверь… Больше ничего… И Гермионы нет.

Гарри все это очень не понравилось. Особенно шаги, неторопливо приближающиеся к двери. Шаги нескольких человек. Гарри даже не успел произнести контрзаклинание, как шарик погас.

Дверь распахнулась. В комнату хлынул яркий, неприятный после темноты свет. Гарри зажмурился. Спустя несколько секунд он рискнул открыть глаза и, поморгав, обнаружил четырех человек, в форменных мантиях авроров. В руках они держали палочки. Гарри они были незнакомы.

– Вижу, вы очнулись. Мистер Поттер, следуйте за мной, – ничего не выражающим голосом бросил тот, что стоял ближе и, повернувшись, вышел. Под холодными взглядами оставшейся тройки, Гарри встал и отправился следом. Авроры пропустили его вперед и пошли за ним, наблюдая. Что произошло?

Гарри почти сразу узнал этот коридор. Именно по нему они с мистером Уизли торопились в прошлом году на слушание. Судя по всему, сейчас будет что-то посерьезнее, раз его конвоируют аж четыре аврора. “Неужто это из-за зелья? Кто сдал?” – мимолетно подумалось ему. Вот и печально знакомая дверь.

Идущий впереди аврор распахнул ее и вошел внутрь. Гарри вошел следом.

Зал суда не изменился, вот только стояло сразу два кресла, и в одном из них сидела напряженная Гермиона. За ее спиной переминались два аврора. Гарри жестом велели сесть в другое кресло. Цепи шевельнулись, но сковывать подростка не стали. Гермиона тоже сидела свободно. Гарри взял ее руку, почувствовав ответное сжатие. Он ничего не мог понять.

“Полный состав”, – окинув взглядом людей, убедился он. – “Что, черт возьми, все-таки происходит?”

– Итак, судебное заседание от 1 ноября 1996 года, – вроде бы печально, но с едва скрываемой радостью провозгласил Фадж. Перси, сидящий там же, что и в прошлом году, принялся бодро строчить, записывая речь, – о неоднократном применении на людях запрещенного Убийственного проклятия, о поддержке общества, известного как Пожиратели Смерти и о содействии Темному Лорду Гарри Джеймсом Поттером и Гермионой Джейн Грейнджер. Следователи: Корнелиус Освальд Фадж, Министр Магии, Амелия Сьюзан Боунс, глава департамента Магического Правопорядка. Секретарь суда Перси Игнатус Уизли. Свидетель на стороне защиты, – Фадж досадливо поморщился, – Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор.

Гарри резко вскинул голову. Позади министра, сгорбившись, незамеченный поначалу, сидел директор Хогвартса и старался не смотреть на своих учеников.

– Обвинение. – Продолжил министр. – Обвиняемые осознанно применили проклятье Avada Kedavra. Гарри Джеймс Поттер трижды, на Верноне Дарсли, Петунии Дарсли и Дадли Дарсли. Гермиона Джейн Грейнджер дважды, на Роберте Грейнджер и Джейн Грейнджер. Вы Гарри Джеймс Поттер? – поинтересовался министр.

– Да, – в голове у парня все смешалось.

– Вы Гермиона Джейн Грейнджер? – обратился он к Гермионе.

– Д-да, – ее голос дрожал, чувствовалось, что она не в себе.

– Слово предоставляется свидетелю, – министр махнул в сторону, где сидели свидетели. Встал один из почти двух десятков авроров. Гарри не стал его слушать. Он торопливо вспоминал книгу Снейпа, все, что тот писал про легилименцию. “Освободить свое сознание, подготовить его, произнести заклинание и впустить чужие воспоминания”. Поттер, пристально взглянул в глаза аврору, четко представил, как он указывает на него палочкой и шепчет: “Legilimens”. Плавная речь аврора прервалась на мгновение, а его память послушно потекла в разум парня.

…Дежурный сообщил, что кто-то применил Убийственное проклятье. Оперативная бригада аппарирует на место происшествия.

Магловский район. Какой-то дом. С дикой ухмылкой и палочкой в руке стоит… Гарри Поттер?! Два мертвых тела и стоящий на коленях толстяк.

– Avada Kedavra.

Один из пожирателей, стоящих неподалеку, замечает авроров.

– Поттер, лови портал.

Пожиратели аппарируют. Парень прыгает, пытаясь дотянуться до брошенной побрякушки, но авроры оказываются быстрее. Один из них заклинанием сжигает портал. Другой оглушает парня. Гарри отлетает в кусты. Авроры осторожно приближаются. Он лежит без сознания. Палочка сломана о землю. Авроры хватают бесчувственного парня и возвращаются в Министерство, а Гарри оказывается в той комнате…

Гарри едва не поперхнулся от неожиданности: не каждый день увидишь в чужих воспоминаниях себя, накладывающего непростительные проклятия; при этом твердо зная, что во время накладывания этих проклятий ты крепко спал и физически не был способен их наложить. Удивленно поморгав, он постарался связаться с подругой.

: Гермиона… ответь… :

Не сразу, но он услышал в голове знакомый голос, сейчас дрожащий и неуверенный.

: Я… слышу тебя… :

Поднялся Дамблдор.

– Я хочу проверки Веритасерумом. – Тихо произнес он.

: Не поможет : тоскливо сообщила Гермиона : но чем черт не шутит? :

: То есть? :

: Мне почему-то не кажется, что зелье сработает :

– Мисс Грейнджер? – поинтересовался министр.

– Не возражаю, – еле слышно ответила девушка.

Подошедший к Гермионе аврор наколдовал стакан с водой, достал из кармана небольшую скляночку с прозрачной жидкостью и демонстративно добавил три капли.

Гермиона выпила предложенный стакан. Аврор выждал десять секунд и, нагнувшись, заглянул в ее глаза.

– Не действует, – негромко, но так, что услышал весь зал, сказал он.

Члены Визенгамота зашумели, совсем как дети в те недолгие мгновения, когда учитель вышел из класса. Вероятно, это простое высказывание означало и что-то еще, помимо отсутствия реакции на зелье.

– Гарри, – обратился к парню Дамблдор, – кто-нибудь может… дать показания относительно вашего местонахождения этой ночью?

: Влипли. Все-таки надо было Рона предупредить : бросил Гарри. Вслух же он ответил:

– Нет. Никто.

: Что будем делать? : тут же поинтересовался он.

– Кто за то, чтобы признать виновными, – оглядывая зал, спросил Фадж. Поднялось много рук, гораздо больше половины. Он перебрал несколько листов и вытащил нужный.

: Драпать : мрачно отозвалась Гермиона : Здесь нет антиаппарационных чар, и они ничего не поймут. Вытаскивай нас отсюда, Феникс :

: История повторяется :

: Сперва как трагедия, а затем как фарс :

– Суд постановил, – принялся читать Фадж, по-детски водя пальцем по строчкам, – заключить виновных в Азкабан, – в стоящей до этого напряженной тишине, когда все слушали голос министра, раздался еле слышный хлопок, удивленный вздох, и все это сразу же перекрыли выкрики и шумные разговоры уважаемых магов. Министр повысил голос, – заключить в Азкабан на пожизненный срок.

Он закончил читать и, оторвав взгляд и палец от пергамента, оторопело уставился в два пустых кресла.

Глава 8. Вдвоем против всех.

Это хуже, чем преступление, – это ошибка.

Антуан Буле де ла Мерт

Никогда не стоит трансгрессировать из сидячего положения. Конечно, можно попробовать переместиться на стул или кресло, но в случае промаха (а чем больше расстояние, тем выше его вероятность; да и убрать стул могут) желательно предварительно подняться на ноги, чтобы от неожиданности не потерять равновесия и не приземлиться на пятую точку.

На поляне, затерянной где-то в Запретном лесу, из воздуха появились два подростка: парень и девушка.

По всем законам невезения, Гарри плюхнулся не просто на землю, а на зачем-то оказавшийся под ним камень. Теперь он стоял, полусогнувшись, и потирал ушибленное место. Гермионе повезло больше. Она продолжала сидеть и, вроде, ничего не отбила. Хотя… в ее нынешнем состоянии, она и Пыточное проклятье не почувствует. Впрочем, она его и так не почувствует – драконам оно как щекотка. Было видно, что ей очень плохо. Ее лицо застыло, как маска. Только слезы, текущие по щекам, ничего кроме слез.

Гарри осторожно присел рядом с подругой. Обнял ее, она даже не отреагировала.

– Я даже не могу представить, как тебе тяжело, – мягко сказал парень. – Хоть я тоже потерял своих родителей… ровно пятнадцать лет назад, – невесело усмехнулся он. – Но… я свыкся с тем, что их нет рядом. Я потерял Сириуса… но я не успел хорошо узнать его, да и не смог бы он заменить мне родителей. Сегодня… я потерял Дарслей… но я никогда не любил их. Конечно, и смерти я им не желал, но… – Гарри только вздохнул, не зная как продолжить и, внезапно, ощутил влагу на своем лице.


* * *


К главному гоблину банка Гринготтс подошли два человека. Парень и девушка. Высокие, черноволосые, сероглазые, со схожими чертами лица и примерно одинакового возраста. Люди приняли бы их за близнецов, что было ошибкой. Гоблины умели смотреть глубже, сквозь любые маскировочные чары.

– Скажите, – поинтересовался парень, – вы сотрудничаете с магловскими банками?

– Конечно, – скрипуче ответил гоблин, он уже понял, что нужно этим двум людям, которых разыскивал весь аврорат.

– Нам необходимо открыть счет в Центральном Лондонском банке и перевести туда все деньги со счета здесь, разумеется, с обменом галеонов на фунты.

– С закрытием вашего хранилища? – гоблин перелистнул в своей книге несколько страниц, взял небольшой лист и принялся там что-то писать.

– Да.

– Ваш ключ у вас, мистер Поттер? – пара не выказала никаких признаков беспокойства.

– Конечно, – парень протянул гоблину ключ, который он вертел в руке.

– Так как вы аннулируете ваш счет, банк забирает этот ключ, – проинформировал гоблин, убирая его в ящик стола. Протянул лист, на котором только что писал.

– Информация о вашем счете, – пояснил он. – Деньги будут переведены в течение трех часов. Наша комиссия составляет один процент. Курс обмена 4,3 фунта стерлингов за галеон. У вас есть еще какие-либо вопросы?

– Нет, спасибо, – тряхнул головой парень. Пара покинула банк. Авроры на входе проводили их равнодушными взглядами.


* * *


Гарри и Гермионе весь день пришлось мотаться по городу, организовывая себе документы для легальной жизни среди маглов. Через фирму по торговле недвижимостью им удалось приобрести дом на окраине Лондона. На несовершеннолетних оформлять документы не хотели, пришлось воспользоваться проклятием Подвластия, заодно и ускоряя бюрократическую волокиту. Им не улыбалось возиться неделями.

Уже под вечер они прибыли в свой новый дом. Интерьер был не ахти. Голые стены, пустые комнаты. Видимо, он еще не знал хозяев. На первом этаже была весьма большая гостиная с красиво оформленным камином (хоть что-то), кухня, санузел и комната, которую решено было отвести под библиотеку. Лестница с деревянными перилами вела на второй этаж, где был еще один санузел и четыре совершенно одинаковые в своей пустоте комнаты.

– Кажется, предполагалось, что хозяева сначала обустроят дом, прежде чем вселяться, – печально сказала Гермиона, устраиваясь на подоконнике.

– Ну, мы уже вселились, обустраиваться придется по ходу, – ответил Гарри, присаживаясь рядом, – думаю, начнем с завтрашнего дня, лучше всего с кухни.

– Почему именно с кухни? – заинтересовалась девушка.

– Кухня – это центр каждого приличного дома. Мы же не можем все время питаться в каких-нибудь кафе. Все время, я имею в виду.

– Ладно, начнем с нее… Сами будем работать или наймем бригаду?

Парень задумался.

– Наверное, все-таки сами. Мы маги, и пусть они профессионалы, мы справимся быстрее.

– Ладно, а как мы сегодня спать будем? Кроватей-то нет.

– Создадим пару матрасов со всем необходимым, – пожал плечами парень, – можно правда попробовать преобразоваться и поспать так, мне тогда понадобится только жердочка, – усмехнулся он.

– Ага, – кивнула Гермиона, – а я пол продавлю. Лучше на матрасе. Но ты можешь и на жердочке.

Пожелав друг другу спокойной ночи, они разошлись по соседним комнатам.


* * *


Проснулся Гарри глубокой ночью от резкого укола тревоги. Сперва он никак не мог понять, что его разбудило. Из соседней комнаты донесся сдавленный стон. Не тратя времени, Гарри мгновенно переместился в нее. Гермиона лежала, разметавшись. Она что-то неслышно шептала. Вероятно, ей снился кошмар. Гарри лег рядом, приобнял ее, пытаясь успокоить. Через несколько долгих минут, показавшихся ему вечностью, Гермиона успокоилась. Чувствуя тревогу и ответственность, боясь оставить ее одну, Гарри и не заметил, как уснул сам.


* * *


– Гарри, просыпайся, – рано утром тормошила его девушка. Поттер недоуменно открыл глаза, соображая, как оказался здесь.

– Гермиона… извини, я… – замялся парень. Девушка прыснула, наблюдая за его виноватой физиономией.

– Ничего, – все еще улыбаясь, покачала она головой, – спасибо тебе, что пришел. Мне кошмар снился. – Она нервно закусила губу. – Мне, наверное, какое-то время тяжело будет спать одной. – Неловко призналась она. – Мне… будет легче, если я буду знать, что ты рядом.

– Гермиона, я всегда помогу тебе.

– Ладно, – тряхнула головой Гермиона, разметая черные волосы, – если мы и дальше будем сидеть и жалеть себя, много мы не насидим. Идем в какое-нибудь кафе поблизости, завтракаем и начинаем ремонт.


* * *


Потребовалась неделя, чтобы полностью преобразить дом. С помощью магии ремонт можно сделать очень быстро, особенно если не требуется размахивать палочкой и бормотать похожие на неприличные скороговорки заклинания. Сами наклеиваются обои, ложится плитка, стелется паркет. Шурупы ввинчиваются в стены, и на них вешаются шкафчики. От мага только требуется постоянный контроль и сосредоточенность.

Два подростка сидели на диване в гостиной, впервые отдыхая после бурной недели.

– Нам еще необходимо создать какую-нибудь комнату, где бы мы могли безопасно хранить все связанное с магией, – задумчиво сообщила Гермиона.

– На втором этаже есть пустая комната. Мы так ведь и не решили, что будем там делать, – рассеяно листая книгу, ответил Гарри.

– Нет, понимаешь, это ведь магловский дом, и мы маскируемся, чтобы нас никто не смог обнаружить. Нас ведь все ищут: и Пожиратели, и авроры.

– Да… да… – парень не слушал. Он уже с полминуты пялился в одну страницу.

– Гарри!

– Что?

– Что читаешь?

Парень смутился.

– Ну… помнишь, мне Рон на день рождения книгу подарил, про драконов, – старательно не глядя в глаза девушке, ответил он.

– Ты был в Хогвартсе? – кажется, Гермиона очень сильно разозлилась. – А что, если бы, тебя там поймали? Это было очень безответственно!

– Я был невидим, только в башне, во время уроков. И притащил все наши вещи. – Не давая подруге опомниться, он сменил тему. – Тут написано, что змеи всегда слушаются драконов, и они могут общаться между собой.

– Ну и что?

– Правду говорят, что если женщина сосредоточилась на чем-то одном, то на все остальное времени не хватает, – усмехнулся Поттер. – Шучу. – Увернулся он от подзатыльника. – А значит это то, что ты, возможно, змееуст.

– Не может быть, – Гермиона была смущена, – скажи что-нибудь на серпентарго.

Гарри прикрыл глаза, старательно представляя змею. Вот она ползет, вся зеленая, поднимает голову, надо с ней поздороваться…

* Привет *

* Ну, привет, и что? * – Ой! – она смущенно закрыла ладонью рот, – как-то неожиданно…

– Да. – Гарри немного помолчал. – И теперь я знаю, где можно хранить все магическое. Используем идею Салазара, он ведь авторские права не регистрировал.

Гермиона улыбнулась.

– В смысле под землей и пароль на серпентарго?

– Да.

– А где вход будем делать? – девушка была заинтересована.

– Идея-то Слизерина. Вход в туалете.

Впервые за неделю они долго и радостно смеялись.

Глава 9. Премьер-министр.

По сравнению со средневековьем человечество продвинулось далеко вперед в направлении свободомыслия. Например, инквизиция уже не святая.

Збигнев Земецкий

– Гарри! Ты дома?

– Ну, где я еще-то могу быть, Герми? – донесся с кухни веселый голос, – это не я бегаю по всем магическим и немагическим книжным магазинам Лондона.

– Вообще-то не по всем… – разуваясь, парировала девушка.

– Но по большинству, – усмехнулся парень, выныривая из коридора и забирая немалых размеров пакет. – В Косом переулке была, – констатировал он, заглянув в пакет. – Гермиона, мы и так нагло перетащили сюда всю библиотеку Блэков, ты ее даже не успела еще прочитать, а тебе еще что-то надо?

– Этих у нас нет, – выпрямившись, ответила Гермиона. – Что у нас на ужин?

– Жареная курица и совершенно аналогичная картошка, – сообщил Гарри, подходя к двери в туалет. – Я пока книги на место поставлю, хорошо?

Гермиона лишь кивнула. Гарри представил привычную змейку…

* Привет от Феникса и Дракона *

Внешне ничего не произошло, но парень этого и не ждал. Ничего и не должно было произойти. Он протянул руку и открыл дверь.

Если вы ожидали за этой дверью обнаружить маленькую комнатку с унитазом, то вы жестоко ошибались: за дверью скрывался еще один коридор, с шестью дверьми.

Гарри зашел в одну из них, за которой, как оказалось, скрывалась библиотека со множеством книг. Ориентируясь по тематическим указаниям на стеллажах и по названиям книг из пакета, парень расставил их по местам, удовлетворенно кивнул и направился к выходу.

Гермиона на кухне уже сервировала стол, когда появился Поттер. Посмотрев на нее, он принялся помогать.

За ужином какое-то время слышался только стук вилок и ножей, пока Гарри не решил нарушить молчание.

– Какие новости в магическом мире? – поинтересовался он, отправляя в рот картошку.

– Волдеморт, кажется, смирился с тем, что его мечта по нашей нейтрализации оказалась из разряда несбыточных, – прожевав курицу, ответила Гермиона. – Судя по всему, он перешел к плану ”Б”. Существовал он изначально или его пришлось придумывать на ходу, не знаю. Теперь Пожиратели создают нам “веселую” репутацию. За последнюю неделю нами совершено три нападения: на Аластора Хмури, на миссис Уизли и на Тонкс.

– А ведь он, скорее всего, не только создает нам репутацию, – протянул Гарри, задумчиво вертя в руках вилку, – он еще и давит Орден Феникса. Жертвы есть?

– Пока нет, – покачала головой девушка. – У старого параноика Хмури ловушек вокруг дома понатыкано больше чем мин на соответствующем поле. В общем, двое Пожирателей погибли сразу после аппарации, от остальных он успел отбиться, причем упорнее всех с ним сражался никто иной, как Гарри Поттер, – усмехнулась девушка. – Дом Уизли был неплохо защищен, чего Пожиратели явно не ожидали – туда послали новичков, и пока они взламывали защиту, миссис Уизли успела скрыться.

– А Тонкс?

– А ей просто повезло, – фыркнула Гермиона. – Ее во время нападения дома не оказалось. Ночное дежурство… Все нападения происходили ночью, – пояснила она. – Дом ее полностью разгромлен. И знаешь что, Гарри?

– Что? – послушно спросил он.

– Мы не можем прятаться всю жизнь, следя за происходящим по газетам.

– Гермиона, – он окинул ее насмешливым взглядом. – А тебе хочется сражаться на стороне Дамблдора?

– Нет… но мы ведь можем сражаться не за Дамблдора, а против Волдеморта, – возразила подруга.

– Умеешь ты меня убеждать, – убирая тарелки, вздохнул парень.

– Чтобы успешно противодействовать Риддлу, нам необходима информация, – стала закреплять успех девушка, – а самое информированное место – это штаб Ор…

– Мы туда вступать не будем, – отрезал Гарри.

– Я и не предлагаю, – быстро сказала Гермиона. – Сейчас штаб… по косвенным данным… находится в Хогвартсе.

– Это по каким данным? – глотая чай, заинтересовано спросил Гарри.

– Там находятся Хмури, Люпин и миссис Уизли, еще кое-кто бывает изредка.

– Как ты думаешь, – усмехнулся Поттер, – они уже обнаружили исчезновение всех книг из библиотеки Блэков? Или они после нашего так называемого “предательства” опасаются туда приближаться, вдруг там засада?

– Не знаю, – вяло пожала плечиками девушка. Помолчала и спросила, – А по новостям что?

– Да все тоже, – меланхолично протянул Гарри, – убийства, самоубийства… Через три минуты очередной выпуск, можно посмотреть, – взглянув на часы, добавил он.

– Включишь?

– А где ленивчик?

Поттер поискал взглядом означенный предмет, не нашел и раздраженно посмотрел на телевизор. Тот не выдержал и включился.

– Круто, – оценила Гермиона, – научился электроникой управлять?

– Да нет, – поморщился Гарри, – на кнопку нажал.

Гермиона восхищенно посмотрела на него.

– Что такое? Это же не сложно, – удивился Гарри ее взору.

– Несложно, – подтвердила девушка. – Но додуматься… это тебе не Lumos сотворить.

– …Два часа назад на одной из станций Лондонского метрополитена прогремел взрыв…

Спустя минуту единственным источником шума в доме был забытый телевизор.


* * *


Гарри и Гермиона возникли прямо посредине оцепления на пострадавшей станции.

: Хорошо, что мы заранее наложили на себя чары невидимости : оглядывая зевак и полицейских, порадовалась Гермиона.

: Смотри : кивнул Гарри.

: Черная Метка :

: Именно. Что-нибудь чувствуешь? :

Гермиона внимательно осмотрелась по сторонам, шумно втянула воздух.

: Взрывное проклятие. Убито сорок три человека. Среди них один маг : наконец сообщила она. Секунду поколебалась и добавила : Может, два :

: Меня это достало : признался Гарри : Честно. Нет, я понимаю, хотят воевать – пусть воюют, но тех, кому их войны абсолютно параллельны, пусть не приплетают. Ха, мне тут мысль пришла: а Пожирателям за нарушение Статуса Секретности штрафы выписывают? :

: Не смешно : мысленно буркнула Гермиона : Мне премьера жалко. Отдувается, бедняга, перед налогоплательщиками. Врать приходится. А ведь он, зуб даю, прекрасно осведомлен, какому ослу принадлежат эти длинные уши :

: Тогда уж змее. Знаешь, гляжу на него, и вспоминаются учебники по Истории Магии. Славные очень Средние века… :

: Почему? : изумленно воззрилась на друга Гермиона.

: Да так : уклончиво заявил Гарри, но держать идею внутри не стал : Святая инквизиция искала магов там, где их не было, и 99% уничтожаемых были совсем-совсем не теми, кого искали. А вот если сейчас создать нечто подобное, да искать действительно волшебников… :

: И уничтожать? Всех? : хмыкнула Гермиона.

: Необязательно. И не всех, а только тех, кто лезет, куда не просят. Ну, вот как сейчас. Остальные пускай цапаются между собой :

: Слушай, а мне нравится твоя идея. Точно, нравится. Пошли, министру скажем. Думаю, он тоже оценит :

Министр садился в машину под прицелом множества фотокамер. Никто, разумеется, не заметил, что в машину проникли и два невидимки.

Отгородившись от прессы дверью, министр облегченно вздохнул, рассчитывая немного отдохнуть, но его ожидания не оправдались.

– Добрый вечер, мистер Мейджор – раздался из ниоткуда голос. Через мгновение напротив министра появились похожие друг на друга парень и девушка.

– Кто вы? – не растерялся министр.

– Зовите меня Джеймсом, – переглянувшись с девушкой, ответил парень.

– Меня Джейн, – добавила девушка.

– Вы маги?

– Верно подмечено, – подтвердил Джеймс.

– Это вы устроил на станции…

– Нет, – покачала головой Джейн, – мы узнали о взрыве из новостей, минут пятнадцать назад. Думаю, вы догадываетесь о его происхождении.

– Эти ваши… Пожиратели Смерти?

– Угу, только они не наши. Они служат нашему личному врагу, – вставил Джеймс.

– Вы из полиции… или как ее у вас там называют?..

– Авроры. – Подсказала девушка. – Нет, так получилось, что нас разыскивают обе стороны, и отнюдь не для того, чтобы расцеловать и объявить национальными героями.

– Ну, Волдеморт, вполне вероятно, может нас расцеловать, – усмехнулся Джеймс, – только не сам, он дементоров попросит.

– Можно узнать, зачем вы встретились со мной?

– Конечно, – кивнула Джейн, – думаю, у вас уже в печенках сидят все эти теракты и убийства. Представляете – у нас тоже. Поэтому, мы предлагаем вам стратегический союз. Вы предоставляете нам людей – хорошо подготовленных. А мы их снаряжаем и перепрофилируем на отлов Пожирателей Смерти.

– А зачем вам это? Если вы никого не поддерживаете?

– Понимаете, министр, – беззаботно заявил Джеймс, – мне доставляет глубокое эстетическое удовольствие нарушать планы этого маньяка. Совсем недавно, например, мы не дали ему отправить… Оу! Джей, полегче! – воскликнул он, потирая бок, соприкоснувшийся с острым локотком девушки.

– В общем, как правильно заметил мой братец, у нас с Волдемортом вендетта.

– Можно узнать почему?

– Можно, – спокойно кивнул Джеймс, – у нас нет родственников. Из-за него.

Джейн отвернулась и уставилась в окно.

– Подумайте над нашими словами, – виновато покосившись на сестру, добавил Джеймс, одновременно вытаскивая из воздуха пластиковый прямоугольник, – когда что-нибудь решите, звоните нам. И можете даже не пытаться найти телефон. По всем данным он находится где-то в районе Южного полюса.

Машина остановилась. Министр коротко взглянул на номер телефона, прежде чем убрать визитку в карман.

– А вы… – обратился он к близнецам, но замер: в машине никого не было.

Глава 10. Сокол.

Когда-нибудь объявят войну, и никто не придет.

Карл Сэндберг

Гарри и Гермиона сидели на уютном диванчике в просторном зале, дожидаясь обещанных министром людей.

– Как думаешь, они скоро появятся? – взглянув на часы, вздохнула Гермиона. – Они уже на пятнадцать минут опаздывают.

– Министр, скорее всего, проводит инструктаж, – пожал плечами Гарри.

Некоторое время они ждали в тишине, пока напротив них, наконец, не распахнулась дверь, и в нее не вошли два десятка человек.

: Гарри, говорить будешь ты :

: Почему? :

: У тебя есть опыт :

: Брось, Гермиона, я, конечно, обучал ребят на пару лет старше себя, но не на пару десятков же :

: А я даже этого не делала :

– Рассаживайтесь, – кивнул Гарри на стоящие вдоль стен стулья.

– Министр сказал нам, – самоуверенно начал один из пришедших, молодой парень лет двадцати, – что здесь нас ждут два тренера, которые будут учить нас сражаться с непривычным противником. Они куда-то отлучились?

– Нет, – спокойно ответил Гарри, – это мы.

– Вы? Но вы же еще дети!

– А вы знаете, с кем вам предстоит столкнуться?

– Нет…

– Тогда, пожалуйста, сядьте спокойно и слушайте. Министр вам что-нибудь рассказал?

– Нет, – спокойно отозвался один из более взрослых вояк.

– Великолепно, – обменявшись с подругой кислыми взглядами, протянул Поттер. – Что вы знаете о недавнем взрыве в метрополитене?

– Министр сообщил о действии террористической группировки, – сказал тот же самый мужчина, – но… я был там экспертом. Мы не нашли никаких следов взрывчатки. Записи камер слежения не показали никаких подозрительных предметов или людей. Чудеса какие-то.

– А что вы думаете о нынешнем пике суицидов?

Мужчина только развел руками.

– Чудеса – хорошее слово, – доверительно сказал Гарри, – а если быть более точным: магия. И те террористы являются магами. Премьер-министр знает о магии, но, думаю, вы понимаете, как на него бы посмотрели, если бы он заявил об этом во всеуслышание.

Гарри небрежным жестом подвесил в воздухе мягко светящийся шарик.

– Хорошо, но что в таком случае мы можем противопоставить… магам? – спросил негласный лидер отряда.

– Может, уже представитесь? – недовольно спросила Гермиона.

– Я Мартин, – кивнул мужчина.

– Джейн Дарк.

– Джеймс Дарк. Противопоставить вы можете что угодно: холодное или огнестрельное оружие, взрывчатку… газы, я думаю, не стоит. Маги не отличаются от вас в вопросе физиологии. К тому же вы вполне можете пользоваться э-э… магическими артефактами. Ну вот, например.

Гарри создал столик и принялся вытаскивать из кармана разные предметы, попутно комментируя.

– Браслет – блокирует возможность мага мгновенно перемещаться, аппарировать. Не все это умеют, но подстраховаться не помешает. Жезл (вот эта черная палочка) обладает сходными свойствами – ставит блокирующий щит на территории радиусом примерно в три сотни футов. Держится около часа. Вот это кольцо защищает ваш разум от нападений. Очки для обнаружения невидимок. Также позволяют смотреть сквозь некоторые препятствия: туман, дым, непрозрачные стекла. Может, еще через что-то. Боевые перстни снаряжены различными заклинаниями, к сожалению одноразовые. Парализующее, оглушающее, болевое, затормаживающее… защитное. Кольцо-портал, на эту комнату настроено.

– А что-нибудь, блокирующее возможность использовать магию?

– Без волшебной палочки большинство волшебников ничего не могут сделать. Мы двое – исключение из правил, – истолковал он взгляд на светильник, – провели некоторый эксперимент, удачливый. Но я не думаю, что есть еще кто-то такой.

– Вы сказали: большинство.

– Есть волшебники, способные превращаться в животных – браслет блокирует и эту возможность. От ментальных магов вы защищены. Метаморфы огромная редкость. Оборотни… не в полнолуние они ничуть не опаснее обычных магов. Остальные умения вряд ли получится использовать в бою. Аппарацию я уже упоминал.

– А в состоянии ли маги защититься от нашего оружия?

– Большая часть щитов предназначена для отражения заклинаний. Щитов от физических предметов немного, они очень слабы. Достаточно наложить на пули пробивающие чары, и они не будут помехой. К тому же, сотворение заклинания требует какого-то времени. Пусть даже несколько десятых долей секунды. Во время магической дуэли дуэлянт слышит заклинание и успевает поставить щит или увернуться. Соперники находятся на расстоянии 10-15 метров. Оцените скорость заклинаний. И сравните со скоростью пуль.

– Невысока.

– Именно.

– Но если все так просто, почему другие маги до этого не додумались. И разве нет щитов против пуль и… чар?

– Один есть, но его слишком долго ставить. К тому же его сейчас почти забыли. А про магов… Маги считают себя выше обычных людей, – отрешенно протянул Джеймс. – Кто-то относится к ним с презрением, считая лишь грязью под своими ногами… Кто-то с любопытством… Но всерьез никто их не принимает. Магическое сообщество очень консервативно…

– А вы сами как считаете?

– Обезьяна стала человеком тогда, когда совершила первый шаг по пути Познания и Совершенствования. Люди продолжают развиваться, тогда как маги остановились где-то в районе Средневековья. Даже сейчас они пользуются в быту свечами, перьями с чернилами – и это в двадцатый век! В век электричества, атомной энергии, компьютеров, космонавтики… как его еще-то называют? Впрочем, неважно. Выведете волшебника на прогулку по городу, и он с восхищением будет крутить головой и, как малый ребенок, задавать наивные глупые вопросы. Большинство магов всю жизнь переливают из пустого в порожнее… Самая, пожалуй, престижная профессия – аврор, борец с темными магами. Ученых у них практически нет. Комбинировать заклинания умеют многие, а принципиально новых не появлялось уже несколько сотен лет. Никакого прогресса. Разве что в зельях есть некоторый… но там тоже – что-то изобретают, а что-то теряют. И второго часто бывает больше, чем первого. Маги самоуверенно считают себя королями природы… Среднестатистический маг действительно живет, пожалуй, лучше среднестатистического человека, но если сравнивать общий уровень Магии и Технологии… я выберу Технологию. Есть, правда, идеал – слияние Магии и Технологии, но маги об этом даже и не думают, а люди про Магию не знают. Так что я скажу так – люди выше магов. Хотя бы потому, что они не столь самоуверенны.

– А кем вы считаете себя?

– Себя? Я самый обычный человек, по какому-то недоразумению умеющий колдовать и из-за этого постоянно получающий неприятности. По мне, так лучше не было бы никакой магии. Это только на первый взгляд – сказка. Итак, немного истории. Лет семьдесят назад у ведьмы, которая приворожила человека, позднее бросившего ее, родился ребенок…

Глава 11. Схватка.

Либо человечество покончит с войной, либо война покончит с человечеством.

Джон Кеннеди

– Ну что, соколы вы мои неясные, как настроение? – азартно поинтересовался Джеймс у отряда “Сокол”, энергично расхаживая из одного угла тренировочного зала в другой под наблюдением двадцати одной пары глаз. Хозяева двадцати пар наблюдали устало, и было видно, что им абсолютно все равно, что там говорит им их тренер, лишь бы посидеть вот так, отдохнуть после изматывающих тренировок… Двадцать первая же пара, принадлежала девушке, которая посматривала на парня несколько ехидно. Парень этот взгляд, с выработанной за все время тренировок привычкой, игнорировал.

– Не слышу ответа? – бодро зазвал он.

– Боевое, – протянул Мартин. Если судить по вялости ответа, то оценка настроения не тянула даже на “паршивое”. Разве что с натяжкой.

– Хочу вас обрадовать, соколики, – радостным тоном продолжал Джеймс, – после двух месяцев тренировок у вас наконец-то будет реальное боевое задание.

Паршивое настроение мгновенно исчезло. Соколики подобрались, внимательно слушая своего командира и стараясь ничего не пропустить. Драться им хотелось.

– Диспозиция такова, – Джеймс кивнул на стену. На ней появилась карта Лондона, – завтра, вот в этом районе, – на карте, около вокзала Кингс-Кросс, запульсировала одинокая точка, – будет произведено нападение. Ориентировочное число Пожирателей – два-три десятка. Предполагаемая цель – Хогвартс-экспресс, а именно дети, возвращающиеся с Рождественских каникул. Оборона по третьему плану: заранее появляемся, рассредоточиваемся, при появлении противника атакуем. Вопросы?

– Шеф, кто источник информации? Ему можно доверять?

Джеймс замялся, глядя на подругу. Та сделала неопределенный жест.

– Джейн пожирателя словила. Вчера. Случайно встретила.

– И вы его отпустили? – возмутился Питер, тот экспрессивный паренек, больше всех возмущавшийся молодостью Джеймса и Джейн.

– Если бы я его не отпустила, противнику стало бы ясно, что бывшая у него информация попала к их врагам. Операцию могли свернуть, – в логике Джейн-Гермионе было не отказать, – либо увеличить количество нападающих.

– А теперь точно отменят!

– Он ничего не помнит о нашей с ним встрече, – веско бросила девушка. Питер был вынужден умолкнуть.

– Завтра в шесть утра сбор у вокзала, – подытожил Джеймс.


* * *


Два десятка человек, рано утром подошедшие к вокзалу Кингс-Кросс, на собирающихся в дорогу людей абсолютно не походили. Отряд “Сокол” в количестве парочки магов, десятка автоматчиков, пятерых снайперов и такого же количества человек “группы поддержки”, вооруженной пистолетами, дымовыми шашками и гранатами со слезоточивым газом, был воплощенным вниманием и наблюдательностью.

– Дальше, чем на три метра, от нас пока не отходить. Мы все сейчас в Круге Невнимания и никто нас не видит. – Предупредил подчиненных Джеймс. – Все в сборе?

После короткого взаимного осматривания нестройный гул голосов подтвердил, что в сборе все и всем уже не терпится начинать.

– Снаряжение?

– В порядке.

– Системы связи?

– В норме.

– Патроны боевые?

– С парализующим токсином. Интервал до действия – двадцать-двадцать пять секунд. Продолжительность около трех часов.

– Хорошо. Идемте.

Аккуратной кучкой бойцы двинулись к переходу на платформу “без четверти десять”, как ее уже успел кто-то окрестить. Первой в стену шагнула Джейн. После кивка Джеймса за ней последовали и все остальные. Замыкающим был сам Джеймс. На платформе уже стоял поезд, но персонала вокруг не наблюдалось. Не было и привычной толкучки школьников. Несколько минут ушло на общее шевеление. Снайперы засели в местах, из которых они могли контролировать всю платформу. Автоматчики перекрыли выходы. Техники, установив шашки, просто спрятались. Один из них достал небольшой, размером с палец, стержень матово-черного цвета и рассеянно принялся вертеть его в руках. Переглянувшись, Джеймс и Джейн сделали себя невидимыми, хотя их отряд и мог их обнаружить благодаря зачарованным очкам. Потянулось долгое ожидание. Все бойцы были профессионалами, и обнаружить их было сложно. Они не шумели и никак не выдавали себя. Все знали, что противник может появиться в любой момент.

Примерно через два с половиной часа терпеливого ожидания, Джеймс ощутил изменение магической картины данного места, присущее аппарации. Рядом Джейн уже тараторила в прикрепленный на воротнике усик микрофона.

– Внимание, готовность. Нападение осуществляют двадцать шесть магов.

Множество хлопков слилось в единый гул. На платформе возникли Пожиратели Смерти в своих неизменных черных мантиях и белых масках. Они не ожидали засады и, поэтому, были дезориентированы непроглядным (для них) дымом, окутывавшим все вокруг. Техники не ели свой хлеб зря. С громким треском один из них сломал стержень и отбросил уже ненужные обломки в сторону, а на платформе возник невидимый антиаппарационный щит. Конечно, он был не такой мощный, как в Хогвартсе, держался всего час, да и преодолеть его можно было, но для этого нужен был сильный и опытный маг. Среди Пожирателей таковых не оказалось. Им пришлось принять неожиданный бой, в котором преимущество было не у них.

Раздались новые хлопки, но это была не аппарация. Свою лепту принялись вносить снайперы, подстреливая одного врага за другим. Кто-то из Пожирателей попытался прорваться к выходу, но их встретили своим огнем автоматчики. Один, оказавшийся самым умным, попытался разогнать дым, но не успел, попав под чье-то заклинание. Большинство Пожирателей метались, посылая проклятия в мелькавшие в дыму темные фигуры, даже и не догадываясь, что это их союзники, а не враги.

Через минуту все стихло. Все Пожиратели в разном состоянии валялись на платформе. Не дожидаясь приказов, “Соколы”, невзирая на дым, принялись стаскивать Пожирателей в одну кучку, попутно натягивая на них браслеты. На трех мертвецов они не обращали внимания. Они были не нужны.

– Молодцы, справились, – с неприкрытой гордостью похвалил отряд так и не вступивший (если не считать, что он отмахивался от шальных заклинаний) в бой Джеймс.

– Готовьте порталы, – добавила меланхолично поглядывающая на пленников Джейн.

Люди из “группы поддержки” достали из карманов КПК со странными предметами в слотах расширения. Гарри и Гермиона убили две недели, создавая программируемые порталы. Синтез Магии и Технологии. В отличие от колец (которые были настроены на конкретного человека и конкретное место), с их помощью можно было переместиться куда угодно. Маг настраивает портал при его создании. Программируемый портал настраивался после создания, и для этого не нужна была магия. Основная сложность была в создании удобного компьютерно-магического интерфейса.

– Тюрьма, плюс тридцать секунд, – подсказала девушка место назначения и срок активации. Техники завозили по кнопкам, вводя необходимые данные. Остальные в это время “помогали” пленникам коснуться порталов. Через полминуты они исчезли. Дождавшись разрешающего кивка, за ними последовали и остальные. Только Гермиона задержалась на мгновение, убирая дым.

Трех мертвецов маги-сотрудники вокзала обнаружили лишь через полчаса.


* * *


– Ну, как все прошло? – словно не замечая утаскиваемых в камеры Пожирателей, жадно вопросил министр, встретив их в тюрьме. В ней везде, кроме нескольких специальных комнат, были блокированы все возможные средства магического перемещения.

– Отлично, мистер Мейджор, – терпеливо ответил Джеймс, – двадцать три пленных, еще трое попали под friendly fire. Отступить никто не сумел. Среди отряда “Сокол” потерь нет. Раненые отсутствуют. Отряд хорошо обучен и способен действовать без нашей поддержки.

– Великолепно! – министр был рад. – Вы останетесь на допрос пленных?

– Зачем? Веритасерумом мы вас снабдили, так что наше присутствие не требуется. Просто передадите нам все сообщенное ими, но я сильно сомневаюсь, что они знают нечто важное.

– Почему?

– Шестерки, – пожала плечами Джейн, – среди них нет никого из Ближнего Круга. Туда входят наиболее приближенные к Волдеморту, – видя непонимающий взгляд министра, пояснила девушка.

– Мы вам ведь объясняли, как, при допросе с Веритасерумом, формулировать вопросы? – дождавшись утвердительного ответа министра, Джеймс продолжил. – Тогда, на сегодня мы с вами попрощаемся.

Не дожидаясь ответа, они бесшумно исчезли.

Глава 12. Первое сентября.

Чаще всего побеждает тот, кого не принимали всерьез.

Эразм Роттердамский

В магазин “Ужастики Умников Уизли”, расположенный в Косом переулке, вошел высокий парень лет семнадцати-восемнадцати. Он открыл дверь, даже не покрывшись фиолетовой краской. Он вытер ноги о коврик и не приклеился к нему.

– Могу я увидеть кого-то из хозяев этого магазина? – спросил он у удивленных продавщиц.

Девушки переглянулись. Одна из них кивнула и поспешила уйти. Через полминуты она вернулась с кем-то из близнецов.

– Здравствуйте, я Фред Уизли.

– Джеймс Дарк, – пожимая протянутую руку, представился парень.

Фред удивленно взглянул на свою ладонь.

– А вы не так просты, как кажитесь, – заметил он, – чем я могу помочь?

– У меня к вам деловое предложение. И не связанное с этими, – Джеймс брезгливо оглядел стеллажи вокруг, – игрушками.

– Прошу, – Фред посторонился, пропуская гостя вперед.

В кабинете, куда его привели, дожидался другой близнец.

– Я Джордж, – здороваясь за руку, представился он.

– Джеймс Дарк.

– Фред, – воскликнул Джордж, с любопытством разглядывая Джеймса, – на него не действует наше электрошоковое рукопожатие.

– Я заметил, – поморщился он, усаживаясь в кресло и приглашая присесть Дарка, – так что у вас к нам за дело? Можете говорить спокойно, нас не подслушают.

– Для начала я бы хотел магической клятвы, что вы никому не сообщите о почерпнутой из нашего разговора информации, даже если мы не придем к согласию.

Близнецы переглянулись.

– Серьезное требование, – промямлил Джордж, – но можем ли мы вам доверять?

– Так же как я могу доверять вам.

Близнецы вновь переглянулись и, решившись, принесли клятву.

– Отлично. Вы слышали о трупах на вокзале Кингс-Кросс?

– Да. Это ваша работа?

– Не совсем. Это была Инквизиция.

Наступила долгая тишина.

– Инквизиция… возродилась? – потрясенно спросил разом потерявший весь свой веселый вид Фред.

– Была возрождена, – поправил Джеймс. – И я к этому имел самое непосредственное отношение. Вам не надо бояться. Темные века давно прошли. Мы не собираемся уничтожать правых и виноватых. Только тех, кто наследит в нашем обществе. Вы понимаете меня?

– Кажется да. Вы собираетесь уничтожать пожирателей, которые, – Фреда перекосило, – развлекаются с маглами?

– Я бы попросил вас воздержаться от этого термина, по крайней мере, пока я рядом. В целом, вы правы. Как я уже говорил, у меня к вам дело.

– Мы вас слушаем.

– Мы бы хотели закупать у вас некоторые ваши боевые артефакты. Вы можете отказаться, но это ничего не изменит – мы можем создавать аналогичные вещи сами. Будет проще – для нас – если вы согласитесь. Разумеется, оплата ваших трудов будет достаточно щедрой.

Близнецы тяжело посмотрели друг на друга, словно решая, кто из них будет говорить.

– Мы не можем решить так сразу, – сообщил, наконец, Джордж, – приходите, пожалуйста, завтра.

– Я вернусь ровно через двадцать четыре часа. – Парень кинул взгляд на часы.

И исчез.

Близнецы долго смотрели на пустое кресло.

– Жаль, что мы никому ничего не сможем рассказать.


* * *


Джеймс лгал, говоря, что о нападении им стало известно от пойманного Джейн Пожирателя – никого она не ловила. На самом деле, он уже несколько месяцев пытался подобраться к разуму Риддла. Волдеморт же, не собираясь делиться с парнем своими секретами и небезосновательно полагая, что видениям своим Поттер больше не поверит, закрылся от него мощнейшим щитом. Гарри неоднократно пытался его сломать (уже после побега из зала суда), но сил ему не хватало. Ничего бы у него не вышло, если бы Гермиона не подсказала, что там, где не можешь пройти, надо искать обходную тропинку. Послушавшись ее, Гарри принялся изучать структуру щита и, к своему удивлению, обнаружил, что это не глухая стена а, скорее, решетка. Войти в воспоминания и мысли Риддла у него бы не получилось, но вот поглядеть, чем он сейчас занят, было возможно.

Ничего принципиально интересного не происходило. Планирование нападений; ловушек на тех, кто так ловко предотвращает эти нападения; проверки личного состава на верность, в поисках тех, кто предупреждает о нападениях и ловушках; и просто ничегонеделание.

За несколько месяцев было упреждено несколько новых вылазок Пожирателей. Определить факт нападения маги могли лишь по наличию нескольких трупов с характерными татуировками на плечах. В магическом сообществе на это все реагировали по-разному. Простые волшебники радовались, наивно считая, что все позади. В газетах распевались дифирамбы в адрес Дамблдора и Ордена Феникса, которых считали главными героями (о том, что они почти ничего такого и не сумели сделать, знало крайне мало человек – сам Орден и отряд “Сокол”). В Министерстве на Дамблдора обижались – не делится информацией, которой у него, правда, было мало. А вот Волдеморт знал, что Орден Феникса непричастен к большинству сенсационных событий. Гарри ругмя ругал Дамблдора (заочно), что он до сих пор не может найти в Ордене “крота”. Внимательно изучая многочисленные интервью, взятые у старика, Гарри и Гермиона догадывались, что их бывший директор находится в тщательно скрываемом недоумении, а Орден разыскивает вступившую в противостояние четвертую сторону, вероятно, рассчитывая договориться о совместных действиях.

Договариваться с ними никто не собирался. “Сокол” успешно сражался и в одиночку, почти без помощи магов. Гарри и Гермиона добросовестно пронаблюдали за несколькими первыми схватками, а потом, поняв, что они в принципе и не нужны, спихнули на близнецов Уизли вопросы снабжения и занялись более важными делами, не забывая сообщать подчиненным о планах Волдеморта. Темный Лорд никак не мог понять, кто вставляет палки в колеса – ни среди Пожирателей, ни в Ордене Феникса, ни в насквозь коррумпированном Министерстве никто не был в курсе. Маглов в расчет он даже не принимал. Как выяснилось экспериментальным путем, зря.

Все время после обвинения, если, конечно, не считать два веселых месяца преподавания, Гермиона изучала многочисленные книги, зачастую забывая о еде. А если бы Гарри не напоминал, она, вероятно и не спала бы. Гарри ее обычно не тревожил, поэтому для нее было полнейшей неожиданностью, когда он просто ворвался в библиотеку, едва не снеся дверь.

– Гермиона, ты помнишь, какое сегодня число? – с ходу выпалил он. Девушка легко почувствовала его беспокойство.

– Э… нет, а что?

– Первое, – торжественно сообщил Гарри. – Месяц подсказать? или не надо?

– Сентябрь… так, – подобралась Гермиона, – и что?

– Волдеморту только что доложили, что засада на поезд организована.

– Какая засада?

– Понятия не имею, – признался парень. – Но, наверное, на Хогвартс-экспресс.

– И что будем делать? – отодвинула в сторону книгу Гермиона.

– Туда, – пожал Гарри плечами, – а как станет что-нибудь яснее, вызовем поддержку.

– Пошли, – девушка грациозным движением встала с кресла и ухватилась за руку друга. Они исчезли.


* * *


На платформе 9 и 3/4 возникли парень и девушка.

– Черт, поезд уже ушел, – в сердцах сплюнул парень. – Видишь его?

– Вижу, – подтвердила его подруга, стоя с закрытыми глазами.

– Направляй.

Они испарились, не пробыв на платформе и десяти секунд, и даже не взглянув на ошарашенных авроров.


* * *


Они стояли на крыше несущегося поезда, надежно прикрытые щитом. Встречный ветер мог лишь бессильно трепать их волосы. Глаза девушки были закрыты, лицо напряжено, словно она мучительно вглядывается вдаль. Вглядывается, и не может увидеть. Наконец, она расслабилась и открыла глаза.

– У нас есть двадцать пять-тридцать минут. – Проинформировала она.

– Их много? – деловито поинтересовался Джеймс.

– Тебе хватит, – усмехнулась Джейн. – Их около восьмидесяти.

Джеймс присвистнул.

– Сколько тебе надо времени на щит?

– Около получаса, – вздохнула девушка. – Я не успею.

– Может… – безуспешно попытался предложить Джеймс.

– Не может, – обрезала Джейн, – я не смогу. Придется тебе.

– Ладно. Я пока соколиков вызову. Потянем время.

Девушка улыбнулась и вновь закрыла глаза, сосредотачиваясь. Джеймс потянулся за микрофоном, послал вызов.

– Да, Феникс, – через минуту послышался в наушнике голос.

– Мартин, вылезай из душа, – расслышал парень журчание воды, – дело есть.

– Сколько?

Общий сбор в течение десяти минут.

– Яс… – не дослушав, Джеймс отключил передатчик и принялся вглядываться по направлению движения поезда, разумеется, не обычным зрением. Он не питал надежд разглядеть засаду – Джейн была много чувствительнее – но надеялся, что обнаружит ее не слишком поздно.

– Джейн, далеко еще?.. Джейн! – парень испуганно обернулся, но девушка стояла на месте. Она полностью отключилась от происходящего вокруг и мобилизовала все свои силы. Сейчас она была полностью беспомощна, не отразила бы даже самого примитивного заклинания.

Джеймс старался прощупать дорогу как можно дальше, найти разум впереди, но ему сильно мешал поезд. Три сотни юных магов… отвлекали. Ему оставалось только гадать, как названая сестра не обращала на них ровным счетом никакого внимания. Джеймсу же оставалось, нервничая, вглядываться вдаль.

Спустя какое-то время парень, наконец, пошевелился, достал из кармана наладонник и принялся что-то на нем набирать. Одновременно, он активировал связь.

– Все в сборе?

– Да.

– Принимайте координаты. Перемещаться по моему приказу. Мы с Джейн сейчас на поезде. Пожирателей около восьми десятков. Джейн сейчас ставит щит, но она не успевает. От вас требуется отвлечь противника от поезда, на пять минут, не больше. Уничтожать их не обязательно. – Обрисовал ситуацию Джеймс.

– Мы приняли координаты. – После заминки сообщил Мартин.

– Это между их засадой и дорогой. – Пояснил Джеймс. – У вас есть около шести минут на подготовку.

– Понятно.

Короткая передышка. Поезд несся навстречу схватке.


* * *


– Мартин, вперед, – скомандовал Джеймс, когда поезд резко дернулся. Почти мгновенно на пути спешащих к поезду Пожирателей возникли два десятка фигур. Секунда ушла на оценку ситуации. Глухо затрещали выстрелами автоматы, на этот раз заряженные боевыми патронами. Повалил дым…

Пожиратели почти не растерялись. Вероятно, они ожидали нападения. Они успели прилечь, спасаясь от потоков свинца за складками местности, но и теряя драгоценное время. Они отвечали массированным потоком заклинаний. С дымом не повезло – дул сильный ветер и его сносило, открывая отряд на обозрение.

Патовой ситуации, как надеялся Джеймс, не получилось. Медленно, но Пожиратели теснили своих противников. Медленно, но они продвигались к поезду. Джеймс не мог им помочь – Джейн была полностью беззащитна. Парень отчетливо понял, что они не успевают.

Помощь пришла, откуда не ждали. Дамблдор, видимо, решил подстраховаться, и отрядил на поезд наблюдателя, который сообщил о нападении. Орден Феникса опоздал к началу, но помог выдержать. Под удвоенным натиском Пожиратели смешались, но не отступили – численное превосходство было на их стороне.

– Пять секунд.

Джеймс вздрогнул, не сразу сообразив, кто говорит и что это значит. Джейн почти поставила щит.

– Уходите. – Скомандовал он. – Спасибо.

Соколы исчезли. Фениксовцы растерялись и попытались защитить поезд в одиночку. Хмури что-то прокричал, наверное, говорил об увиденном им щите, и они аппарировали. Пожиратели попытались атаковать поезд и не смогли. Все их заклинания исчезали, не долетая до вагонов.

Джеймс спрыгнул с крыши, легкой левитацией помогая себе не разбиться. Усилив голос, прокричал так, чтобы услышали все.

– ВСЕМ УЧЕНИКАМ СОБРАТЬСЯ ОКОЛО ГОЛОВЫ СОСТАВА.

Парень сосредоточился. Изучая методы искривления пространства, для создания своей Тайной комнаты, он обнаружил, что пространство можно не только расширять, делая целую комнату в спичечном коробке, но и сжимать, скрадывая большие расстояния до вполне приемлемых. Проблемы были в том, что пространство стремилось расшириться, и для поддержания перехода, приходилось непрерывно тратить силы. Само сжатие пространства времени требовало не много.

В воздухе расплылась большая бесформенная клякса, в которую, как в окно, был виден Большой Зал Хогвартса.

– Быстро, все внутрь, – слегка расслабившись, приказал Джеймс столпившимся вокруг ученикам.

– А зачем нам туда идти? – поинтересовался кто-то из учеников. Джеймс так и не заметил, кто. Они все были взволнованы, с беспокойством поглядывали на Пожирателей, но и с опаской смотрели на переход.

– Потому что там – Хогвартс. Конечно, вы можете подождать десять минут, и, когда щит рухнет, познакомиться вот с этими господами, – указал Джеймс на Пожирателей, которые обстреливали щит уже только из профилактики. И то, это были только юнцы. – Впрочем, через семь минут переход закроется. У меня не хватит сил на большее.

Юные волшебники торопливо втягивались в дыру пространства. Джеймс временами поглядывал на подругу.

– Мы хотим сражаться. – Черт, члены АД и старшие курсы Гриффиндора, во главе с Роном.

– Сражения не будем, – отрезал Джеймс, – будет эвакуация. Быстро. Кто не захочет, тому могу помочь.

Последняя горстка учащихся исчезла. Переход, повинуясь воле Джеймса, закрылся, после чего парень перенесся на крышу вагона, к Джейн.

– Я… не могу… отпустить… – еле слышно прошептала девушка.

– Сгруппируйся, – предупредил парень, вплотную подходя к ней и, из последних сил, пробил проход прямо под ногами.

Лишь в последнюю секунду он сообразил, что, по инерции, открыл переход в Хогвартс.

Глава 13. Снова в Хогвартсе.

Я в самом расцвете дряхлости.

Джоуэл Чандлер Харрис

Они свалились прямо посреди Большого Зала, никем не замеченные в царящей вокруг суматохе. Галдели возбужденные ученики, профессора пытались их перекричать.

– Добби, – осторожно позвал Джеймс эльфа.

– Добби здесь, – материализовался домовик в двух шагах от парня. Глаза его изумленно расширились. – Гарри Поттер, сэр, – шепотом воскликнул он. – Гарри Поттер вернулся в Хогвартс! Добби верит, что Гарри Поттер не виноват.

– Тише, тише, Добби. Запомни, меня зовут Джеймс.

– Добби запомнит, сэр Джеймс, – преданно качнул домовик своими большими ушами.

– Ты можешь принести нам как можно больше горячего шоколада?

– Конечно, сэр, подождите минуту. – Эльф исчез с легким щелчком.

Сидя на скамье, Джеймс с любопытством посматривал, как деканы разгоняют учеников по их гостиным. Звонко верещал что-то Флитвик, зычным голосом вещала Спраут, едва не перекрикивала своих гриффиндорцев МакГонагалл, свистящим голосом выговаривал тихим слизеринцам Снейп. Первогодки сбились в одну кучку, с опаской поглядывая на стоящего рядом Хагрида.

– Ваш шоколад, сэр, – с полупоклоном протягивал Добби поднос с находящимися на нем… ну, назовем это кружками. Джеймсу смутно припомнилось, что, вроде бы, из таких предпочитал пить Хагрид.

– Спасибо, Добби, – беря две тяжеленные емкости, поблагодарил парень. – Джейн.

– Что? – не открывая глаз, поинтересовалась девушка.

– Шоколад.

– Давай, – протянула она руку.

– Осторожно, кружка большая, – предупредил он, протягивая напиток.

– Это хорошо, – равнодушно сообщила девушка, перед тем как сделать большой глоток.

Джеймс наблюдал за творившимся в Зале бедламом, неспешно потягивая божественный напиток. Ученики и учителя, наконец, пришли к единому мнению, и теперь первые, за исключением слизеринцев, отправились к себе в башни. Зеленому факультету предстояло отправиться в подземелья. Первогодков решили пока не сортировать, подождать до ужина. Проводить их до временного пристанища предстояло МакГонагалл, как заместителю директора. Перед тем как выйти, она оглядела зал и, обнаружив двух личностей, передумала и четким шагом направилась к ним.

– Кто вы?

Джеймс чуть усмехнулся.

– Список людей, которые хотят от нас получить ответ на этот вопрос уже, наверное, растянется на несколько листов, – ни к кому не обращаясь, задумчиво сообщил парень.

– Это они спасли всех нас, – робко сообщила одна девочка. Остальные закивали, подтверждая сказанное.

– У нас бы ничего не получилось, юная леди, если бы нам не помогли, – добродушно глянув на нее, сказал парень, – нам бы просто не хватило времени. Да… времени… – вздохнул он и вновь приложился к кружке.

– Я сообщу о вас директору, – после паузы решила МакГонагалл. – Вы дождетесь его здесь?

– Вероятно, – пожал плечами Джеймс. – Мы пока не в состоянии уйти из Хогвартса.

Декан Гриффиндора помедлила, но все-таки повела новичков в их временное место проживания. Джеймс ловил на себе их восхищенные взгляды. Он сделал большой глоток.

Дамблдор появился минут через десять, когда кружки уже успели опустеть. Директор Хогвартса присел напротив них.

– Может быть, поговорим у меня в кабинете? – не сразу нарушил он напряженную тишину.

– Может быть, – вставая, согласился Джеймс. Джейн поднялась следом. Глаза ее были скрыты за очками.

В молчании они преодолели путь до горгульи. Дамблдор назвал пароль (зефир в шоколаде). Джеймс едва подавил желание рассмеяться.

– Альбус, я… – Аластор Хмури осекся на полуслове, удивленно вытаращившись на его сопровождающих. – Я подожду. – Усаживаясь обратно, решил он.

– Присаживайтесь, – устраиваясь в своем высоком кресле, предложил директор. – Чаю?

– Нет, спасибо.

– Могу я узнать, кто вы?

Джеймс и Джейн переглянулись, улыбаясь.

– Неважно.

– Хм… тогда как вас называть?

– Какая разница в именах, которыми нас назовут? Куда важнее, как мы сами себя зовем. Наедине с одиночеством, когда только Бог и дьявол могут услышать…

– И все-таки?

Парень и девушка вновь переглянулись.

– Я Джеймс Дарк.

– Я Джейн Дарк.

– Это ваши настоящие имена?

– Имена – да. Фамилия – нет.

– Вы близнецы? – осторожно поинтересовался директор. Джеймс ощутил легкое – пока – давление на сознание. Аккуратно завернул Дамблдора на его же ментальные щиты. Пускай взламывает.

– Да, – ответил Джеймс.

– Скажите, это вы предотвращаете все эти нападения?

– Не совсем. Это наши люди.

– Мы пытались вступить с ними в контакт, – сообщил Дамблдор, гадая, какую реакцию это вызовет. Совсем не такую, как он ожидал.

– Наши люди не настроены на переговоры с магами.

Хмури со свистом втянул в себя воздух.

– Они не маги? Вы передали информацию о магии маглам? О чем вы думали?

– О том, что вы не в состоянии справиться с собственными проблемами. – Холодно взглянул на него Джеймс. – Ваше общество рождает чудовищ, которые считают себя вправе вмешиваться в чужую жизнь. Вы не предотвращаете творимые магами преступления. Мы намерены это исправить.

– Что вы знаете об Ордене Феникса?

– Альбус!!!

– Мы достаточно много знаем об Ордене, – Джейн проигнорировала вопль Дикоглаза.

– У нас сходный Кодекс. Не хотите сотрудничать с нами? – поинтересовался директор.

– Нет.

Директор помолчал.

– Вы знаете, что в прошлом году у школы были проблемы с преподавателем по ЗОТИ?

– Да.

– Я был бы очень рад, если бы кто-нибудь из вас занял эту должность…

: И что будем делать? :

: Мы сейчас все равно ничем не заняты. Да мы и собирались подобраться поближе :

: Ладно :

– Хорошо, только вести предмет мы будем вдвоем и у всех четырех факультетов одновременно. – Поставил условие Джеймс.

– Можно узнать, почему?

– Не люблю повторять все по два раза, – поморщился Джеймс.

– Я велю приготовить вам комнаты, – кивнул директор. – И еще…

– Позже. Сейчас мы отправимся за вещами.

Директор кивнул.

– Хорошо, позже. Мисс Дарк… Можно поинтересоваться, почему вы носите солнцезащитные очки?

Усмехнувшись, девушка сняла и отправила означенный предмет в карман, взглянула в глаза Дамблдору.

– Так лучше? – поинтересовалась она.

– Что с вашими глазами? – едва не вздрогнув, спросил директор, глядя в нечеловечески желтые глаза с узкими зрачками.

– Реакция на перенапряжение, – сообщила девушка. – Не беспокойтесь, это временно. Мы пойдем.

Они взялись за руки и с тихим хлопком исчезли.

– Альбус, почему ты им доверяешь? – подозрительно спросил Хмури.

– Не знаю… Интуиция, наверное. А у тебя есть причины им не доверять?

– Я не успел сказать: я не смог толком разглядеть их людей. Они виднелись как в тумане. А эту парочку мой глаз вообще не видит. Я потому и удивился их появлению.

– Они не так просты, как кажутся, – задумчиво проронил Альбус.

– К тому же драконы забеспокоились, как я теперь понимаю, в момент их появления. И твой феникс на них отреагировал.

– Это очень интересно. Кто они?

Глава 14. Непростительный урок.

Кого боги хотят покарать, того они делают педагогом.

Сенека Старший

– И у кого мы сегодня преподаем? – доедая принесенный Добби завтрак, спросил у сестры Джеймс. Они решили не спускаться в Большой Зал, где ученики их вчера, несмотря на события около поезда, встретили весьма прохладно. Немного этому поспособствовал и имидж а-ля молодой Снейп.

– Седьмой, первый и четвертый курсы. Каждый по одной паре.

– Может, мы зря согласились?

– А кому еще? Дамблдор староват быть одновременно директором и преподавателем. Еще один год такой нагрузки и он бы загремел в клинику. Флитвик – дуэлянт, а значит, не научит сражаться за свою жизнь. Снейп не сможет вести два урока, а алхимика его уровня найти еще сложнее. Да и поздно вздыхать, наши бывшие сокурсники уже толпятся у двери. И, по-моему, Рон с Малфоем опять поцапались.

– Да, – посмотрев на закрытую дверь, согласился Джеймс, – надо уже их запустить, пока не разрушили чего-нибудь. – Он перевел взгляд на девушку. – Джей, у них у всех разный уровень подготовки. Посмотри, кто что знает, и выработай программу. Хорошо?

– Договорились, – кивнула Джейн, щелчком пальцев отправляя остатки завтрака на кухню. – А о чем ты им будешь сегодня рассказывать?

– Ну, – озадаченно протянул профессор Дарк, – про Непростительные, наверное. – Он тоскливо посмотрел на опустевший благодаря чарам Джейн стол, на ложку, зажатую в руке, вздохнул, отправил ее вслед за тарелками, встал и пошел к двери.

Распахнув дверь, он быстро окинул взглядом всех стоявших в коридоре учеников, разбившихся на три группы. Бывшая Армия Дамблдора, с прибившимся к ним Симусом, перемешанные в равномерный коктейль остальные рейвенкловцы и хаффлпаффцы, стоящие отдельно от всех слизеринцы.

– Прошу, – отступая от прохода, пригласил всех преподаватель.

– Спрячьте палочки, – дождавшись, пока все зайдут и рассядутся, провозгласил Джеймс, – сегодня будет теоретическое занятие.

Учащиеся недовольно зашумели, многие с тоской покосились на дверь. Малфой, видя молодость преподавателя, рискнул возражать в голос.

– Профессор, мы изучали много теории, может перейдем сразу к практике? – вальяжно поинтересовался он.

Джеймс несколько секунд изучал слизеринца.

– Мистер Малфой, если не ошибаюсь? – Малфой, с чувством превосходства, кивнул. – Сегодняшняя тема урока – темная магия и защита от Непростительных проклятий. Если желаете, вы можете продемонстрировать вашим сокурсникам свои умения. – Ехидно предложил Джеймс. Слизеринец отрицательно покачал головой. – Еще желающие есть? – Джеймс осмотрел класс. Энтузиазмом никто не пылал. – Итак, кто может сказать, что такое темная магия? Кстати, пять баллов со Слизерина.

Несколько учащихся подняли руки.

– Мистер Бут, верно?

– К темной магии относятся заклинания, причиняющие боль или убивающие, – кивком подтвердив свое имя, ответил рейвенкловец.

Джеймс недовольно поморщился.

– Не совсем так, но в общем… Записывайте. В 1783 году, на Всемирном Магическом Конгрессе, было дано такое определение: К темной магии относится любая магия, непосредственно приводящая к необратимому изменению живого существа, а также магия, влияющая на разум. Да, забыл сразу сказать, – хищно улыбнулся профессор, глядя на задние парты, – если кто-то позволяет себе не слушать меня, я с полным правом считаю, что он уже все знает. А я, видите ли, очень люблю общаться с умными людьми. И, если кто-то считает себя таковым, я с удовольствием с ним пообщаюсь и оценю его знания. У кого-нибудь есть вопросы по определению темной магии?

– Профессор Дарк, как понять "непосредственно приводящая"?

– Avada Kedavra просто убивает свою жертву. С помощью Wingardium Leviosa можно на жертву сбросить что-нибудь тяжелое, – Джеймс чуть улыбнулся, припомнив пикирующую на тролля дубинку. – Но это заклинание не относится к темной магии, так как само по себе оно убить не способно. Еще вопросы? Нет вопросов. В 1839 году определение было немного расширено. К условно-разрешенной темной магии относятся заклинания, защищающие только от темных проклятий, и противоядия, нейтрализующие только темные яды. Также были определены темные ингредиенты, как входящие в состав только темных зелий. Ингредиенты, которые входят в состав не только темных зелий, являются условно-разрешенными к продаже и использованию. Право у вас, к сожалению, не преподается, поэтому поясню сразу, что торговать ими можно, но только при наличии министерской лицензии.

Джеймс протяженно вздохнул. Вступление закончено, пора начинать собственно проклятия.

– Перейдем к непосредственной теме сегодняшнего урока. Непростительные проклятья и способы защиты от них. Начнем с Imperio. Проклятье подвластия. Используется для подчинения сознания человека. На существ, природа которых отлична от человеческой, проклятье действует иначе и гораздо слабее. Насколько мне известно, на четвертом курсе вас проверяли на сопротивляемость этому проклятью. Кто-нибудь справился? – Джеймс выждал секунду. Руки никто не поднимал. – Обидно. С ощущениями от проклятья вы прекрасно ознакомлены, поэтому повторять я не буду. Защититься можно, тренируясь с хорошим товарищем, либо изучая окклюменцию и анимагию. Но это все полумеры. Гарантированной защиты они не дают. Есть также два способа, дающие полную защиту, но они являются запрещенными. Способ первый. Зелье Ясного Сознания. Запрещено, так как при очень небольшом изменении способа приготовления, а именно, на этапе авторизации, оборачивается сильнейшим способом контроля. Причем, в отличие от Imperio, вы просто отстраняетесь от управления своим телом. Изобретатель этого зелья погиб как раз потому, что во время приготовления вышел на несколько минут. Нашли его сбросившимся с башни, хотя он всегда боялся высоты. Рецепт зелья считается утраченным. Способ второй. Амулет Чистоты. Может выглядеть как угодно, главное, чтобы его можно было закрепить на теле. Он гораздо коварнее зелья и проклятья, хоть и слабее их. Опять-таки, сравнивая его с Проклятием Подвластия, вы не чувствуете влияния на свой разум, просто вы будете выполнять все просьбы человека, который наденет на вас этот амулет. Снять его достаточно просто, нужно лишь осознать его влияние. Это не так легко, многие маги жили десятки лет, ничего не замечая. Как раз поэтому, Амулеты Чистоты являются запрещенными. Думаю, вы поняли, что защищают они, когда их надевают самостоятельно.

: Ух ты, а я и не знала, что они запрещены. Мы ж их два десятка наделали год назад. Нас посадят! Я НЕ ХОЧУ В АЗКАБАН!!! :

: Не смешно :

: А я и не смеюсь. Я в ужасе :

: Составь программу и, пожалуйста, не отвлекай меня :

: Хорошо-хорошо :

Джеймс раздраженно посмотрел на Джейн. К сожалению, “страшный” взгляд пропал даром. Подруга сидела к нему вполоборота и была полностью сосредоточена на нескольких листах перед собой. Парень мысленно пожелал ей всего самого-самого и вернулся к лекции.

– Crucio. Пыточное Проклятие. Раздражение всех болевых рецепторов магическим путем. Иллюзия боли. Не чувствуют ее находящиеся в бессознательном состоянии, например во сне, в обмороке, под действием Imperio, либо… – Джеймс бросил осторожный взгляд на сестру, – переживая сильнейшую душевную травму. Нужен доброволец для демонстрации.

Добровольцев не нашлось.

– Хорошо, воспользуемся методом ненаучного тыка. – Джеймс, не глядя, ткнул в список учеников. – Мисс Паркинсон, прошу.

Слизеринка вздохнула и, тяжело ступая, совершила длинный переход от задних парт к передним.

– Сейчас я наложу на вас Проклятие Подвластия. – Предупредил ее профессор. – Не сопротивляйтесь, пожалуйста.

Паркинсон обреченно согласилась.

– Imperio. – Джеймс секунду наблюдал за ней, затем повернул голову. – Джейн.

– Что? Ах, да. Crucio.

: Как давно мне хотелось чего-нибудь подобного… На Паркинсон… Crucio… :

: Ты меня пугаешь. Ты куда дела примерную ученицу, не допускающую ничего запретного? :

: Предел мечтаний… Эх… жаль, что она ничего не чувствует… :

– Finite, – повела ладонью девушка и вновь уткнулась в свои бумаги.

– Мисс Паркинсон, не могли бы вы рассказать о своих ощущениях?

– Ну, сначала вы наложили на меня Imperio, и все стало так легко, потом ваша сестра наслала Crucio, я почувствовала словно резкий укол, но вы тут же сказали мне, что я не чувствую боли. Я… ну, знала, что боль есть, но я ее не чувствовала, то есть, – запуталась слизеринка, – не знаю, как сказать. А потом, с меня сняли Пыточное, и я об этом как-то узнала…

– Спасибо, пятнадцать баллов Слизерину. – Прервал ее излияния Джеймс. – Перейдем к Убийственному проклятию. Avada Kedavra. Не беспокойтесь, – перехватив несколько направленных к выходу взглядов, усмехнулся Джеймс, – на вас я их демонстрировать не собираюсь. Полагаю, рассказывать об этом проклятии нет нужды, лучше рассказать о защите. Как, надеюсь, вам известно, фениксы обладают иммунитетом к этому проклятию. То есть, он может закрыть вас. Вряд ли, конечно, у кого-нибудь он есть. Поэтому, будем разбирать другие способы. Джейн, прервись еще на минутку.

– Avada Kedavra.

Ближайшая парта, за которую никто не рискнул сесть, повинуясь движению руки Джеймса, сорвалась с места и оказалась на пути проклятья.

– Закрыться достаточно крупным материальным предметом, – разглядывая наполовину сгоревший стол, прокомментировал Джеймс. – Сотворенные предметы здесь не годятся. – Также есть один щит, защищающий от всего, в том числе и от Убийственного Проклятия. Так называемый Щит Джян бен Джяна. Кто это такой не спрашивайте. Честно говоря, я и сам не знаю. Его действие вы все вчера видели. Щит этот может сотворить любой маг, но его практически не применяют из-за одного немалого минуса. Чем больший размер щита, чем слабее и неопытнее волшебник, тем дольше будет создаваться щит, и тем меньше времени он будет существовать. Рекорд по времени создания индивидуального щита принадлежит самому Мерлину и составляет, кажется, восемнадцать секунд. Щит этот невозможно двигать, проникнуть через его грань может только его создатель. Если бы не продолжительное время для его установки, был бы он идеальным. Итак, есть ли вопросы по теме лекции?

Класс некоторое время переваривал такое количество информации.

– Профессор, а нельзя ли создать этот щит минимального размера, чтобы только отразить проклятье? Ведь если он будет маленький, то и создаваться будет очень быстро?

– Вся проблема в том, что щит не может опираться на воздух. На камень, на землю, закручивать его на самого себя можно, но нельзя на предметы небольшого, по сравнению со щитом, размера.

– Профессор, а как смог защититься Гарри Поттер?

– Хороший вопрос, – почесал Джеймс кончик носа. – Это уникальный случай, поэтому точно ничего не известно, но есть несколько предположений. Альбус Дамблдор, например, считает, что его защитила материнская жертва.

– А вы?

– Я думаю, что к этому имеет какое-либо отношение магия пророчеств. Когда-то было сделано пророчество о Темном Лорде и Гарри Поттере. Согласно ему, Темный Лорд не смог бы убить мальчика, нападая на него в первый раз. – Издалека, еле слышно, донесся звон колокола. – Урок окончен, все свободны.

Джейн подождала пока все выйдут, взмахом руки запечатала дверь и наложила заглушающие звук чары.

– Что еще за пророчество?

Глава 15. Дополнительные занятия.

Хозяин должен выполнять каждую просьбу гостя, а гость не должен просить ни о чем.

Х. Штейнхаус

Джеймс сидел в Большом Зале и с любопытством рассматривал девственно-чистую тарелку перед собой. С левой стороны от него, Джейн с таким же сосредоточенным видом наблюдала за несуществующими облаками в ясном небе.

Директор не забывал время от времени намекать о том, что не плохо бы им появляться на людях не только на уроках; но близнецы старательно делали вид, что его намеков они не понимают. В конце концов, Дамблдор сдался и прямым текстом попросил их хотя бы иногда посещать Большой Зал. Сегодня это “иногда” наступило. Ученики были, мягко говоря, не рады. Всего за неделю близнецы заслужили себе репутацию самых страшных преподавателей Хогвартса, уступая, разве что, Снейпу. Но их, в отличие от зельевара, было двое. Ни Джеймс, ни Джейн не могли понять, почему ученики их там бояться. Баллы они если и снимали, то только по делу, коридоры по ночам не патрулировали, нарушителей не ловили, слизеринцам не покровительствовали (впрочем, остальным тоже). Список этих не можно было продолжать довольно долго. А то, что на уроках даже пошептаться нельзя… ну какому учителю это нравиться?

Как назло, сегодня начало обеда затягивалось. Директор решил немного порассказать о предстоящем бале в честь Хэллоуина. Джеймс слушал его лишь краем уха.

: Джинни как-то нервно на нас поглядывает :

: Может что-нибудь нам подстроили, теперь беспокоиться? :

: Им далеко до лавров твоего отца с компанией :

: Только это меня и успокаивает :


* * *


– Профессор Дарк, – отвлек Джейн немного неуверенный голос.

– Да, мисс Уизли? – подняла девушка голову от конспектов будущих занятий.

– У меня к вам просьба… – замялась гриффиндорка под пронизывающим взглядом профессора. Джейн незаметно хмыкнула, уже догадавшись, куда клонит Джинни.

– Есть несколько человек… – осторожно подбирала слова рыжеволосая ведьмочка, – которым… не хватает того, что дают на занятиях… Я, конечно, понимаю, что вам приходится ориентироваться на средний уровень… – совсем тихо закончила она.

– И?.. – Джинни невольно восхитилась множеством противоречивых эмоций, вложенных в это простое слово. Нетерпение и ожидание, скука и интерес, разочарование и гордость.

– Ну, мы бы были рады, если бы вы позанимались с нами дополнительно… – несмело призналась-таки Джинни.

Джейн чуть повернула голову, взглянув на отдыхающего после третьекурсников брата. Джеймс никак внешне не отреагировал. Девушка удовлетворенно кивнула и вернула все внимание нетерпеливо переминающейся Джиневре.

– Сколько вас?

– Четверо. Я, Луна… – зачастила мисс Уизли.

– Понятно, – перебила ее Джейн. – Ждем вас сегодня в шесть. Просьба не опаздывать.

– Хорошо. Спасибо.

– Спасибо будете говорить, когда уже ничему не сможете у нас научиться, – подал голос Джеймс. Джинни лишь улыбнулась в ответ на его заявление и поспешила на свое обычное место.

По Хогвартсу разнесся призывающий к началу занятий удар колокола. Шестикурсники нестройной толпой потянулись внутрь. Джейн поднялась, молчаливо приветствуя их.


* * *


Негромко постучали. Джейн открыла дверь, за которой обнаружилась прекрасно известная ей четверка.

– Без трех минут. Вы пунктуальны. – “Поприветствовала” она их. – Идемте. – Выйдя и не озаботившись запереть за собой, позвала Дарк.

Она привела их к комнатам преподавателей ЗОТИ. Без стука распахнув одну из дверей, Джейн жестом пригласила ребят внутрь, где их всех уже дожидался Джеймс.

Оба учителя прошли в проем напротив входа.

– Что стоите?

Друзья переводили напряженные взгляды от окна до расположенной метром правее арки, ведущей в какое-то помещение.

– Это всего лишь игра с пространством, – заметил Джеймс. – Небольшая… – голосом, убеждающим в обратном, уточнил он.

Луна первая спокойно направилась вперед. Остальные, секунду неуверенно потоптавшись на месте, устремились за ней. Джеймс закрыл дверь, и все вокруг окутала темнота. Раздался щелчок, вслед за которым помещение наполнилось еле слышным гудением. Через секунду, на потолке, одна за другой начинали светить длинные трубки. Оба Уизли и Невилл смотрели на них с восхищением. Луна даже не обратила на них внимания, как на что-то привычное. Она осматривала комнату.

Это был большой тренировочный зал, выдержанный в темных тонах. Вдоль стен стояло несколько даже на взгляд удобных диванчиков. Пол покрывали маты. Было три двери, через одну из которых они и вошли.

– Змея, – проинформировала Луна.

* Ты что-то хотел, Ёрмунганд? *

* Да. Дракон, Феникс, вас искали *

* Зачем? *

* Я плохо понимаю человеческий язык. Я только видел, что они оставили вам записку *

Змей взмахом хвоста указал на один из диванчиков. Джейн взяла лист бумаги.

– Проблемы? – тревожно спросил Джеймс.

– Веритасерум у них кончился после последней операции, – направляясь к выходу, ответила Джейн. Совсем не к тому выходу, через который они пришли.

– Вы что, змееусты? – со смесью восхищения и неодобрения спросил Рон. Восхищения было больше.

– Да, – беззаботно пожал плечами Джеймс, – полезное умение.

– Вы потомки Слизерина? – полюбопытствовал Невилл.

– Может быть. Никогда не интересовался генеалогией, даже своей собственной. Но! – поднял палец Джеймс, – не останавливайтесь на Англии и Хогвартсе. В одной только Индии проживают сотни змееустов. Нагов считают особо угодным богам племенем, а волшебника, получившего от них дар общаться с их сородичами, весьма уважают в обществе.

– Нагов?

– Наги. Шести-, реже восьмиголовые змеи. Древний, долгоживущий, но малочисленный род. Очень уважаемый индийскими магами.

Пока все рассаживались, Джеймс и Джейн успели коротко посовещаться.

– Итак, – мы много интересного уже про вас наслушались… – Джеймс не стал заканчивать, решив посмотреть на их реакцию.

– И что? – немного напрягся Невилл.

– Просто ни за что не поверим, что все, что вы хотите – это дополнительные занятия по защите, – невинно заметила Джейн. Ученики смущенно посмотрели друг на друга. Спустя несколько секунд, не иначе, как по какой-то причудливой логике, в центре внимания оказалась Луна.

– Мы хотим уметь сражаться по-настоящему, – прямо заявила обычно мечтательная блондинка, – И… вы не могли бы обучить нас анимагии? и еще чему-нибудь, что могло бы пригодиться?

Профессора молчали довольно долго.

– Есть три пути стать человекозверем, – проговорил Джеймс. – Тропа предков легка, но не каждый найдет ее; дорога ума подвластна любому, но длинна она, и долго идти по ней; река знаний же быстро донесет до цели, но лишь построивших корабль. – Джеймс на секунду умолк. – Немного архаично, но, в целом, верно.

– А-а… можно посовременнее?

– Можно, – легко согласился парень. – Анимагом можно родиться. Довольно редко так происходит, но есть три клана, в которых все дети наследуют форму родителей и могут преобразовываться почти с рождения.

– И что за эти кланы? – заинтересовался Невилл.

– Один клан, крупнейший, живет в Сибири, – начала рассказывать Джейн, – они называют себя волколаками. Зародился он около девятисот лет назад. Основателем клана был даже и не маг, а самый обычный человек, охотник. В магию он… ну, нельзя сказать, что не верил, но на таком, бытовом уровне, как впрочем, верили тогда все; но в волшебников он не верил. Одним не очень счастливым днем, на охоте, заплутал в лесу, и пришлось ему там заночевать. Было полнолуние, и на его ночевку вышел волк. Охотник с ним справился, но и сам был ранен. А через месяц, в следующее полнолуние, сам стал волком.

– Он обращался к волхвам, кудесникам, священникам, но ничего не мог сделать. Он принялся путешествовать, искал исцеление… Спустя двенадцать лет он вернулся на родину, но в путешествиях он что-то нашел. Он в любой момент мог превратиться в волка, и Луна больше не была над ним властна. Все родившиеся у него дети были такими же, как и он.

– Сейчас их клан насчитывает почти тысячу человек, и только десяток их них – маги. В XVII веке одна из петербургских волшебниц вышла замуж за волколака. Клан никогда не признавал Министерство России – там приравняли их к оборотням, которых, кстати, волколаки охотно принимают. Министерство не может с ними ничего поделать. Клан силен, а их маги говорят, что сначала они – члены клана, а уж затем – российские подданные. И кроме старейшины клана никто не может им приказывать.

– В Китае проживает клан кицунэ, анимагов-лисиц. Их клан, наверное, старейший из трех. Согласно легендам, первыми кицунэ были двенадцать сестер императора Цинь Шихуанди, и именно они, кстати, создали големов, охраняющих его гробницу. Толком про этот клан ничего не известно. Известно, что он все еще существует, но как много в нем человек – увы, нет. Как их клан зародился – тоже. По слухам, небольшой анклав есть в Японии.

– В Австралии существует клан анимагов-кенгуру. Не очень крупный, всего несколько десятков человек. Все – маги. Как и когда возник клан – неясно, но это было раньше начала колонизации этого континента европейцами. Толковой письменности у аборигенов не существовало, и о появлении клана повествуют только легенды, довольно странные. Если говорить коротко: некий маг влюбился в кенгуру. Долго он молил всех богов сделать его возлюбленную равной ему. Боги удовлетворили его просьбу, и пошли у них дети – наполовину люди, наполовину звери.

– Чушь какая-то, – фыркнула Джинни.

– Ну, я же говорю – легенда, – пожала плечами Джейн. – В общем, анимагами вы не родились. Но можно анимагии научиться, для этого нужно очень хорошо знать Трансфигурацию и минимум потребуется несколько месяцев тренировок. Как у вас с Трансфигурацией?

– Не очень, – отмахнулся Рон, – а третий путь?

– Есть анимагическое зелье, но его рецепт… считается утерянным, – быстро взглянув на брата, закончила Джейн. – Зелье, кстати, темное. Да и сама анимагия к темной магии относится. Думаете, почему нужно регистрироваться?

– Из-за того, что это темная магия? – удивилась Джинни.

– Да. Когда-то каждый уважающий себя темный маг был и анимагом одновременно. А светлые – ни-ни. Либо хорошо это скрывали. Ладно, информацией мы вас загрузили, обдумаете на досуге. Идем дальше, как вы себе представляете магическое сражение?

– Сотворение проклятий, контрпроклятий и щитов, – четко, словно заученно, отозвался Невилл, – до тех пор, пока противник не будет нейтрализован.

Джейн шумно фыркнула. Джеймс грустно улыбнулся.

– Стандартное представление, – прокомментировал он. – Вы не должны действовать стандартно, если желаете победить. Представьте, что противник знает, как защититься от всех ваших проклятий. Вы будете сражаться, пока не вымотаете его или не вымотаетесь сами? А если противников несколько?

Ответом послужила весьма красноречивая тишина. Похоже, никто из ребят не задумывался об этом.

– Никто, в том числе и вы сами, не должен знать, что вы будете делать через секунду. Импровизация – залог победы. Ну, – потянулся Джеймс, – есть желающие поразмяться? Убивать никого не буду, честное слово!

Девушки, переглянувшись, дружно отказались. Рон с сомнением покосился на Невилла и встал. Напротив него пружинисто поднялся его противник.

– Невербальное сотворение заклинаний изучали?

– В прошлом году, – нервничая, ответил Уизли.

– Хорошо, – Джеймс махнул сжатой в кулак рукой в приветственном жесте. Рон с видом, будто его только что осенило, неловко повторил его движение.

Джеймс послал простейшее парализующее проклятье. Рон успешно отразил его обратно и отправил свое заклинание. Несколько секунд противники, не сходя с места, перебрасывались проклятиями. Вдруг, совершенно неожиданно, Рон рухнул как подкошенный.

– Поражение, – сообщил Джеймс. – Enervate.

Рон открыл глаза и недоуменно поморгал, соображая, почему он смотрит на потолок, и почему болит голова. Джеймс помахал перед его лицом.

– Сколько пальцев?

– Два. Что это было?!

– Если говорить по-научному, то это называется невербальной материализацией в условиях, приближенных к боевым; а если по-простому, то я создал камень над твоей головой, и он тебя вырубил.

Рон с трудом перебрался на диванчик и сел, откинув голову на спинку.

– Джеймс, я вот сейчас вспомнил… Хотел спросить, да как-то вылетало постоянно, – ненужно пояснил он. – Вот, я тоже умею палочку делать невидимой, но у меня не получается ей колдовать, пока она скрыта. Как вы это делаете?

Два молодых профессора с глубоким изумлением смотрели друг на друга, пока Джейн не прищелкнула пальцами, вспомнив что-то.

– Аутотрансфигурация палочек, – безапелляционно заявила она.

– Ну да, – согласилась Джинни. – Один из разделов Высшей Трансфигурации. Хотите сказать, вы не знали?

Джейн насмешливо взглянула на девушку.

– Понимаешь, Джинни, мы никогда не интересовались эти разделом. Наверное, потому, что нам нечего преобразовывать. У нас нет палочек.

– Нет!? Но так не может быть!

– Может, – жестко ответил Джеймс. – На сегодня хватит. И рекомендую поспешить на ужин.

Глава 16. Шпион в Хогвартсе.

Предательства совершаются чаще всего не по обдуманному намерению, а по слабости характера.

Ларошфуко

Шло время, приближался Хэллоуин, а вместе с ним и обещанный Дамблдором бал. Среди учеников, с каждым днем все радостнее обсуждающих предстоящее, своим безразличием выделялась Великолепная Четверка. Почти таким же безразличием отличались близнецы Дарк от других преподавателей, принимавших все это с тоскливой обреченностью. Разительный контраст и с теми, и с другими, составлял профессор Снейп. Выражение его лица в тот момент, когда он услышал о “хорошей идее”, несколько недель служило общим кошмаром самых младших учеников. После объявления зельедела видели редко. Большую часть времени он проводил запершись в лаборатории и пытаясь придумать хоть что-нибудь, что заставило бы директора отменить торжество. Судя по тому, что каждый еженедельный педсовет Дамблдор начинал с вопроса о подготовке к балу, безуспешно. Снейп злился, но сдаваться, похоже, не собирался.

Время шло, Джейн и Джеймс продолжали тренировать ребят. С каждым днем у них получалось сражаться все лучше и лучше. Вчера Рон почти одержал верх над Джеймсом, сотворив веревку, об которую Дарк благополучно споткнулся. Рон этого совершенно не ожидал, и секундное замешательство стоило ему победы и десятиминутной лекции на тему “пока противник не повержен, нет времени хлопать ушами и остальными частями тела, не в присутствии девушек названными”. Выслушал парень внимательно, лежа на полу в связанном состоянии.

Джеймс поморщился, вспоминая этот случай. Из-за чего он так отвлекся, что даже не заметил веревки? Он совершенно не оправдывал себя тем, что она была невидима. Еще Джемса смущало двоякое отношение к произошедшему. С одной стороны, он был горд за своего ученика. С другой… ему было обидно.

Парень злобно глянул на дверь и нехотя приказал ей открыться. За ней обнаружилась ожидаемая четверка.

– Входите, – приглашающее махнул он, не выказывая попыток выбраться из кресла.

Друзья расселись, кто на чем, и выжидающе уставились на профессора, ожидая пояснений. Джеймс молчал не долго.

– Джейн занята. Так что сегодня просто поговорим. Тренировки не будет.

– А чем она занята? – тут же заинтересовалась Джинни.

– У нас запас зелий на исходе.

Невилл непроизвольно потер руку в месте, где у него три дня назад был перелом.

– А Снейпа нельзя было попросить? – Видимо, Северус искал вдохновение в коридорах школы. Нашел Рона. Теперь парень горел желанием алхимика чем-нибудь занять.

– Северус отказался бы готовить большую их часть, – невинно глядя в потолок, ответил Феникс, – почти все зелья темные. И часть из них – запрещенные.

– Вы – темные маги, – обвиняюще выдохнул Рон.

– Фамилия обязывает, – широко улыбнулся Джеймс.

Парень оглядел их напряженные лица.

– Надежда светлой стороны, – ехидно протянул он, – любимцы Великого Светлого Мага. Учатся у мага темного. – Джеймс вздохнул и как-то тоскливо продолжил. – Поймите: Свет, Тьма – всего лишь слова. Только действия покажут истинные намерения. Волдеморт вполне ведь мог пойти и немного по-другому.

Продолжил Джеймс уже тихим голосом:

– Я величайший светлый маг со времен Мерлина. Сам Бог выбрал меня своей правой рукой на Земле. Мне было даровано откровение. Маги – венец творения. Маглы – ошибка Господа, мешающая Ему завершить свой замысел. В милосердии своем он позволяет им существовать и разрушать этот мир. Нужно помочь Господу, уничтожить их всех. И настанет тогда на земле Царство Господне. Не будет больше зла, и волк возляжет рядом с агнцем.

Джеймс негромко рассмеялся.

– Впрочем, последнее уже несколько из другой оперы. Ну, как вам? В проекте – все маги объединяются и совместно устраивают на планете гигантскую гекатомбу. Все маги, погибшие при этом – святые мученики, отказавшиеся – еретики. Их, конечно, будут жалеть, ведь в неразумении своем мешают они планам Господним, множат свои грехи. Господь их, конечно, простит, вот только если грехи будут не тяжкие. Им, конечно, помогут поскорее отправиться к Нему и вымаливать прощение. А если не по неразумению своему они вредят, а по сатанинскому наущению – тем более. На костер их и привыкайте – в Аду жарче. В общем, идея и девиз другие, а результат?

– Результат тот же, – спокойно произнесла Луна. – Уничтожение всех несогласных с властью Волдеморта.

– Правильно, – кивнул Джеймс, – только ему не Волдемортом надо будет называться, а какое-нибудь другое имя придумать.

Рон шумно хлопнул себя по лбу.

– Мы вас, кстати, про имена спросить хотели, – явно желая перевести разговор на что-нибудь другое, сказал он, вытаскивая из кармана лист пергамента. – Это…

– Погодь, сам пойму, – не дал ему договорить Джеймс, беря пергамент. Он закрыл глаза, пронизывая карту мысленным взором. Ему и самому было любопытно, какие чары использовались для ее создания.

– Это карта Хогвартса. Она показывает всех людей, находящихся на его территории. Но вы не обнаружили на ней нас с Джейн, верно? – Джеймс открыл глаза и увидел ошеломленные лица. Он принялся рассказывать.

– Очень тонкая вещь, не каждый семикурсник сможет сделать что-то подобное. Хитро устроена. Карта, в принципе, находит всех живых существ, но здесь стоят три фильтра. Вам ведь не нужны какие-нибудь черви, не так ли? Один фильтр отсеивает всех людей, но он не обнаруживает анимагов и оборотней, даже когда они не в звериной форме. Второй фильтр выбирает магов. Третий… даже ни фильтр, а, скорее, список, кого надо добавить из не попадающих под предыдущие условия: Пивс, миссис Норрис, Фоукс. Кстати, если вам понадобится в этот список кого-то добавить, нужно сказать “Мой злобный враг” и назвать имя.

– Тогда… можно?

Джеймс покачал головой.

– Я лучше еще фильтр поставлю.

Парень медленно погладил лист пергамента.

– Торжественно клянусь, что замышляю только шалость… Вот и я. – Джеймс ткнул в точку, подписанную “Феникс”. – А это еще что? – недоуменно добавил он, сдвигая палец на полдюйма. Точка, заинтересовавшая профессора, именовалась “Крыса”.

– Что за фильтр вы туда добавили? – попросила уточнить Джинни.

– Да я даже не добавил, изменил, – растерянно разглядывая непонятное имя, сообщил Дарк, – он выбирал только магов, а я расширил на всех, способных управлять магией и являющихся разумными. Видите, домовики появились? – Указал он на густую, непрерывно кипящую массу точек. – Но крысы не являются магическими существами…

– Если только это не анимаг, – зло вставил Рон.

– Если не анимаг, – эхом повторил Джеймс, зачарованно глядя в карту. – Нет, – резко встряхнулся он. – Если бы это был анимаг, здесь было бы написано имя, а его нет…

– Но ведь вашего имени тоже нет, – заметил Невилл.

– Потому что мы с Джейн не просто анимаги, – разозлился парень и резко встал, – если будем и дальше гадать, то ничего не узнаем. Если я не ошибаюсь с масштабом, то эта… Крыса… находится в коридоре.

Джеймс резкими, порывистыми шагами переместился к двери. Внимательно прислушался. Усмехнулся. По-особому прищелкнул пальцами и спокойно открыл дверь, выходя из комнаты. Впрочем, уже через секунду он вернулся.

В его руке, подвешенная за хвост, раскачивалась довольно толстая крыса со странно светлой лапкой.

– Спит, – правильно истолковал Джеймс взгляды ребят. Он положил животное на стол и принялся внимательно его рассматривать, ощупывать и чуть ли не обнюхивать. Ребята, как зачарованные, наблюдали за ним.

– Твое мнение, Джейн?

– Ты самая последняя сволочь на этой планете, Джеймс, – агрессивно озвучила требуемое непонятно когда появившаяся девушка. – Я же ясно просила не беспокоить меня. Знаешь, сколько сил на темпоральную заморозку уходит?

– Твоих, наверное, немного, – заметил парень, оторвавшись, наконец, от грызуна. – Мы ведь лабораторию оборудовали с учетом такой потребности. И у меня было времени ждать тебя еще… семь часов, – предварительно сверившись со своим наручным хронометром, закончил он.

– Ладно, – неопределенно махнула рукой его сестра и плюхнулась в свободное кресло, – что ты хотел?

– Что скажешь об этой зверушке? Фонит магией, разумна, но личность не чувствуется.

– На щиты проверял? – не задумываясь, отреагировала Джейн.

– Проверял. Чисто.

– Проверь еще раз, тщательнее. Исходи из возможности, что щит мог навешать кто-нибудь другой.

Джеймс еще раз тщательно осмотрел животное. Затем поднял крысу за хвост и посмотрел на свет, словно она была прозрачной. Джейн и ребята терпеливо дожидались его резолюции. Наконец, парень положил крысу на стол и устало потер слезящиеся глаза: за несколько минут он так ни разу и не моргнул.

– Я не знаю, что это за щит, – устало признал он, – но этому анимагу не хватило бы сил его поставить. Мне, кстати, тоже, – честно сознался парень. Он переложил грызуна на стул, на котором через секунду появился невысокий похрапывающий человек.

– Хвост! – охнул Рон.

– Вы его знаете? – вяло спросил Джеймс.

– Ну… да, немного.

– Вспомните, пожалуйста, все, что знаете о нем. – Попросил Дарк. – Не надо вслух, просто вспомните.

Несколько секунд Рональд честно вспоминал, затем он почувствовал, что его словно гладят по голове холодной мокрой тряпкой; он непроизвольно дернулся, краем глаза отметив, как рядом встряхнулась Луна.

– Спасибо, – Джеймс перевел взгляд на сестру. Какое-то время они словно играли в гляделки, после чего Джейн кивнула, соглашаясь с чем-то. Джеймс закрыл глаза, удобно устроился в кресле и, казалось, уснул.

Очнулся Петтигрю. Испуганно дернулся, но встать не смог. Судорожно хлопнул себя по карману, после чего ударился в настоящую панику. Обежал глазами всю комнату. Рон смотрел на него с ненавистью; Джинни, Луна и Невилл с любопытством; Джейн бесстрастно, а Джеймс не смотрел вовсе.

– Итак, Питер, – прервала затянувшуюся тишину Джейн, – ребята сообщили нам много интересного о вас. Мне только хочется прояснить некоторые моменты. Очень надеюсь, что вы меня поймете.

Питер решил промолчать, смотря поверх голов куда-то в угол. Джеймс поморщился, точно ему снился особо неприятный кошмар.

– Понимаю, – кивнула Джейн, – вы не заинтересованы в конструктивной беседе. Что ж, у нас есть к вам предложение. Если вы честно расскажите как можно больше из того, что знаете, вы получите свободу. После смерти Темного Лорда, конечно. До этого времени вы будете жить во вполне приличных условиях. Во всяком случае, не в Азкабане. Одиночество вам, кстати, не грозит: у нас находятся порядочно ваших знакомых.

– А если я откажусь? – хрипло спросил Питер. Казалось, он долгое время ни с кем не общался.

– Если вы откажитесь, вы будете гуманно казнены. Безболезненно, во всяком случае. А если вы солжете, мы устроим вам персональный филиал Азкабана, из которого вы не сможете сбежать. – Джейн сделала паузу, давая Петтигрю возможность осознать все перспективы этого варианта. – Итак, что интересного вы можете нам рассказать?

– Немного же я знаю, – пробормотал себе под нос мужчина, уверенный, что его не услышат.

– Даже это “немного” может оказаться полезным, – терпеливо сообщила Джейн.

Питер с минуту молчал, словно готовился прыгнуть в ледяную воду, а затем резко произнес:

– Гарри Поттер и Гермиона Грейнджер невиновны в том, в чем их обвиняют.

Ребята не выказали никакого удивления, лишь подались вперед, готовясь слушать его, не пропуская ни одного слова. Никто не смотрел Джейн в глаза, а если бы и посмотрел, то увидел, как в спокойных глазах на мгновение зажегся малопонятный огонек.

– О-очень интересно, – протянула девушка, – но малопонятно. С самого начала и, пожалуйста, подробнее.

Питер неуверенно подвигал плечами, словно ему жало.

-Даже не пытайтесь, – невозмутимо сказала Джейн, – я же сказала, вам не сбежать.

Петтигрю вздохнул и быстро затараторил, временами сбиваясь и делая паузы.

– Полтора года назад Лорду не удалось захватить пророчество. Он тогда сказал… не всем Пожирателям, а только некоторым…

– Кому?

– Мне, Люциусу и Беллатрикс.

– Наиболее преданные из всех… продолжай.

– Он тогда сказал, что Поттера не удастся уничтожить, пока ему верят и его готовы защищать.

– Следовательно, нужно было состряпать убедительное обвинение, – задумчиво кивнула Джейн, – каков был план?

Петтигрю помялся, но все-таки сказал.

– Конкретного плана сперва не было. Лорд приказал мне шпионить в Хогвартсе и сообщать о Поттере как можно больше. Мне удалось узнать, что он собирается зачем-то исчезнуть ото всех на несколько часов, но не один, а с Грейнджер. Я сообщил Лорду. Мне приказали провести нескольких Пожирателей в Хогвартс. Они выкрали эту парочку, а мне велели оставаться здесь. Что было дальше, я не знаю.

– А потом их подставили, осудили и вытащили прямо из зала суда и либо убили, либо стали держать под Imperio. – прокомментировала Джейн.

– Я не знаю, – повторил Питер.

– Гарри может сопротивляться проклятью подвластия, – заметил Рон.

– Это не обязательно может быть проклятье, – возразила девушка, – помните, мы вам про Амулеты Чистоты рассказывали? Питер, как вы передавали Волдеморту сведения?

– Курьером. Мы встречались в “Трех метлах” по скользящему графику. Следующая встреча в эту пятницу.

– Послезавтра… Какой-то сигнал, сообщение, что все в порядке?

– Нет.

– Предлагаешь ловлю на живца? – очнулся Джеймс.

– Почему бы и нет, – пожала плечами девушка. Они переглянулись, и девушка кивнула.

– Идем, Питер, – заявил Джеймс, уже направляясь к двери в тренировочный зал. Петтигрю поднялся и послушно пошел вслед за ним.

– Вы что, собираетесь его отпустить? – взорвался Рон, едва эта пара исчезла.

– Он не лгал. Джеймс сказал, что ему стоит дать шанс. Я с ним полностью согласна.

– Он же убийца, – возмутился парень.

– Он похож на Северуса, – проговорила в потолок Джейн, – у него не было друзей ни в школе, ни до нее. А когда появились… они оказались последователями Темного Лорда. Питер сдуру пошел под его знамена… – девушка печально вздохнула, – сейчас он ненавидит Волдеморта, ненавидит себя. Шпионом, как Снейп, он быть не мог. Сдаться он боялся. Оставался только один, самый неприятный выход: верно служить Лорду и надеяться на его победу.

– Но у него же были друзья в школе! Знаменитая четверка – Джеймс Поттер, Сириус Блэк, Ремус Люпин и Питер Петтигрю. Головная боль профессоров.

– Покровители были. Друзей – нет. – Поправила Джейн.

– Откуда вы вообще все это знаете?

– Джеймс – прирожденный легилименист. Он все-таки сломал щит. – Джейн посмотрела на не нашедшего что возразить Рона и сказала: – Идите. Пойду я зелья доваривать.

Она ушла, даже не удосужившись выпроводить ребят из комнаты. Они еще с минуту смотрели не стену, на которой, казалось, никогда и не было двери.

Глава 17. Ловля на живца.

Среди ненавистных качеств врага не последнее место занимают его достоинства.

Жан Ростан

Гермиона ничуть не удивилась, обнаружив Гарри и Питера дожидающимися ее в тренировочном зале.

– И о чем таком ты хочешь поговорить, – с ходу плюхнувшись в кресло, поинтересовалась она, – что не должны знать ребята?

– Это только мои подозрения, – признался Гарри, – но, знаешь, они просто пугающе похожи на правду. Я не смог сразу обнаружить щит потому, что он не был подписан.

– Ты хочешь сказать… – медленно сказала девушка.

– Именно. – Кивнул парень. – И ничего кроме этого.

– Но ведь это может быть любая другая магия, – воскликнула Гермиона.

– Щит последний раз обновлялся две недели назад. За это время Питеру не давали никаких зелий, – принялся загибать пальцы Гарри, – он не получал никаких амулетов, его рука – только протез, ничего более, домовикам такое колдовство просто не под силу, волшебник не сможет не оставить подпись. Остается только один вариант. К тому же, профиль магии щита очень похож на мой.

Девушка нервно обежала взглядом комнату, ни на чем не фиксируясь. Жалобно простонала:

– Я не хочу в это верить.

– Но это многое объясняет. – Печально сообщил Гарри. – Для начала, как он тогда выжил.

– Но он, при таком условии, вообще не должен был лишиться тела, – возразила Гермиона.

– Магия пророчества не только спасла меня, но и лишила его тела.

Гермиона посмотрела на Петтигрю.

– Я ему уши заткнул, – успокоил ее парень. – Это объясняет, как он проник в Гринготтс, как он смог сломать наложенный на Берту Джоркинс Obliviate.

– Но ведь целители тоже могут это сделать, – цеплялась за призрачную надежду Джейн.

– Но ведь не пытками, верно? И не такое сильное проклятие. Помнишь… а, тебя же не было. Крауч-младший сказал, что ее память была повреждена навсегда. К тому же, Питер помнит несколько случаев, когда Волдеморт явно не пользовался палочкой.

– Н-да, – протянула Гермиона, – одно дело сражаться против просто сильного Темного мага, но совсем другое – против равного по способностям, но значительно более сильного.

– Значит, надо будет придумать какую-то хитрость, – пожал плечами парень. – Но сейчас надо решить, что делать с Питером.

– Что решать: в камеру и все.

Джеймс поелозил в кресле.

– Я думаю использовать его. Мне кажется, он будет рад помочь уничтожить Волдеморта. К тому же, он должен мне жизнь.

– Чтобы воспользоваться этим долгом, ты должен открыться ему, – заметила девушка.

– Если ничего другого не останется… но я попробую сначала просто уговорить его.

Джеймс снял с Питера чары.

– Мистер Петтигрю, у нас есть к вам еще одно предложение. Мы уже предложили вам прощение. Сейчас мы хотим предложить вам работу. Вы слышали о возрождении Инквизиции?

– Нет. – Петтигрю облизнул разом пересохшие губы.

– Инквизиторы уже внесли в эту войну весомый вклад. Думаю, вы знаете случаи нашего вмешательства. Мы достаточно сильны и предлагаем вам к нам присоединиться.

– Это какой-то элитный магический отряд? Вроде Ордена Феникса?

– Нет, – покачала головой Джейн, – в Инквизиции сейчас только два мага – я и Джеймс. Но вы ведь понимаете, что если не владеющие магическими способностями люди в состоянии на равных сражаться с подготовленными магами… Наше дело достаточно перспективно.

Поколебавшись, Питер ответил:

– Метка.

Близнецы переглянулись. Джеймс, смутившись, спросил:

– Можно взглянуть?

Мужчина задрал рукав. Дарки, склонившись над его рукой, принялись внимательно рассматривать темное пятно.

– Сильно запутано, – признал Джеймс. – Но, если попробовать дернуть за это заклинание…

Рука дрогнула от боли.

– Извините. – В руке Джеймса появился лист бумаги, на котором спустя секунду возник такой же рисунок, как и на руке.

– Ты смог ее сплести? – поинтересовалась Джейн.

– Только скопировать образ, – вздохнул Джеймс. – Но все лучше, чем в натуре.

Он принялся вертеть в руках рисунок, бормоча под нос: “Это не то… Может… нет, и не она… И эта не туда ведет… А если попробовать эту?” Листок вспыхнул у них в руках.

– Значит, и не она, – невозмутимо заключил Джеймс, глядя на пепел на полу. – Питер, я обещаю, как только мы разберемся с этим, я сниму вам метку.

– Тогда я решу после этого.

Джеймс тяжело вздохнул.

– Не хотел ведь давить, а придется. Питер, я хочу, чтобы ты помогал нам в память Долга Жизни.

Мужчина резко выпрямился в кресле, с изумлением глядя на потекшее лицо Джеймса.

– Гарри… – выдохнул он. – Я… я помогу.

Гарри коротко взглянул ему в глаза.

– Верю. – Кивнул он. – Но мне все равно будут нужны гарантии.


* * *


В “Трех метлах”, за угловым столиком, закутавшись в мантию, сидел неприметный мужчина и неторопливо потягивал какой-то напиток. За четыре столика от него ужинали близнецы Дарк, шумно обсуждая нахальных учеников.

Дверь хлопнула, впуская ничем не примечательного человека лет двадцати пяти. Коротко оглядевшись, он направился к угловому столику. У подошедшей мадам Розмерты он заказал две бутылки сливочного эля.

: Конспираторы, блин : продолжая расписывать бестолковость второкурсников-хаффлапаффцев, мысленно хмыкнула Джейн.

: Что ты хочешь от этих чистокровных магов? Они ведь не читали дешевых шпионских детективов : кивая, ответил Джеймс : Когда брать-то будем? :

: Пускай выпьет, получит информацию, расслабится, убедится что авроров нет… Вот выйдет, и возьмем :

Поужинав и расплатившись, профессора покинули паб.

Выйдя, они завернули за угол. Джеймс замер, накидывая на жертву аппарационное лассо. Джейн следила за курьером.

: Он выходит : предупредила она четверть часа спустя : ты готов? :

: Как никогда :

Мужчина вышел из паба, громко хлопнув при этом дверью. Коротко огляделся и аппарировал. Джеймс хмыкнул, дернул заклинание, изменяя маршрут Пожирателя, и переместился вслед за ним.

– Expelliarmus, – встретило его заклинание. Джеймс его проигнорировал. Повел ладонью, в ней возникла палочка. Незнакомец покосился на свою пустую руку.

– Какая знакомая вещица, – протянул Дарк, разглядывая палочку Люциуса Малфоя. – Отведите его в комнату для допросов, – обратился он к вошедшим двум Инквизиторам, – а это отправьте в сейф.

Он подождал, пока мужчину выведут из комнаты, и переместился обратно в Хогсмид.

– Все прошло успешно? – встретил его вопрос Джейн.

– Успешно, – ответил Джеймс, подхватывая их с Питером и переносясь в означенную комнату допросов.

Через минуту ввели Люциуса Малфоя.

– Предатель, – надменно процедил он, яростно буравя взглядом Петтигрю.

– Я всего лишь возвращаю Долг, – печально улыбнулся он, уходя вместе с Инквизиторами.

: Я полагаю, что это Люциус Малфой :

: Почему? :

: Я узнал его палочку. Проверь его кровь :

: Многосущное зелье? :

: Возможно :

Повинуясь резкому жесту девушки, из руки пожирателя вынеслась струйка крови и собралась в шарик перед ее глазами. Шарик завращался. Какое-то время ничего не происходило. Джейн сердито нахмурилась. Из шарика, одна за другой, выстрелили две полупрозрачных капельки поменьше, также зависнув в воздухе.

– Полагаю, кровь нам не нужна, – большой кровавый шарик исчез. Девушка внимательно вгляделась в одну из капель.

– Я бы назвала его метаморф-зельем, – после паузы восхищенно сообщила она.

– А что оно делает?

– Позволяет в течение суток с момента принятия менять свою внешность немного сходным с метаморфмагами образом.

– Забавно, – признал Джеймс, – а второе?

– Это блокиратор Веритасерума. Действует от трех до семи суток – в зависимости от индивидуальных особенностей организма.

– Как давно он его принял?

– Не знаю, – призналась девушка. – Но допрашивать его сейчас бессмысленно.

– Значит, вернемся через неделю, – рассудительно заключил парень.


* * *


В редакции “Ежедневного пророка” царил переполох. Молодые маги долго не могли взять в толк, что им такое прислали, пока один из их маглорожденных коллег не просветил их. Это была совершенно обычная магловская видеокассета. В надписи на ней рекомендовалось ее посмотреть. Было и предупреждение, что такие же получили и все другие периодические издательства. Любопытствующие журналисты набились в гости к своему собрату по перу.

Человека на экране узнали все.

Человек, чье лицо было замаскировано мозаичным изображением, продемонстрировал зрителям маленький пузырек, затем заверенную тестирующую бумагу с надписью “Веритасерум”. Он капнул из пузырька на бумагу. Та вспыхнула зеленым. После этого он влил несколько капелек в рот сидящему на стуле мужчине.

– Ваше имя? – спокойно спросил чей-то мужской голос.

– Люциус Малфой, – бесстрастно ответил блондин.

– Вы пожиратель смерти? – так же спокойно спросил голос.

– Да.

– Как давно?

– Двадцать три года.

– Как получилось, что у вас не было метки, когда вас поймали?

– Темный Лорд убрал ее.

– Когда он это сделал?

– Когда я находился в камере в Министерстве.

– Как он туда проник? – вклинился женский голос.

– Не знаю.

– Почему вы не знаете? – заинтересовалась женщина.

– Я спал в тот момент. Он меня разбудил.

– Сколько человек вы убили? – продолжил допрос мужчина.

Пауза.

– Сорок три. Из них семнадцать магов.

– Сколько раз вы пользовались Непростительными проклятиями?

Долгая пауза.

– 43 раза Avada Kedavra. 89 раз Crucio. 3 раза Imperio.

Мужской голос заявил, обращаясь, по-видимому, к зрителям:

– Мы отправим запись не только вам, но и вашим коллегам. Я надеюсь, что вы сообщите об этом… интервью. Люциус Малфой находится у нас уже неделю. Впрочем, он вряд ли вернется к магическому обществу. Вы сами слышали его показания.

Запись закончилась. С минуту журналисты, не двигаясь, смотрели на полосы на экране.

– Я ведь он действительно уже неделю как исчез, – прошептал кто-то.

Глава 18. “Крот” поневоле.

На людскую память нельзя полагаться; на беспамятство, к сожалению, тоже.

Станислав Ежи Лец

Скандал в газетах разразился преизрядный. “Люциус Малфой — пожиратель смерти!” — восклицали одни заголовки. “Ошибка министра магии” — вторили им другие. Всего через два дня информационного прессинга Корнелиус Фадж подал в отставку. Журналисты напоминали и о других ошибках. Припомнили министру годовое замалчивание возрождения Темного Лорда, тогда как было два свидетельских показания, одно из которых было дано под Веритасерумом. Вспомнили Сириуса Блэка, признанного, под давлением Альбуса Дамблдора, наконец, невиновным. Вошло в моду писать статьи, критикующие работу официальных органов власти. В конце концов, репортеры, разогретые чередой разоблачений, осмелились задать вопрос: “А виновен ли Гарри Поттер?”.

Сперва в газетах осторожно, пытаясь угадать мнение населения, ответили: “Гарри Поттер, возможно, невиновен”. Напечатали интервью друзей и знакомых, его жизнь разобрали чуть ли не под микроскопом. У общества сложился действительный образ их героя, избавленный от множества связанных с его именем мифов. Всем стало ясно — “Его подставили, так же как и его крестного”. В итоге, временно исполняющий обязанности министра магии Персиваль Уизли был вынужден объявить, что судебное разбирательство по делу мистера Поттера и мисс Грейнджер будет проведено, когда упомянутые персоны соизволят прибыть в Министерство. Безопасность им гарантировалась.


* * *


Самому обсуждаемому человеку недели шумиха, поднявшаяся вокруг него, была совершенно неинтересна. Известный в Хогвартсе как Джеймс Дарк, он, весело насвистывая, направлялся в кабинет Альбуса Дамблдора.

— Сливочные ириски, — сообщил он пароль, остановившись у самого входа.

Горгулья и не почесалась, сохраняя свое каменное спокойствие.

— Сменил пароль, значит, — озадаченно проговорил молодой профессор, — а новый не сказал. Ах, маразм, маразм. Старческий. Ну что, каменная ты моя, — обратился он к горгулье, — не пустишь по-хорошему? — В тишине Джеймс торжественно отсчитал три секунды. — Ну, как знаешь. — Парень воровато огляделся и переместился непосредственно к двери кабинета. Постучав, он вошел.

— День добрый, Альбус.

Старик взглянул на парня поверх очков, на мгновение оторвавшись от газеты.

— Здравствуй, Джеймс. Нечасто ты ко мне заходишь, а? Читал?

— Нет, — устраиваясь в гостевом кресле, ответил Дарк. — Что-нибудь любопытное?

Директор безмолвно приподнял газету со стола, показывая заголовок: “Массовые аресты в Министерстве Магии”.

— Арестовано двадцать четыре человека? — скучающе поинтересовался Джеймс. — Или меньше?

— Здесь не написано, — мягко сказал Дамблдор, типичным “ничего не хочешь рассказать” взглянув на собеседника. Джеймс осознал свою ошибку, также как и то, что откреститься теперь не получится.

— Ну, — подняв взор к потолку, промямлил он, — мы немного разговорили Малфоя. Кое-что из его откровений передали в Аврорат.

— Что с ним самим?

— Казнен по приговору Трибунала. Сегодня его тело должны были доставить к Поместью.

— Не слишком ли жестко?

— Не слишком, — огрызнулся парень. — Не пытайтесь его выгородить, Альбус. Он убийца. Он мучил и убивал десятки людей. Мы неоднократно допрашивали его с Веритасерумом и поверьте, вам не стоит знать подробности его рассказа.

— Тогда зачем ты пришел? Ты ведь хотел мне что-то сказать?

Парень повозился в кресле и с места ринулся в карьер.

— Считайте это чистым альтруизмом, директор, но нам с Джейн удалось выяснить, как из вашего Ордена утекает информация.

— И как же? — добродушно спросил Дамблдор.

— Через Северуса, — спокойно заявил Джеймс.

— Я доверяю ему. — С некоторой угрозой возразил Альбус.

— Да Мерлина ради, доверяйте сколько угодно. — Замахал руками Дарк. — Я же не говорю, что он предатель.

— По-моему, ты высказался вполне однозначно.

— Альбус, — вздохнул Джеймс. — Читайте по губам: информация утекает через Северуса.

— То есть? — нахмурился Дамблдор.

— Вот вы можете взломать его ментальные щиты?

— Если постараться.

— Я тоже. Но! я не так силен как вы. Просто я — иной. Волдеморт — тоже. И он гораздо сильнее меня. Ему не составит труда выкачать все из памяти Снейпа и заставить его забыть об этом.

Альбус несколько мгновений смотрел куда-то вглубь себя, после чего встал, взял горсть Летучего Пороха и кинул его в камин.

— Апартаменты Северуса Снейпа! — и засунул голову в зеленое пламя.

Через полминуты он вылез из камина и уселся обратно в кресло, а мгновение спустя в зеленой вспышке появился школьный зельевар.

— В чем дело, Альбус? — Джеймса он предпочел не заметить.

— У Джеймса есть к тебе дело. — Увильнул директор. Парень не забыл мысленно “поблагодарить” его. Алхимик посмотрел ему прямо в глаза, взглядом сообщая, что его категорически не устраивает, что у одного из этих подозрительных близнецов есть к нему дело.

— Северус, вы не могли бы снять свои ментальные щиты? У нас… с Джейн, я имею в виду… есть все основания полагать, что Волдеморт помимо вашей воли получает у вас необходимые ему сведения.

— Я ничего такого не припомню. — Едко возразил алхимик. — Если меня вызывали только для этого, то я, пожалуй, пойду.

Снейп бросил в камин Летучий Порох. Огонь вспыхнул зеленым, но уже через мгновение он превратился в обычные язычки пламени. Мужчина раздраженно повернулся.

— Северус. У нас есть серьезные основания полагать, что ваши щиты недостаточно крепкие.

Снейп покосился на директора, продолжившего читать газету. Возможно, они, как и Гарри с Гермионой, обменивались мыслями. Мужчина с явной неохотой уселся в кресло и снял блок. Джеймс потянулся к его разуму.

Эти воспоминания из недавних… не нужны. Где тут у него память о слетках Пожирательских? Вот. Здесь ничего подозрительного… и здесь нет… Вот! Говорил же я. Барьер. От самого же Северуса Снейпа. И опять-таки похожая на меня магия. Где тут узел? Сейчас аккуратненько ударим по нему…

Кладбище, с небольшими следами разрушений. Котел. Волдеморт.

— Ты опоздал.

— Мой Лорд… — поклонился Северус, — Дамблдор не отпускал меня. Он как раз раскрыл вашего шпиона. Я аппарировал, как только у меня появилась такая возможность.

— Бартемиус арестован? — спокойно спросил Волдеморт.

— Его поцеловал дементор, которого привел с собой Фадж. Но его успели допросить с Веритасерумом. Поттер сообщил о вашем возвращении. Министр не поверил.

— Отлично. Но Северус… кому ты предан?

— Я верен моему Лорду, — вновь поклонился Снейп.

— А если я проверю? — с ухмылкой вопросил Лорд. И, не дожидаясь ответа, воскликнул: — Legilimens.

Ужас. Нестерпимый ужас, когда алхимик понял, что Волдеморт с легкостью пробивает все его щиты и добирается до его настоящей памяти.

— Я рад. Не будь ты так близок к Дамблдору, я бы убил тебя. Но ты слишком ценен. Ты просто будешь забывать, как я получаю от тебя все, что мне надо. А когда я одержу победу, я сниму с твоей памяти все барьеры. Как думаешь, какого тебе будет ощущать, что дело света загубил один из самых преданных его сторонников? Obliviate.

Гарри с некоторой растерянностью вынырнул из воспоминания. Теперь у него был образец поставленного Волдемортом барьера, по которому легко было разблокировать всю память. Он сплел заклинание и сразу выскочил из памяти.

— Что с ним? — беспокоясь, спросил Альбус.

— Вспоминает, — кратко ответил Джеймс.

Несколько минут они наблюдали за замершим алхимиком. Лишь глаза жили, наполняясь то ужасом, то болью, то ненавистью. Наконец, он вздрогнул и очнулся. Бросил затравленный взгляд на Дамблдора… и уткнулся лицом в ладони.

— Директор, — отчаянно простонал он, — я вас предал. Убейте меня.

— Северус, — возмутился старик, — что ты такое говоришь!

Он знает все то же, что и я. А мне многое известно.

— Если я правильно понял, ты не мог это контролировать.

— Я должен был понять!

— Сейчас перед нами стоит другая задача, — вмешался Джеймс. — Профессор Снейп больше не может быть шпионом у Волдеморта. Хотя бы для предотвращения… того, что было.

— И как мы этого добьемся? — спросил Дамблдор. — Волдеморт может запытать его через метку.

— Я могу убрать ее, — скромно признался парень. — Северус, закатайте рукав.

Алхимик послушно выполнил требуемое. Шок прошел, он успокоился.

Джеймс коснулся пальцем уголка своего глаза, а затем им же притронулся к метке. Накрыл ее ладонью. Секунду подержал. Когда он убрал ладонь, метки не было.

Директор, внимательно наблюдавший за этим, улыбнулся.

— А я-то гадал, почему мисс Уизли назвала тебя Фениксом.

Джеймс резко выпрямился.

Она назвала меня Фениксом? Это… — он растеряно тряхнул головой, — только если…

Дамблдор подождал продолжения, не дождался и сообщил:

— Джеймс, у меня есть к вам с сестрой просьба. Понимаешь, на каникулах на замок будут накладывать дополнительные чары. Все дети разъезжаются по домам. Но мы не знаем, куда отправить известную тебе четверку. У нас нет достаточно безопасных мест.

— И вы хотите повесить их к нам с Джейн на шею?

— Ну, я бы не выражался так категорично. Это всего две недели.

С минуту Джеймс, замерев, молчал.

— У нас будет несколько условий, — наконец, вымолвил он, попутно заметив, что алхимик во время его транса успел исчезнуть. — Первое. Вы никоим образом не будете пытаться связаться с нами. Правда, у вас и не получится. Второе. Мы приложим все силы, чтобы ребята не знали, где находится и как выглядит наш дом. Вплоть до выборочной блокировки памяти.

— Я не против, — покладисто согласился Дамблдор. — Спасибо.


* * *


— … для вас будто нет разницы между темными и светлыми магами!

— Понимаешь, Рон, — вздохнула Джейн, — все маги, преодолевшие некоторый рубеж, стремятся к власти. По разным причинам, с разными целями. Но — стремятся. Даже Волдеморт ведь не абсолютный злодей — он просто пытается устроить революцию. Так, как он это понимает.

— Но Дамблдор-то к власти не стремится.

— Конечно. У него вполне ее достаточно. Опять-таки: Волдеморт всегда стремился его уничтожить не только потому, что он “единственный, кого он боится”. Дамблдор его конкурент. Вместе с Министерством и Гарри Поттером.

— Что-то я не заметил у Гарри ничего такого.

— Власть — это когда ты можешь влиять на происходящее. Вот, смотрите. Альбус Дамблдор. Ему уже больше полутораста лет. Большую часть жизни он провел в Хогвартсе — учителем и директором. Для подавляющего большинства волшебников Англии он остается именно учителем, которого уважают и слушают. До недавнего времени он был главой Визенгамота. Он — глава и основатель Ордена Феникса, где ему подчиняются далеко не последние маги. Он победил Гриндельвальда и считается сильнейшим волшебником современности. Если помножить все это на его колоссальный опыт, то получится весьма и весьма крупная фигура политической арены. Даже Фадж, будучи Министром, не смог поколебать его устойчивости.

— Гарри Поттер. Молод, но уже успел заслужить репутацию личного врага Волдеморта и единственного человека, который выжил после смертельного проклятья. Несколько раз сталкивался с Волдемортом, но всегда от него уходил. Его слава одаренного молодого волшебника — Патронус в тринадцать — это не шутка. Занятия в этом вашем нелегальном кружке, где, если не ошибаюсь, он был лидером. Темный Лорд сумел отвратить от него людей, но сейчас, вроде, все возвращается.

— Министерство — аппарат власти. Уже поэтому его должны атаковать все, желающие переустроить порядок. К сожалению, авторитет Министерства сейчас серьезно подорван и оно не может выступать полноценным игроком. Надеюсь, это измениться.

— А Волдеморт?

— Он провел программу борьбы за чистоту крови. Привилегированное положение чистокровных волшебников. Этим он привлек к себе массу древних семей. Почти все они богаты. На этом и строится его власть. Взятки, подкуп, шантаж, запугивание. Плюс он опирается на изгоев колдовского сообщества: оборотни, вампиры, гиганты. Хорошо еще, что кентавры и гоблины не вмешиваются, хотя у первых есть масса счетов к Министерству, а у вторых — опыт множества восстаний. Ах, да. Еще и дементоры его слушают.

Внезапно девушка замерла, не реагируя ни на что вокруг.

— Э-э… Джейн?

— Есть новости, — ожила она через минуту, с легкой улыбкой обводя взглядом напуганных ее внезапным трансом ребят. — На каникулах вы отправляетесь к нам.

Глава 19. Ультиматум

Мы никогда не будем вести переговоры из страха и никогда не будем страшиться переговоров.

Джон Кеннеди


Последней подошла Луна. Ее сундук плыл перед ней, подчиняясь легким помахиваниям палочки.

— Я хочу сразу вас предупредить, — обратилась Джейн к ребятам, — мы с Джеймсом весьма ценим свою независимость. Никто, кроме, разумеется, нас двоих, не знает, где расположен наш дом. Мы предприняли немало усилий, чтобы и вы этого не сумели понять. В доме нет никакой связи с магическим миром.

Девушка обвела ребят внимательным взглядом, развернулась, сделав знак следовать за ней, и открыла дверь-переход.

Они прошли через зал, где у них проходили тренировки. Ёрмунганд дружеским шипением поприветствовал их. Джейн хмыкнула и бросила на змея ядовитый взгляд.

Они вошли в коридор, в котором, кроме той двери, через которую они вошли, было еще шесть.

— Слева лаборатория, хранилище ингредиентов и библиотека. Справа хранилище запрещенных ингредиентов и библиотека запрещенной литературы. Прямо по коридору выход в дом.

Ребята оказались в чистеньком и уютном доме. По лестнице к ним спустился Джеймс.

— Ваши комнаты наверху, — лаконично сообщил он, взмахом руки левитируя вещи.

— Разбирайтесь сами, кто где будет жить, — расположил Дарк вещи около двух дверей наверху. — И спускайтесь обедать. Кухню, надеюсь, сами найдете. — Он вдруг замер и прислушался к чему-то. Мгновение спустя в его вскинутой руке возник телефон. Встревоженная Джейн поднялась к ним.

— Да, это я, — отозвался Джеймс незримому собеседнику. Тот тараторил что-то громко, но неразборчиво. Лицо парня мрачнело. — Всех? Это хорошо, — заявил он. Его собеседник что-то высказал и умолк. После продолжительного молчания Джеймс сообщил: — Алекс, в сейфе лежит запечатанный конверт. Прочти.

— Думаешь, уже пора? — спросила Джейн. Ее брат лишь кивнул, дожидаясь, когда Алекс прочтет указания.

Наконец, в трубке что-то спросили.

— Да, мы к этому готовились. Разошлите приглашения журналистам — адреса ведь сохранились? — озвучите на пресс-конференции нашу позицию и ответите на все вопросы. А после уведомите Дамблдора (четверо ребят резко напряглись). Письмом. — Пауза, что-то говорит собеседник. — Джейн ему сообщит. А с Волдемортом я сам свяжусь лично. — Какие-то возражения. — Нет, не опасно. Я же не собираюсь идти к нему в гости! — Еще вопрос. — А… пусть сообщит про наших террористов, дескать, это их дела. В конце концов-то, это и есть террористы, ну и что, что маги? — парень отключил телефон, и он тут же исчез из руки. — Джейн…

— Пойду, поговорю с ним, — кивнула девушка и вышла.

— Что случилось? — спросил Невилл одновременно с хлопком входной двери.

— Авроры и пожиратели столкнулись в Лондоне. Наши друзья немного не успели, — медленно проговорил Джеймс. — В общем… Один жилой дом почти полностью разрушен, задет еще и соседний.

— И это произошло?..

— Этой ночью. До нас, к сожалению, только сейчас смогли дозвониться.

— Вы скажете, что это за конверт? И почему пришлось связываться с прессой, Дамблдором и Вольдемортом?

— Пойдемте все-таки на кухню. Хоть посидим.

На кухне ребята расселись вокруг стола и устремили заинтересованные взгляды на Джеймса. Парень какое-то время стоял с закрытыми глазами, ничего внешне не делая.

Необходимо было снять с дома часть щитов. Джейн, задержавшаяся возле узла защиты, подсказывала нужные, а Джеймс заворачивал подпитывающие их магические потоки.

Наконец, закончив все манипуляции, он также уселся на стол и положил на него руки ладонями вверх.

— Morsmordre.

Над столом возник отсвечивающий зеленым призрачный череп. Джеймс сложил ладони, словно закрывая книгу. В тишине прошло несколько минут.

Череп ожил. Змея, высовывающаяся из его рта, резко дернулась, подчиняясь движению чьего-то языка.

— Кто это? — прошелестел череп.

— Твой брат по третьему родителю, — негромко заявил Джеймс, смотря в пустые глазницы.

— Я понял тебя, — пауза, — и понял, как ты нашел эту связь… Зачем ты меня побеспокоил?

— Том Марволо Риддл, также известный как Лорд Волдеморт, я, как представитель Инквизиции, уведомляю вас: сегодня, в два часа тридцать девять минут пополуночи в Лондоне произошло столкновение между пятью пожирателями смерти и четырьмя аврорами. В результате столкновения был уничтожен жилой дом, число жертв не менее полутора сотен. Все девять магов были пленены и казнены. — Джеймс оперся на стол, чуть наклонившись вперед. — Мистер Риддл, в дальнейшем, если в результате каких-либо действий ваших людей будут гибнуть люди, которых эта война не затрагивает, или же их дети, проходящие обучение в какой-либо магической школе, Инквизиция приложит все усилия для уничтожения виновных в этом магов. Аналогичные сообщения только что были переданы исполняющему обязанности министра магии и главе Ордена Феникса.

Череп, терпеливо выслушав заявление, ухмыльнулся.

— Одним словом, вы хотите, чтобы мы держались подальше от магглов?

— Мистер Риддл, вы же умный человек, вы не чистокровный маг с их идиотским чувством превосходства. Средние века давно прошли. Вы ведь прекрасно понимаете, что в случае обнародования информации о магах, если эта информация будет несколько… негативно вас выставлять, то ваше общество попросту раздавят. Вас всего полмиллиона. Мы пока что — пока что! — прикрываем ваши выходки. Не надо нас провоцировать.

— Я все понимаю. И обещаю тебе: мы встретимся, и один из нас перестанет существовать.

— Жду нашей встречи. — Серьезно кивнул Джеймс.

Череп исчез.


* * *


В ответ на стук в окно Альбус Дамблдор, не отвлекаясь от бумаг, взмахнул палочкой. Шелест крыльев и — вместо ожидаемой совы — на стол перед директором опустился голубь. С официального вида маггловским бумажным конвертом. Старик осторожно отвязал письмо и вскрыл конверт.


Уважаемый мистер Дамблдор,

Как представитель Инквизиции спешу уведомить вас, что…


Нахмурившись, лидер Ордена Феникса внимательно прочел полученный ультиматум — больше никак назвать это было нельзя. Постарался припомнить подписавшегося — имя ничего ему не говорило. Убрал листок в ящик стола. Набросал небольшую записку и сделал несколько ее копий. Затем обернулся к фамилиару.

— Фоукс, сообщи, пожалуйста, всем о внеочередном собрании.

Феникс подхватил протянутые записки и исчез.


* * *


Персиваль Уизли с удивлением поднял взгляд на вошедшую в кабинет девушку: ни охрана, ни секретарь, сидящий прямо за дверью, не предупреждали его о посетителях.

— Добрый день, мистер Уизли. Я Джейн Дарк.

Это имя он уже где-то слышал. Поднапрягшись, Перси припомнил выдержки из их — ее и брата — досье. Крайне необычные маги, как было отмечено в нем.

— Вы преподаватель в Хогвартсе, — отметил он.

— Мое присутствие здесь не связано со школой.

— Могу я… — начал Перси.

— Мистер Уизли, — перебила его девушка, — вам уже сообщили об исчезновении отряда авроров?

— Да, — и.о. министра покосился на стопку, в которую час назад отправился доклад. Он решил, что это были действия пожирателей… Но по-видимому у мисс Дарк было иное мнение.

— В результате их столкновения с отрядом пожирателей смерти был уничтожен жилой дом. Некая террористическая организация взяла на себя ответственность за этот теракт. — Джейн вздохнула. — Стоит ли говорить, что эта организация — фантом, а заявления на самом деле распространяет Инквизиция?

Перси вздрогнул.

— Что произошло с аврорами?

— И авроры, и пожиратели, застигнутые на месте преступления, были казнены. Мистер Уизли, здесь… — она вынула из воздуха несколько листов бумаги, — находится перечень наших требований, направленных на ограничение влияния магического сообщества на немагическое. Также указано, каких действий вам стоит ожидать в случае их невыполнения.

— Вам не кажется, что это несколько одностороннее соглашение? — быстро проглядев несколько пунктов, спросил Перси.

— В самом конце указаны наши обязательства, — любезно подсказала девушка.

— Невмешательство в магическое общество? Да это ультиматум!

— Это именно ультиматум, если вы так хотите его назвать. Я не рекомендую Министерству Магии испытывать пределы нашего терпения. — Джейн поднялась со стула. — Ах да, я полагаю, что к этому моменту журналисты уже получают всю информацию. Читайте завтрашние газеты, — улыбнулась девушка. — Всего доброго, мистер Уизли.


* * *


Джинни проснулась внезапно, словно кто-то властно, бесцеремонно разбудил ее, толкнув изнутри. В комнате было тихо. Никого, только спала на соседней кровати Луна, разметав во сне по подушке свои светлые волосы. Из-за не до конца прикрытой шторы светил месяц, вычерчивая полоску от джинниных ног до двери на противоположной стене. Полоса света лишь самую малость не доходили до ручки. Джинни поворочалась в кровати, не понимая причин своего пробуждения, и пытаясь уснуть.

Сон не приходил. Смирившись, девушка села в кровати, прислушиваясь к ночной тишине, и бездумно скользнула взглядом по освещенной дорожке: от ног — к двери. Раз, другой, третий… Джинни встала, накинула халат поверх ночной сорочки и тихо, боясь потревожить свою соседку, выскользнула из комнаты.

Она постояла немного в темном коридоре, не зная, зачем вышла, и уже почти решила вернуться, как вдруг сделала несколько шагов к соседней двери, к комнате близнецов. Джинни тихо приоткрыла дверь и заглянула внутрь.

Джеймс не удивился ее приходу. Он сидел на кровати и обнимал сестру, судорожно вцепившуюся в его плечо. Девушка всхлипывала и что-то неразборчиво бормотала, а парень ласково поглаживал ее по голове, пытаясь успокоить. Осторожным кивком, не желая тревожить Джейн, Джеймс указал на тумбочку — там стоял стакан с водой и маленький пузырек. Затем он показал четыре пальца. Джинни добавила в стакан четыре капли состава и подала стакан. Джеймс мягко заставил сестру повернуть голову, после чего прислонил стакан к ее губам. Гулко глотая, девушка в считанные секунды выпила всю воду.

И уже через несколько минут спала. Джеймс уложил ее на кровать и заботливо укрыл.

— Пойдем, — тихо шепнул он Джинни, натягивая футболку.

Они спустились на кухню.

— Кофе будешь? — спросил Джеймс, возясь с кофеваркой.

— Бу… — Джинни подавила зевок, — буду.

— Извини, что разбудил, — искоса взглянул на нее парень.

— Я ж вроде сама проснулась?.. — недоуменно моргнула девушка.

Джеймс ничего не ответил, и Джинни осталось только наблюдать за его действиями.

— Кофе, — поставил он две кружки на стол. Джинни обхватила свою кружку обеими ладонями и едва коснулась губами напитка.

— Скажи, Джеймс, вы не можете научить нас тоже колдовать без палочки?

— Нет. Этому нельзя научить. Мы колдуем совершенно не так, как маги. Мы можем колдовать и с палочкой, но слабее, чем без нее.

— То есть? — не поняла девушка.

— Тебе никто не объяснял, как маг создает заклинания? Нет, я имею в виду, не что надо сделать, а как это происходит. Зачем именно нужна палочка.

— Никто не объяснял. Это… просто считается очевидным, что для колдовства нужна палочка.

— Жаль, что в Хогвартсе не преподают теорию магии, — вздохнул Джеймс. — Надо как-нибудь попроще объяснить. — Он поднял взгляд к потолку и, отхлебнув кофе, задумчиво начал рассказывать: — Мир вокруг нас пронизан магией. Не равномерно — где-то магии больше, где-то меньше. Это так называемый магический фон. Сырая магия. Волшебники не могут ее использовать. Но они могут ее преобразовывать в удобную — для себя — форму. У всех волшебников магия разная — именно это различие и называется магической подписью. Вот только маги не в состоянии вывести магию наружу. Палочки используются как проводники — в большинстве случаев. Такие искусства как аппарация, анимагия, окклюменция не требуют вывод магии из тела волшебника и не требуют, поэтому, проводника. А еще, как ты помнишь, при сильном эмоциональном напряжении получается непроизвольное колдовство — без палочки. Но тут уже другой случай. Когда испытываешь эмоции — ты получаешь больше магии, именно поэтому для создания мощных заклинаний требуются эмоции. Если же они слишком сильны, но ты не колдуешь — магия лишь копится. Доходит до критической точки и — как молния! — вся накопленная энергия сбрасывается, без проводника. Большая часть, конечно, теряется, но и остальное намного превышает обычный уровень. Была, кстати, лет семьсот назад группа магов, они научились магию во время таких выплесков формировать так, как им надо, а с помощью зелий постоянно балансировать на грани эмоционального взрыва. В результате — они колдовали без палочек и гораздо мощнее всех их соперников. За три года они завоевали половину Азии.

— А потом? — осознав масштабы спросила Джинни.

— Сошли с ума. Но нам с Джейн это не грозит. Мы… научились вместо формирования своего потока магии — что и есть сотворение заклинания — менять уже существующие потоки. На это уходит гораздо меньше сил и для этого не требуется проводник. Плюс — магии вокруг всегда больше, чем даже в самом сильном маге. Чем больше магии вокруг — тем я сильнее. Минус же… если мы с тобой попадем в место, лишенное магии, то ты какое-то время продержишься на своих резервах, а я, без палочки, не смогу сделать ровным счетом ничего. — Джеймс сделал большой глоток и задумчиво протянул: — Ничего…

Внезапно он нахмурился и кинул взгляд на часы.

— Проклятье, — пробормотал парень, — она слишком быстро привыкает…

Из коридора послышались шаги. Заспанная, лохматая Джейн сомнамбулически прошла через кухню к кофеварке. Несколько мгновений бессмысленно разглядывала ее, осмысливая наличие кофе. Вытащила емкость и принялась пить прямо из нее.

Джинни застыла, неверяще разглядывая девушку. Всегда собранная, сосредоточенная, она никогда не была такой слабой и потерянной…

Выпив весь кофе, Джейн не обратив ни на кого внимания, такой же не своей походкой покинула кухню.

— Джеймс? Что случилось?

— Днем она прекрасно себя контролирует, — мрачно сообщил парень, — а иногда ночью приходит то, что она тщательно подавляет. Джейн видела смерть родителей. И это ее гнетет.

Джеймс вновь посмотрел на часы и с задумчивым видом почесал нос. Затем выставил на столе в ряд появляющиеся в его руки склянки. Четыре штуки.

— Итак, — вставая со стула начал он, — есть любопытная идея, надо будет проверить. Так что меня сегодня не будет… Джейн заперлась в лаборатории, лучше ее не тревожьте. Надеюсь, занятие на сегодня вы найдете. Потренируйтесь, если будет желание. Для открытия двери просто произнеси “Привет от Феникса и Дракона” на серпентарго. А это выпьете перед сном.

— Джеймс, — окликнула Джинни.

— Да? — замер парень перед дверью.

— Два вопроса: откуда ты знаешь, что я змееуст?

— Я мог бы сказать, что ты неоднократно улыбалась шуткам Ёрма, но вообще-то я это просто чувствую. Ты ведь, кстати, не с рождения змееуст, расскажешь как-нибудь, откуда у тебя это. А второй вопрос?

— Что это? — указала на склянки Джинни.

— Анимагическое зелье. — Джеймс подмигнул и оставил ошеломленную девушку.

Глава опубликована: 30.11.2011
И это еще не конец...
20 комментариев из 102 (показать все)
эх, так понравилось, и снова на самом интересном =_=
очень хочу увидеть(в смысле прочитать) как будут выглядеть Гарри и Миа... ну и другие тоже.
Продочку нам, автор :)
Автор, фик безусловно интересный! Но где ПРОда?!?!? Последняя глава была выложена в ноябре! На дворе ФевраЛь!!...
Очень понравился фик) Очень хочется узнать продолжение.
Пусть будет жизнь твоя полна
Всем тем, что дарит нам весна:
Улыбкой скромной и простой,
Здоровьем, счастьем, красотой!
..."Дамблдор покряхтел, поудобнее устраиваясь в кресле, машинально протянул руку в сторону, ничего там не обнаружил и ужасно смутился. Гарри вспомнил, что на том месте в кабинете директора обычно стояла большая банка с лимонными дольками"...
ахах.. представила))
А продолжение когда-нибудь вообще планируется?
Фанфик хорош, но некоторые предложения несколько корявые.Постарайтесь в будущем этого избегать.Жду проды!=)
фик потрясающий...автор когда прода??? Жду ее с нетерпением!!!
фанфик определенно требует продолжения. Но... ляпы такие ляпы...
А еще... вы не подумали, что Инквизицию стоит связать какими-нибудь подчиняющими клятвами? Они ведь могут обучить остальных магглов и те смогут устроить геноцид магам. Да и против самих Гарри и Герми пойти смогут по приказу начальства....
ауууууууууууууууууу.Ste@lth будет ли прода?
Фанфик очень и очень хороший, но несомненно требует работы над ним. Автор, мы на вас надеемся)
АВТОР!!!!! Я призываю тебя к совести!!!!! ТЫ - самый бессовестный человек!!! Как?! Как можно забыть про свой фанф?! Если бы я только могла возвать к твоей совесим!!!
Хм.я ещё не читала такой задумки. Мне нравиться. Даже не хочется отрываться. Спасибо за историю, жду продолжения с нетерпением.))
ну и когда вообще будет продолжение????
Определения темной магии и последующее объявление анимагии темной магией друг другу противоречат...
Люди, а кто может посоветовать подобные (хорошие) фанфики, в которых Гарри (или один, или с кем-то) сваливает из Маг. мира (Можно насовсем, но лучше на какое то время). ЖЕЛАТЕЛЬНО пампкинпай. (Для непосвященных - это пейринг ГГ/ГП)
Автор, а почему в рейтинге ГГ/ГП, когда в фике они не муж и жена, а близнецы брат и сестра?!
Ауу! Автор! А почему в рейтинге ГГ/ГП, когда в фике они не муж и жена, а близнецы брат и сестра?!
Очень необычно, нешаблонно) интересно, что будет дальше!
Фанфик конечно интересный , но то что автор сделал из Поттера с Грейнджер брата и сестру сильно режет глаз своей абсурдностью !
Разнополые подростки не могут удержаться от сексуальных отношений просто в силу гормонального шторма !Особенно если они друг от друга психологически зависимы . Как в данном случае Гарри И Гермиона... Если они в силу какого либо психического расстройства не стали асексуальны !
Даже кровно родные разнополые подростки без постоянного контроля взрослых с большой долей вероятности дойдут до инцеста ! Это психология ! Если они только не педик и лесбиянка...
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

↓ Содержание ↓
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх