↓
 ↑
Регистрация
Имя/email

Пароль

 
Войти при помощи
кукурузник Онлайн
2 декабря 2022
Aa Aa
Хальве!

Все начинается с малого , и потом растет. Когда-то я просто начал ругать плохой фик, а теперь ищу их для этого- и мне нравится :)

А между тем снова Мы на плечи взвалили, и я скажу что автор молодец, он в предупреждениях накидал, что элементы гета, элементы психологии, элементы юмора - все совершенно верно, за что ни возьмись. все элементами, все микродозами, не соврал.

Глава 13.
Луну, боявшуюся возвращаться в свою гостиную, уложили на столе, подложив мантии и свитера. Гермиона спала на другом столе, а Ленка меняла повязку, неожиданно вспомнив о бадьяне. Зелье справилось хорошо, но девочка рассматривала следы и качала головой. Ей было непонятно, за что избили Гермиону, да еще и так жестоко. Витя и Стас заняли удобную позицию напротив двери с оружием в руках.

— На кнут похоже, — задумчиво произнесла Ленка. — Короткий кнут, я бы сказала. Непонятно, зачем.

— Может, кошка извращенка? — поинтересовался Стас. — Очень уж одухотворенное лицо у нее было.

— Возбуждение от детской боли? — поинтересовалась Ленка. — Тогда явление должно быть массовым, ну, или девочка должна была это испытывать раньше, а тут…

— Да, непохоже, — вздохнул Станислав. — Она впервые, похоже, на каникулах от родителей добилась.

— Тоже непонятно, кстати, — сообщила товарищ старший лейтенант. — В таком возрасте не начинают.

— Ты на насилие ее проверила? — спросил Виктор.

— Изнасилованные реагируют иначе, — задумчиво проговорила Ленка. — Я-то уж знаю. Но непонятно, за что и почему настолько жестоко. И где ее трусы, кстати.

— Проснется — спросишь, — хмыкнул Стас, несколько раз закрыв и открыв глаза.

По коридору прошаркали шаги Филча, но в кабинет тот не вошел, не вошла и его кошка. Происходящее в школе книгам соответствовало только в общем, а вот в частности… В частности, ничего такого не было, разве что… Ленка задумалась. Она молчала довольно длительное время, а потом произнесла:

— Если в книжке девчонку ломали именно так, то она не дура, получается.

— В книжках была похожа на сломленную? — поинтересовался Виктор.

— Скорее, на испуганную, особенно учитывая, кто у нее был боггартом, — заметила девочка.

— Маккошка, — утвердительно сказал товарищ капитан.

— Да, командир, — подтвердила Ленка. — Учитывая, что она была в шоке, когда мы ее нашли… Не будь нашего опыта… Но сейчас легко не будет. У нее может уплыть сердце и капитально — психика. Так что, товарищ капитан, объявляешь ее своей девочкой, я объясню, как это делается, и будем выхаживать. Ну и на каникулах к себе заберем.

— А родители ее? — поинтересовался Стас. — Не будут возражать?

— Мы что-нибудь придумаем, — улыбнулась девочка. — Так, вы дежурства распределите, а я посплю. Потому что рыцари охраняют, а дамы спят.

В реальности каждый таксист известно кто , а хреновых фиках каждый суслик агроном, и каждый армейский дуб- Шерлок Холмс. Ведь даром что в каноне боггарт Гермионы олицетворяет её страх не сдать, мы все творчески переработаем, ведь "умные".

Ленка улеглась рядом с Гермионой, обнимая ее, отчего начавшая беспокойно шевелиться девочка затихла, замерла и продолжила спать. Мысли Виктора были исключительно нецензурные, а вот Стас раздумывал. «Возможно, девочку хотели использовать для давления на меня», — думал товарищ капитан. — «Тогда, получается, ее из-за меня так избили? Надо будет это точнее установить. Кошке ноги я выключил надежно, лет на пять при наличии реабилитации и понимания, чего у магов, скорее всего, нет. Похоже, следующий ход у главного моджахеда».

Достаточно быстро усвоив суть идеологии, продвигаемой директором, Стас про себя называл «бородатого» моджахедом. Ведь телодвижения «светлой» стороны весьма походили именно на джихад. Ленка, услышавшая один раз это определение, долго смеялась, а потом и согласилась. Товарищ капитан думал, Витька спал, а ночь шла своим чередом. Почему-то наличие дементоров ничуть не трогало офицеров, пока те не подлетали близко.

А почему моджахед, а не Карабас-Барабас (или Этуш) , а?
И каким местом методы светлой стороны=джихад? Я не тупой, я знаю, что джихад это священная война, это релегиозный термин, призыв каждого правоверного мусульманина бороться с неверными, главная головная боль для всех не-мусульманских армий в странах где главенствует ислам. Когда мулла объявил, и каждый кто верит в Аллаха, должен тебе, иноверцу, что-то нехорошее сделать. И объявляют его открыто, громогласно.

Дамблдор что, из окна кабинета, как с крыши минарета, объявлял, что надо на чистокровных идти? При том что радикальными и опасными были не все чистокровные, я замечу. И еще, в каноне Орден Феникса не был публичной организацией, это была тайная организация. противостоящая Волдеморту и его банде.

Потом Витька проснулся и сменил командира, но гостей не было до утра, когда проснулась сначала Луна, а потом и Гермиона. Самое сложное началось, когда проснулась Гермиона. Девочка боялась, казалось, всего, такие последствия шокового состояния были возможны, но в условиях полевой медицины нежелательны, ибо маги это абсолютно точно не лечили, Ленка это знала, потому что Джинни в детстве очень любила подслушивать и подглядывать. Особенно это не лечилось в условиях школьного медпункта.

Итак, Гермиона боялась. Рядом со Стасом она чувствовала себя уверенно и спокойно, но вот стоило тому отойти… Кроме того, Ленку смущала бледность Гермионы и стремление к обмороку, что могло означать нехорошие вещи. Врачами товарищи офицеры не были. Поэтому делать выводы не могли, а могли только пытаться вытянуть девочку в рамках своего разумения, особенно когда мадам Помфри весьма холодно отнеслась к Гермионе.

— Посттравматика, командир, — сделала вывод Ленка. — Серьезная посттравматика, наложенная на чувство вины и собственные мадагаскарские тараканы.

— Понял, — кивнул Стас. — Учитывая враждебное окружение, окружающие нас загадки и дементоров за окном, что делать будем?

Снимать штаны и бегать. опять в ход идут привязки и все такое, надоело.

Утро принесло новости. Луна отлично выспалась и сидела, улыбаясь. Товарищи офицеры разряжали и чистили оружие. Гермиона привалилась к плечу Стаса и рассказывала. Она рассказывала, сглатывая слезы, обо всем, что происходило с ней, про Сириуса, Турнир, Амбридж и палатку, а потом и Битву. Ленка сравнивала воспоминания Гермионы с прочитанным ею когда-то в детской книжке. В общем и целом, информация совпадала, кроме количества погибших в последней битве. Но вот потом…

— Твоих детей не приняла магия, значит, они были не твои, — объяснила Гермиона. — Но ты их любил и ничего не говорил… Джинни, — девочка виновато посмотрела на Ленку.

— А потом что случилось? — поинтересовалась никак не отреагировавшая на откровения Гермионы товарищ старший лейтенант.

— Потом у Лили, это младшая его, нашли лейкоз, — вздохнула Гермиона, из глаз ее снова потекли слезы. — Гарри узнал, что он не совместим, умолял Джинни сказать, кто отец, но…

— Девочка умерла, — поняла Ленка. — И как он?

— Совсем недолго… — прошептала мисс Грейнджер. — А потом стало пусто без него. Родители меня так и не простили, мама умерла от инсульта, а папа возненавидел…
— Вот откуда чувство вины, — заметил Стас, поглаживая кудрявую девочку по голове. — И ты?

— И я не смогла больше… — одними губами произнесла Гермиона, но ее поняли.

— Насколько я понимаю, этот мир отличается от твоего, — произнесла Ленка. — В этом мире василиск убил Гарри, меня выпил дневник, а Рону прилетело камушком по темечку. Оказывается, он в голову не только ел, иначе бы камушек его точно не убил бы.

— Но вы же живы? — удивилась Гермиона.

— Мы стали другими, — спокойно объяснила Ленка, улыбнувшись. — Разреши тебе представить: итак, Гарри Поттер… — она сделала паузу.

— Капитан Станислав Красармович Еремин, позывной «Змей», спецназ, — отрекомендовался Стас.

— Рональд Уизли, — продолжила Ленка.

— Лейтенант Виктор Алексеевич Рязанцев, позывной «Вяз», спецназ, — шутливо козырнул Виктор.
— Ну и Джинни Уизли, — закончила девочка. — Старший лейтенант Елена Владимировна Муромцева, позывной «Зая», разведка. Да, девочка, мы все военные и русские.

— Вот почему вы такие взрослые и мудрые, — поняла Гермиона. — Обет надо, да?

— Да, — улыбнулась Луна. — Надо дать обет в том, что мы никогда и ни за что.



Гермиона, они не взрослые, и не мудрые. Они тупые и самоуверенные, а подыгрывает им автор, иначе бы их уже давно на цепь посадили. Потому что может разок повезти, два, три - но не каждый же раз! Не говоря уже о том, что они лезут в бутылку при каждом удобном случае, поэтому во врагах у них должна ходить вся школа, и никакой спецназ это не вывезет.
(Блин, да даже ваховцы в фанфиках про попадание их в Масс Эффект или Звездные Войны, понимают, что со всем миром не поборешься, тебя задавят.)

— Гермиона, — произнесла Ленка. — Ничего не изменилось. Ты наш друг, и мы тебя не бросим. Никогда, поняла?

— Я верю, — улыбнулась сквозь слезы кудрявая девочка. — Спасибо вам. Так я и не разберусь, почему все случилось с Гарри именно так…

— Вместе разберемся, — хмыкнул Стас. — От меня ни на шаг, — предупредил он. — Пошли завтракать.
Ага, друг, как же. О друзьях пренебрежительно не отзываются, даже за спиной, друзей идиотами не считают - я думаю тут просто автору пейринг нужен, вот он к нему так влоб и подводит.

За завтраком выяснилось, что профессор МакГонагалл отправлена в Мунго, а уроки у нее временно отменены. Директор, обнаружившийся за столом, был явно растерян, ни на ком взгляд не фиксировал, а вот Персиваль Уизли, староста мальчиков, был явно удивлен, увидев улыбку Гермионы за завтраком. Это и решило его судьбу.

— Он что-то знает, — шепнула Ленка, кивнув на Перси. — Вяз, будем брать и допрашивать.

— А он нас не сдаст? — поинтересовался Виктор.

— Я заклинание знаю, — предвкушающе улыбнулась Гермиона.

— Вот и решили, — кивнул Стас. — Кстати, Гермиона, ты учишь нас заклинаниям, а то мы только руками убивать умеем.

Вот, и это взрослые и мудрые? Которые сходу собрались допрашивать. бить и убивать?
А хотя о чем это я, вокруг нас , в реальной жизни, поглядите на людей, с виду взрослые, больше чем совершеннолетние, а сами по мозгам сущие дети. Например, есть ситуация, где надо подумать и найти решение - будут долбиться силой, и орать, на горло взять. Или например есть объективная реальность - отрицают, не хуже чем дети малолетние. Так что да, верю, хватает людей, которые умом не взрослые - только вот читать хочется не про них.

Гермиона как-то очень легко приняла тот факт, что знакомые ей в той жизни люди обрели души русских офицеров. Казалось, ей от этого стало даже комфортнее — она расслабилась и успокоилась. Но спокойной девочка была только с ними, потому что страх никуда не делся.

Персиваль Уизли шествовал по коридору, изображая царя имени себя, когда свет внезапно погас. Тело, укрытое мантией-невидимкой, никто не заметил, поэтому оно оказалось в заброшенном классе. Гермиона наложила звукоизолирующие чары, дверь заперли механическим способом и приступили к допросу. Допрашивали Перси, как привыкли, поэтому даже Ленка сразу не сообразила, что не так. Только увидев смущение Гермионы, товарищ старший лейтенант чертыхнулась. Перси, обнаружив себя намертво привязанным к стулу, да еще и в сильно неодетом виде, сначала возмущался, а потом и запаниковал. Луну отвлекал Витя, потому что: «незачем девочке смотреть на голых мужиков, особенно на то, что с ними можно сделать».

Паяльника не нашлось, пришлось применять другие не самые аппетитные методы. Но Перси довольно быстро поверил в то, что скоро сменит голос и сможет отлично танцевать, поэтому быстро раскололся даже до того, как начался «криптоанализ», как выразилась Ленка. Откровения старосты не понравились никому, а Гермиону еще и напугали.

Оказалось, что физически в школе все-таки наказывают, причем делают это старосты или даже сама декан. Насколько юноша знал, такой практики не было только у барсуков. Внезапно оказалось, что «минус десять баллов» — отнюдь не слова, как и плачущие от подобного девочки, да хмурые мальчики. Чаще всего наказывали старосты, самому Перси, например, это очень нравилось, потому что староста девочек не могла. Сама прошедшая через подобное, девушка просто не могла наказывать девочек, чем доставляла огромное удовольствие старосте мальчиков.

— Некоторые девушки предпочитают договориться, — объяснил хнычущий Перси. — Ну, сами понимаете, как.

Ленка понимала, она еще как понимала, борясь с желанием свернуть Персику шею. Просто свернуть шею и забыть о существовании такого человека, но Гермиона дрожащими руками подняла палочку и, как потом оказалось, на эмоциях чуть-чуть ошиблась. Старосту мальчиков, считающего, что ему десять лет, нашел мистер Филч гораздо позже отбоя, препроводив в Больничное крыло. По заключению мадам Помфри, память мистера Уизли была стерта детским стихийным выбросом.

— То есть имеется дрессировка армии на боль, получается? — поинтересовался результирующими выводами Стас.

— Получается, — кивнула Лена. — Получается, деканов надо валить, и директора…

— Если будем валить всех деканов, это будет подозрительно, — вздохнул Виктор. — И так наследили — то кошка, то староста…

Знаете, я порицаю метод отождествления автора с персонажем. это неправильно. Порой бывает люди по жизни уроды, а пишут распрекрасное, и наоборот. Но я кажется понял, откуда это берется ( за исключением того, что сегодня в интернете можно узнать, кто автор из себя).
Когда фанфик по всем параметрам плох, когда сюжет примитивен, персонажи просты как три копейки, описания деревянные и все никакущее, прямо проводятся параллели с авторскими умственными способностями. По образу " автор не умеет хорошо придумать=он тупой, и придумывает лажу, или пишет с себя, как с самого близкого источника вдохновения".

Вот и выходит, что практика уравнивания автора и персонажа порочна, но теперь вы знаете. откуда она зарождается, каков механизм.
— Некоторые девушки предпочитают договориться, — объяснил хнычущий Перси. — Ну, сами понимаете, как. - готовят огромную пиццу, которой будут меня угощать?

Глава 14.
Несмотря на ожидания, репрессий не случилось. Не только репрессий, но и даже какого-нибудь расследования. Возможно, это произошло еще и потому, что из школы внезапно исчез профессор Люпин, так же, как и директор. Потратив почти неделю на ожидание неприятностей, товарищи офицеры позволили себе немного расслабиться. Слухи циркулировали разные — от неизвестного проклятья, полученного МакГонагалл, по поводу чего была небольшая суета на Слизерине, до «неприятности» с Перси, переведенного на домашнее обучение. Мама удовлетворилась обещанием рассказать дома и не настаивала в письмах. Близнецы присмирели, даже не пытаясь экспериментировать, а Гермиона учила товарищей офицеров и Луну заклинаниям, найдя себя в преподавании. В эти моменты у девочки пропадал страх, но проявилась другая неприятность…

Все-таки испытанное Гермионой не могло не сказаться на психике, поэтому сюрпризы вполне ожидались. Не такие, конечно, какие последовали, но ожидались. На одно из занятий девочка принесла с собой тетрадку, которую вручила Стасу. Товарищ капитан с интересом открыл ее, читая, а отчего-то смутившаяся Гермиона встала рядом с ним.

— Зая! — с тревогой в голосе позвал Стас, вглядываясь в написанное. — Иди-ка сюда. Гермиона, скажи, ты хочешь быть наказанной?

— Я… ну… мне легче, когда… — еще больше смутилась девочка, а Ленка в это время заглядывала в тетрадку.

— Да, проблема, — вздохнула товарищ старший лейтенант. — Скажи, Гермиона, тебе важна именно порка или наказание может быть любым?

— Что у вас? — поинтересовался Витя, а Луна очень грустно посмотрела на кудрявую девочку.

— Проблема у нас, — вздохнул Стас, отдавая тетрадку Ленке, а сам притянул Гермиону к себе на колени. Девочка сразу же обняла товарища капитана, закрывая глаза. Ее немного трясло, поэтому Стас очень тихо заговорил с ней: — Тебе нужно любое наказание?

— Наверное, я не знаю, — ответила Гермиона. — Мне иногда становится очень тяжело здесь, — она приложила руку к грудной клетке. — Значит, я виновата и меня надо наказать. Если наказать, то становится легче.

— Компенсирует адреналином, — вздохнула Ленка. — Хм… Надо дать ей пострелять, что ли… Что у нее может вызвать выброс адреналина?

— Вопрос… — протянул Стас и принялся щекотать девочку. — Зая, помогай давай.

Через некоторое время Гермиона уже заливисто смеялась, пытаясь спрятаться от щекотки, и только когда прекратили, с удивлением поняла, что в груди больше не тяжело. От захлестнувших ее эмоций девочка расплакалась.

— Врачу бы ее показать, — сообщил Стас. — Но пока мы и так справимся, да? — спросил он полулежащую у него на руках девочку.

— Да, — улыбнулась Гермиона. — Спасибо вам… Я…

— Ты наш друг, — сказала Ленка, щелкнув девочку по носу. — Какой бы ты ни была, ты наш друг.

— Здорово как, — прошептала кудрявая девочка и неожиданно задремала.

— А вот это уже не очень хорошо, — заметила товарищ старший лейтенант. — Утомляется быстро, как бы не огребла проблемы сердца.

— Как ты правильно сказала, Зая, тараканы у нее мадагаскарские, — заключил Стас. — Ладно, пока спит, что у нас по реалиям?

— По слухам, кошка получила страшное проклятье, с которым не может справиться Мунго, — хихикнула Ленка. — Это волшебная больница такая. Про Перси ты и так знаешь, как и про ликование у нас на факультете. Исчез директор, видимо, сработало письмо. Наружу мы не выходим, потому пока все.

— Понятно, — кивнул товарищ капитан. — Что с Луной? Вяз! Как зазноба?

— Лучше всех, — показал большой палец Виктор. — Говорит, что твоя сама себе душу рвет, так что надо думать, что делать, чтобы дожить до каникул.

Обалденно, пецназеры раскрутые, побеждают школяров, а против серьезных врагов используют кляузы. В другом фике это могло сыграть, и выглядеть красиво, но по факту похоже на беспомощные копошения беспомощных придурков, которым автор создал максимально дружелюбную среду.

Заранее настроившая себя на то, что никакого дня рождения не заслужила, где-то в глубине души надеялась на чудо, хотя о своем дне рождения Гермиона никогда никому не говорила. Поэтому в это утро девочка проснулась грустной. Прошептав себе: «с днем рождения, Миона», она всхлипнула и пошла в душ. На сердце было тяжело и очень хотелось плакать. Ей сегодня исполнилось четырнадцать, но друзья об этом не знают, а родители… Родители далеко. Еще раз всхлипнув, Гермиона взяла себя в руки. Почему-то вдруг захотелось оказаться на месте маленькой Лили. Гермиона была даже готова на то, чтобы умирать в муках, но хоть немного почувствовать, как ее любит совершенно определенный человек. Смыв душем следы слез, девочка еще раз взяла себя в руки.

Одевшись, девочка вышла из спальни, старательно давя в себе эмоции, но стоило ей выйти в гостиную, и она увидела своих друзей. Стас вручил девочке букет белых роз, Ленка поцеловала в щеку, и они втроем спели Гермионе «с днем рожденья тебя», отчего кудрявая девочка расплакалась. Она спрятала лицо в цветах и опустилась бы на пол, если бы не Стас.

— Эмоции у нее, — объяснила Ленка. — Она же думала — никто не знает, вот и растопырило девчонку.

После и за завтраком, и на уроках, Гермиона счастливо улыбалась, сжимая в руке ладонь Стаса. Товарищ капитан понял, что девочка нуждается не просто в заботе, а конкретно в нем, поэтому просто был для нее. Если бы его сейчас спросили о чувствах, Стас бы скорее улыбнулся — девочка нуждается в защите и поддержке, какие чувства?

Воистину, автор не думает о том, как это выглядит.


Эта хнычущая Гермиона уже мне, читателю надоела, бьюсь об заклад, этим злобным нетерпеливым пецназерам она бы надоела еще быстрее, и тут в ход пошли бы уже не поглаживания, а пинки. В то что они сочувствуют я не верю, зато верю что любят бить людей, любят бить людей, любят бить людей, и бить баклуши. (с)

А в школе начались странные шевеления. Сначала исчезли дементоры, потом замок наводнили люди в красном. Они что-то очень активно искали, но опрашивали практически исключительно факультет Слизерин. При этом люди в красном активно патрулировали замок, отлавливали нарушителей и смешили товарищей офицеров. Виктор и Станислав устроили соревнование. Соревнование заключалось в прикреплении на мантию аврора пергамента с надписью так, чтобы тот ничего не почувствовал. Пока вел Стас со счетом 32:30, девочки активно болели за обоих спецназовцев, а авроры бесились, но ничего не могли сделать. В конце концов очень сильно огребли близнецы, потому что репутация.

Усевшись в библиотеке, товарищи офицеры, Луна и Гермиона изучали устав школы, применив к нему проявляющие чары. Если при обычном прочтении это был сухой текст, смысл которого терялся на середине прочтения, то после наложения Гермионой проявляющих чар, текст разительно изменился. Гермиона в такие моменты чувствовала себя членом команды, важным и нужным, что избавляло ее психику от нагрузки. По крайней мере, она не бледнела, пугая Ленку своим видом.

— Итак, что мы имеем с гуся? — поинтересовался Станислав.

— Деканов нет, — сообщила Ленка. — Есть главы домов, руководящие обороной в случае нужды. Поэтому все, что делается в кабинетах, остается под покровом тайны.

— Хреново, — сообщил Станислав. — Ограничений для них нет?

— Да ты понимаешь… — протянула товарищ старший лейтенант. — Это же десятый век, нравы простые… Командует тот, кто лучше подготовлен и дал клятву не использовать знания во вред.

— А что за клятва? — поинтересовался Станислав.

— Да клятва простая, — хмыкнула Ленка. — Вот она: «клянусь тем, что дорого, не использовать знаний своих во вред замку».

Стоило девочке прочесть клятву, как замок содрогнулся, Ленкины глаза округлились, а Гермиона согнулась в приступе смеха. Некоторое время Ленка пыталась сообразить, что происходит, а потом тихо выругалась. Накрыв книгу мантией, по сигналу товарища старшего лейтенанта офицеры и сопровождавшие их лица покинули библиотеку.

Короче тут ситуация как в финале Far Cry 2: никаких лидеров нет, руководства нет, кое-какие мелкие руководители есть - и странным образом пецназеры войдут в это число, не только Полумна. Даже эльфы им прислуживать будут.

Кончается глава тем, что нам в двух словах сказали, что Гермиону водили к доктору (магловскому), он её послушал, и постановил:
— У девочки посттравматический стрессовый синдром, — сообщил доктор то, что товарищи офицеры знали и до него. А вот дальше он рассказал то, чего ребята не знали: — Из-за того, что она нуждается в адреналиновой компенсации, у нее начинает потихоньку сбоить сердце. Поэтому или вы ее снимете с адреналина, или через полгода начнет развиваться сердечная недостаточность.

На этом пока все.

https://www.youtube.com/watch?v=yVmOPHsVM3U

#дети_кукурузы #фикопанорама #длиннопост #военщина
2 декабря 2022
20 комментариев из 60 (показать все)
Вот. Я нашел эпизод. Это 10 и 11 главы "Сиротки".
Я села на кровати и обхватила колени руками. Любой может получить помощь в Хогвартсе… По идее, учитывая реалии тысячелетней давности, у такого места и должен быть статус Убежища. Священной земли, где нельзя сводить счеты. Иначе бы никто сюда своих детей, а особенно наследников не отправлял. В Средние века даже преступник мог рассчитывать на защиту, если добегал до церковных ворот. В отдельных случаях ему достаточно было оказаться на церковной земле или в пределах видимости такого Убежища. Я не преступница… Просить… А при чем тут, собственно, директор школы? Такие правила и законы могли вводить только Основатели. Должность директора появилась позже. Это просто администратор, на которого свалены все обязанности, не относящиеся к учебному процессу, плюс — представительские функции. Так что не ему и решать, кто тут может получить помощь и защиту. Менять же что-то в магическом Уставе, созданном самими Основателями, у любого директора кишка тонка, колдуй он хоть десятью Бузинными палочками.

Как хорошо, что я рано проснулась! Никто думать не мешает.

Так… Наследниками Основателей можно считать деканов. Но, возможно, что какие-то решения они должны принимать сообща. А у нас тут присутствует МакГоннагал, которая точно будет действовать по указке Дамблдора и саботировать любое решение, идущее в разрез с его директивами. Засада… Или не засада? Допустим, возникает ситуация, когда решение нужно принимать мгновенно, а собрать всех деканов нет возможности. Но тогда… тогда мы получаем ту самую ритуальную фразу. Этакое магическое «я в домике».

Фразу надо поискать в Уставе Хогвартса, а сам Устав, вернее его копию, попросить у Выручай-Комнаты. Вот что-то мне подсказывает, что если действительно правильно попросить, то защита будет и от директора. Все мы люди, соблазн свести счеты или получить влияние над перспективным магом никто не отменял. А когда мы все это найдем, то защиту нужно просить всем нам четверым. Мне эта езда по мозгам уже надоела. О, да я так и от попыток приспособить меня для очередного ритуала смогу защититься.
— Но дело не только в этом, — сказала я, — директор сказал мне, что любой может получить защиту в Хогвартсе, и я подумала: что-то такое должно быть в Уставе. Вряд ли профессор Дамблдор сказал мне всю правду. А если есть возможность получить дополнительную защиту, то глупо ею не воспользоваться.
<...>
И я озвучила свои выкладки.

— Ищем Устав! — согласились со мной друзья.

<...>
И он не подвел, так что после ужина и репетиции хора мы уже любовались на листок пергамента, куда наш ответственный друг переписал ритуальную фразу. Основатели подошли к делу основательно (пардон за тавтологию), произнести необходимые слова можно было как на староанглийском, так и на гаэлике. Имелся и латинский вариант. На нем мы в конце концов и остановились. Ну и естественно, обращаться необходимо не к директору, которого тогда и в помине не было. Собственно, там и обращения не было, как такового. Просьба во имя Господа милосердного о защите и обязательство не вредить, хранить доверенные тайны и не открывать ворота врагу. Ого!

— Заучиваем наизусть, а потом я сожгу пергамент, — сказал Барти, — тут еще один нюанс имеется — как это будет происходить? Вдруг громыхнет или еще что. Ну, как у Джейн в прошлом году, вы мне рассказывали.

— И дракона разбудим, — заметила Сивилла, — того, про которого говорится в девизе школы.

— Побыстрей бы, — Северус водил кончиком указательного пальца по губам, — а то уже надоело прятаться.

— Может быть, лучше в часовне… — не очень уверенно сказала я, — раз просьба во имя Господа. Только вот…
<...>

Мы вышли сбоку от алтаря, там, где в обычном храме дверь в помещение для хранения облачений, книг и прочего. Я первым делом преклонила колени перед алтарем. Ребята повторили за мной.

— Ну… — выдохнул Северус, — давайте! Вместе или по очереди?

— Вместе! — сказала Сивилла.

Мы взялись за руки и по кивку Барти четко проговорили слова.

Свет вокруг стал нестерпимо ярким, в воздухе запахло озоном, откуда-то сверху в середину нашего круга ударила небольшая молния. Но мы только крепче сжали руки.

— Кто просит защиты? — грозно спросил мужской голос.

Странно, но мне показалось, что он прозвучал у меня в голове. Это кто? Тем не менее, мы четко произнесли свои имена.

— Джейн Эйр! Сивилла Трелони! Бартемиус Крауч! Северус Снейп!

И тут я увидела … ИХ… Четыре призрачных фигуры. Двое мужчин и две женщины. Разглядеть их подробно возможности не было, но одежда явно не современная. Святая Дева! Это же…

— Основатели… — прошептала Сивилла.

Ну… Хорошо хоть не дракон…

Нет, девочка, мы — память Хогвартса, — все тот же голос в голове, — но Основатели оставили в ней свой отпечаток.

Не очень поняла. Если честно, то вообще странно, что я хоть что-то соображаю. Да еще как-то отстраненно. Но, может быть, это тоже защита? Чтобы банально не обделаться от страха? Учитывая — КОГО потревожили…

— И какой же защиты просят ученики Хогвартса?

О, вот тут главное — не оплошать.

— Нас против нашей воли втягивают в какие-то интриги, — сказала я, — а мы хотим просто прожить собственную жизнь по своему выбору. И, знаете, втягивает нас именно директор Хогвартса.

Тишина… Ну что ж… Попытка, как говорится, не пытка.

И тут накрыло. Это… это было что-то невероятное. Что-то, что невозможно описать обычными словами. Я чувствовала себя… Это сложно объяснить, меня просматривали, читали, заглядывали в самую душу.

— Получите, что просили. Надо же, — резкий смешок, — а с факультета Годрика никого.

— Ну, один вполне годится.

— И все достойны.

О чем это они?

— Потом узнаете, вы еще не готовы. Защита у вас уже есть. Никто не сможет вас принудить делать что-то против вашей воли в стенах Хогвартса. Этого достаточно. Если покажете себя, то узнаете и получите больше. А теперь идите.

И все исчезло.

Мы разняли руки и удивленно огляделись. Хорошо знакомая часовня. Тишина.

— Надо поблагодарить, — сказала я.

Я прочитала молитву, а мои друзья повторяли за мной. А когда мы закончили, дверь в часовню открылась сама собой. Намек понятен. Вот только теперь сигнальные чары точно сработают.
Показать полностью
Ярик Онлайн
Оказалось, что физически в школе все-таки наказывают, причем делают это старосты или даже сама декан. Насколько юноша знал, такой практики не было только у барсуков. Внезапно оказалось, что «минус десять баллов» — отнюдь не слова, как и плачущие от подобного девочки, да хмурые мальчики.

А автор всё дрочит своему любимому коню.

Ничего, что в таком случае Гарри с Гермионой после случая с драконом бы месяц сидеть не могли?
И тут "память тушек" бы однозначно должна была подсказать.

А Снейп бы Гарри под порку подводил вообще на каждом уроке
Туша пробила новое дно в описании "истинных порядков Хогвартса"... Что там за письмо такое было, из-за которого исчез Дамблдор и понаехали авроры, непонятно. Об этом вообще рассказывается более подробно?

Аха-ха-ха, точно!
Чисто как у ГХА, где Чард рассказывает, что в Хогвартсе насилие в порядке вещей, насильника и жертву женят и выгоняют из школы, в учебке мракоборцев озабоченные курсанта мечтают залезть на курсанток - как в этом жутком мире он хотел найти компромат на Дамблдора? И почему с ним согласились, что громовещатель это плохо, потому что детям обидно, на психику влияет?
кукурузник
И почему с ним согласились, что громовещатель это плохо
Да, громовещатель - это плохо, а вот зажать в темному углу, и, используя болевые приемы, угрожать, или раздеть, привязать к стулу и куда-то там что-то засовывать - это хорошо и имеет воспитательный эффект. Смотрите, не перепутайте.
Браздиди, что? Гермиону сводили к доктору, хотя говорили, что не пойдут туда, хватит и щекотки?

Беспомощные аврородебилы, примчавшиеся по письму, очень напоминают ход из прошлого фика, где дали письмо с голыми детишками и несколько стран порвало на части и все побежали бить магов.
Samus2001
Они не пошли по магическим докторам, пошли к магловскому.

И мне интересно, что "все" ему рассказала Гермиона. Что учится в магошколе, где норма лупить учеников? Что она самопопаданка, и ей сорок? Что в прошлой жизни сражалась с магическими фашистами, но стала бесплодна, и без детей страдает? Что её приворожили к другому пацану, и запрограммировали кайфовать от наказаний?
кукурузник
Самое страшное - что она министр и такие вот капитошки с летёхами ей честь отдавали.
кукурузник

Они не пошли по магическим докторам, пошли к магловскому.

Из Хогвартса? Сисьназ, вы дебилы

И мне интересно, что "все" ему рассказала Гермиона.

Что она здоровая справная баба, хочет детей и стоять за спиной "любимого мужчины", что там еще Владарг задвигал из патохеральных идеалов
Samus2001
Ну. на выходных же в деревню ходят? А они до врача отправились.

А вообще представьте себе, как было бы нехорошо, кабы никаких телесных наказаний старосты не раздают, не лупят, а Перси просто ответственный староста, который заметил перемену в Гермионе ( мало ли, в прошлом году Джинни прозевал, теперь стал внимательным)? Интересно, извинились бы хоть?
кукурузник
ответственный староста

Которого пиздят малолетки. но никто ничего не заметит...
Кстати, ещё один самоповтор. В каком-то другом фике автора прям в аннотации рассказывалось, что у бедненькой одноногой собачки Гермионы проблемы с сердцем. Но, что меня встревожило ещё сильнее — у того фика стоял тег "Дамбигуд". Если автор так всирает плохого Дамблдора, насколько же он всрал хорошего?
кукурузник

Так рано еще в хогсмид, да и бумаг гаррюшку тут никто не подписывал
Впрочем, на фоне остального монблана говна и подыгрвания тушки афтыря, это сущая мелочь
Samus2001
Автор иногда время проматывает, а документы видать вообще забыл. Это в каноне у хорошего мальчика Гарри были проблемы, и желание в Хогсмид попасть, тут же никаких преград.

DistantSong
У хороших авторов самоповторы простительны, потому что они, хорошие авторы, хорошо пишут, и самоповторы у них не настолько полные.
А у хреновых авторов самоповторы, это шаблоны, которые кочуют из работы в работу, идентичные, до буквы. Если например хреноавтор зациклится на том, что его героиня почти эксгибиционистка, везде ходит в розовом открытом купальнике, то в нем ходить и будет, и даже голубым или синим его не сделает.
Samus2001
кукурузник
Из Хогвартса? Сисьназ, вы дебилы
А что тут сложного, как обычно - воспользовались одним из хогвартских каминов, вышли из какого-то камина на лондонском вокзале, поймали такси - и в первую попавшуюся больницу. :))
Samus2001
кукурузник

Так рано еще в хогсмид, да и бумаг гаррюшку тут никто не подписывал
Как не подписывал - тетка же стала доброй! :)
Lady Astrel Онлайн
омикрон - тот самый
Как не подписывал - тетка же стала доброй! :)
И в тексте написано, что подписала?
Lady Astrel
омикрон - тот самый
И в тексте написано, что подписала?
Не написано, но туша же постоянно пропускает такие детали. :)))
Lady Astrel
омикрон - тот самый
Автор выше низменных деталей, он пишет про высокое, масштабное и важное. Ему некогда гнаться за ненужными подробностями, без которых можно обойтись. Вот разве вы помните, чтобы он писал какие-то ненужные подробности?
кукурузник
Автор выше низменных деталей, он пишет про высокое
- Поручик, вы когда-нибудь любили?!
- Ебал, конечно...
- Что вы, поручик! Я говорю про высокие чувства!
- Как же... И на подоконнике ебал... и на колокольне...
Вздумал я сделать обзор на хорошее и полезное https://fanfics.me/message606316
ПОИСК
ФАНФИКОВ









Закрыть
Закрыть
Закрыть