↓
 ↑
Регистрация
Имя/email

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Блюститель (джен)



Автор:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Пропущенная сцена, Ангст
Размер:
Макси | 559 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждения:
Читать без знания канона не стоит
 
Проверено на грамотность
Произведение рассказывает о жизни гондорского блюстителя Дэнетора и его семьи.
QRCode
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 1

Дэнетор открыл глаза и вспомнил, что наступил день присяги. Да, он все же стал Блюстителем. Хотя… Он был рожден гондорским наследником, и многие были уверены, что ему суждено возглавить Гондор.

Жена еще спала, и он встал очень тихо. “Сегодня хотя бы светит солнце”. — Он не был суеверен, однако его угнетали слова его деда, блюстителя Тургона, сказанные им на смертном одре. “Самая тяжелая доля в нашем роду выпадет тебе, мой мальчик… Но я знаю, ты сможешь… Иначе ты бы не был послан нашей семье… Много поколений в Гондоре не рождался такой наследник”.

Хотел ли он стать правящим Блюстителем? И да, и нет. Однако после смерти отца и внезапного ухода капитана Торонгила, который на самом деле оказался потомком королей Арнора и Артэдэйна, выбора у него не было.

Дэнетор умылся и ушел в свою личную комнату, где прочитал несколько докладов. Воспитанный в строгости, он был аккуратен, пунктуален и потому старался ничего не откладывать на потом.

Когда Финдуилас проснулась, они вместе позавтракали и начали готовиться к церемонии. Дэнетор снял траур, который носил после смерти отца, облачился в длинный праздничный камзол из светло-серого бархата и в последний раз надел митриловый обруч, так как Блюститель не мог носить венец или корону.

Незадолго до полудня появилась жена. За семь лет, что они прожили вместе, он по-прежнему искренне восхищался ей. “Может быть, я и не король, но Финдуилас, бесспорно, одна из красивейших государынь Гондора за всю его историю, — подумал он. — Она была бы достойна любого короля”.

Блюститель подошел и поцеловал ее в лоб. “Моя королева”, — улыбнулся он и предложил жене руку. “Мой король”, — про себя подумала она, но произнести вслух все же не решилась.

Они спустились к дверям Тронного Зала.

— Боромир уже там? — спросил у жены Дэнетор.

— Да, с дедушкой Адрахилом и бабушкой Келебриан, — ответила она.

— Хорошо.

Она улыбнулась и вошла в Зал. Он остался ждать полудня и взглянул в окно. Солнечное утро сменилось ветреным и пасмурным днем.

Зазвонил колокол. С последним ударом двери распахнулись, и он не спеша вошел.

Вдоль стен стояли лорды, капитаны и советники; некоторые были с супругами. Его взгляд выхватил Эммериль, его сестру и вдову капитана Барахира. Ближе к трону, на самом почетном месте, он заметил Адрахила с женой, а рядом — Боромира и Финдуилас.

Восхищенный мальчик не сводил с него глаз. Дэнетор остановился в центре зала, снял обруч и взял Белый жезл с золотым набалдашником. Лорд-Хранитель ключей и старейший член Совета Минас-Тирит аккуратно набросили ему на плечи белую мантию блюстителей.

Дэнетор подошел к древнему Трону, медленно поднялся по ступеням и, преклонив колени, положил жезл к подножию. Затем новый правитель Гондора поднялся и повернулся лицом к собравшимся. Лишь один раз в жизни Блюститель видел Тронный зал так, как некогда видел его Король, и Дэнетор на миг задержался.

Я, Дэнетор, сын Эктелиона из дома Хурина, слуга дома Анариона и отныне — блюститель Гондора, клянусь править справедливо и мудро и хранить эту Страну, покуда не вернется истинный Король! — торжественно возгласил он и поклонился.

Взволнованная Финдуилас смотрела на мужа.

Все немедленно низко склонились перед ним, и Дэнетор начал медленно спускаться. Вдруг все вокруг загудело и задрожало, ступени начали уходить у него из-под ног. Храня спокойствие и стараясь не оступиться, он продолжал идти.

Встревоженные люди озирались по сторонам. “Ородруин извергается, это дурной знак!” — громко прошептал кто-то. Дэнетор остановился у черного кресла Блюстителей.

Внезапно Финдуилас закрыла лицо руками и выбежала из Зала. Дэнетор проводил ее глазами, тихо вздохнул и начал принимать присягу.

Первым подошел знатнейший из присутствовавших лордов, его тесть принц Адрахил. Они обменялись поклонами, после чего принц поцеловал Жезл в руке Блюстителя и поклялся в верности новому государю Гондора.

Дэнетор заметил, что Адрахил тоже вышел из Зала. За принцем к Блюстителю подошли лорд-Хранитель ключей, лорд Лоссарнаха… Капитан Цитадели и остальные капитаны и старейшины. Люди без титула целовали не только жезл, но и десницу нового государя.

Когда присяга закончилась, Дэнетор поблагодарил собравшихся, пригласил их на праздничный обед и направился в покои жены.

Как он и опасался, Финдуилас сидела на постели и горько плакала. Морвэн и Адрахил пытались ее утешить.

— Госпожа, милая… — уговаривала Морвэн, — говорят, здесь эти землетрясения — не редкость. Ничего это не значит.

— Нет… — прошептала Финдуилас, — это неспроста.

— Девочка моя, отныне ты супруга правящего Блюстителя и государыня Гондора. Возьми себя в руки. Что скажут люди? Ты ведешь себя, как неразумное дитя. — Адрахил смотрел на дочь.

— Я боюсь за Дэнетора… Я боюсь за наших детей.

— Если тебе дорог муж, подумай, каково ему сейчас? Ведь твое бегство случилось на глазах у всей столичной знати.

— Финдуилас… — Дэнетор подошел к ней, сел рядом, и жена бросилась к нему на шею. — Не нужно принимать это близко к сердцу, — тихо произнес он. — Прошу тебя, вернись.

— Мне страшно…

— Не думай о плохом. — Он взял ее руки в свои и осторожно сжал их.

— Финдуилас, ты должна вернуться, — вмешался Адрахил. — Ты подводишь лорда Дэнетора и огорчаешь нас. Получается, мы с матушкой дурно тебя воспитали, раз ты ведешь себя, словно капризный ребенок.

Дэнетор мрачно взглянул на тестя. “Небо, о чем он думает и переживает”.

— Перед церемонией скрылось солнце… — всхлипнула она. — А потом…

— Финдуилас!.. — Адрахил начал терять терпение.

— Пожалуйста, милорд… И вы, Морвэн. Оставьте нас, — попросил Блюститель.

Принц нехотя подчинился, следом ушла и дама.

— Подумай о том, что после ночи, всегда наступает рассвет… — заговорил Дэнетор. — Дождливая осень и холодная зима непременно сменяются весной. Солнце разгонит тучи, и в твое сердце вернутся радость и надежда.

— Однако после болезни может наступить не выздоровление, но смерть. И после осени человеческой жизни уже не наступит весна. Над Мордором сгущается тень. Даже за эти годы, что я живу в Минас-Тирит, она стала мрачней. Мне страшно!.. Что нас ждет?!

— Отныне я государь Гондора. Я сделаю всё, чтобы эта тень не покинула пределы Черной страны. Не плачь… Твоя любовь делает меня сильнее, но твоя печаль разбивает мне сердце. Прошу тебя, помоги мне…

Наконец она немного успокоилась. Дэнетор смочил полотенце и принес ей. Молодая женщина прижала его к лицу.

— Я… наверное, огорчила и подвела тебя?.. Ведь ты теперь государь…

— Ничуть. Я знаю, какая ты нежная и ранимая девочка, и именно потому ты бесконечно дорога мне.

Они все же спустились в Трапезный зал, Финдуилас изо всех сил старалась быть приветливой и делать вид, что ничего и не произошло.

После обеда к родителям подбежал Боромир.

— Отец!

Дэнетор улыбнулся, наклонился и обнял мальчика.

— Ты же теперь государь Гондора?!

— Да.

— Получается, ты король?!

— Нет, малыш. Гондором уже девятьсот лет правят Блюстители.

— Значит, ты не наденешь корону? — Боромир не сводил с отца глаз.

— Нет.

— И не сядешь на трон?.. — в голосе мальчика чувствовалось разочарование.

— Нет, сынок.

— Никогда?..

— Никогда.

Боромир заметно огорчился.

— Скоро ты начнешь учить историю Гондора и всё узнаешь, — пообещал отец.

Дэнетор погладил сына по голове и подал жене руку.

— Но почему?! — глядя им вслед, пробормотал Боромир.

— Быть королем Гондора может лишь наследник Элендила и Анариона, — попробовал объяснить дед Адрахил.

— Разве отец не потомок Элендила и Анариона?..

— Потомок не равен наследнику.

Дэнетор проводил Финдуилас в ее покои и вернулся в Тронный Зал, чтобы принять присягу у нескольких новых гвардейцев. Все они были очень молоды, высоки ростом и хороши собой; в гвардию Минас-Тирит и, особенно, Цитадели иных не брали. Однако лицо одного из юношей неожиданно показалось Блюстителю знакомым.

“Откуда я могу его знать?.. Ведь последние годы я всего один раз бывал в походе, и там его точно не было. Но я готов поклясться, что видел его раньше”.

Когда новые гвардейцы покинули Тронный зал, Дэнетор подозвал капитана Цитадели.

— Вы рекомендовали в Цитадель четверых юношей… Расскажите мне пару слов о каждом.

— Первые три родом из Минас-Тирит, четвертый из Дол-Амрота, — начал Капитан.

— ? — слегка удивился Дэнетор. — Странно, что он пожелал служить в Цитадели, а не в гвардии принца Адрахила.

— У него в Столице есть родственники, и его мать была родом из Минас-Тирит.

— Вот как?

— Его зовут Вэантур, его отца — Эарнил.

“Морские имена… — пронеслось у Дэнетора, — что, впрочем, не удивительно для приморского Гондора”.

Блюститель кивнул.

— А мать… вроде бы… Амариэ, — продолжил Капитан.

Дэнетор замер и невольно взглянул на него.

— Кажется, он говорил, что она умерла родами, и его вырастили отец и бабушка.

— Спасибо, господин капитан, — поблагодарил Блюститель.

“Значит, ребенок Амариэ выжил… Небо, как же он на нее похож!..” На мгновение Дэнетор подумал, что таким мог бы быть их общий с Амариэ сын, но сразу опомнился.

Он поднялся и пошел к жене. Финдуилас заканчивала кормить Фарамира. По сравнению со старшим братом, младший мальчик обладал куда более скромным аппетитом, поэтому мать справлялась сама без помощи кормилицы и втайне этим гордилась.

— Смотри, какой он уже большой! Теперь и не скажешь, что родился раньше времени, — сказала она.

Дэнетор взял малыша на руки. Тот таращился на него своими серьезными серо-голубыми глазами.

— Такой маленький — и уже настолько умный взгляд… — задумчиво произнес отец.

— Значит, он похож на тебя не только внешне, — заметила Финдуилас. — Я уверена, что он будет таким же умным и способным.

“Иногда ум — это не только благословение… а еще и ноша”, — грустно подумал Дэнетор.

— Тебе не тяжело с ним? С кормилицей ты могла бы больше отдыхать.

— Нет, — ответила Финдуилас, но Дэнетор чувствовал, что она еще не до конца оправилась после родов.

— Может быть, выйдем на улицу и посидим на смотровой площадке? — предложил он, но тут же сообразил, что оттуда прекрасно виден Мордор. — Или лучше в Сад при Врачебных домах.

— Конечно!

Теперь у Дэнетора было совсем мало свободного времени, и Финдуилас ценила каждую минуту, которую они проводили вместе. Когда они спустились в Фонтанный двор, из-за нависших облаков показалось солнце, и его закатные лучи осветили Цитадель.

— Видишь? — улыбнулся он. — Солнце снова сияет над Гондором.

Она привыкла во всем доверять ему, и потому радостно кивнула. Однако в саду довольно быстро стало сумрачно, и опасаясь, как бы она не замерзла и не простудилась, Дэнетор предложил вернуться назад. На улицах начали зажигать лампы и факелы.

Гвардейцы на входе в Цитадель приветствовали своего государя, и Дэнетор узнал Вэантура. Блюститель приветливо кивнул дежурному караулу и прошел по туннелю в Фонтанный Двор.

— У тебя хорошее настроение. — Финдуилас сжала его локоть.

— Ты права, — бодро согласился он.

Он дал себе слово, что жена никогда не узнает, как сильно он тревожится за будущее Гондора и их детей.

На следующий день Блюститель пригласил Эммериль. Сестра вошла и поклонилась.

— Хотя бы ты… не кланяйся мне. Я хочу остаться твоим младшим братом.

— Ты — государь Гондора, Дэнетор, — напомнила она.

Он вздохнул и решил перейти к делу.

— Мирриан и Лотириан, твои дочери, тоже принадлежат нашему роду. Я хочу дать им приданое, достойное племянниц блюстителя, и найти мужей среди аристократии.

— Дэнетор…

— Конечно, претенденты должны обязательно понравиться девушкам, — поспешил он успокоить Эммериль. — Я никогда не стану их неволить и не буду никого навязывать.

— Я знаю, — улыбнулась Эммериль. — Но… не нужно.

— Почему? — удивился он.

— Мирриан и ее младшая сестра выросли как дочери капитана. Скажу честно, именно так я и пыталась их воспитывать. Нет ничего хуже пытаться забраться выше и думать о себе больше, чем ты есть.

— Я же всегда говорил, что верну тебя и твоих детей в семью.

— Я помню, Дэнетор, и признательна тебе за это. Но я ни о чем не жалею.

— Мирриан уже почти двадцать восемь. Спустя пару лет ее начнут считать старой девой. Мне кажется, новый статус мог бы ей помочь…

— Эта упрямая девчонка хочет выйти замуж только по любви, — усмехнулась Эммериль.

— Я ее прекрасно понимаю, но девушка, в отличие от мужчины, не может ждать свою судьбу до сорока с лишним лет. Да и мне несказанно повезло, что я все же встретил Финдуилас. Если честно, я уже не верил, что смогу жениться.

— Ты долго не мог забыть Амариэ. Дэнетор?..

Напоминание о давно умершей возлюбленной снова на миг всколыхнуло в его душе давно угасшие чувства. Как бы он ни любил Финдуилас, образ Амариэ в его воспоминаниях оставался благородным и светлым. Он был благодарен ей за месяцы их недолгого счастья и то тепло, которое она подарила совсем юному и одинокому наследнику.

— Дэнетор? — повторила Эммериль.

— Все же поговори с дочерьми, — очнулся он. — Если Мирриан не нашла никого в Минас-Тирит, вполне возможно, ей понравится кто-то из знатных юношей.

Эммериль вздохнула.

— Если ты переживаешь, что им непросто будет справиться с ролью леди, это легко исправить.

— Ты превратился в Блюстителя.

— ? — не понял он.

— Помню, отец и дедушка вечно были озабочены династическими связями и считали, что можно просто взять и устроить брак.

— Тем не менее и браки по договоренности бывают удачными и даже счастливыми, если к мнению юноши и девушки прислушиваются.

— Давай подождем. Возможно, когда Мирриан исполнится тридцать, она станет сговорчивее. Но, я помню, как ты всё время просил отца еще повременить с супружеством.

— Что ж… Не буду пока превращаться во вредного блюстителя, который хочет использовать племянниц в династических целях, — усмехнулся и сдался он.

Когда Эммериль ушла, к Блюстителю с поклоном приблизился Туор.

— Что случилось? — приветливо спросил Дэнетор.

— Я хотел бы… попросить… — смущаясь начал слуга.

— Конечно.

— Я… Не могли бы вы отпустить меня?

— Хорошо. На сколько дней?

— Дело в том, милорд…

— Ты хочешь уйти насовсем? — понял господин.

— Да, государь. Простите. Мне уже много лет, и мне теперь непросто выполнять мои обязанности.

— Не хочешь служить Блюстителю? — грустно усмехнулся Дэнетор.

— Что вы, государь!.. Я очень рад, что дожил до этого дня будучи рядом с вами. Просто я понимаю, что скоро перестану справляться. На личном слуге Блюстителя лежит большая ответственность.

Дэнетор вздохнул. Славный, тихий и услужливый Туор бессменно оставался возле него более сорока лет и был выбран ему именно лордом Тургоном, и даже после смерти последнего Эктелион не решился его сменить.

— Ты получишь хорошую пенсию. Где хочешь поселиться?

— Я бы не хотел далеко уезжать от Минас-Тирит.

— Тогда, возможно, тебя бы устроил дом в Лоссарнахе?

— Был бы весьма признателен, государь.

— Подумай, кого из более молодых слуг ты бы мог мне порекомендовать.

— Разумеется, милорд.

“Что ж, теперь нужно расстаться и с ним… Жаль, я так привык к нему, и он никогда не смущал и не стеснял меня”.

Дэнетор поднялся и направился в комнату старшего сына, чтобы немного отвлечься.

(c) 2023 murzwin

Глава опубликована: 05.12.2023
Отключить рекламу

Следующая глава
Фанфик еще никто не комментировал
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх