↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Гексаниэль Онлайн
7 апреля в 18:50
Aa Aa
Первая часть обзора - https://fanfics.me/message509338

Сам Гарри дадлину жадность принимал как данность, стальную константу этого мира. Это был характер Дадли, его суть, без него он бы не был Дадли, как Египет без пирамид, как щенок без любопытства и преданности. Гарри это понимал интуитивно и никогда не сердился на Дадли за его эгоистичную прижимистость, потому что он имел на это право, как сын своих родителей. А Гарри был чужак, и в доме Дурслей не было чего-то, что могло принадлежать ему.

Гекс: Рассуждения о праве собственности, о положении в семье, противопоставление “свой-чужак” - все это кажется мне слишком взрослым для трехлетки. Возможно, эту мысль стоило представить иначе, например, Дадли играет, Гарри хочет присоединиться, и начинается: я тебе не дам машинку, и паровозик не дам, и самолет, потому что они мои. И мама с папой тоже мои.

Но постепенно, со временем, Дадли всё же признал право Гарри быть в этом доме. Ему наконец-то объяснили… или, вернее, сам Дадли понял, что такое племянник, кузен и просто родственник. Поняв, что его мама и папа для Гарри являются тётей и дядей, Дадли сменил гнев на милость. Гарри свой и ему можно жить в этом доме вместе с ними.

Nilladell: Четыре предложения, на разные лады транслирующие мысль, которую можно было (и стоило бы) изложить в одном: Со временем Дадли понял, что такое «кузен», что родители, как и прежде — только его и Поттера еще одним сыном не считают, а потому нехотя признал право Гарри жить в этом доме вместе с ними. Форма, конечно, далека от идеала, но суть, думаю, понятна.

И это единственное, с чем смирился Дадли, Гарри он так и не полюбил — не за что.
А спонтанные выбросы Гарри продолжались до пяти лет, но, к счастью, не несли каких-либо разрушений. Больше было нелепых и смешных случаев, чем трагических, видимо, магия Гарри имела какой-то свой юмор. Иначе как объяснить некоторые ситуации? Вот Дадли вырос из своего свитера и его передали Гарри, тётка начала его примеривать на мальчика, но Гарри не понравился кошмарный свитер цвета какашки с оранжевыми кругами. Фуй… надевать эту гадость, тётя, пощади мои глаза и чувство достоинства!

Гекс: Фокал в очередной раз сбился, и прошу заметить, что пятилетний ребенок вряд ли бы так выразил свою мысль. “Он некрасивый, не буду его носить”, “фу, гадость”, но никак не “пощади мои глаза и чувство достоинства”. Слишком сложно, даже вычурно, так, скорее, выразился бы подросток.

Но тётя непреклонно старалась напялить на него этот коричневый ужас, Гарри обреченно зажмурился и… Свитер в тёткиных руках превратился в розовую балетную пачку. Петунья взвизгнула и отшвырнула ставшую волшебной вещь.
Холодильник, кстати, на какое-то время сохранил свои волшебные качества — каждый поставленный и положенный в него продукт постоянно множился в три и пять раз. Положишь, к примеру, один пирог, откроешь холодильник через час, а там их четыре! К первому пирогу прибавились ещё три.

Nilladell: Ну вот зачем здесь последнее предложение? Просто зачем? Неужели уважаемый автор полагает, что пример уровня «Был один пирог, а потом стало четыре — на сколько пирогов стало больше?» читателю решить не по силам? Эта речевая избыточность вгоняет меня в тоску. И да - вот уж не думала, что детская стихийная магия — такая стабильная штука. Мне почему-то казалось, что она как раз довольно сильна, однако неустойчива из-за своей хаотичной импульсной природы. Но, возможно, я и ошибаюсь.

Поначалу Петунью это бесило, но однажды в гости нагрянула Мардж, как всегда без предупреждения, да ещё и ближе к ночи. И Петунье пришлось порадоваться волшебному умножающему холодильнику, который подал на стол «леди Гаргантюа» двойные порции блюд. Помог холодильник и тогда, когда у Вернона на работе сменился начальник, ему задержали зарплату, и семья могла серьезно поголодать, не будь у них верного агрегата, исправно умножающего хлеб и бекон…

Гекс: А разве Вернон не сам себе начальник? Это же он руководитель и создатель фирмы, он в ней самый главный. Нет, бывают и у начальников финансовые трудности, но связаны они с какими-то другими проблемами: некачественное оборудование вышло из строя, надо либо ремонтировать, либо закупать новое; бастуют работники, резко снижается спрос на готовую продукцию, при этом растут цены на материалы - что угодно, но не смена начальства, которого нет.

Несмотря на нелюбовь тётки, Гарри всё же постарались социализировать. Его учили разговаривать, читать и писать, потому что иметь в семье гыкающего идиота было не комильфо. В начальной школе Гарри был уже вполне цивилизован, он не путал ногу с рукой, знал, что такое ложка-вилка-нож и достаточно сносно разговаривал. Хотя некую умственную отсталость учителя всё же подметили, это произошло потому, что мальчик всё же был ограничен в правах дома. Именно учителя заметили, что Гарри плохо видит, и велели Дурслям позаботиться о его зрении. Петунья отмахнулась было, но ушлый Вернон вкрадчиво рассказал ей, как она будет водить за руку слепого мальчика. Петунья одумалась, цапнула племянника за пятерню и потащила к окулисту, тот выявил врожденную близорукость. Таким образом Гарри превратился в очкарика.

Гекс: Гарри на наших глазах оперировал сложными абстрактными понятиями, его мысленная речь сильно опережала его возраст. То есть он в год с чем-то “относился к жизни философски”, через некоторое время рассуждал о праве Дадли на жадность и ревность - и своем собственном положении в доме Дурслей… а к пяти годам он “не путал ногу с рукой, знал столовые приборы и сносно разговаривал”.
Можно было бы эту тему углубить и украсить правильно расставленными акцентами, и у нас был бы вундеркинд, выныривающий из своей внутренней Монголии только когда обедать зовут. Такой ребенок может путать ложку с вилкой, но не из-за умственной отсталости, а как раз из-за погруженности глубоко в себя, и “попытались социализировать” в стиле “Поттер, ответь земле” смотрелось бы органично и непротиворечиво. А здесь складывается ощущение, что развитие Гарри в какой-то момент откатилось далеко назад.

Ну а Гарри в школе нравилось. Там он ощущал себя свободным в передвижении, там не было постоянно кислого выражения лица тётки и её недовольной ругани. Жадный Дадли, конечно, тоже был в школе и мог обидеть Гарри — ударить, что-то отобрать… но не так часто. Потому что это происходило в коллективе, а у коллектива имеются глаза и уши, и многие девочки самозабвенно стучали на мальчиков. Что ни день, а то одна, то другая, примчится к учителю и пропищит:
— Мистер Лерман, а там Дурсль Поттера толкнул!
— Наставник, а Дурсль у Поттера карандаши отобрал и все переломал, а у Поттера рисунок не дорисован.
— Дяденька Воспитатель, а можно я Поттеру свой ланч отдам, а то Дурсль у него всё съел. И яблочко, и тостик, а молочко почему-то вылил…
Учителя внимательно слушали девчоночий лепет, мотали на ус. Отлавливали Дадлика, читали ему нотации, отправляли к директору, ставили в Позорный угол, били по рукам линейкой. В общем, воспитывали.
Дадли злился, обижался и дулся, дома жаловался на учительский произвол. Петунья хваталась за сердце и нитроглицерин, ругала учителей и нудила Вернону в уши, чтобы он что-то сделал. Вернон дотошно расспрашивал сорванцов, но те партизански молчали, не желая стучать друг на друга.

Гекс: Что странно, учитывая, как по фику Дадли не любит Гарри. По идее должен ябедничать на кузена-стукача только в путь.

Но Вернон умел играть словами и всегда подбирался к сути, своего сына он всё же хорошо знал… И Дадли получал ещё одну порцию наказания уже от папы.
Шло время. Вернон смотрел на мальчиков и ломал голову, как же их примирить. Жадный и толстый Дадли только злее становился к тощему задохлику, ненавидел, бил и колотил. Все отбирал, портил его вещи. Гарри ежился, закрывался тонкой рукой, оберегая лицо и очки. И покорно всё отдавал, признавая силу и право Дадли.

Гекс: Гарри, который просек фишку с чуланом и для которого этот чулан спецом оборудовали, не пытается защититься? Спрятать вещи в чулан, которого так боится Дадли, спрятаться самому, разыграть карту “ууу, какие тут страшные пауки, а будешь меня обижать - они тебя съедят”?
Более того, у местного Гарри есть защитник - Вернон. “Я дяде скажу, он тебя накажет” для него тоже не аргумент, что ли?
Я понимаю, что дети бывают разными, но детям, как и взрослым, не нравится, когда их бьют, а их вещи отбирают и портят. Абсолютная покорность начинается тогда, когда никаких альтернатив человек вообще не видит. Но Гарри-то видит! Его старт в этом фике лучше, чем в каноне, но почему он так себя ведет? Не понимаю.

И однажды Вернону пришла в голову одна идея. Тщательно обдумав её со всех сторон, он решил, что попытаться стоит, а получится ли что-то из этого, покажет время.
И в один из зимних дней он подъехал к школе на машине приятеля и с помощью посыльного вызвал к машине Гарри. Тот, увидев дядю Вернона, доверчиво залез в чужую машину. Отъехав на пару кварталов, Вернон обратился к Гарри:
— Послушай, племянник, я тебя сейчас отвезу к своему другу, ты должен погостить до вечера воскресенья. Справишься? Тебя не будут обижать, просто поживешь у него три дня.
Озадаченный Гарри послушно согласился.

Гекс: И не задал ни одного вопроса? Мде, что-то с ним неладно.

Друг дяди Вернона проживал на краю Литтл Уингинга, на берегу реки Уинг-ривер. Звали его Герман Уитман и был он полицейским. Сейчас у него был отпуск по больничному, который в понедельник заканчивался, и он согласился с планом Вернона подержать у себя мальчика три дня. Оставим пока Гарри у мистера Уитмана и вернемся к школе…
Идя к школьному автобусу, Дадли раздраженно вертел головой — куда-то подевался Гарри в середине учебного дня. Приехав домой, он спросил маму, не видела ли она Поттера. Мама отмахнулась и сказала равнодушно, что не видела. Вечер пятницы плавно перетекал в ночь. Ещё с ужина Вернон начал ворчать, что паршивца что-то давно нет дома…
Настала ночь, атмосфера в доме накалялась добела. Папа проторил по ковру гостиной широкую тропку, мама изжевала все щеки, а Дадли в стопятьсотый раз спросили — когда он в последний раз видел Гарри? К полуночи Вернон вызвал полицию, и по стенам комнат заплясали сполохи синих и красных огней от патрульных машин под аккомпанемент лающей сирены. Прихожая заполнилась полисменами и вопросами.

Nilladell: Боги мои… я даже знать не хочу, пожалуй, что такое «лающая сирена» на полицейской машине и зачем она такая нужна. Но жути, конечно, нагоняет. Особенно, потому что на ум немедленно приходит та самая, мифическая с птичьими лапами и женским торсом. Которая сидит на крыше полицейской машины и лает во всю глотку. Во избежание инфарктов, стоило бы хоть кавычки поставить: под тревожный, «лающий» аккомпанемент сирены.

— Какие отношения с Гарри были в семье? Средние? А почему?
— Сколько лет мальчику? Пять? Хм, в таком возрасте из дома не убегают…
— Где его комната? Простите, что? Здесь??? В чулане под лестницей?!
— Как выглядит мальчик? Фотографии есть? А почему фотографии порваны? Нужна целая… Как нет? Найдите!
Петунья, заливаясь слезами, лихорадочно рылась в шкафах в поисках целых фотографий, а Дадли со стыдом припоминал, что он все их порвал, не желая видеть в доме эту очкастую рожу… Наконец нашли одну, которую Дадли не рискнул порвать, потому что ненавистный Гарри сидел на коленях у папы. На той фотографии Гарри три годика, и полисмены со скрипом согласились её взять.
Наблюдая за всей этой суетой, Дадли вдруг впервые задумался о своем поведении. Что он делает? И зачем?
«Ну… просто мне это нравится, смотреть, как он ежится и боится моих кулаков», — подумал Дадли. К тому же и мама его не любит, значит, Дадли правильно поступает, шпыняя очкарика.

Гекс: А как же отец? Или Вернон для местного Дадли не авторитет?

А в это время из холла донесся голос полисмена:
— Хорошо, мистер Дурсль, заявку мы принимаем. Вашего племянника мы объявим в розыск, если по истечении сорока восьми часов о нем и его местонахождении по-прежнему ничего не будет известно.
— То есть… вы его двое суток не будете искать? — разочарованно прогудел отец. — Помилуйте, какие сорок восемь часов? Гарри домашний мальчик, у него нет склонностей бродить по округам. Его либо похитили, либо уже убили, а вы говорите — сорок восемь часов! Это ваше полицейское безделье может стоит ему жизни, мой сын его с середины дня не видел, и кто знает, каким пыткам с тех пор его могли подвергнуть?!
Что ответил полисмен, Дадли уже не слышал — в ушах зазвенела взбурлившая адреналином кровь, а руки намертво вцепились в балясины лестницы, на ступеньках которой сидел и подслушивал Дадли. Пытки? Убили? Ой, мама… Перед глазами потрясенного Дадли как живой встал Поттер — щупленький полудохлый очкарик с огромными зелеными глазищами, которыми он пугливо моргал из-за круглых стеклышек. И вот это-то мелкое и беспомощное существо кто-то может запытать и убить! Был уже час ночи, когда Петунья пошла наверх. Услышав мать, Дадли вскочил и поспешно убежал в свою комнату, прыгнул в постель и накрылся одеялом. Петунья заглянула в комнату и, увидев его в кровати, не стала заходить, а сразу ушла к себе. Дадли откинул одеяло и невидяще уставился в темный потолок. И вдруг подумал — Гарри больше нет. Представил и ужаснулся — как это нет? Он же всегда был! Всегда-всегда. Тот всегда был здесь, а он, Дадли, всегда за ним гонялся, чтобы что-то отобрать… И вот тут-то Дадли накрыло многотонной плитой стыда: всегда он за ним гонялся, всё отбирал, ничего ему не давал, бил и обижал. Когда его, наконец, сморило и Дадли заснул, то сон его был неспокоен, несколько раз он просыпался с ощущением какой-то пустоты в груди, а потом, устав от неизвестности, забывался снова тяжелым сном, полным кошмарного бреда.
Весь следующий день, субботу, Дадли прожил осиротевшим, не было рядом тихони Поттера, его робкого и вечно виноватого взгляда. Его очень не хватало. Дадли потерянно бродил по гостиной и тоскливо смотрел на фотографии в рамочках — на них был изображен только он, большой розовый мяч в разноцветных чепчиках, и ни малейшего намека на то, что в доме живет ещё один ребёнок. Это стало казаться Дадли плохим предзнаменованием. Как будто само мироздание предрешило, что в этом мире будет жить только один Дадли без кузенов и братьев… Глядя на свою пухлую рожицу, Дадли представил, как он не может вспомнить, как выглядит Поттер, ведь его фотографий в доме совсем нет. Снова придя в ужас, Дадли бросился к журнальному столику, на котором лежали клочки фотографий, собранных мамой для полиции. Склонившись над обрывками, он стал бережно перебирать их в поисках самых целых фрагментов, наконец нашел одну фотокарточку, порванную на три части, где Гарри был самым узнаваемым. Прижал к себе и вздохнул — ну вот, он их склеит и больше не забудет, как Гарри выглядит… И отчего так плохо стало от этой мысли? Тут Дадли совершенно беспомощно заревел, понимая, что не хочет, чтобы Гарри пропал навсегда!
В полдень раскаялась и Петунья. Обзвонив все морги и детские приюты в пределах Лондона и нигде не найдя мальчика пяти лет по имени Гарри Поттер, черноволосенького такого с приметным шрамом-молнией над правым глазом, она ударилась в тихую истерику. Заламывая руки, она подняла красные глаза к потолку и трагически взвыла:
— Это я во всем виновата-а-а!!! Я его не люби-и-ила!..
В воскресенье Гарри уже похоронили. Дадли рыдал не переставая, склеил все фотографии, а одну — ту самую, тремя кусочками — даже вставил в рамочку, безжалостно выдрав оттуда свою. И полдня таскал к чулану те игрушки, которые решил подарить Гарри, хоть бы тот вернулся, я ему всё отдам, честно! Петунья, всхлипывая, перебирала одежку Гарри, откладывая то, что надо бы подшить и подогнать ему под размер… Один Вернон был спокоен, как кабан в лежке, на фоне общего психоза он терпеливо дожидался вечера, точно зная, что к тому времени все окончательно спекутся в собственном соку вины и примут Гарри как родного.
Что ж, психологом Вернон оказался гениальным, его странноватый план сработал на ура.


Гекс: Гениальный психолог Вернон несколько лет не мог повлиять на собственных жену и сына, которые его, очевидно, в грош не ставят, раз даже не пытаются прислушаться.
Петуния держит под рукой огнетушитель и веревку — это после того, как ей разводом пригрозили! Единственный добытчик собрался уходить из семьи, а она и бровью не повела. Дадли достается за то, что он обижает Гарри - но Дадли продолжает обижать Гарри. В общем, по тексту выходит, что авторитет в семье у Вернона ниже плинтуса, и с психологией у него полный аллес капут, коли он вообще довел ситуацию до такого.

В девятом часу по окнам замерцали сине-красные огни, почему-то без звукового сопровождения, а в дверь раздался звонок. Петунья выползла из кухни, Дадли кубарем скатился вниз по лестнице, Вернон торопливо отпер дверь, и в холл шагнул невысокий полицейский, держа в руках завернутого в плед черноволосого мальчика. Гарри! Живой! И… родненький!.. Он, сонно моргая и ничего не понимая, смотрел на рыдающую тётю и зареванного Даддерса. А они, что-то восклицая, тормошили и обнимали его, при этом Дадли упорно совал ему в руку плюшевого зайчика, самую любимую свою игрушку. А так как Гарри ради жестокого эксперимента последние пару часов просидел на матрасе в пустой и запертой комнате, то именно это он и рассказал, потому что ему было страшно и одиноко, и эти два часа «похищения» показались ему вечностью. И Гарри совсем не удивился, когда ему рассказали, что его не было дома три дня. Ведь так оно и было на самом деле… Просто по малолетству он не сумел объяснить, что был в гостях у какого-то дядиного друга.

Гекс: Гарри уже 5 лет. Чуть выше по тексту пятилетние дети отлично объясняли, что произошло в классе, пока учитель не видел. И нам даже сказали, что сам Гарри разговаривает “сносно” - так почему же он “не смог объяснить по малолетству”, а не, скажем, “подыграл дяде”? Снова ощущение, что развитие героя откатилось назад. Еще раз за пару лет - прямо история Бенджамина Баттона.

Nilladell: Вот и у меня ровно те же вопросы к тому же моменту. дети в пять лет, даже если они несколько отстают в развитии (но достаточно развиты для того, чтобы учиться вместе со всеми детьми и осваивать школьную программу) уже более чем в состоянии рассказать, где они были и у кого. Так что чувствуется в этом подвох — либо Гарри наоборот, куда сообразительнее, чем хотел показать автор, и он отлично понял смысл всех дядиных манипуляций, либо одно из двух, потому что настолько несмышленым, чтобы не суметь рассказать, по причине названной выше он быть ну никак не мог.

На что только не способен любящий отец… ради худого мира в семье он пошел на эту махинацию с риском сломать детям психику. Но он рискнул. Хотя бы для того, чтобы увидеть, как Петунья и Дадли сидят на диване по обеим сторонам от Гарри, и Петунья, счастливо улыбаясь, целует Гарри в худую щечку, а Дадлик лихорадочно сует ему в руки игрушку за игрушкой и бормочет:
— Возьми, Гарри, это твое! Теперь это всё твое!..
Видя такой результат, Вернон понимал, что в этом случае — его риск более чем оправданный.

Гекс: В принципе, я верю, что Петунья и Дадли могли переосмыслить свое поведение и стать нормальными - в каноне именно это и случилось, хоть и много позже. Но здесь это не работает, нет логичного перехода от одного состояния к другому - вместо него болтанка, в которой непонятно, откуда что берется и куда что девается.
А что мы имеем в итоге?
Есть Гарри, который в год был маленьким философом, в пять лет не путал ногу с рукой, а чуть позже не смог объяснить, где он провел два дня; который растет абсолютно бессловесным, забитым и покорным ребенком, хотя у него есть возможности таким не быть; он эти возможности отмечает и не пользуется ими, что странно.
Есть Вернон, который по всем вводным должен быть главой семьи, но по факту жена и сын его не уважают и даже не пытаются к нему прислушаться. Который в итоге настолько упускает бразды правления в семье, что доводит ситуацию до абсурда и привлекает сторонние силы, чтобы восстановить порядок.
Есть Петунья и Дадли, чья трансформация не выглядит убедительной, потому что “в рабочую форму забыли влить такое же рабочее содержимое”: нам три главы подряд рассказывают, что Гарри безобиден и его магия тоже, что Вернон защищает племянника, угрожает жене разводом из-за Гарри, наказывает Дадли, когда тот обижает Гарри - но ответа от Петуньи и Дадли нет, под воздействием всех этих факторов они не меняют ни своего отношения к Гарри, ни своего поведения, а потом хоба! - и они уже его любят. Да, бывает такое, что как будто тумблер щелкает в человеке - и все, он меняет свое отношение к чему-то, но этот щелчок тумблера тоже не происходит на пустом месте. Предпосылки к нему должны быть, и пусть даже сами персонажи их не осознают - читателю эти предпосылки надо показать. Здесь же нам показали прямо противоположное - устойчивость Петуньи и Дадли к воздействию, их явное нежелание меняться, за счет чего и щелчок тумблера в их головах смотрится неправдоподобным.
Засим я все.

Nilladell: Мне в этот раз добавить особенно нечего.
Разве что лично от себя еще раз добавлю, что меня искренне удручает отсутствие у Вернона вообще какого бы то ни было характера. В данном повествовании он, к сожалению, абсолютнейший персонаж-функция, лишенный живости. Его задача - поворачивать сюжет (сперва не отдать Поттера в приют, теперь вот устроить историю с похищением), и порой вроде бы как помогать Поттеру и защищать его, но мы это не столько видим, сколько узнаем об этом в авторском пересказе. И это в то время, как канонный Вернон был прямо ух! МужиГ! Сразу, с первой же главы первой же книги становилось понятно, что это за субъект - консерватор, любитель, чтобы все было как у приличных людей, который за свою семью порвет на британский флаг. Ворчливый, шумный, громкий, вспыльчивый и для “чужаков” неприятный, но при этом хороший, любящий муж и отец. И шоб без фигни!
7 апреля в 18:50
20 комментариев из 63 (показать все)
Samus2001 Онлайн
Тощий Бетон_вторая итерация
Так о чём была глава? Как Дурсли адаптировались, адаптировались, да так и не выадаптировались? Как Гарри, окружённый любовью Вернона, начал было расти не по дням, но испугался, что станет Поттером из МРМ и деграднул обратно?
А? А?

Глава была о том, как трехглазый песель игрался с настройками юдишек вокруг - то добавлял интеллекта, то откатывал, дергал за рычажки и превращал Дурслей в поломатых биаробатов

Вообще, если уж автор взялся полемизировать с Роулинг и укорять ее в том, что она дескать не раскрыла эти десять лет из жизни Гарри (а уж автор-то раскроет-раскроет, ух, все вздрогнут), то стоило бы хотя чуть-чуть по теме детей почитать. Или в жизни посмотреть, ну хотя бы. Самую малость.
Либо уж давить тему стихийно-управляемой магии до конца, списать все на нее - к вопросу о том, как Дурсли возлюбили Гарри, например, а то эта история про трехдневное "похищение" ничего, кроме фэйспальмов не вызывает. Да и все остальное тоже - с чего бы там детишки в школке так яростно любили Гарри?

А то получается, в год у нас ребенок думает про дядю-собаку и строит сложные конструкции в голове, в два понимает слова вокруг и реагирует на них управляемой стихийной магией, а потом хренакс и все отрезает. И Дадли - тоже поломатому биаробату (а по правде говоря фландеризированному до предела) - не прилетает магией, чулан не раздувается, воообще ни-че-го. Потому что надо показать, как его угнетали и вбили в умственную отсталость (с этой темой автору тоже не помешало бы ознакомиться, прослезиться и вычеркнуть нахуй из текста), а потом вытащили.
А потом дядя Вернон встал, стукнул усами об стол и всех помирил - да, с психологией человекав автору тоже не помешало бы ознакомиться.
Показать полностью
Samus2001
Ну, в целом, история с похищением могла бы при определенных обстоятельствах работать. Справедливости ради. Хотя дать нужный "верибельный" контекст ей было бы сложно, конечно. Но все же можно.
А вот в том, что касается именно детей... Это та причина, по которой я детей "не пишу". Тема куда более сложная, чем кажется на первый взгляд. Когда ты сам - ребенок, ты не способен еще толком писать (и опусы детей в Интернете это, по большей части, подтверждают). А когда становишься достаточно взрослым - ребенком ты себя помнишь не совсем "корректно". То есть - по опыту! - ты примерно помнишь, что ты делал, но уже не можешь полностью встроиться в то, как ты думал в этот период. Особенно, когда речь идет о совсем уж нежном возрасте. Меняется мышление, меняется логика, меняется эмоциональный фон... и именно поэтому взрослые люди, которые умеют достоверно писать детских персонажей - довольно большая редкость. Как верно заметил кукурузник - получаются либо слишком взрослые, либо наоборот.
И вот как раз в данном случае - персонажа Поттера штормит как-то совсем адски. Что печально. А, если уж брать вопрос какого-либо отклонения от нормы, вроде психологических травм, недоразвитости, аутизма и прочего - тут прям совсем сложно. Вот честно скажу - я бы не взялась. Так что автора, с одной стороны, хочется похвалить за отвагу. А с другой - результат получается довольно не очевидный.
Показать полностью
А вот в том, что касается именно детей... Это та причина, по которой я детей "не пишу".

Респектую,уважаю, солидарен как никто другой. Лучше такие темы не зная не трогать.
Samus2001 Онлайн
Nilladell

Справедливости ради. Хотя дать нужный "верибельный" контекст ей было бы сложно, конечно. Но все же можно.

Конечно, конечно, но мы что, увидели тут хоть капельку психологизма? Нет. Люди, ненавидевшие Гарри, побыв без него три дня, возлюбили его всем сердцем и на всю жизнь. Пф-ф-ф-ф, это так не работает
кукурузник
Ответно салютую шляпой.

Samus2001
Увы - да. Просто это еще одна яркая иллюстрация того, что нет, фактически, "плохих" сюжетных ходов и прочих инструментов в арсенале автора, включая клише, абсурдизм, вылом четвертой стены и так далее. Есть несовершенство или неосмысленность их применения. В искусстве - в том числе и - построения текста, нет, по сути, тех правил, которые нельзя нарушать (кроме сугубо технических). Просто "нарушения" требуют от автора в первую очередь - четкого и полного понимания того, что и зачем он делает, а еще - хорошего владения своим "ремеслом". И, чем провокационнее, или же (что чаще) "заезженней" прием - тем больше от автора требуется сноровки.
Samus2001 Онлайн
Nilladell

Точно

Автор, в принципе, легко мог бы затащить эту тему на стихийно-управляемой магии Гарри. Не вдаваться в детали, срезать всю эту фландеризацию Дадли и упоротость Петуньи, в целом срезать попытки в характеры Дурслей. Прописать все тот же итог, дружную веселую семью, ну и так далее, и так далее - и подводка к тому, почему Гарри иной была бы, и изменения объяснились бы, и можно было бы в 1 главу уложиться и дальше перескакивать уже к временам перед каноном.

Но увы, это неистребимое желание приосаниться над Роулинг :)
Samus2001
Можно было даже ничего по сути не менять. Только переместить и переработать акцентировку. Хотя, по сути, я не понимаю пока, зачем нужны эти промежуточные главы. Они не раскрывают характера Гарри - он невольный наблюдатель по сути, и, как и Вернон, не обладает ни характером, ни индивидуальностью. Только функционалом. И получается, к сожалению, что, на момент рассмотра третьей главы, задача Поттера - присутствовать. Присутствовать для того, чтобы показать, чем Дурсли здешние отличаются от канонных. Меня не покидает стойкое ощущение, что автор пытается, за счет эфирного времени, во-первых, объяснить условия жизни Гарри в каноне (жизнь под лестницей и прочее) более человеколюбивыми причинами, а, во-вторых, подчеркнуть, как канонные Дурсли отличаются от здешних. Дурного ничего я в этом не вижу. Но.
Всегда есть "но". В итоге, увы, получается не заполнение пробелов, а переливание из пустого в порожнее, не раскрывающее персонажей...никак. Все это имело бы смысл при наличии помянутого вами психологизма. Раскрытия душ, если угодно, и натур. Но ничего подобного не происходит. Персонажи остаются, либо двухмерными (как Вернон), либо их внутренние преобразования происходят по щелчку пальцев, без толковой подводки.
Вечная дилемма крестика и трусов: чтобы все это вывести полноценно, нужно было писать подробнее и посвятить жизни Гарри у Дурслей больше времени раза эдак в три с погружением именно в психологию. Или - скрепя сердце - принять вариант Роулинг со схематичностью, не вдаваясь в подробности вообще. Потому что то, что мы имеем сейчас - ни Богу - свечка, ни чёрту - кочерга. Оно застряло, как Винни-Пух в норе. Слишком недописанное, чтобы быть верибельным, но слишком подробное, чтобы быть принимаемо условным.
Показать полностью
Nilladell
И вот как раз в данном случае - персонажа Поттера штормит как-то совсем адски. Что печально. А, если уж брать вопрос какого-либо отклонения от нормы, вроде психологических травм, недоразвитости, аутизма и прочего - тут прям совсем сложно.
В этой главе, если я правильно понимаю, речь не шла ни о каких отклонениях от нормы или болезнях. Просто Гарри и прочие персонажи делали то, что нужно было авторам в каждый конкретный момент времени.
Увы - да. Просто это еще одна яркая иллюстрация того, что нет, фактически, "плохих" сюжетных ходов и прочих инструментов в арсенале автора, включая клише, абсурдизм, вылом четвертой стены и так далее.
Tropes are tools, как говорят на одном зарубежном сайте. Я очень люблю эту фразу.
Samus2001
А то получается, в год у нас ребенок думает про дядю-собаку и строит сложные конструкции в голове, в два понимает слова вокруг и реагирует на них управляемой стихийной магией, а потом хренакс и все отрезает. И Дадли - тоже поломатому биаробату (а по правде говоря фландеризированному до предела)
Это мир Шредингера. Его свойства существуют и не существуют одновременно, и проявляются исключительно авторским произволом.
да, с психологией человекав автору тоже не помешало бы ознакомиться.
В мире Шредингера это не нужно, а то нельзя будет и дальше делать вид, что все может меняться в пределах одного абзаца по авторскому хотению.
Показать полностью
Nilladell
И получается, к сожалению, что, на момент рассмотра третьей главы, задача Поттера - присутствовать. Присутствовать для того, чтобы показать, чем Дурсли здешние отличаются от канонных.
Может быть, как раз для этого и нужно. Показать, что тут "другие Дурсли" и десять лет по-другому прошли, как именно по-другому и почему. Обосновать АУ. Тут ведь явное АУ, с первой главы видно.
Уста Саурона
Пока сложно сказать, насколько это АУ имеет значение и, что немаловажно, насколько оно верибельно. Возможно в дальнейшем это как-то раскроется. Кроме (как я подозреваю) нежелания Гарри ехать в Хогвартс и отвращения к магам. Но может я и ошибаюсь кардинально - я вперед не читала и не смею клеветать. Но на данный момент проблема не в АУ, проблема в том, что в рамках АУ не только Поттер, но и сами Дурсли не раскрываются.
Nilladell
проблема в том, что в рамках АУ не только Поттер, но и сами Дурсли не раскрываются
Да, это так, но я говорил исключительно об авторском замысле. Реализован он был не то, чтобы хорошо.
Пока сложно сказать, насколько это АУ имеет значение и, что немаловажно, насколько оно верибельно
Я уже читал фанфик до 21 главы включительно, посмотрел 45 главу и эпилог и "по диагонали" главы 22-26, так что у меня сложилось свое мнение. Но так как обзор ваш с Гексаниэль, не буду пока забегать вперед.
Nilladell
я не понимаю пока, зачем нужны эти промежуточные главы.
Шеф, у меня версия. Я не первый фик этого автора наблюдаю, и, если отвлечься от фандома... складывается ощущение, что сверхзадача, что ли, автора, которая красной нитью пронизывает все ее творчество - показать милоту.
Отсюда и стиль изложения такой, будто читателя не погружают в придуманный мир, а усаживают рядом с автором и приглашают понаблюдать, и обилие детей и животных в кадре, обнимашки и мимими. То есть нас этими промежуточными главами пытаются погрузить в атмосферу абсолютного уюта и безопасности, в которой все вот так мило и плюшево...
...однако не милота служит сюжету, а сюжет подчинен милоте, и тут-то начинаются проблемы.
И тут я вспоминаю Тут-Все-Знают-Кого, у которой ровно такая же проблема, но с другим, тыкскзыть, вкусом. Когда не ништяки ради сюжета, а сюжет вокруг ништяков и ради ништяков; не курощение неугодных потому что посюжетунада, а курощение неугодных, ради которого весь фик и пишется.
Samus2001 Онлайн
Гексаниэль

+1
Откомфорчивание в тексте сквозит 100-м кеглем
Samus2001
Откомфорчивание в тексте сквозит 100-м кеглем
То, что происходит здесь, это еще ничего. Вот когда будут комфортить Снейпа, вот там вы узнаете, что такое откомфорчивание! И не только Снейпа.
Samus2001 Онлайн
Уста Саурона
Samus2001
То, что происходит здесь, это еще ничего. Вот когда будут комфортить Снейпа, вот там вы узнаете, что такое откомфорчивание! И не только Снейпа.

* вспоминает епилог и содрогается
Samus2001 Онлайн
* смотрит на название главы и ухмыляется

Теперь мы знаем, на что способен любящий отец
Samus2001
Особенно, когда ребёнок чужой!
Samus2001 Онлайн
Тощий Бетон_вторая итерация
Samus2001
Особенно, когда ребёнок чужой!

Тоже об этом подумал, но потом решил трактовать как "любящий отец дадли"
Тощий Бетон_вторая итерация
Samus2001
Особенно, когда ребёнок чужой!
ПОИСК
ФАНФИКОВ













Закрыть
Закрыть
Закрыть