↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Был на сайте 49 минут назад
Дата рождения:21 мая 1988
Зарегистрирован:6 октября 2011
Рейтинг:280
Показать подробную информацию

Блог



Talitko сообщение закреплено
Пост коротких зарисовок, он же #Заязочка #драбблофлэшмоб , часть 14.

Часть первая https://fanfics.me/message248923
Часть вторая https://fanfics.me/message253934
Часть третья https://fanfics.me/message399464
Часть четвертая https://fanfics.me/message404486
Часть пятая https://fanfics.me/message405737
Часть шестая https://fanfics.me/message406834
Часть седьмая https://fanfics.me/message406971
Часть восьмая https://fanfics.me/message407336
Часть девятая https://fanfics.me/message407409
Часть десятая https://fanfics.me/message407723
Часть одиннадцатая https://fanfics.me/message409168
Часть двенадцатая https://fanfics.me/message410279
Часть тринадцатая https://fanfics.me/message411472

Гексаниэль, "Хоук и Тайная комната"

- Скажи спасибо, что не шея – огрызнулся райвенкловец, даже не повернувшись к нему. – И замолчи, я не с тобой сейчас разговариваю.
Уизли подскочил к нему и со всей дури врезал. Райвенкловец отшатнулся, зажимая лицо, но Невилл успел увидеть выступившую между пальцами кровь. А Уизли между тем, воспользовавшись заминкой, перехватил руку Поттера и заломил за спину. В другой руке Рона, приставленной к горлу Наместника, блеснул короткий нож.
- Слушай сюда, тварь. Если ты еще хоть раз, хоть один гребаный раз посмеешь нагрубить мне, распустить руки или хоть как-нибудь навредить моим братьям и сестре - тебя никакие доспехи не спасут, ясно?
- Подставишься? - райвенкловец попытался усмехнуться. Вывернуться у него не получалось. - Ты тупой или блефуешь? Твое приключение уже стоило тебе репутации, а убийство будущего лорда...
- …будет сочтено кровной местью за публичные оскорбления и вред, причиненный моим братьям. Не ты один тут знаешь старые законы.
На миг Невилл встретился взглядом с Поттером… и понял, как отвратителен ему этот рыжий идиот, удерживающий нож и райвенкловца со сноровкой опытного бандита. Травник знал, что Уизли блефует – кровная месть давно отжила свое и запрещена… и он должен был сказать об этом Наместнику, пребывающему в замешательстве… должен был…
Уизли спрятал нож и толкнул Наместника в спину – от себя, - отшагнув в сторону:
- Ты меня услышал. А теперь вали отсюда.
Неместник смерил гриффиндорцев яростным взглядом, и Травник потупился. Он не успел…
…хотя… почему он должен был?
Поттер ему не хозяин, а говнюк, который его подставил, уже второй раз. И он сам – не Травник вовсе… его зовут… его зовут Невилл Лонгботтом.
И Рон, вообще-то, был прав – не по форме, но по сути.
Хлопнула дверь кабинета – это взбешенный Поттер почти выбежал, громыхая тяжелыми сапогами. Рон легонько хлопнул Невилла по плечу:
- Давай, что ли, поедим, - и первым подсел к столу, возвращаясь к недоеденному бутерброду. - Не смотреть же на них…
И в самом деле.

Я посмотрела на целительницу. Миссис Крофти отчего-то старалась глядеть мимо меня.
- А где дети?
Миссис Крофти подняла на меня полный сочувствия взгляд.
- О, моя дорогая...
- Где дети?! - я сорвалась на крик.
- Моя дорогая, они... они не выжили. Мне так жаль...
Стоп, что значит - не выжили? Как - не выжили? Получается, я не исполнила Долг перед Родом? И что теперь со мной будет? Меня изгонят обратно к Грейнджерам?
- Моя милая, не корите себя, - миссис Крофти неправильно истолковала мое молчание. - Это не ваша ви...
- Не уверен, мэм, - раздался с порога холодный голос. В дверях стоял дед. Я дернулась было, но он вскинул руку с палочкой:
- Силенцио. Я не желаю тебя слушать. Я принял тебя, полукровного бастарда, в своем доме. Я дал тебе все, что тебе необходимо, и даже больше. Я потакал твоим прихотям, даже самым чудовищным. А ты оказалась не просто неспособной продолжить семейное дело - ты же ничему не училась, только чаи распивала! - ты не смогла даже выносить и родить наследника Рода!
Его трясло.
- То, что ты произвела на свет... это было чудовищно. Я рад, что эти уроды не прожили и часу. Целители сказали, что это какая-то маггловская болезнь Патау... что она встречается только у магглов. Ты и твой муженек-Пожиратель убили своей маггловской кровью моих правнуков! - он перевел дыхание. - Целители сказали, что ты больше не сможешь иметь детей... что ж, оно и к лучшему. Вечером я отсеку от Рода и тебя с мужем, и Бартемиуса - он все равно бесплоден. Мне не нужно такое ущербное потомство.
Он развернулся и вышел. Миссис Крофти, с лицом, полным ужаса и отвращения, собирала вещи. А я никак не могла понять что происходит. Меня отсекут от Рода? У меня не будет больше чая и вкусняшек? И драгоценностей? Как такое могло случиться?
***
- Магда...
По лицу Молли Уизли катились слезы. Артур приобнимал жену за плечи и с ужасом смотрел на племянницу.
- Магда, как ты могла? Это же дети, невинные души!
- А как она могла, дядя?! - вскинулась Магдала Маккиннон. - Как она могла сотворить подобное с Джинни? С Роном? С Биллом? С вами? Если бы не она, то вы были бы не здесь, - она обвела рукой тайное убежище Дамблдора, - а в Норе! А если бы не ее отец с дедом, то я бы выросла у вас, а не в Лютном! А то и у родителей!
- Но это же... дети...
- Которые могли вырасти такими же сволочами, как их родители, - Гарри приобнял девушку за плечи. - Это жестоко, верно... но справедливо.
- Око за око, семья за семью, - Магдала, больше известная как Мэгги Смит, прижалась к нему. - Краучи это заслужили.
- Да, заслужили... - эхом отозвался Гарри. - Но есть еще Снейп и Малфои. С ними разберемся - и тогда все будет кончено. Родители, Ремус и Билл смогут спать спокойно.

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

Над Британией неслась Дикая Охота.Над Косым переулком зазвучала сирена воздушной тревоги. Редкие прохожие дружно вскинули головы и сжались.
- В укрытие! - закричала дежурившая в ту ночь Нимфадора Тонкс. - Быстрее, быстрее! Все, кто не успеет - пойдут на корм адским псам, и это не угроза!
Люди организованно спускались в подземные убежища. В окнах гасили свет и завешивались плотными шторами. Косой переулок вымирал.
- Дора, ты все? - окликнул Тонкс проходивший мимо Шеклбот. - Спускайся сама, они близко.
- А ты, Шек?
- Я прикрою.
Тонкс кивнула, бросила ненавидящий взгляд на темное осеннее небо и сбежала по ступенькам в укрытие. Обнаглевшая сучка Крауч в очередной раз превратила праздник в ночной кошмар.

Samus2001, "Хаук и тайная комната"

С криком:
- Ах ты рыжий пидор! - все Уизли навалились на Рона и начали его пинать прямо посреди Большого Зала.
Ученики смотрели ошарашенно, Хавк незаметно и очень аристократично хавкал, продолжая свою Игру.
- Мочи бездушного козла! - не унимались Уизли, которые, к тому же, начали еще драться друг с другом.
- Опасность! Опасность! - прогремел под сводами зала механический голос. - Зафиксировано проникновение межмирового эфира из З-миров. Всем рыжим немедленно вернуться по спальням. Опасность! Не приближайтесь к Северусу Снейпу!

Desmоnd, "Хаук и тайная комната"

- Рон, ты сдурел? Прямо посреди большого зала?
- Лучше подошла бы спальня Рейвенкло, но тогда возникли бы вопросы, - важно приподняв подбородок, инструктировал братьев Рон.
- Мы рады тебе надавать тумаков, но...
- ...это семейное дело и не при свидетелях!
- Надо! - отрезал Рон. - Считайте это заданием!
- Да ни один идиот в такое не поверит!
Рон смерил братьев снисходительным взглядом:
- Даже тот, который надул щёки, сделав простую домашку? Тот, кто нацепил на руку арбалет, как дикий средневековый маггл?
Близнецы синхронно почесали в затылках. Признавать правоту Рона не хотелось, но выхода не было.
- Ладно! Ты сам напросился!
- Мы тебе здорово наподдадим!

Desmоnd , "Хаук и тайная комната"

- Здравствуй, Луна. Профессор Флитвик сказал, что ты хотела меня видеть?
- Директор, вы знаете Гарри Поттера с моего факультета? Так вот, он... Он... У него...
- Погоди, успокойся, глубоко вдохни и расскажи по порядку.
- Сначала я подумала, что у него просто слишком много мозгошмыгов. Но потом я заметила, что это не мозгошмыги - они любят крутиться возле тех, кто много думает, то есть мозгошмыгов у Поттера почти что и нет!
- И кто же это, Луна? Нарглы?
- Директор! Вы же знаете, что нарглы - совсем другое! Вы же не один из этих идиотов, папа мне сказал!
- Прости, милая, я знаю лишь теорию. Вашим семейным даром я не обладаю. Тогда что это?
- Не знаю, директор! Это что-то страшное, липкое и... Директор, оно совсем чуждое! И, оно... Оно... Оно поет!
- Успокойся, Луна.
- Вы не понимаете! Оно шепчет, оно поет, оно зовёт! Оно обещает все, но ничего конкретно. Оно хочет поглотить душу, оставив лишь пустую оболочку. Оно хочет захватить тело!
- Оно опасно для остальных?
- Нет, просто мерзко. А вот для Гарри...
- Я открою тебе секрет, это не Гарри. Мы знаем уже давно о твари из другого мира, захватившей тело Гарри.
- Значит, настоящий Гарри мертв?
- Луна, ты умеешь видеть, что ты видишь внутри тела мистера Поттера? Внутри его души?
- Вижу огонек, укрытый чем-то таким... вы, наверное будете смеяться!
- Никогда!
- Укрытый ладонями. Эти ладошки теплые, словно у мамы!
- Твоему взору действительно многое доступно. Это защита, жертвенная защита Лили Поттер, отдавшей жизнь ради сына. Она должна защитить от Волдеморта, но, как видишь, неплохо справляется и с остальными тварями.
- Мы должны что-то сделать!
- На текущий момент мы можем только наблюдать. Следить за тварью, выискивать слабые места и благодарить Лили Поттер за предоставленное нам время. Ты же держись от него пода...
- Нет, директор! Я помогу! И мой дар будет нелишним!

Desmоnd, "Хаук и тайная комната"

Сириус Блэк обеспокоенно смотрел на огромный думосброс, возле которого звездой стояли больничные койки. Койки были заняты, от головы каждого пациента к думосбросу змеился толстый поток серебристого света.
Сам Сириус выглядел отвратительно. Его подбородок покрывала щетина, черты измождённого лица заострились, а под глазами лежали глубокие тени.
- Сириус, ты не должен покидать свою палату. Реабилитация после десятка лет Азкабана - не шутки.
- Директор! Но ведь это Гарри! Мой крестник!
- Ты и так натворил дел. Нам очень повезло, что ты увидел заметку в Пророке о болезни Гарри, додумался сбежать из тюрьмы, повезло, что я умудрился тебя найти раньше авроров. А рассказать о Питере ты должен был не сейчас, а десять лет назад. Теперь здоровье Гарри - не твоя забота. Оставь это колдомедикам и мне.
- Но тварь, что его захватила...
- Не беспокойся! Мы ее выкурим.
- Если нужны деньги, или моя помощь...
- Пусть настоящий Гарри пока что с ними не знаком, у него есть настоящие друзья. Ты был знаком с братьями Молли, ее сын Рон - настоящий гриффиндорец, он согласился без малейших сомнений. Да и твоя двоюродная племянница Нимфадора согласилась без колебаний.
- Но они же дети!
- Нимфадора - взрослый аврор!
- Для меня она до сих пор - малышка Тэда и Андромеды. Они - дети! Почему бы не послать взрослых мракоборцев?
- Увы, иллюзорный мир подчиняется законам физического. Нам повезло, что Нимфадора - метаморф и может сыграть любую роль. Обычные обитатели этого мира - проекция воспоминаний и фантазий твари и подконтрольны ей. Именно это позволяет ее изучить, чтобы ударить наверняка, при этом не щадев Гарри.
- Директор, если я понадоблюсь, если смогу хоть чем-то помочь...
- Да, Сириус, я тебя обязательно позову. А пока что выздоравливай. Это приказ!

Desmоnd, "Хоук и Тайная комната"

Рон влетел в кабинет директора и, даже не поздоровавшись, выпалил:
- Это не Невилл! Директор, это не Невилл! Невилл никогда не был такой тварью, таким ублюдком, таким...
- Стоп-стоп-стоп, мистер Уизли. Отдышитесь и начните заново, - строго сказала Минерва МакГонагалл, которая вместе с Флитвиком беседовала с Дамблдором. - И вообще, как вы сюда попали?
- Я дал ему пароль и сказал приходить в любое время, - улыбнулся директор. - И всё же, Рон, давай по порядку.
Рон, получив время собраться с мыслями, чуть успокоился. Он посмотрел на профессоров и немного замялся под их внимательными взглядами.
- Я... э-э-э... ну, Невилл... Невилл... Он ведёт себя не так! Он, конечно, всегда был мягким, но никогда не был ссыклом! И никогда не лизал жопы!
- Выбирайте слова, мистер Уизли! - осадила его профессор МакГонагалл. - Но вашу мысль я поняла.
- Так вот, Невилл никогда не лизал... кхе-кхе... Он всегда был за справедливость! Он никогда бы не позволил кому-нибудь унижать Гермиону! А уж тем более какому-то слизеринцу! Особенно, если это гадёныш Малфой!
- Язык, мистер Уизли! Минус пять баллов с Гриффиндора за сквернословие! - сказала МакГонагалл.
- И плюс пять баллов за честность и гриффиндорскую искренность! - добавил Флитвик. - Минерва, давай всё-таки выслушаем мистера Уизли, не перебивая!
Рон немного смутился, заговорив пусть и тихо, но твёрдо.
- Я не скажу, что мы были с Невиллом вот такими уж офигительными приятелями, но когда ты живёшь в одной комнате, ты узнаёшь человека. Невилл стал совсем другим! Он усиленно лижет жо... кхе-кхе... подлизывается к Пожирателю...
- "Объект Поттер", мистер Уизли, - перебил его Дамблдор. - Не используйте это слово, оно может вырваться в разговоре, что поставит всю операцию под угрозу.
- Подлизывается к Объекту Поттер, защищает Малфоя, обидевшего Гермиону. И более того, мне пришлось выслушать от него лекцию! Я, оказывается, был неправ, что заступился за девушку со своего факультета, которую обижал слизеринец! Представляете? Это не Невилл! Настоящий Невилл никогда бы такое не сделал!
- И каковы ваши предположения, мистер Уизли? - спросил Дамблдор.
- Пожиратель... Объект Поттер пожрал и его мозги! Теперь нашего Невилла нет, вместо него какая-то марионетка Пожи... Поттера! Мы должны что-то сделать! Поттер может сожрать кого-то ещё! Он, похоже, размножается пожиранием мозгов!
Профессора переглянулись между собой и внезапно заулыбались. Минерва МакГонагалл по-девчоночьи хихикнула, что полностью выбивалось из образа вечно строгого декана.
- Эй, вы чего? - изумился Рон.
- Итак, Филиус, вы проспорили галеон, - сказала МакГонагалл.
Флитвик полез в глубины мантии, извлёк монету и торжественно отдал её МакГонагалл.
- И всё же, Минерва, виноваты не только мои чары. Основой гомункула занимались именно вы.
- О чём вы? - ошарашенно спросил Рон.
- Мы, разумеется, не могли подвергать опасности Невилла, - ответил Дамблдор. - Настоящего Невилла. Поэтому он сейчас проходит программу по обмену и учится в Шармбатоне. Побыть подальше от бабушки Августы ему пойдёт на пользу. А место Невилла занял шедевр профессоров Флитвика и МакГонагалл. Сочетание трансфигурации, чар и колдоискусств. Подобные чары используются при написании портретов, вы будете проходить это на старших курсах. Но, как видите, результат вышел немного... как бы сказать... ограниченным. Не забывайте, портреты - не настоящие личности. То же касается и оживлённых марионеток.
- Но Филиус утверждал: "Никто не заметит!" - вновь улыбнулась профессор МакГонагалла, похоже, окончательно выбрав весь запас своих улыбок на пару десятилетий вперёд. - И проспорил!
- Главное, что не заметил Поттер! - ответил Флитвик.
- Этот идиот не заметит, даже если подменить его голову оловянным котлом! - добавил Рон.
- Мистер Уизли, конечно же, прав, но выигрыш есть выигрыш, - настаивала МакГонагалл.
- Но в любом случае, за проявленную бдительность и беспокойство за судьбу товарища - двадцать баллов Гриффиндору! - добавил Дамблдор. - И, кстати, у нас гостья.
Дверь открылась и под внимательным взглядом присутствующих в кабинет зашла Флёр Делакур.
- Вызывали? - спросила француженка.
- Итак, милочка, - строго сказала МакГонагалл, - я хотела обсудить ваше поведение. Вы согласились отыгрывать роль, но речи о том, чтобы корчить восьмилетнюю дурочку, не шло! Максим сказала, что я могу на вас полностью положиться!
- Профессор МакГонагалл, - заступился за девушку Рон, - не беспокойтесь! Я же говорил, этот идиот никогда ничего не заметит!

Кукурузник, "Мандалорский эффект"

Шел 2180 год, по человеческому летоисчислению.

Адмирал Хакетт готовился к открытию меммориала героям, что отдали свои жизни, в борьбе против мандалорцев. И пусть речь он выучил давно, пусть он был хорош как оратор - но слова грозили застрять в горле.
От осознания того, какой тяжелой ценой далась победа.

Сражения с мандалорцами превратилось в череду избиений, где мандалорцы, имея возможность навязать сражение, на выгодных для себя условиях, делали что хотели. Удивительным образом они построили флот, и теперь их страшный дредноут передвигался в охранении мелких кораблей, которые могли прикрыть от атак малыми летательными аппаратами. А их возможность передвигаться не используя ретрансляторы, доставляла массу проблем.

Лишь только случай помог им. Один из фрегатов захватчиков был фатально поврежден. Видимо передвигаясь по турианскому космосу, в разведывательных целях, вследствии очередного прыжка, он столкнулся с астероидом. Удивительным образом была уничтожена только рубка, остальной корабль оказался цел. Однако поврежденная система жизнеобеспечения мешала мандалорцам, корабль остыл, кислород не вырабатывался - боеспособность захватчиков снизилась. Поэтому десант турианцев сумел захватить обломки, и часть экипажа.

Верные союзническому долгу, они передали все находки, в КВБ ( комитет всерасовой борьбы). Ценность этого подарка трудно было переоценить, ведь им в руки попал образец гипердвигателя ( пусть и некачественного), образцы иномирянской зенитной артиллерии, а так же запись шифров. Это вселило надежду.
Еще больше надежда усилилась, когда в войну с мандалорцами вступил Цербер. Удивительно, но ненавистные и презираемые, они стали ценными союзниками, с которыми никто даже не думал ссориться. Особенно после того, как они совершили ряд диверсий против " союзников", а полевая оперативница, Миранда Лоусон, даже смогла убить мандалорского " темного мага" Демагола. Удивительно, но Мандалор попался в классическую "медовую ловушку", приблизив к себе Лоусон. И пусть сам Мандалор остался жив, потеря Демагола была не менее серьезной.

Это случилось почти сразу, после первого нападения на Землю. Если кто-то и подозревал, что мандалорцы людям братья, то после подобного, никто так не считал. Только яростно сопротивлявшиеся силы Пятого и Второго флотов, заставили их страшный дредноут отступить. И пусть дредноутам Трафальгар и Ютланд пришлось обратиться в брандеры, это была победа. После такого события, Цербер не замедлил вступить в борьбу с мандалорцами.

Но самое страшное сражение - это Вторая Битва у Земли. Мандалорцы вернулись, чтобы обрушить на родину людей огонь и смерть. Тщеславие и злоба Мандалора вела их.
Но единый удар все решил. Прототипы новых зениток на кораблях рас Цитадели уверенно поражали истребители мандалорцев, а объединенные силы турианцев, азари, людей, саларианцев и даже баарианцев, удержали вражеский флагман, не пустив его к планете.

Спектр Шепард, первый человеческий спектр, героиня и просто верный солдат Альянса - она внесла решительную роль. Когда на огрызающийся исполин нринулись абордажные группы, именно она добилась самых выдающихся успехов.
Именно она продвинулась дальше всех, в чрево корабля-монстра.
Именно она и ее группа смогли одолеть Мандалора.
И когда основной мостик уничтожили брандером, именно она, пробившись на резервный. ввела наобум гипер-координаты, отравляя корабль в слепой, короткий прыжок внутри системы. Именно ее усилия надорвали мощь вражеского корабля.

Поврежденный корабль сделал всего один короткий прыжок, и навеки замер посреди космоса. И хотя мандалорцы на борту, сражались как звери, это была победа. Победа, ценой жизни великой героини.

Лишенные лидера и флагмана, мандалорцы утратили позицию самых сильных в галактике. За ними началась охота, их выискивали по всей галактике.

"Наивысший" так и остался болтаться в солнечной системе. Никто из тех, кто пытался его покинуть. не ушел живым. А оставшиеся на борту, еще долго просили помощи, на всех частотах. Они молили о пощаде, говорили что на борту есть женщины и дети - думали ли они, в свое время, что женщины и дети были на Палавене, Сур"Кеше и Тессии? Никто не пришел им на помощь.
Никто не прислушался к их зову о помощи.
Никто не собирался приближаться к кораблю, пока там есть кто-либо живой и боеспособный. И даже если в дрейфе корабль упадет на Сатурн... Значит так тому и быть.

...-и сегодня, я торжественно открываю меммориал, в память о павших героях. Да не померкнет их слава среди звезд! - закончил адмирал Хакетт. Горло саднило, в груди словно все перекрутило. Речь сказать несложно- сложно помнить все, что случилось.
Но забыть такое нельзя.

Месс, "Хоук и Тайная комната"

Некоторые считают стоматологов не совсем настоящими врачами, но это не помешало родителям Гермионы научить её основам первой помощи.
Если бы решала она, то Рона оставили бы на месте, вызвав помощь к нему, потому что блевать слизнями и передвигаться, пусть даже с чьей-то помощью, - это натуральное издевательство, особенно учитывая расстояние от квиддичного поля до замка. Да и здоровый человек добежал бы и привёл мадам Помфри намного быстрее, чем дойдут они все вместе. Может быть, стоило пойти к Хагриду: его хижина была гораздо ближе; однако Поттер решил по-своему - снова, - и игнорировал стоны Рона, просьбы отпустить его и слёзы, ручьём тёкшие по побагровевшему от непрерывных спазмов и напряжения лицу. Сил вырваться у бедняги не оставалось, а её никто не хотел слушать.
Ни тогда, ни когда Буллстроуд наложила оглушающее заклинание.
Гермиона возмутилась от всей души и уже собиралась объяснить, почему этого никак нельзя было делать, но Поттер её заткнул и принялся демонстративно игнорировать. Она очень-очень сильно хотела просто достать свою палочку и применить к Рону Фините Инкантатем, но почему-то рука не поднималась. Такое иногда случалось в присутствии Поттера, и это должно было пугать, мозг Гермионы логически понимал: должно, обязано; но почему-то всё воспринималось естественным.
Тем не менее она не привыкла сдаваться и попыталась убедить Буллстроуд сделать то, что не могла сама, но та лишь отмахивалась:
- Да что ты можешь знать, ты же не колдомедик.
- Но мои родители...
- Тем более ничего не смыслят в колдомедицине!
Когда Гермиона поняла, что это бесполезно, и посмотрела на Рона, его лицо уже не было красным. Оно было мёртвенно-бледным.
***
- Задохнулся, - вынесла вердикт мадам Помфри, сделав несколько быстрых, отточенных до автоматизма вхмахов палочкой, голос её при этом казался лишённым обычной энергичности, тусклым. - Слизни забили пищевод и трахею.
- Я же говорила, я говорила! Вы его убили, убили! - Гермиона всхлипнула и разревелась.
У неё случилась натуральная истерика, и мадам Помфри споила ей два флакона успокоительного. Подействовали они быстро, но вместе с онемением безразличия пришли опустошённость и дикая усталость, а глаза закрылись сами собой.
Гермиона осталась в Больничном крыле, и потому обо всём случившемся её расспрашивали отдельно: без Поттера, Буллстроуд или Невилла. Она не могла поручиться, что в противном случае сумела бы рассказать всю правду. Даже при огромном желании. У неё взяли воспоминания, и потом сам Дамблдор приходил, чтобы выслушать историю ещё раз. То ли уже полностью осознанное на тот момент горе от потери друга помогло, утроив решимость, то ли искрящиеся сочувствием внимательные голубые глаза за стёклами очков-половинок придали сил, но Гермиона смогла рассказать о том, что Поттер иногда делает с людьми. Что сделал с ней по пути от стадиона к школе. Не впервые, но на сей раз это стоило жизни Рону.
Дамблдор походил на трёхдневный гелиевый шарик, когда она закончила. Он словно бы стал меньше, съёжился, а на его ссутулившиеся плечи легла вся тяжесть мира, пригнув к земле.
- Вы бесконечно храбрая девочка, мисс Грейнджер.
***
Милисент Буллстроуд, Невилла Лонгботома и ещё десяток пострадавших от влияния Гарри Поттера забрали в Мунго, и прогноз оптимистичный.
Сам же Гарри Поттер был убит аврорами при попытке задержания. Он отчаянно сопротивлялся и успел забрать с собой троих.
Их наградили Орденом Мерлина, посмертно.
Как и Рона Уизли.
Гермиона Грейнджер от своей награды отказалась.
Свернуть сообщение
Показать полностью

Talitko
Пост коротких зарисовок, он же #Заязочка #драбблофлэшмоб , часть 13.

Часть первая https://fanfics.me/message248923
Часть вторая https://fanfics.me/message253934
Часть третья https://fanfics.me/message399464
Часть четвертая https://fanfics.me/message404486
Часть пятая https://fanfics.me/message405737
Часть шестая https://fanfics.me/message406834
Часть седьмая https://fanfics.me/message406971
Часть восьмая https://fanfics.me/message407336
Часть девятая https://fanfics.me/message407409
Часть десятая https://fanfics.me/message407723
Часть одиннадцатая https://fanfics.me/message409168
Часть двенадцатая https://fanfics.me/message410279

Desmоnd, "Эффект птеродактиля"

То что Поттер обладает такой ценностью, как Карта Мародёров, было не просто неудобно. Это было несправедливо - Карта пригодилась бы и мне самой. Она не показывала Тайную Комнату и Выручай-Комнату, но, уверен, когда карта попадёт мне в руки, Северус что-нибудь придумает.
Поэтому гадёныша-Поттера с картой следовало разлучить. Самое смешное, что даже если Поттер увидит у меня Карту, ничего сделать не сможет - доказать право обладания артефактом, который создали четыре хулигана, которыми манипулировал Дамблдор, он не сможет. Жаль, что после окончания Хогвартса от неё не будет толку, ну да ладно.
Отобрать Карту у Поттера оказалось несложно. Я, как обычно, прокрадывалась в покои Северуса, а Поттер, как обычно, за мной следил. Он оказался глупцом - иначе как можно назвать то, что он, сосредоточившись на наших с Северусом именах, не заметил надпись "Мэгги Смит" подкравшуюся сзади. Ну а дальше - вопрос обычного Ступефая.
Мэгги оставалось подобрать карту и принести нам.
Северус задумчиво покрутил в руках пергамент, вскинул палочку и сказал:
- Как декан факультета, требую открыть всю информацию! Ревелио!
Текст на карте поплыл, постепенно складываясь в слова:
"Мистер Лунатик приветствует профессора Снейпа и нижайше просит не совать длинного носа не в свои дела.
Мистер Сохатый присоединяется к мистеру Лунатику и хотел бы только прибавить, что профессор Снейп урод и кретин.
Мистер Бродяга расписывается в своем изумлении, что такой идиот стал профессором.
Мистер Хвост кланяется профессору Снейпу и советует ему, чертовому неряхе, вымыть наконец голову."
Северус заскрежетал зубами. Я победно улыбнулась.
- Северус, дайте мне карту. Я кое-что покажу.
Под восхищённым взглядом Мэгги я приняла карту, направила палочку и нараспев сказала:
- Торжественно клянусь, что замышляю шалость, и только шалость!
С улыбкой я смотрела на проявляющийся приветственный текст. Но по мере появления букв, моя улыбка увядала.
"Мистер Лунатик не любит врунишек. Мистер Лунатик чувствует на тебе след своей ярости.
Мистер Бродяга удивлён, что кто-то, столь похожий на худших членов его семейки, посмел взять карту в руки.
Мистер Хвост чувствует в госпоже лгунишке родственную душу. Но лгунишка ему всё равно не нравится.
Мистер Сохатый не может поверить, сколько наглости и самоуверенности в твари, желающей погубить его сына! Мистер Сохатый хочет оказать сыну последнюю помощь!"
По мере появления последних букв письмена наливались ярким тревожным красным цветом, а затем мир поглотила яркая вспышка.
***
- Дженкинс, рапорт.
- Адское пламя, сэр. Только по косвенным признакам мы смогли установить, что тут было трое. Профессор Снейп, ученица Гермиона Крауч и её подруга Мэгги Смит.
- По косвенным признакам? Но Фиенфайер не оставляет после себя ничего!
- Ну, кое-что осталось. Вот этот артефакт. Взгляните, мистер Джонс.
Пожилой аврор взял протянутый ему пергамент и с интересом посмотрел на содержимое.
На пергаменте был отображён очень подробный план замка, на котором двигались отметки с именами следственной бригады авроров. Помимо авроров в пустой комнате были нарисованы три надгробия с подписями: "Глафира Пантелеймонова", "Северус "Нюниус" Снейп" и "Маргарет Смит".
- Глафира Пантелеймонова? Это какое-то болгарское имя? Кто-то из Дурмштранга?
- Нет, в компании Снейпа и Смит постоянно видели лишь Гермиону Крауч. И, похоже, мисс Крауч многое скрывала.
- Установили причину инцидента?
Дженкинс поднял руку и взмахнул палочкой:
- Карта, почему ты это сделала? Ревелио!
По пергаменту пополз текст.
"Мистеру Сохатому не нравятся убийцы, особенно если они планируют убить его ребёнка. Мистер Бродяга и мистер Лунатик его полностью поддерживают. Мистер Хвост, как всегда, присоединяется к большинству".
Джонс изумлённо уставился на Дженкинса:
- Желать смерти создателю одушевлённого артефакта или его потомку и при этом пользоваться этим артефактом? Эта Крауч сошла с ума?
- Судя по многочисленным опросам свидетелей, у неё действительно было не всё в порядке с головой. Птеродактили, динозавры, чай, ненависть к рыжим... Если бы не влияние мистера Крауча, она давно попала бы в Мунго.
- Ну что же, тогда не вижу причин здесь возиться.
- Что запишем в рапорте, сэр?
- Самоубийство. Глупое и нелепое самоубийство. Артефакт следует вернуть владельцу, позаботьтесь об этом.
Дженкинс начал сворачивать пергамент, напоследок заметив промелькнувшую надпись: "Шалость удалась".

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

- А остальные кто? - нахмурился Долохов.
- О... отец? - неуверенно произнес Дин.
- Антонин?! - возмущенно спросил кто-то из Пожирателей. - С каких пор у тебя ниггеры в детях?
- Не поверишь, Густ - пьян был в доску, захотелось обезьяне присунуть. Утром просыпаюсь - а это баба!
Пожиратели заржали. Дин посерел. Беллатрикс вздернула бровь.
- Твой выблядок, мой племянничек, байстрючка Крауча, малолетняя потаскушка, смутно похожая на Маккиннонов... а вы двое?
- Лаванда Браун, - пискнула Лаванда.
- Наследник Розье, - представился Колин.
Лестрейнджи как-то странно переглянулись.
- И что же вы все здесь делаете? - вкрадчиво спросил Родольфус.
- В Хогвартсе творится что-то странное, - сказал Дин. - На нас напали. И...
- В Хогвартсе?! - Рабастан выхватил откуда-то небольшое зеркало. - Кит!
- Я знаю, дядя, я знаю! - донесся из него нервный девичий голос. - Борджин, идиот криворукий, перенос не на тот шкаф настроил! Возвращайтесь в магазин, сейчас что-нибудь придумаем!
- Понял, отбой, - Рабастан спрятал зеркало. - Кит сказала...
- Мы слышали, - оборвал его Родольфус. - У нас тут есть незаконченное дело. Авада Кедавра! Инкарцеро!
Одновременно с ним вскинули палочки Беллатрикс, Долохов и Руквуд. Дин, Мэгги, Лаванда и Колин рухнули замертво; Гермиону опутали веревки.
- Спасибо, Беллс, - хмыкнул Антонин. - Получать откат за сыноубийство как-то не хотелось.
- И тебе спасибо. Ив не оценил бы полукровку в племянниках, - Беллатрикс повернулась к Драко. - Значит, так...
- На меня напали, пришел в себя, палочки нет, вокруг трупы, - отрапортовал Драко. - Память сам себе поменяю, Северус показывал.
- Наконец-то в семье Малфоев родился кто-то умный, - Родольфус взвалил отчаянно визжащую Гермиону себе на плечо. - Силенцио, сука! Уходим, быстро.
- Девка-то тебе зачем, брат?
- Как зачем? - от улыбки Родольфуса Гермиону бросило в дрожь. - А потолковать с малышом Барти? И с его папашей?
По взглядам Пожирателей Гермиона поняла, что роду Краучей, кажется, пришел конец.

- Значит, так, - Родольфус стоял над валявшейся на полу одной из дальних комнат поместья соплячкой Краучей. - Ты нам нужна... пока что. И твое поведение будет зависеть от твоего благоразумия... ну, и от того, насколько сильно любят тебя папа и дедушка. Поняла?
Девчонка судорожно закивала. Родольфус присел рядом с ней и разрезал веревки.
- Еду тебе будут приносить, туалет за дверью. Будешь шуметь - отдам тебя Белле. Будешь отказываться от еды - отдам Рабастану или Антонину, они тебе ложку в горло вобьют... хорошо, если только ложку, без члена. А попробуешь передать весточку или бежать... - Родольфус склонился совсем близко, и Гермиону заколотило от ужаса при виде холодного блеска в его странных, почти фиолетовых глазах, - ...пущу по кругу и распну на ближайшем дереве, как магглу, которой ты и являешься. А господам Краучам отошлю твой труп по кусочкам. Расставляйте приоритеты, мисс Крауч, и ведите себя правильно, коли хотите жить.

Iguanidae, "Эффект птеродактиля"

-А ведь когда-то я был таким же студентом Хогвартса, как и вы... - вздохнул Филч.
Мы качали головами и слушали его печальную историю. Когда-то Аргус Филч был одним из лучших студентов. Его ум его и погубил: он стал замечать зловещий заговор профессора Дамблдора - старый негодяй уже тогда плёл свои зловещие интриги.
-И так он сделал меня сквибом, - закончил Филч, - и теперь я мою здесь полы.
-Нужно ему помочь, - сказала я девочкам уже в гостиной. - Наверное, он тоже окажется наследником... каакие у нас там фамилии остались из неохваченных?
-Наследника Гриндельвальда, кажется, ещё не было! - сказала Мэгги, и мы пошли возвращать магию наследнику Гриндельвальда. Описание ритуала мне прислали Барти, а силы мы подкрепили чаем.
...Филч, к которому вернулась магия, был поистине устрашающим.
-Наконец-то я расквитаюсь за все эти годы без магии! - возвестил он. - И начну я... - он уставился на нас с Мэгги. - С вас!
Мы попятились.
-Знали бы вы, - вещал наследник Гриндельвальда, - как мне надоело вытирать со всех столов чайные круги из-под ваших чашек!

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

- Ладно, - наконец решилась Гермиона. - Я возьму.
Но едва она прикоснулась к серьгам, как те прилипли к ее пальцам намертво. Очень скоро руки Гермионы стали покрываться жуткими волдырями; Мэгги отползла в ужасе, даже не пытаясь помочь подруге.
- Помогите! Кто-ни... - Гермиона захлебнулась криком: волдыри были не только на ее руках, но и на лице, и на теле; казалось, она сгорала заживо от невидимого огня. Несколько волдырей прорвалось, и из них потек отвратительного вида гной; Мэгги отвернулась и ее стошнило.
Неизвестно, сколько продолжалась агония Гермионы Крауч, но в конце концов она умерла. ЕЕ тело лежало в луже гноя, больше похожее на обгорелую мумию, и пялилось в потолок пустыми провалами глазниц.
- Ч-черт, - с усилием выдавила Мэгги. - Рон, это было...
- Жестоко? - из-за ближайшего стеллажа появился хмурый Рон. - А то, что эта тварь и ее папаша с дедом сотворили с нашими семьями - не жестоко?!
- Мерзко, - оборвала кузена Мэгги. - Это было мерзко. Впрочем... я сама хотела, чтобы она мучилась подольше.
- Вот именно, - Рон на всякий случай оттянул троюродную сестру подальше от трупа. - идем, надо найти профессора Дамблдора. Он перенесет нас к остальным - к родителям, Джинни...
- Так тетя Молли и дядя Артур живы? - радостно вскрикнула Мэгги.
- Конечно. Ты думаешь, он стал бы рисковать их жизнями? Да и Джин скоро поправится... Идем же, ну!

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

– Мне срочно нужны тексты. Древние, на мёртвых языках, ценные – я бросила на старого лавочника требовательный взгляд. Тот почему-то скривился
– Простите, миссис Крауч-Снейп, но единственный поставщик древних текстов и многих других интересных вещей на британский рынок умер несколько лет назад – лавочник говорил это с такой нескрываемой злобой, что я аж удивилась
– Я не понимаю – аристократично возмутилась я – что это за обращение с клиентом!
– Абсолютно нормальное, миссис Крауч-Снейп. Ваша семья разорила меня убив Уильяма Уизли. Именно он доставал для меня и ваши древние тексты и две трети артефактов. Все тексты вы уже скупили, так что, если вам ничего больше не нужно, покиньте мой магазин

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

Хозяева встречали гостей в холле. Это был потрясающий холл: большой, светлый, украшенный мрамором и лепниной. Здесь тоже царствовало барокко.Супруги Малфой встречали нас, стоя на верху лестницы. Лица у них были какие-то странные... Они же нас сами позвали, что не так-то?
- Мистер Крауч, - Люциус как-то скованно кивнул деду. - Бартемиус. Северус, Гермиона, мисс Смит. Добро пожаловать.
Дед напрягся. Барти тоже. Неужели из-за слухов о том, что Люциус был Пожирателем?
- Лорд Малфой, - обворожительно улыбнулась я. - А где Драко? И Поттер с Блэком?
- Они сейчас спустятся, - ответил Люциус. - Прошу за нами.
Мы шли по роскошному коридору, украшенному хрусталем и статуями. Мои Барти и Северус как-то странно переглядывались, а мы с Мэгги рассматривали все, что было вокруг. Дааа, у Нарциссы точно можно взять мастер-класс...
- Сюда, - Люциус открыл перед нами дверь и вошёл. Мы вошли следом. Нарцисса почему-то осталась за порогом...
Дверь захлопнулась за нашими спинами. В этот же момент с десяток голосов в комнате воскликнуло:
- Экспеллиармус!
Палочки моих Барти, Северуса, Мэгги и моя куда-то улетели. Я огляделась по сторонам и сжала кулачки. Вокруг сидели бежавшие из Азкабана Пожиратели. У окна стояли Долохов и Руквуд, за столом расположились несколько, чьих имён я не знала, а у камина в полном составе сидели Лестрейнджи - Родольфус, Беллатрикс, Рабастан и очень похожая на Беллатрикс девушка - наверное, та самая кузина, о которой говорил Драко. И взгляды у них у всех были ну очень не ласковые.
- Господа, - ровно произнес Люциус. - Они ваши. И предатели, и старик, и полукровки.
- Стойте! - завопила я. - Лорд Малфой, мы же ваши гости!
У камина расхохотались в четыре голоса. Остальные подхватили.
- Мам, пап, я же говорила - она идиотка, - отсмеялась первой девушка. - Зашла в дом и думает, что только поэтому ей ничего не будет!
- Ты ела что-нибудь под этой крышей? - спросил Родольфус. - Нет. Пила? Нет. Так что ты не гостья. Никто из вас... - в его голосе послышалось едва сдерживаемое злобное торжество, - не гость. Итак, господа, - он обернулся к остальным, - как будем делить добычу?
В другом конце зала распахнулась неприметная дверь. Я дернулась было, но... это был всего лишь Блэк. Который подошёл к камину и встал за спинкой кресла кузины.
- О, братец, так ты с нами? - игриво прищурилась Беллатрикс.
- За Рема? Разумеется, - Блэк крутил в руках палочку. - К нам присоединится ещё кое-кто. Чарли, Рон, Фред, Джордж - заходите.
При виде вошедших вслед за Блэком Уизелов мне стало плохо.
- Красный бал на правах сестры хозяйки дома объявляю открытым, - Беллатрикс поднялась из кресла вслед за ней изготовились остальные. - Первый танец называется "Первая кровь". Приглашаются все вот эти, - она дернула подбородком в нашу сторону. - У кого первым заорёт - тот и выиграл.

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

— Я спрошу у Барона, — согласился Северус, — где театр? В той куче, что вы уже проверили?

— Да, — кивнула Мэгги, — там такой сундучок, обтянутый кожей. Он раскладывается, а внутри марионетки.

— Сундучок, — проворчал Барти, — футлярчик…

Глаза его сверкнулиэ а палочка, вылетевшая из рукава, моментально оказалась в руке. Связывающие заклинания полетели в Снейпа, в Барти-старшего, в Мэгги... я отшатнулась, но это не помогло и мгновение спустя я, вместе со всеми оказалась на полу спутанная по рукам и ногам. Я попыталась возмутиться, но папочка лишь поморщился и наложил на каждого из нас Силенцио.

– Наконец то – прошипел Барти, наставляя палочку то на меня, то на своего отца, то на Снейпа. – Знали бы вы как мне было тошно изображать это сюсюкающее ничтожество. А теперь, простите, я брошу вас в подвал. Когда я помогу моему Лорду возродиться, ооо, он будет счастлив поговорить с каждым из вас.

Барти истерически рассмеялся. Вскоре, затихнув, он весело посмотрел на меня.

– А мой Лорд хорош в разговорах. Ему всякий и всё расскажет. Даже то чего не знал.

Дальше я ничего не помнила.

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

- Еще раз.
Джинни сжала палочку покрепче.
- Круцио!
Крыса даже не дернулась - продолжала сидеть на краю стола и умывать мордочку.
- Еще раз.
- Круцио!
Тот же результат.
- Белла, хватит, - вмешался Сириус. - Джинни может не хватать магии.
- Ерунды не городи, братец. Август замерял ее магический потенциал полчаса назад, девчонка в состоянии разнести Косую Аллею и даже не чихнуть при этом. У нее просто не хватает мотивации, - Беллатрикс подошла поближе к Джинни и приобняла ее за плечи. - Представь, что это не крыса. Представь, что это те, кто отнял у тебя родителей... брата... дом... школу... чуть не отняли Гарри...
Джинни очень нехорошо сощурилась.
- Круцио!
Крыса выгнулась неестественной, ломаной линией, - так, что позвонки захрустели, - и отчаянно завизжала.
- Говорю же, у девочки есть потенциал, - Беллатрикс вернулась к брату, не сводя глаз с ученицы. - Еще подучить немного, и соплячка Крауч сможет заказывать себе гроб.
- При условии, что от нее останется, что похоронить, - хмыкнул Сириус и тут же помрачнел. - А я, дурак, еще помочь ей хотел...
- Ты поступил как и всякий порядочный человек, - Беллатрикс взяла его за руку. - Увидел, что негодяй, которому нужны деньги и влияние, вьется вокруг невинной девочки, и предложил ей свою помощь. Кто же виноват, что девочка оказалась... под стать.
- Мерзость к мерзости, - Сириус посмотрел на Гарри: тот подошел к Джинни и начал ей что-то объяснять, вроде бы про Непростительные... но глаза у них обоих светились так, что было ясно - оба в этот момент про Непростительные и близко не думают. - Ничего, сестрица. Еще немного - и мы всю проклятую семейку в порошок сотрем. Отомстим за Молли, Артура, Билла, Рема...
- ...за милорда и четырнадцать лет в Азкабане по вине предателя, - тихо подхватила Беллатрикс и переплела пальцы с пальцами брата.

Тощий бетон, "Хоук и Тайная комната"

Как только за спинами школяров захлопнулась дверь кабиинета, ревенкловцу показалось, что перед его лицом включили и выключили лампочку. Затем вдруг стало очень больно, и Поттер осознал, что уже валяется на полу. Напротив стоял Рон, сжимающий кулаки, причём казалось, что из ноздрей у него сейчас повалит пар.
- Какого хрена? - вопрос прозвучал до того, как Гарри открыл рот, и рейвенкловец не сразу понял, что его задал Рон.
- Какого хрена, говнюк? - повторил Уизли. - Знал, да? А там, в Лондоне - забыл?
Поднявшийся с пола Поттер собирался достойно ответить зазнавшемуся Рону, но согнулся от удара под дых, и снова повалился. На этот раз удар нанёс Невилл. Пару секунд он возвышался над Гарри, подыскивая слова, лучше всего выражающие степень его возмущения подлостью рейвенкловца, но потом просто сплюнул и ушёл. Удалился и Рон, погрозив на прощание Поттеру кулаком.

Desmоnd, "Хоук и Тайная комната"

- Профессор, никто со мной не разговаривает. Бездна с Роном! Но Невилл, Гермиона, остальные...
- И ты не догадываешься, почему это так? - удивился Флитвик.
- Они на меня обиделись, потому что я не полез в эту авантюру? Но это же идиотизм. Я об этом так и сказал!
- Ты мог не просто сказать. Ты мог их уговорить. Ты мог их остановить. Ты мог им помочь. В конце концов план был не таким уж плохим. Между нами говоря, это был отличный план, подкачало лишь исполнение. И что сделал ты?
- Я? Ничего!
- Вот именно! Ты ничего не сделал. Ты не протянул руку помощи, не попытался остановить. Более того, ты всеми силами показал, насколько ты их презираешь, насколько выше их. То, как ты вел себя при директоре... Удивлен, что после этого отделался лишь бойкотом. Кстати, минус тридцать баллов с Рейвенкло за неподобающее поведение перед руководством школы.
- Но учитель! Я поступил так, как должен себя вести рейвенкловец!
- Мы ищем знание. И Форд Англия оказался просто кладезем интересных чар. Я связался с Артуром Уизли, мы очень интересно пообщались. Починка артефактов, а уж тем более одушевлённых, сложное дело, простым Репаро тут не поможешь, но директор обещал помочь. У него свои методы. Более того, происшествие пошло на пользу как Рону, так и Невиллу. Они получили ценный урок по поводу осторожности и подготовки, узнали, что если за что-то берешься нахрапом, следует приложить вдвое больше усилий. К тому же, палочки им не подходили, так что теперь, с новыми палочками, волшебство начнет получаться лучше. Путь мага - путь испытаний. Нельзя сидеть в теплом классе и стать великим волшебником. И я вижу перед ними путь к величию. Знания - это великолепно. Но знания без опыта - ничто.
- Я поступил как рейвенкловец!
- Нет, мой дорогой ученик. Ты поступил не как рейвенкловец. Ты поступил, как мудак.

Кукурузник, "Хоук и Тайная комната"


Когда я увидел эту картину, мне стало дурно от смеха. По Лютному переулку шла эффектная девица, очень похожая на Морриган, внешне, и похоже она так же презирала нормальную одежду. Видимо она решила подражать маглам, но не знала как.

Наряжена она была просто отпадно. Кроссовки Адидас явно были подобраны в тон к синей спортивной куртке, какие носят бегуньи. Кстати, такие явно стоят несколько сотен фунтов, уж я-то знал это точно. Были времена, мы с сопартийцами даже самые убогие обмотки и сапоги снимали с врагов, чтобы оплатить ночлег. С тех поря в одежде научился разбираться, чтобы какие-нибудь ушлые торговцы меня не обсчитали.

Помимо дорогой курточки и фирменных кроссовок, она была облачена в занятную шляпу с полями. напрягая память,я пытался вспомнить, как она называется. Кажется это ковбойская шляпа, похожие носил король Калленхад, так гласят ранние летописи.

Но самое премилое было не это, и даже не перчатки без пальцев. "Красотка-без-маскировки" была без штанов или юбки, являя миру свое белье, подчеркивавшее ее крепкую задницу. Я такое видел в журнальчике, которые мой тупой кузен " Дадлюсик" прятал в тумбочке. Хе, помню как было занятно забрать их, и наблюдать, как он не решается их у меня забрать, а просить родителей он по понятным причинам не мог.

Между тем красавица куда-то спешила. Что интересно, встречные спешили скорее убраться с ее пути. Однако я - не все.
Когда она проходила мимо, я не удержался. Морриган например такое нравилось. Поэтому я как следует шлепнул ее по заду, получилось звонко.

Девица остановилась. А затем медленно обернулась. Похоже она не ожидала что на ее зад покусился я, такой заразительно улыбающийся нахал. с наглым прищуром.
-Мальчик, ты разве не знаешь, что шлепать незнакомых теть, это невежливо? Мама не учила? - о, какие мы грозные. Хриплый тембр, без мига Адрасте.
- Такую красивую попку как у тебя, нельзя обойти вниманием, - ответил я, сияя не хуже, какого-нибудь Локонса, - Тем более что ты явно искала на нее приключений. И нашла.
-Мальчик, ты наглец, - ох, какой голос, какой вид, - Если родители тебя не учили хорошим манерам, я могу тебе преподать урок. Нельзя без спросу роспускаь руки, а ты это сделал. Я не люблю этого, поэтому давай ты извинишься, и я...
-Ох, да ты страстная.Мы бы с тобой могли продолжить наше знакомство в более приятной обстановке, - я драматично вздохнул, -Как жалко, что мне некуда тебя пригласить, мы бы поиграли.
-Малец, ты нарываешься, - ого, какие глаза! Как морщатся милые губы. Хм, можно еще добавить огонька, как учил Варрик:
-А знаешь, жалко что у меня сейчас нет времени. Может расскажешь как тебе дать знать? Мы бы могли увидеться снова. Поиграли бы в игру, ты была бы дверью, а мне пришлось бы тебя открыть, - Варрик всегда придумывал забойные фразочки, - а вот это, -указываю на бельишко, - хорошо бы смотрелось у меня на полу...

И тут стало темно.

***

Агент Тонкс мерила шагами комнату. Как она могла забыть? Как она могла допустить?! Стоило ей оставить пожерателя сознаний в одиночестве ( всего-то пошла купить скарабеев), как он свалил в Лютный, и ухитрился встретиться с Камиллой Миллер! Талантливейшая из мексиканских мракоборцев, прибыла по обмену, участвовала в облаве на похитителя магглов, Томаса Букерта... И после того, как ей пришлось с ним биться. она шля через Лютный ( купол против трансгрессии накрывал оба переулка, чтобы преступник не сбежал) , чтобы объединиться с группой прикрытия...
И как назло, ей подвернулся паразит! Его не жалко, но ведь эо тело Гарри Поттера, и внутри там тоже Гарри. А этот безумец начал домогаться до Миллер. До самой отмороженной женщины-мракоборца, по обе стороны Атлантического океана!
Которая к свои 27 годам уже поймала всего вполовину меньше преступников, чем сам Аластор Грюм!
Которая ловила мантикору!

И вокруг которой всегда была некая... некая аура силы и уверенности в себе. Мерлин, да судя по тому, что она видела в омуте памяти, ее в Лютном никто и тронуть не смел, не смотря на излишне эротичный наряд ( Миллер это объясняла тем, что в ходе боя, Том Букерт ухитрился разрезать ее юбку, а после боя, разгоряченная воительница не стала размениваться на мелочи, и поспешила к своим), ни один преступник, пьянчуга или отморозок. А вот пожератель разумов посмел, и сейчас лежит в Мунго.

Конечно профессор Дамблдор примчался как можно скорее. Когда он ( по прошествию времени, которое потребовалось, чтобы узнать, что жизни мальчика ничто не угрожает, и Миллер его не покалечила) объяснил мексиканке всю ситуацию, она смутилась и испугалась, что едва не убила бедного ребенка. К счастью обе стороны были настроены на примирение: Дамблдор извинялся, а Миллер говорила, что не держит ни на кого зла, и предлагала помощь, любую, какая только потребуется.

Понятно что ей, Нимфадоре, устроят головомойку, пожерателю разумов изменят память - и слава всем силам, что все окончилось не так страшно.

Что же это за идиот озабоченный? Откуда такая наглая гадость взялась, прицепилась к парнишке...

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

Профессор МакГоннагал переживала, что вы много времени проводите в комнатах своего жениха, а он сказал, что вам там удобнее делать уроки и заниматься переводами.
— Профессор МакГоннагал лезет не в свое дело, сэр, — процедила я сквозь зубы.
- Возможно, мисс Крауч. Возможно, - задумчиво сказал Флитвик и перевел разговор на другую тему.
***
Северус Снейп сидел в своих апартаментах в подземельях и искоса поглядывал на жену. Гермиона занималась переводом, но, судя по ее блестевшие глазам, была не прочь заняться кое-чем другим.
Наконец Северус не выдержал - подошёл к Гермионе, склонился над ней и скользнул руками по груди, чуть сжимая мягкие холмики. Проказница опять не надела лифчик...
- Я скучал, - шепнул он ей на ухо, продолжая поглаживать и сжимать ее грудь.
- Я тоже, - хрипло отозвалась Гермиона и потянулась к его губам, как вдруг...
Дверь апартаментов с треском распахнулась. В комнату ворвался небольшой смерч; этот смерч оторвал завизжавшую Гермиону от Северуса, приподнял и утащил прочь.
- Гермиона! - заорал Северус. - Гермиона!
Он попытался было броситься следом, но не смог - его мужское достоинство внезапно пронзила такая боль, будто и член, и яйца зажали в тисках. Крича от боли, Северус повалился на пол; словно издалека до него донеслись голоса:
- Вот видите, Филиус.
- Да, Минерва, вы были правы. Если бы ничего непотребного не было, чары бы не сработали.
Северус поднял голову и увидел Флитвика и Макгонагалл, смотревших на него с глубочайшим отвращением.
- Что...
- Что это было, Северус? - учтиво - даже слишком! - спросила Минерва. - Видишь ли, Основатели задумывали Хогвартс только как школу. Но поскольку в то время были нередки подростковые браки, да и не только - например, старшекурсники, посвященные в рыцари, принуждали младшекурсников-оруженосцев ко... всякому, то Ровена Рейвенкло наложила на замок особые чары, исключавшие всякое... непотребство в его стенах.
- Альбус деактивировал эти чары, надеясь на порядочность выпускников, - подхватил Флитвик. - Но Минерва накануне попросила меня активировать их снова и, как я вижу, не зря. Не беспокойтесь за мисс Крауч - она в башне Гриффиндора, ей ничего не будет... в отличие от вас. За свое... похабство вы ответите сполна.
- Какое ещё похабство? - прошипел Северус. - Гермиона - моя жена!
- Жена? - вскинула брови Минерва. - Позвольте... Филиус, я что-то путаю, или браки до окончания Хогвартса запрещены декретом Министерства от 1840-го года?
- Не путаете, Минерва, - оскалился Флитвик. - Причем запрещены для всех - как для магглорожденных и полукровок, так и для чистокровных, и даже священных двадцати восьми.
- Итого у нас педофилия, незаконный брак и, предположительно, соучастие и сокрытия - вряд ли у них получилось бы такое провернуть без ведома Бартемиуса, - вполголоса пробормотала Минерва. - Лет на двадцать в Азкабане потянет. Присмотрите за этой мерзостью, Филиус - мне нужно вызвать авроров.


Свернуть сообщение
Показать полностью

Talitko
Пост коротких зарисовок, он же #Заязочка #драбблофлэшмоб , часть 12.

Часть первая https://fanfics.me/message248923
Часть вторая https://fanfics.me/message253934
Часть третья https://fanfics.me/message399464
Часть четвертая https://fanfics.me/message404486
Часть пятая https://fanfics.me/message405737
Часть шестая https://fanfics.me/message406834
Часть седьмая https://fanfics.me/message406971
Часть восьмая https://fanfics.me/message407336
Часть девятая https://fanfics.me/message407409
Часть десятая https://fanfics.me/message407723
Часть одиннадцатая https://fanfics.me/message409168

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

Прабабке Лаванде было сто десять лет. Ей часто снились кошмары, от которых она вскакивала с кровати, крича что это несчастный случай и она ни в чём не виновата, она ненавидела чай, сладости и запах духов (о чём постоянно ругалась с матерью Мариуса). И птеродактилей. Мариус до сих пор содрогался, вспоминая как старуха орала на его отца, притащившего откуда-то несколько маггловских конфет с птеродактилями на фантиках.

Мариус предполагал что птеродактиль как-то связан с годами тирании тёмной леди Гермионы-Крауч-Принц. В учебниках Истории Магии говорилось, что та ставила эту метку на своих слуг, позаимствовав идею у какого-то предыдущего тёмного лорда. А ещё там говорилось о бесчеловечных пытках и приговорах к поцелую дементора за рыжий цвет волос. Мариус поёжился. Может старуха Лаванда пострадала от режима Крауч-Принцев в те годы? Это объясняло бы неприятие несчастных ящеров, но не всё остальное.

Стараясь не скрипеть половицами, чтобы не разбудить мирно храпящую прабабку, Мариус крался по комнате, к её заветному сундуку, заглядывать в который не позволялось никому. Путь казался жутко трудным, возникало ощущение что старуха специально зачаровала пол чтобы тот издавал как можно больше скрипов. Наконец добравшись до цели, Мариус вытащил палочку – Орион, его лучший друг с Рейвенкло, показал ему несколько заклинаний снимающих магические защиты, и теперь оставалось только воспользоваться ими.

Когда крышка сундука распахнулась, Мариус едва сдержал восторженный возглас. Он мечтал об этом слишком долго и теперь он был как никогда близок к разгадке тайны своей прабабки.

Заглянув в сундук он обомлел. Там лежало одно лишь небольшое зеркальце. Осторожно взяв его в руки, Мариус разочарованно выдохнул. Обычное зеркало, ничего волшебного.

Внезапно в тёмном стекле полыхнуло пламя и на Мариуса требовательно уставилось лицо какой-то женщины. Она обвела мальчика взглядом, скривилась и заорала на него:

– А ну, выпусти меня отсюда, мерзкое отродье!

От испуга мальчик выронил зеркало и оно полетело к полу. В ужасе он ждал что будет, когда оно разобьётся, но зеркало зависло в миллиметрах от пола. Обернувшись, Мариус увидел прабабку, вскочившую с кровати и вскинувшую свою палочку.

***

Через десять минут Мариус сидел за столом, стараясь не смотреть на старуху, сидевшую напротив. Та, кажется не была сильно обижена, но ему всё равно было жутко стыдно.

– Ладно уж – бабка почти дружелюбно махнула рукой – я знала что не смогу хранить эту тайну вечно. В конце концов кому-то и передать нужно.

Мариус услышав это несколько осмелел и задал вопрос, так его мучавший

– Кто это такая? Почему она в зеркале?

Старуха грустно улыбнулась.

– Гермиона Крауч-Принц…

И затем она начала свой рассказ. Оказалось, что в Хогвартсе прабабка очень дружила с будущей тёмной леди и когда та двинулась к власти приняла метку Птеродактиля одной из первых. Впрочем это длилось недолго и со временем она стала осознавать весь тот ужас что несла в мир волшебников её хозяйка. Тогда прабабка, будучи у той в гостях, изнутри разрушила защитные чары на поместье, где жили Крауч-Принцы, и дала сигнал аврорам Международной Конфедерации. Крауч-Принцы погибли, но следующей же ночью дух Гермионы попытался захватить тело прабабки и та лишь чудом сумела поймать её в это зеркало.
Опасаясь за свою жизнь прабабка ничего не сказала своим союзникам, а зеркало спрятала ото всех, чтобы этот нечестивый дух больше никогда не вырвался на свободу.

– Ничего себе… – только и смог сказать Мариус, дослушав рассказ. Старуха хмыкнула
– Никому! – резко посерьёзнела она – если все узнают, кто-нибудь обязательно захочет выпустить эту… тварь. И тогда всё начнётся заново, а я хочу дожить свои дни в мире.
– Обещаю, прабабушка – Мариус не менее серьёзно кивнул, вспоминая описания террора Крауч-Принц из учебника – дальше меня твоя тайна не уйдёт.

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

Его тарелка летит на пол.
— Раз ты ведешь себя не как человек, а как животное, то и жри с пола. Не удивлюсь, если у тебя дома так принято. Но ты не в своем свинарнике, ты среди людей.
Сок из бокала в морду.
— На пол, свинья!
Пожелание Гермионы Крауч было исполнено быстрее, чем она думала... но совсем не так, как она ожидала.
Потому что ровно через мгновение после выплеснутого в лицо Уизли сока она оказалась на полу. Лицом в еде. С заломанными назад руками и выбитой палочкой.
- Что ты там пропищала про нашего брата, полукровная сука? - прошипел один из близнецов, приподнимая голову Гермионы за волосы и, как щенка, тыкая носом в месиво из еды на полу. - Энджи, дай Рону платок, будь ласкова.
- Уизли! - взвилась Лаванда. - Вы совсем...
- Сидеть! - рявкнул на нее Гарри. - Они в своем праве. Рон, ты как? Картошка горячая была.
- Нормально, - Рон вытер остатки сока, очистил платок Тергео и отдал Анджелине. - Фред, Джордж, да оставьте вы эту припадочную...
- Э, нет, братишка, - Гермиону снова ткнули лицом в месиво. - Сука должна знать свое место.
- В самом деле, Уизли, - поддержали со стола Слизерина. - Не лишай нас удовольствия наблюдать, как у твоих братьев появились яйца, чтобы поставить на место полукровную шлюху.
- Полукровную бастардскую шлюху, - ехидно ввернула Паркинсон.
- Монтегю, насчет яиц я бы поспорил, - Малфой подпёр щеку ладонью. - Я бы вообще за такое убил.
- Убивать рано, Малфой...
- ...она нам ещё детей родить должна...
- ...штуки три, по меньшей мере...
- ...а потом и в расход можно.
- Все по нежно любимым ею...
- ...Старым Законам.
Гермиона всхлипнула, дернулась раз, другой, каким-то чудом вывернулась из хватки близнецов и бросилась из зала, вопя, что будет жаловаться деду.
- Интересно, а она знает...
- ...что ее дед с нами обо всем уже договорился?
- Что это не Рон к ним в род войдёт...
- ...а она в наш...
- ...но прав у нее будет меньше...
- ...чем у домового эльфа?
- Рон, сочувствуем...
- ...смотри, не сблюй, когда на нее полезешь.
- Здесь девочки, рожи ваши похабные, - Рон принял от Гарри новую тарелку. - Хватит об этом, даже думать не хочу.
И только тут до всех дошло, что и преподаватели, и представители остальных делегаций делали вид, что. Ничего. Не происходит.

Венцеслава Каранешева, "Эффект птеродактиля"

— Уизли! Захлопни пасть, пока глисты не разбежались!

— Чего?!

— Пасть захлопнул! — меня колотит. — Если твоя мать не объяснила тебе ЭЛЕМЕНТАРНЫХ правил, то это придется делать мне.

Его тарелка летит на пол.

— Раз ты ведешь себя не как человек, а как животное, то и жри с пола. Не удивлюсь, если у тебя дома так принято. Но ты не в своем свинарнике, ты среди людей.

Сок из бокала в морду.

— На пол, свинья!

— Мисс Крауч!

— Господин директор, если вас ЭТО устраивает, можете пригласить его за свой стол!

— Госпожа, попаданка, прежде всего, меня не устраивают вульгарные скандалы в Большом зале с оскорблением учеников, расшвыриванием еды и неприкрытым разделением окружающих на людей и не совсем людей. Не удивлюсь, если у вас дома, где бы этот дом не находился, именно такие представления о приличном поведении за столом. Но вы не в своем гадюшнике, вы в Хогвартсе. Строгое предупреждение и двадцать баллов с Гриффиндора.

— А мне плевать! Эта ублюдочная семейка и так спускает все баллы факультета!

— Силенцио. Акцио палочка мисс Крауч. Как я и сказал, двадцать баллов с Гриффиндора. Плюс отработка.

— В классе зе...

— Нет, Северус. В моем кабинете за переписыванием родословных Уизли и Прюэттов. Возможно, пятисот раз окажется достаточным, чтобы слово "ублюдки" не так легко вылетало из рта. Но это - во вторая часть отработки. А в качестве первой мисс Крауч возьмет тряпку и уберет ту грязь, которую здесь развела. Не вечно же эльфам за вами подтирать.

— Допрыгалась, Крауч? — тихо спросил Гарри.


Кукурузник, "Эффект птеродактиля"

Вопреки всем прогнозам, Гермиона Крауч восприняла известие о своем новом недуге, довольно легко. Бартемиус Крауч-старший был горд за свою внучку, которая не собиралась сдаваться. Более того, у него появился блестящий шанс, укрепить свою власть, и даже преумножить. После продолжительной беседы с Фанджем, и его понятливой заместительницей, они ришли к взаимовыгодному согласию.

Выгнать наследницу рода Краучей Дамблдор не сможет, это бросит на него тень. Общество не примет такого. С другой стороны, Долорес, будучи государственным инспектором, будет давить на Дамблдора изнутри. Проверять, достойно ли содержат пострадавшую? Хорошо ли приглядывают? Нет ли травли со стороны учащихся? Нет ли дискриминации?
Крауч потирал руки, он был доволен. Правда придется кое-что пересмотреть, в программе воспитания и заботы...

"Помогите! Спасите! Пусти говнюк!"- кричал Рон Уизли, пока его в мешке куда-то несли. Но тут его кинули на пол, и судя по звукам, закрыли дверь. Выбравшись из мешка, он огляделся.
Комната была в полуподвале, источниками света служило маленькое окошко, и фонарь под потолком. Мебели не было, если не считать стула, на котором сидела...
-"Мерлин! Нет!!Только не ты !!!"- Рон только что осознал, зачем его кинули сюда. Он отшатнулся, и чуть не упал. Под ногой, на полу, лежала кость. И со следами зубов.

Он бросился к двери, но она была настолько толстая и крепкая, что все надежды развеялись. Из этой тюрьмы не выбраться.

Крауч улыбалась. Времени осталось немного. Внутренне она дала себе заметку, попить с дедушкой и отцом чаю. Отметить приятное событие.

Поднялась луна. Большая. Полная. Яркая.

My Chemical Victim, дополнение к зарисовку выше:


До полнолуния оставалась ещё неделя. Гермиона Крауч прошептала: «Инкарцеро» и, разрезав заклинанием одежду Рона, скинула платье и села на него сверху.

И тогда Рон завопил так, как не вопил ни разу в жизни.

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

Тощая грязная женщина со свалявшимися грязными, некогда каштановыми волосами, озлобленно чистила котел. Никогда в жизни она не могла представить, что ее судьба сложится... так.
Ещё десять лет назад она была Гермионой Крауч, уважаемой наследницей уважаемого чистокровного рода. У нее было все - дорогие платья с золотой и серебряной вышивкой, украшения, чай и вкусняшки. Она могла делать что хотела и с кем хотела. Все заглядывали ей в рот, ища ее расположения...
До того самого дня, как ее укусил поганый Люпин. Как назло, в полнолуние.
В одночасье она лишилась всего. Из Хогвартса ее исключили - буквально за пару месяцев до трагедии она убедила дела принять закон, запрещавший оборотням обучение в магических школах. Подружки, ещё вчера охотно распивавшие с ней чаи, испарились, как вода на раскаленной плите. Даже дед не навещал ее в больнице...
А потом оказалось, что она замужем за Уизли. Пока она была в Мунго, в соответствии со старыми законами собрался совет старейших чистокровных фамилий... и присудил Краучей к выплате огромного вергельда семье Уизли. Бартемиусу Краучу удалось несколько уменьшить его размер... за счёт брака Гермионы и одного из близнецов Уизли; брака с освобожденным из тюрьмы Чарльзом она, по мнению совета, не заслуживала. Сразу из Мунго она переехала в Нору - кривую, косую, несуразную Нору, так не похожую на особняк Краучей.
И начался ее персональный ад.
Палочку у нее забрали сломали. Ее заставляли работать - руками, почти круглые сутки, выполнять самую черную и грязную работу. Ее кормили объедками. Ее тарелку вышвыривали со стола и заставляли есть прямо с пола, если им не нравилось ее поведение. Ее били. В нее плевали. И... ее пользовали. Все братья Уизли, по очереди. Но чаще всего - близнецы и вдвоем.
Особенно тяжкими были полнолуния. Вергельд, выплаченный Краучем-старшим, позволял регулярно покупать ей Аконитовое зелье, но Уизли об этом даже не думали - все деньги уходили на дом и на реабилитацию Чарли и Джинни. Ее саму запирали в клетку с деревянным настилом и серебряными прутьями; каждый раз после полнолуния на ее теле появлялись жуткие ожоги, которые Уизли издевательски советовали мазать маслом.
Исключением были ее беременности. Когда она беременела, ее освобождали от работы, ее потом зельями и кормили вдоволь. В первый раз она даже расслабилась и решила, что сможет загнать Уизли на положенное им место... пока не услышала разговор о том, что все это ради ребенка, а не ради нее. Она пыталась вызвать выкидыш, но не вышло - ее привязали к кровати. А после родов все вернулось на круги своя - и первый раз и второй, и третий...
Как же она их ненавидела. Их всех - вероломного деда, подружек, Северуса, бросившего ее в беде... но больше всего Уизли.
- Эй, ты, - Джиневра Поттер, молодая, талантливая, цветущая волшебница спустилась с лестницы, держа за руки племянников-близняшек - очаровательных голубоглазых мальчишек с рыже-каштановыми волосиками. - Мы с мальчиками собираемся к Фортескью, поесть мороженого. Роланда и Минерва наверху, играют в куклы, а Питер уснул, так что не вздумай тут шуметь. И приближаться к ним тоже - Сьюзен за ними присматривает, пока Рона ждет. Мама вернётся с кладбища через час, так что пошевеливайся - кухня должна блестеть к ее приходу!
- Да, миссис Поттер, - процедила женщина с такой ненавистью, что мальчики прижались к Джинни.
- Тетя Джин, кто это? - с ужасом спросил один из них. - Она живёт тут очень давно, но бабушка и папа обычно держат ее в сарае...
- Это ошибка природы, Билли. Не нужно ее пугаться.
- Она такая злая... - протянул второй.
- Желчь выходит, Артур, - Джинни потрепал племянников по головам и поцеловала в макушки. Слава Мерлину, ни один из пятерых детей не пошел в мамашу. - Вот что бывает, мальчики, если слишком сильно зарываться.

Desmond, "Эффект птеродактиля"

Рон Уизли затравленно озирнулся и втянул голову в плечи под взглядами этой гогочущей толпы, лизоблюдов твари Крауч. Он выхватил палочку, что вызвало новый приступ смеха.
- И что ты сделаешь, Уизли? - издевательски спросила Гермиона. - Будешь колдовать? А ты умеешь?
Рон вскинул палочку, но Гермиона небрежно махнула своей.
- Экспеллиармус!
Красная вспышка заклинания ударила его в грудь и Рона потащило по полу.
Рон зажмурился. Выхода не оставалось. Тварь была неуязвимой. Он не знал что делать. Почему-то вспомнилась книга "Фиктиум Панорамум" - один из тех пыльных томов, найденных Крауч в выручай-комнате и выброшенных как мусор.
Там была написана какая-то белиберда на неизвестном языке, а Гермиона с со свитой заставили его читать эту абракадабру прилюдно, добавляя новое унижение к бесконечной череде других.
Страница книги внезапно предстала перед мысленным взором Рона, словно наяву. Бессмысленные символы словно поплыли и сложились в кристально понятный текст.
Рон снова вскинул палочку, направив ее вверх.
- Авторум Произволум Нигилум! - выкрикнул он.
Вспышка серебристого света озарила зал.
- Все ещё трепыхаешься, животное? - спросила Крауч. Ступефай!
Но к искреннему изумлению окружающих, палочка Гермионы исторгла лишь слабые искры.
- Тебе нужно было упражняться в чарах, а не пить чай, - улыбнулся Рон и вновь вскинул палочку. - Канонум Характерум!
Внезапно вся неуверенность, вся беспомощность и сомнения отступили на второй план. Рон почувствовал, как из самого сосредоточия его души, его магии проступает решимость. Как его сломленная душа будто укрепляется изнутри. Рон поднялся на ноги и посмотрел на окружающих твердым взглядом человека, готового сразиться со всем миром.
Свита Крауч зашептались. Многие мотнкли головами, словно очнувшись ото сна. На их лицах появилось отвращение и они отодвинулись от Гермионы. Лицо Мэгги неуловимо изменилось и стало строгим и требовательным, она стала напоминать Рону Минерву Макгонагалл в молодости.
- Кукурузникум Тоталум! Талитко Максима! Дезмондус Солем! Инсаниум Спарроум! -
Одно за другим Рон повторял заклинания, в которых чувствлвалось чье-то незримое присутствие. Его голос достиг крещендо. - Гексаниэлум!
Из палочки вылетели разноцветные лучи, сплелись в колонну серебристого света и ударили Гермиону в грудь.
Она пошатнулась и упала, но, странным образом, на её месте остался стоять другая женщина, словно Гермиона разделилась надвое.
Оставшаяся на ногах мало напоминала Гермиону, это была взрослая женщина с неприметным желчным лицом и крашенными в ядовито-рыжий цвет волосами, накрученными на бигуди.
Гермиона на полу подняла взгляд на женщину, ее глаза округлились в ужасе и она попыталась отползти подальше от своей соседки.
Внезапно Рон почувствовал тепло к этой девочке, сочувствие и любовь. Знание, даруемое заклинанием, подсказывало, что это настоящая Гермиона, и что все невзгоды, которые он испытал, не идут в сравнение с тем, что выпало на ее долю. При других обстоятельствах они могли бы стать друзьями, он даже мог, когда станет старше, ее полюбить.
- Уизли, похоже ты забыл свое место! - сварливым но странно знакомым голосом сказала тетка с бигудями.
- Нет, - улыбнулся Рон. - Я свое место вспомнил. Я - Рональд Биллиус Уизли. Сын Молли Прюэтт и Артура Уизли. Брат Билла, Чарльза, Перси, Фреда, Джорджа. Джиневра Молли Уизли - моя любимая сестрёнка. И ещё... - Рон направил на нее палочку.
- Рон, не стоит! - раздался голос Гарри. - Что позволено герою магической Британии, не позволено тебе. Она не стоит Азкабана.
Гарри подошёл к тетке, поднял палочку и медленно, наслаждаясь каждым звуком, сказал:
- Круцио!

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

- Я думаю, этот спор бессмыслен, - наконец вмешался дед.
Конечно! Я же буду делать карьеру после школы. Всегда знала, что дед...
- Гермиона - носительница крови, - продолжал он. - Все чары и зелья, необходимые для жены и матери, она уже освоила. Думаю, мы можем забрать ее из школы прямо сейчас.
Ч... Что?!
- Но... Но я хотела... после школы...
- Ты _хотела_? - в голосе деда звучало неприкрытое презрение. - Ты смеешь ещё чего-то хотеть? Я и так дал тебе больше, чем полагается девице твоего статуса. Отныне у тебя есть только одно желание - угодить Роду, который оказал тебе милость и принял тебя. Мистер Снейп, - повернулся он к Северусу, - свадьба состоится летом. Первые два мальчика будут Краучами, уж извините. Остальные дети будут принадлежать только вам.

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

-- А у Рона на тебя давно зуб. Готова продемонстрировать свое бельишко всем присутствующим, а Крауч?

— И тебе не жалко своего питомца, Поттер? Мне ведь придется его убить. Девичья честь и все такое.
- Девичья честь? - фыркнул Поттер. - У тебя? Не смеши. Вся школа видит, как ты на Снейпа вешаешься, точно шлюха. Да что там - ты есть шлюха.
Я выхватила палочку.
- Да как ты...
- Экспеллиармус, - моя палочка улетела в другой конец коридора. Через мгновение за ней отправилась палочка Мэгги. - Бабка Вальбурга мне на каникулах много интересного рассказала... например, как должна одеваться и вести себя девушка. Я показал ей воспоминания о тебе - есть такой способ... и она сказала, что ты - самая вульгарная и бесстыжая ублюдочная потаскуха, которую она только видела. И что она прекрасно понимает тетю Чарис - будешь тут по своим портретам прыгать, лишь бы тебя не видеть.
- Какую такую Чарис? - взвизгнула я.
- Чарис Крауч, в девичестве Блэк. Твою пра- или прапрабабку, если я не ошибаюсь, - скучающе протянул Поттер. - Что, впервые слышишь? Неудивительно - она ни разу не появлялась на своем портрете в доме Краучей с тех пор, как ты там поселилась. Но хватит, ты меня утомила. Рон!
Рыжая свинья с гнусной ухмылкой вышла из-за угла.
- Смотри и запоминай. Левикорпус, - Поттер махнул палочкой в сторону Мэгги; та с визгом повисла вниз головой, пытаясь натянуть обратно свалившийся на лицо подол. - Ну как, сможешь?
Уизли ухмыльнулся ещё гнуснее. Через мгновение я оказалась рядом с Мэгги.
- Оно, а у меня невербально не получается, - уважительно хмыкнул Поттер. - Ну как оно?
- Так себе, - скривился Уизли, разглядывая меня так, будто я была не наследницей Рода Краучей, а раздавленным тараканом. - Ни сиськи, ни письки, и жопа с кулачок. Впрочем, ценители найдутся...
- Нюнчик, например, - ввернул Поттер, и оба ублюдка гнусно заржали.
- Из-за денег, разве что, - отсмеявшись, бросил Уизли. - Нет, я не о нем. Как думаешь, Большой Зал оценит небольшое эротическое шоу в исполнении этих шлюшек?
По блеснувшим глазам Поттера я поняла, что они затеяли какую-то мерзость.

Iguanidae, "Эффект птеродактиля"

Спустя несколько дней в дом Краучей нагрянул отряд из Министерства под руководством Артура Уизли, а также в сопровождении Люциуса Малфоя. В доме был найден редкий и ценный фолиант Малфоев, а также фамильные ценности и Паркинсонов, и Ноттов, и Буллстроудов...
Краучи были покрыты несмываемым позором: так провороваться - и это после того, что устроили с Джинни Уизли из-за конфет. Семейство, разумеется, отпиралось, но принцип "не твоё - не трогай" никто не отменял.
А какую роль сыграл в этой операции Снейп - Краучи так и не узнали (хотя древний сборник Прюэттов так и остался у него). Но ему действительно очень не хотелось жениться.

Desmоnd, "Эффект птеродактиля"

Я крепче прижала к себе книгу. Северус проверил её на проклятия, толстый том с богато изукрашенной обложкой и надписью "Summa Magica" сделанной затейливой вязью, даже с первого взгляда давал понять, что книга эта очень редкая и ценная, способная украсить любую библиотеку. Это была очень крутая и статусная вещь, недоступная не только разным нищебродам типа Уизли, но даже Поттеру, чей дедушка сорвал шальные деньги, придумав какой-то шампунь.
Подобную вещь я не могла доверить даже Мэгги, поэтому, когда легла спать, уложила под подушку.
На следующее утро меня одолевало чувство беспокойства, поэтому я не расставалась с ценностью ни на минуту, забирая с собой на уроки и чаепития.
Через неделю я начала ловить странные взгляды. Очевидно, эти жалкие мерзкие твари только и хотели, что забрать мою прелесть, мою драгоценность, мою книжечку.
Я оказалась права! Даже Северус оказался подлецом! Он, жалкий завистник, захотел книгу себе! Мою книжечку! С драгоценной обложечкой! Мою прелесть! Мою радость!
Разумной предосторожностью оказалось проверять чай на яды и зелья. Пусть ядов я не нашла, но они все на меня смотрели настолько алчно, что это был вопрос лишь времени.
На всякий случай я перестала пить и есть - чтобы не дать украсть мою прелесть.
Спать я тоже перестала. Нет ничего глупее, чем позволить тварям забрать мою прелесть во сне!
В туалет книжечку-книжулечку я брала с собой, а вот мыться и купаться не стоило - ведь если я выпущу драгоценную книжечку из рук, то её тут же заберут! А вода для книг опасна!
Сегодня я нечаянно сломала палочку, неосторожно придавив её драгоценностью. Впрочем, для чего мне этот тупой дурацкий костыль для магов, если у меня есть Сумма Магика! Ведь с книгой я и сама - величайший маг!
Меня окружили! Они смотрят на меня! Они делают вид, что не обращают на меня внимания, но на самом деле хотят ограбить! Я побежала по коридорам, но всюду меня преследовали алчные взгляды! Северус, Амбридж, директор, даже мой дедушка - все оказались гадами! Они решили отобрать у меня то, что принадлежит только мне! Нужно бежать из Хогвартса!
Я попала в засаду! Меня окружили! Но я не дамся! Они наставили на меня палочки, но не на ту напали! Я буду драться!
Первого аврора я укусила за руку, второму расцарапала лицо отросшими когтями. Но третий схватил меня за сбившиеся комом волосы и потащил за собой. Я лишь крепче вцепилась в книжечку и начала пинать его ногами. Он, наконец, не выдержал, спрятал палочку, замахнулся рукой.
Последнее, что я увидела - закрывающий весь мир кулак, вспышку и темноту.
***
Фред и Джордж, словно нашкодившие котята стояли, опустив головы, перед директором.
- Мы не думали...
- ... что дойдёт до такого!
- Мы всего лишь хотели...
- ... пошутить над этой тварью. И не ожидали...
- ... что получится слишком хорошо.
- Северус, ты же проверял книгу на чары! - строго сказал директор.
- Разумеется. Там были безобидные заклинания, не несущие владельцу ни малейшего вреда.
- Фред, Джордж, я не сомневаюсь в компетенции профессора Снейпа, поэтому прошу объясниться.
- Мы трансфигурировали старый кирпич...
- чтобы он выглядел, как книга!
- Мы знали, что она тянется...
- ... ко всему блестящему, поэтому сделали книгу...
- ... как можно безвкусней. Фред...
- ... или Джордж...
- ... сказал добавить позолоты!
- Мы знали...
- ... что книгу возьмёт только она.
Дамблдор неодобрительно покачал головой:
- Так что же с чарами?
- Это обычная...
- ... шутка!
- Обычные чары...
- "Никому не отдам"
Северус Снейп смерил близнецов холодным взглядом.
- Итак, вы говорите, что Гермиона Крауч, моя невеста, попала в Мунго из-за обычной шалости первокурсников? Вы знаете, что её пришлось отлавливать без магии - никто не знал, какому проклятию она подверглась!
Близнецы переглянулись и широко улыбнулись.
- На такой восхитительный...
- ... великолепный результат...
- ... мы даже не рассчитывали!
- Вы знаете, что Гермиона Крауч окончательно потеряла разум! Врачи в Мунго даже диагностировали раздвоение личности! Одну из субличностей им придётся уничтожить! Из-за вас Гермиона потеряет воспоминания о последних четырёх годах своей жизни! Ей снова придётся идти на первый курс!
- Северус, успокойся, - мягко сказал директор. - Фред, Джордж, ваш поступок был не слишком хорошим. Это действительно детская шалость, перед законом вы чисты, но, предупреждаю, из отработок вы не вылезете. Одного не могу понять. Чары "Никому не отдам" - очень простые, у них должно быть элементарное условие отмены. Почему Гермиона не смогла их снять сама?
- Мы не знаем...
- ...ведь условие...
- ...было действительно простым.
- Ей было достаточно...
- ... эту книгу попытаться открыть.

Свернуть сообщение
Показать полностью

Talitko
Пост коротких зарисовок, он же #Заязочка #драбблофлэшмоб , часть 11.

Часть первая https://fanfics.me/message248923
Часть вторая https://fanfics.me/message253934
Часть третья https://fanfics.me/message399464
Часть четвертая https://fanfics.me/message404486
Часть пятая https://fanfics.me/message405737
Часть шестая https://fanfics.me/message406834
Часть седьмая https://fanfics.me/message406971
Часть восьмая https://fanfics.me/message407336
Часть девятая https://fanfics.me/message407409
Часть десятая https://fanfics.me/message407723

Desmоnd, "Эффект птеродактиля"

- Скажите, мисс Крауч, - обратился к Гермионе Драко, - что это были за... необычные... танцы.
- Это ламбада, самба и рок-н-ролл!
- Звучит так же необычно, как и выглядит. Судя по названиям, это что-то из Латинской Америки.
- Совершенно верно! Самба и ламбада - латиноамериканские танцы!
- Недавно Малфой-мэнор посещал один бразильский колдун. Но, по его словам, маги и ведьмы Бразилии танцуют традиционные и привычные для нас танцы.
- Ламбада - это новый танец! Он буквально за несколько лет завоевал весь мир! Каждый телевизор, каждый радиоприёмник...
- Вы хотите сказать, что это маггловские танцы? - холодно поинтересовался Драко.
- Да, но...
- Драко, - сказала Панси, - пойдём отсюда скорей! Стоять тут опасно, можно заразиться магглолюбством!
- Простите, мисс Уизли, я вынужден уйти. Кстати, корни ваших волос порыжели.
Гермиона с обидой уставилась на стремительно удаляющиеся спины слизеринцев. Внезапно Панси кашлянула, и в её кашле прозвучало "восьмая Уизли".
К сожалению, ни влияние дедушки, не снятые преподавателями баллы, не помогли. Прозвище закрепилось намертво.

Гилвуд Фишер, бонус к зарисовке выше:

Через неделю близнецы отправили в больничное крыло уже пять десятков человек. У каждого было вырезано на лбу (заклинанием Диффиндо)
"НАША СЕМЬЯ НЕ ИМЕЕТ К ЭТОМУ ДЕРЬМУ НИКАКОГО ОТНОШЕНИЯ"

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

Следующее утро после бала было для Гермионы Крауч ещё нерадостнее. Отчего-то куда бы она ни пошла, на нее очень странно реагировали - девочки вспыхивали и отворачивались, как от чего-то постыдного, а мальчишки старше третьего курса дружно свистели вслед. А некоторые - фу, гадость! - как-то странно водили языком за щекой.
После обеда все стало ещё хуже. Теперь в Гермиону тыкали пальцами и давились от смеха. Она никак не могла понять, что происходит - мантия в порядке, украшения тоже... в чем дело вообще?!
Откуда ей было знать, что близнецы Уизли наколдовали над ее головой видимую всем, кроме нее, надпись: "Сосу за чашку чая, даю за шоколад".

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

- Будь осторожнее, - Рон Уизли, осунувшийся и побледневший, обнял подругу и огляделся по сторонам. - Она может что-нибудь заподозрить.
- Куда ей? - хмыкнула Мэгги. - Она же тупая как пробка, только шоколад жрет да выпендривается. Да и потом, дурман-траву и алихоцию в травяном чае почувствовать невозможно, привкус за счёт всего остального не заметен.
- Я бы предпочел что-нибудь посерьёзнее, но тогда точно попадемся и не отомстим, - Рон выглянул из-под лестницы, где они оба прятались. - Черт, она идёт! Готова? Не забудь улыбнуться, а то докопается.
- Мэгетт веселой девицей была, с мужем при кузнице Мэгетт жила, - пропела Мэгги и чмокнула Рона в щеку. - Не бойся. Я в Лютном ни разу не попалась, а тут... тьфу.
Пять минут спустя Мэгги Смит сидела в спальне четверокурсниц и старательно растягивала губы в раболепной улыбке.
Магдала Маккиннон, узнавшая, кто убил ее отца, дядю, тётку и кузенов, и кто прекратил расследование их смерти, торжествующе ухмылялась и сжимала заветный мешочек. Очень скоро сука-Крауч рехнется от того чая, что ей заваривает ее живая игрушка, и тогда их семьи - ее и кузена Рона - будут отомщены.

Iguanidae, "Эффект птеродактиля"

Утром меня разбудил Громовещатель. Голосом деда он приказывал немедленно прибыть домой для разговора.
Перед тем, как отправляться к деду, я решила выпить с Мэгги чая. Как раз за чаепитием мы и увидели. как мимо гриффиндорской башни пролетела шармбатонская карета.
-Куда это они? - прошептала Мэгги.
-Какая разница, - пожала я плечами. - Совсем офигели, так же и окна можно выбить!
Мы спустились в гостиную. Все почему-то собрались у окна и смотрели на озеро. А нас будто и не заметили, даже доброго утра не пожелали!
-Дурмштранговский корабль уплывает, - объяснил Невилл.
-И чего это они? - я покачала головой. У всех были такие кислые лица, будто происходит что-то дурное. И мне никто ничего не объяснял. Ну, погодите, придёте ещё ко мне за чаем!
...Когда я наконец-то пришла к деду, он тоже не предложил мне ни чая, ни пирожных. Неужели Дамблдор его против меня настроил?! Не надо было деду приходить в Хогвартс на тот ужин!
-Гермиона, - холодно начал дед, - не расскажешь мне, как вы приняли шармбатонскую делегацию?
-А как мы могли их принять? - ответила я, думая о чае. - Французы как французы. Дикие люди. Эта Делакур сразу прибежала строить глазки нашим парням, мы её отшили, конечно...
Дед схватился за голову и застонал.
-Гермиона, - произнёс он очень терпеливым тоном, - неужели ты не понимаешь, что вы, школьники, как принимающая сторона, должны были быть с гостями вежливыми и приветливыми? А ты, как моя внучка, - особенно!
-А что, что-то случилось?
-Да, случилось. Международное мероприятие, к которому мы так долго готовились и которое так много для нас значило, едва не сорвалось. Французская делегация выразила недовольство из-за четвёртого чемпиона...
Вот гады!
-...А в неформальной обстановке они дали понять, что не хотят целый год находиться в школе, где на них с порога косо смотрят, а за спиной распускают о них глупые слухи.
И откуда только узнали? Точно Уизли виноват.
Дед ещё долго распространялся о том, как это плохо для Англии вообще и для него как политика в частности. А я слушала, и мне становилось всё досаднее. В конце концов, чаю в этом доме предложат мне или нет?!

Desmоnd, "Эффект птеродактиля"

— Спокойной ночи, — понятливо распрощались мы с драконологами и отправились восвояси.Не успели мы сделать несколько шагов, как сзади послышался сдвоенный выкрик.
- Ступефай!
Я почувствовала как немеет тело, как инерция движения заставляет упасть лицом вперёд. Тяжёлый удар ногой перевернул меня на спину, но благодаря заклинанию я не почувствовала ничего.
Поляков присел рядом со мной на корточки, протянул руку и забрал палочку. Я скосила глаза - Кросби сделал то же самое с палочкой Северуса.
Поляков небрежно взмахнул палочкой:
- Инкарцеро! Эннервейт!
- Мистер Поляков, но почему? - в отчаянии спросила я.
Тот посмотрел на меня с жалостью, словно на умалишённую.
- Неужели непонятно? Инкарцеро, Эннервейт! Мистер Снейп, просветите вашу подругу.
- Мы слишком много видели, - мрачно сказал Снейп. - Мы стали свидетелями, как двое иностранев напали на гражданина Магической Британии. И если Хагрид исчезнет... Люди подобного рода занятий не могут полагаться на нашу добрую волю, поэтому он просто обязаны заставить нас замолчать.
- Но это же просто Хагрид! Дикарь!
- Это не имеет значения.
- Но мы... Профессор Хогвартса и наследница рода Крауч!
- Хагрид - тоже профессор. Но это не имеет значения, для Азкабана хватило бы даже будь он магглом. Ну а мы... Скажем так, дементоры два раза не поцелуют.
- Мистер Снейп очень точно и подробно обрисовал ситуацию. Он упустил лишь один нюанс.
- Какой же? - приподнял бровь Снейп.
- Как же меня задолбала эта тупая сука! Мне хотелось прибить её прямо с первой встречи! Не подумайте, я против вас, английских магов, ничего не имею. Вы нормальные колдуны и ведьмы, в основном. Но встречаются полные ujobki, которым так и хочется дать po ebalu! Они почему-то считают, что раз из России, то мы там только и делаем, что в ушанках играем на балалайках, вместо палочек используем мечи-кладенцы и поим огневодкой ручных медведей! Так что тут не только бизнес, но и личное.
- Простите, мистер Поляков, но я вас не оскорблял, - холодно бросил Снейп.
- Если бы это были просто вы, я бы воспользовался Обливиэйтом. Я бы и для этого громилы воспользовался, мокруха мне ни к чему, но, говорят, великаны устойчивы к магии.
- К магии, но не к зельям. Я могу вам с этим помочь.
- Вы понимаете, мистер Снейп, что придётся дать Обет?
- Разумеется.
- К счастью, нас как раз трое. Мистер Кросби засвидетельствует вашу клятву.
Я слушала этот разговор с гримасой ужаса на лице. Наконец, я не выдержала:
- Эй! А я! Я тоже обещаю молчать!
- Ты так ничего и не поняла, тупая сука. Ступефай! Простите, мистер Снейп, дела. У нас некормлены драконы.

Shunt, "Эффект птеродактиля"


Темный зал, освещаемый тусклым светом магических светильников, пугал. Разные слухи ходили про этот замок - кто-то говорил, что Хогвартс вечно принадлежал Великой Госпоже Крауч, кто-то - тихо, в самых защищенных магией местах, шептал, что раньше в нем была школа для магов. Им не верили, конечно - даже седые старцы, помнящие воцарение Великой Госпожи, отстаивали точку зрения, что Хогвартс с самой своей постройки принадлежал ей одной.
Маленькая Оливия вздрогнула, когда ее плеча коснулась рука отца, и вынырнула из воспоминаний. Сейчас ей предстояло поднести - большая честь! - дары Великой Госпоже.
Она и отец были не одиноки - до самой станции, куда ежедневно прибывал грузовой эшелон, полный дани для Крауч (вся Англия платила подушную подать чаем и иными товарами), растянулась очередь дарителей. Первыми шли самые высокородные - Малфои, Лонгботтомы, Поттеры. Их подарки отличались, страшной для ныне беднейшей страны, дороговизной и безвкусной аляповатостью, но Великой Госпоже нравилось обилие брильянтов на золотых диадемах, тяжеловесные серьги из платины, дорогие чаи и вина. Тех, чьи подарки пришлись ей по вкусу, она могла, в свою очередь, одарить ласковым взглядом, что значило - их семья в безопасности.
Но горе тем, чьи подношения не придутся ко вкусу! Подземелья были полны тех несчастных, чьи силы и души выпивала Великая Госпожа, превращая их в своих рабов и охранников.
Оливия до сих пор помнила бледное, без единой кровинки, лицо одного из Уизли - Рона. Он пришел молить за свою семью, пришел с дарами - семья была небогата, но он смог найти великолепный образец драконьей шкуры. Из нее умелец мог бы сделать прочнейшую, способную защитить от враждебной магии, одежду. Но вот беда - кожа была не с мягкого места. Рона Уизли утащили в подземелье, жестоко пытали, а потом... Алхимия и магия, чернее самой Тьмы, извратили его, превратив в бессловесное существо, исполняющее приказы одной лишь Крауч.
- Следующий, - раздался каркающий голос Северуса Снейпа - измученного, высушенного (шептались, что Крауч насилует его каждую ночь). - Поднесите ваши дары Великой Госпоже Крауч, да благословят ее боги и да содрогнется мир под ее шагами!
Оливия отчаянно надеялась, что подарок отца - голова объявленного "вне закона" Перси Уизли, лежащая в богато украшенном сундучке, придется по вкусу хозяйке Англии.

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

— А ведь у нас тут секретная база, — тяжело вздохнул Кросби, — ладно, вы, ребята, давайте отсюда, я вас не видел. А с этим «лесным» я, пожалуй, как следует поговорю. Нечего тут.
– Я же Хагрид, — простонал бывший лесник, — Джон, ты что… ты эта… не узнал меня? Это же я!
– То-то и оно, что узнал, — прошипел враз преобразившийся Кросби, — из-за тебя, сука, парни погорели. Мистер Снейп, вы…

Снейп застыл как статуя, что-то для себя решая. Я переводила взгляд с него на драконолога и с драконолога на дурмстранговцев. Крам хмурился, Поляков изучал свои ботинки. Все понимали что Хагрида не ждёт ничего хорошего, может эти люди его даже драконам скормят – жажда крови была так и написана на лице мистера Кросби. И как бы я ни относилась к Дамблдору и его приспешникам, допустить этого я никак не могла. Я и после истории с Джинни Уизли то до сих пор чувствовала себя мерзко. Удружил папочка конечно…

– Хагрид здешний лесник! Не смейте… – крикнула я Кросби в надежде на то, что тот не слышал о его увольнении. Продолжить мне не дал Снейп, зажав рот рукой. Драконолог покачал головой.
– Нет мистер Снейп, так не пойдёт…
Крам первым достал палочку и бросил в Снейпа оглушающим. Зельевар, каким-то образом заметил это и успел уклониться, но был вынужден выпустить меня. Я бросилась в сторону, но споткнулась об какой-то корень, растянувшись на земле. Как можно скорее я поднялась, выхватывая свою палочку. Снейп, отбивавшийся от заклятий Крама, в то время как Кросби теснил остальных друмстранговцев, бросил на меня злой взгляд, но моментально вернулся к поединку.
– Мистер Крам! – рявкнул он не прекращая выдавать невербальные щиты – Я на вашей стороне!
Крам недоверчиво скривился. Я тем временем увидела других драконологов бегущих на помощь Кросби и пыытающегося подняться с земли Хагрида.
– Виктор! – у меня было мало времени, надо было успеть и я орала, сама не понимая на русском или английском – Снейп друг! Правда!
Не дожидаясь ответа я бросилась в атаку на Кросби. Пусть я и знала мало боевых заклятий и почти не умела их применять, вместе с Поляковым и остальными мы должны были успеть его вырубить.

Клубника со льдом, "Эффект птеродактиля"

— Ты здорово говоришь по-русски, Гермиона, — широко улыбнулся Александр Поляков, — была когда-нибудь у нас?

— Россия — далекая холодная страна, где медведи ходят по улицам, пьют водку из самовара, заедают ее икрой из половников, а потом играют на балалайках и танцуют «Барыню»? — сделала большие глаза я.

Все резко замолчали, дурмстранговцы, смотревшие на меня, повернулась к Полякову. Пауза затягивалась. Я подняла руки в шутливом жесте «сдаюсь»!

— О, я знаю, что это не так. И что медведи ходят по улицам в Канаде и США. Но я бы хотела увидеть медведя с балалайкой.

— Это если только в цирке, — сказал Александр, — ты знаешь, что такое цирк?

— Конечно, — кивнула я, — мы тут в Британии тоже не совсем дикие.

— Ну да, да. Цирк - это когда внучка дипломата позволяет себе прилюдно высказывать свое превосходство над представителями другой национальности, демонстрируя самые дикие стериотипы.

- Мистер Поляков, прошу, не обращайте внимания на мисс Крауч, - Снейп добежал до нашей группы и, положив руку на предплечье Александра, отвел того в сторону. - Мисс Крауч немного... альтернативно одарена. Настолько, что её дед задействовал все свои ресурсы, что бы она училась в Хогвартсе и доучилась. Увы, мы не можем контролировать каждое ее слово, но я вас уверяю, мистер Крауч будет поставлен в известность немедленно.

Эхд, "Эффект птеродактиля"

Глаша ошиблась - люди, в том числе и она сама, сгорели почти дотла, драконье пламя оставило от них лишь обугленные и еще дымящиеся кости. Пылали кусты, в которых так любила скрываться Крауч, и деревья, чьи черные ветви с треском пожирала стихия, расплавленный металл клеток протек в землю фута на полтора, не меньше, сама почва, совсем сырая, шипела в огне...
Потому что, - Хагрид усмехнулся, - не стоит недооценивать Мать драконов. Даже если она больше тянет на их отца.

Desmоnd, "Эффект птеродактиля" (продолжение зарисовки выше)

Огромная фигура, объятая пламенем, стояла неподвижно, словно какое-то древнее божество. Одежда Хагрида давно превратилась в пепел, теперь его прикрывали лишь густые волосы на теле.
Он сделал несколько шагов вперёд, подошёл к Венгерской Хвостороге и почесал чувствительную кожу на призывно подставленном подбородке. Сзади раздался возмущённый рёв. Хагрид обернулся к Шведскому Тупорылому и ласково похлопал его по морде. Валлийский Зелёный обиженно заскулил, поэтому Хагриду пришлось подойти к нему и погладить по крылу.
Китайский Огнешар стыдливо отвёл глаза, но Хагрид схватил руками его тупую мордочку, притянул к себе и ткнулся в неё лбом.
- Ты эта, не переживай! - сказал он. - Я жы наполовину великан, меня не всяка магия возьмёт! А драконье пламя - чистая магия!
Дракон радостно взревел и положил голову Хагриду на плечо.
Гермиона Крауч в ужасе смотрела на обугленное тело Северуса Снейпа, на догорающие тела Кросби и Полякова, а также на свои сожжённые до колен ноги. Похоже, она пребывала в шоке, так что не чувствовала боли.
- Но как, но почему? - только и говорила она.
- Любят меня зверушки! - осклабился Хагрид. - Особенно дракончики! А я люблю их!
Хвосторога заревела. Хагрид повернулся к Гермионе спиной. Она подняла палочку и выпустила в спину великану Ступефай. Заклинание не возымело ни малейшего эффекта.
- Ты эта, прости, девчушка! - сказал Хагрид, не поворачиваясь. - Но мои друзья давно не кушали.
Гермиона в ужасе смотрела на приближающуюся драконью морду. В последний момент своей жизни она успела подумать лишь о том, как прекрасны драконьи чешуйки и как ярко они блестят в отсветах пламени.

Клубника со льдом, "Эффект птеродактиля"

Святочный бал продолжался. Вдоль одной из стен кучкой стояли ошарашенные слизеринцы 4 курса и наблюдали за Гермионой Крауч.
Гермионой, которая пришла на бал с 13 и 11 -летним мальчиками. Она возвышалась над ними зеленой горой, расшитой золотом.
Гермионой, которая пригласила на танец их декана и теперь медленно кружилась со Снейпом, вцепившись в него и вульгарно крутя бедрами. Снейп был покрыт некрасивыми красными пятнами, а его зубы были сжаты так сильно, что казалось, сейчас посыпятся ему под ноги.
Гермионой, которая укоротила свою юбку до мини и теперь демонстрировала всем желающим свои вышитые панталоны в процессе... ну видимо всё-таки танца.
Гермионой, которая громко зазывно смеялась, прижималась и терлась об дурмстранговцев, постоянно опрокидывая в себя разные напитки.

- Я не могу на это смотреть! - простонала Панси Паркинсон. - Это ужасно! Какой стыд! Что о нас подумают дурмстранговцы! Шармбатонцы! А эту дуру ещё и колдографируют!

Панси, Дафна и Миллисента стояли, закрыв глаза руками. Зрелище и вправду было ярким, запоминающимся и вызывающим чувство стыда.

- Оооо! - Драко схватил девчонок за руку, - Она полезла танцевать на стол!

- О Мэрлин! Я не хочу здесь больше находиться, - Дафна огромными глазами смотрела на то, как Гермиона терлась между двумя рослыми парнями, изображая медленный, очень тесный танец. - Панси, Милли, пойдемте скорее. Эта сцена теперь навечно со мной.

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

- А всё-таки, Руфус, почему ты не арестовал Крауча? - спросил Джонс, когда дед с внучкой ушли. - Организация побега из Азкабана, укрывательство Пожирателя... На хороший срок бы потянуло, кабы не на пожизненное!
- Не поверишь - пожалел, - Скримджер прикурил от палочки. - Жена мертва, сын, похоже, полуовощ, а внучка... мда.
- А с внучкой что не так? - Джонс пододвинулся поближе. - Нет, я слышал про ее художества в Хогвартсе, но мало ли... может, перерастет.
- Такие не перерастают, - болезненно поморщился Скримджер. - И потом... она бастард - всё ещё не узаконенный, между прочим. Это раз. Носительница крови, то есть безнадежна настолько, что семейное дело ей не доверить - это два. Куда не кинь - везде Краучам конец. Азкабан старика попросту добьет.

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

— Ты совсем тупой? — взвился Малфой. — У тебя кровник есть. Или кровники.- Да кто же спорит, Малфой, - Гарри не сводил со Снейпа немигающего взгляда. - Один так точно есть.
- О чем вы, Поттер? - занервничал тот.
- Да так, ни о чем, _профессор_, - в последнее слово Гарри вложил столько яда, что на пол-Хогвартса хватило бы. - Мысли вслух.
- А у вас они есть, Поттер?
- О да. Не поверите, - Гарри подошёл ближе и вдруг униженно затараторил, явно подражая чьему-то голосу, - убейте их, милорд, если вам так угодно, и Поттера, и его щенка, но оставьте мне Лили, умоляю!
Снейп побелел. Малфой переводил взгляд с декана на Гарри и недоуменно хмурился. Гермиона Крауч, судя по тупо-сосредоточенному выражению лица пыталась понять, что происходит.
- Не бойтесь, профессор, сначала у меня на очереди Волдеморт, - Гарри развернулся и пошел к выходу. - А уже потом его шобла. Спасибо за информацию, Крауч, пригодится.

Клубника со льдом, "Эффект птеродактиля"

Скрипнула дверь, и на пороге появился директор.

— Извини, что заставил ждать, девочка моя, — сказал он.

Я поморщилась. Он демонстративно вздохнул, угнездился на своем кресле и вперил в меня доброжелательный взгляд.

— Я хотел у тебя спросить… Тут была одна заметка в газете. Мистер Крауч передал в Отдел Тайн какие-то документы?

— Да, сэр. Эти бумаги привез его отец из Германии. Нам они не нужны, вот он и решил их отдать. Невыразимцы очень обрадовались.

— А ты случайно не видела эти документы? Не заглядывала в них?

— Нет, сэр. Я видела только, как их упаковывали. Мне это не интересно.

- Твой дед отдал все документы? Ничего не осталось для изучения?

- Нет, ничего не осталось. - хрен тебе, а не документы! Обломись!

- О, ну наконец-то! - сказал Дамболдор и откинулся в кресле. - Тяжело работать с такими тупыми людьми как ты, Гермиона.

Я попыталась вскочить с кресла, но не могла шевелиться.

- Что вы сделали со мной? - я начала кричать, - как вы смеете? Я пожалуюсь деду!

- Жалуйся, конечно. У твоего деда в доме были обнаружены и изъяты бумаги с записями о бесчеловечных опытах и применении темной магии. Очевидно, что твой дед пользовался этими знаниями, как и твой отец. Твой отец примкнул к Пожирателям, передав часть этих знаний Волдеморту, что и привело к такому огромному количеству погибших. Если бы не Гарри... Наш славный Гарри! Волдеморт бы уничтожил всех несогласных волшебников и волшебниц с помощью знаний, полученных от твоего отца. А потом, когда за все свои преступления Барти был посажен в Азкабан, заметь, не казнен, а посажен! Его отец, который ранее притворялся, что работает на стороне закона и борется против Волдеморта, выкрал своего сына из тюрьмы, и они продолжили изучение темной магии, ища возможность возродить Волдеморта. Они пытались уже дважды и только объединенные усилия Аврората, Тайного отдела, Гарри и мои, мисс Крауч, не позволили Волдеморту возродиться и снова начать войну. Но мы потеряли многих! Бедная Молли и Артур! Билл был смелым мальчиком, который просто хотел предотвратить войну. Я думаю, позже его представят к государственной награде.
Единственный вопрос в этом всем, мисс Крауч, это ваше участие в планах вашего отца и деда.

- Это ложь! Это все ложь! Это вы, вы пытались возродить Волдеморта!

- О, девочка моя! Я понимаю, больно осознавать, что твой отец и дед - кровожадные чудовища и что они лгали тебе! Но изъятые бумаги несомненно доказывают преступления Краучей. Твой дед заразил драконьей оспой мистера Поттера и мистера Малфоя, которые выступили против него в Визенгамоте! Это очень темная магия!

- В тех бумагах ничего подобного нет! Это делается простым порезом, а не магией! А...

- Отлично! - сбоку раздался другой голос. Повернувшись, я увидела Скримджера. - Она видела документы, тем лучше. Значит, Крауч обучал свою внучку темной магии.

- Мистер Скримджер, что происходит? Ведь мы добровольно отдали вам бумаги, вы обещали, что отца никто не тронет!

- Мисс Крауч, я не понимаю, о чем вы говорите. Мы изъяли бумаги в ходе спецоперации по поимке беглого Пожирателя.

- Вы! Вы заодно с Дамболдором! Я всем расскажу, что вы нам врали!

- Довольно! Вы пойдете со мной, разговор мы продолжим официально и в Аврорате.

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

— Сэр, — сказала Мэгги, — перуанский ядозуб водится в Перу, а Америку открыли в конце XV века. То есть, до XVI века про них никто не знал. Как мог заразиться Олдридж, который жил за сто пятьдесят лет до открытия Америки и почти за двести до того, как европейцы про Перу узнали?

— Вот, — сказала я, — а если бы можно было подцепить заразу от обычных европейских драконов, то Олдридж никак не мог быть первой жертвой. Они бы еще до новой эры были бы.
Барти фыркнул. Бартемиус-старший поджал губы.
- Мэгетт, я понимаю, что ты росла в Лютном, и твоим образованием было некому заниматься. Но от тебя, Гермиона, я такого не ожидал.
- Сэр? - удивилась я.
- Неужели ты думаешь, что маги и магглы развивались одинаково? Что маги не знали о Перу при наличии метел, драконов, и аппарации? Да будет тебе известно, что большая часть золота на галеоны поступала из империи инков, в обмен на те ингредиенты, которых не было в Южной Америке.
- И потом, тут опечатка, - вгляделся в книгу Барти. - Там в конце должно быть примечание... ага, вот оно: "Страница 394 - читать не XV, a XVI века". Читать внимательно надо уметь!


Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

В кабинете директора Хогвартса Альбуса Дамблдора никогда не бывало тихо. Мерно трещали и звякали волшебные устройства, курлыкал что-то старый друг директора – феникс Фоукс, перешёптывались портреты предыдущих директоров. Альбус Дамблдор давно уже не любил тишину, под её покровами к нему приходили горькие размышления о всех тех кого он уберечь не смог. Звуки, которыми он наполнил свой кабинет, обычно помогали отогнать гнетущие мысли хотя бы ненадолго.

Ныне впрочем они были бессильны. Произошедшее с единственной дочерью семейства Уизли было целиком и полностью виной Альбуса, как и то что он ничего не мог поделать с Гермионой Крауч. Попечительский совет категорически отказал директору когда тот предложил исключить эту юную членовредительницу из школы. Лицо Молли Уизли, которой Альбус лично сообщил об этом, стояло перед глазами до сих пор.

От размышлений директора отвлекли шаги на лестнице в его кабинет. Когда внутрь вошла Минерва Макгонагалл в сопровождении обоих близнецов Уизли, Альбус лишь устало кивнул им и спросил что они хотят.

Один из близнецов подошёл к столу директора и, бросив на стол большой кусок пергамента, коснулся его палочкой произнеся какую-то дурацкую фразу, должно быть пароль. На пергаменте стали проявляться схемы коридоров и комнат Хогвартса и Альбус с удивлением увидел на нём точку подписанную его именем. Рядом была точка с именем «Джордж Уизли», а чуть поодаль имена Минервы и его брата.

– Любопытно, мистер Уизли – Дамблдор нахмурился – вы сами создали этот артефакт?
– Нет – второй близнец подошёл к брату и мотнул головой – по правде сказать мы стянули его у Филча ещё несколько лет назад. Дело не в этом. Смотрите.

Он указал пальцем на другую точку карты – спальню девочек Гриффиндора. Рядом друг с другом находились точки подписанные как «Лаванда Браун», «Фэй Данбар», «Парвати Патил» и… Альбус с удивлением обнаружил над ещё одной точкой русские буквы складывающиеся в имя: Глафира Заязина

Близнецы кивнули

– Это Гермиона Крауч, сэр – сказал один из них
– Мы проверяли – поддержал его второй
– Хотели отомстить ей за Джинни
– Но…
– Мы вспомнили что когда то читали о злых духах которые захватывают тела волшебников
– И мы не знаем что это за буквы, но подумали что это странно. Тут все другие имена на английском.

Альбус задумался. Одержимость была очевидным ответом на происходящее, но ему она в голову не пришла даже после истории с Квиреллом.
Бросив взгляд на карту, в спальне мальчиков он заметил ещё одно имя, на этот раз на английском, но не менее пугающее. «Том Риддл».

Он поднял глаза на близнецов и Минерву

– У нас огромные проблемы – произнёс он наконец.

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

- Альбус! - Снейп буквально влетел в кабинет. - Альбус, она созналась!
Дамблдор поднял голову.
- В укрывательстве молодого Бартемиуса?
- Да! - Снейп устало рухнул на стул. - И с чего-то вбила себе в голову, что я должен его изображать... как, интересно?
Дамблдор побарабанил пальцами по столу.
- Руфус мне докладывал о том, что Крауч-старший прячет сына в доме, но мне требовались подтверждения...
- Чего?
- Того, что молодой Барти совсем не так беспомощен, как кажется, - спокойно ответил Дамблдор. - И что не выдает своих планов ни отцу, ни тем более дочери. Что же, это ничего не меняет. Я передам Гарри, чтобы готовился усерднее - в конечной точке он может встретиться с чем угодно.
Снейп скривился.
- Вы все ещё не оставили идею выманить Темного Лорда на живца?
- Я не могу ее оставить, Северус, - Дамблдор страдальчески сжал губы. - Изначально я планировал выманить молодого Крауча из поместья при помощи Петтигрю, а потом проследить за ними обоими, чтобы найти Тома и не втягивать в это Гарри, но... - он прикрыл глаза. - Вы же помните, как все прошло. Никогда не прощу себе смерти Билла.
- Сейчас не время убиваться, Альбус, - Снейп немного смягчился. - Барти Крауч воспользовался тем, что его дура-бастардка отвлекает внимание его отца, и готовится возродить Темного Лорда. Нам нужно быть готовыми ко всему.
- Да, мальчик мой, ты как всегда прав, - Альбус потянулся к пергаменту. - Продолжай следить за Гарри и...
- Соплячкой Крауча, - Снейп скривился так, будто у него разом заболели все зубы. - Альбус, долго мне ещё разыгрывать перед ней слабовольного кретина?
- Нет, Северус, недолго. Скоро все закончится. Минерва сможет вернуться в Хогвартс, Артур - в семью, а Джинни поправится.
Свернуть сообщение
Показать полностью

Talitko
Пост коротких зарисовок, он же #Заязочка #драбблофлэшмоб , часть 10, круглый юбилей!

Часть первая https://fanfics.me/message248923
Часть вторая https://fanfics.me/message253934
Часть третья https://fanfics.me/message399464
Часть четвертая https://fanfics.me/message404486
Часть пятая https://fanfics.me/message405737
Часть шестая https://fanfics.me/message406834
Часть седьмая https://fanfics.me/message406971
Часть восьмая https://fanfics.me/message407336
Часть девятая https://fanfics.me/message407409

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

Вернувшиеся школьники весьма активно обсуждали поход в маггловский мир, к немалому удовольствию Гермионы Крауч. Смущало ее только одно - обсуждали устройство кинотеатра, моду, автомобили - что угодно, только не фильм.
- Эй! - крикнул наконец один из старшекурсников. - А про что смотрели?
- Про этих... как их... динозавров, - ответил кто-то из-за стола Хаффлпаффа. - Что-то типа маггловских драконов.
- Ого! У магглов были свои драконы?
- Ага, - подтвердил кто-то из рейвенкловцев. - Только они почти все не летали и огнем не дышали. Да и вообще вымерли миллионы лет назад.
В Большом зале повисла тишина.
- Лажу какую-то смотрели, короче, - резюмировал Флинт. - У Уизли байки их старшего братца про драконий заповедник покруче были. Жаль, что он сел.
- Эй, Флинт, осади...
- ...у нас этих баек полны карманы!
- Да, народ, мы вам не сказали...
- ...нас коллега Чарли к себе в секцию...
- ...подсобными рабочими взяла...
- ...на лето.
- Сказала, что Чарли они всем заповедником наймут адвоката...
- ...а мы поработаем и семье поможем.
- Та еще работенка, конечно...
- ...но проход по заповеднику свободный...
- ...даже гостей можем приводить...
- ...не очень много, правда.
- Так что...
- ...кто хочет экскурсию в настоящий драконий заповедник?
Все четыре стола заорали от восторга - еще бы, настоящий драконий заповедник!
Динозавры были забыты вмиг.
Только Гермиона Крауч сидела с кислым видом и не понимала, что такого в предложении Уизли. Ходить по грязной территории, нюхать навозную вонь! А драконы еще и на воле летают, поди, поджечь могут! Разве не лучше сидеть в кинотеатре?

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

Под поместьем Краучей, как и под любым другим жилищем уважающих себя чистокровных волшебников, имелись весьма обширные и разветвлённые подземелья. Тут были склады, казематы для пленных, комнаты для присягнувших дому Краучей волшебников, родовой алтарь (на котором представители дома Краучей традиционно предавались соитиям), семейный склеп и конечно несколько ритуальных залов.
Бартемиус Крауч, в сопровождении сына как раз шёл к самому большому из них, светя себе в темноте палочкой и то и дело сверяясь с заклятой на крови картой, меняющейся каждые несколько минут (планировка подземелий специально была устроена так чтобы её нельзя было запомнить и похитить у благородного семейства. То что сами члены семейства зачастую не могли найти место куда шли традиционно считалось за мелкое неудобство).

– О, Бартемиус с сынишкой! – призрак появившийся из за поворота снял шляпу и церемонно поклонился живым потомкам. Те сдержанно ему кивнули и продолжили путь, не слишком желая говорить с предком. Призрак издал смешок и исчез где-то позади них. Этого призрака когда-то звали Антенор Крауч и два столетия назад он был главой рода, пока не заблудился в этом лабиринте и не умер от голода. Его родственники конечно выслали спасательную экспедицию, но когда из двадцати волшебников вернулись трое – ни с чем и поседевшие от ужаса, было принято решение больше Антенора не искать. Говорили будто встреча с ним предвещала несчастье и это и вправду было так – после прошлой Бартемиус оказался в ситуации в которой ему пришлось бросить единственного сына в Азкабан. Хотя это и было ныне преодолено, но осадок оставался.

Под ногой Бартемиуса что то хрустнуло. Посветив палочкой, старый маг опознал в этом чём-то череп домового эльфа. Выругнувшись, он велел сыну ступать осторожно и снова уткнулся в карту.

•••

Наконец ритуальный зал был найден. Бартемиус тяжело дыша упал на стоящую в углу скамейку. Сколько они шли он не знал, но был счастлив что хотя бы половина необходимого была сделана.
Барти, закончивший зажигать светильники на стенах, повернулся к отцу и устало спросил его

– О мой досточтимый родитель? Разве недостоин я узнать зачем мы в этом замечательном помещении после столь тяжкого пути?
– О мой достойный сын – старший Крауч поднялся и вдохновенно воздел руки – в этот день или ночь мы совершим древний ритуал и призовём из иного мира демоническую сущность, обладающую всяческими недостатками и парой нужных нам умений
– Эээээ – Барти замялся – прости что?
Бартемиус умилился
– Эх, молодёжь – он ласково потрепал сына по волосам – помнишь ты после школы по маггловским бабам ходил?
– Конечно – младший Крауч растерялся ещё больше – но причём тут демон?
– Я узнал что Артур Уизли собирается протолкнуть закон о запрете ковров-самолётов – насупился глава рода – мы же призовём демоническую сущность и высочайше дозволим ей занять тело одного из твоих отродий от тех маггловских шлюх в обмен на уничтожение как можно большего количества детей Уизли. Тогда ему будет не до ковров и я смогу продолжать пользоваться дедушкиным экземпляром. Разве план не прекрасен?
Барти несколько секунд недоумённо смотрел на отца, после чего истерически расхохотался.

Desmоnd, "Хоук и тайная комната"

- Директор, - привычно обратилась Молли Уизли к самому сильному волшебнику в мире, - у меня не получится!
- Молли, ты сама не представляешь, на что способна, - ответил Дамблдор.
- Я согласилась на участие Рона в этой авантюре, позволила своему сыну спать в одной комнате с тварью, но теперь... Вы хотите чтобы оно пришло в мой дом!
- Тот самый дом, что полностью тебе подконтролен, который полон твоей магии. Молли, у тебя на чердаке упырь! Только не говори, что не знаешь, на что он способен!
- Но эта тварь придет в мой дом! Да, чем бы оно ни было, я смогу его уничтожить и без помощи упыря, но мне придется его встречать, кормить и... Директор, мне придется ему улыбаться? А что, если я не выдержу? Что, если сорвусь? Что, если испепелю? Что, если не выдержит упырь и решит уничтожить угрозу дому рода, который он защищает больше восьми веков?
- Тебе придётся постараться, - жёстко ответил Дамблдор. - Не забывай, что, помимо потусторонней твари, в этом теле до сих пор жив маленький мальчик, сын Лили и Джеймса. Ему очень плохо, очень страшно. Он из последних сил борется за свое существование. Я не прошу тебя что-то делать для твари. Просто помоги ему, помоги Гарри. Знай, каждая твоя улыбка, каждая толика любви и заботы, облегчают его муки, делают существование менее кошмарным. Неужели ты думаешь, что не будь надежды, я бы не уничтожил тварь сам?
Молли вздохнула и устало опустила плечи.
- Я постараюсь, директор. Я приложу все попытки. Но я плохой лицедей.
- Не беспокойся, Молли. Твари неведомы человеческие эмоции, она не сможет раскусить фальш.
- Я постараюсь, директор.
- Зови меня Альбус. На наших плечах и так слишком тяжёлый груз, чтобы утруждать себя глупыми формальностями.
- Я постараюсь, Альбус. Для Гарри.
- Да, для Гарри.

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

Раскланявшись с Краучами Амелия Боунс отошла в сторону и, стараясь выглядеть как можно более естественно, прицепилась к компании Августы Лонгботтом и нескольких старушек чьи имена никак не желали всплывать в памяти. Старушки обсуждали новый стандарт толщины стенок котлов и Амелии пришлось проявить всю свою фантазию чтобы поддержать этот, в высшей степени бессмысленный, разговор.
То что со старым Краучем что-то не так, в Министерстве заметили ещё тогда когда он изъявил желание взять под опеку свою неожиданно появившуюся внучку. Конечно Барти никто не знал по настоящему, но то о чём он давал понять говорило, что от сына-пожирателя он отрёкся по настоящему и всё связывающее его имя с Барти-младшим не признавал категорически.
А теперь он улыбался. Амелия никогда не была близка к бывшему начальнику, но пять лет проработала под его руководством и не раз встречала его уже после того как Барти перевели в другой департамент. За пятнадцать лет министерской карьеры Барти Крауч не улыбался ни разу. Старожилы Министерства говорили что и раньше тоже – даже любимая жена и нелюбимый сын не вызывали у Железного Крауча открытых эмоций. И то что какая-то девчонка – к слову вызывающая неприязнь уже в первые секунды разговора с ней – заставляет Барти лыбиться как идиота… это было ненормально.

Убедившись что Краучи за ней не следят Амелия пробурчала что-то извинительное в адрес старушек и Августы, отыскала в толпе племянницу Сьюзен и бросилась к ней. Схватив девочку за плечо Амелия потащила её к выходу, не обращая внимания на возмущающихся гостей.

На улице, волшебница присела перед растерянной Сьюзен и попросила довериться ей, сказав что объяснит всё позже. Сьюзен согласно кивнула и тогда Амелия достала из кармана свой монокль, палочкой накладывая на него чары портала к дому отца Сьюзен.
Когда она поднялась, в дверях дома показались Краучи, дед и внучка.

– Уже уходите мадам Боунс? – всё также жутко улыбаясь произнёс Бартемиус, доставая палочку и направляя её на Амелию – Вынужден попросить вас задержаться.
– Да, мы ещё не рассказали вам о динозаврах – дряная девчонка расхохоталась, а её лицо начало удлиняться.
– Сьюзи, это портал – Амелия обернулась к племяннице и протянула ей монокль – покажи отцу воспоминание.
– Но… – девочка неуверенно поглядела на тётю – я...
– Быстро! – это мадам Боунс крикнула уже в развороте, обрушивая на Краучей шквал заклятий.
Сьюзен собралась с силами и произнесла заветные слова исчезнув со двора дома Лонгботтомов. Амелия, оставшаяся в одиночку против жуткого чудовища и одержимого волшебника, за мгновение до того как на её шее сомкнулись зубы «Гермионы Крауч» улыбнулась и прошептала:
– Вот и свидимся братец...

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

- Де-евочки, - Дафна Гринграсс закрыла лицо светло-голубым, в тон платью, веером, чтобы скрыть язвительную усмешку. - Взгляните вон туда. Только осторожно, пока она не видит.
Панси и Миллисента обернулись и тоже дружно фыркнули в веера.
- Моргана милосердная, - простонала Панси, поправляя чайную розу в волосах. - Куда это Крауч вырядилась?
- На панель, - хмыкнула никогда не стеснявшая себя в выражениях Миллисента. - Видимо, наслушалась описаний своей подружки Смит, и перепутала с борделем приличное общество.
- Ну, теперь-то ты не жалеешь, что она отказала тебе, да, Драко? - насмешливо спросила Панси у подошедшего друга. - Только полюбуйся на эту ворону в павлиньих перьях!
- Ужас, - передернулся Драко. - Как подумаю, что ЭТО могло меня сопровождать... Чисто потаскуха из Лютного, ночь - за сикль, отсос - за кнат!
- Драко! - дружно зашипели на него девочки, но было поздно.
- А что такое "потаскуха"? - Кассандра Малфой, белокурое и сероглазое чудо двенадцати лет, прибывшее с шармбатонской делегацией, недоуменно наморщило светлые брови. - Это...
- Я потом объясню, Касси, только не спрашивай у мамы, - поспешно ответил Драко. - Пойдем, поищем наших? Если они не лопнули от смеха, глядя на Крауч.

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

Старший - точнее, уже единственный - Крауч сидел так, будто древко от Нимбуса проглотил. Его полукровное отродье пожирало лакомства, поданные к чаю - к счастью, пока только глазами. Люциус откашлялся и незаметно потрепал по плечу нервничавшего сына.
- Мистер Крауч. Мисс Крауч, - с максимально возможной учтивостью произнес он. - Я пригласил вас на чай, чтобы познакомились с моей семьёй. Полагаю, в случае нашего союза юная Гермиона должна иметь представление о том, в какую семью она...
- Но мы уже знакомы! - перебила его девчонка. - Я знаю и вас, Лорд Малфой, и леди Нарциссу!
От окна донеслось весьма красноречивое хмыканье, и Люциус мысленно помолился всем имевшимся в мире богам, чтобы чаепитие окончилось без скандала.
- Нет, мисс Крауч. Не со всеми. С моей женой Нарциссой вы знакомы... а с моей дочерью Кассандрой? Она учится в Шармбатоне, перешла на второй курс.
Тоненькая, похожая на фею Касси мило улыбнулась полукровному отродью.
- Рада знакомству, мисс Крауч, - прощебетала она. - Драко столько о вас рассказывал!
Люциус едва сдержал ухмылку - о да, Драко рассказывал. Пришел к отцу сразу после бала и выложил все и про наряд полукровки, и про то, как не сдержал язык при сестре. Благо, Касси больше вопросов не задавала - видимо, старшие подруги просветили.
На лице полукровки мелькнуло было озадаченное выражение, но тут же сменилось фальшивой улыбкой.
- Я не знала, что у Драко есть сестра!
- Две, - уточнил Люциус. - Точнее, сестра и кузина. У окна - моя племянница Клитемнестра. Клитемнестра, ты не хочешь сесть за стол?
- Нет, благодарю, дядя, - Кит Лестрейндж отбросила на спину тяжёлые черные локоны и смерила полутора Краучей взглядом, полным холодной ненависти. - Я не голодна.
Нарцисса спала с лица. Люциусу тоже стало не по себе: старик Лестрейндж растил внучку по старому закону, и то, что она отказывалась есть и пить вместе с Краучами, было дурным знаком.
Крауч-старший этот знак понял и напрягся. Тупая полукровка - увы, нет.
- А почему ваша племянница без жениха? - снова влезла она. - Она что, ещё не помолвлена? Но ей же лет восемнадцать!
Кит обернулась к девчонке. Люциус невольно положил руку на эфес трости, в которой была спрятана палочка - только убийства под его крышей ему не хватало.
- Последнего претендовавшего на меня я спустила с лестницы, добавив вслед парочку фамильных проклятий, - Кит не открывала от полукровки взгляда злых индиговых, почти фиолетовых, глаз. - Дядя, передайте мисс... Крауч... что достойной ведьме не пристало вешаться на мужчин, едва она получила в руки палочку.
Все. Это был конец. Полукровка снова ничего не поняла - в том числе и того, почему Кит обратилась к ней не напрямую, но Крауч побелел, как снятое молоко. Люциус едва удержался от того, чтобы не зажмуриться.
- Мистер Крауч, вам с молоком? - поспешила разрядить обстановку Нарцисса. - Мисс Крауч, попробуйте вот эти конфеты...
Чаепитие пошло своим чередом. Крауч пытался восстановить дыхание, полукровка пожирала сладости. Касси смотрела на нее какое-то время, а потом... шепотом спросив что-то у матери, взяла чашку и села подле кузины.
- А варенье? Твое любимое! - подколол сестру Драко.
- Нет, - Касси с деланным сожалением оглядела стол. - Нам в Шармбатоне запрещают есть сладкое чаще раза в неделю. Говорят, вредно для зубов и фигуры, - специально подчеркнула она, глядя на полукровку.
Та подавилась и брызнула чаем на скатерть. Крауч прикрыл глаза. Люциус перевел дух - теперь им этот брак точно не грозит.

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

Я обменялась взглядом с Малфоем, тот явно думал о том же, о чем и я. Поттер поморщился. Невиллу было просто плохо.
– Сейчас в штаны кончит, — тихо сказала я.
Драко дернулся. Поттер усмехнулся и кивнул, соглашаясь. Старый садист уставился на меня единственным глазом и, не отвлекаясь от процесса, рявкнул:
–Минус сорок баллов Гриффиндору за оскорбление преподавателя мелкая выскочка!
Паук в последний раз дёрнулся и затих. Сдох что-ли? Грюм тем временем уставился на меня и продолжил:
–И отработка! Сегодня в восемь вечера в моём кабинете.
На уродливом лице показалась поганая усмешка.

•••

Аластор Грюм ходил из стороны в сторону, время от времени прикладывая корчащуюся у ног тварь Круциатусом. В перерывах между пыткой Гермиона Крауч, так её звали, пыталась грозиться своим дедом, Визенгамотом, Авроратом и даже, мать его, Мерлином. После она умоляла, обещала деньги и клялась удовлетворить достопочтенного отставного аврора любым способом на его усмотрение. На это предложение Грюм лишь поморщился и приложил тварь Круциатусом ещё раз. Ему было бы приятно унижение этой дряни и он и вправду любил ломать высокородных сучек, а этот способ был одним из лучших. Гермионой Крауч он… брезговал. Её не нужно было ломать, она сама была на всё готова – она полностью сдала своих деда и папашу всего только после второго Круцио. Аластор с ностальгией вспомнил юную Ровену Трэверс, попавшую в его руки во время штурма поместья своей семьи. Девчонке было всего десять лет, но гордости и чувства собственного достоинства в ней было в десятки раз больше чем в этом убогом ничтожестве. О, ломание Трэверс доставило Грюму подлинное наслаждение, а сейчас… ему было скучно. Впрочем он успел изучить Крауч ‐ о как много Альбус рассказал о ней, предупреждая Аластора что нужно быть осторожней. Старый воин считал что осторожность нужна лишь таким слабакам как сам Альбус, но Мордред бы с этим Альбусом, он будет осторожным если так надо для Дела.

–Ты жалка – поведал Аластор твари после очередной порции любимого заклятия – Поэтому знаешь что? Я тебя отпущу.

Грюм наклонился к Крауч, заскрипев протезом и наставил палочку ей в лицо

–Империо – почти ласково прошептал он – а теперь, дорогая моя, ты пойдёшь в свою спальню и скажешь всем что потрошила для меня жаб. Руками. А когда начнутся каникулы – Аластор оскалился – ты найдёшь могилу Билла Уизли, раскопаешь её и будешь… кхе… удовлетворять его хладный труп пока не свалишься от усталости. И ты забудешь что это мой приказ, потому как идея принадлежит тебе самой. А теперь п’шла вон.

Глядя как Гермиона Крауч покидает его кабинет старый воин улыбался. Эта идея ему и вправду понравилась.Попозже стоило заняться и её семейкой, но сперва поганый штабной трус Барти должен узнать о поступке своей внучки. О как Аластор хотел бы увидеть лицо старого мудака в этот момент.

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

Поговорить с Поттером удалось на другой день. Мы наплевали на конспирацию и забрались в кусты.

– Ну? — требовательно спросила я.

– Не нукай, не запрягала – недовольно поморщился Поттер, после чего зачем-то достал палочку и направил её на меня, произнося неизвестное мне заклятие. Мир перед глазами померк.

***

Очнулась я на какой-то поляне в лесу, связанная по рукам и ногам. Лежать было неудобно – земля была неровной, мне в спину впивались мелкие камешки и ветки, а по коже ползали насекомые. В ушах стоял непонятный звон. С трудом повернув голову вправо я увидела Поттера, сидящего на бревне и читающего толстенный фолиант в кожаной обложке . Рядом возился лысый узкоглазый тип, должно быть китаец, чертящий на земле ножом какие-то символы.

Я решила промолчать – оба Барти наверняка меня уже ищут, хотя и почему-то непростительно тормозят. Но ничего, выскажу им всё что думаю о них позже. Узкоглазый тем временем закончил своё черчение и поднялся, что-то спрашивая у Поттера. Тот поднял глаза от книги, несколько мгновений тупо пялился на китайца, после чего кивнул ему, и, откладывая фолиант, подошёл ко мне и присел на корточки рядом.

– Очнулась Крауч? – с трудом расслышала я, звон в ушах кажется прекратился – Рано ты. Прости, развязывать тебя не буду, а то убежишь ещё – он криво усмехнулся и поглядел на китайца, усевшегося на бревно, поставившего рядом чайничек и уже разжегшего под ним костерок. Поттер кивнул своим мыслям, встал и, возвышаясь надо мной, продолжил:
– Этот добрый господин, никак не могу запомнить его имя, известный китайский целитель и ритуалист. Он немного помог мне со… шрамом. Заодно я поинтересовался, можно ли как-то исцелить выжженое магическое ядро. Он сказал что можно…

Поттер посмотрел мне в глаза и, разведя руками, пояснил

– И для этого нужно перекачать что-то там, какую-то энергию из другого мага – он замялся – хочешь верь, хочешь не верь но изначально я предлагал себя, но маг должен быть того же пола и хотя бы близок по возрасту. Чтобы исцелить Джинни я не подхожу. Ты же вполне.

Я расхохоталась, хотя из моего положения это было неудобно

– Ну ты и тупой, Поттер – сквозь смех пробормотала я – ради этой убогой, ты... Отпусти меня и я позабочусь чтобы тебя посадили не на пожизненное.

– Заткнись, Крауч! – Он бросил на меня злой взгляд – Это будет справедливо! Ты отняла у Джинни магию, ты и вернёшь. Впрочем понимания я от тебя и не ждал, просто решил что тебе стоит знать. Если тебя это успокоит, после оплаты услуг мастера я останусь нищим. Хорошо что Уизли не знают, а то б никогда не согласились. Хотя ладно, успокою тебя по другому.

Он достал палочку и наложил на меня заклятие безмолвия, отходя к китайцу и присаживаясь подле него.

Через минут пятнадцать я услышала то, чего никак не ожидала – рёв автомобильного мотора. Форд-Англия семейства Уизли выехал на поляну и открыв двери выпустил наружу чуть ли не всё младшее поколение Уизли.

Поттер вскочил с бревна и бросился к машине, остановившись у самой Джинни, поддерживаемой с обоих сторон близнецами.

– Ты в порядке? – в голосе мерзавца мне даже послышалось… сочувствие? Что за чепуха! Как можно сочувствовать этим рыжим тварям?

Джинни что-то ответила слабым голосом, но что – я не расслышала. Поттер кивнул ей и поднял взгляд на близнецов

– Проблем не было?

– Никаких – донёсся ещё один голос с другой стороны машины. Это был Перси. Старший из братьев Уизли подошёл к основной компании и пояснил:

– Родители скорее всего уже заметили пропажу, но они поймут. Правда поймут. А даже если нет, это неважно

– Хорошо – я не видела лица Поттера но в голосе у него сквозило облегчение – пойдемте к костру. Наш китайский друг всё объяснит и приступим.

– Пошли дружище – хлопнул его по плечу Рон – Не парься так, эта тварь всё заслужила.

– Так то так – бормотал Поттер помогая Джинни усесться – да только человек всё же. Ладно, это и вправду будет справедливо. Господин как вас там, рассказывайте.

Китаец усмехнулся – привык наверное что Поттер такой тупой, и начал говорить. Я поёжилась – кажется мои Барти не успеют мне помочь.

Клубника со льдом, "Эффект птеродактиля"

Для Северуса Снейпа, полукровки, зельевара и двойного шпиона, настали нелегкие времена. К нему ВНЕЗАПНО прониклась симпатией стремная малолетка с Гриффиндора, дочка УПса и внучка упоротого Крауча. Мэрлин знает, за что и почему, но Снейпу иногда даже приходилось прибегать к алкоголю и пить прямо при ученице, что бы удержать себя в руках. Ему, успешному двойному шпиону! Гермиона Крауч была просто невыносима в своей тупости и зазнайстве, но директор был вполне конкретен в своих распоряжениях:

- Северус, держи себя в руках! Я понимаю, она тебя раздражает, но так нужно.

Так что приходилось терпеть. Стараться избегать. Ну или пить.

Сегодня был именно такой день. Из каких-то туманных директорских соображений организованное репетиторство. Снейп приложился к виски заранее, надеясь, что алкоголь расслабит и поможет пережить этот вечер. Крауч ввалилась в дверь со своим чемоданом в руках. Ну почему, почему он должен это терпеть??? Он, мастер зельеварения, обладатель лучшей лаборатории и самых качественных ингредиентов, которые только существуют, почему-то должен корректировать рецепты на ходу из-за того, что эта идиотка полагала, что в её наборе юного зельевара всё более хорошего качества.

Крауч была какой-то дерганой. "Только этого мне не хватало!", подумал Снейп.

— У вас что-то случилось, мисс Крауч? — спросил Снейп, пока она раскладывала ингредиенты.

— Поттер, — ответила Крауч, видимо, полагая, что для Мастера Зелий иных объяснений не потребуется.

— И что же вам сделал мистер Поттер? — спросил Снейп. — В кустах. - не удержался он от шпильки.

— Профессор, вы опять подглядывали?

— Вы забываетесь, мисс!

Какое-то время Крауч таращилась на него.

— На бал пригласил, — наконец-то ответила Крауч, — разумеется, то, что будет бал, это секрет, но все знают.

"Боже, зачем я открыл рот", подумал Снейп, "а Поттер, я гляжу, совсем идиот".

— Вы не хотите идти на бал с нашей знаменитостью, мисс Крауч? Отчего же? Ведь в этом случае вам гарантировано всеобщее внимание.

— Внимание мне гарантировано в любом случае, сэр, — ответила Крауч, — мне для этого не нужно набиваться в чужую свиту.

— Согласен, мисс Крауч, — усмехнулся Снейп. "Вот это самомнение! Конечно, внимание тебе гарантировано, ведь ты - пример всего худшего, что есть в грязнокровках. Если бы такая Крауч училась вместе с Реддлом, Волдеморт победил бы без малейшего сопротивления".

— Он танцевать не умеет, сэр, — продолжила Крауч, — сам признался. Стоит ли толика внимания оттоптанных ног и испорченных туфель? А если на подол платья наступит?

Снейп мысленно закатил глаза.

— Я рассчитываю весело провести время и получить удовольствие. - Крауч самодовольно посмотрела на Снейпа и многозначительно подвигала бровями. - Хотя отвязаться не получится. Придется дать ему несколько уроков. Чтобы факультет не позорил.

"Ну всё, хватит!" - Снейп покачал головой.

— Мисс Крауч, я мастер зельеварения, а не учитель танцев. Вот, возьмите расписание.

Тощий бетон, "Эффект птеродактиля"

Гермиона Крауч расхаживала по тесному, изгаженному каземату Азкабана, произнося странную речь перед полуголым, тоже изгаженным Роном Уизли. От нечеловеческих условий, а может, и от других причин, у Рона уже появился безумный блеск в глазах, и на речи Гермионы он не реагировал. Тем временем, Крауч вспомнила кое-что важное.
- Так, ну щас чай принесут, и мы с тобой продолжим, продолжим, продолжим… Ты хоть и полный идиот, но… Я думаю, что тебе эта информация будет полезна, по крайней мере в ближайший час.
В дверь заглянула Мэгги Смит - верный денщик-ординарец Крауч.
— Разрешите войти, товарищ капитан?
— Разрешаю.
— Товарищ капитан, чай.
— Одна ложка?
— Так точно!
Крауч осторожно взяла чашку, отклячив, как полагается, мизинчик, и пригубила. На её и без того недовольном лице появилась гримаса отвращения.
— Моча какая-то! Шаг ко мне!
Мэгги тут же подскочила. Забракованный чай вылился ей на макушку.
— Рот открой, - приказала Крауч, и вставила в услужливо открытый рот чашку. - Держи зубами. Неси на кухню и скажи, чтоб такой чай больше не приносили.
Мэгги строевым шагом двинулась на выход, но Гермиона зачем-то ее остановила и жестом приказала вынуть кружку из пасти.
— Видишь вот этого червя? - указала Крауч на съежившегося в уголке Уизли.
— Так точно!
— Что ты хочешь с ним сделать?
— Уничтожить! - радостно гаркнула Мэгги.
— Как ты это будешь делать?
— Молча.
— Дерьмо! МОЛЧАТЬ! Давай, приступай, дала Гермиона отмашку и отошла.

Кукурузник, "Эффект птеродактиля"

-...поэтому нам всем важно, Джимми, чтобы ты попробовал эти зелья. Таким образом ты поможешь не только профессору Снейпу, но и самоу себе. Маги любит смелых, а тысмелый?
-Я... Я смелый, профессор Краус, - произнес рыжий мальчик, изо всех сил стараясь не съежиться от ее взгляда, - Я правда могу, вот честно!
-Хорошо, - профессор Крауч отпилачай, - за это я добавлю три балла Гриффиндору. Однако знай, ты должен принять эти зель, и законспектировать ощущения. В случае недомогания иди в больничное крыло, наша медсестра тебе поможет.Все, можешь идти.
-До свидания, профессор Крауч!
-До встречи Джимми.

Проводив мальчика взглядом, профессор Связи с Магией ( предмет введенный специально для нее) достала очередного шоколадного динозавра, на этот раз с малиновым кремом внутри. Еще один малолетний дурак, которыйсам и добровольно согласился стать подопытным. Если Все пойдет как надо, можно будет наконец-то точно определить, через какое время это зелье вызывает необратимый процесс разрушения печени. Прежние образцы разрушали ее слишком быстро, спустя семь или десять часов после приема, а Северус желал сварить такой яд, от которого умирают через пять или шесть дней. За быстродейстующую отраву торговцы из Лютного много не заплатят.

Улыбнувшись своим мыслям, женщина достала еще динозавра. Все же очень удобно с маглорожденными, особенно с сиротами. Им можно вложить в головы что угодно, замотивировать их тем, что взрослому вовсе не нужно. А главное - никаких проблем с тем, что кто-то будет спрашивать, отчего дети погибают. Кто маглов спрашивает? Обливейт - и всему конец. Или ( когда отцу хотелось развлечься) все решалось Империусом. Ну кто заподозрит неладное. если однажды безутешные родители вместе выпьют отраву, или сев в машину, вылетят на встречную полосу?

Список "учебного материала" содержал уже пять десятков фамилий и имен, некоторые из них были вычеркнуты. Что интересно, больше всего было мальчиков. Девочки у профессора Крауч чаще фигурировали в списке "магическое домоводство". Она никогда не говорила этого, но ее забавляла ситуация, что она внушает маглорожденным волшебницам, что их единственный путь - в жены. А муж - это главный благодетель, нуждающийся в полном подчинении жены.

Но во часы показали шесть часов вечера. Пришла пора ходить в больничное крыло. Наверняка Мэгги уже подготовила отчеты, по очередным подопытным... в смысле ученикам.

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

- Мерлин... - Дафна аж веер выронила.
- Ущипните меня, - прохрипел а зардевшаяся как помидор Миллисента. - Я тоже это вижу?
- Винс, Грег, помогите девчонкам, - Драко тоже багровел, жмурился, но продолжал одной рукой закрывать глаза Панси, другой прижимать к себе сестричку. - Им не нужно это видеть...
- Здравая мысль, Малфой, - проходивший мимо староста нацелил палочку на свое горло. - Сонорус! Слизерин, девицы, отвернитесь все к стене! Повторяю - Слизерин, девицы, отвернитесь от центра зала!
Вся женская часть Слизерина, присутствовавшая на балу, дружно отвернулась от центра зала, где в своем невыносимо вульгарном платье непристойно дергалась полукровка Крауч с кучкой подлипал. Примеру слизеринок последовали некоторые девушки из Рейвенкло, Хаффлпаффа и даже Гриффиндора.
- Какой стыд, - прошептала Панси. - Крауч точно перепутала первый бал с публичным домом!
- Зато понятно, откуда у нее деньги на чай и сласти, - съязвил насмешник-Нотт. - Любая семья бы давно разорилась на таких объемах, а Крауч ничего, держатся.
Панси и Миллисента посмотрели сначала на него, потом друг на друга и предвкушающе фыркнули. Завтра утром по школе должна была разойтись крайне интересная сплетня...

Свернуть сообщение
Показать полностью

Talitko
Пост коротких зарисовок, он же #Заязочка #драбблофлэшмоб , часть 9.

Часть первая https://fanfics.me/message248923
Часть вторая https://fanfics.me/message253934
Часть третья https://fanfics.me/message399464
Часть четвертая https://fanfics.me/message404486
Часть пятая https://fanfics.me/message405737
Часть шестая https://fanfics.me/message406834
Часть седьмая https://fanfics.me/message406971
Часть восьмая https://fanfics.me/message407336

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

Крауч вошла в кабинет к директору как к себе домой, гордо вскинув голову и в сопровождении своих… чайных собутыльниц. Минерве Макгонагалл было стыдно за то что такие девочки учились на её факультете – их отвратительный галдёж про уничтоженные конфеты до сих пор гремели в её голове.
Минерва обеспокоенно посмотрела на Молли Уизли, та уже вернулась из больничного крыла, и сейчас сидела напротив директора и рыдала – Артур отправился вместе с дочерью и сыновьями в Мунго, но она захотела взглянуть в глаза тем кто искалечил Джинни и директор не нашёл причин отказать ей,

– Директор – Минерва сухо кивнула в сторону мерзкой компании – я привела их.

Дамблдор собирался уже что-то сказать, но тут вскочила Молли, разворачиваясь в сторону Крауч.

– Тыыыы – ненависть, так и сквозившая в голосе добрейшей миссис Уизли проморозила Минерву до костей – Моя дочь в Мунго из за тебя!
– Ваша дочь воровка и нищебродка – девочка фыркнула мотнув головой – а вы ещё возместите нам стоимость наших конфет

Минерва могла поклясться, что мгновение назад в руке Молли не было палочки, но сейчас она оказалась там и с неё сорвалось какое-то незнакомое Минерве проклятие.

Крауч повалилась на пол в судорогах и исходясь криком. Кожа слезала с неё клочьями, обнажая мясо. Её свита сжалась в ближайшем углу и просила пощады у всё ещё разъярённой миссис Уизли, отрекаясь ото всего на свете и прося пожалеть их родителей. Молли тяжело дышала, палочка была направлена на девочек. Минерва медленно достала свою и уже приготовилась защищать эти дурёх, когда Молли выпустила оружие из рук и плача упала рядом с уже не дёргавшимся телом.
Минерва посмотрела на Альбуса, тот уже стоял над ними, водя палочкой над Крауч

– Мертва – констатировал он
– Я… пойду… в Азкабан – пробормотала миссис Уизли сквозь слёзы
– Нет – Дамблдор выпрямился, величественный как никогда, и мотнул головой – это моя вина, Молли

Минерва возмутилась. Ей тоже было жалко эту женщину, но Альбус то тут при чём!

– О чём вы говорите директор! – её протест прервал сам Дамблдор, жестом

– Я изучил старые законы Хогвартса, те к которым обращалась мисс Крауч. Это кровная месть, а за кровную месть в стенах школы несёт ответ её глава – Альбус был спокоен.

Молли поднялась на ноги и посмотрела Дамблдору в глаза

– К чёрту эти законы. С момента когда их откопали всё и началось. Я убийца и я пойду в Азкабан, Альбус, только… помогите Артуру и детям пережить это, пожалуйста, это всё о чём я прошу.

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля" (дополнение к посту выше)

- Мертва? - голос Бартемиуса Крауча был сух, как и всегда, и невозможно было понять, скорбит ли он хоть немного.
- Да, - склонил голову Альбус. - Фамильное проклятие Пруэттов. Молли готова ответить по всей строгости закона, хоть я и убеждал ее, что это моя ви...
- Ответить? - холодно усмехнулся Крауч. - Альбус, Уизли имели право на месть. Неужели вы думаете, что из-за полукровного бастарда я лишу законных чистокровных детей законной чистокровной матери? Моя... кхм, внучка была неосторожна с зельем, только и всего. Так и запишите, пожалуйста: причина смерти - несчастный случай.

Clegane, "Эффект птеродактиля"

Это- Гарри Поттер? Мелкое, очкастое, из-под мантии выглядывают драные кроссовки и воняет скипидаром! Фу! Но настоящий ужас ждал меня на зельях - мерзкий рыжий Уизли и что? Поттер? Поттер сел рядом с ним? Фу. как ему не противно?

Сам же Гарри Поттер понимал ровным счетом три вещи - сов в совятне сорок две штуки, Хедвиг пучит, у него болит голова и у него есть довольно дальняя, но родня. Кузен Рон, во! Оочень отдаленный кузен, был бы девочкой, то уже и жениться можно. Жабья шкурка в руках внезапно закричала и рванула под стол. Это так надо или? Похоже, что нет. У других же ничего не скачет. Странно. И палочка постянно горячая и светится. Рон сказал, что это надо показать профессору Флитвику. Мда. Волшебником быть не так и легко, дома было как-то легче. Но дом был очень далеко. Дома уже и не было.

А на чарах! Этот Поттер! Мало того, что сел опять возле Уизли, так еще и обрастил его палочку шерстью! Белой длинной шертью! Они оба заорали и выронили палочки и подожгли мою! сумку!
Профессор Флитвик кое-как потушил огонь, но мой паркер уже оплавился! Мерзавцы! Они специально! А на транфигурации мне пришлось писать этим гадким пером! А Поттер так смотрел на МакКошку, что она отсадила его от остальных и отобрала палочку зачем-то. И повела к директору. Наверное, его заставят платить за испорченную вещь!

- Звероуст. Абсолютно сформированный звероуст, потому и такая реакция на животные компоненты.
Гарри Поттер согласно икнул и во все глаза уставился на старого, облезлого то ли ястреба, то ли павлина на золотом насесте. Тот был доволен жизнью и поклевывал мясо в кормушке. И от него исходил жар. Как это директор может быть рядом?
- Обостренное восприятие, Минерва. Это пройдет, но пока что мальчик взволнован и напуган.
- И превратил спичку в гусеницу, Альбус. Я уже не говорю, что случилось, когда эта гусеница упала на мисс Браун.
- Меня исключат? - пискнул сам Гарри.
- Нет. мальчик мой, просто тебе нужно проводить больше времени с животными.
- Я не хотел пугать мисс Браун! Я нечаянно!

Это омерзительно! мой паркер! Меня даже не спросили о том, что у меня сгорело! А Поттер пропадает у Хагрида целыми днями! Он ловит своей сове мышей и обмазывает их витаминной пастой, потому что от совиного печенья у нее болит желудок! Он раскритиковал мой аквариум! Он сказал, что Бетти - самец! От него воняет уже дохлятиной! Он дружит с Уизли! Фу!

Венцеслава Каранешева, "Эффект птеродактиля"

Бертран Обри нервно поправил очки и попытался на четвереньках отползти назад. Больше всего на свете ему хотелось вернуться на шесть лет назад и выпрыгнуть из окна Хогвартс-экспресса. Или убить сову, принесшую извещение о зачислении в школу волшебства. Или вообще родиться сквибом. Все, что угодно, только бы не находится сейчас в одной комнате с четырьмя ублюдками, испоганившими ему жизнь.

- Слыш, ботан, - заводила небрежно пихнул его носком башмака. - Эй, я к тебе обращаюсь!

- Чего вам на этот раз? - с тоской пробормотал Бертран, косясь на палочку в руке Блэка. Он точно знал, что ничего хорошего за этим не последует. Но молчать в ответ на вопросы главного отморозка Хогвартса - тоже так себе тактика. Раздует и скажет, что так и было.

Ответ Блэка, однако, оказался неожиданным:

- У тебя вроде "превосходно" по рунам, а, ботан?

- Д-да. А что?

- Да так, надо кое что изобразить. Вот, как на этом листке. Ты ведь справишься, не так ли?

- Н-наверное, - руна на первый взгляд не казалась особенно сложной, но Бертран никак не мог отделаться от ощущения, что здесь кроется какой-то подвох.

- Не "н-наверное", а "н-наверняка", - с легкой угрозой в голосе поправил его Блэк. Петтигрю, тершийся за его спиной, угодливо заржал. - Джейми, доставай.

Вперед шагнул Поттер, прежде внушавший Бертрану чуть меньший ужас, чем прочие из этой шайки (нет, пижонистый ловец не был подарком, но он хотя бы не играл "диффиндо" в крестики-нолики на спинах должников, как долбанный Блэк, и не зыркал, как тихоня-Люпин, с таким видом, будто мечтает сожрать твои потроха). Но сейчас выражение лица Джеймса ничего хорошего не предвещало. Как и его действия: он зачем-то расстегивал свои брюки.

- Ребят, да вы что! - тонко пискнул Бертрам и отшатнулся. Люпин и Петтигрю тут же подхватили его под локти, а Блэк приставил кончик палочки прямо к его лбу.

- Но-но, не балуй тут у меня.

В следующий момент прямо у лица Бертрама оказался Джейсмсов прибор. Перед глазами все поплыло, мальчику казалось, что от вот-вот упадет в обморок.

- Ну же, не тяни резину, - Поттер взлохматил рукой свои черные волосы. - Приступай.

- Приступать? - одними губами прошептал Бертрам.

- Обри, кончай тупить. Руну рисуй.

- Руну?

- Ну да, вот эту самую, "уруз". И поторопись, кое-кто меня уже заждался, - он выразительно ухмыльнулся.

Сзади раздался шакалий хохот Петтигрю.

Клубника со льдом, "Эффект птеродактиля"

Чистокровные снобы могли задирать нос и бросать косые взгляды в мою сторону, но это не отменяло главного. Теперь у меня был очень высокий покровитель, я принадлежала к вполне себе древнему и благородному Роду, и никакая сволочь не могла играть с моей судьбой и жизнью.

Уже за обедом на меня косились. Я сказала девочкам, что дедушка принял меня в Род, и что у меня теперь другая фамилия. Меня поздравили.

Следующим уроком была гербология. Обычно мы работали в паре с Невиллом. Он несколько раз поглядывал на меня, но ничего не говорил.

После гербологии мы отправились на обед. В большом зале Невилл отправился к столу преподавателей и обратился к директору.

- Я, Невилл Долгопупс, согласно закону о кровной мести, вызываю Гермиону Крауч на дуэль. И пусть закончится бой смертью!

- Вы в своем праве, мистер Долгопупс, - сказал директор. - Бой состоится сегодня, через час. Я вызову леди Августу и мистера Крауча. Мисс Краучей, вам запрещено покидать Большой зал до боя. Если вы выйдете за пределы зала даже до боя, вам будет засчитано поражение.

Я могла только открывать и закрывать рот. Девочки, с таким интересом слушавшие меня до этого, отодвинулись от меня и тихо переговаривались. Чертов Невилл! Что мне теперь делать? Что вообще за херня происходит? Я не знаю ещё ни одного заклинания! Как Невилл вообще собирается драться?

Быстро доев, ученики покинули зал. Маккошка с директором принялись сооружать помост. Помост для моего позора. Наверняка, это тайный план Дамболдора. Но зачем? Чего он хочет добиться?

Время прошло быстро, Невилл поднялся на помост. А вдруг его бабка учила его чему-нибудь дома? Что там говорил Дамболдор? Мне засчитают поражение? Ладно уж, переживу. Я побежала к двери и выскочила в коридор. Бабах! Рядом ударила молния. Что происходит вообще? Быстрее, в свою комнату! Я побежала со всех ног. Быст...

Над телом Гермионы стояли Августа, Крауч и Дамболдор.

- Я рада, что Невиллу не пришлось в этом участвовать, - сказала Августа. - Претензии? - она обратилась к Краучу.

- Никаких, - ответил Крауч.

- Свидетельствую, - взмахнул палочкой Дамболдор. - Кровная месть свершилась, у сторон претензий нет.

Iguanidae, "Эффект птеродактиля"


...После происшествия с Джинни Уизли школьники тревожно перешёптывались. Никто не мог чувствовать себя спокойно под одной крышей с бомбой замедленного действия, которая могла рвануть в любой момент. Одноклассники Гермионы уже давно сговорились: вести себя с ней всем, как один, нужно мирно и любезно, чтобы не навлечь на себя её бессмысленную и беспощадную месть...
А Дамблдор тем же вечером беседовал в своём кабинете... с самой Джинни!
- Мне жаль, что вам приходится участвовать в этом спектакле, мисс Уизли, - говорил он. - Но Гермиона слишком явно ненавидела вас. Кто знает, что бы пришло ей в голову. Пришлось вывести вас из Хогвартса - для вашей безопасности...
- Жаль, что я не смогу окончить учебный год как следует, - ответила Джинни. - Но к следующему курсу, я надеюсь, мы сможем выжить из Хогвартса это безумное существо! А я буду только рада поучаствовать в вашем плане. Надеюсь, девочки не слишком испугались, когда увидели это чучело, которое меня изображало?
Две вещи огорчали её особенно. Во-первых, то, что про неё могли решить, будто она - сестра специалиста по ликвидации проклятий! - способна попасться в простейшую ловушку. А во-вторых - то, что она якобы могла позариться на чужие конфеты. Всё-таки Джинни, привыкнув к отличной маминой домашней выпечке, не могла есть приторные магазинные сладости. Так же, как человек, привыкший к хорошей литературе, не смог бы читать картонные дилетантские поделки.

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

Мы с отцом и дедом поглощали суп, когда в дверь поместья постучали. Дед нахмурился и велел Винки отвести хозяина Барти в дальнюю комнату и спрятать под мантией невидимкой.
Поднявшись из-за стола мистер Крауч с недовольным видом отправился встречать незваных гостей. Я поплелась за ним, надеясь что это пришёл кто-то из моих друзей.

За дверью оказался Артур Уизли, сопровождаемый несколькими незнакомыми мне аврорами. Впрочем – один из них был чёрным и лысым, наверняка шестёрка Дамблдора Шеклболт.

– Доброго дня, мистер Крауч – едва кивнул моему деду Уизел. Разумеется в его голосе не было ни грамма уважения, а в глазах этого мелкого клерка я заметила недобрые огоньки

– Что вы хотите мистер Уизли? – дед расшаркиваться не стал. Вот он, настоящий Железный Крауч! Гордость за этого умничку видимо отразилась у меня лице, Уизел бросил на меня полный ненависти взгляд. Будто бы его ненависть что-то значила!

– Сразу к делу, Бартемиус? – Уизли мерзко усмехнулся – Хорошо, я тоже не хочу расшаркиваний. Аврор Шеклболт, ордер пожалуйста.

Черномазый колдун с невозмутимым выражением лица, достал из кармана мантии сложенный документ, вышел вперёд и протянул мистеру Краучу. Тот схватил пергамент, пробежался по нему глазами и взглянул на Уизела

– Обыск? Могу поинтересоваться, с каких это пор я нахожусь под подозрением в применении чёрной магии.

– С тех пор как твоя внучка использовала рунную цепочку на крови! – рявкнул рыжий. Я не понимала. Почему дед до сих пор не выгнал этого отвратительного хама!

– Это была не тёмная магия мистер Уизли — с ледяным презрением процедила я – и как вы смеете врываться в дома приличных людей!

– Кровавая магия запрещена декретом Визенгамота тысяча восемьсот пятидесятого года – Шеклболт ухмыльнулся, обнажая белые зубы – За вас заступился директор Дамблдор, и Министр Фадж согласен с ним, что маленькая девочка неспособна додуматься до такого сама. А значит кто-то её научил и единственный маг-родич первая на то кандидатура.

– Да, да, аврор Шеклболт – Уизли нетерпеливо переступил с ноги на ногу – А теперь мистер Крауч пропустите нас в дом или будете арестованы за оказание сопротивления.

– Конечно мистер Уизли – дед посторонился и зло посмотрел на меня. Тоже мне умник, я что виновата что одному подлому мерзавцу директору моча ударила в голову?

Уизли с аврорами прошли в дом, озираясь. Шеклболт достал из того же кармана смятую бумажку, сверился с ней и обратился к деду

– Мистер Крауч, позовите пожалуйста сюда домовых эльфов Винки, Олли, Герти… он один за другим перечислял имена наших домовиков, всех до единого. Дед аж окаменел. Я решила заступиться за наших верных помощников

– Аврор Шеклболт, какое вы имеете право!

– Имеем. Поправка к закону об обысках в домах чистокровных семейств от июля тысяча девятьсот девяностого года. Выдвинута Амелией Боунс, принята Визенгамотом единогласно. Эльфы постоянно перепрятывают запрещённые артефакты и книги при обысках, всем надоело.

Я молча открывала и закрывала рот, что же теперь будет! Как же так то!

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

Бартемиус Крауч был в ярости. Он только что вернулся из Хогвартса, где ему предъявили претензию за то что его – его, неумолимого и непреклонного в борьбе со злом Железного Крауча, родная внучка наложила на свои вещички какие-то жуткие и откровенно темноватые защитные руны, спалившие руки и выжегшие магическое ядро какой-то другой девочке. О, Бартемиус прекрасно знал ЧЬЕЙ это было идеей и мириться с этим более не собирался.

Двери дома распахнулись, подгоняемые заклятием Бартемиуса, домовуха Винки, бросившаяся встречать хозяина , была отброшена в сторону пинком. Шаг за шагом, разгневанный старик приближался к своей цели.

– Я дал тебе второй шанс! – Крауч стоял напротив сына приставив конец палочки к его горлу и вываливая на него всё скопившееся за последние недели – Я думал что тебе хватит мозгов не учить свою дочь пожирательским штучкам! Думал что твоя мать была права а я был слишком жёстким к тебе!

Бартемиус выдохнул и продолжил, уже несколько спокойней.

– Но прав был я. Ты всегда был есть и будешь недостойным ни её, ни меня, ни славной фамилии Крауч. Ты больше не увидишь дочь, я об этом позабочусь. Она вырастет приличным человеком и если нужно я вобью в неё это розгами!

Барти истерично расхохотался

– О мой безупречный папочка. Я так тебя разочаровал! Ха! Ты всегда был слишком жалок чтобы понимать истинную силу, истинное величие! Ох Барти, что подумают люди – он оттолкнул отца и издевательски скорчил рожу , подражая Бартемиусу каким его помнил из детства – Что скажет мистер Фоули! Как я буду смотреть в глаза профессору Слагхорну. Тьфу!

Младший Крауч сплюнул на пол. Старший побледнел, содрогаясь от гнева.

– Не. Смей! – прошипел он

– Ой – Барти скривился – Как я могу себя так вести, да? Так за чем дело стало, а папочка? Убей меня, убей, убей, УБЕЙ! – последние слова он проорал, брызгая слюной отцу в лицо.

– ДИФФИНДО! – проревел Бартемиус, резко взмахнув палочкой. Невидимое лезвие полетело в Барти и тот повалился на пол, булькая, хватаясь за перерезанное горло и пачкая кровью старинный ковёр.

Когда он затих, мистер Крауч повернулся к съежившейся от ужаса в углу домовухе.

– Отстираешь ковёр – безэмоционально приказал он ей – о… трупе я позабочусь. И. Ты. Будешь. Об этом. Молчать.

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

В последнюю неделю в Норе воцарилась тишина. После того как целители в Мунго сказали что Джинни останется сквибом навсегда говорить никому из Уизли особо не хотелось. Молли целыми днями сидела с дочерью – не поднимающейся с постели и совершенно не желающей жить, забывая приготовить еду, убраться в доме и узнать что-там с прочими детьми. Артур, Перси и близнецы приволокли откуда-то целую зельеварную лабораторию, установили её в сарае и не выходили оттуда, ставя какие-то эксперименты.
Рон чувствовал себя ненужным как никогда. О как он хотел бы помочь отцу и братьям, но как же он мало понимал в зельеварении. Мать и Джинни не прогоняли его, но видеть их такими Рону было слишком больно.
Так и получилось, что большую часть времени он варил слабосъедобную дрянь, которую собирающаяся к вечеру за столом семья молча поглощала и возвращалась к своим делам.
Днём он со старым упырём играл на чердаке в шахматы. Играли они на всякую мелочь – потому что упырь считал что игра без ставок и не игра вовсе. Рон уже проиграл ему половину коллекции вкладышей от шоколадных лягушек и выиграл потерявшее цвет дырявое одеяло, к тому же пожранное молью.
Упырь протянул костлявую лапу и передвинул своего ферзя. Рон сделал ответный ход и вяло пробормотал:
– Шах и мат, старик. Гони карту.
Упырь гортанно рассмеялся и вытащил из кучи лежащих подле него карточек одну и протянул Рону. На ней был изображён директор Дамблдор – с такой же началось знакомство Рона с Гарри Поттером, оказавшимся тем ещё ублюдком.

– «Знаменит своей победой над темным волшебником Гриндевальдом в 1945 году, открытием двенадцати способов применения крови дракона и своими трудами по алхимии в соавторстве с Николасом Фламелем»

Рон прочитал надпись на карточке вслух и треснул кулаком по столу. Знаменитый Дамблдор и ничего не сделал с выскочкой Крауч!
Кулак Рона сжался сам собой, сминая карточку. Бросив её в тёмный угол, мальчик принялся вновь расставлять фигуры.

Внезапно его голову пронзило осознание. Дамблдор! Фламель! Философский камень!

Рон вскочил, буркнул что-то упырю и понёсся в свою комнату. Вытащив из стола перо и пергамент он, старательно выводя буквы, начал писать:

«Профессор Дамблдор…»

•••

Рон пришёл на назначенную поляну заранее. Ходя из стороны в сторону он гадал, придёт ли великий волшебник на встречу или нет. Кто для него Рон Уизли в конце концов.
Дамблдор появился ровно в срок. Рон бросился к нему и затараторил прося связаться с Фламелем и попросить у того чего-нибудь вроде философского камня чтобы вернуть Джинни магию. Директор внимательно его выслушал и сказал что не имеет права просить у своего друга о таком. Но пообещал написать тому и попросить чтобы он встретился с Роном. Мальчик рассыпался в благодарностях.

•••

– Я прошу… мистер Фламель. Мне не к кому больше идти – Рон упал перед древним волшебником на колени
– Эликсир не поможет беде вашей сестры – Фламель покачал головой – Впрочем я могу помочь ей. Существует ритуал, древний и довольно таки тёмный
– Плевать! – выпалил Рон но тут же замялся – простите мистер Фламмель. Я имею в виду – помогите Джинни, я всё сделаю.
– Это будет зависеть от вас, юный мистер Уизли – грустно сказал Фламель – Жизнь и магия во всяком волшебнике связаны. Ваша жизнь, доброй волей переданная вашей сестре позволит ей вновь прикоснуться к волшебству. Но вам после ритуала останется… неделя, может быть две. Вы понимаете?
Рон ошеломлённо замолчал, потупив взгляд, но через мгновение поднялся с колен и выпрямился, глядя старому алхимику прямо в глаза.
– Я заплачу любую цену, мистер Фламель. Я готов.
– Я говорил тебе Николас – произнёс директор Дамблдор, сидящий в кресле в углу комнаты – мальчик не жаждет вечной жизни, он действительно хочет помочь сестре.
– Да, Альбус, я убедился. Поздравляю вас мистер Уизли, вы прошли испытание. – морщинистое лицо алхимика немного разгладилось и он положил сухую ладонь на плечо Рона – Я говорил правду лишь отчасти. Эликсир жизни и вправду не поможет юной Джинни вернуть магию, но магия и жизнь и вправду связаны. Небольшая модификация позволит обратить годы жизни даруемые эликсиром в исцеление магического ядра. Оно будет восстанавливаться несколько лет, но восстановится в полном объёме и даже чуть побольше. И да, я приготовлю этот эликсир для вашей сестры.

Jane W., "Эффект птеродактиля"

"Как Глаша волшбников в кино сводить хотела"
- Проходите, присаживайтесь, - Гермиона улыбнулась небольшой компании слизеринцев, настороженно зашедших в заброшенный класс, где было решено провести собрание. - Уизли, стулья давай!
Перси скрипнул зубами, но покорно пошел выполнять поручение. Гермиона хмыкнула и откусила кусочек от чудесного пирожного с кремом и взбитыми сливками. Облизала пальцы и сделала глоток чая. Красота!
- Ну что, все в сборе? Тогда начинаем! Сперва Лаванда и Парвати продемонстрируют созданные нами комплекты одежды. Девочки, прошу! Девочки?
Гермиона нахмурилась: подружки смотрели на нее открыв рот, на их лицах читалось слепое обожание. Крауч отставила чашку и хлопнула в ладоши. Девочки вздрогнули и пришли в себя. Гермиона умиленно улыбнулась: все-таки у нее такие хорошие подружки! И очень забавные!
- Итак, мы разработали два комплекта одежды: для мальчиков и для девочек, - важно начала Лаванда. - Ребята, заходите!
Дверь открылась, перед собравшимися предстал Колин в шерстяных классических брюках и Мэгги в юбке из шотландки до середины икры. Гермиона гордо улыбнулась и потянулась к вазочке со сладостями. Зрители безмолвствовали, повисшую тишину нарушал только шорох конфетной обертки, а затем девочки дружно ахнули, пряча вмиг заалевшие лица, а мальчики разразились смехом. Кто-то засвистел. Новоявленные дизайнеры и их модели растерянно переглянулись.
- Что это за разврат?! - странно высоким голосом воскликнула Дафна Гринграсс.
- Что ты имеешь в виду? - нахмурилась Гермиона, достав из чашки использрванный пакетик и аккуратно пристроев его на фарфоровое блюдечко.
- Они же почти голые! - заявила Панси Паркинсон. - Не понимаю, ты зовешь нас в бордель?!
- Как голые?! На них же джемперы, штаны, юбка!
- Штаны? Это вот эти панталоны? - поморщился Драко. - А это нормально, что мы видим очертания их...филейных частей, а у Криви - еще и того, что спереди?! Вы будто бы собираетесь зарабатывать с помощью...не при первокурсниках будет сказано!
- А Смит как раз из Лютного! - выкрикнула Панси. - Эй, деточка, как ты заработала на обучение в Хогвартсе?
- Да вы с ума сошли?! - Гермиона вскочила, гневно сжимая кулаки. - Это самая консервативная маггловская одежда!
- В таком случае я боюсь представить, как выглядит фривольная! - Малфой встал и показательно покружился. - Видишь, Крауч, это - мантия. Она не обтягивает чресла. А такое приличный волшебник оденет разве что в спальне!
- Но иначе в маггловский мир не пройти, а там есть столько интересного, например, эскалаторы!
- А что это? - пискнула незнакомая первокурсница.
- Это такие лестницы, которые едут сами по себе.
- Как та, что ведет в кабинет директора? Нашла чем удивить! - бросила Дафна, вставая. - Хватит с меня этого балагана! Кстати, Крауч, спасибо, что поведала нам о том, что ты одиннадцать лет ходила в подобном непотребстве. Теперь на тебе только грязнокровка и женится!
Заскрежетали отодвигаемые стулья - школьники один за другим покидали класс. Перси Уизли проводил их злорадной ухмылкой: ради этого стоило немного полебезить перед Крауч. Все равно хорошо смеется тот, кто смеется последним.

Desmоnd, "Эффект птеродактиля"

- В маггловском мире раскрыт секрет строения человека! Более того, всех живых существ!
- Правда, чо? - удивился Хагрид.
- Да! Каждый человек, каждое живое существо состоит из клеток!
- Клеток? Вона таких? - его огромная лапа указала на клетки с курами.
- Да нет же! Тебе, дикарю, не понять что такое клеточное строение тела!
- Ты гришь, что маггловские тела в клеточку?
- Огромный тупой дикарь! Да что ты понимаешь в...
- Ну, дык, эта, я жы ничо. Вон тока знаю, што у тел всякой твари ячеистая структура. Цитоплазма, эцсамые вакуоли, рибосомы, лизать... о, лизосомы! Простите мисс Крауч, меня эцсамое, выгнали с третьего курса, я до конца не доучил. Знаю, что есть такая спиралька хитрая, в которой эцсамые гены. Ну дык я чуток эти гены туды-сюды потягал, вон посмотри, какой славный соплохвост вышел! Только ты тссс, никому не говори! Надзор за генетическими манипуляциями в Министерстве может забрать моих красотуль - я ж лицензию не получал!
- Вы что, знаете, что такое клетки?
- Ты шо, какие клетки? Ячейки! Ну дык эта, как не знать? Берёшь животинку энгоргио увеличиваешь, а потом колдуешь окулюс микроскопус. Ну а там уже пальчиками, генус аниматус. Тока это, у меня ж, гыгы, палочки нет! А вот с палочкой я...
- Вы можете рассмотреть клетки? И гены?
- Да што ты заладила? Ячейки! Ну дык эта, я ж не доучился, окулюс микроскопус тоталус колдовать не можу. А вот нормальный маг - ну так он эцсамые, атомы туды-сюды, туды-сюды. Тока знаеш што, девчуля, ты с этим поосторожней - если поймают за тем, как ты с атомами без разрешения туды-сюды, да ещё если золото из свинца - то тебя и сразу упекут! Деактиваторы министерства жуть как не любят радиацию убирать. Вот если бы у тебя был философский камень, как у Николаса Фламеля - то другое дело! Никакой радиации!

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

- Финч-Флечтли! Эй! Джастин! Поди сюда!
Мальчик с тонкими, чуть надменными чертами лица обернулся.
- Это вы мне, мисс?..
- Да, тебе, - Гермиона Крауч подошла поближе. - Мы тут в кино собираемся, и я решила, что ты можешь... рассказать волшебникам о правилах... дорожного... - она осеклась, заметив на лице Джастина гримасу отвращения.
- Простите мисс... забыл вашу фамилию...
- Крауч. Гермиона Крауч.
- Да, мисс Крауч. Если вы и ваши друзья собрались в кино, то при чем здесь я?
- Ты мог бы... Погоди, - изумилась Гермиона. - Ты разве не идешь с нами?
- Не горю желанием. В кинотеатрах сейчас не идет ничего интересного, кроме того приключенческого фильма про динозавров, но я его уже видел, и мне он не понравился.
- Но... - запнулась Гермиона. - Ты все равно расскажешь про...
- Мисс Крауч, я полагаю, что вы не настолько позабыли маггловский мир и вполне способны рассказать своим друзьям обо всем сами. Всего доброго.
Гермиона стиснула кулаки.
- Ах ты, маггловское отродье...
Джастин замер.
- Да. Я маггл и горжусь этим. Я не забываю своих корней, в отличие от вас, мисс. Кажется, ваша фамилия при поступлении была Грейнджер? Мой отец знаком с доктором Джоном Грейнджером; говорит, что это один из лучших стоматологов не только в Англии, но и в Европе. Не понимаю, как можно было променять такого отца - пусть и приемного - на положение бастарда преступника... - он прищурился, разглядывая перекосившееся лицо Гермионы. - Впрочем, моя мать всегда говорила, что воспитанный человек не будет совать нос в чужие дела. Еще раз доброго дня.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 6 комментариев

Talitko
Пост коротких зарисовок, он же #Заязочка #драбблофлэшмоб , часть 8.

Часть первая https://fanfics.me/message248923
Часть вторая https://fanfics.me/message253934
Часть третья https://fanfics.me/message399464
Часть четвертая https://fanfics.me/message404486
Часть пятая https://fanfics.me/message405737
Часть шестая https://fanfics.me/message406834
Часть седьмая https://fanfics.me/message406971

Клубника со льдом, "Эффект птеродактиля"

Люпин вздохнул.

— Хогвартс — лучшая школа в Британии, — сказал он, — это очень больно — быть отчисленным из нее.

— Мисс Уизли сама потеряла свой шанс на приличную карьеру и связи.

— А вот о мисс Смит вы заботитесь…

Я усмехнулась.

— Не стоит сравнивать этих девочек, сэр. Мэгги — добрая и славная, она понимает свое положение и умеет быть благодарной. Мисс Уизли — глупа и эгоистична. Она хочет всего и сразу. И почему-то уверена, что на ней женится Поттер, хотя его от нее тошнит. Я не знаю, почему мать не объяснила ей простейших вещей. Но даже лучше, что она получила щелчок по носу сейчас, пока для нее не все потеряно. Потом все было бы больнее и унизительнее.

— Мисс Уизли не сможет учиться в другой школе, мисс Крауч. Ее магическое ядро выгорело.

Видимо, на этом месте я должна была схватиться за сердце, ахнуть, проникнуться виной, посыпать голову пеплом. Может еще расцарапать себе лицо и начать вырывать волосы? Не дождетесь! Я равнодушно пожала плечами. Мне не было жалко Джинни Уизли.

— Если и так, то ее все равно отчислили бы из Хогвартса, сэр, — заметила я.

- Дело не в отчислении, Гермиона, - мягко сказал Люпин. - а в Джинни. Твои действия привели к необратимым увечьям чистокровной, тем более единственной дочери. За это полагается Азкабан. Тебя будут судить за покушение на чистокровного ребенка, ведь Джинни младше тебя, и за причинение тяжких увечий, приведших к утрате магии. Это очень тяжелое преступление. Боюсь, Азкабан будет не худшим из наказаний.

- Что? За что? За Уизли??? - я рассмеялась. Люпин меня за кого вообще принимает? Кто в здравом уме будет судить за какую-то вшивую Уизли?

- Директор Дамболдор хочет тебе помочь, Гермиона. Все еще можно уладить по-любовно. Уизли потеряли дочь, в магической смысле, но если ты выйдешь замуж за одного из сыновей, войдешь в род, а твой дед выдаст хорошее приданое и полностью возьмет на обеспечение Джинни, то...

- Чтооооо? Вы меня за дуру держите? Что бы я, Гермиона Крауч, вышла замуж за... За этого тупого Рона? Да еще и денег им отвали? А ничего не треснет, не многовато ли за какую-то рыжую дуру?

- Гермиона, успокойся, пожалуйста.

Я выбежала из аудитории. Да что этот блохастый себе позволяет? Дамболдор хочет мне помочь, ага, щаз! Надо срочно связаться с дедом.

Desmоnd, "Эффект птеродактиля" (дополнение к посту выше)

- Нет, мисс Крауч, вернее, миссис Уизли. Рональд Биллиус Уизли сказал что-то типа: "Я лучше женюсь на садовом гноме, чем буду иметь общее с этой помесью дементора и боггарта". Древнейшие и Благороднейшие дома Прюэттов и Уизли чтят желания своих детей, поэтому выйти замуж за Рона вам не суждено.
- Так это не Рон? - удивилась я. - Но тогда кто? Кто этот идиот, который...
- Вы хотели сказать: "Кто эти идиоты?" - мягко улыбнулся Люпин. - Желание связать с вами свою жизнь высказали Фред и Джордж Уизли. Так как они близнецы, с точки зрения магии являются одним человеком.
Моё сердце пропустило несколько тактов. Близнецы? Эти подлые и коварные типы, обожающие дурные шутки и издевательства над слабыми? Да ни за что на свете!
- Да ни за что на свете! - воскликнула я.
- Боюсь, миссис Уизли, вы не понимаете своего положения. Вы слышали о магии принуждения, заставляющей домовых эльфов исполнять все приказы хозяев? Той самой магии, которая связывает эльфов с незапамятных времён?
- Вы хотите поработить меня, Гермиону Крауч, как какого-то паршивого эльфа?
- Вы не до конца осознали. Я - не хочу. Моим единственным и искренним желанием было бы, чтобы ничего этого не произошло, чтобы Джинни Уизли продолжала быть моей подающей надежды ученицей. Вот только... Вы когда-нибудь слышали о Долге Жизни?
- Да, но какое отношение...
- Долг жизни работает не только тогда, когда спасаешь чью-то жизнь, но и когда отбираешь. А для Магии Джинни теперь мертва, как какой-нибудь сквиб или маггл. Боюсь, от меня ничего не зависит.
- Но ведь Волдеморт и Пожиратели убивали магов десятками! Сотнями! - попыталась возразить я.
- Совершенно верно. Но если бы вы внимательней учили Историю Магии, то знали бы, что это была открытая Вражда Домов. Это была объявленная война, разрешённая Магией вендетта. И даже тогда Пожирателей защищала от отдачи сила Рода. Вы же, являясь полукровкой и бастардом, такой защиты лишены. Получить Защиту смогли бы ваши дети, если бы вы, конечно же, остались матриархом Крауч, взяв консорта, а не ушли в другой Род.
- Мой дедушка никогда этого не...
- Ваш дедушка уже согласился выплатить семейству Уизли подобающую виру. Учитывая, что в смерти Билла Уизли, первенца и наследника Древнейшего Рода, есть и ваша вина, он был рад отделаться так дёшево. Вам повезло, что Чарли Уизли жив и в Азкабане, иначе этим бы дело не ограничилось. Ваш брак вступил в силу, как только лорд Бартемиус Крауч дал своё согласия и Магия его подтвердила. Ребята, я закончил, заходите.
Я резко обернулась, с ужасом увидев, как в приоткрытую дверь протискиваются два рыжеголовых ублюдка.
- Эй вы, твари, я никогда в жизни не...
- Молчать, - тихо сказал один из близнецов.
Я продолжала открывать рот, но, к моему ужасу изо рта не доносилось и звука.
- На колени, - сказал второй.
Мои ноги подкосились и я рухнула, встав на корточки, словно лишённая собственного достоинства... Уизли.
- Правильная поза, таким образом...
- ... ты показываешь, что абсолютно точно...
- ... знаешь своё место! - продолжая друг за друга фразы, сказали близнецы.
- А знаешь, что должна делать...
- ... хорошая собака? - спросили они.
И на этот раз я совершенно искренне завыла.

My Chemical Victim, "Эффект птеродактиля"

— И поэтому... — продолжал Волдеморт.

Люциус устало прикрыл глаза. Он целую ночь рассчитывал финансирование для агитационной программы.

— Бороться с маггловским засильем надо не только внешними средствами, но и внутренними!

Люциус вскинул голову. Что это значит? Будут уничтожаться все, у кого есть хотя бы самые дальние родственники-магглы? Но сестра Цисси... Он похолодел.

Беллатрикс фанатично закивала.

— Да, мой Лорд! Нам надо втереться в их доверие?

— У меня долгосрочные планы, — откликнулся Волдеморт. — Кстати, Белла, ты ведь хочешь величия чистокровных? — вкрадчиво протянул он. Лестрейндж несколько сбледнула с лица.

— Да, м-мой Лорд. В чём я провинилась? — она вскинулась, готовая загладить свою вину тут же.

— Тогда почему гордая фамилия Лестрейнджей до сих пор не получила достойного продолжения?

...На первый курс Слизерина одновременно с Гарри Поттером поступило восемнадцать учеников.

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля" (дополнение к зарисовке выше)

- Добро пожаловать в Слизерин! - приветствовал первокурсников высокий, полноватый староста. - Меня зовут Домналл Джагсон, а это...
- Кастор! Драко! Заткнулись немедленно!!!
Драко поморщился и потихоньку прочистил пальцем ухо. Кастор Лестрейндж сочувственно глянул на кузена - он-то к воплям старшей сестры и второй старосты Слизерина привык давно.
- Оооооооо... - протянули из угла гостиной очень похожие близнецы - из-за длинных волос и мантий даже не было понятно, мальчики это или девочки.
- Злая Кит.
- Очень злая Кит.
- Молчим, Эри?
- Конечно, Эри.
- Эридан! Эригона! Вас это тоже касается!
- Pizdets nakhooj blyad', - философски заметил из толпы первокурсников младший Долохов. - Ya yebal etu khuinyu.
- Помедленнее, пожалуйста! - рявкнул второкурсник Руквуд. - Я записываю!
Домналл Джагсон со всей силы ударил себя рукой по лбу. Ежегодное знакомство с первокурсниками провалилось в десятый раз.

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

Школа гудела как растревоженный улей - ещё бы, последний раз событие такого рода случалось лет четыреста назад.
Бастардка напала на законную дочь! Полукровка напала на чистокровную девочку! Да за такое раньше не то, что из Хогвартса исключали, а вешали, как последних магглов!
Особенно бесился Слизерин. Уизли там многие не любили - из-за близости к директору, из-за промаггловской позиции - но байстрючку Крауч не любили ещё больше. Поэтому из двух зол факультет Слизерин выбрал меньшее - и дружно сочувствовал Уизли, которых возомнившая себя королевой Крауч травила с момента появления в школе.
Сочувствовал настолько, что Люциус Малфой, плюнув на давнюю вражду, навестил Артура Уизли в Министерстве и предложил всю возможную помощь. А Артур, убитый горем и отчаянно цеплявшийся за любой шанс спасти любимую дочку, ее принял.
- А я вам говорил, Артур, - небрежно сказал Люциус под конец беседы. - Можно вывезти грязнокровку из магглов, но магглов из грязнокровки - никогда.
- Девчонка Крауч все же полукровка, - поправил Артур, впрочем, без энтузиазма.
- Какая разница? Всю жизнь ее воспитывали магглов, она не знала ни наших законов, ни наших порядков, - пожал плечами Люциус. - А сейчас пустили гиппогрифа в курятник - и что из этого вышло?
- Вы поэтому так стремитесь получить опеку над внуками старого Розье - как их там, Криви? - спросил Артур.
- Конечно, - невозмутимо ответил Люциус. - Во-первых, чтобы уберечь от их посягательств сына Ивэна - очень достойного, к слову, юноши. А во-вторых - когда я представляю, что мальчишки зарвались и попытались навредить Драко... вы сами отец, Артур, вы меня поймёте.
- Конечно, - глухо отозвался Артур. - Вы правы, Люциус. Я позволил себя размягчиться - и пострадала моя дочь.
- Ну-ну, Артур, - Люциус ободряюще похлопал того по плечу. - Мы - чистокровные волшебники, я имею в виду - сделаем все, чтобы спасти маленькую Джиневру, - и свалить Крауча с его выродком, добавил он про себя. - Подумайте насчёт того, что я вам сказал.
Артур Уизли никогда не был так близок к переходу на сторону Волдеморта, как в тот вечер.

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

– Плохо! Плохо! Враги! – пикси вопили совершенно напрасно, толпу у дверей поместья не заметил бы разве что мертвец. Я переводила взгляд с отца на деда – мистер Крауч сидел за столом, спрятав лицо в ладонях, Барти нервно ходил из угла в угол, крутя в ладонях палочку, которую дед дал ему, вытащив из ящика своего стола, после того как он тихо сказал что тоже будет защищать дом своей матери. Я не понимала что происходит, но ни тот ни другой мне ничего не говорили.

Когда в защитные чары, наложенные на наше жилище, полетели первые заклинания, дед поднялся и повернулся к Барти.

– Прости меня за всё – произнёс он, и голос его на мгновение дрогнул – я был ужасным отцом, твоя мать была права.

– А я был дураком – криво усмехнулся Барти – я ведь и в самом деле ненавидел тебя…

Мистер Крауч выдавил из себя улыбку.

– Как бы там ни было, я рад что мы умрём сражаясь бок о бок – серьёзно сказал он – И… я не говорил этого, но я гордился тобой. И горжусь сейчас.

У Барти на глазах появились слёзы, он смахнул их и кивнул отцу

Я не выдержала. Почему они не обращали на меня внимания, в конце концов!

– Что происходит! – крикнула я

– Нас пришли убивать из-за твоих художеств, вот что! – рявкнул на меня дед – Бери свою палочку и постарайся не опозорить наш род перед смертью!

– Но я же девочка! – я отрицательно замахала руками – И я не хочу умирать! Вы обязаны защищать меня!

Оба Крауча переглянулись. Барти направил на меня палочку.

– Инкарцеро – выплюнул он и в его голосе я услышала лишь презрение. Он вновь повернулся к отцу

– Не хочу чтобы она ударила кого-нибудь из нас в спину.

Мистер Крауч покачал головой

– Думаю ты прав. Идём, сын, встретим гостей как то подобает последним из Краучей.

My Chemical Victim, "Эффект птеродактиля"

Ради интереса попробовал написать «что было бы, если бы Крауч выдали за...».

Этого не могло быть, этого не могло быть, этого не могло быть...

Его семья, его чудесная, дружная, честная, любящая друг друга семья вымирала на глазах, и он ничего, ничего, ничего не мог с этим поделать. К чёрту деньги, к чёрту славу, к чёрту всё — это не вернёт Билла, не освободит Чарли, не поможет близнецам, страдающими сильными головными болями и амнезией. О, сколько бы он отдал за то, чтобы всё было как раньше! Мерлин великий, он бы устроил истерику до соплей и потери сознания, лишь бы не ехать в Хогвартс, он бы бросился в ноги Дамблдору, он бы сам придушил эту тварь на первом курсе — но всё, всё было поздно!

Он опять гений задним умом!

Когда он услышал от матери, что ему нужно сделать, он выл и валялся у неё в ногах — и мама, его добрая, улыбчивая, в меру строгая мама гладила его по голове и плакала вместе с ним!

Рон не умолял так не поступать с ним, не просил взять откуп — просто выл, как раненый дикий зверь, выл и раскачивался на коленях, закрыв лицо руками. Даже Джин бросилась к нему, хотя он знал, что ей физически больно находиться с магами.

Когда следующим утром Рон встал с постели, в нём что-то окончательно умерло. Разломилось, раздробилось, развалилось на части, и в душе у нового Рона Уизли была только боль и усталость.

Desmоnd, "Эффект птеродактиля"

- Дедушка, здравствуй! - радостно закричала я, вбегая в гостиную нашего манора.
- Здравствуй, Гермиона, - почему-то слишком официально сказал Бартемиус Крауч-старший.
- Здравствуй, дочка, - поприветствовал меня отец.
- Здравствуйте, мисс Гермиона, - сказала ведьма средних лет, которая почему-то находилась в нашем доме.
Я пригляделась к незнакомке. Она была одета в скромную мантию, лицо её было не очень красивым и неприятно чопорным. Она мне не понравилась с первого взгляда - было в ней что-то мерзкое, напоминающее Минерву Макгонагалл. Увидав выражение моего лица, она манерно поджала губы.
- Дедушка, кто эта женщина? У нас новая прислуга? Но ведь домовики прекрасно справляются со своей работой!
Ведьме мои слова очень не понравились, лицо стало ещё более кислым, а я лишь про себя усмехнулась. Ставить различных голодранцев на место следовало с первой встречи.
- Внучка, я хочу тебе сообщить две новости. Печальную и радостную, - сказал дедушка.
- Давайте сначала печальную, - хмыкнула я.
- Я не сказал, что мне нужно твоё разрешение, - неожиданно холодно сказал дедушка. - Но так и быть, я начну именно с неё. Моя жена и твоя бабушка Левкиппа Крауч шесть недель назад скончалась в Азкабане. Это невыносимая утрата для всех нас. Мы не стали тебе сообщать совой, чтобы не отвлекать от учёбы в Хогвартсе, а решили дождаться каникул.
- Примите мои соболезнования, - вежливо ответила я, не испытывая, впрочем, никаких чувств от смерти неизвестной мне женщины.
- Спасибо, - кивнули дедушка и отец.
- А какая радостная новость? - поторопила их я.
- Познакомься с леди Ифигенией, - сказал отец.
- К чему эти формальности? - мило улыбнулась незнакомая ведьма, обжигая меня полным злобы взглядом. - Можешь называть меня просто - бабушка.
- Бабушка? - удивлённо уставилась я на неё.
- Да, бабушка, - подтвердил дед. - Мы с леди Ифигенией знакомы очень давно, а кончина Левкиппы нас сблизила ещё больше. Поэтому после траура я предложил ей оказать мне честь и стать моей женой. И она согласилась.
- Дедушка, но почему? Разве это не слишком поспешно?
- Увы, медлить нельзя. Я уже не настолько молод, к тому же так требуют интересы Рода.
- Интересы Рода? - глупо, словно попугай, повторила я.
- Конечно. Древнейший и Благороднейший Род Крауч находится на краю гибели. В связи с тем, что у Рода нет подобающего наследника...
- Как это нет, а как же я?
- Мисс Гермиона, разве вас не учили, что нельзя перебивать главу Рода? - спросила эта надменная сучка. - Впрочем, чего ещё можно ждать от маггловского ублюдка?
- Как ты смеешь? - закричала я.
- Молчать! - рявкнул дедушка и продолжил ледяным голосом: - Несмотря на не слишком лестные слова, Ифигения абсолютно права. Никакие ритуалы не отменят того факта, что ты рождена вне магического брака, да ещё и от обычной магглы. А Роду требуется настоящий наследник. К сожалению, твой отец не может его предоставить, поэтому этот долг выполню я.
- И смею заверить, - без капли достоинства хихикнула сука, - выполнение этого долга весьма и весьма приятно.
Я изумлённо вытаращилась на деда:
- Но тебе шестьдесят лет! Какие в этом возрасте...
- Милочка, - вновь перебила меня сука, - ты слишком долго пробыла с магглами. Для волшебника даже восемь десятков лет - это "средний возраст". А милому Барти всего лишь шестьдесят пять.
- Вынужден признать, что у меня были кое-какие проблемы, - сказал дед, почему-то победно улыбнувшись, - но новая модификация Бодроперцового Зелья, которую сварил мистер Снейп, их полностью решила. Как никогда я рад, что удовлетворил просьбу Альбуса Дамблдороа и не упёк его в Азкабан. Да, кстати, можешь за него порадоваться - он уволился из Хогвартса.
- Уволился?
Северус теперь что, не ведёт Зелья? Но как же так? Новость была насколько ошеломляющей, что даже оттеснила даже факт женитьбы деда.
- С его процветающим бизнесом нет смысла тратить свои таланты на "болванов, не умеющих ценить красоту кипящего котла". Но ты всегда можешь навестить его в Косой Аллее, в лавке "Крауч и Принц". О, не удивляйся, род Крауч инвестировал в столь перспективное предприятие!
Я закрыла глаза и сделала несколько глубоких вдохов. Я была рада за Северуса, ведь наши отношения складывались более чем хорошо. С тем количеством денег он был перспективным женихом, а я являлась той женщиной, которая знает подход к мужчине! Осталось только дождаться окончания Хо...
- Не забудь его поздравить, внучка, когда он вернётся из свадебного путешествия! - улыбнулась Ифигения. - О, ты, наверное не в курсе, он женился на моей кузине Поликсене. Кто бы подумал, что такой неприступный мужчина столь неравнодушен к рыжим волосам Прюэттов. Понадобилось совсем чуть-чуть Амортенции!
Мир подо мной рухнул, я обхватила лицо руками.
- Молодая леди не должна себя так вести в присутствии главы Рода! - резко одёрнула меня эта сучка. - Впрочем, твоим воспитанием я, Ифигения Крауч в девичестве Мальсибер, займусь отдельно!
- Мама! - внезапно подал голос отец и я ощутила надежду. - В вашем положении нельзя нервничать! Кстати, что сказали в Мунго?
- Мальчик! - ответила сука и расплылась в счастливой улыбке.
Я зарыдала.

Венцеслава Каранешева, "Эффект птеродактиля"

- ...не поверишь, что мне только что написала Фэй! - я торжествующе взмахула письмом. - К ее дяде обратились за советом по поводу зелья для дурехи Уизли. Похоже, пострадала не только ее магия. Надеюсь, это станет для нее хорошим уроком.

- Ты права, дорогая, - пробормотал дед и снова уткнулся в газету. Они с Мэгги пили утренний чай в малой гостиной, в такие часы его от "Пророка" упряжкой фестралов не оттащить. Зато моя невинная девочка среагировала в лучшем виде:

- Как прекрасно, Гермиона! - она захлопала в ладоши. - Налить тебе чаю? Дилли испекла такие чудные плюшки с корицей!

- А где Барти? - рассеянно спросила я, намазывая плюшку маслом.

Дед неразборчив пробурчал что-то из-за газеты. Ну и ладно, не очень-то интересно. Набрав себе со стоявших на буфете серебрянных подносов целую тарелку вкусяшек, я двинулась к столу... и только сейчас заметила непорядок. Мэгги, эта жалкая нищенка, сидела НА МОЕМ МЕСТЕ. Уловив мой взгляд, она покраснела и заерзала, начала приподниматься.

- Сиди где сидишь, - вдруг сказал дед. - Хозяйке дома не подобает вскакивать, как ошпаренной кошке.

- Что? - мне показалось, что я ослышалась.

- Видишь ли мы... - бессовестная дрянь опустила глазки.

- ...поженились сегодня утром, - закончил за не дед.


Клубника со льдом, "Эффект птеродактиля" (начало в посте 7)

Я резко обернулась, с ужасом увидев, как в приоткрытую дверь протискиваются два рыжеголовых ублюдка.

- Эй вы, твари, я никогда в жизни не...

- Молчать, - тихо сказал один из близнецов.

Я продолжала открывать рот, но, к моему ужасу изо рта не доносилось и звука.

- На колени, - сказал второй.

Мои ноги подкосились и я рухнула, встав на корточки, словно лишённая собственного достоинства... Уизли.

- Правильная поза, таким образом...
- ... ты показываешь, что абсолютно точно...
- ... знаешь своё место! - продолжая друг за друга фразы, сказали близнецы.
- А знаешь, что должна делать...
- ... хорошая собака? - спросили они.

И на этот раз я совершенно искренне завыла.

Эти твари протащили меня Левикорпусом по всему Хогвартсу, и каждая магглокровая и полукровная мразь посчитала своим долгом сказать что-нибудь грязное в мой адрес. Ну ничего, они у меня ещё поплатятся, я же вернусь в Хогвартс. Чистокровные молчали. Только Гойл почему-то прошипел мне "так тебе и надо, полукровная тварь! " Через камин директора нас выбросило в какой-то темный зал. Там уже присутствовали Перси, Рон и долговязый лысеющий мужик, видимо, старший Уизли. А где же жирная мать семейства? О, вот и она! В комнату вошла Молли с... директором. Что он тут забыл?

- Итак, все готовы? - спросил Дамболдор.

- Да! - в хор голосов добавился противный голос младшей Уизли. Она вошла в комнату, её руки выглядели так, как будто их обвил клубок розовых змей.

- Занимай свое место, - сказал Дамболдор.

Уизлетка прошла в самый дальний угол комнаты. Там внезапно вспыхнули факелы и оказалось, что она стоит во главе алтаря. Вокруг алтаря были расставлены свечи и начертаны знаки. Меня заклинанием положили на алтарь, я задергалась и замычала. Чертовы твари! Я же теперь часть их семьи! Что они задумали? Неужели мне придется заниматься сексом с этими уродами, да ещё и в присутствии всех остальных? Да я их под корень изведу!

- Кто будет читать, кто резать? - спросил Дамболдор.

- Я буду резать, - сказала толстая Молли и усмехнулась. - у меня большой опыт.

- Тогда я буду читать, - сказал старший Уизли и встал рядом с дочерью.

- Папа, - тихо сказала Джинни, - мне страшно.

- Не бойся, детка. Моя маман, Цедрелла Блэк, научила меня всему, что должен знать настоящий Блэк. А уж восстанавливаться после травм за счет других Блэки умели как никто. Это очень помогло нам с Альбусом во время войны, благо, тела всегда можно было списать на Пожирателей. - послышался смешок Дамболдора. - Некоторые "Пожиратели" до сих пор в Азкабане за это сидят. Вы, дети, смотрите и запоминайте, сегодня у вас долгожданная практика по дарам рода Блэк. Милая, режь!

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

Зал трактира утопал в полумраке, освещаемый лишь несколькими свечами. Альбус Дамблдор сидел за одним из столов, мрачный, осунувшийся и, кажется, даже подвыпивший. Больше в «Кабаньей Голове» не было никого. В иное время Люциус порадовался бы – директор и его друзья не единожды доставлял ему проблемы. В иное время, но не сейчас.
Люциус поёжился , но взял себя в руки и сопровождаемый своими товарищами, подошёл к нему, почтительно наклонив голову
– Директор? – осторожно обратился он к великому волшебнику
– Люциус Малфой – Дамблдор поднял на него тяжёлый взгляд – а с вами, если не ошибаюсь, Эдвард Нодд и Юлиус Гойл. Что у вас ко мне? Волдеморт прислал голову Гарри? А Седрик Диггори? Ему полагаю такой чести не досталось?
– Нет – тихо сказал Люциус – мы пришли предложить вам свои палочки
– Ваш хозяин считает меня идиотом? – Дамблдор скривился – С чего он взял что я вам поверю?
– Его возродила девчонка Краучей. Она и её чокнутый папаша – Люциус не был удивлён тому что Дамблдор знал о возвращении Лорда, но решил рассказать ему всё что знал сам – они убили старого Бартемиуса. И… Седрик Диггори… я видел его тело.
– И Гарри, верно? – Дамблдор раздражённо дёрнул головой – Они бы оставили его Волдеморту, а он не преминул бы устроить публичную казнь. А вы, Люциус и ваши дружки не вмешались, верно? Вы мне отвратительны, убирайтесь!
Пожиратели вздрогнули. Малфой прикрыл на мгновение глаза, но собрался с духом и обратился к директору.
– Вы ошибаетесь – медленно проговорил он – мы встали против, я, Эдвард и Юлиус. И профессор Снейп, если вы хотите знать, он дал нам время уйти, ценой своей жизни. Марти! – крикнул он куда-то в воздух и рядом появился домовик, держащий за руку ребёнка.

Поттер бросился к Дамблдору, крича что мистер Малфой ни в чём не виноват и что именно он помог ему сбежать от Волдеморта. Директор, незаметно для мальчика, щёлкнул пальцами, применяя какое-то распознающее заклятие.

Убедившись что Поттер действительно Поттер директор вновь посмотрел на Люциуса и его спутников.

– Я бесконечно благодарен вам всем – его лицо разгладилось – и почту за честь сделать для вас всё что в моих силах.

– У нас всех всего одна просьба, директор – нерешительно попросил Люциус – укройте в Хогвартсе наших жён и детей. Тёмный лорд не простит нас…

– Превратив школу в убежище я сделаю её мишенью… – Дамблдор задумался – впрочем война неизбежна, и Волдеморт всё равно придёт. Хорошо, я выполню вашу просьбу. И надеюсь что вы встанете на защиту стен Хогвартса если придёт нужда

– Конечно, директор – Малфой выдохнул. Нарцисса и Драко будут в безопасности, и неважно чем ему придётся за это заплатить. Совершенно неважно.

Гилвуд Фишер, "Эффект Птеродактиля"

Возле поместья Краучей царила тишина. Артур окинул здание задумчивым взглядом и повернулся к матери, стоящей рядом с ним.

– Билл на чём-то попался, нужно быть осторожнее – пробормотал он

– Чепуха – Цедрелла Уизли презрительно фыркнула – Билли был большой молодец, но не понимал, что порой нужна всего только грубая мощь.

С этими словами старая ведьма вскинула палочку и выкрикнула заклинание

Адское пламя понеслось в сторону дома, сжирая щиты и уничтожая пикси, взвившихся от испуга в воздух. Артур недобро улыбнулся и вторая волна огня рванула за первой, а после к ним присоединились еще несколько – клан Уизли был многочисленен и талантлив, и судьба детей Артура тронула многих из его родичей.

•••

Дверь вылетела внутрь помещения, вспышки чар, посланных обоими Краучами погасли, столкнувшись с щитом, выставленным Цедреллой, вовремя прикрывшей бездумно рванувшего в атаку сына.

– За! Моих! Детей! – яростный вопль Артура сопровождало несколько взрывных заклинаний, проломивших защиту Барти Старшего и заставивших его отступить на пару шагов. Барти Младший взмахнул палочкой, отломив от стены кусок деревянной панели, на ходу превращая его в стальное лезвие и направляя в сторону ворвавшихся в дом Уизли.

Лезвие было отброшено совместными усилиями двух кузенов Артура, он тем временем продолжал наступать, швыряя в сторону Краучей самые разные чары, заставляя их обоих уйти в глухую защиту.

– Авада Кедавра – раздался справа от него спокойный голос матери, зелёный луч, полетевший в Барти Старшего врезался в его сына., рванувшего заклятью наперерез.

Старик Крауч с воплем кинулся к рухнувшему на пол телу. Артур остановился. Он хотел нанести удар и найти наконец суку искалечившую его семье жизнь. Но Артур понимал чувства отца потерявшего сына, какими бы они оба ни были

– Стойте! – крикнул он родственникам – Пусть простится.

Он опустил палочку, не спуская с Крауча глаз. Через несколько мгновений он поднялся, повернулся к противникам и кивнул.

– Спасибо Артур – голос старого Бартемиуса было спокойным как никогда – Пускай твоя семья больше не узнает таких потерь. Думаю теперь и мне пора расплатиться за действия моей внучки.

– Да – Уизли вздохнул и кивнул ему – Пора – он произнёс заклинание, зелёный луч сорвался с конца его палочки и последний Крауч упал рядом с сыном. На лице его была улыбка.
Свернуть сообщение
Показать полностью

Talitko
Пост коротких зарисовок, он же #Заязочка #драбблофлэшмоб , часть 7.

Часть первая https://fanfics.me/message248923
Часть вторая https://fanfics.me/message253934
Часть третья https://fanfics.me/message399464
Часть четвертая https://fanfics.me/message404486
Часть пятая https://fanfics.me/message405737
Часть шестая https://fanfics.me/message406834


Shunt, "Эффект птеродактиля"

В кресле меня ждала верная Мэгги. Едва я вошла в комнату, она вскочила и оправила платьице. Окинув ее взглядом, я поморщилась - эта падаль посмела надеть одно и то же платье два раза! Палочка сама прыгнула мне в руку.
- Круцио! - девочка упала на пол и заметалась по пышному ковру, устилавшему пол гостиной. - Сколько раз тебе, тварь, говорить, что рабы Краучей должны выглядеть неотразимо - всегда!
Хорошо, что язык ей был отрезан заблаговременно, а особое зелье, сваренное Снейпом, сделало со связками то, что делает с детьми эта унылая школьная учеба - деградировала. Конечно, иногда было бы приятно поговорить с кем-нибудь, но молчащие рабы мне нравятся гораздо больше.
Решив, что на сегодня "объяснений" достаточно, я опустила палочку. Мэгги еще некоторое время конвульсивно дергалась на полу, обмочившись и перепачкав блевотиной бело-розовую ткань, но пинок в бок привел ее в чувство.
- Поднимись, мразь, - добавив в голос ласковых ноток, сказала я. - Приведи себя в порядок и принеси мне чай. С конфетами. А если будешь себя хорошо вести, то сегодня сможешь поспать у камина. Или тебе понравилось в том классе? - вскинув бровь, спросила я, зная, что никакого ответа, кроме кивка, я не получу.
Что за класс спросите вы? О, замечательно место. Когда-то там повесилась молодая студентка, курса пятого-шестого. То ли от неразделенной любви, то ли как раз от разделенной - между пятью-шестью семикурсниками. Теперь там была очень неприятная атмосфера. Мэгги, обычно, возвращалась утром вся бледная, дрожащая - это так... возбуждало что ли? В той, прошлой жизни, мне тоже нравилось наблюдать за страданиями других. Но если там я не получала ничего, кроме морального удовлетворения, то здесь... Сила, магия, кровь - все это хорошо. Но страдания - страдания дают много больше.
Когда Мэгги убежала - на дрожащих ногах, с красным от слез лицом - к себе в комнатку, я подошла к зеркалу. Уже давно я заметила, как меняюсь - в лучшую сторону. Аристократическая бледность, черты лица становятся тоньше - наверно, кровь кого-то из Краучей взыграла. Надо будет спросить у милого Барти, на кого из моих бабок или прабабок я похожа.
Мэгги принесла чай. Горячий. Ненавижу горячий чай... Я люблю холод - с недавних пор.
- Круцио, - опрокинув поднос, девочка вновь падает на пол.
У меня много времени...


Кукурузник, "Эффект птеродактиля"

Рон Уизли весь кипел от негодования. Терпение истощилось, и сейчас он широкими шагами двигался к Гермионе Крауч, которая собиралась опять развести чаепитие в гостинной (" никак не лопне, сволота!"):
-...так он предложил мне ее пожалеть, вот идиот. Чего тебе, Уизел? - спросила она, кривя лицо.
-Крауч! Ты совсем спятила?! Ты что сделала с Джинни?
-Уизли, ты бесконечно тупой. Как и вся твоя семейка. Вам положено знать свое место, а вы куда-то лезете.Как тараканы, такие же плодовитые и мерзкие.
-Ага, точно, - угодливо поддакнула Лаванда, кивая головой, - Вы, рыжие, все....
-Жопе слова не давали, - осадил ее Рон, - Крауч, ты думаешь что тебе все можно? Только потому, что твой дед руководит ДМП? Да вы с ним и твоим папашей одного поля ягоды, убийцы и твари.
-Завали хлебало, рыжий дебил! - вскрикнула Крауч, - ты не смеешь оскорблять моих предков, они в отличии от тебя хотя бы полезные.
-Ты первая начала!
-Я в своем праве. Захочу, вообще всех вас в Азкабан отправлю, где вам и место. Семейка отбросов, из медвежатника, контрабандиста. хулиганов. шлюхи и глистованного придурка. А во главе идиот и овуляшка, идеальная пара, Мэгги, давай чай, - и она отвлеклась на ту, что несла поднос с чашками, конфетами и зефиром.

Но тут нервы Рона не выдержали. С ревом " Сейчас ты у меня, ебнутая сука!!" он пнул поднос снизу, отчего горячий чай пролился прямо на Крауч. С вскриком от нее отшатнулись лаванда и Парвати, Мэгги схватилась за плечи. А вот присутствующий здесь же Гарри Поттер вдруг резко и громко вздохнул, моргнул, и в шоке уставился на произошедшее, словно впервые все увидел.

И через секунду раздалось громовое:
-ИГРААЫРЭЭЭ!!!
С диким ревом Крауч вскочила, и стала меняться. Глаза расширились, кожа посерела, и при этом она продолжала хрипеть и рычать:
-Грыаэрэээ!- неслось из ее рта, где нежданно стали расти клыки.
-Рон, бежим! - Гарри схватил его, и поволок на выход.
-ЭРРААААа!!!- донеслось им вслед.

Та, что когда-то была Гермионой Грейнджер стала меняться стремительно. Тело словно резко пошло в рост, правая рука стала словно надуваться, превращаясь не то в молот, не то в слоновью ногу. Затрещала одежда, резко ставшая малой. для растущего чудища, которое резко подросло до шести футов. Рот ее был полон кривых длинных зубов, глаза налились кровью, мускулаура будто бы убрала ее шею, оставив горб и воротник мышц.
"Гермиона, в чем де..." - не успела Парвати договорить, как чудище мощным ударом отбросило ее проч. Мэгги и Лаванда завизжали, а немногочисленные присутствующие бросились в спальни.

Но монстру было не до них. Злоба, черная злоба выключила все ограничители, разрушила все границы. Адская тварь хотела одного - уничтожить, раздавить последнего Уизли.

***
-Гарри, что мы... Куда мы?
-Рон, надо бежать! Оно опасно!Оно тебя убьет!- крикнул Поттер.
-Но почему ты...
-Нет времени! Прости меня, я... - но тут сзади послышались звуки разрушения, - Бежим!

Через портрет Полной дамы, с диким ревом "РГААААА!!!" вылетело нечто страшное и безобразное. Высокий и жуткий монстр, с гигантской правой ручищей-молотом,в порванных одеждах. Оглядевшись вокруг, оно косолапо побежало по коридору, распугивая окружающих.

В башне Гриффиндора студенты приходили в себя. Все были напуганы, ошеломлены и не знали что делать. И только Перси Уизли пытался привести всех в чувство, хлопоча вокруг бедолаг.

Погоня настигала Гарри и Рона. Троллеобразное страшилище ломилось за ними следом, желая уничтожить. В попытке уйти, они юркнули в узкий полускрытый ход.
ТРАХ!
Чудище пробило себе дорогу рукой-молотом, разнося каменные стены. И пусть бежало оно не так быстро, было понятно, что от него так просто не скрыться.

На резком повороте коридора, Рон не удержал равновесия, и упал. С утробным ворчанием монстр с силой опустил свою страшную конечность на него - но к счастью, Гарри успел спасти друга, выдернув его в последний момент. Страшный удар оставил на каменном полу страшную вмятину, какую бы не всякий тролль смог бы оставить.
-Получи, уродина! - Гарри пустил в морду твари искры, заставив на миг отступить. Вместе с Роном они бросились к лестницам, надеясь спастись

Чудище бросилось следом.
Казалось что сам Хогвартс им помогает, ведь едва они побежали по лестнице вниз, она сменила свое положение - но тварь мощным прыжком допрыгнуло до лестницы,вцепившись левой рукой в перила.
-Грыааа!!!
-О нет!- нога Рона провалилась в иллюзионную ступеньку, отчего он споткнулся, и кубарем скатился с лестницы. Вместе с Гарри они оказались на площадке, а монстр уже занес над ними свою лапищу.

Как вдруг страшную конечность волшебным образом отрезало! Ручища упала в пролет, из раны потекла кровь, тварь издала страшный вопль.
"Уизли! Поттер! Не стойте столбами, бегите!" - никогда раньше они не были так рады слышать профессора Снейпа, который и отсек монстру правую руку-молот. Не заставляясебя долго ждать, они побежали к нему, сверкая пятками.

Но и монстр не спешил отступать. Игнорируя попадания заклинания Северуса Снейпа ( по странному стечению обстоятельств, только правая рука была уязвима), существо подбежало к нему, схватило левой рукой за горло, и подняло в воздух. Звонко разбилась бутылка виски. выпавшая из-за пазухи зельевара - это был последний подарок наследница рода Краучей.

С каким-то садистским удовольствием, тварь медленно душила профессора. Не выражающий взгляд алых глаз на миг стал осмысленным, и горели они торжеством. Торжеством от того, что оно причиняет боль...
Но Рон не растерялся. Схватив розочку из разбитой бутылки, он запрыгнул на спину монстру. Недолго думая он ткнул в один глаз, и в другой. Раздался дикий рев, от которого казалось вся школа оглохнет.

Отшвырнув Снейпа, жуткая тварь попыталась схватить Рона, но сослепу не смогло его ухватить. Одержимое жаждой убийства, существо вслепую пошло к лестницам.
-Эй, сука! Полетай! Вингардиум Левиоса! - выкрикнул Рон, леветирую ковер, на котором стояло чудище.

С протяжным воем, тварь полетела вниз, по пути ударившись о одну из лестниц.
-Кх-кххкх... Девяь баллов...Гриффиндору, - просипел Снейп, держась за горло. Впервые он вслух одарил студента Гриффиндора. Редчайшее событие.

Но Рону было не до этого. Удерживая палочку, он посмотрел вниз.
Чудище было мертво. Под ним была большая лужа крови, шея вывернута, ноги вывернуты, ни единого движения. Рон положил палочку в карман, все было кончено.

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

Люциус Малфой и прибывшие члены Попечительского Совета ознакомились с протоколами, поговорили с другими девочками, особенно с теми, которые жили в одной спальне с Джинни Уизли. Леди и Лорды качали головами.

— Этой особе не место в Хогвартсе, — выразила всеобщее мнение Августа Лонгботтом. Я и девочки согласно покивали, предвкушая вечерний чай с конфетами.

– Леди Лонгботтом права – лицо лорда Малфоя ничего не выражало – и я полагаю что это... создание... следует изолировать от общества. Правом председателя Попечительского Совета я исключаю Гермиону Крауч из школы Хогвартс и обещаю вам, позабочусь чтобы она отправилась в Азкабан

– Но... – я растерялась. Это же не я пыталась украсть конфеты! Как так!

— Лорд Малфой, это чересчур! – возразил мерзавцу мой дед. Я успокоилась. Умничка Бартемиус не даст меня в обиду!

— Нет Крауч, чересчур это поведение вашей грязной полукровки — ровным, спокойным голосом произнёс Люциус — Мы слишком долго закрывали глаза на её действия по отношению – он всё же немного поморщился – к чистокровным представителям древнего рода. Мы считали что вы выбьете из неё магловскую дурь, но дурная кровь всегда сказывается. Я всё сказал, Крауч, и не смейте мне препятствовать.

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

Макгонагалл чуть откинулась на стуле и сложила пальцы домиком:
- У вас есть доказательства,мисс Крауч?
Что? Эта драная кошка обвиняет меня во вранье?!
- Простите, мэм...
- Вижу, вы меня не поняли. Я повторю: у вас есть доказательства того, что мисс Уизли пыталась именно _украсть_ что-либо? Или же испортить?
- Да! - вскинулась Фэй. - Мы ее уже ло...
- Я не вас спрашиваю, мисс Данбар. Мисс Крауч?
- Да, профессор. Ее уже ловили в нашей спальне.
- С поличным? У нее в руках было украденное?
- Нет, профессор. Но девочки с первого курса говорили, что она крадёт конфеты.
Улыбка Макгонагалл мне очень не понравилась.
- То есть вы обвиняете мисс Уизли в воровстве на основании того, что она однажды зашла в вашу спальню и якобы взяла конфеты у однокурсниц?
- Что значит "якобы"? Мэм, девочки говорили...
- Но сами вы этого не видели, верно? Я точно так же могу сказать профессору Снейпу о том, что вы украли из его стола ответы к контрольной работе. Или что мисс Браун и мисс Патил воруют у него ингредиенты для приворотного зелья. Или что мисс Данбар обвешивает его в аптеке. Этого будет достаточно для того, чтобы обвинить вас в краже?
- Что?! Нет!
- Тогда почему вы позволяете себе обвинять мисс Уизли на основании ничем не подтвержденных слов ее однокурсниц? Они видели, как она воровала? Видели фантики в ее постели?
Девочки молчали и бледнели. Я стояла, высоко задрав голову. Эта драная кошка ещё поплатится за то, что угрожала нам!
Макгонагалл тем временем достала из стола какую-то книгу.
- Молли Уизли настояла на том, чтобы к ее дочери применили Веритасерум, - сухо сказала она. - Я полностью ее поддерживаю. Что до вас, мисс Крауч... мало того, что вы начертили рунную цепочку сомнительного характера, вы ещё и кровью ее напитали. Кровная магия запрещена Визенгамотом - практически все виды, кроме нескольких специально оговоренных; ваша защита в них не входит. Если допрос мисс Уизли покажет, что она ни в чем не виновата... вас привлекут к ответственности за нарушение запрета на кровную магию и причинение вреда здоровью. Из Азкабана вы выйдете не скоро... если вообще выйдете.
Тон Макгонагалл ясно давал понять, что ей меня ни капли не жаль. Пусть скинет свою жалость себе под хвост - дед на моей стороне! Я сказала!
***
Через неделю Хогвартс облетели шокирующие новости. Джинни Уизли не думала ни красть, ни вредить имуществу второкурсниц. В их спальню она зашла с каким-то вопросом; нечаянно задела плечом за столбик одной из кроватей и... дальнейшее известно. Что до конфет - как выяснилось, их поедала Мэгетт Смит - вечноголодной девочке из Лютного всегда всего было мало.
На предварительном слушании с Джинни сняли все обвинения; семьи навредивших ей второкурсниц обязали компенсировать моральный и физический вред. В тот же день Лаванду Браун, Парвати Патил и Фэй Данбар отстранили от занятий на неопределенный срок; их посадили под домашний арест в башне Гриффиндора. Тяжелее всего пришлось Гермионе Крауч - ей, как зачинщице, грозило тюремное заключение. Вдобавок старший Крауч, не выдержав позора, отсек от рода и ее, и ее покойного отца; в одночасье Гермиона Крауч стала никем...

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

Зал собраний Визенгамота был взбудоражен как никогда. Почтенные господа, буквально оторванные от своих занятий, недобро перешёптывались, глядя на три фигуры стоящие перед ними. Это были Артур Уизли и его сыновья-близнецы.
Верховный чародей – Альбус Дамблдор – призвал всех к порядку и, мрачно кивнув своим мыслям, обратился к отцу семейства

– Мистер Уизли, что вы хотите от нас?
– Бросьте это лицемерие Альбус! – рявкнул Артур. От привычного многим облика простодушного добряка не осталось ничего. Перед Визенгамотом стоял разъярённый глава древнейшего и благороднейшего рода. Резким движением Артур выхватил палочку и поднял вверх. На конце её вспыхнул кроваво-алый огонёк
– Правом Крови и Магии, я, Артур Септимус Уизли, глава рода Уизли, объявляю роду Краучей войну по древним правилам. Именем Матери-Магии я клянусь что не остановлюсь, пока они не сгорят в пламени моего мщения, пока само имя их не будет предано забвению и горе всякому, кто встанет на моём пути.
– Это незаконно! – вскочил побледневший Бартемиус Крауч. Артур бросил на него изничижающий взгляд
– Только из уважения к верховному чародею я не пущу тебе кровь прямо здесь, Крауч – бросил он – и если ты ещё хоть немного беспокоишься о своей стране, ты возьмёшь это гнусное отродье, придёшь ко мне и умрёшь как честный человек.
– Никогда! – прошипел Бартемиус – И ты пожалеешь об этом дне
Осунувшийся Дамблдор кивнул Артуру. Всё что он строил падало в пучину древних и страшных традиций и законов.
– Ты сказал, а мы услышали. Визенгамот признаёт твоё право.

Артур дёрнул головой, резко развернулся и, в сопровождении сыновей, пошёл к выходу.

mint_bunny, "Эффект птеродактиля"

Из спальни доносился дикий вой. Туда бросились все девочки, включая старосту. Зрелище было кошмарным: посреди спальни, среди обломков стульев и тумбочек, обрушенных канделябров и свечей, каталось чудовище. Все, что было не защищено, разбилось и сломалось. Аквариум Бетти пересекала глубокая трещина.

— Ой, мамочки! — взвизгнул кто-то из первокурсниц.

— Петрификус Тоталус! — не растерялась староста.

Воющее окровавленное чудовище замерло. Выглядело оно кошмарно.

От вида девочки, руки которой обгорели до мяса, всех присутствовавших в помещении начало трясти. Даже старшекурсницам было не по себе. Одна из первокурсниц не выдержала, впав в настоящую истерику. Вслед за ней, словно по цепной реакции, разрыдались и остальные девочки. Лаванду, которая была ближе всех к Джинни, вывернуло сегодняшним ужином. Фэй и Парвати оказались крепче, но и они уже были в полном неадеквате.

Гермиона растерянно оглядывалась по сторонам. Почему все так реагируют? Ведь это Уизли вломилась в спальню и получила по заслугам! Почему некоторые девочки смотрели на неё как на маньяка-каннибала?


В спальню ворвалась МакГоннагал.

— Что здесь происхо... дит?

Двинувшаяся было преподавательница застыла на месте.

— Мы... мы... не хотели... Мы не знали... — заплетаясь, бормотали Фэй, Лаванда и Парвати, — Это не мы... не мы...

На фоне бьющихся в истерике девушек спокойная Гермиона выглядела пугающе.

— Мисс Крауч! Потрудитесь объяснить, что здесь происходит! — Налетела на неё Макгоннагал.

— Воровку поймали, — спокойно ответила Гермиона.

От её тона Минерва чуть не выронила палочку.

— Мисс Крауч! Мисс Уизли могла погибнуть!

— А пусть скажет, что она забыла в нашей спальне! — нагло ответила Гермиона, — Ее уже ловили за воровством. Вот пусть ответит, что ей тут было надо?!

— Да ты вообще нормальная?! — Взвилась одна из семикурсниц, — тут девочка чуть не умерла, а тебя беспокоит, не украла ли она у тебя что-нибудь!

— Ты... Да ты... Да я тебя!..


Договорить Гермиона не успела, поскольку на лестнице послышались шаги. Толпа расступилась, в спальню ворвались Дамблдор, остальные деканы, Филч и мадам Помфри. Похоже, что какая-то система сигнализации тут все-таки была. И именно на случай возможного смертоубийства.

— Мерлин! — простонала мадам Помфри.

— Бедная девочка!

— Она воровка! — припечатала Гермиона.

— Нет, она точно ненормальная! — Воскликнула та же семикурсница, которую возмутили заявления Гермионы.

— Ох, бедные дети, — пробормотала мадам Помфри, — мисс Уизли придётся доставить в Мунго, я не в силах ей помочь. А остальным девочкам придётся выдать успокаивающие зелья. Северус, моих запасов не хватит!

Снейп не обратил на неё внимания, поскольку был занят проверкой комнаты.

— Здесь стандартные чары от воров, — указал он на кровать Лаванды. — Здесь тоже, — это про кровать Фэй, — А вот тут что-то непонятное. Чья кровать? Мисс Патил? Все ясно. А здесь... — Снейп запнулся, — Мисс Крауч, откуда у вас такие знания?! Это очень сложная цепочка, да ещё и закреплённая кровью. Сами бы вы не сумели её рассчитать. Постойте... Это же...

Кажется, он узнал этот стиль. Гермиона похолодела.

— Поздравляю, мисс Крауч, — тоном Снейпа можно было замораживать океаны, — Вы не только покалечили человека, но ещё и подставили своих родственников. Вы понимаете, что вашему отцу придётся в лучшем случае вернуться в Азкабан? А что будет с вашим дедом, я вообще не представляю.

— Северус, о чём ты говоришь? — Спросил Дамблдор.

— О том, что, похоже, Барти Крауч-младший вовсе не умер в Азкабане.

Гермиона тупо стояла, открывая и закрывая рот. Как он мог предать её?!


Флитвик качал головой. Спраут шокированно оглядывала помещение. Дамблдор молчал, однако весь его вид говорил о том, что ничего хорошего Гермиону Крауч не ждёт. Спустя некоторое время он всё же начал давать распоряжения.

— Поппи, помогите пострадавшим и проследите, чтобы мисс Уизли доставили в Мунго. Северус, на тебе успокаивающие зелья. Минерва, позаботьтесь о братьях мисс Уизли. Им сейчас тяжелее, чем остальным. А вы, мисс Крауч, следуйте за мной.

Гермиона на негнущихся ногах отправилась за директором. Похоже, что-то пошло не так.

Клубника со льдом, "Эффект птеродактиля"

— Мисс Крауч, — заявила МакГоннагал, — вы сами виноваты. Если бы вы не поставили такую сильную защиту, то последствий было бы меньше. Я еще спрошу у мистера Крауча, откуда вы узнали, как ее ставить. Вы имели право защищать свое имущество, а мисс Уизли не права. Но хватило бы и обычной сигналки.

— Зато теперь точно воровать не полезет, — донеслось от дверей. — Надо было тоже на руны записаться.


— Профессор МакГоннагал, — вступила я, — при всем уважении, не могу с вами согласиться. Какая бы защита не стояла на моих вещах или на вещах девочек, чтобы не пострадать от нее, надо было всего лишь их не трогать без разрешения. Я знаю, что этому учат своих детей и маги, и магглы. Так что здесь все претензии к мисс Уизли и ее родителям.

— В Уставе написано, что воров исключают без права восстановления, — сказала Лаванда.

— Как и за причинение увечий ученикам, — отрезала МакГоннагал. - Вы все исключены. Я вызову ваших родителей и аврорат. Сдайте палочки.

Долго ждать не пришлось. Мы обнаружили воровку, когда вернулись с ужина. Из нашей спальни доносился дикий вой. Туда бросились все девочки, включая старосту. Зрелище было кошмарным: посреди нашей спальни, среди обломков стульев и тумбочек, обрушенных канделябров и свечей, каталось чудовище. Все, что было не защищено, разбилось и сломалось. Аквариум Бетти пересекала глубокая трещина.

— Ой, мамочки! — взвизгнул кто-то из первокурсниц.

— Петрификус Тоталус! — не растерялась староста.

Воющее окровавленное чудовище замерло. Выглядело оно кошмарно. В спальню ворвалась МакГоннагал.

— Что здесь происходит?

— Воровку поймали, — ответила Фэй.

- Уизли уже воровала конфеты, - сказала я, - не в первый раз ее ловят.

- При чем тут Уизли? - спросила Макгоннагал.

- Это Джудит! - взвизгнула Мэйбел. - Это Джудит! Как ты могла такое сделать с Джудит! Ты чудовище!!!

Староста схватила рыдающую Мэйбел и потащила подальше от её подруги. Девочки испуганно переглядывались. Я ничего не понимала. Где Уизли? Почему на полу Джудит? В дверь тихонько скользнула Джинни и насмешливо посмотрела на меня. Вот тварь! Ну я до нее ещё доберусь!

Появившаяся мадам Помфри отлеветировала Джудит. Макгоннагал пошла за ними, сделав знак старосте.

- Присмотришь за Мэйбел? - спросила староста мелкую Уизли.

- Конечно, - осклабилась рыжая и подошла к Мэйбел.

Мэйбел шарахнулась от Джинни, но та держала крепко.

- Твоя очередь, - прошептала Уизли на ухо Мэйбел, до синяков сжимая ее руку и гадко улыбнулась Крауч.

PersikPas, "Эффект птеродактиля"

Тишина стала осязаемой. Она давила на присутствующих со страшной силой. Шпион из Хогвартса закончил свой доклад минут пятнадцать назад, и с тех пор все ждали от Лорда распоряжений.
Нервы Рабастана не выдержали, он прокашлялся и решил покончить с тишиной.

- я думаю, - начал он, - что мальчишку можно достать при посещении Хогсмида. Насколько нам известно он, несмотря на отсутствие разрешения все равно умудряется туда сбегать.

И опять тишина. Прошло еще минуты две прежде чем Петигрю решил выступить со своим предложением.

- Он часто сбегает в запретный лес..

- Мы можем привлечь Снейпа, - осторожно сказала Белла, Северус скорчил ей противную рожу, Бела в ответ показала ему язык

Люциус, предпочитал молчать

- А что если..- но закончить Рудольфу было не суждено

-Да мерлина ради! – заорал Лорд, - вы что, совсем с ума сошли! О чем вы? Творится троль знает что, а они про мальчишку!

Лорд вскочил на ноги и стал ходить взад вперед около стола.
- Немыслемо! Это просто Немыслемо! Какая-то полукровка! - Лорд остановился и со всей силы пнул кадку с фикусом, что стояла у окна. Кадка упала и разбилась,

- Какая-то дрянь изводит древнейшее чистокровное семейство, а они про мальчишку! Бомбарда! - Камин разлетелся. Нагайна заползла под шкаф и свернулась там в комочек. Нарцисса закрыла глаза. Люциус старался держаться с аристократическим достоинством


- но, Лорд, - пискнул Питер, - мальчишка, пророчество
Лорд остановился и зыркнул на Питера кровавыми глазами взглядом достойным Василиска, и все снова замолчали.

- Снейп!- крикнул Волдеморт

- Да, мой Лорд

- передашь от меня письмо Альбусу.- сказал Волдеморт призывая пергамент и перо.
Письмо он написал быстро, запечатал и передал Северусу.

- Я жду ответ как можно быстрее, Северус.

- я вас понял, мой Лорд,- проговорил Снейп

- Так какого Мерлина ты все еще здесь! – заорал Волдеморт

Снейп быстро направился к выходу из гостиной менора.

- Лорд, что случилось? – в замешательстве спросила Белла

- что происходит?! – гнев Лорда стал осязаем и грозил затопить все вокруг,- А я скажу вам, что происходит! Война! В нашем магическом мире появилось зло, которое может извести нас всех, и в войне с ним нам нужны союзники.

Жора Харрисон, "Эффект птеродактиля" (логическое дополнение к зарисовке выше)

Гермиона Крауч вертела головой и не понимала, что происходит. Ровно пять минут назад она лежала на мягкой гриффиндорской перине, Мэгги за кусок хлеба массировала ей пятки, а Мэйбл за кружку чая вылизывала любимые туфли. А тут — темно, холодно и жестко.

Неожиданно свет резко вспыхнул, и Гермиона дернулась. Перед ней стояли лорд Волдеморт и Альбус Дамблдор, держа палочки наизготове.

— О, великий лорд Волдеморт! — бросилась Гермиона ему в ноги. — Я наслышалась о Ваших подвигах! Вы были совершенно правы, когда уничтожали грязнокровок и этих поганых Предателей Крови! После школы я...

Неожиданно Гермиона поняла, что не может пошевелить ни единым мускулом.

— Да, я был садистом, — бормотал лорд Волдеморт. — Я убивал животных, я страдал пироманией, я запугивал детишек в своем приюте, но сжечь одиннадцатилетку заживо слишком даже для меня. Род Краучей не нуждается в продолжении. Авада...

— Подожди, Том! — Дамблдор положил руку ему на плечо. — Сколько раз я говорил тебе, мой мальчик, что есть вещи хуже, чем смерть?

— Редко говорю такое, но вы правы, Альбус. Как вам... проклятие Гниения заживо?

Альбус Дамблдор улыбнулся и кивнул. И его улыбка не предвещала ничего хорошего.

Вот же Уизли гондоны, до чего довели — это была последняя мысль Гермионы Крауч.

Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 2 комментария

Talitko
Пост коротких зарисовок, он же #Заязочка #драбблофлэшмоб , часть 6.

Часть первая https://fanfics.me/message248923
Часть вторая https://fanfics.me/message253934
Часть третья https://fanfics.me/message399464
Часть четвертая https://fanfics.me/message404486
Часть пятая https://fanfics.me/message405737


Клубника со льдом, "Эффект птеродактиля"

А потом я подслушала занятный разговор. Причем подслушала не специально, разговор шел в коридоре, куда выходили двери девчачьих спален.

— Дура ты, Уизли, — послышался голос Мэгги, — кто ж так к парням клеится? Поттер скоро из класса в класс будет по карнизам переходить, чтобы только тебя не видеть.

Кто-то хихикнул. Видимо, первокурсницы решили повоспитывать рыжую.

— Что, тяжелое детство в Лютном, Мэгги? Решила поделиться секретами отсосов за еду? Так не надо,
я за Гарри Поттера замуж выйду, а ты, как будешь Крауч туфли чистить, можешь и свой опыт в дело пустить, глядишь, чего-нибудь ещё перепадет.

Мэгги покраснела. Да, слухи о том, как зарабатывают деньги дети в Лютном ходили самые гнусные. Но не Уизли с её поганой семейкой упрекать кого-то в способах заработка!


— Такие туфли как у Гермионы тебе и почистить не удастся, — сказала Джудит, — пятнадцать галлеонов стоят, не меньше. А Поттер на тебе не женится, потому что ты дура и замарашка. Все знают, что у Поттеров денег было немерено. Ему нужна жена, которая умеет себя в обществе вести и с хозяйством управляться. Вот придешь ты на прием в министерство и что? Будешь в скатерть сморкаться и серебряные ложки по карманам распихивать?

— Она еще и конфеты в трусы спрячет, — мстительно сказала Мэйбл, — и будет думать, что никто не заметил.

Насчет конфет было интересно. Похоже, что девчушки не все рассказали. Ну, пусть сами свои проблемы решают.

- Ты по себе-то не ровняй, - Джинни говорила, лениво растягивая слова. - Если ты хочешь лизать чьи-то туфли за 15 галлеонов, так пойди к Краучам и предложи свои услуги, че передо мной-то распинаться? И не твоя ли мамашка тогда с серебряными ложками попалась? Твоя? Ну вот сиди и не вякай, а то и у тебя в трусах что-нибудь найдется. А ты, Мэйбел, меньше в мои трусы заглядывай и за своими следи, ясно тебе?

Вот дрянь! Она же им угрожает! И намекает на всякое! Сейчас девочки ей ответят.

— Ты за меня не переживай, — послышался голос Мэгги, — Гермиона добрая и хорошая. И с уроками помогает. И на метле здорово летает. Мне, может, нравится ей туфли чистить.

— Вот-вот, — поддержала ее Мэйбл, — а на неряхах никто не женится. У тебя на мантии жирное пятно, смотреть противно. А туда же. Невеста! Сопли сперва вытри.

- Гермиона твоя когда-нибудь нарвется, так что ни уроки, ни метла ей не поможет. А ты, раз тебе так нравится, можешь и мне туфли почистить. Мэйбел, подаришь мне свою новую мантию, раз уж тебя так волнуют пятна. - в голосе Уизли послышалось угроза. - Вот подаришь, и я на время забуду, как ты тут этим двум подгавкивала. Да, Мэйбл?

- Подарю, - голос Мэйбел звучал придушенно.

- Вот и хорошо, - рыжая опять начала растягивать слова. - Туфли почиститят, мантию подарят, а ты, Джудит? Думаю, если порыться в твоих вещах, можно много интересного найти, яблочко от яблони не далеко падает....

- Ты не посмеешь! - Джудит почти плакала. - Это была ошибка!

- Забьем, Джудит? И на то, что я не посмею, и на то, кому из нас поверят? Или ты закроешь свой грязный рот и перестанешь меня доставать?

Джудит всхлипнула.

- Это к вам всем относится. Не забывайте, с КЕМ вам жить ещё семь лет.

Desmоnd, "Эффект птеродактиля"

Гермиона с презрением смотрела на двоих Уизли, которые вместе с Поттером загородили ей дорогу. Несмотря на наставленные на неё палочки, свою она даже не стала доставать. Поттер ощутимо нервничал, Рон играл желваками, а вот Джинни была странно спокойной.
- Поттер, я неоднократно тебе говорила, что не стоит водиться со всяким сбродом! - процедила Гермиона.
Она не боялась - ведь никто в здравом уме не посмеет напасть на неё, наследницу Рода Крауч. Особенно при свидетелях. Особенно в Хогвартсе. Никто, даже Дамблдор - это воплощение мерзости, лицемерия и манипулятивных планов.
- Зато твоя компания - просто предел мечтаний, - хохотнул Мальчик-Который-Много-О-Себе-Возомнил, окинув взглядом небольшую стайку девушек, составлявших свиту Гермионы.
Под пристальным взглядом Поттера ряд палочек, направленных на их троицу, задрожал.
- Получше твоего сброда, - фыркнула Гермиона Крауч. Она подняла руку. - Продемонстрируйте, на кого не следует разевать пасть.
- Ступефай! Инкарцеро! - раздались голоса за её спиной.
Гермиона улыбнула. Вернее, попыталась улыбнуться - ведь под действием заклинания мышцы перестали слушаться. Жёсткие верёвки стянули тело и Гермиона рухнула на пол. Чья-то нога пнула её в живот и с натугой толкнула, переворачивая лицом вверх.
Гермиона ужаснулась. Над ней стояла Мэгги Смит. Та самая тварь, которая ела у неё с рук, змея, которую она пригрела у себя на груди. Остальные неблагодарные суки тоже забыли о преданности и порядочности, лишь с интересом наблюдали за её унижением.
- Эннервейт! - звонко произнесла Мэгги. Подавленность и униженность исчезли из её голоса, а лицо разгладилось и, казалось, посветлело.
- Что ты о себе возомнила, сучка? - крикнула Гермиона, но обжигающая боль от острой туфельки, вонзившейся ей в бок, заставила заткнуться.
- Знаешь, почему меня назвали "Мэгги"? - спросила сучка. - В честь любимого кино-персонажа моих родителей. Джин Броди была настолько прекрасным человеком, такая светлая, идеалистичная и любящая, что мои родители не могли не пожелать стать такой же своей новорожденной дочурке.
- Но ведь тебя зовут не Джин, - удивление было настолько велико, что Гермиона на секунду забыла о боли.
- Актрису, игравшую Джин Броди, - любезно пояснила сучка, - звали Мэгги Смит, что очень удачно совпало с фамилией отца. Знаешь, она даже чем-то напоминает профессора Макгонагалл в молодости.
- Почему ты меня предала? Вернее, как? Ты принесла Обет Роду, ты просто не могла...
Её перебил весёлый заливистый смех Джинни. К ней тут же присоединилась Мэгги, Рон и даже остальные сучки из свиты. Не смеялся лишь Поттер, но даже у него приподнялся уголок рта.
- Ты считала себя такой умной, такой знающей. Ты перелопатила немало пыльных томов с древними законами, - сквозь смех промолвила Джинни. - Но почему-то даже не пыталась задуматься, почему именно эти законы не применяются с незапамятных времён. Почему так редко используют Непреложные Обеты, почему контракты чаще всего не стоят пергамента на котором написаны, почему Пожирателей считают сворой ублюдков, заслуживающих Азкабана.
Гермиона непонимающим взглядом уставилась на рыжую сучку. Что она вообще несла?
- Обеты можно обойти, - подал голос Поттер. - Контракты - перезаключить или уйти из-под их действия. Купленное можно перекупить. Именно поэтому Волдеморт никогда на них не полагался, предпочитая ставить на своих миньонов рабское клеймо.
- Перекупить? Перезаключить? Род Крауч - богатейшая и влиятельнейшая семья! - крикнула Гермиона, срывая голос.
- Мой дедуля Флимонт, конечно, не был таким уж аристократичным. Ты бы назвала его нуворишем или даже презренным торгашом. Но, благодаря своему "Простоблеску" он стал богат, неприлично богат. А папа и не думал проматывать своё наследство. Так что, по поводу денег можешь не беспокоиться.
- Ну а Уизли - древний род из Священных Двадцати Восьми, - добавила Джинни. - Впрочем, как и Прюэтты, родители моей мамы. Вот только мама вышла замуж не за наследника какого-то там рода, а за человека, которого любила! Тебе этого не понять!
- А знаешь, почему твой дедуля летает на метле, а не использует ковёр? Потому что мой папа, мой "нищебродский никчемный папа", - Рон сделал руками кавычки, а в его голосе при упоминании отца мелькнули теплота и любовь, - ввёл запрет на ковры-самолёты по всей Британии. Когда мы с Перси приходили к папе на работу, они с мистером Краучем об этом как раз громко спорили. И мистер Крауч ушёл ни с чем! Ещё бы, кому нужны эти пыльные ковры, если вскоре можно будет себе купить замечательный, удобны летающий...
- Рон, идиот! - прервала его Джинни. - Это пока что секрет! Но Рон прав. Но мы отвлеклись. Обеты Родам Прюэттов и Уизли ничуть не менее сильны, даже более. И при этом есть прекрасный бонус!
- Бонус? - удивилась Гермиона, пытавшаяся не слушать всю ту лживую грязь, что вываливали эти твари.
- Бонус состоит в том, - раздался голос одной из предательских сучек, имени которой Гермиона даже не помнила, - что никому не приходится лизать жопу и ни перед кем не приходится унижаться.
- Это было оговорено в новом Обете, - добавила Мэгги.
Гарри сделал пару шагов вперёд и присел, приблизив своё лицо к лицу Гермионы.
- Знаешь, в чём разница между нами? - и не дожидаясь ответа, продолжил. - Рон и Джинни - мои друзья. Я умру ради них. Но при этом я знаю, что они умрут ради меня. Они мне преданы настолько, насколько я предан им. Это называется "дружба". Ты говорила, что Джинни нужны мои деньги. Что она хочет захомутать меня, заполучить ради доступа к моему сейфу. И она получит этот доступ. Потому что, может быть когда-то в будущем, я самолично ей вручу ключ. Если, конечно, она согласится оказать мне настолько огромную честь!
Маленькая изящная рука отвесила Гарри звонкий подзатыльник. Джинни, покрасневшая, словно помидор, сказала: "Дурак!" и отвернулась, пряча лицо в ладонях.
- Что со мной будет? - прошипела Гермиона, которую совсем не тронули эти сопли.
- О, для тебя у нас заготовлено особое заклинание! - расхохотался счастливый Гарри.
- За убийство тебя посадят в Азкабан! И за использование Непростительных - тоже!
- Убийство? Нет, что ты! Ты когда-нибудь слышала о Патронусе?
- Патронус? Поттер, ты действительно идиот! Патронус действует только на дементоров!
Мэгги подошла к Поттеру и стала с ним рядом.
- Дементоры? Кто такие дементоры? - задумчиво спросила она. - Это случайно не те существа, которые пожирают душу? Безжалостные твари, выпивающие из окружающих всю радость, все светлые и лёгкие мысли, все горячие чувства?
- Как по мне, описание кого-то напоминает, - добавила одна из предательниц.
Они выстроились вокруг Гермионы полукругом, вскинули палочки и хором прокричали:
- Экспекто Патронум!
Не из всех получилось заклинание, некоторые палочки исторгли лишь слабый серебристый туман. Но перед Поттером, Джинни и Мэгги возникли три светящиеся фигуры - олень, лошадь и кошка.
Гермиона хотела сказать что-то презрительное, но её тело пронзила невыносимая боль, ослепительный свет сжигал душу, саму её суть. Но вскоре боль пропала, вместе со всем миром.

***

Гарри услышал оглушительный крик и его охватило беспокойство. Он прекратил действие заклинания, подбежал к Гермионе и склонился над её телом, быстро взмахнул палочкой и крикнул:
- Фините Инкантантем!
Верёвки, опутывающие тело Гермионы исчезли.
Гарри был в панике. Они всего лишь хотели одёрнуть эту сумасшедшую Крауч, прекратить её безумные действия, доказать, что дружба бывает только настоящей. Патронус был самым светлым и чистым заклинанием из всего, что существовало в магическом мире. Заклинание давалось не всякому, таким образом Гарри намеревался подказать силу своих друзей, чтобы эта дура задумалась и оставила их в покое.
Но что-то пошло категорически не так.
- Кто-нибудь знает целительскую магию? - в панике спросил Гарри.
- Целительская магия - это шестой-седьмой курс, - напомнил Рон. - Берём её и несём к мадам Помфри. Гарри, Гарри, но как же так? Мы же не собирались... Мы же только хотели...
- Подождите, она шевелится! - крикнула Джинни.
Гарри и Рон подхватили Гермиону и подняли на ноги.
- С вами всё впорядке, мисс Крауч? - спросил Гарри.
Гермиона испепелила его взглядом.
- Крауч? Меня зовут Гермиона Грейнджер! И мне срочно нужно отправить сову папе и маме! Но сначала идём к директору Дамблдору - один из Пожирателей сбежал из Азкабана!

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

Гермиона Грейнджер рыдала. В голос. Не спасали даже галлоны успокоительного зелья, влитые в нее мадам Помфри - Гермиона никак не могла поверить своим воспоминаниям.
- Это была не я... не я, не я! Я бы никогда!.. Я бы не бросила маму и папу! Не вылила бы на человека хи-химическую г-гадость!
- Сомнений нет - несчастная девочка была одержима, - негромко сказал Дамблдор. - Хотел бы я знать, кем...
- Одержима, сэр? - переспросил Гарри.
- В нее вселился злой дух, Гарри, - объяснил другу Рон. - И заставлял делать всю эту гадость.
- Такое бывает, когда подержишь в руках проклятую вещь, - подхватила Джинни. - Поэтому мама и папа говорят нам никогда не трогать подозрительные предметы...
- Десять баллов Гриффиндору, мистер и мисс Уизли, - благосклонно кивнул Дамблдор. - Именно так. Злой дух полностью контролировал сознание мисс Грейнджер, и она не могла ему сопротивляться. И не смогла бы, даже если бы захотела - немногим взрослым волшебникам это под силу.
Гарри озадаченно почесал в затылке.
- Но сама Кр... Гермиона говорит, что это началось ещё до Хогвартса! Вряд ли к ней тогда попала проклятая волшебная штука...
- Иногда духи не привязаны к вещам, - тихо сказала Мэгги. - У нас по Лютному одно время бродил призрак замученной женщины, а потом вселился в нашу соседку. Такое было... - девочка вздрогнула от ужаса. - А что теперь будет с Гермионой, профессор?
- Это решать ей самой, мисс Смит, - Дамблдор опустился на колени перед плачущей девочкой и взял ее руки в свои. - Мисс Крауч... Грейнджер... Гермиона. Посмотрите на меня.
Гермиона подняла на него красные от слез глаза.
- Я не виню вас ни в чем из содеянного, - мягко, но уверенно сказал Дамблдор. - Это были не вы, а... некое существо в вашем теле, не знавшее ни любви, ни дружбы. Это было тяжёлым испытанием для вас, и о его последствиях я могу только догадываться. Я могу изменить вам память, и вы не будете помнить ничего из того, что творило это существо; вы можете уехать из Хогвартса и поступить в любую другую школу, кроме Дурмстранга - и я, и ваши учителя отрекомендуют вас как блестящую ученицу...
Гермиона отчаянно замотала головой, не обращая внимание на то, что перебивает взрослого:
- Нет... нет, сэр, я хочу остаться здесь... и п-помнить... чтобы никогда больше... - она посмотрела через плечо Дамблдора на Гарри, Мэгги и Рона с Джинни. - Но простят ли меня они?...
Повисла неловкая пауза.
- Думаю, я смогу, - кивнула Мэгги. - Все было не так уж и плохо.
- Ну, лично мне ты... точнее, оно ничего сделать не успело, - пожал плечами Гарри, и Гермиона нервно хихикнула - Стивена Кинга она читала, пусть и втайне от родителей. - Но вот Рон и Джинни... за них - не знаю, но попробую.
Брат и сестра Уизли переглянулись - их семья пострадала от Существа больше всего.
- Гарри и профессор Дамблдор правы, это была не ты, - начал Рон. - Но у этого... у него было твое лицо, твой голос, твои руки-ноги... в общем, не знаю, Грейнджер. Честно, не знаю. Я тоже попробую, как и Гарри. И Джинни...
- Мы постараемся, - Джинни подошла к Гермионе и ободряюще пожала ей руку. - Мы очень постараемся.
Гермиона слабо улыбнулась и пожала ей руку в ответ. Дамблдор откашлялся.
- Вернуть Уильяма, увы, не в моих силах, но освободить из Азкабана молодого Чарльза - вполне, - лица Рона, Джинни и самой Гермионы при этих словах просияли. - А пока не выпить ли нам по чашечке шоколада? Ничто так не успокаивает и не примиряет, как горячий шоколад.

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

- Звучит странно, если честно, - сказала Джинни.
- Гермиона, ты же сама говорила, что этого... как его, Пеннивайза не существует! - подпрыгнул Рон. - Что его выдумал какой-то американец и написал про это книжку!
- И потом, - Гарри внушительно помахал пухлым томиком, на обложке которого был нарисован жуткого вида клоун, - Клуб Неудачников уничтожил Пеннивайза года за три до того, как с тобой начало все это происходить. И где штат Мэн, а где твой дом?
- Вы правы, - прикусила губу Гермиона. - Но я вспомнила кое-что. В тот день я гуляла с Эдвином, и он уронил в водосток свой любимый брелок. Там была выемка, брелок как раз в нее свалился. Я полезла доставать и... - она перевела дух, - и что-то вцепилось мне в руку, что-то склизкое. Я тогда подумала, что влезла рукой в грязь, но рука оказалась чистой, - Гермиона обвела взглядом растерянных друзей. - А на следующий день я уже была... не я.

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

Очнулась я в каком-то тёмном сыром подвале колоссальных размеров. С трудом поднявшись (руки и ноги жутко ломило), я огляделась и в ужасе закричала – статую бородатого старика, стоявшую с одной из сторон, не узнать было невозможно. Тайная комната была освещена факелами но слава богу никаких гигантских змей поблизости не наблюдалось
– Василиска боишься? – голос донёсшийся из тёмного угла был тихим и показался мне знакомым – Не бойся, профессор Дамблдор позаботился о нём ещё в прошлом году
Из мрака показался Гарри Поттер с кривой улыбкой на лице.
– Поттер! – я разозлилась. Как он посмел использовать меня в своих непонятных играх! Сын поганой рыжей грязнокровки!
– А ты совсем тупая, да? – парень усмехнулся и я осознала что всё это время мы говорили на чистом русском. Неужели…
– Ты тоже попаданец? – уточнила я свою догадку
– Бинго, Крауч! – Поттер достал свою палочку и покрутил её в руках, после чего внимательно посмотрел на меня и спокойно спросил:
– Ты правда не уловила моих намёков? Впрочем не трудись отвечать, мне всё равно, мне другое интересно. Что ты нашла в этих мудаках Краучах?
– Мой дед умничка, а Барти такой славный что я не могла допустить чтобы Дамблдор добрался до их архивов и выдал меня за Уизли!
Поттер расхохотался. Я возмущённо надулась. Всё таки этот кретин читал канон задницей!
– Ладно Крауч – буркнул он – я надеялся что во всём этом есть смысл, но ты меня разочаровала. Энки!
Рядом с Поттером появился домовик. Гарри повернулся к нему.
– Энки, приведи сюда директора Дамблдора.
Когда домовик скрылся, мерзавец вновь обратился ко мне.
– Я не говорил Дамблдору что ты тоже как я, но думаю ему будет полезно узнать. Пускай он и решает твою судьбу, я в конце концов не убийца.

Гексаниэль, "Эффект птеродактиля"

Школа гудела уже третий день. Гермиона Крауч, наследница благородного рода... умерла.
Вот так просто. Уснула и не проснулась. Авроры допрашивали учеников, преподавателей, но тщетно - никто ничего вразумительного сказать не мог.
Официальную причину смерти объявили за ужином - аллергия на маггловские таблетки от кашля...
Мэгги Смит всхлипывала. Лаванда Браун, белая как мел, нервно комкала изящный кружевной платочек. Гарри Поттер равнодушно пожал плечами. Притихший Рон Уизли продолжал есть, не поднимая глаз от тарелки. Парвати Патил открыла было рот, чтобы сделать ему замечание, но под грозным взглядом старосты осеклась.
Тем же вечером подруги Гермионы, сбившись в кружок, утешали Лаванду Браун.
- Что случилось? - спросил не то Дин, не то Симус - их, непохожих внешне, все труднее было различить.
- Я вспомнила-а-а, - прорыдала Лаванда. - У нее на зельеварении... сумка... открылась... и на пол таблеееетки... маг-гловские... упали... я их подняла... отдала ей... а она... потом... ими... и... Что со мной теперь будет?!
Кто-то что-то говорил, утешал, давал советы. Рон смотрел на огонь и даже не повернулся. Лаванду ему было не жаль. Как, впрочем, и Крауч. Он только жалел, что опоздал на целый год... что его промедление стоило Биллу жизни.
Кто заподозрил бы Рона Уизли - неопрятного, тупого, вспыльчивого - в том, что он... например, умеет читать? Или в том, что он не простил наследнице Краучей ареста старшего брата? Нет, что не простил - могли и догадываться. Что тихонько перерыл папину аптечку - самые простые лекарства папа все-таки побоялся выбрасывать, оставил на всякий случай - не знал никто.
Крауч так любила все маггловское. Выставляла напоказ свое перо, громко рассуждала о маггловских лекарствах... наверняка она и сама ими пользовалась. Рон это запомнил. И инструкции читал внимательно.
Про таблетки от кашля ему понравилось. Было там занятное вещество... с очень сложным названием, но интересное. По-простому кодеин. Рон покупал таблетки - по пачке в неделю, в две, - два лета подряд. Навострился подделывать рецепты. Вычитал Концентрирующее заклятье - материал четвертого курса, но самого начала, можно натренироваться - в конспекте Перси. Дальше было проще: приготовить убойную дозу, сконцентрировав в одной таблетке тридцать, зарепарить упаковку, распылить в гостиной едкий порошок из толченых когтей наргла, выдержанных в соке крапивы, чтобы дня три-четыре кашлял и чихал весь факультет... ну что такого, после соревнования по полетам простуда - обычное дело... и подкинуть Крауч лекарство руками ее шестерок. Ну как подкинуть... отлевитировать на видное место. Для приманки он выбрал дорогое лекарство из лондонской аптеки, неудивительно, что Крауч взяла.
Рон Муциан умел убивать. Он вспомнил об этом благодаря Крауч, когда она надела ему котел на голову... было больно, но потом, лежа в больничном крыле, он вспомнил скуластое желтое лицо, горящие ненавистью раскосые глаза и летящий в него огненный шар. И еще очень много интересного... например, как убить и остаться вне подозрений.
Он не жалел, что вспомнил все это. Но все-таки зря Крауч тогда его обварила.

Уста Саурона, "Эффект птеродактиля"

Родилась в доме Грейнджеров, в дамбигадофике номер два миллиона двести две тысячи двадцать два. Известный попаданец, по призванию своему — паразит. В школе — гопник. В семье — голддиггер. В экономике, так сказать, необходим. Это, так сказать, система… э-э-э… в составе ста двадцати чашек чая. Фотографируете Хогвартс и получаете «Уиз-ли-гад». И бухгалтер работает по другой линии — по линии сквиба. Потому что не драконолог будет, контрабандист будет! Ну вот можно сфотографировать Нору. Можно стать квиддичным асом. Можно съесть булочку. И будешь уверен, что эту булочку примут по Своду Законов. Значит, на пользу родомагии пойдёт одна булочка. Величина, оторванная в область родомагии, даёт свои колебания на всю родомагию. А Джинни Уизли даёт колебания только на семью на свою. Чашка чая в спальне работает. В спальню факультета ходят и разогревают большой чайник. В Большом Зале маленький стакан тыквенного сока выпивают. Чай… э-э-э… будет вырабатываться гораздо легче, чем Свод Законов крепкий. А крепкий Свод Законов будет весомее, чем дом Грейнджеров. А в доме Грейнджеров будет расщеплённый Свод Законов. Тогда Свод Законов будет проходить через дом Грейнджеров, через дамбигадство, и замещаться там по формуле Разумной Родомагии. Вот в дамбигаде она может расщепиться, Родомагия! На Родовые Дары, на носителей крови, на предателей крови, на культуру чистой крови… Так что, в эту сторону двинется все попаданчество. Спальня факультета двинется в сторону ста двадцати чашек чая, которые будут… э-э-э… Уизли замучивать за Уизли. Сто двадцать чашек — предмет родомагия. Рон Уизли жрет как сто двадцать кирпичей, потому что структура, так сказать, похожа у него на кирпич. Дамбигад работает на стадионе для квиддича. Дамбигад работает у себя дома. Вот конкретная родомагия! «Открытая родомагия» — то же самое. Ну, берём дамбигад, вставляем в сейфы, накручиваем там… э-э-э… всё время золотые галлеоны… Так что же, будет тыквенный сок, что ли, вырастать? Тыквенный сок, что ли, будет вырастать из этого?

Клубника со льдом, "Эффект птеродактиля"

Поттер нашелся сам. Встал у меня за спиной в библиотеке.

— Надо поговорить, — услышала я.

— Надо. Только больше не в кустах. За нами весь Хогвартс следить будет. А потом Уизлетка придет ночью душить меня подушкой.

— Так придуши ее первой.

— Ай-я-яй, как не стыдно!

— Значит так, Крауч. Встречаемся в подземельях. Рядом с кабинетом Снейпа. Будь там через полчаса.

Хм… похоже, меня пригласили в Тайную Комнату. А это может быть опасно. И зачем Поттеру открывать мне ТАКОЙ секрет? Хотя без него я туда все равно не попаду, даже если попрошу Парвати о помощи. Тайную Комнату может открыть только наследник Слизерина. Я ведь нашла в нашей библиотеке одно из первых изданий «Истории Хогвартса». Магия змееустов отличалась от магии обычных людей. Им легко давались обычные заклинания. Но те, которые творили на парселтанге, получались только у них. А Салазар Слизерин заговорил свой тайничок еще и на кровь и дух. Так что или Поттер у нас внебрачный сын Темного Лорда, или крестраж сумел вытеснить ребенка или слиться с ним. Последнее — самое вероятное. Может, он попытается принести меня в жертву, чтобы возродить Тома из дневника? Теоретически возможно. Другое дело, что ему конкуренты не нужны. Да и зачем меня в жертву приносить? Я доказала свою полезность в качестве источника информации. И искать меня будут очень серьезно.

Так ничего и не надумав, я набросала записку, которую передала через Дилли Мэгги с указанием переслать ее деду, если я не появлюсь до утра. И как последняя дура поперлась на встречу с Поттером.

Народу в подземельях было мало. Только не хватало, чтобы Снейп вылез из кабинета со своим коронным вопросом. И где этот…

Охнуть не успела, как меня втолкнули в какую-то нишу.

— Тихо!

Неприметная дверь встала на место, зажегся свет. Нет, это была не Тайная Комната. Да и наивно с моей стороны было думать, что меня пригласят сразу в такое место.

Здесь было довольно уютно. Даже диван и два кресла имелись. Стол. Алтарь. Небольшой шкафчик и стеллаж, в котором стояло несколько толстых свечей.

— Это тайник Риддла, — сказал Поттер, — ты сюда попасть без меня не сможешь, тут все пароли на парселтанге. Он тут с друзьями встречался. Книжки прятал, кое-какие вещички. Рядом с деканским кабинетом никто бы и искать не стал.

— Неплохо, — оценила я, — а ты уверен, что директор не видит это место на какой-нибудь карте? Или еще каком следящем артефакте?

— Нет, — ответил Поттер, — Том говорил, что Дамблдор следил за ним, но так и не смог обнаружить это место.

У него не было тогда карты мародеров, подумалось мне.

— Так о чем ты хотел поговорить? — спросила я, с комфортом устраиваясь в одном из кресел.

- Да я, в общем-то, не собирался разговаривать. Инкарцеро! Силенцио! Левикорпус!

Я висела вниз головой над алтарем и никак не могла поверить, что это происходит. Я, Гермиона Крауч! Вишу тут как свинья на убой! Да как он мог со мной так поступить!!!

Поттер достал черную тетрадку, разложил ее на алтаре и начал расставлять вокруг алтаря свечи, зажигая их. Я задергалась и замычала, пытаясь сказать ему, что у меня есть, что ему предложить. Поттер как-то видимо понял меня и рассмеялся.

- Тебе нечего мне предложить, ты всего лишь чванливая идиотка. - он достал черный нож. - Мне нужна власть. И деньги. И я знаю, кто мне в этом поможет. Я воскрешу Лорда в твоем теле, готов поспорить, что никто даже не заметит разницы.

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

Билл вернулся в полночь, через три дня после своих похорон. Постучал в дверь Норы и попросил пустить его ненадолго. Молли рванула было к сыну, но была остановлена мгновенно брошенным заклятием Артура. Отца семейства Уизли многие считали бестолковым, но он был воспитан в старой чистокровной семье и прекрасно знал, что мертвецы возвращающиеся с того света редко бывают теми же, что при жизни. Его жена это тоже знала, но любовь к детям в ней была сильнее любого здравого смысла. Артур не мог позволить себе подобной слабости, как бы он ни любил своего первенца. Сейчас за его спиной, в своих комнатах спали другие сыновья и единственная дочь. И любимая жена, храпевшая на диване, с которого не успела подняться.
– Что ты хочешь от нас – голос Артура на мгновение дрогнул, но палочки, нацеленной на мертвеца он не опустил
Билл криво усмехнулся.
– Я… понимаю… папа – он говорил глухо, медленно и неразборчиво, но разобрать слова всё ещё было возможно – но… клянусь… я не… причиню вреда… вам.
Артур покачал головой. Он хотел, очень хотел поверить, но…
В этот момент упырь на чердаке завыл.
Молли вскочила с дивана, полностью стряхнув чары мужа и пересекла комнату быстрее чем он успел отреагировать, заключив вернувшегося сына в объятия и плача.
Артур опустил палочку, если бы мертвец… нет, его сын, хотел сделать что-то плохое, он бы уже сделал.
– Проходи – кивнул он Биллу, отходя в сторону – Но только до рассвета, не стоит младшим видеть тебя таким
– Почему пап? – раздался голос с лестницы. Артур обречённо обернулся. Там собралось уже всё семейство.
– Я… ненадолго… — вновь заговорил Билл
Молли собралась с силами, отлипла от сына и махнула рукой в сторону стола
– Пошлите, разберёмся что к чему.

•••

– И ты пойдёшь в Азкабан?
– Совсем один?
– Да ты рехнулся!
Близнецы казалось шокированы совсем не были и болтали с братом как ни в чём не бывало.
– Дементоры… ничего… мне… не… сделают — Билл выдал жутковатое подобие улыбки
– Палочка у тебя есть – глава семейства собрался с мыслями. Освобождение Чарли он планировал и сам, но раз всё так сложилось… – Портал я достану, Дамблдор не откажет мне в этом. Что нибудь ещё тебе нужно?
– Нет… папа. С остальным я … справлюсь…
– А что потом? – утирая слёзы спросила Молли
– Я умер, мама… У меня мало… времени… лишь жажда мщения… заклятия фараонов… позволили ненадолго… но Чарли… важнее мести.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 2 комментария

Talitko
Пост коротких зарисовок, он же #Заязочка #драбблофлэшмоб , часть 5, юбилейная!

Часть первая https://fanfics.me/message248923
Часть вторая https://fanfics.me/message253934
Часть третья https://fanfics.me/message399464
Часть четвертая https://fanfics.me/message404486

Кукурузник, "Эффект птеродактиля"

-...так что завтра все будет в срок, миледи.
-Благодарю, Мэгги. Можешь идти. - и Мэгги Смит пошла в свою комнату.

В поместье было много комнат, но так уж повелось, что для подруги семьи ( таков был ее статус, если сглаживать углы) жилое помещение было оборудовано на чердаке. Нет, Мэгги не жаловалась, да и любила уединение, однако временами одолевали мысли.

Вот и сейчас, когда хозяйка комнаты пригубила ром ( недавний подарок), окружающий мир вопреки желанию, не заиграл новыми красками. Наоборот, на душе стало мерзко, и даже цветущее лето за окном, казалось унылым.
Мэгги вспомнила, как однажды в Лютном, предсказатель-самоучка Марфи нагадал ей будущее...

***
-Нэн, я тебе точно говорю, я отлично умею гадать! Ну давай проверим, а? И если понравится, дашь мне бокальчик...
-Заткнись, пьянь! Надоел уже, - старая Нэн терпеть не могла разных побирушек, - Я свою судьбу и так знаю, а твою предсказать тоже могу. Ты или заткнешься и уйдешь, либо я тебе превращу ноги в сосиски.
-Ну и ладно, - тихонько произнес Марфи, отходя подальше.Ссориться с Нэн не хотелось, опасно.
Но тут он обратил внимание, что к нему подошла девочка:
-Извините, мистер, вы правда гадаете?- спросила она, шмыгая носом.
-Мэгги? Конечно,я... Слушай, а тыможешь попросить у Нэн для меня кое-что? А я тебе погадаю, вот прямо сейчас.
-Ну не зна-а-аю...
-Ладно, давайя погадаю, а ты послушай.

Гадание в исполнении Марфи мало походило на привычные способы , что изучались в магической части Великобритании. По всей видимости он нахватался методов и знаний разных магических школ, поэтому и гдал так необычно: смотрел на то, как Мэгги пересыпает горсть семян полыни, кидал кости, изучал ее ладонь, и делал многие другие вещи.
Наконец он закончил:
"Вижу! Вижу как есть!" - заговорил он пафосным тоном, - " Будет утебя жизнь не твоя! Не будешь ты голодной, не будешь холодной, но будешь бедна. Вижу явсе у тебя, и одежды дорогие, и дом, и все - но это не твое. Свяжешься узами, что крепче брачных, жить будешь не одна. Сама в радость пойдешь, а придешь в печаль.Вижу как..." - пока он размахивал руками, и надрыввно вещал, Мэгги потихоньку забежала обратно в лавку, оставив горе-сказителя разоряться на весь Лютный. Выступление вызвало в ней тревогу, но долго задумываться над услышанном она не стала.

***
И вот сегодня ей сорок четыре года. Казалось бы, расцвет жизни, еще много здоровья и сил, самое время совершать великие и не очень дела,, завести семью , растить детей. Но не для нее. Ее судьба и жизнь, незавидны.

Со стороны это видится иначе: она живет в богатом доме, дружит с влиятельной аристократкой, ее материальное положение чудесно. Но это все обманка, мираж.
Гермиона, давшая ей возможность сравнительно неплохо жить, вовсе не альтруист, и не добрячка. Очевидно, что она всему ведет учет, все подсчитано, за каждое доброе дело и за каждый подарок, она ожидает отдачи. И сколько всего она уже сделала для Мэгги: поселила в своем доме, обеспечила всем необходимым, еще со школы приняла в свою компанию. И за все это желает получать пользу.

Рюмка за рюмкой. Мэгии Смит вспомнила, как бравировала перед Джинни Уизли, считая свое положение лучшим. О Мерлин, какая же она была дура! Да лучше бы она и дальше ходила в старой мантии, и без конфет - но она была бы свободна! Выучилась бы, устроилась на работу, вышла бы замуж, родила детей. Могла бы сама себе хозяйкой быть!

Рюмка за рюмкой.

А ведь она едва не вышла замуж за чудесного человека. Вацлав, этот милый паренек, приезжавший к ним в Британию в две тысячи втором, обаятельный, веселый, добрый. Он был перспективным зоологом, они явно нравились друг-другу. Но Гермиона нарушила ее планы. Гермиона нуждалась в сиделке, в няне, Гермиона намекала ей, что она достойна большего, нежели "какой-то поляк".

Рюмка за рюмкой.

И чем дольше это продолжается, тем глубже онавэтом болоте. Опутанная долгами и магическими клятвами, связанная обязательствами, и совершенно без друзей, которые могли бы помочь.
Все так называемые друзья отвернутся о нее, едва лишь она устроит бунт. Всем важно богатство и статус,и все.
Свободных денег нет, и ценностей нет. А если украсть... Глупо, сживут со свету, показательно, и страшно.

Рюмка за рюмкой, рюмка за рюмкой, Мэгги Смит поминала свою независимую, достойную жизнь. Жизнь, которой не стало тогда, когда она предложила быть прислугой у Гермионы Крауч.

Лиза Пинская, "Эффект птеродактиля"

а ведь можно было с песней и "языком блеснуть" и корни показать. Что-нибудь с детства всем в подкорку засевшее. "В лесу родилась елочка" или там "спят усталые игрушки". Срывающимся дребезжащим голоском слова детской милой песенки... Как бы выглядела сцена!

Гермиона обернулась, и тут звуки арфы смолкли... Девочка прижалась спиной к двери, в ужасе глядя, как трепещут три пары век чудовищной собаки, как подрагивают ноздри: даже не проснувшись до конца, тварь принюхивалась. Из необъятной утробы доносился гулкий рык. "Что же делать? Что делать?! Не помню... Как же там было в книге? Думай! Думай, Глаша, оно просыпается! Думай!" - мысли проносились в голове безумным хороводом. "Точно! Пение! Эта тварь засыпает от пения так же, как от музыки! Черт..." Монстр распахнул налитые кровью глаза и уже начал приподниматься на лапы, когда раздался слабый, срывающийся голосок:
- От улыбк-ки станет всем теп-плей! От улыбки в неб-бе ра-адуга просне-ется! Ой, мамочка... Под-делись улыбкою своей! И она к т-тебе не р-раз еще вернется!..

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

Предупреждаю, Билл тут злой сторонник злого Дамбигада. Правда злой.

– Значит так Петтигрю – Билл ещё раз пробежал глазами по строчкам. Почерк Дамблдора был хорошо ему знаком, как и то что с исполнением его приказов медлить не следовало – Старший Крауч будет в Министерстве. В поместье остаются младший, сука-девчонка и несколько домовиков. План упрощается.
Крысюк ничего не ответил, только оскалился и отсалютовал Биллу палочкой. Уизли вздохнул – в мудрости великого магистра он не сомневался, но работать на этом задании предпочёл бы с кем-то поадекватней. Впрочем Петтигрю, в числе тогдашнего состава Ордена, взламывал маноры богатеньких снобов, когда сам Билл еще пелёнки пачкал. Взяв со стола сумку с необходимыми зельями и артефактами, Уизли перекинул её через плечо и кивнул напарнику, после чего аппарировал в окрестности поместья Краучей.

•••

Петтигрю, отправленный вперёд, вернулся через полчаса, превратившись в человека прямо перед носом Билла. Уизли поморщился. Крысюк обожал делать пакости, даже своим. Великий магистр однако в его преданности Делу был уверен и не пристало простым братьям подвергать её сомнению.

– Готово, Уизли – Петтигрю скривился – Поганцы сожрали твою отраву и передохли как милые.

Билл хмыкнул. Ещё бы. Пикси не чета той мелкой дряни из пирамид, да и в брошенных манорах, вскрытие которых было главным хлебом гринготтских взломщиков заклятий, чего только не водилось.

– Хорошо – кивнул он напарнику – что с чарами?

– Внешнюю мелочь я снял – Петтигрю посерьёзнел – но то что на доме мне не под силу

– Я справлюсь

Билл в себе не сомневался. Каждый чистокровный сноб считал что его защита уникальна, но все они строились на одних принципах. Распутать даже самое хитрое плетение было делом времени. Глянув на Петтигрю, Билл вытащил из сумки деревянную бляху с нанесёнными рунами и протянул ему.

– Возьми. Если кто-то рядом аппарирует, а кроме Крауча тут некому, руны засветятся.

•••

– Инкарцеро – верёвки опутали мелкую суку за считанные мгновения. Та повалилась на пол, выкрикивая угрозы и зовя на помощь. Билл наложил на истерящую дуру заклятие немоты и, сев возле неё на корточки прошипел:

– Не обманывайся, Крауч, ты пока ещё не присоединилась к папаше только потому что твоя кровь нужна для взлома защиты ваших тайников здесь. Потом я отдам тебя ему – Билл показал пальцем на похотливо потирающего руки Петтигрю – а потом, прости уж, убью с особой жестокостью. Я, знаешь ли, люблю своих братьев.

Поднявшись Уизли повернулся к напарнику.

— Ждём старшего. Когда прикончим его, эта сука вся твоя.

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

Мне копию протокола в аврорате запросить? - хмыкнула я.
- А запроси! - неожиданно взвился младший Уизли.
- Да, копия протокола не помешает, - ещё более неожиданно поддержал его один из близнецов. - Потому что...
- ...нам сказали, что Билл умер в камере... - подхватил другой.
- ...от сердечного приступа...
- ...что-то не сходится.
- И кстати, Крауч, говорят...
- ...при твоём деде...
- ...в камерах аврората часто умирали Пожиратели...
- ...при подозрительных обстоятельствах.
- Не то, чтобы мы были против...
- ...но странно это. Если не веришь - спроси у Нотта...
- ...или у Уилкса....
- ...или у Розье...
- Да и с твоим отцом там тоже...
- ...была какая-то мутная история...
Перси молчал, но выглядел полностью солидарным с братьями. Джинни злорадно блестела глазенками из-за спин близнецов. Я сжала кулаки и огляделась; все - Дин, Симус, Лаванда, даже Невилл - старались не смотреть на меня.
Кажется, что-то пошло не по плану.

Клубника со льдом, "Эффект птеродактиля"

Рон Уизли за завтраком сперва долго смотрел на несчастную Парвати, а потом начал все громче бурчать, что всякие тут змей на несчастных первокурсников натравливают.

— Заткнись, Уизел! — четко сказала я.

— Сама заткнись!

Ого, бунт на корабле! Я спокойно взяла кубок с соком. Ничто так не красит конопатую физиономию как оранжевая мякоть тыквы. Он теперь рыжий в квадрате.

— Я кому велела заткнуться? Поттер, почему Уизли без намордника?

— Мисс Крауч!

К нам неслась МакКошка. Вдруг за соседними столами засвистели, а мне на голову приземлились что-то горячее и липкое, противно затекая в глаза и стекая по шее.

- Сама ты без намордника, да спросить не с кого, - пробурчал Рон.

Я начала вставать из-за стола, пытаясь вытереть глаза, но тут в меня с противным чавканьем приземлились ещё пара-тройка чего-то съестного.

- Прекратить! - прикрикнула Макгоннагал, - двадцать баллов с Гриффиндора, мисс Крауч, за нападение на студента.

Я протерла глаза и огляделась. Зал орал. За соседними столами несколько человек стояли с едой в руках, выжидая возможность залепить ею в меня. Сквозь свист прорывалось "ату ее", " совсем уже охуела", "грязный ублюдок", "пожирательское отродье" и прочие грязные эпитеты, не достойные Великого Дома Краучей. Я открыла рот, что бы заорать им всем, что я этого так не оставлю и что мой дед с ними всеми разберется, но еле слышное в этом гомоне "силенцио" лишило меня этой возможности. Я только и могла беспомощно открывать и закрывать рот, но я им всем отплачу! Да я на них в суд подам! Весь Визенгамот будет рассматривать это дело! Кучка грязнокровых мразей! Я с ними значит чаем делилась, а они!!! Сидят и смотрят! Твари!

- Мисс Крауч, к директору! Это неприемлемо! - начала выговаривать мне Маккошка. - Вы опасны для окружающих, я буду выступать за ваше исключение.

Чтоооо? Меня, Гермиону Крауч, исключат? Да скорее тебя выгонят, полосатая идиотка, думала я, вылезая из-за стола, что бы пойти за Макгоннагал.

- В башню тебе, сука, лучше не возвращаться, - услышала я шипение сбоку.

Я повернула голову: эта рыжая оборванка Уизли смотрела на меня с угрозой, крепко сжимая палочку. Ха! Что ты мне сделаешь, дура, подумала я, переведя взгляд на близнецов. Их держал Перси, но все три выглядили так, как будто были готовы меня разорвать. Я посмотрела по сторонам. Что ж, помощи здесь мне ждать неоткуда, все смотрели на меня так, как я смотрела на этого грязного уебка Рона. Пожалуй, мне нужно связаться с дедом, подумала я, выходя из зала.

Клубника со льдом, "Эффект птеродактиля"

— Давай, рассказывай, — сказал Барти, когда мы устроились в креслах.

Я разливала чай и рассказывала.

— Мне это не нравится, — сказал мистер Крауч, — история со змеей дурно пахнет. Но Снейп, похоже, действительно не может отказать Дамблдору ни в чем. Хотел бы я знать, на чем тот его прихватил.

— Сэр, — сказала я, — я понимаю, что вам не хочется вспоминать о прошлом, но сейчас все время вылезают какие-то части старых историй. Скажите, пожалуйста, а против профессора Снейпа было что-то реальное? Кроме принадлежности к сторонникам Волдеморта?

— Я не могу разглашать материалы дел, это закрытая информация, — ответил дед.

— А разве директор Хогвартса мог иметь свою тайную сеть и агентов? — спросила я.

Барти фыркнул.

— Я хочу сказать, что знаю про агентов, — сказала я, — они бывают у полиции и разведки. Но Дамблдор директор школы. Формально он мог получить какую-то информацию от бывшего ученика. Но он, как честный человек, должен был сообщить ее в аврорат, разве нет? А то я тоже могу объявить кого угодно своим тайным агентом.

Мой дед со стуком поставил чашку на блюдце. Барти замер. Ай да я!

- Гермиона! - начал мой дед - я понимаю, тебе всего 12, но мне не нравится слушать подобные бредовые истории. Откуда тебе знать, что и как делал Дамболдор 15 лет назад? Что у него могло быть, а чего не могло? Шла война. Сравнивать то время и сегодня очень неумно. Не разочаровывай меня, я думал, ты умная девочка.

Некоторое время я смотрела на деда в полном обалдении. Волшебники, что тут скажешь.

— А знаешь, — продолжил мой дед, — это казалось таким очевидным. Дамблдор был уважаемым человеком, победителем Гриндевальда, кавалером Ордена Мерлина, директором Хогвартса. Но при этом он был ещё и Верховным чародеем Визенгамота и председателем Международной Конфедерации Магов. И есть до сих пор. Очевидно, что все эти регалии не за красивые глаза ему достались и не просто так. Может, он тебе не нравится, но… Мерлин! - дед сжал кулаки, явно злясь. Я решила попридержать коней и зайти с другой стороны.

— Сэр, а чем вообще занимался Дамблдор во время той войны? У меня Поттер спрашивал, он хочет выяснить, что тогда с его родителями случилось. Понимаете, ведь свидетелей того, что случилось на Хэллоуин, кроме Гарри и нет. А все откуда-то точно знают, что именно там случилось. Он же имеет право знать, это его родители.

Мистер Крауч снова сжал кулаки.

— Знаешь, Гермиона, когда ты начинаешь задавать вопросы, мне становится жутко от твоей ограниченности и необразованности. Ведь это совершенно естественные вещи, никто из нас о них даже не задумывается. Я понятия не имею, чем ты занимаешься в школе, кроме того, что постоянно заказываешь чай и сладости.

— Тайных агентов разводит, — буркнул Барти, — из Мэгги тот ещё тайный агент получится. Чай умеет заварить и хватит.

- Ты не знаешь элементарных вещей, - продолжил дед, - об устройстве общества и его функционирования. Мне страшно подумать, как ты меня позоришь перед учениками и преподавателями! Ты же наверняка несешь подобную чушь и там! - дед подскочил и грохнул кулаками по столу. - Позор!

Он выбежал из комнаты в ярости. Барти смотрел на меня со смесью злости и презрения. Как будто я какой-то Уизел!

- Я пришлю тебе нужные книги и лично опрошу на следующих каникулах, - сказал Барти. - Такая тупость неприемлима для рода дипломатов, надеюсь, ты понимаешь, как это серьезно. Не разговаривай ни с кем на темы, отличающиеся от учебных. Никакой политики, никаких вопросов и теорий, никаких историй, подобных этой, про Дамболдора. Нам тебя ещё замуж выдавать. Мерлин, надеюсь, никто не воспринял это все всерьез!

Барти тоже вышел из-за стола и ушел в библиотеку, подбирать книги. Я осталась за столом, пить чай и есть вкусные пирожные. Я вообще не поняла, что только что случилось и почему. Дед уважает Дамболдора? Сотрудничал с ним во время войны? Да не, чушь какая. Тут что-то другое. Может, Дамболдор наложил на свое имя заклятие, что бы знать, что о нем говорят что-то плохое? А дед не хочет себя подставлять? Должен же был Волдеморт научиться у кого-то? А кто у нас директор школы? Правильно. Да, так и есть! Вот же старый мудак! Ну ничего, нужно только показать деду, что я все поняла и тогда держись, директор!

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля" (дополнение к зарисовке выше)

- Ты вообще уверен, что ЭТО - от тебя? - хмуро спросил старший Крауч у сына. - Ты, конечно, наворотил дел, - на лице у него заиграли желваки, - но это были дела другого рода. Такой глупости себе даже ты не позволял.
Барти ответил ему уничтожающим взглядом.
- Девчонка может врать, хотя ты сам сказал, что она - вылитая мама. Проверка крови - никогда. Я действительно ее... зачал.
- Значит, вот какова судьба моего рода - сын-преступник и внучка-идиотка, - резюмировал Бартемиус с едва заметной долей горечи в голосе. - Но если с ервым я ничего не могу поделать, то второе попытаюсь исправить по мере сил. Передай домовым эльфам, что отныне в доме запрет на сладкое; Альбус как-то говорил мне, что оно полезно для мозг, но в случае... Гермионы, - имя девчонки Бартемиус буквально выплюнул, - наблюдается обратный эффект.

Клубника со льдом, "Эффект птеродактиля" (дополнение-2)

- Всегда есть кое-какие зелья, да и ритуал можно провести, если очень припрет, - сказал Барти. - Они, конечно, темные, но мне терять нечего, я сделаю всё, что нужно, что бы защитить репутацию рода. Только скажи, отец.
- Подождем пока. Я свяжусь с Дамболдором по поводу контроля поведения, может, удастся пристроить её к какому-нибудь старшекурснику, который сможет ее приструнить. Но ты подумай, что мы можем сделать и как это... провернуть внутри семьи. На всякий случай.

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

— Не наследница, — кивнула я, — мой будущий муж или войдет в Род и примет мой фамилию, или будет договор, что один из сыновей будет наследником Краучей. Я носительница крови.
С минуту в зале висела пауза, а потом со стола... Слизерина грянул оглушительный хохот. Слизеринцы вскакивали, совершенно не аристократично тыкали в меня пальцами и сгибались пополам от хохота:
- Вот позорище!
- Носительница крови, это же надо!
- Докатились Краучи, ниже падать некуда!
Я непонимающе крутила головой. Они... они что, смеются... надо мной?!
- Вы рехнулись?!
- Это ты, Крауч, рехнулась! - проорала, вытирая выступившие от смеха слезы, Миллисента Булстроуд. - Перед всей школой расписалась в том, что ты - дура и неумеха!
- Тебя официально признали носительницей крови? - сквозь смех спросила Дафна Гринграсс.
Я вскинула голову:
- Да, а что?
За моим ответом последовал новый взрыв хохота. Да в чем дело-то?
- А то, - чуть взвизгивая от смеха, вмешалась Паркинсон, - что ты - единственный ребенок в семье. А раз ты не наследница, а всего лишь носительница, то значит, ты настолько тупая и малоспособная, что специализацию Рода продолжить не можешь! Только на размножение и годна! Я вот, как вырасту, продолжу семейное дело, и Милли тоже, и Дафна, потому что у нас нет братьев, а ты будешь только рожать и не возбухать! Инкубатор на ножках!
- Врешь ты все, Паркинсон! - вмешалась - пусть и очень неуверенно - Лаванда. Правильно, пускай мой чай отрабатывает. - Неправда это!
- А вот и правда! - влез Малфой. - Моя кузина Клитемнестра с тринадцати лет продолжает семейное дело, потому что ее дед умер, а отец и дядя в Азкабане! И мама говорила, что на такой, как Кит, или Дафна с девчонками, когда они вырастут, любой чистокровный рад будет жениться, а тебе, Крауч, максимум Уизли светит, если приданое дадут хорошее!
- Да сейчас! - хором рявкнули Перси, Рон и близнецы. - Она нам и с деньгами не нужна!
- Значит, только полукровка! - закатилась Паркинсон. - Или вовсе грязнокровка! Вроде Финнигана или Томаса - то-то они вьются так вокруг тебя!
- Моя сестра Астория может быть носительницей крови, - отсмеявшись, добавила Дафна. - Или Джиневра Уизли, у нее вон сколько братьев. А ты, Крауч... мда. Бедный мистер Крауч.
Я сжимала и разжимала кулаки. Уизли ухмылялись. Гриффиндорцы подавленно молчали.

My Chemical Victim, "Эффект птеродактиля"

Родольфус побледнел так, что его лицо слилось с синеватым воротником рубашки; казалось, прямо сейчас он упадёт в обморок, но Лестрейндж усилием воли сдержался, улыбнувшись брату.

— Заткни её, — прошипел он.

Малолетняя Крауч с важным видом рассказывала однокурсницам о преимуществе брака, где жена ничего не делает. Не для этого Лестрейнджи сбежали, ох, не для этого.

Рабастан вскинул палочку и прошептал заклинание; полукровка упала на каменную дорогу.

Родольфус с облегчением стёр пот со лба дрожащей рукой. Беллочка — и в одном помещении с ним постоянно? Да не приведи Мерлин эта заразная идея распространится и будет пропагандироваться как нечто выгодное.

Нужно срочно намекнуть Лорду о необходимости посильнее занять Беллс подальше от дома.

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля"

- Чтоооооооооооооооооооо?!
Крик Беллатрикс прокатился по дому и стих где-то около дальней границы поместья. Наверху мелко затряслась люстра.
- Мы так не думаем, - поспешно вмешался Рабастан. - Нет, конечно, Белл. Но сам факт...
- Сам факт! - Беллатрикс в гневе запустила в стену заклинанием; древней каменной кладке уже было ничего не страшно. - Малолетняя шлюха сама хочет приспособленкой заделаться и порядочных женщин к тому же принудить! Ну, доберусь я до нее...
- Драко мне писал, что эта Крауч тупая, как тролль, а гонору больше, чем у всех вейл мира, - подала голос Клитемнестра. - Я ее не застала - пришлось дома учиться, когда дедушка умер, чтобы все успевать, вы же знаете - но ради такого цирка готова в школу вернуться.

Desmоnd, "Эффект птеродактиля"

- Итак, вы хотите сказать, что по каким-то там...
Голос Беллатрис звучал ровно, спокойно и даже почти весело. Но Рудольфус не обольщался - когда жена выглядела нормальной, это было категорически ненормально. Но пауза требовала заполнения, поэтому он сказал:
- ... кодексам Рода и Своду Древних Законов!
К сожалению, безотчётный ужас сыграл с гортанью дурную шутку, так что его голос пустил петуха.
- Так вот, по Древним Законам, женщина может быть отдана в другой род, независимо от желаний? Что скажешь Барти?
Барти Крауч-младший почувствовал, как спину покрывает холодный пот.
- Это действительно Древние Законы, они действительно в теории имеют силу. Но их не применяли ещё с пятого века до нашей эры.
- И ты хочешь сказать, что любую женщину могут отдать замуж не по её желанию, а за кого решит отец? Как у каких-то дремучих магглов?
- В теории, только в теории, - махнул руками Крауч, стараясь держать ладони подальше от палочки.
- И по этой теории этим "кем-то" могла быть я?
- Нет, что ты, дорогая - вмешался Рудольфус, - у нас с тобой всё по любви!
Он прекрасно знал, в кого влюблена его жена. Но попытаться разрядить ситуацию требовалось немедленно. К сожалению, попытка провалилась.
- И папа Сигнус мог сказать мне "ты должна выйти замуж за того кривого косого слабака, просто потому что так требуют интересы Блэков"?
Рудольфус и Барти переглянулись. Несмотря на серьёзность ситуации, предположение было настолько абсурдным, что они не выдержали и рассмеялись нервным смехом. Но стоило к ним присоединиться звонкому смеху Беллатрис, они резко заткнулись.
- Итак, Барти, может поведаешь, кому в голову пришла идея раскопать это тухлое законодательное дерьмо? Кто решил, что порядочная ведьма пойдёт замуж насильно, словно какая-нибудь дикая маггла?
Барти сглотнул.
- Моя дочь.
- Твоя кто? - прищурилась Беллатрис.
- Мой ублюдок, следствие моей несдержанности. Полукровка.
- И каков статус у этого ублюдка теперь?
Барти понятия не имел, почему отец принял это отродье в Род, но говорить, что она стала наследницей Древнейшего и Благороднейшего Рода Крауч было смертельно опасно.
- Я улажу проблему. Лично пойду и избавлюсь от отродья, - ответил он решительно. - Мы никогда не ладили с отцом, но он поймёт и даже одобрит.
Барти встал и направился к камину.
- Подожди, Барти, - донёсся ему в спину ласковый голос Беллы.
Он резко обернулся.
- Мы пойдём вместе. Я хочу познакомиться с твоей дочуркой.
Барти смотрел на яркую и искреннюю улыбку женщины, которую боялись все, кроме Лорда, и сглотнул. Похоже, это знакомство будет очень долгим, но ни капельки не приятным.

Гилвуд ФИшер, "Эффект птеродактиля"

– Пошла и выстирала мои подштанники! –рявкнул Северус, даже не повернувшись к жене. Люциус Малфой, сидевший напротив новоявленного лорда Крауча-Принца, подавил смешок и подтолкнул пешку на E4.
– Ты мой муж, а не хозяин! Я ввела тебя в Род! А ты...
Палочка оказалась в руке мгновенно и столь же мгновенно невербальное заклятие тишины поразило Гермиону, не заставив Северуса даже глаз оторвать от интересной партии.
– В следующий раз это будет Круциатус, безмозглое ты существо – произнёс он ровным голосом – Приношу извинения Люциус, просто эта идиотка меня уже допекла.
– О, друг мой, я не в обиде – Малфой взял со стола кружку горячего чая, откинулся в кресле и аккуратно из неё отпил – Драко рассказывал о том как она вела себя в школе. Честно сказать я не знал что у Краучей настолько богатое наследство, чтобы оно того стоило.
Северус хохотнул
– Нет конечно, но их влияние было нужно мне чтобы Визенгамот признал меня лордом Принцем. Ты ведь в курсе. Мой почтенный дедуля как раз скончался в девяносто-третьем, и я едва успел наложить руки на его поместья и сейфы. Без Краучей и этого чёртова брака они отошли бы Гринграссам. А потом анонимный донос в Аврорат и оба Барти отправились целоваться с дементорами... – Крауч-Принц прервался и повернулся к жене, всё ещё стоящей в зале.
– Нет, ты решительно идиотка – проревел он вскакивая на ноги и направляя на неё палочку – Круцио!

Desmоnd, "Эффект птеродактиля"

- Чай? - спросил Драко Малфой. - Я обожаю чай.
Он удобно устроился в кресле, поднял чашку и пригубил горячий напиток.
Гермиона взяла двумя пальцами свою чашку и оттопырила изинчик, стараясь это делать как можно аристократичнее.
- Необычный вкус, - заметил он.
Лицо Драко сохраняло аристократическую бесстрастность, так что Гермиона не могла понять, нравится ему или нет.
- Это довольно редкий и очень ценный сорт.
Драко снова пригубил чай и вежливо улыбнулся.
- Это не Чудобурный Волшечай, - задумчиво сказал он, - и не Доброчай Клеопатры Бриггс. И, судя по тому, что наши с вами волосы не мерцают искрами, это не Восхитительный Чаеблеск. Как вы достали эту редкость?
- Я написала родителям, - ответила Гермиона, - и они прислали.
- Родителям? Разве ваш отец не томится в Азкабане? - в знак удивления Драко аристократично поднял бровь. - Впрочем, мистер Крауч из такого древнего Рода не мог не выбрать что-то неподобающее.
Напряжении, на секунду охватившее Гермиону, мгновенно отступило.
- Этот чай, - она сделала попытку впечатлить собеседника, - стоит пятьсот фунтов за двадцать унций. Разным грязнокровкам подобное даже не сни...
Драко, сделавший очередной глоток, прыснул чаем прямо в лицо Гермионе. Он несколько раз сплюнул на пол, достал платок и начал спешно промакивать рот.
Гермиона с ужасом и непониманием уставилась на Драко.
- Фунтов? Ты хочешь сказать, что это маггловский чай? - прошипел он.
- Он очень дорогой! Это почти сто галлеонов за...
- Грязный маггловский чай!
- Его собирают вручную на плантациях...
- Грязные магглы своими грязными руками? Даже без толики волшебства?
- Но ведь...
- Я предполагал, что с тобою что-то не так, - продолжал шипеть Драко. - Меня насторожило ещё это маггловское безобразие вместо приличного пера. Но из-за безупречной репутации Рода Крауч я давал тебе шанс. Вот уж воистину, можно вывезти грязнокровку от магглов, но нельзя вывезти маггла из грязнокровки.
Он резко развернулся и широкими шагами направился прочь из комнаты.
- Но Драко, - пролепетала ошарашенная Гермиона.
Драко резко остановился и слегка повернул голову.
- Для тебя - Лорд Малфой, маггловский ублюдок!
Он вышел из комнаты, громко хлопнув дверью.

Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 16 комментариев

Talitko
Пост коротких зарисовок, он же #Заязочка #драбблофлэшмоб , часть 4

С ума сойти, уже третий пост не влазит!

UPD 22/09/2019

Часть первая https://fanfics.me/message248923
Часть вторая https://fanfics.me/message253934
Часть третья https://fanfics.me/message399464

My Chemical Victim, "Эффект птеродактиля"

...Гермиона проснулась ночью и поспешно склонилась к полу, свесившись с кровати; её вывернуло сегодняшним ужином. Пару секунд девочка тяжело дышала, а потом сплюнула желчь и рухнула на подушки.

...— Мисс Крауч, пять баллов с Гриффиндора и «тролль» за урок, — вздохнула МакГонагалл. Гермиона посмотрела на неё мутным заторможенным взглядом — она не высыпалась совершенно. Квикки был ночной птицей и летал ночами, и его хозяйка вынуждена была летать вместе с ним — метафорически выражаясь, конечно.

Плечи и спина, на которые в полётах приходилась наибольшая нагрузка, болели ужасно; одно неловкое движение — и из горла вырывается стон боли. Мадам Помфри дала мазь, но она не помогала — не была рассчитана на такое.

И помимо этого маленькой гриффиндорке приходилось принимать участие в его охоте. Всегда. Гермиона чувствовала, как бьётся в её руках сердце мыши, как течёт по губам и подбородку кровь, она ощущала её неприятный металлический привкус у себя в горле. Поначалу её рвало, и на уроки она приходила бледной, невыспавшейся и худой. Потом рвать перестало — привыкла. Если бы Гермиона писала книгу, то она называлась бы так:

{«Вы когда-нибудь ели трепещущую мышатину?»}

Гермиона не ела — и ела одновременно.

Чёрт бы побрал эту проклятую сову.


Венцеслава Каранешева, "Эффект птеродактиля"

По знаку профессора мы с Уизелом поднялись на помост. Зал разразился аплодисментами. Я сдержанно поклонилась, принимая восхищение публики. О, конечно, я не страдала нескромностью и понимала, что львиную долю всеобщего восхищения, в котором я буквально купалась, следовало отнести на счет Рода Краучей. Но все-таки я льстила себя надеждой, что и мой ум с сообразительностью привлекли на мою сторону немало поклонников.

- Рональд Биллиус Уизли! - сотрудник министерства подошел к рыжему чучелу. - У вас есть последняя возможность отказаться от тех смехотворных обвинений, которые вы выдвинули в адрес хранительницы крови Благородного Дома. Принесите публичное покаяние и отделаетесь всего навсего пятью годами в Азкабане и пожизненным рабством в семействе Краучей.

- Нет.

Не ожидала я этого от рыжего, если честно. Удивил так удивил. Впрочем, тем лучше, не пропадет заботливо присланный дедушкой артефакт.

- Гермиона Джин Крауч! Не хотите ли вы оказать снисхождение этому подлому предателю крови?

- Не хочу показаться чрезмерно строгой, но он самим своим существованием оскорбляет мир, в котором я живу. Пусть горит в аду.

По залу прокатился шквал аплодисментов, где-то на задних рядах девочки-гриффиндорки развернули транспарант с мигающей надписью "Сдохни, тварь!". Я невольно прослезилась.

Не отрывая взгляда от сотрудника министерства, который должен был дать отмашку к началу дуэли, я сунула руку в свои расшитые золотой нитью шелковые панталончики и нащупала амулет, который должен был сделать любое мое заклятие неотразимым. Уизел побледнел, как простыня, его крупные ладони сжимались и разжимались, точно он собирался меня придушить. Ага, размечтался, урод.

- Иииии.... начали!

Я молниеносно выхватила палочку.

- Круци...

Моя голова вдруг взорвалась невыносимой болью, все вокруг закружилось, палочка выпала из рук. Неверяще я глядела, как рыжий с усмешкой направляется ко мне. Этого просто не могло происходить на самом деле! Не могло! Благодаря своему артефакту я могла блокировать любые заклинания!

Но, видимо, не брошенный в голову стул.

Лиза Пинская, "Эффект птеродактиля"

— А еще что на каникулах было? — спросила я. — Меня вот мистер Крауч в министерство водил, в свой департамент. Там все очень интересно устроено.

— Подумаешь, — подал голос молчавший до сих пор Рон, — я там много раз был. Ничего интересного. Меня отец водил.

Я пожала плечами. Девочки хихикнули. Рон надулся, видимо вспомнив разницу в должностях между своим отцом и моим дедом. Да уж, я прекрасно понимаю, что это не хорошо и не красиво, но буду без малейшего зазрения совести пользоваться всеми преимуществами, которые дает мое положение. Пора было поставить на место зарвавшегося Уизли.

- Тебе не понять, Уизли. Что ты мог посмотреть в Министерстве? Кладовку? Общественный туалет? Или просто по коридорам проходил? Не помню, кем там твой отец работает: уборщиком или вроде того. А мой дед – Глава Департамента. Пока он был занят меня поил чаем дедушкин секретарь. И вообще мне много рассказали и показали.

- Мой отец, Крауч, вообще-то возглавляет свой департамент, нечего тут! Я твоего деда не оскорблял. Подумаешь, чаем напоили и баек рассказали. Так тебе что-то важное и скажут, ага.

- От департамента твоего отца, Рон, пользы меньше, чем от уборки коридоров Министерства. Что он там, по магглам бегает? Небось еще вещи и деньги у них таскает. У вас вся семейка такая.

- Ты… Да как ты смеешь! – Уизли вспыхнул и подскочил с места, сжимая кулаки. – Ты заплатишь за это!

- Ой, да что ты мне сделаешь, Уизли? Пожалуешься братцам? Так им до тебя…

- Я вызываю тебя на дуэль! Пора отвечать за свой поганый язык, мисс я-круче-всех-вокруг.

- Дуэли в Хогвартсе запрещены!

- Струсила? Настоящий маг никогда не уклонится от вызова. Ты – позор семьи, Крауч!

- Ах так? Я покажу тебе, кто тут позорит имя мага! Я принимаю вызов!

- Отлично, Крауч. Сегодня в полночь, в зале наград. Гарри, будешь секундантом?

- Конечно буду, дружище! Ты бы сделал для меня тоже самое.

- Невилл, а ты будешь моим секундантом.

- Извини, Гермиона, из меня неважный секундант выйдет. Так что, без меня.

- Дин?

- Нет, прости, у нас с Симусом другие планы.

- Лаванда…

- Гермиона, ты что! Ночью, в зал наград… Я вообще темноты боюсь!

- Ну хорошо. Я вам это еще припомню! – Я давно не была так зла. Обойдутся теперь без моих
элитных сладостей к чаю, предатели. Пойду сама и размажу этого поганца Уизли. Даже не размажу, а разорву. Как Тузик грелку, ага.

Несколько часов спустя...

Гермиона Крауч тихо всхлипывая, с трудом волоча за собой сросшиеся под действием непонятных чар ноги, ползла по темному ночному Хогвартсу и мечтала встретить кого-нибудь из дежурных преподавателей. Да хотя бы Филча! Но коридор был пуст, и только дорожка из влажно поблескивающих в свете факелов, отвратительно копошащихся слизней отмечала ее путь в больничное крыло.

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

– Я Рональд Биллиус Уизли, за оскорбление моего доброго имени и чести вызываю Гермиону Крауч на магическую дуэль. Директор Дамблдор – рыжий несколько замялся, его лицо пошло краской – прошу вашего содействия в подготовке подобающего места и организации в соответствии с Уставом Хогвартса.

Я поперхнулась и в шоке подняла глаза на творящийся балаган. Неужели этот нищеброд думает что я стану с ним сражаться? Что он возомнил о себе?

– Я наследница древнейшего и благородного рода Краучей – процедила я , вложив в эти слова всё презрение к рыжему и его грязной семейке – и не буду сражаться с предателем крови и сыном … дворника.

Уизли побагровел но не сдвинулся с места, лишь вновь перевёл глаза на Дамблдора

– Ты всего лишь полукровка и бастард – донёсся из за стола Слизерина выкрик кого-то из их первогодок. Приглядевшись я с удивлением узнала в кричавшем Нотта, продолжавшего свою гневную отповедь – род Уизли старый, и что бы они не говорили, не запятнавший себя связями с маглами!

– Мистер Нотт, прошу успокоиться. Минус пять баллов Слизерину – Дамблдор поднялся со своего кресла и тяжело посмотрел на меня, после чего обвёл взглядом большой зал. Молчание длилось долю секунды, после чего старик снова заговорил:

– Я никогда не одобрял решения школьных споров подобными методами. Но! К своему глубокому сожалению я не могу отменять правила установленные самими Основателями и потому – директор кивнул Рону – да, мистер Уизли, я выделю для вас зал и прослежу за выполнением условий. Если Гермиона не принесёт извинений вашей семье от лица семьи Краучей, конечно.

Рон кинул на меня торжествующий взгляд.

Я ошалело оглянулась ища поддержки, но все как воды в рот набрали. Ну и Мордред с ними! С одним ленивым предателем крови я как-нибудь справлюсь.

Презрительно оглядев собравшихся я вскинула голову.

– Хорошо, я согласна. Тебе крышка, Уизли.

– Понятно – Дамблдор вздохнул – дуэль состоится завтра в полдень, здесь в большом зале. Никаких артефактов, никакого оружия, только палочки. Мистер Уизли, мисс Крауч, кого вы возьмёте в секунданты?

Рон замялся. Из того что я знала про дуэли выходило что братьев взять было нельзя, а у Рона никого больше и не было.

– Я готов быть секундантом Рона – поднялся Гарри, после чего неуверенно добавил – если объясните что нужно делать

– Хорошо – Дамблдор одобрительно кивнул – думаю Рональд сам вам всё расскажет. А вы мисс Крауч?

– Невилл! – выпалила я

– Мистер Лонгботтом? – директор взглянул на сидевшего подле меня Невилла

– Я… да, буду – помедлив произнёс мальчик, затем перевёл взгляд на Уизли – не имею ничего против тебя Рон, но она всё таки моя подруга.

***

Большой зал преобразился. Столы были убраны, а посередине поставили внушительный помост. Когда я, в сопровождении Невилла вошла, все были уже на месте и Уизли тоже. Невилл вчера говорил что тот сразу отправился тренироваться с братьями, но я была уверена что ничему толковому эти ничтожества научить не способны. Я волшебница из рода Краучей, а это что-то да значит. С удивлением я увидела своего деда и семейку рыжего. Видимо Дамблдор пригласил.

– Дуэлянты, на помост – донёсся до меня голос директора. Я, улыбнувшись собравшимся, поднялась, Уизли встал напротив меня. Гарри и Невилл, как то было положено секундантам, предложили нам примириться, но всем было ясно что так просто это не кончится.

Мы с Уизли едва кивнули друг другу вместо поклона и направили друг на друга палочки

— Экспелеармус —выкрикнул рыжий прежде чем я успела хотя бы подумать и моё оружие полетело к нему.

В зале воцарилась мёртвая тишина. Через несколько мгновений до меня донёсся негромкий и полный отчаяния голос деда.

– Какой позор…

My Chemical Victim, "Эффект птеродактиля"

— Эй, Крауч, — окликнул меня Малфой, — с вами, гриффами, что — теперь и за одним столом сидеть нельзя?

— Можешь не сидеть, — ответила я, — но те, кто соблюдает правила гигиены, скорее всего не заразились. А мальчикам зелья хватило. Заразу Уизли принес. Так что от меня можешь не шарахаться. Разве что тебе этого хочется.


Перси Уизли нехорошо прищурился и покосился на замерших близнецов. На мгновение — лишь на мгновение! — за столом Гриффиндора разлилась душная, тугая тишина.

Сначала книжную девочку жалели, списывая всё на отсутствие друзей. Перси был готов поклясться, что к ней относились с небольшим снисхождением — прощали нападки, закрывали глаза на дикость... Он сам хмурился на близнецов поначалу — какой бы она ни была, надо дать ей шанс.

Но Гермиона Крауч, променявшая свою неблагородную фамилию на «дворянскую», словно неподходящую по погоде куртку, плевала им в лицо раз за разом, и старостам стоило больших трудов удерживать факультет в состоянии холодной войны с дурой.

Сейчас же все усилия пошли прахом — и Перси понял, что чувствует облегчение.

* * *

Предателей особенно не любили на Гриффиндоре; крыс и подлиз — ненавидели. Для гриффиндорца значение имела семья, и на семь лет учёбы этой семьёй становился факультет; в гостиной могли быть страшнейшие баталии, доходившие до маггловского мордобоя, но перед другими грифы, как презрительно их называли подземельные слизняки, друг за друга были горой. Это было настолько естественным, что даже не обсуждалось.

Крауч же только что не защитила свой факультет. И дело было не в том, что они нуждались в защите — дело было в том, что их однокурсница ничего не сделала.

И одновременно невольно сделала две страшнейшие вещи:

выпала из семьи и

перешла в разряд «подлиз».

* * *

В другой ситуации, наверное, они бы поступили иначе; не так скрытно, не так жестоко. Поорали бы и забыли.

В другой ситуации — но Крауч была дочерью Пожирателя. Ей бы не припомнил этого никто, — она даже не знала своего отца! — если бы девчонка не была такой дрянью. В морду дать зассыт, как сама выразилась она (словно в зеркало глядела), а из-за спины деда — нет.

И впервые за много лет на Гриффиндоре развернулась внутренняя травля.

У Крауч пропадали вещи, чернила высыхали и становились невидимыми; для неё не оказывалось ни свободных книг в библиотеке, ни удобных мест в классе (иногда даже не было стульев), а сова почему-то стала сонливой и летать отказывалась (или, напротив, летала на охоту в самый неподходящий момент). Сумки гриффиндорки рвались, кабинки туалета — закрывались намертво, когда она была в них, а стоило ей опоздать хотя бы на несколько секунд к началу урока, как дверь класса оказывалась запертой прямо перед её носом.

Учителя молчали.

Мистер Крауч один раз приходил разбираться, но, поговорив с деканом, почему-то достаточно быстро ушёл и больше в школе не появлялся.

А Крауч только пила в гордом одиночестве чай и презрительно поносила непонятно почему взъевшихся на неё одноклассников.

Они ведь не относились так даже к мерзкому Уизли?

Гермионе и в голову не приходило, что бывают вещи и похуже детской зависти и — даже! — глистов.

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

Несколько дней после возвращения близнецов я ходила по коридорам Хогвартса гордо подняв голову. Ещё бы, добиться полной изоляции мерзких рыжих от собственного факультета – это было достойно дочери древнейшего и благороднейшего рода Краучей. Предки бы наверняка мной гордились! Всё-таки самая умная ведьма столетия! Лестница подо мной повернула в сторону библиотеки — я поморщилась. Думаю это Дамблдор зачаровал их так, чтобы вовремя подталкивать Поттера к заранее заготовленным для него «подвигам». А на других детей директору было конечно наплевать. Мне такое не нравилось.
За спиной раздался резкий хлопок. Я обернулась и увидела полтергейста Пивза, висевшего надо мной и злобно ухмыляющегося.
– А, это ты, жалкое создание — процедила я презрительно – убирайся, не то напишу деду и тебя изгонят из замка.
Пивз засмеялся и в его смехе мне послышалось нечто недоброе
– Меня пытались изгнать волшебники посильнее нынешних и уж точно посильнее жалкого Барти Крауча – кривляясь сообщил полтергейст – да и в любом случае…

С этими словами он схватил меня за мантию и, перетев через лестничные перила мы оказались в воздухе.

– Братья Уизли передают привет, маленькая полукровка – хихикнул Пивз и отпустил меня вниз…

Shunt, "Эффект птеродактиля"


- Срочный вызов! - в каморку, где обитала группа немедленного реагирования, ворвался, вращая своим магическим глазом, Аластор Грюм. - Хогвартс!
Авроры поглядели на него с недоумением, но вопросов задавать не стали - это были опытные бойцы времен войны с Волдемортом, знавшие, что секундное промедление стоит человеческих жизней. Хлопки аппарации и комната опустела - о том, что здесь только что были люди напоминали только пара чашек кофе да забытая в пепельнице тлеющая сигарета.
Оказавшись перед воротами Хогвартса, на границе аппарационной зоны, один из авроров все же задал вопрос своему командиру:
- Аластор, что случилось-то? Опять кто-то Крауч обидел? - в голосе мужчины сквозило ехидство.
- Скорее, уж она обидела, - Аластор потер застарелый шрам. - Паренек, который через камин связался с нами, был в панике. Нес околесицу, что-то про "червей, пожирающих разум".
- Шутка такая что ли? - хмыкнул второй аврор, приглаживая вздыбленные волосы. - От этих малолеток чего только не дождешься.
- Стивен, я в аврорате подольше тебя буду и знаю, когда шутят, а когда говорят правду, - мгновенно набычился Аластор. - Парнишка трясся от ужаса. Ладно, пошли уже, - махнул рукой Грюм.
Шли с осторожностью. Тишина вокруг - тягучая, вязкая - напрягала. Многим припоминались последствия рейдов Пожирателей Смерти. Такая же тишина и Метка над местом убийства. Двери в Хогвартс были закрыты, но хватило одного заклинания, чтобы створки распахнулись. Аластор, перешагнув порог, замер. Его единственный живой глаз расширился от ужаса.
Весь Большой Зал был покрыт серой слизью, в которой валялись тут и там тела детей, подростков и взрослых магов. Приглядевшись, он увидел, как по телам магов ползают плоские, длинные черви.
- Твою мать! - выругался Стивен, зашедший следом. - Что это?!
Аластор не ответил и поднял палочку - свет озарил зал, давая увидеть всю картину целиком. Черви были всюду. Они ползали, оставляя за собой след из слизи, проникали через нос, рот и уши в тела детей, другие выползали оттуда же. Ни одного живого мага видно не было.
- Нам подмога нужна, - сдерживая проклятья, произнес Аластор.
Молча кивнув, один из авроров выбежал из зала - следовало послать Патронуса в министерство, сообщить о том, что здесь происходит.
- Стой, одна вроде живая! - Стивен толкнул Аластора в бок и указал на маленькую фигурку, идущую к ним дерганной походкой.
- Это же...
- Хотите выпить чаю? - глухой, совсем не девичий голос, исходящий от Гермионы Крауч заставил авроров дернуться и отступить на шаг. - Мне его прислали родители. Вкусный чай. - Она дернула головой и открыла рот - огромный червь вылез из него и с чавкающим звуком скользнул на пол.
- Дьявол! Финд... - Аластор в последний момент сумел перехватить руку товарища, уже готового выпустить Адское Пламя.
- С ума сошел?! Здесь дети! - рявкнул он ему в ухо, не забывая следить за Гермионой своим волшебным глазом.
- Здесь нет никого! Только эти существа и... Берегись! - алая вспышка ударила в бросившегося на них червя, заставив его свернуться отвратительным клубком.
- Уходим! Без подмоги нам не справиться! - рыкнул Грюм, посылая несколько заклинаний в червей, ползущих к ним.
Выбежав на улицу и укрепив двери Хогвартса всеми известными ими заклинаниями, авроры переглянулись.
- Нужна зачистка, - прохрипел Аластор.
Стивен только кивнул, мысленно поблагодарив Мерлина и всех остальных за то, что его дочь уже успела закончить школу.

My Chemical Victim, "Эффект птеродактиля"

Крауч закрыл глаза рукой. Девочка, так похожая на его милую жену, была вовсе не такой; она не была ни доброй, ни справедливой — словно её вырастили дикие звери, ядовитые змеи, привыкшие жалить исподтишка, копившие в себе яд и злобу.

Августа рвала и метала. Рвала копии бумаг и газеты о его решениях и метала — их ему в лицо. Крауч и не помнил, чтобы она так орала — Августа Лонгботтом обычно просто давила ледяным спокойствием.

Крауч с неожиданным цинизмом взглянул на фотографию счастливой Гермионы. Что же... Скоро ей шестнадцать. Тогда можно будет и поговорить про виры с Августой. Всё-таки, Барти Крауч был немного мстительным.

Совсем чуть-чуть.

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

Так и не придумав ничего умного, я добралась до заветной двери и заглянула внутрь. В тот самый момент, когда Поттер и Уизли прыгнули в люк, арфа перестала играть, цербер очухался, а меня со всей дури толкнули в спину. Сзади с грохотом захлопнулась дверь. А-а-а-а!

Пушок как в замедленной съемке повернул ко мне три своих головы…

Деньги
Деньги, чай и ценности
Чай, ценности, деньги, Снейп, Снейп
Сдохни мерзкий Уизли, чай, чай, деньги, статус
Деньги, золото, блестяшки, чай, аристократия
Чай, чай,чай, деньги, нюхать подштанники Снейпа
Сдохни Уизли, сдохни Дамблдор

Затянула я дрожащим голосом. Пушок плюхнулся на задницу и раскрыл все три пасти от удивления. В стрессовой ситуации я действую автоматически, не раздумывая. Могу начать требовать то чего больше всего хочу. Страх и осознание стыда не приходит никогда.

PersikPas, "Эффект птеродактиля"

- Гарри, ты хоть что нибудь увидел??? - раздраженно спросил Лорд
- нет,- процедил сквозь зубы Поттер
- а? что? - спросонья спросил Квирелл
- Почему? Почему ты не видишь, где камень?- яростно зашипела голова Квирелла
- а я знаю? - вскипел Гарри,- все должно было получиться. Может надо еще подождать?

Лорд поднялся со ступенек, и стал быстро ходить взад вперед. Он громко проклинал себя за то, что связался с мальчишкой и Квиреллом, этими недоносками, недостойными быть магами. Остановился, посмотрел на Гарри и раздраженно выплюнул очередное проклятье.

Квирелл молчал, он боялся вызвать еще больший гнев хозяина, в конце концов это ведь была его идея заключить договор с этим непонятным Гарри вовсе и не Поттером, как оказалось. Но он был слишком осведомлен о положении вещей. Неужели он сплоховал и подставил Лорда. О Мерлин, он этого не переживет и в прямом и в переносном смысле!

А Гоша ждал, что вот вот сработает план Б и его придет и спасет старичок Дамблдор. Потому что план А провалился полностью Зеркало показывало его тайные желания, а не местонахождение философского камня. На то, что Квирелл и Лорд сдохнут прикоснувшись к нему, он не рассчитывал, потому что все уже пошло не по канону. Вот вот он придет, добрый волшебник, и его задница будет в очередной раз спасена. Не может быть иначе, ему же всегда везет

Но время шло, а эта троица так продолжала, как и предыдущие часов семь, гипнотизировать зеркало, в надежде, что оно покажет путь к заветному камушку. А зеркало упорно показывало каждому свою мечту. Самую заветную и желанную.

О чем мечтал Гоша? да все просто, его мечта была до ужаса банальна. Вот он, живой и счастливый, в своем старом теле, сидит в большом кабинете. В руках у него ключ от Газпрома, а Путин чистит ему ботинки

Квирелл тоже не был особо оригинален. Он видел Лорда во главе магической Британии, видел торжество идей за которые боролся хозяин, а себя его правой рукой.

Лорд же мечтал о более приземленных вещах. Он видел себя живым, здоровым, немного упитанным. Он стоял над телом поверженного врага и звонко смеялся.

А где-то там, счастливо чавкая, немного порыкивая, Пушок доедал, скормленную ему в качестве пропуска, Глашу. Все же, хоть у кого-то день был удачным

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

Толпа на входе в больничное крыло раздвинулась, пропуская Бартемиуса. Аврор, охранявший двери сочувственно кивнул Краучу и отошёл в сторону, позволяя ему зайти

Внутри было всего несколько человек, собравшихся возле одной из коек: Дамблдор, Макгонагалл, местная целительница, пара человек из попечительского совета и ещё один аврор – грузный пожилой мужчина с косым шрамом на лице.

Бартемиус твёрдым шагом подошёл к ним, бросил взгляд на тело лежащее на койке и, на мгновение прикрыв глаза, кивнул. Да, это была Гермиона, неожиданно нашедшаяся и столь же неожиданно ушедшая внучка.

— Как это случилось?

Голос Крауча не дрогнул, в конце концов эмоций по отношению к этой зазнавшейся полумагле с палочкой он никогда не испытывал, только исполнял долг главы рода. Долг же требовал чтобы виновник понёс соответствующее наказание. Собравшиеся переглянулись. Кажется они ожидали большего горя, но Бартемиуса их ожидания не интересовали.

– Одна из девочек первогодок вылила на Гермиону опасное зелье — взял слово Дамблдор – она взята на месте преступления и помещена под стражу до суда.

– Суда? – Крауч удивлённо взглянул на директора – зачем суд, если вы взяли её над трупом? Бросьте в Азкабан, чего время тратить? Впрочем, делайте что хотите,только не забудьте передать мне тело для погребения

С этими словами Бартемиус пошёл обратно к выходу.

***

Джинни Уизли сидела на своей кровати и плакала. Она не хотела чтобы всё закончилось так. Гермиона конечно была последней сукой, она сдала Чарли и чуть не убила Рона, но когда Том пообещал ей посодействовать в отмщении, Джинни не представляла что его помощь приведёт к смерти мерзкой Крауч. Ещё неприятнее было осознавать то, что Смит, которую бросили в Азкабан за то, к чему её принудил Том, скорее всего там и умрёт. Какой бы она ни была, Азкабана Смит не заслужила.
Наконец решившись, Джинни поднялась, вытерла слёзы рукавом мантии, осторожно взяла дневник лежавший рядом и кинула в сумку. Прикасаться к нему лишний раз не стоило, не после того как она узнала на что он способен. Повесив сумку на плечо она выдохнула и зашагала к выходу. Дамблдор должен знать о Томе, пока тот не убил ещё кого-нибудь.

Shunt, "Эффект птеродактиля" (дополнение к зарисовке выше)

- Мертва? - Барти Крауч, казалось, помолодел лет на двадцать.
В его глазах впервые появились искры чистого, неподдельного счастья.
- Мертва, - с трудом удерживая скорбную мину ответил Дамблдор.
- Ну и слава Мерлину. Сожгите тело, - бросил Крауч и вышел из больничного крыла.
Спустя мгновение из-за не до конца прикрытой двери донесся его радостный крик "Ю-ху!", а потом торопливое обращение к домовухе по имени Винки: "заказывай Дон Периньон, звони в проститутошную! Счастье-то какое!"
Мало кто сожалел о погибшей Гермионе Крауч...

Бешеный Воробей, "Эффект птеродактиля" (дополнение-2)

Но тут жуткие ожоги внезапно затянулись, тело дернулось, открыло глаза и... село. Присутствующие нервно икнули, кто-то даже перекрестился по полукровной памяти.
Гермиона обвела собравшихся испуганным взглядом, так не похожим на ее обычный высокомерный и прошептала:
- Где я?
- Мисс Крауч... - дернулся Дамблдор.
- Крауч? - выдохнула Гермиона. - Нет, я Грейнджер, Гермиона Грейнджер! Где я? Где мои мама и папа? Где Эдвин, что с ним сделали? - ее затрясло.
Дамблдор и Помфри тут же бросились успокаивать насмерть перепуганную - в этом можно было не сомневаться - девочку. Выяснилось, что Гермиона не помнит ничего с того самого момента, как она играла с братом; ей захотелось сладкого, она потихоньку съела шоколадный батончик и... начала задыхаться - у нее, как оказалось, была сильнейшая аллергия на арахис. Взрослых дома не было, Эдвин инстинктивно понял, что сестре плохо, но ничего сделать не мог - Гермиона задохнулась из-за отека Квинке. Ни про профессора Макгонагалл, ни про первый курс Хогвартса, ни про мистера Крауча она ничего не помнила, зато все время просила позвонить родителям.
Дамблдор хмурился. Эта Гермиона - вежливая, добрая, искренне беспоковшаяся о родителях - никак не вязалась в его голове с той маленькой дрянью, за которой он наблюдал весь последний год. Девочка явно была одержима, но кем, как?
Кажется, ответа на этот вопрос он не получит.

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля" (дополнение-4)

– Барти! У меня прекрасное известие – проорал изрядно подвыпивший мистер Крауч вваливаясь в двери своего дома – Твоё мерзкое отродье сдохло! Гермиона у‐мер-ла! Винки, ещё огневиски и Барти тоже налей.
Усевшись в кресло напротив сына, прикованного цепью к стене, Бартемиус расслабился. Барти злобно зыркнул на отца, взял из рук уже вернувшейся домовухи бокал, отпил из него и спросил:
– Уизли довела?
– Не интересовался – благодушно пробормотал Бартемиус – да и какая разница. Теперь мы свободны, Барти! Свободны как ветер!
Крауч-младший иронично тряхнул железом на руках, показывая что кое-кто тут совсем не свободен. Крауч-старший на мгновение задумался, после чего махнул рукой и, весело сказал:
– Я тебя раскую. Под клятву не вредить мне, конечно. Мерлин всемогущий, всего пара месяцев с этой и ты кажешься самым лучшим сыном на свете

Гилвуд Фишер, "Эффект Птеродактиля"

Довольно отдалённое будущее. Косой переулок.
Рон Поттер бодро шагал следом за отцом, с любопытством разглядывая витрины магазинов и таращась во все глаза на напыщенных волшебников в разноцветных мантиях и разноцветных шляпах (а ведь шляпы и мантии вышли из моды ещё при прадедушке Гарри!). Рон бывал здесь часто, но каждый раз Косой переулок впечатлял по новому.
Когда они проходили мимо одной из лавок, отец столкнулся с выходящим оттуда знакомым с работы и оазгооворился с ним о возросших ценах на глаза жаб, а Рону наказал дойти до магазина мистера Лонгботтома самостоятельно и ждать его внутри. Мальчик не стал спорить, ему не терпелось взять в руки настоящую волшебную палочку, а мистер Лонгботтом был хорошим другом семьи и наверняка не стал бы заставлять Рона ждать отца.
Поттер уже подходил к магазину, когда из его дверей показался самый надутый из мальчишек в мире. У мальчишки был длинный нос и мелкие бегающие глазёнки, а чёрные волосы выглялели такими сальнымт, что Рон содрогнулся. На сальноволосом была надета мантия расшитая рунами,золотом и самоцветами, на его шее и руках болтались золотые цепочки с какими-то амулетами, а передвигался он… Рон потёр глаза но жуткое видение не исчезло – мальчишку тащили на себе две девочки младше его и самого Рона, настолько оборванные что Поттер аж поёжился. Время от времени они приостанавливались и тогда мальчишка пинал их пятками, роняя с туфель стразы. Следом за ними плелись ещё трое детей разных возрастов, страдальчески уставившихся в землю. Одеты они также были в совершенную рвань, но на шеях у низ болтались здоровенные деревянные таблички с надписью «Собственность Северуса Люциануса Крауча»
– Ты чего уставился, нищеброд? – мальчишка, по видимому тот самый Северус Люцианус, заметил Рона и скорчил особо гнусную рожу.
– Да вот думаю – Поттер несколько оправился от потрясения и уже мог внятно говорить – это мне снится, или такие мрази как ты действительно существуют
Крауча перекосило. Спрыгнув с плеч девочек, тут же бросившихся лицом в землю, он брызгая слюной заорал
– Да как ты смеешь, грязь, я из приличной семьи! Эй, Смит, мою палочку, быстро!
Но прежде чем один из его свиты, видимо тот самый Смит, успел отреагировать на его приказ, Рон Поттер уже бросился на Крауча, впечатывая кулак ему в лицо и чувствуя себя как никогда близким к сказкам о великом прадедушке Гарри.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 13 комментариев

Talitko
Пост коротких зарисовок, он же #Заязочка #драбблофлэшмоб , часть 3

Первый пост уже слишком большой, поэтому делаю еще один.

UPD 17/09/2019

Чтобы мадам Зи было не очень скучно в гордом одиночество на Олимпе долбанутых фиков, также помещу сюда зарисовки по мотивам обзоров Гексаниэль на фик "Хоук и философский камень" о стремной НЕХе укравшей тело Поттера и мучащей невинных детей попаданце из игры Dragone Age.

Кукурузник, "Помощница Темного лорда"

За столом в большом зале, Мелинда Мей хмурилась, и старалась устроиться поудобнее. Не получалось:
-Да что ты все вертишься? На гвоздь что ли села? - раздраженно спросил Рон, справа от которого она сидела, и мешала есть суп.
-Заткнись рыжий! Как ты меня достал уже, сил нет! Ка хочу, так и сижу, завали свое еб...
-Мисс Мей! - грянул голос декана, - минус пять баллов с Гриффиндора, за неподобающее поведение, - весь факультет издал приглушенный стон,- и сядьте уже ровно!
-Да, профессор, - не признаваться же ей, что сидеть было неудобно.

***
Дело все было в том, что Волдеморт вчера снова показал себя великим магом. Даже будучи слабее самого захудалого призрака, он умел доставить боль, когда хотел. Может он был и не самым великим артефактором, но серьги сделал в свое время на славу. Нечто вроде дистанционного пульта, чтобы хоть немного, но управлять жертвой - Темный Лорд всегда знал толк в средствах контроля и порабощения. Недовольный тем, что его агент в юбке не может сообщить ничего толкового ( общие школьные сплетни уже были все выслушаны, и не интересовали колдуна), он наказал ее с выдумкой - взял под недолгий контроль, и заставил истыкать себя вилкой в ягодицу. дюжину раз. И тыкать с силой, до боли, до страданий.
Он знал какое выбрать наказание, и какое место. Резать руки, ноги, спину - может кто-то увидеть, да и не нужно ему, чтобы помощница истекла кровью. Да и в больничном крыле могут что-то заподозрить. А так вышло и больно, и незаметно, и унизительно, и напоминает о себе довольно долго. На прощание Волдеморт обещал, что в случае чего, может повторить - и это был не пустой звук.

***
Рон устало выбрался из-за стола, и пошел в лестницам. Скоро урок ЗОТИ, надо не опаздывать. Из-за этой дуры Мей их факультет стабильно терял баллы, так как она вечно устраивала скандалы, и почему-то если не с ним, то с другими братьями. Если бы у него был галеон, он бы поставил его на то. что когда братец Перси отправит ее на отработку ( однажды и у него терпение кончится), ее хватит удар.


Desmоnd, "Хоук и Философский камень".

Тёмный Лорд удовлетворённо смотрел на тело Гарри Поттера, распростёршегося у него возле ног. Результат схватки не то чтобы не был предрешён, но обескураживал. Его Немезида, его выбранный судьбой враг, в итоге оказался слабым безобидным ребёнком, даже более слабым, чем тот младенец, благодаря которому он погиб в первый раз.
Поттер применял какие-то странные безмолвные чары, использовал магию крови - именно ту область Тёмных Искусств, в которой сам Волдеморт был особо силён. Разумеется, результат был закономерен, как закономерен исход дуэли первокурсника и Филиуса Флитвика.
Поттер воспользовался небольшим арбалетом, закреплённым у него на предплечье. Смехотворность подобной попытки не поддавалась описанию. Противниками Тёмного Лорда были, в основном, полукровки и магглорождённые, некоторые из них имели нелепую веру в маггловское оружие. Ему доставляло немало удовольствия созерцание выражения лиц подобных "хитрецов", когда казалось бы такие смертоносные пули натыкались на постоянный кинетический щит, который он, ещё маленький мальчик, испуганный бомбардировками Лондона, разработал на третьем курсе Хогвартса.
Не стала исключением и стрела арбалета - судя по всему, одна из поделок жуликоватых гоблинов, которые обожали всучивать "абсолютно надёжное и безотказное оружие" очередному простофиле.
Одна из Авад Тёмного Лорда разбилась об металлическую броню на груди Поттера. Справедливости ради, железка спасла жизнь своему владельцу, вот только она же её и погубила. Человек в доспехах становился неповоротлив, а в дуэли магов всегда решала скорость. Поэтому понадобилась ещё одна Авада.
Тёмный Лорд поднял палочку, собираясь испепелить тело Поттера, чтобы, наконец, навсегда поставить точку в старом сражении, как мальчик распахнул глаза.
- Я вернулся! - отчего-то радостно закричал он.
- Авада Кедавра! - рявкнул Волдеморт.
Но зелёная вспышка застыла, не долетев считанные дюймы до окружённого серебристым сиянием Поттера.
- Я живой! Ха-ха-ха-ха! Я снова жив! - не обращая внимания на Волдеморта, повторил тот. - Экспекто Патронум!
Серебристое сияние сгустилось в два ослепительно сияющих силуэта - изящную лань, и и сильного гордого оленя с развесистыми рогами. Светлая дымка взметнулась из-под их копыт, они с головокружительной скоростью сорвались с места и ударили рогами Волдеморта в грудь.
Он почувствовал, как сила, абсолютно чуждая его естеству, проникает вовнутрь, как искренние радость, ликование и счастье, сжигают его суть, словно огонь Фиендфаера паутину акромантула. Исторгнув последний нечеловеческий вскрик, Волдеморт упал на землю, уставившись на закрытое тучами небо невидящими глазами.
Гарри вытянул руку:
- Акцио палочка.
Сразу две палочки прыгнули ему в ладонь. Гарри улыбнулся, отстегнул наручные ножны и выкинул эту неудобную, непрактичную и вредную штуку прочь. Затем он стал медленно снимать с себя доспехи и бросать сюда же, на землю.
- Директор, вы так и будете там стоять? - спросил Гарри. - Мне не хотелось бы применять Хомене ревелио. В конце концов, это невежливо.
Воздух в полусотне футов от Гарри замерцал, сгустившись в два силуэта - высокого старика с белой бородой и маленького полугоблина.
- Не знал, Гарри, что ты можешь чувствовать дезилюминационные чары.
- У меня для этого было много времени. Я мог только слушать, смотреть и чувствовать. И запоминать. Поверьте, у меня очень хорошая память.
- Гарри, прости. Мне пришлось лишить тебя детства.
- Глупости, директор. Пусть вы использовали Обливиэйт на этом монстре, но я всё помню. Я понимаю ваши мотивы, всё что у меня есть - это понимание. На кону стояло слишком много жизней, чтобы одна моя имела значение. Но даже при этом вы сделали всё, чтобы спасти меня, не дать мне угаснуть.
- Так ты помнишь?
- Конечно!
Гарри вытянул руку. В воздухе раздался негромких хлопок и поляну залило алое сияние.
- Здравствуй, старый друг! Тепрь по-настоящему здравствуй! - он погладил по голове феникса, опустившегося ему на предплечье. - Я помню твою песнь, которая не давала мне утонуть во тьме, я помню твои слёзы, которые исцеляли тело, укрепляя его связь с моей душой. Директор, не стоит извиняться, вы сделали всё, что могли. И даже больше. Теперь Волдеморт мёртв. Теперь я свободен. Теперь мне придётся решить, что делать со своей жизнью. Той жизнью, которой я не знал.
Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор склонил голову, блеснув очками половинками.
- Пожалуйста, будь помягче с Миллисент.
- Разумеется, директор. Она-то ни в чём не виновата. Я попытаюсь загладить вину перед Драко - даже он не заслужил такого обращения. Мне придётся наладить контакты с теми, кто был рядом с этой мразью, что заняла моё тело. Рон, Невилл, Гермиона - они прошли через многое. Теперь я должен стать им именно таким другом, каким притворялась Тварь.
- Я рад, что ты понимаешь, - кивнул Дамблдор. - Ты очень повзрослел. Лили и Джеймс очень бы тобой гордились.
Гарри улыбнулся и промолчал. Крошечная фигурка рядом с Дамблдором, застывшая неподвижно и пытавшаяся казаться как можно более незаметной, пошевелилась.
- Гарри... - нерешительно начал Флитвик.
- Я всё понимаю, профессор. Но бесплатных обедов не бывает. Деньги всё-таки придётся вернуть.
Филиус Флитвик обречённо кивнул.
- Те деньги, что я брал на "личное ученичество" лежат в отдельном сейфе Гринготса. Мы с директором ждали этого момента, поэтому пытались спасти хоть малое. Но, сам понимаешь, гоблины ни за что...
Гарри рассмеялся звонким мальчишеским смехом.
- Поверьте, профессор, с гоблинами я разберусь.


Гексаниэль, Хоук и Философский камень

Тонкс неловко взяла предложенную чашку, чуть плеснув на блюдечко, и нервно хихикнула:
- Знаете, профессор, я впервые сижу тут не потому, что меня поймали.
Дамблдор кивнул:
- Понимаю. Мисс Тонкс, я пригласил вас по очень деликатному вопросу. И как бы ни закончился наш сегодняшний разговор, я попрошу вас никому о нем не рассказывать.
- Я... да, сэр, - Тонкс отставила чашку и выпрямилась в кресле, насколько это было возможно. Ее, как-никак, зачислили на первый курс Академии, нужно было соответствовать.
- Хорошо. Как вам, возможно, известно, этой осенью в Хогвартс поступит Гарри Поттер, - Дамблдор дождался ее кивка и продолжил: - Гарри жил у своих родственников-магглов, и Хагрид вызвался передать ему письмо и помочь купить все к школе. А потом рассказал мне нечто весьма тревожное. Поведение Гарри показалось ему очень странным, как он сказал - "дети себя так не ведут"...
- Извините, что перебиваю, профессор, но... Хагрид не так часто общается с детьми за пределами Хогвартса, он же не выходит к магглам. Гарри мог просто стесняться его - все-таки незнакомец, да еще такой огромный... это мы все знаем, что он добряк...
- В другом случае я сказал бы, что вы правы, - Тонкс показалось, что в глазах директора мелькнуло одобрение. - Но не в этом. Хагрид сперва тоже так подумал, но, чтобы проверить, некоторое время следил за ним под дезиллюминационными чарами. Не буду утомлять вас подробностями - Гарри, думая, что он один, вел себя все так же странно, не как ребенок. Мы установили за ним наблюдение, и то, что я вижу, все меньше мне нравится. Это не Гарри.
- Думаете, кто-то под обороткой?
- Скорее, дух-паразит - за питьем оборотного зелья или обновлением чар он не замечен. Я бы предположил метаморфизм, но в данный момент в Британии есть всего один человек с таким даром - вы. Поэтому я и пригласил вас.
- Вы хотите, чтобы я последила за ним? Ну... мне несложно, но в сентябре у меня у самой учеба начнется...
- Понимаю. И не принуждаю вас участвовать, но прошу подумать. В школу приедет одержимый, и я боюсь, что он может навредить другим ученикам. Преподаватели предупреждены, но держать его под постоянным наблюдением они, увы, не смогут. А первокурсники перед этими тварями беззащитны, чего нельзя сказать о вас. Что же до вашей учебы - если вы согласитесь, я переговорю с Аластором. Теорию вы сможете учить и здесь, а слежку за одержимым можно будет оформить как спецзадание, и это даже прибавит вам баллов. Особенно в случае успеха. Трудности будут только с практикой, но это вы будете решать непосредственно с Аластором и новыми преподавателями.
А звучало это не так уж плохо! В конце концов, хоть какие-то задания в Академии начинались в последний год обучения, и гонять в Лютном жуликов или перебирать бумажки - совсем не так круто, как держать на палочке опасную тварь!
- Я со... э-э-э... то есть я подумаю, - прикусила язык Тонкс. - У меня есть время?
- Не больше трех дней: в случае согласия вам надо будет придумать и отработать свою роль, на это тоже требуется время.

Первого сентября на вокзале Кингс-Кросс никто не обратил внимания на девочку одиннадцати лет. А она вертела головой, проговаривая про себя: "высокий для одиннадцати лет, спортивный, волосы черные, длинные, на плече или в клетке ворон".
Она заметила семью Уизли - те, кажется, кого-то ждали, - и пожалела, что не может подойти поздороваться и спросить про Чарли. По условиям задания, она должна была ориентироваться на объект, расположить его к себе и по возможности изолировать от других первогодок, но это уже как получится.
"Ага!!!"
Высокий пацан что-то раздраженно выговаривал ворону. "Ну, агент Тонкс... да пребудет с тобой Сила!" - припомнила она фразу из папиного любимого фильма и сбросила скрывающие чары.

Гилвуд Фишер, "Эффект Птеродактиля"

— Простите, мисс, — Люциус Малфой подошел ближе, — вы утверждаете, что не являетесь магглорожденной. У вас есть для этого основания?

И чего задергался? Рыльце в пушку, что ли?

— Да, сэр. После того, как нас посетила профессор МакГоннагал с письмом из Хогвартса, и стало известно, что я ведьма, я случайно услышала разговор моих родителей. Мистер Грейнджер меня удочерил, мама родила меня до того, как он на ней женился. И в тот вечер он спросил ее о моем биологическом отце. А она сказала, что ничего не помнит. Совсем ничего. А я узнала, что волшебники умеют стирать память....

— Био... что? – пожилой волшебник в шляпе озадаченно переглянулся с леди Лонгботтом, по поляне пошли шепотки. Я увидела как Парвати и Лаванда давятся от скрываемого смеха. Ну ничего, они ещё своё получат!

– И вы сочли будто ваш отец волшебник? – процедил лорд Малфой, брезгливо морщась — Расстрою вас мисс, ни один НАСТОЯЩИЙ волшебник не спутался бы... с вашей матерью. Полагаю она, как это свойственно маглам, выпила слишком много спиртного в ту ночь когда вы были зачаты и именно оттого всё позабыла. А теперь вы решили выдернуть нас, уважаемых и занятых людей, ради какой-то чепухи?

Высказавшись Малфой развернулся к Дамблдору:

– А я говорил вам директор, что гр... всмысле маглорождённым следует сразу указывать их место. Я рассчитываю что вы учтёте эту оплошность и в будущем не допустите подобных инцидентов. Всего хорошего.

С этими словами он аппарировал. Остальные попечители последовали за ним. Дамблдор посмотрел на меня взглядом не обещающим ничего хорошего.

– А вас мисс Грейнджер я отведу в Больничное Крыло. Кажется вы чересчур переволновались.

My Chemical Victim, "Эффект Птеродактиля".

«— Все-таки это жестоко, — пробормотал Дамблдор, понимая, что проигрывает вчистую, и что зря он позвал сюда Крауча.

— Нет, сэр, — ответила я, — просто наказание должно быть соразмерным. Вот вы, например, сказали на пиру первого сентября, что того, кто пойдет в коридор на третьем этаже, ждет мучительная смерть. Я слышала краем уха, что близнецы Уизли туда лазили, но они оба до сих пор живы. Может быть, стоило придумать другое наказание?

Дамблдор замер. Крауч развернулся к нему.

— Я не ослышался? — спросил он».

Послышались торопливые шаги.

— Альбус, я связалась с Мунго! — в кабинет влетела встревоженная медиковедьма. — Семьдесят... О... — пробормотала она, увидев посетителей, но тут же собралась.

— Ничего-ничего, Поппи, продолжайте, — ласково улыбнулся пожилой женщине директор. — Что с мальчиком? Он в порядке?

Миссис Уизли испуганно глядела на Помфри, словно надеясь увидеть в её лице надежду. Она сжимала в руках старенькую, но опрятную и чистую сумку до побеления костяшек.

— Боюсь, моя дорогая, Рону придётся полежать пару недель в госпитале, но он поправится, — успокаивающе улыбнулась медиковедьма, доставая из кармана успокоительное и щедро капая его в стакан воды, предусмотрительно наколдованный директором. Миссис Уизли залпом выпила воду и бессильно опустилась на стул, прикрыв лицо рукой. — Требуется сделать пересадку кожи — ожог от кипящей воды просто огромный...

— Пропусти меня немедленно, дрянь каменная! — раздался крик снаружи, что-то грохнуло, треснуло, взорвалось, и на лестнице послышался топот бегущих ног. Дверь в кабинет распахнулась явно от удара с ноги. — Директор, с нашим...

— Братишкой всё в порядке? — в кабинет ввалились близнецы и непривычно встрёпанный Перси; под руку Джорджа подлез явно испуганный Гарри Поттер и вцепился в мантию своего старосты.

— Ваш брат в госпитале святого Мунго, — мягко улыбнулся директор. — Мы решили, что после такого стресса ему будет полезно немного отдохнуть.

Все четверо мальчишек явно выдохнули и живо окружили Молли Уизли, создавая негромко гомонящее гнёздышко настоящей семьи посреди директорского кабинета. Альбус погладил бороду и улыбнулся своим мыслям — когда-то и они с Абом и Эдди в любое место вносили это очарование юной непосредственности и искренней любви! Директор вздохнул, вспомнив, при каких обстоятельствах все Уизли и Гарри оказались здесь.

— Что же касается третьего этажа, то там обвалился потолок в коридоре, — обратился к Краучу директор, безмятежно взмахнув палочкой и отсекая все звуки. — Учителя, конечно, заколдовали проход, но дети... Я, честно говоря, надеялся, что они сразу же сунутся туда и, натолкнувшись на сигнальные чары профессора Снейпа и нарезав пару сотен корней мандрагоры на отработках, живо разнесут по всему замку то, насколько увлекательно и безопасно для личного времени лезть в ужасный Запретный Коридор, — доверительно поделился он, по-отечески улыбаясь.

Профессор Снейп скривился, словно съел лимон.

— Испортив пару сотен корней мандрагоры, вы хотели сказать, господин директор.

— Полно, Северус, — мягко улыбнулся Дамблдор. — Фред с Джоржем ведь не испортили?

— Сложно испортить котлы щёткой, знаете ли, — процедил зельевар.

— Мисс Крауч, вы считаете соразмерным свою личную неприязнь к мистеру Уизли и семидесятипроцентный ожог лица и тела? — директор испытующе взглянул на Гермиону, но та только вскинулась и тут же потупилась, не произнеся ни слова. — Мистер Крауч...

— Боюсь, меня неверно информировали, — ответил мужчина. Его лицо затвердело. — Мисс Крауч, вы немедленно отправитесь в мой дом, и я сделаю всё возможное, чтобы привить вам подобающие внучке Железного Крауча манеры. Миссис Уизли, я приношу вам искренние извинения, — поклонился он украдкой стиравшей слёзы ведьме, — и оплачу любые...

— Нам не нужно! — рявкнула Молли, поднимаясь, но Крауч покачал головой.

— Это не откуп и не жалость, — ответил бывший политик. — Я хочу помочь пострадавшему от действий моей... Внучки ребёнку. Вы имеете право подать на меня в суд, и я приму любое его наказание.

Альбус вздохнул. Дети Уизли жались к матери и переглядывались, Гарри встревоженно смотрел то на директора, то на нервную Молли, Крауч был смертельно бледным и отрешённым — и только мисс Гермиона Крауч

Не чувствовала

Никакой

Вины.

Гексаниэль, "Эффект Птеродактиля".

— Скажи мне, Уизли, — проговорила я, демонстративно достав носовой платок и вытирая капли его слюней со своей мантии, — а если бы у Малфоя дом сгорел и родители погибли, ты бы тоже сказал, что так ему и надо, а?
- Ну ты сравнила, - опа, а вот такого сурового тона я от Уизли не ожидала. Рыжий даже с лица сбледнул, а ведь успел раскраснеться, пока слюнями брызгал... - Если бы у Малфоя такое случилось, я бы его пожалел. А вот убиваться, что не ему досталась крутая метла - уж прости, не стану.
Я хмыкнула. Нет, он безнадежен. Уверена, если бы метлу подарили кому угодно, но не ему и не Гарри (которого рыжий записал в свою собственность), Уизли первый бы разорался о несправедливости жизни.
— Ну и урод же ты, Уизли, — сказал Шеймус. Кажется, он подумал о том же, о чем и я - и был слишком зол, слишком обижен решением МакКошки, чтобы промолчать.
— Чего?!
— В морду дать ты зассышь, — сказала я, — но спиной к тебе точно поворачиваться не стоит.
— Крыса, — согласился Дин.
Уизли сжал кулаки. Парни придвинулись ко мне, готовясь, если что, дать отпор. За рыжим не задержится и ударить, его не остановит, что я девочка...
Но он молча смотрел на нас. Чуть прищурившись - наверное, ему казалось, что так он выглядит крутым и грозным, но на детской физиономии смотрелось просто смешно. И вдруг вздохнул:
- Пойдем отсюда, Гарри. Мы тут чужим воздухом дышим. Благородным господам, поди, противно...
И пошел прочь. Похоже, он понял только то, что мы по каким-то причинам лучше относимся к Драко Малфою, чем к нему. Поттер демонстративно закинул метлу на плечо и поспешил за ним.
Шеймус и Дин переглянулись. Молча. И молчали, пока мы шли до гостиной; честно говоря, это тяжелое молчание немного напрягало.
- Что-то не так? - спросила я, глядя на непривычно тихих и хмурых мальчишек.
- Понимаешь, Крауч, - как-то нерешительно протянул Шеймус, - я так-то понимаю, что ты, в общем, права... но ощущение такое, будто нас только что опустили куда-то сильно ниже плинтуса.

My Chemical Victim, "Эффект птеродактиля"

Весь день семья Грейнджеров провела в радостном ожидании — Гермиона возвращалась домой после долгих четырёх месяцев разлуки с ними. Джон уже несколько раз усаживал то вскакивавшую на каждый звук, то бросавшуюся оттирать несуществующие пятна жену, и в конце концов, наплевав на непедагогичность такого решения проблем, накапал ей в чай успокоительного; судя по Джейн, она всё поняла, но беспрекословно выпила налитое.

Дом Грейнджеров накануне украшали с особым тщанием — стремились порадовать Гермиону. Миссис и мистер Грейнджер хотели, чтобы девочка с порога окунулась в рождественскую сказку, чтобы они посидели на кухне, не отвлекаясь ни на что и разговаривая обо всём подряд. Джейн, несмотря на протесты мужа, заявлявшего про и без того уставшего ребёнка, достала билеты в лондонский научный музей и уже несколько раз перепроверила, точно ли она положила их в конверт (на четвёртом разе Джон вздохнул и пошёл за второй порцией чая).

— Но, милый! — возразила жена на его вздохи. — Мы ведь её столько не видели! Она, наверное, так выросла — Джон, пожалуйста, давай через пару дней сходим в магазины — купим ей всего, чего захочет, мы ведь так мало её видим!

Джон вздохнул и смирился с неуёмным мандражем жены.

Когда в дверь позвонили, Джейн вздрогнула, охнула, кинулась наспех в десятый раз поправлять украшения, и открывать, как более спокойный и выдержанный, пошёл её муж. Он жадно вглядывался в лицо своей дочери — немного похудела... Плохо кормят? Не может есть, потому что не нашла друзей и переживает? Слишком много задают и она не успевает? Сердце мужчины облилось кровью, но он заставил себя успокоиться — подростки часто худеют просто потому что худеют, и в этом нет никаких сакральных смыслов. Он неловко обнял дочку (он никогда не умел обниматься, на самом деле).

— Гермиона, милая! — вылетела немного встрёпанная жена; Джон мысленно закатил глаза — она готовила дом так, словно собралась принимать посла. Джейн схватила Гермиону и, прижав к себе, поцеловала в макушку, затыкая собственный готовый вылиться на всех поток слов.

Джон отметил про себя, что Гермиона ведёт себя как-то скованно, но решил, что это из-за долгой разлуки.

* * *

— ...и завтра вечером я отправлюсь в его дом, — улыбнулась им Гермиона. Джейн постаралась сделать вид, что рада за неё, но улыбка вышла откровенно жалкой.

— И не побудешь немного с нами? — с неприкрытой надеждой спросила она. Гермиона покачала головой, с аппетитом уплетая жареные овощи.

— Не могу, прости, — ответила она с плохо скрытым равнодушием. Джейн автоматически кивнула; Гермиона доела и, попрощавшись, убежала к себе — ей надо было написать друзьям.

Вернувшийся с улицы Джон снял шарф.

— Ну и погодка! — выдохнул он, стряхивая снег с шапки в ванну. — Валит и валит. Джейни, может, завтра построим две крепости? Мальчики против девочек... — договаривал он уже без радости в голосе, потому что всё-таки прошёл на кухню и увидел, как бледная жена с видом, далёким от счастливого, механически тёрла одно и то же место на столе. Джон обнял её. — Что такое, милая? — спросил он. Джейн подняла на него полные слёз глаза и снова принялась тереть стол.

— Джон, она... — выдавила она, сдерживая рыдания. — Она завтра уезжает...

Целое небо рухнуло на мистера Грейнджера.

— У неё... У неё есть дедушка, и... Ну, в этом мире... — бормотала жена, утыкаясь носом в широкую грудь мужа. — И... Помнишь, нам говорили, что к детям обычных людей плохо относятся... Возможно, это шанс для нашей...

Джон покачал головой.

— Паскудный шанс, — выплюнул он, сжав челюсти. Сердце заболело впервые за всю жизнь. Джейн села за стол и трясущимися руками сжала конверт с билетами в музей и чек резервации столика на пятерых в их любимом ресторане; она дышала через раз. Джон моментально уселся рядом, сжав жену в объятиях, и та, наконец, тихо и отчаянно зарыдала.

Гилвуд Фишер, "Эффект птеродактиля"

Закономерный итог

Я сидела в полном одиночестве на поляне посреди Запретного Леса. Всё-таки присутствие адекватных людей в магическом мире это фанон. Даже Снейп, поначалу казавшийся мне справедливым и мудрым учителем, оказался мерзавцем не понимающим что согласно закону от 1112 года я имела полное право сбросить мерзкого рыжего предателя крови с Астрономической Башни, а потом изобретательно умертвить его братьев, мать и сестру. Я вздохнула и запустила огненное заклятие в собранный хворост. У меня ещё оставалось немного чая в пакетиках, но что я буду делать когда он закончится я не представляла. Всё -таки чистокровные совсем позабыли о том как нужно жить. Они отказались склонять предо мной колени когда я убедительно доказала им что являюсь дочерью Волдеморта и вместилищем его духа. Более того они объявили мне кровную месть по совершенно надуманной причине! Я искренне не понимала почему отдать мерзкого хлыща Малфоя и его дружков: Нотта, Гойла и Крэбба, а также тюфяка Лонгботтома на корм акромантулам за полметра тончайшего шёлка сочли чем-то плохим – мой Род был выше их Родов и гораздо древнее и я была в своём праве!
Вокруг раздались хлоопки и на поляне появились десятки магов, связавших меня заклятиями раньше чем я успела поднять свою палочку. Бесчестные трусы! Крысы! Я узнала среди них лорда Малфоя, лорда Нотта, отцов Крэбба и Гойла и , к своему шоку, Артура Уизли и леди Лонгботтом. Эти то что здесь делали?
– Она моя! – проревел Уизел и замахнулся своей плебейской палочкой, но был мягко остановлен Августой
– Постой, Артур, все мы тут имеем право на отмщение.
С этими словами она повернулась ко мне
– Даже не рассчитывайте на столь быструю смерть, какую вам несомненно подарил бы мистер Уизли, мисс ***. Наши чистокровные друзья несомненно многое понимают в пытках – Августа кивнула Малфою – Люциус, приступайте.
Когда с его палочки сорвалось первое заклятие я закричала от боли.

Jane W., "Эффект птеродактиля"

Барти собрался с силами и в который раз попытался скинуть с себя заклятие Империус, подавляющее его волю. Очередная попытка не увенчалась успехом, но сдаваться он не собирался. Барти придавала сил горячая, незамутненная ярость. И ненависть к отцу: мало было старику просто держать его под заклятием подчинения долгие годы, теперь он заставляет его разыгрывать любящего сына и – о, Мерлин, какой позор! – отца полукровной байстрючки ! Видимо, папаша решил в полной мере насладиться его беспомощностью. Но он не позволит, хватит с него унижений!
Барти изо всех сил рванулся из своих невидимых пут, и внезапно почувствовал, как они ослабли. Он пробовал снова и снова. Он обязан освободиться и отправиться на поиски Темного Лорда! Но перед этим – очистить себя от позора. О, он сделает это с радостью!
И вот последний рывок... Барти резко выпрямился на стуле, тяжело дыша. Он справился! Наконец-то, после стольких лет, он снова был собой, мог ясно мыслить и свободно действовать! Барти прислушался: девчонка в соседней комнате что-то вдохновенно вещала. Она была отвратительна: сочетание тупости и удивительной уверенности в своей правоте. Крауч поморщился: он не мог поверить, что породил такое… Впрочем, это все влияние грязной маггловской крови, а он тогда был слишком молод, глуп и пьян. Хотя, стоит сказать ей спасибо: если бы не охватившая его ярость, вряд ли он смог бы скинуть с себя Империус.
Барти напрягся, услышав голос отца, но уже через мгновение облегченно выдохнул, услышав хлопок аппарации. Папаша отправился в Министерство и теперь никак не сможет ему помешать. Обнажив зубы в безумной ухмылке, Барти направился прочь из комнаты.
Девчонка сидела в гостиной в окружении своих рождественских подарков и, хмуря брови, что-то сосредоточенно чиркала на листе пергамента. Но в руках у нее было не перо, а…
- Мерлин! Что это такое?! – воскликнул Барти, глядя на странный агрегат.
- О, это маггловская ручка. Она из золота. Красивая, правда?
- Очень… - процедил Крауч. Он не мог поверить, что это отродье и вправду притащило в дом старой чистокровной семьи подобную гадость. – А что ты делаешь?
- О, я определяю, насколько дорогие подарки мне подарили на Рождество! И решаю, с кем буду дружить, а кто - нищеброд и не стоит моего внимания, - с улыбкой пояснила девчонка.
Барти с трудом удержал на своем лице нейтральное выражение - пожалуй, он окажет милость всему магическому миру:
- Расскажи мне что-нибудь о себе. Как тебе Хогвартс? – спросил он, садясь рядом, и раздумывая, как добраться до волшебной палочки девчонки.
- О, Хогвартс ужасен! – с готовностью ответило это чудовище, и пустилось рассуждения о нелепости квиддича. Барти, истинного фаната, перекосило: о, как прав был Лорд, говоря о тупости магглов!.. Потом девчонка начала говорить гадости о семье Уизли, с садистской улыбкой рассказывая, как она мечтает отомстить им за все, указав их истинное место. У Барти волосы на голове зашевелились: Уизли, конечно, магглолюбцы и предатели, но они – одна из древнейших чистокровных семей! А это маггловское отродье считает, что их место у ее ног!
- А ты знаешь, что Предатели Крови могут выкачать из тебя магию? – мягко спросил Крауч. Никогда прежде ему не приходилось нести такую чушь. Он понятия не имел, откуда девчонка понабралась этих идей, но в ее речи постоянно мелькали эти загадочные Предатели с неким Клеймом, клятвы учителей перед вступлением в должность, и прочий бред. Барти подумал, что, возможно, эта девочка просто сумасшедшая.
- Я так и думала! - воскликнула Гермиона. - А Дамблдор, разумеется, им в этом помогает! Но что же делать?!
- О, я знаю одно заклинание, которое тебя защитит. Ты позволишь? – Барти протянул руку. – А то моя волшебная палочка на ремонте. Надо…поменять сапфировые руны на рукоятке. Да, руны, они…ну…у всех там есть!
- О, конечно! Без рун никуда! Держи!
Нервно дрожащими пальцами Барти сжал чуть потеплевшую палочку. Безумную улыбку больше можно было не скрывать, тем более, он был уверен, что в этом случае его оправдает даже самый пристрастный суд:
- Большое спасибо, дорогая. Авада Кедавра!
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 7 комментариев

Онлайн
Desmоnd
С днём рождения! И вернись!!!111
Показать 5 комментариев

кукурузник
Подарил фанфик:

На разбор, от преданного читателя :)

Новая история про шкурку

Talitko
Пост коротких зарисовок, он же #Заязочка #драбблофлэшмоб, часть 2.
Ибо больше зарисовки не влезают.

Дополнено 15.04.2017

Часть первая: https://fanfics.me/message248923

Кукурузник, "Шкурка саламандры"


Прошло пятнадцать лет, после смерти Дамблдора. Супруги Снейп переехали в новый дом, их достаток все время рос. Зелье материализации призраков приносило неплохие деньги, а уж по части шкурок саламандр он и вовсе был почти монополистом.

Однако был еще и материал Дамблдора, на всех и на все. Убедившись что записи директора подробны и обильны, Северу Снейп пустил их в дело. Ведь многие фигурирующие в записях маги, стали успешными людьми, с деньгами и неплохим положением в обществе. И им бы не хотелось, чтобы о их детских секретах стало известно кому-либо.
Хитрый Снейп привлекал к делу друзей-призраков. Они успешно шпионили, и узнавали все что надо. Например Фрэнк Уолесс не только был любителем мальчиков в школе, но и сегодня, когда он владеет третьим магазином одежды в Косом переулке, а значит у него есть деньги, чтобы его тайна не стала известна другим.

Или был случай, когда Джессика Брэкуэлл в школе встречалась с близким ей Юэном Гиннесом. Однако вышла замуж она за богатого, но страшно ревнивого Аврелия Бушелла, не прекратив однако отношений с Гиннесом сразу. Узнай ревнивый муж что его жена ( которую он облагоденствовал, взяв в жены маглорожденную) встречалась с другим - убил бы ее на месте.
Северус сразу воспользовался удачным моментом, и намекнул миссис Брэкуэлл, что у него есть компрометирующая ее информация.В результате он получил 298 галлеонов. За недосдачу, шантажист все же отправил письма Аврелию. Говорят что после этого миссис Брэкуэлл три месяца не выходила из дома, а когда вышла, то это была словно постаревшая на десяток лет женщина. И поговаривают что в наказание, ревнивый муж отрезал ей три пальца на правой руке.


В общем Северус жил, и кайфовал. Правда буквально сейчас у него нагрелось кольцо, а значит Мирабель нашла нового дурачка.
Их схема была проста: Мирабель поджидала на тропинке или на обочине дороги молодых мужчин. С сумками, полными продуктов. И конечно редкий парень отказывался помочь, тем более такой красотке ( мало того что мирабель была сама по себе красивой, она еще и одевалась максимально сексуально - слегко тесная рубашка и короткая юбка создавали образ, за которым мужики готовы идти на край света). А ее речь и поведение вовсе резвеивали опасения.
И когда влюбчивый идиот уходил достаточно далеко от людных мест - Северус вступал в игру. Несчастного оглушали, и доставляли домой. Где далее Мирабель разделывала его на органы, которые Северус потом продавал в Лютном.
Особенно им повезло, когда Мири привела восьмилетнего мальчика...

Сидя в столовой, Северус и Мирабель раслабились. Сытный ужин , много сладкого, и очень много алкоголя - жизнь удалась.
Но не знали они, что мистер Малпеппер нанял команду головорезов, чтобы те потрясли монополиста.
Не знали они и того, что команда мракоборцев, приближалась к их дому ( одна из жертв шантажиста решила что надо его остановить, и воспользовалась связями).
Не знал Северус и того, что когда его, кое-как исцеленного будут судить - верховным председателем Визенгамота будет новый, жестокий человек. Который знает о его бизнессе шантажиста.
Все это было впереди...


Кукурузник, "И Гарри Поттера в придачу!"

— А Хогвартс? — тихо спросила Грейнджер. — Есть же Хогвартс!
Я понимала, что она в шоке. И даже где-то сочувствовала. Но нельзя же быть настолько бесцеремонной! Все внимание должно принадлежать одной Грейнджер, раз уж ей приспичило задавать вопросы. Остальные, вон, информацию переваривают. У меня даже на Снейпа злость поуменьшилась.
— Слушай, — сказала я Гермионе, — и вообще, всех касается. Забудьте слова: профессор, Хогвартс, Мерлин и тому подобное. Переучивайтесь на местный язык. Заучивайте правила поведения. Раз уж вы здесь, то подстраивайтесь под реальность. А то и сами погорите, и нас угробите. Нет никакого профессора, есть брат Саймон. Ясно?
-Неясно! - резко подал голос Драко,- Грязнокровка, я тебя терпеть не могу, но ты хоть раз, да спросила о чем надо. Ты! - крикнул он на Барбару, - Говори живее, где мы, если смотреть от школы?!
-Ты совсем сдурел? - я конечно не ожидала от него подобного поведения. Хотя это же Слизеринский Принц, он любит когда все внимание одному ему. Надо окоротить мальчишку, -Ты не у папочки в поместье, и за тобой домовики не будут бегать ради того, чьобы дать тебе конфет! Поэтому замолкни, и слушайся старших.
-Это наверное лучше всего... - Ну вот! Грейнджер опять говорит, когда не спрашивают. Решила видимо показать себя покорной, подлиза мелкая.
Я набрала воздуха:
-Мисс Грейнджер, я вам слово давала? Нет? Тогда извольте вслед за мистером Малфоем, сделайте то же самое, прошу вас.
-Что? - она что, тормоз?
-Заткнитесь!!! Вот чего я от вас хочу! И если я услышу с вашей стороны хотя бы звук падающей булавки! - смотрю как побледнело ее лицо. Хорошо. Так и надо, - И учтите все, кто недоволен, тот полетит от пинка прочь отсюда. Хоть до пролива, хоть на Луну! У матросов нет вопросов? отлично!

Вечером того же дня, в тайном месте, у брата Саймона:
-Скажите профессор, долго мы еще будем терпеть, как домовики моей бабушки на приеме?! Мне до смерти надоела эта троллева Барбара. Хватит ей командовать!!! Особенно мной! - бушевал Драко Малфой, потрясая кулаками, - Я уже не знаю чего больше хочу: домой в свое время, или прибить эту поганку!! И почему я живу в такой дыре, а она в...
-Драко, -вкрадчиво произнес Северус Снейп, - Ваша голова будет полезнее, когда вы перестанете кипеть, словно котел. Не торопитесь.
-Но сэр!... - однако гриффиндорцам профессор зельеварения слова не дал:
-Я скажу. Есть тут одно место силы кельтов, которое может нам помочь вернуться. Но воспользоваться им без массового жертвоприношения невозможно.
-Как же быть? - выдохнул Гарри.
-Поттер! После того как Ричард и другие высокие особы уедут из замка, а Барбара поможет нам собрать ценности, и незаметно удалиться к месту силы...
-Что мы сделаем с ней?! - в серых глазах Драко блестело нетерпение.
-Ваш отец, Драко, стер бы ей память, предварительно попугав до грязных порток. А ваша тетушка Беллатриса зарезала бы ее, как свинью, чтобы не пропадало ничего зря.
Мы конечно могли бы подождать наилучших условий для ритуала, с учетом фаз луны, с запасом ингредиентов из немагического зверья... Но жизнь волшебника подойдет куда лучше, нежели десяток зарезанных коров. Так давайте проголосуем, кто за то, чтобы Барбара помогла нам вернуться,а? - нехорошо улыбнулся Снейп, отчего его лицо, в свете свечей стало особенно жутким.
Малфой поднял руку:
-Голосую-убить, - ухмыльнулся он.


Бешеный Воробей, "И Гарри Поттера в придачу!"

- Неужели правда?!
Ричард Невилл, граф Уорвик, был бледен настолько, что, казалось, вот-вот сольется по цвету с белоснежной сорочкой. Его жен, леди Анна, выглядела не лучше и, собственно, только природная стойкость не давала ей свалиться в глубокий обморок.
- Увы, милорд, но это так, - Северус склонился в поклоне, пряча улыбку. - Ваша семья приютила под своей крышей демона.
- Святая Дева, помилуй нас! - воскликнул отец Джон, и все присутствующие осенили себя крестным знамением.
- Но как? - недоумевала леди Анна. - Барбара казалась такой скромной и тихой... Но постойте, откуда она вообще взялась?
- Слуги Отца Зла хитры и коварны, и способны принимать любое обличие, - степенно произнес отошедший от первого шока отец Джон. - В том числе и самое невинное. Не корите себя, дочь моя: демон ввел вас в заблуждение... как и всех нас.
- Так чего же мы ждем? - разъярился граф. - Утопить погань - и дело с концом! Я не потерплю, чтобы в Миддлхеме...
- Увы, не все так просто, милорд, - вмешался Северус. - Видите ли, мне доводилось сталкиваться с... демонами подобного рода до того, как я прибыл в Миддлхем; их не так-то просто изгнать. Изгнать их можно только после того, как они получат то, чего желают.
- И чего же она желает? - нетерпеливо спросил граф.
- Ричарда, - спокойно ответил Северус. - Физической близости с ним.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 4 комментария

Talitko
Йа-хуу, мои мучения закончились, #фикопанорама, #Заязочка, «Шкурка саламандры», глава 27 и последняя!

Итак, наша гоп-компания благополучно извела всех, до кого дотянулись их шаловливые ручки, и теперь подчищает следы.

Северус смотрел на Мирабель, которая с аппетитом поглощала конфеты. Как же хорошо, что у Дамблдора ничего не вышло! Страшно представить, что могло случиться с малышкой.


Господи, она опять жрет. Я же говорила, всех уничтожили, теперь можно пить чай и жрать конфеты.

Но время шло, а никто не проявлял излишнего интереса к обитателям башенки. Нокс пару раз навещал Чумной квартал. Там тоже никаких поисков не затевали. Похоже, что Дамблдор недооценил противников и перехитрил сам себя.


Как же удобно, когда стараниями автора твой противник идиот. Причем клинический. А ведь гоп-компания практически не скрывалась, проворачивая свою комбинацию. Но Альбус прямо-таки постарался, чтобы героям не пришлось напрягаться и прятать концы в воду, директор сам все сделал, чтобы расследование не смогло выйти на наших недо-мстителей. А ведь мы говорим о человеке, который в каноне умудрился заставить события идти по его плану даже после собственной смерти.

— Тайник нам указал портрет бывшего директора Блэка, — ответил Роб Рой, — оказывается, бывшие директора должны подчиняться нынешнему. Но Дамблдор мертв, то есть, сейчас в Хогвартсе директора нет. Старые запреты пали, а новые не появились. Так что мы и тайничок вскрыли, и все из него выгребли. Работали по ночам, днем там заместительница Дамблдора заседает. Она действительно верит, что он еще жив и вернется.


Ой-вей… Во-первых, Зи повторяется с тайниками Альбуса. Во-вторых, опять ради удобства героев директора выставляют полным идиотом. Он все свои тайны спрятал в Хогвартсе, завязав на бывших директоров. Не поставил кровную защиту какую-нибудь. Не опоясал коварными ловушками. Не придумал систему самоуничтожения в случае его смерти. Не зашифровал документы. Не спрятал вне Хогвартса, в конце концов! Нет, он сделал все так, чтобы любой желающий мог просто так прийти и выгрести все, что пожелает.

Разбираться с бумагами было одновременно интересно и противно. Похоже, что Дамблдор собирал компромат на любого, кто хоть как-то привлек его внимание. Причем в дело шло все: от действительно серьезных проступков, а то и преступлений, до откровенных глупостей, вроде шалостей времен учебы в Хогвартсе.


Я вот тоже не понимаю: зачем? Причем самое интересно, что автор и сама не придумала, зачем. Ее герои пообсуждали, да так этот момент и подвис в пустоте. Видимо, захотелось добавить еще один нелицеприятный штрих к образу директора, но обоснования не придумала, и решила «и так сойдет!».

— Про это ничего нет, — отложил тетрадь Северус, — кошмар какой-то! Да в Хогвартсе и не такое творилось. И бомбы-вонючки в раздевалки и туалеты подбрасывали, и незаконные зелья варили, и всякую гадость проносили. Про алкоголь вообще молчу. А азартные игры, тотализатор и система покровительства, включающая сексуальные услуги — просто были всегда. Тут если только за реальные преступления наказывать — серьезные проклятья, насилие, наркотики.


Хогвартс – страшное место. Нет, я все понимаю, в реальных закрытых интернатах, с которых списан Хогвартс, действительно порой творилось черти что (несмотря на соседство с жесткой дисциплиной). Но я не очень понимаю этого стремления так очернить канонный сеттинг. По книге у нас нет никаких причин считать, что в Хоге что-то подобное было. В конце концов, у магов куда больше возможностей отслеживать поведение детей, чем у маглов. По канону в Хоге царили вполне консервативные, если даже не сказать, пуританские порядки. Не говоря уж о том, что в Хоге училась абсолютно вся молодая поросль магической Британии, и еще в школе так подставляться – думаю, дураков нет. Ну да ладно, это так, мое брюзжание.

— Дамблдор и это представил бы, как помощь заблудшим, — вздохнул Северус, — но я согласен с вашими выводами. Хотя у него и был один человек, который мог и на откровенную гадость добровольно пойти, как минимум один. Это Аластор Моуди. Он настолько ненавидел темную магию и все, что с ней связано, что согласился бы и на убийство младенца, если бы ему сказали, что этот младенец вырастет в злого волшебника. И его никогда не волновала законность. Или то, что он может ошибиться. Он на треть заполнил арестантами Азкабан, а там было довольно много невинных или не настолько уж и виновных.


Мне так нравится, что в принципе не предполагается, что у Дамблдора могут быть помощники, кроме упомянутых в каноне. А ведь если верить хэдканону Зи, чтобы Альбус развернул такую мощную, растянутую по времени аферу – у него просто не могло не быть хотя бы пары десятков подручных, даже такой маг, как директор, не в состоянии все сделать самостоятельно. Далее, по канону Аластор был скорее другом Альбуса, а не подчиненным. Причем другом не самым близким, я бы даже сказала, скорее младшим соратником. И я не понимаю, откуда берется вот это мнение о крайней жестокой неразборчивости Моуди? Превращение Малфоя в Хорька, использование непростительных на детях, неадекватное поведение – мы все это видели от Крауча под оборотным, а не от настоящего Моуди. Настоящий Аластор в книге вел себя вполне адекватно, и все, что мы знаем, что он был непримиримым борцом с Пожирателями, но нигде не было указано или показано, что он прямо младенцев есть готов.

— Думаете, уже может получиться? Хотя, если человек, накладывавший заклятья, мертв, они могли спасть. Или ослабнуть.


Я только напомню, что в прошлой жизни Снейп прожил чуть больше года после смерти Альбуса. Что ж тогда заклятья не спали и не ослабли?

Внимание, очень большая цитата, о том, как все было в прошлой жизни:

Его детство было жалким и омерзительным одновременно. Отец смотрел на него с отвращением, а мать, похоже, не имела бы ничего против, если бы он умер, избавив ее от тех немногих хлопот, которыми она себя обременяла. В этом беспросветном существовании не было ничего чистого и светлого. Ничего… Пустодомка пришла в практически уже пустой дом.
Его спасла Бель, позвавшая старого Керна, и жизнь резко изменилась. Сколько угодно вкусной еды, игрушки, книжки, хорошее отношение. И самый лучший на свете друг — ящерка Мирабель.

Северус с тоской пересматривал воспоминания. Каким же он был зверенышем! Сколько сил пришлось потратить на то, чтобы он хоть как-то смог общаться с людьми, играть, учиться. Он из дома-то боялся выходить. Самостоятельно выбрался «в люди» только через несколько лет. И увидел Лили. А она уже довольно долгое время жила под властью артефакта. И маленький мальчик не устоял.

Как же хотелось заткнуть самого себя, заставить молчать! Северус замер в ужасе, чувствуя, как по лицу текут слезы. Он рассказал все. Про волшебников, их мир, Хогвартс, Азкабан. И про Мирабель. Он даже чуть было с собой ее не привел, остановил наказ Керна. Бель чувствовала, что с ее другом что-то не то, теребила его, заглядывала в глаза, даже плакала, а он — как сомнамбула — снова и снова возвращался к Лили. И мечтал о том, что они будут вместе учиться в Хогвартсе.


Годы учебы в Хогвартсе оставили ощущение безнадежности. Мерлин, каким он был жалким! Он носил сумку Лили на занятия, помогал ей в библиотеке. Над ним смеялись, подшучивали. А Лили все принимала как должное. Даже мадам Помфри заинтересовалась, не подлил ли кто Северусу Амортенцию или еще что-нибудь. Вмешался Дамблдор. Небольшое внушение, ослабление действия артефакта — и все по новой.

Лили уже утомляла эта связь, теперь Северус отчетливо замечал, как она морщилась, когда он подходил слишком близко. Как старалась общаться с Северусом так, чтобы этого не видели ее приятельницы с Гриффиндора. Она бы давно поругалась с ним, но Дамблдор бдил и снова и снова настраивал артефакт, регулируя время, проведенное подопытными вместе, а потом правил им память.

На пятом курсе они не просто так поссорились. Лили накопила достаточно магии, ее можно было переключать на Поттера. Северусу же досталась жуткая ломка от разрыва связи вампир-донор. Он все еще оставался сильным волшебником, но кое-какие изменения стали необратимыми. Худоба, нездоровый цвет лица. Перепады настроения и невозможность выстраивать нормальные отношения. Но даже такого его еще можно было использовать.

Его талантами к зельеварению вовсю пользовались на факультете. Да и как еще он мог заработать хоть немного денег? Кое-какие его опыты контролировал лично Дамблдор, не забывая стирать Северусу память, если талантливый ученик слишком углублялся в темную магию. Северус вспоминал жуткие рецепты. Чего он только не варил для директора Хогвартса! Ничего, теперь эти воспоминания пригодятся.

Дамблдор, кстати, отлично знал, что Снейпа вербуют в УПСы. Он даже подтолкнул его туда, чтобы воспользоваться потом. Ну, в самом-то деле, кто-то должен был помочь юному дарованию? Оплатить учебу, помочь с лабораторией. Не директору же Хогвартса этим заниматься. Пусть Том Риддл платит.


Я очень извиняюсь за такую огромную цитату, просто хотела, чтобы вы оценили масштаб катастрофы. Вы понимаете, что сделала автор? Она ПОЛНОСТЬЮ стерла личность персонажа. Радикальнее, чем во всех предыдущих фиках, вместе взятых. По этой интерпретации выходит, что за всю жизнь Снейп толком не принял ни одного решения сам. Вообще. Личность любого человека складывается прежде всего из множества маленьких выборов, которые он делает на протяжении всей его жизни. Конечно, на характер влияет детство, окружение, но основу личности закладывают именно принятые человеком решения. Можно любить персонажа Снейпа, можно не любить, но его поступки – это ЕГО поступки. Именно они делают персонажа таким сложным, неоднозначным, заставляют читателей с пеной у рта спорить о его личности, делают оригинальным и запоминающимся. Его ошибки – порой чудовищные, - его злоба, его мстительность, его эгоизм, его жестокость, его самомнение. Но и его любовь, пронесенная сквозь года. Его боль. Его жертвенность. Его мужество. Его чувство долга. И вот все это Заязочка легкой рукой выкинула. Лишила Снейпа всего – и плохого, и хорошего в нем. И вот сейчас я сижу и думаю – а о ком я вообще читала в этом произведении? Кто этот человек? Ведь все, что делало Снейпа Снейпом было, по факту, внушено Альбусом. В остатке получилась пустая марионетка, которая не жила не секунды по своей воле, у которой нет своего характера, своей личности, ничего. Это неприятно и как-то…жалко, что ли.

задумался о том, появился ли в Хогвартсе портрет Дамблдора. И сможет ли этот портрет что-нибудь рассказать. Вряд ли. Портреты оживали после смерти тех, кто был на них изображен, а рисовали их при жизни.


И мы возвращаемся к тому, что их гениальный план эпично бы навернулся, если бы Альбус не стал призраком.

Хагрид сдался сам. Хотя вначале и пытался доказать, что его питомцы никогда не покусились бы на «самого великого светлого волшебника». На что ему справедливо заметили, что пауки не разбирают, кто тут великий, а кто не очень. Они жрать хотят.


Ну вот и за что? За что, спрашивается, Хагрида так подставили? Он Снейпу и Ко хоть что-то плохое сделал? А ведь, между прочим, в каноне он Снейпа еще и выгораживал перед Гарри. Мне одной кажется, что это чудовищная подлость? Одно дело просто развести хищных гигантских пауков. Да, за это по головке не погладят, но по большей части это на ответственности директора школы. А вот развести хищных гигантских пауков, которые этого самого директора сожрали – это уже непреднамеренное убийство, вообще-то. Учитывая, что на директора пауков уже не свалишь, по причине смерти оного, да и Хагрид, как полувеликан, плюс еще и ранее судимый, практически бесправен – лет 20 Азкабана в лёгкую. ЗА ЧТО?! У автора и героев остатки совести совсем не свербят? PS: Я уж не говорю о том, что, может, паукам и пофиг кого жрать, великого или нет, вот только великий может с помощью своей силы очень наглядно им объяснить разницу, так что Хагрид очевидно прав.

С тех пор, как избавились от Дамблдора, прошло тринадцать лет. Директора так и не нашли, его портрет молчал, и все решили, что старик выжил из ума и сбежал.


А, не, все-таки Хагрид отделался легким испугом. Повезло. Что не отменяет того, что все-таки его крупно подставили. Могло и не повезти.

Риддл написал книгу о некоторых способах увеличения магической силы и продления жизни. Он ак и остался на Востоке, но вел активную переписку с учеными во всем мире.


Не-ве-рю. Позволю себе напомнить, что Ридлл не просто боялся смерти. Он, вообще-то, еще и власти хотел. Пусть даже в этой реальности Альбус и подталкивал Тома на плохую дорожку, он уже в Хогварст приехал, уверенный в том, что все вокруг твари дрожащие, а он право имеет. По сути, этого персонажа кастрировали почти так же, как и Снейпа. Это уже не тот человек, о котором Олливандер сказал, что его деяния были «великие, ужасные, да, но великие». Это бедный зайка, которому плохой директор оторвал лапку, а Северус-Айболит пришил, и зайка дальше попрыгал по дорожке, нюхая ромашки.

В общем, фик закончился. В 27 главе чай пили один раз. Подведу итог по чаю: итого на весь фик приходится аж 23 эпизода чаепития. На фик из 27 глав. То есть, фактически ни одной главы не обходится без чая. Особенно это раздражает в первых главах, где чай могли пить по два, а то и по три раза за главу.

Кстати, маленький бонус, мой комментарий к первому моему обзору: « герой не знает что делать? Он выпил чаю. Надо соединить сцены? Выпить чаю. Потрахались герои? Идите пить чай (или водку). Победили Воландемората...то есть, Дамблдора, это же Зизи? Выпьем чаю!» . Черт возьми, а ведь именно так они и сделали!

Какой можно подвести всему этому итог? Пожалуй, перед нами самое скучное, пресное и пустое произведение Заязочки. Я скажу страшное – даже Алекто и Томоджин интереснее. Эти фанфики отвратительны, лицемерны, но в них все же еще оставался хоть какой-то задор. Темный Лорд, вышивающий крестиком, вызывающие фейспалмы планы курощения многочисленных Уизли, знаменитая порка МакГи, - все это вызывало хоть и негативные, но яркие эмоции. Здесь же ощущение, что автор сама смертельно устала что-то выдумывать. Она за весь фик даже не почморила никого как-нибудь оригинально. Даже дитя Омена Мирабель вызывает скорее недоумение, чем раздражение.

Здесь плохо и слабо все от слова совсем. Разберем на составляющие.

Сюжет, интрига? Что ж, как водится, завязка действительно интересная, но исполнение – отвратительное. Я даже не про полную предсказуемость. Ритм сюжета совершенно не выдержан, равно как и ведение интриги. Некоторые главы попросту проходные, заполненные вязким описанием быта, бесконечными чаепитиями и рассуждениями, которые никак не влияют на сюжет. Важные же для сюжета события происходят резкими скачками, чтобы потом опять вернутся к низверганию водопадов бессмысленной воды. Да что говорить, из 27 глав на расправу аж с тремя врагами приходится всего пять глав! Причем на Тома и Альбуса вместе взятых – четыре главы подряд в самом конце, аккурат перед заключающей. Чем заполнены оставшиеся 22 главы? Да почти ничем. Сам сюжет разваливается и шатается, держится он исключительно на трех постоянно повторяющихся эпизодах – сцены чаепития, сцены танцев Мирабель, а потом еще и постоянная пляска вокруг зелья материализации призраков. И так по кругу. Нет никакой единой линии, которая проходила бы через все произведение. А попытка мадам Зизи заинтриговать читателей тайнами прошлой жизни Снейпа проваливается даже не из-за того, что мы и так все понимаем, что во всем виноват Дамблдор. Просто есть такое правило классического детектива, которое применимо и вообще как правило построения интриги. Разгадку нельзя строить на деталях, которые не были показаны читателю. Признаться, я все же надеялась, что такой сложный заход (все же три линии интриги – потеря памяти, судьба Кернов и Мирабель, афера с Дореей Поттер и Лили) раскроется красивой переплетенной интригой, пусть и заранее понятна личность злодея. Ведь во многих хороших произведениях, пусть мы и знаем «кто», остается загадка «как». Но в результате нам выдали такое простое, такое притянуто за уши, такое рояльное, что ли, объяснение. Альбус со своими обливейтами и зельями просто какой-то «дьявол из машины». Хорошая интрига складывается как сложный пазл. А Зи решила интригу как ребенок даун, который решает головоломку из разряда «вставить правильные фигурки в отверстия», запихивая кубик в треугольное отверстие, просто ломая его силой. И это я еще не разбираю парад симфонических оркестров, марширующих сквозь весь фик.

Далее. Персонажи? Про Снейпа я уже сказала. Это даже близко не Снейп, даже не очень ООС-ный Снейп. В нем нет ничего от персонажа, он не язвит, не злится, не проявляет свою асоциальность, это человек с совершенно другим характером. Но тут еще хуже, чем обычно. Даже как отдельный персонаж он ничего собой не представляет, потому что, как выясняется, всю свою прошлую жизнь он прожил по чужой указке, и в результате даже как новый герой он просто пустышка.

Мирабель? Криповое дитя Омена, которого нам упорно пытаются представить, как «милую, добрую, славную девочку». Хотя надо признать, что это вообще единственный персонаж, который вызывает хоть какие-то эмоции, пусть и большей частью отрицательные. Другой момент, что она вызывает чувства диаметрально противоположные тем, какие пытается нам навязать автор. В результате мы не можем сопереживать единственному более-менее яркому и живому персонажу.

Все остальные вокруг – статисты. Они говорят, действуют, реагируют совершенно по одному шаблону. Положительные – Керны, МакГрегоры, призраки – облизывают Снейпа и Бель с ног до головы, готовы за них умирать и одарять всем, что только можно, никогда не предают, не сомневаются, не проявляют недоверия, не ставят свои интересы выше интересов героев, громко и многословно возмущаются поступками отрицательных персонажей. Отрицательные персонажи – все, как один, состоят из одних недостатков, и даже самые их безобидные поступки и слова неизменно интерпретируются самым негативным образом. Конечно же, хор подпевал-подлизал – блеклая массовка, которая нужна только чтобы прийти, восхититься героями, поднести дары и свалить в уголок, пока не понадобятся. Ну и свора козлов отпущения, которых можно с наслаждением пинать и унижать, и тебе за это ничего не будет. Причем зачастую даже непонятно, за что унижают – как того же Хагрида. В общем, среди второстепенных персонажей – ни одного, наделенного даже не интересным, а просто своим собственным хоть сколько-нибудь уникальным характером.

Отношения между персонажами? Интересный конфликт? Тоже нет. Во-первых, хорошего конфликта между карикатурными картонками быть не может. Все злодеи, о могуществе, уме и силе которых нам дули в уши первые 21 главу, оказались младенцами с тяжелой степенью олигофрении, которых уничтожили практически походя. Никакого напряжения сил, ни малейшей возможности попереживать за исход борьбы. С положительными отношениями тоже напряг. Я все надеялась, что нам объяснят, чего Бель так прилипла к Снейпу – но так и не объяснили. В их отношениях не чувствуется ни малейшей – нет, не химии, Бель все-таки еще маленькая – теплоты, искры настоящего чувства. Самую чуточку жаль разве что Кернов, в их персонажах все же были какие-то всполохи настоящей заботы и доброты. Все же остальные герои живут в рамках, по сути, товарно-денежных отношений, и, как бы автор не называл их, я не вижу здесь ни настоящей дружбы, ни заботы, ни сострадания. Впрочем, и настоящей ненависти и неприязни тоже нет. Даже эти чувства какие-то…формальные, что ли? Причем неприязнь или приязнь герой начинает испытывать до того, как другой герой их вызовет реальными поступками. То есть, это автор заранее знает, что Альбус везде нагадил, а Минерва прикрывала. Или автор знает, что МакГрегоры все из себя хорошие. Но герой-то этого заранее не знает. И поэтому порой его бескомпромиссная и беспричинная приязнь и неприязнь вызывают удивление.

Стилистика? Никакая. Скучный, пресный язык, преимущественно телеграфный. Неживые и неинтересные диалоги, в которых непонятно, кто и что говорит. Мы встречаем разных персонажей, живых и мертвых, магов и маглов, различающихся по возрасту, полу, времени и месту рождения, национальности, образу жизни, профессии, воспитанию, но все они говорят абсолютно одинаково. Маги-мещане Керны и высокообразованные маглы МакГрегоры. Алхимик, черный паталогоанатом Нокс и шотландец Роб Рой. Все это усугубляется тем, что оформлены диалоги также топорно, скупыми «сказал, спросил, вздохнул».

Какие-то красивые описания? Ага, сейчас. Вот вроде есть чудесное, волшебное существо, которое танцует в огне, причем этот эпизод повторяется регулярно. Но каждый раз мы читаем телеграфное «вскочила, сплясала, как красиво». Не создается ощущение волшебства, нам просто сообщают, что это красиво и чудесно, но не дают возможности это представить. Да и вообще все произведение какое-то мертвое. За весь фик есть только один, ОДИН хороший эпизод, заставляющий вспомнить первые произведения Зи, когда она еще была интересной и задорной – это первая аудиенция у призрачной королевы Мэри.

Что еще? Да что еще тут сказать. О какой-то морали, каком-то внутреннем содержании и смысле тут и речи не идет. Фанфик не добрый, не светлый, не учит ничему хорошему, не заставляет задуматься о чем-то серьезном, не трогает никакие струны души. Скорее наоборот. Это просто скучный, душный, примитивный, довольно злой и лицимерный, но при этом беззубый снейпокомфорт, в котором даже и Снейпа-то толком нет.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 52

Talitko
Что-то я расслабилась, но тем не менее, #фикопанорама, автор #Заязочка, фик «Шкурка саламандры», главы 25-26

Итак, мы оставили наших Мстителей курильщика – впавшего в детство параноика Снейпа, умственно-отсталую зверушку со склонностью к садизму Мирабель, и троих агрессивных придурковатых призраков – на том моменте, как они, не особо напрягаясь, вывели из строя одного из самых главных своих врагов, по совместительству самого страшного Темного мага столетия, Волдеморта. Я, кстати, уже сейчас подумала. А ведь на этот момент у Тома уже был как минимум один крестарж. Я думаю, канонный Том, если бы выбирал – умереть сейчас и возродиться из крестаржа, не спутанным Обетом, и отомстить, или отказаться ото всех своих амбициозных планов и жить – выбрал бы первый вариант. Ну да ладно.

В общем, Ридлл превратился в пушистого котенка, засыпал Снейпа и Ко благодарностями за ритуал сращения души и свалил подальше на Восток ото всей этой гоп-компании. Какой мудрый человек. В Зи-фиках чем дальше от героев, тем целее.

А тем временем автор заскучала. За неимением целого выводка Уизли, которые еще не родились, а значит, нельзя забивать фик издевательством то над одним, то над другим, мадам Зизи придумала замену – не совсем равноценную, но все же. А именно автора того самого рецепта, который материализует призрака. Это монах, который влюбился, согрешил, его любовница умерла от аборта, стала призраком и начала его третировать, он придумал это самое зелье для нее, но потом опять раскаялся, уничтожил записи и ушел оплакивать свои грехи, что продолжил делать и после своей смерти.

Вот казалось, за что гнобить этого персонажа? Проявивший слабость и расплачивающийся за это всю жизнь, по сути гений, которому не нужна была эта гениальность, несчастный при жизни и после смерти. Трагичный персонаж по-своему. Но неееет, вы только посмотрите на это:

— Не дам, — шмыгнул носом монах.
— Это еще почему? — строго поинтересовался граф.
— Этот рецепт погубил меня и погубит других. И вообще… Приперлись на готовенькое!
— Торгуется, что ли? — удивился Роб Рой. — Ну, ты и гад… Себе жизнь испортил — и другим хочешь?


Так как раз не хочет! Он же тебе объяснил, что считает этот рецепт страшной ошибкой. И не хочет другим зла. И да, он абсолютно прав – докопались до и без того несчастного призрака, который, между прочим, ничего вам не должен, шантажируете его, оскорбляете, издеваетесь, и правда, что «приперлись на готовенькое» (а как за это других-то осуждали!). И эти люди запрещают Дамблдору в носу ковыряться. Фу такими быть, гады здесь вы, а не несчастный призрак.

А после того, как монах не смог полностью вспомнить свой рецепт, знаете, что было дальше?

Мы на этого идиота и так много времени потратили. Верните его на место. Только надо сделать так, чтобы он не мог никому ничего рассказать.
— А такой способ есть? — заинтересовался Нокс.
— Есть, — зловеще усмехнулся Алхимик, — можно привязать призрака к какой-нибудь важной для него вещи. Он будет ее охранять. И, разумеется, хранить тайну, чтобы эта вещь не попала в чужие руки.
— Но для этого нужна вещь, принадлежавшая этому типу при жизни, — неуверенно проговорил Северус, — где же мы ее возьмем?
— А книга на что? — ткнул пальцем Алхимик. — Записи мы давно скопировали, книга написана его рукой. Замуровать ее понадежнее в развалинах аббатства — и пусть охраняет.
Это было жестоко, но необходимость этих действий признали все. Брат Эндрю был обречен.


Это нормально вообще? На веки вечные решили судьбу ничего им плохого не сделавшего человека, только потому, что сами хотели обладать эксклюзивными правами на зелье, которое изобрели даже не они! О, и конечно, чтобы смягчить эпизод, там есть вялая попытка оправдания, что, мол, монаху и самому по вкусу пришлось. Ага, конечно, потому что если бы не пришлось, то герои выглядели бы полными козлами. Только и так выглядят, потому что они изначально не собирались спрашивать монаха о его мнении. И заметьте, что трое из решивших сотворить эту мерзость – сами призраки. Чтобы вас так, мудаков, к сельскому сортиру привязало.

— Логично, — согласился Белл, — мистер Риддл мог привлекать старого интригана именно своей необычностью. Талантами. Харизмой. Вы, Северус, тоже сильны и умны. К тому же талантливы и известны. И с вами связана Мирабель. Да, это сильное искушение. Что будем делать? Нанесем превентивный удар?


Ой, да ладно, нужен Альбусу зарвавшийся мальчишка со своей зверюшкой. Хотя да, это канонному не нужен, а несчастному дауну, на которого напялили бороду и мантию директора, может и нужен.

Придумывают план по поимке директора:

План составляли долго и упорно, продумывая и отбрасывая варианты. В конце концов, было решено, что для затравки граф сольет информацию, что Северус поделился с Риддлом некоей страшной тайной. Они вместе проводили некий ритуал, от которого чуть не рухнула башня. Потом варили какое-то зелье немыслимой сложности. Что-то рассчитывали, о чем-то договаривались. Риддл уехал искать нечто очень важное для всей их задумки, а потом они с Северусом еще запланировали что-то совершенно невероятное и таинственное.


— Упомяни вскользь про знание будущего, — сказал Алхимик, — и о возможности исправить ошибки прошлого, но очень вскользь, буквально парой слов. Это его окончательно завлечет в нашу ловушку.


Как это там… Genius, genius, geniuuus! Гении, блядь. А Том-то и не знал, как все просто. Опять же, дети, не надо так. Уже второй раз за произведение проблему с очень сильным, умным, властным врагом (что постоянно подчеркивается в тексте) решают буквально с налета. Что сразу же нивелирует величину противника и мощь конфликта.

— Ха! Да я так все представлю, что этот ваш бородатый со страху обделается.


От Гриндевальда не обделался, от Волдеморта не обделался, а от двух детей, трех призраков, и одного ебанутого слуха – обделается. И конечно же, он не предпримет никаких предосторожностей. Не пошлет проверять что там и как кого-нибудь вместо себя. Нет, он, как Красная Шапочка, вприпрыжку, собирая ромашки и напевая, побежит в пасть к волку. Ну просто оооочень непредсказуемый, умный и сильный враг. Ага.

Длинная цитата и короткий комментарий.

— Ну, так вот… — начал он, — я поздоровался с неким магом на потрете, он мне ответил, и мы начали беседовать. Мы специально так подгадали, чтобы мимо прошел директор. Он там ходит, когда после трапез к себе возвращается. Ну, Блэк и говорит, мол, совсем его пра— и так далее внучка с ума сошла. В некоего мистера Риддла втрескалась по уши, а сама помолвлена. А я его вроде как утешил, что мистер Риддл из страны уехал. Правда, скоро вернется, но у жениха пока время есть придумать что-то, чтобы невеста теперь по нему вздыхала.
— Гениально! — выдохнул Нокс.
Граф чуть под потолок не воспарил.
— А Блэк меня и спрашивает, не знаю ли я, зачем это мистер Риддл поехал. А я и отвечаю, мол, подробности мне не докладывают, но дела у мистера Риддла с тем мальчиком, что при Университет в Эдинбурге живет, и дела это весьма интересные. Они какую-то очень редкую книгу нашли — про путешествия во времени. Да и мальчик не так прост, как кажется. Он на самом деле не тот, за кого себя выдает. И знает будущее. И мистеру Риддлу много чего порассказал. Тут мы «заметили» слушателя и разбежались. Каково?
— Бесподобно! — сказал Белл. — Уверен, что Дамблдор на это клюнет. Просто должен клюнуть.


Действительно. Гениально. Бесподобно. Тупо.

Я не удержалась, курсивом добавления мои:

— Я не ваш мальчик, — проворчал Северус.
— О, конечно, простите старика, — повинился Дамблдор, ну что за ребенок, нахохлился, как вороненок, вроде такой взрослый, а такой невоспитанный и нервный – а ведь еще и ко мне в детстве так обращались… — Видите ли, я слышал ваш разговор с библиотекарем. Извините мое любопытство, но что за книгу вы переводили? Книги на этом языке очень большая редкость.
— Извините, но я не могу вам этого сказать, — ответил Северус, — это не только мой проект. И мы с компаньоном дали друг другу клятву о неразглашении. Но, уверяю вас, вы еще услышите о нас, когда у нас все получится. Это будет нечто грандиозное, обещаю!
— В самом деле? — переспросил Дамблдор. Он забеспокоился. Мало того, что компания призраков и так явно плохо влияет на детей, но слухи, которые до него дошли, и вовсе ужасали. Разве может невинный ребенок, пусть и столь умный, как Северус, устоять перед умом и обаянием Ридлла? Том и не таких обманывал, использует и сломает ребенку всю жизнь… — Но ведь это не запрещено? Надеюсь, вы не собираетесь нарушать закон.
— О, что вы! — Северус состроил такую хитрую физиономию, какую только мог. — Разве можно! В этой области еще никто не работал, так что и запретов нет, но мне уже пора, прощайте!
Альбус смотрел с тревогой смотрел вслед удаляющемуся мальчику. Безусловно, он раскусил нехитрую игру юного Снейпа, его студенты и то правдоподобнее врали, когда забывали сделать домашнее задание по трансфигурации. Но все же очевидно, что сам ребенок не может быть игроком, за ним кто-то стоит. И дай Мерлин не сам Том… Жаль же ребенка


26 глава посвящена курощению Дамблдора. Вот так, на протяжении 22 глав тянули сопли, а потом за две главы прихлопали Тома, а потом, даже без передышки, еще за две Альбуса.

Северус тяжело вздохнул, но ему была невыносима сама мысль о том, чтобы хотя бы попытаться заставить Мирабель сделать что-то против ее воли. Он так боялся причинить ей даже минимальную боль! А как иначе оставить ее в безопасной башне? У нее очень сильная и необычная магия, она легко обойдет любую защиту. И может попасть в беду, пока будет искать его, Северуса. А поступать с самым любимым существом на свете так, как поступали со своими фамильярами другие маги, он просто не мог.


Не, ну как приосанился на фоне остальных магов. Зато причинять вред и заставлять поступать против воли других людей, в том числе и тоже чьих-то самых любимых существ, это мы всегда пожалуйста.

Он решил сделать подарок Энни, у нее ведь была только сломанная кукла. А тот же Нокс вполне мог научить ее, как перетащить в призрачное состояние другие игрушки. Покупать что-то Северус не рискнул, чтобы не привлекать внимания, но Мирабель пожалела призрачную девочку и согласилась поделиться с ней игрушками


Похоже, Зи нас нечитает. Сколько ей высказывали, что Бель недостаточно добрая и не пожалела маленького призрака. Вот только подарок к 26 главе ей решили сделать не просто так, а потому что для дела надо было что-то внести в Чумной квартал и оставить там. То есть не по зову сердца, а ради дела. Не было бы дела – так бы и осталась Энни без игрушки. И вообще, я сейчас расплачусь, какая благородная Мирабель – ее буквально завалили вниманием и подарками, и она милостиво разрешила одну из них забрать.

Больше половины главы занимает подготовка к операции, от которой хочется зевать. Ведь мы прекрасно знаем, что герои победят, причем очень легко, так что все попытки автора нагнетать пролетают мимо. Саму сцену курощения Дамблдора я цитировать не буду, простите. Во-первых, не вижу смысла разбирать совершенно тупой диалог между кем-то, притворяющимся канонным Альбусом, и кидающим пафосные обличения Снейпом. Во-вторых…знаете, как победили директора? Призрак отняла у него палочку, переведя ее в призрачное состояние, а Снейп уложил Альбуса…Петрификусом. Альбуса Дамблдора. Величайшего мага, которого боялся сам Волдеморт. Петрификусом. Видимо, автор забыла, что Снейп – не единственный маг, обладающий беспалочковой магией. Нет, ну я не могу…я даже материться не хочу. Мне просто грустно.

В общем, потом Альбуса допросили, он признался во всех смертных грехах кроме убийства Кеннеди, и саламандры Мирабель сожгли его заживо. А призрак Альбуса привязали к его деиллюминатору и бросили в Чумном квартале. Я, кстати, не понимаю, почему герои были так уверены, что Альбус обязательно станет призраком. Почему не просто умрет? Или вдруг у него тоже есть крестарж (в одном из фиков Зи так и было)? Нет ответа.

Ну вот и все. То есть, фик еще не закончен, но думаю, скоро к нам вернутся литры чая и горы побрякушек. Злодеи-то все. И от смерти Альбуса мне как-то совсем печально. Если от курощения Тома просто хотелось изрыгать трехэтажные маты, то тут… Нет слов, простите. Может, вы ждали каких-то искрометных комментариев, но их нет у меня. Просто нет.

В 25-26 главах чай не пили.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 71

Talitko
Пост коротких зарисовок, он же #Заязочка #драбблофлэшмоб, назовем его так.

Обновление 22.03.2017

В предыдущих обзорах стихийно нарисовался эдакий мини-флэшмоб коротких зарисовок. Это короткие, в размер поста в комментариях зарисовки, без начала и конца, иногда в виде писем персонажей, иногда просто коротенькие эпизоды со стороны окружающих главных персонажей. По сути, художественно оформленные мысли по поводу того или иного Зи-фика.

Я решила собрать их в один пост, чтобы было удобно. Если хотите, кидайте сюда. Если я забыла разместись какую-то зарисовку-малышку - напомните. Если таковые будут еще под другими обзорами, я буду сюда тоже их кидать. Выбор фиков для самотерапии любой.

ЗЫ: Иногда сюда заходят Зи-фаны, поэтому сразу объясню, зачем это все. Считайте, что это коллективная психотерапия от последствий прочтения эпичных шыдевров Зи.

Кукурузник, "Шкурка саламандры"

— А почему ты ходишь в юбке? — подал голос Джеймс.
— Это не юбка, — парировал Северус, — это самый настоящий килт. Его носят настоящие мужчины, чтоб ты знал.
— Вот именно! — подхватил Роб Рой.
Джеймс смешался.В его голове мелькнуло " Странные они какие-то. Чего так волноваться-то?" и он осторожно отошел, еще пару раз бросив взгляд на этих буйных чудаков.


Кукурузник, "Шкурка саламандры"

Погодите, мне тут пришло письмо:
"Здравствуйте, уважаемые читатели, дорогие члены ПРАУ и сочувствующие. Пишет вам Мармадьюк Керн.
Наша семья желает предупредить всех, кого может коснуться схожая беда. Дело в том, что когда я забрал к себе Северуса Снейпа на попечительство, я и подумать не мог, что это может обернуться таким кошмаром.

Наша внучка Мирабель сразу после того как мы его приняли, стала кричать по ночам. Сначала мы думали что это возрастное ( к сожалению у нашей внученьки есть определенные проблемы, в которы маглы наверное разбираются - мы же, волшебники, почти ничего не знаем), но вскоре убедились в обратном.
Несколько раз я и моя жена замечали, что Мирабель умудряется быть в двух местах сразу. Поначалу я не придавал этому значения - но как оказалось, зря. Чуть не стало поздно, когда я понял в чем дело.

Я грешен, я использовал лигеллименцию на Мирабель. Все только затем, чтобы лучше понимать ее, и предотвращать приступы. Но однажды я сделал это вновь - и понял, что это не моя внучка.
Вместо нее, я заглянул в разум к чудовищу, которое умело маскируется под других. Оно набиралось сил, читало нашу девочку, хотело сделать себя точным подобием Мирабель.
В планах создания были странные вещи. Оно возлюбило Северуса ( если эту смесь инстинктов, влечения и помешательства можно так назвать), и желало стать его женою. Оно было жестоким - в мыслеобразах монстра всплывали картины , преисполненные садизма, жестокости, кровавого любопытства и пыток...
И убийства.

Чудище хотело набравшись сил уничтожить всех нас. С ужасом наблюдал я, как оно планировало нас погубить. Оно кромсало нас скальпелем, травило ядом,душило подушкой и даже проклинало. Всех нас - кроме Северуса.

Возможно монстр понял, что я его обнаружил, и затаился. Но кто мог гарантировать, что он ушел? Я потерял покой и сон: варил противоядия, наблюдал за Мирабель и Северусом, держал при себе палочку в рукаве. По ночам я сидел рядом с кроватью внучки, и в каждой тени я видел монстра, который был готов уничтожить ее...

Странно было и другое - Северус был словно дружен с этой копией Мирабель. Когда рядом с ним была наша девочка, он менялся. Я видел ( украдкой следил) как на его лицо наползала брезгливая гримаса ( которая естественнее смотрелась бы на лице сорокалетнего мужчины)и как сияли гневом его глаза. А вот копию он словно бы любил и принимал.

Я не знал к кому обратиться. Не находил соответствий тому, кто это. Даже моя жена поверила мне не сразу ( хотя и наблюдала что тут что-то не так).

В один из дней я отправился с женой и внучкой в Дырявый Котел. Мы гуляли по Косому переулку, наслаждались днем - а после я быстро вернулся домой, чтобы забрать Северуса ( он не хотел с нами идти, а принуждать его при Мирабель я не мог, у нее мог случиться нервный приступ).

Но дома я увидел самое жуткое, что только мог увидеть. На пороге нашего дома лежал мой сын, Джек.
Мой бедный непутевый сын. Мой бедный мальчик... *на письме пятно* Он не был святым. Он не всегда действовал как надо - но он никому никогда не делал смертельного зла. А его убили...

Он лежал, и смотрел на меня стеклянными глазами, словно не понимая, почему его встретили не короткой бранью и задушевными разговорами с яблочным пирогом, а смертельным проклятием...
Хотя я не знаю, как его убило. Я знаю только то, что Северус Снейп и это... существо - ушли. Растворились в ночи.

Я взял жену и внучку, и немедленно покинул страну. Нам пришлось потратить много сил, нервов и денег, но мы справились. С Мирабель все хорошо, она растет и крепнет, надеюсь что с ней все будет хорошо.

Не знаю что это такое, и зачем ему Северус. Не знаю и того, виноват ли я, или это случилось бы в любом случае.
Но знаю точно - иногда нечто жуткое может попытаться украсть для себя чужую жизнь. Берегите себя."

Это было открытое письмо мистера Керна.


Кукурузник, "Сквибы разные нужны", и некоторые другие фики.

Была дождливая, ненастная ночь. Раскаты грома словно предвещали конец света, а дождь нескончаемыми потоками лил с небес.Ветер завывал будто дикий зверь,гнул и ломал деревья. Шла уже третья ночь природной вакханалии.

Аргус Филч не мог заснуть. Его одолевал ревматизм, и...
И мучили кошмары.

В этих кошмарах его раз за разом пытался изнасиловать директор - Альбус Дамблдор. Всегда спокойный, доброжелательный старик - во снах Аргуса он преображался. В голубых глазах директора не было ни ума, ни чувств, ни здравого смысла. Лишь только похоть, животная, дикая, страшная.
Трясущиеся как у алкоголика руки, слюна из уголка рта, мычание вместо речи - жуткое зрелище.

И этот монстр не просто пугал. Он гонялся за беднягой Филчем, громил колонны, выламывал двери, расшвыривал окружающих, срывал одежду - всячески пытался добраться до несчастного сквиба. До сей поры Филч успевал проснуться - но как знать, всегда ли это будет?

Глотая валерьянку Аргус Филч вздрогнул - сегодня был особенно жуткий сон. В нем он удирая от директора-насильника забежал в какую-то особую комнату. В этой комнате он обнаружил странное растение, похожее на гибрид розы, лилии, и чего-то похожего на лиану, или бешенный огурец.
И тут явилась ОНА. Странная женщина, в уродливом полосатом свитере. Ее лица было не видно, из-за тени от шляпы, но нож в ее руке был довольно красноречив. Сильным и резким движением она схватила его руку ( Филч не мог противиться ей) и быстрым движением порезала его. Кровь потекла из раны, прямо на чахлый гибрид - который вдруг начал светиться, и расти, расти и расти.
Ужасная женщина рассмеялась. Ее жуткий хохот эхом раздавался в коридорах.
Аргус Филч завопил, от страха и боли...

И теперь, когда он проснулся, его сердце стучало, словно колеса "Хогвартс-Экспресса". Кошмарный сон был таким жутким, таким странным и пугающим, что даже осознание того что это сон, не помогало.
-Мерлин великий... Надо у Помфри обследоваться. Иначе я сойду с ума, - прошептал Филч. Тут он почувствовал странное ощущение, близко к запястью правой руки. Он глянул на него - и похолодел от ужаса.

На руке алел след от ножа из сна!

Залпом выдув весь запас зелья сна без сновидений, и обняв любимую кошку, Аргус Филч погрузился во мрак сна.
И не видел он ( и никто не видел) как в коридорах волшебной школы, всполохи молний выхватывали из тьмы фигуру, котора бродила по Хогвартсу.

ВСПЫШКА.
Идет женщина в свитере, в шляпе федоре, с ножом в руке.

ВСПЫШКА
Идет и потирает руки пучеглазая Алекто Кэрроу.

ВСПЫШКА
Вприпрыжку несется Гермиона Грейнджер - хотя нет, нездоровый блеск в глазах, жуткое выражение лица... Это явно не она ( хоть и похожа).

А за окном бушевала стихия. Стояла жуткая, ненастная ночь.


Кукурузник, "И все завертелось"

Хотя Рон Уизли и не шибко любил учиться ( процесс обучения осложнялся тем, что он колдует палочкой брата), прямо сейчас штудировал книгу "Стрега как она есть" от Дистоса Корени и Витторио Кирулони.Книгу ему прислал брат Билл, и Рон уже раз так в третий благодарил его.

По книге где были собраны магловские поверия, результаты наблюдений за стрегами, исторические событие где они принимали участие, известные стреги ( и список деяний каждой).
Читая все это, Рон ощущал чувство тревоги. Если верить тому что написано в книге ( да хотя бы наполовину), то выходит что стрегам сами пожератели смерти не ровня. Воображение услужливо рисовало картины, каких бед могут наделать стреги.Проклятые еще в утробе дети, поражение скота, загубленный урожай, призыв ураганов, темные ритуалы ( их обрезанное описание заставило паренька скривиться от омерзения), готовка ядов и их применение.

И по всему получалось, что стреги были чем-то вроде магловской религии ( краем уха Рон об этом слыхал), или даже секты. Стрегами могли стать только женщины, они не имели права раскрывать своих секрентов посторонним, наказанием за это была смерть.
(Рон ужаснулся: вспоминался рассказ Гарри что одна стрега помогла человеку, а ее за это лишили магической силы. Тогда ему это показалось жестоким и глупым, а теперь в книге он встретил этот случай. Действительно, женщина по имени Велия Скалетта была стрегой, но пакостей и мерзостей старалась не совершать. Судя по ее описанию, Рон мог бы сказать , что этой женщине не повезло попасть в плохую компанию. А стоило ее помочь несчастному путнику, как ее заклевали другие стреги, наложившие на нее проклятие, от которого гниешь заживо.)

Кусочки пазла складывались. Руджери, отравительница и знаток темных ритуалов.Лечившая Гарри да... но и Гарри стал другим.
Рон Уизли вновь припомнил, что же стало не так с его другом.

Гарри вернулся в Хогвартс без очков, загорелый, посвежевший - и немного не такой. Он говорил что Дамблдор его обворовывал, что он забирает себе право пользования сейфом, что он больше не верит директору.
Он устроил конфликт с Локонсом. И пусть Рональду этот расфуфыренный хлыщ не нравился, не в природе Гарри было пререкаться с учителем. Он даже Снейпа терпел!
А потом Гарри начал делать какие-то финансовые операции, в Италии. Рон мало что понял из объяснений друга, но резонно встревожился: если эти денежные дела такие сложные, то лучше бы поговорить с тем, кто знает. А Гарри отказался от помощи мамы и Билла.
Еще он начал зверски тратить деньги, покупая садости для всей гостинной. Поначалу Рон этому был рад, но вскоре заметил, что к Гарри стали липнуть разные прилипалы, любители халявы. Многих из них он не знал, а вот они не стеснялись подсесть к очередной пирушке.

Больше всего Рона Уизли напряг момент, когда Гарри наехал на первоклашку Колина, пообещав дать по морде и сломать фотоаппарат, если тот будет и дальше снимать все время. Переглянувшись тогда с Дином и Симусом, Рон заметил что они тоже видят что-то неладное.


Потом были странные события, пропажа Джинни, всеобщее помешательство на фольге ( Рон иногда ловил себя на том, что на его голове неясно откуда возникала эта блестящая хрень - когда он ее не надевал), потом вдруг в Хогвартс явился Фламель, и вместе с Малфоем сместили Дамблдора.
Пусть Рон и не был гением, но сообража он неплохо. По его прикидкам выходило, что Николас Фламель, известный ученый, создатель филосовского камня - вовсе не добрый человек. Это не было неожиданностью.

Но если он имеет свои цели на Хогвартс, то для чего ему Гарри? Почему рядом с его другом ошивается знакомая чете Фламелей стрега и отравительница? Что они хотят сделать?

Ответов не было.Были опасения. А учитывая что вместе с Гарри в Италию перенеслась Гермиона, Рон волновался втройне. Их подруга была умна - но ее пиетет перед книгами и интеллектом мог сыграть с ней злую шутку. Оставалось надеяться, что ее проницательности хватит на то, чтобы не купиться на трюки итальянцев.

Но все же, что они сделали с Гарри?


Кукурузник, "Шкурка саламандры"

— Вы же не в борделе, любезный! — проворчал портрет одного из МакМилланов во время важных переговоров с членами Попечительского Совета. — Или этот маг напоминает вам вашего любовника Гриндевальда? Ведите себя прилично!
-Кхм-кхм, Роджер , - Альбус хоть и был мягко говоря, удивлен, но взял себя в руки, - Я не совсем понимаю, о чем вы?
-Такими словами в борделях мелких прислужников подзывают! - желчно проговорил портрет,скорчив гримасу отвращения, - И как правило таким же тоном, как и вы говорите!
-Роджер, прошу прощения за нескромный вопрос - откуда у вас такие познания о том, кто кому и как говорит в борделе? Не поделитесь? - резонно спросил Дамблдор.
Нарисованный человек побагровел, тяжело задышал, на его скулах заиграли желваки

Но тут отмерли члены попечительского совета:
-Прадедушка, как вы смеете! - выкрикнула Джулия МакМиллан, - Вы же позорите нашу семью! Такими вещами не хастаются! - и действительно, уровень информированности Роджера МакМиллана заставлял задаться вопросом: не посещал ли он эти заведения?
-Уважаемый, не надо перебивать наш разговор, - протянул Абраксас Малфой, - вы нам мешаете.
-Да что он себе позволяет?!
-Вы что,на портрете Альфреда Букоса побывали?
-Как у него язык повернулся?!

Совет стал похож на опрокинутый улей. В руках некоторых магов появились палочки. Соседние портреты неодобрительно переглядывались.
Роджер МакМиллан, убедившись что его стрела в цель не попала, прошипел какое-то ругательство, и исчез за рамой.


Дириэл, "И всё заверте..."

Порталом появляется Джинни Уизли.

– А знаете, почему существо, носящее в фанфике моё имя, так глупо себя ведёт? Потому что мы с Фредом и Джорджем заранее узнали, что про нас будет писать Заязочка, сделали голема, придали ему немного внешнего сходства со мной и подсунули Зи. Голем, правда, неразумен, а заложить в него полноценную программу имитации поведения у нас не получилось, ведь это первое наше изделие такого рода. Какие-то реакции и небольшой словарный запас мы прикрутили, но тупит он нещадно. Впрочем, как вы убедились, она этого всё равно не заметила.

Гермиона как раз тогда гостила в "Норе". Очень воодушевилась, сказала, что это замечательная идея, надо, мол, спасать народ. Я несколько сомневалась в успехе, но решили рискнуть и начали спешно штамповать големов. Не особо старались, если честно, какой смысл дорабатывать программу и тщательно настраивать, если этими големами Зи только что дрова не колет...хотя иногда мне кажется, что лучше бы колола, чем так издевалась. Матрица была одна на всех, различия во внешнем виде и поведении доколдовывали вручную. Отсюда и сходство в манере изъясняться, и стадный инстинкт. К сроку всё было готово и отправлено куда надо. Так Зи и использует этих кукол раз за разом и до сих пор не заметила подвоха. Големы, естественно, со временем не поумнели и порядком износились, мы вообще не рассчитывали на столь долгое их использование. Результат – сами видите.


Кукурузник, "И все заверте..."

-Сириус! Я уже устал, можно перерыв?
-Рано. Вот еще два раза по трем параграфам пройдемся, и посмотрим, - строго сказал Блэк.

Когда стало ясно что Гарри заинтересовался ядами всерьез ( влияние Нюнчика и Руджери), Сириус Блэк решил не пускать все на самотек. Не откладывая в долгий ящик, он заявил, что раз он крестный Гарри, значит ответственен за него. А потому сам и лично позаботится, чтобы Гарри назубок знал все правила безопасности при зельеварении.

На ехидное замечание Снейпа что он не самый сильный зельевар, Блэк не менее ехидно ответил, что гонять по теории много знаний не нужно. И объявил, что будет учить крестника основам первой помощи, методам определения опасных веществ, и научит некоторым полезным заклинаниям.
На душе у бывшего сидельца было неспокойно. Снейп и Руджери похоже радовались стремлению Гарри быть зельеваром - но для них это больше игра и развлечение ( особенно для итальянки).
И если Гарри ненароком убьется или покалечится вне школы, Нюнчик особо горевать не будет. Как впрочем и Руджери. А он слово давал, Лили и Джеймсу.

Слова не разошлись с делом, и Сириус начал усиленно штудировать правила - а потом гонял по ним Гарри. И пусть Сириус понимал, что возможно парнишка вбил в голову мечту о карьере зельевара ( ничего плохого), но пусть тогда будет ко всему готов.

Правда глядя сейчас на то как Гарри быстро сдувается, Блэк немного досадовал и удивлялся. Сын лучших друзей по какой-то непонятной причине вырос очень ведомым. Кто убеждения в голову вложит, тот и лепит из него что надо.
А судя по тому как Гарри настороженно к нему относился, становилось очевидно, кто мальцу мозги засорял.

Сириус досадливо почесал макушку - придется много поработать, чтобы оживить паренька. А то он конечно очень хороший, добрый - но местами в него словно напихали какой-то чрезмерной жалости к кому-попало, и недовольств к некоторым лицам.

Его даже разозлило заявление из уст крестника, что Джинни Уизли сама виновата в своей беде. Отсчитав до десяи, он разразился сердитой, но корректной речью ( на какую только был способен), суть которой сводилась к тому, что если Гарри кто-то не нравится, это не повод желать ему или ей смерти ( тут Блэку стало несколько стыдно за свои старые грехи). А Джинни обманули Дамблдор ( чтобы ему пусто было!), и юный Волдеморт ( сраный кусок душонки мразотной)...

-Сириус, может уже все?
-Ладно, перекур. Пошли по мороженному тяпнем.


Кукурузник, "Сквибы разные нужны"

Сука! Тварь! №%??ая мразь! Кусок дерьма!! Локотрус трухлявый!

Вот уже пять минут в гостиннице Гриффиндора стоял шум и гвалт, причем сплошь нецензурный. И создавал его Рональд Уизли.
Причем ни тихий Невилл Долгопупс, ни тактичная Гермиона, ни Гарри Поттер - никто не останавливал разгневанного однокурсника.

А причиной было то, что недавно близнецы Уизли попали под обвал, в одном из коридоров замка, и сейчас лежали в больничном крыле. И пусть их жизни были вне опасности, Рон все равно был тревожен за них.

И словно мало ему было всего этого, так еще и Филч на отработках как с цепи сорвался. Мало того что их с Гарри заставили чистить унитазы без магии, так еще этот чертов сквиб красочно и цинично издевался, причем именно над Уизли.
Он высказывал надежду что отца попрут с работы, опозорил перед Снейпом его сломанной палочкой, облил говном Перси ( Рону никогда еще не было так обидно за старшего излишне серьезного брата), высказывал что мама их не в состоянии нормально воспитать...

В общем Рональд был очень зол:
-Козел!
-Рон, ты повторяешься, - заметила Гермиона.
-Да? Спасибо. )%*?"№;! - припечатал Уизли.
Гермиона вздохнула - Рон хоть и сыпал ругательствами, по сути был прав. Ей самой было дико противно то, как вел себя завхоз. Даже за себя было не столь обидно ( когда на ее замечание что у нее нет опыта чистки туалетов, Филч разразился ругателствами и обвинениями, ее, и родителей), как за рыжего друга.

Гарри тоже сочувствовал Рону. Непонятно с чего Филч сперва взъелся на рыжего, а потом начал к нему лезть с задушевными разговорами. Сперва Поттер удивился - но когда услышал очередное оскорбление друга, он начал пропускать речи завхоза мимо ушей. И странные речи про любовь к тете, и прочий бред.

-А чего Ронникс шумит? - с улыбкй спросил один из близнецов.Пока непонятно кто.
-Что?! Ты как сюда попал?- удивился Рон.
-Ловкость рук и не только Я решил вас проведать- и вижу не зря.
-А ты кто?
-Как кто?
-Ну ты Фред или...
-Джордж я, - улыбнулся беглый больной. И добавил, - А теперь братишка, расскажи, чего ты так зол на Филча? Коросту украл он? - но когда Рон все же рассказал ( пусть и под давлением) суть проблемы, улыбка сама собой сползла с лица Фреда (да, это был он).
-И он с самого начала учебного года такой, - добавил Гарри, - прямо как Злыдень тетушки Мардж.
-И правда злыдень. Держись братишка, -Фред приобнял брата, - Мы в норме, ты на него не лезь, не надо. А мы ему за семью устроим веселье.


Дириэл, "И все заверте..."

Загорелая и довольная Гермиона, появляясь порталом вслед за Джинни:

– Привет, Джинни, рада снова тебя видеть, подруга, и привет всем присутствующим.

Сделать амёбу? Из меня? Вы меня недооцениваете.

Про нашу затею с големами Джинни уже рассказала, но как только я узнала, что появились хранители некоторых редких знаний, я решила отозвать свою куклу и отправиться лично. Рискованно, но и выигрыш был бы велик. Гарри и Рон тоже переместились туда, чтобы подстраховать меня в случае чего. Рона я пыталась отговорить, для него путешествие было бы слишком опасным из-за нелюбви Зи к его семье, но он сказал, что друзья в углу не отсиживаются.

Джинни, вмешиваясь:

– А я страховала всех, мы запасли много порталов, чтобы в случае чего собраться всем вместе и порталов-эвакуторов, если Руджери что-то заподозрит.

Гермиона:

– Всё верно. К счастью, это не понадобилось.
Моя страсть к чтению известна всем. Неужели вы полагаете, что я первым же делом не прочитала всё о стрегах и не узнала, кто они и чем грозило бы стремление стать одной из них? Но это произошло бы потом, до поры до времени они просто дурили бы голову доверчивой школьнице, которую я старательно изображала. Обвести вокруг пальца итальянку не составило никакого труда, всего-то хлопать глазками, изображая восторженную наивную девочку да смотреть в рот, твердя, что я обязательно-обязательно присоединюсь к стрегам. Тем не менее, обещать не значит замуж выходить. Руджери и в голову не пришло, что на уме у меня может быть совсем не то и она подпустила меня к хранимым ею тайнам. Весьма опрометчиво, не правда ли? Её сгубила самоуверенность, она считала себя самой умной и коварной, не допуская даже мысли, что её может перехитрить соплюха-школьница. Нужные книги я пролистала, где запомнила, где переписала или скопировала, где сделала воспоминания для омута памяти. В общем, вот она я, а Гарри и Рон отмечают успех в "Трёх метлах".


Кукурузник, "Шкурка саламандры"

— О, что вы! — Северус состроил такую хитрую физиономию, какую только мог. — Разве можно! В этой области еще никто не работал, так что и запретов нет, но мне уже пора, прощайте!
-Всего доброго, - сказал вслед Дамблдор, прикидывая в уме некоторые варианты...

Вечером вся компания отмечала дивный успех. Мало того что им удалось приманить самого Альбуса Дамблдора, так еще и новая радость - призрак башни Гриффиндора, почти безголовый Ник, явился к Северусу, найдя его через других призраков. Давно умерший сэр долго мялся, ходил вокруг да около - но все же признался в чем дело.
Этот неудачник страстно желал избавиться от своей головы полностью, а не позориться со столь нелепой, недоотрубленной. Его стенания по поводу того, что настоящие безголовые над ним смеются, могли продолжаться бесконечно - но Северус пресек все это.

Разумеется никто не собирался бесплатно давать элексир, тем более гриффиндорцу. Когда столь простую истину сказали прямо в лицо , то несчастный буквально затрясся, словно замерзший. После чего разразился причитаниями о своей бедности, и о том, что у него нет ничего, кроме некоторых фамильных ценностей, но их он отдать не может...
В общем ему пришлось показать место, где однажды стоял охотничий домик, под фундаментом которого нашелся старинный бронзовый крест, весом в четыре фунта. Ник плакал, просил не забирать одну из важнейших для него вещей - но Северус и друзья-призраки намекнули почти-безголовому, что он сам пришел за зельем.

Расслабившись после сытного ужина, Северус и вся компания прикидывали чего еще можно получить, как вдруг:
-Силенцио! Петрификус Тоталус! Протего! -различные заклинания поразили всех присутствующих. Команда мракоборцев, усиленная спецами из Отдела Тайн и Альбусом Дамблдором ворвалась в башню, повязав всех живых. Призраки попытались оказать противодействие - но четверо невыразимцев поразили их неизвестными невербальными заклинаниями, и продолжали воздействие, пока призраков не засосало в некий металлический сосуд сосуд.
-Угроза со стороны неупокоенных устранена! - крикнул невыразимец Билл Венкман, убедившись что призраки не смогут выбраться.
-Неназываемый не обнаружен, - подвел итог мракоборец Эрни Рамис, - в здании только дети и маглы. Необходимо их обследовать на Империус.
-Вас понял, - с этими словами один из магов взял обездвиженных детей покрепче, а затем взял портал ( банку из-под сардин), и исчез.


Кукурузник, "Шкурка саламандры"

Энни, на которую Дамблдор совершенно не обращал внимания, выбрала именно этот момент и ловко выхватила палочку из его руки.

— Играть! — смеялась она. — Играть! У меня тоже будет палочка! Палоооооооооо!!!! - ее ранее веселый голос превратился в нарастающий визг, которому позавидовала бы и баньши. Палочка упала на пол, а ладошка Энни стала будто бы плавиться, подобно свечке.

"Ах ты гнида бородая!!!" - с громким ревом из-за стены вылетел Роб Рой, размахивая палашом. По непонятной причине он схватился за палочку - и с диким криком отбросил ее в сторону - ее поймал Алхимик.

Кричащих и плавящихся призраков стало трое. Словно палочка заразила их некой ужасно сильной болезнью. Энни, Нокс и Рой уже утратили свой облик, свечение шедшее изнутри их нарастало, подобно свечению прожектора.
И все трое безперерывно кричали.

Появившийся Белл застыл в изумлении, глядя как троица можно сказать погибала - но как может погибнуть тот, кто уже мертв?!
Северус наблюдал за столь неестественным зрелищем, раскрыв рот и глаза ( которые начали болеть от яркого света), ровно как и Мирабель, никогда раньше не видевшая ничего подобного.

А вот Альбус Дамблдор не растерялся. С несвойственной старикам прытью, он перекатился, схватил палочку, скороговоркой выдал цепочку заклинаний, обезоружив и обездвижив Северуса и Мирабель.
Троица издав синхронный вой, развеялась в мощной вспышке.
Ринувшися в бегство Белл пытался спасти свое посмертное существование - но был развеян. Начисто стерт. Удален.
Палочка Смерти может многое, чего не могут обычные палочки.

-А теперь, мальчик, вернемся к тому, с чего начали, - хрипло выдавил директор, - и лучше не зли меня, а не то! - и он показал кулак.
Северус сглотнул - такого он не предвидел.


Кукурузник, "Шкурка саламандры"

-А теперь повторяю: с какой целью вы забрались в кабинет директора Хогвартса? -спросил мракоборец Кляйн, прохаживаясь мимо задержанных.
-Не ваше дело, - буркнул Северус, кинув взгляд на дверь.
-Малец, не нарывайся. Ты влез без спроса в кабинет покойного, рылся в его вещах, оказал сопротивление органам власти, - Юджин потер локоть, - не говоря уже о странных призраках, которые были с тобой...
-Идите вы знаете куда? - огрызнулся Снейп. Его тревожило, что призраки попугав мракобрцев, куда-то пропали. К счастью зелья было много, рецепт он оставил подробный - они за ним вернуться.

В свою очередь Юджин Кляйн призадумался: пропажа Альбуса Дамблдора была событием тревожным и загадочным. Не акромантулы же его сожрали, в конце концов! Да и с чего бы директору понадобилось идти в лес, когда у него есть услужливый Хагрид, который знает этот лес как свои пять пальцев, и может ходить по нему как по дому?
К тому же в бумагах директора странным образом оказались заметки, касающиеся Северуса Снейпа - пацана, что вломился в кабинет. Директор описывал его как талантливого, но склонного к криминалу ребенка. Похоже директор был прав.

Плюс полукровка от брака человека и огненной танцовщицы ( напавшая на группу оперативного реагирования), и странные призраки... Картинка начала сходиться:
-Малец, - Северус отстранился от жутко бледного лица, с большими мешками под глазами, - а не знаешь ли ты, почему профессор Дамблдор тобой заинтересовался? Проясни-ка мне этот момент...

В башне:
-Коллега, а ведь здорово, ощущать себя полноценным, - сказал Белл, хрустнув пальцами.
-Хватит! Твой скрип меня бесит. И не отвлекай, я должен сделать еще, - процедил Нокс, помешивая варево.
-Детей немного жаль... - но Белла перебил Роб Рой:
-Профессор, ты же умный человек. Запомни, против организации не борись, она тебя перемелет, как жернов зерна. Так что не ной по убежавшему молоку. У нас впереди веселое посмертие, наслаждайся, - с этими словами шотландец опрокинул в себя кружку эля ( смешанного с бренди), и выдал отрыжку, -Ого, мощно вышло. Надо повторить, ха-ха-ха-ха!!!


Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 15 комментариев

Talitko
Итак, #фикопанорама, #Заязочка, фик «Шкурка саламандры», главы 23-24.

WARNING! Перед прочтением наденьте шлем – возможно, вам захочется побиться головой о какие-нибудь твердые предметы, например, стену. Также рекомендую надеть боксерские перчатки – смягчить возможные удары от фейспалмов. А также запаситесь огнеупорным стулом, мазью от ожогов и уберите подальше миксеры и острые предметы – ваши глаза не стоят этого фика. Предупреждаю, потому что лично мой лоб побаливает после прочтения этих глав. Да, под спойлерами – маты, будьте внимательны.

Ну а теперь приступим. Итак, Снейп с призраками параноят, Альбус и Том ошиваются где-то поблизости, а гоп-компания собирается на ОЧЕРЕДНОЙ праздник пляски Бель. Нет, я все понимаю, ей по сюжету надо это делать регулярно, но нельзя же раз за разом продвигать сюжет именно посредством одного этого элемента! Возникает ощущение, что что-то происходит исключительно во время этих плясок, прямо все вокруг них крутится.

Опасность для ваших лбов и стульев номер 1.

Северус резко обернулся. К Мирабель тянулась Лили.
— Зачем? — тут же спросил Северус. — Тебя же никто не трогает?
— Она же была в огне, — сказала мисс Эванс, — она горячая, да?
— Она не игрушка! — напомнил Северус. — А такая же девочка, как и ты.
Мирабель замерла. Она помнила разговоры, когда ее называли существом.
— Эй, не трогай нашу девочку! — послышался чей-то голос. — Еще чего захотела! Будут всякие лапать, ничего не останется.
Бель на всякий случай превратилась в ящерку и шустро забралась за пазуху своего мужа и защитника. Лили смотрела на это, приоткрыв рот.
— Ты ее обидела, — строго сказал Северус.
— Я не хотела!
Зеленые глаза смотрели честно, но было что-то, что мешало поверить в искренность мисс Эванс.


Осторожно, много мата:

Это что за нахуй вообще? Сука, ах ты ж пиздоблядский Марти Сью, золотой пизды хрустальный вентилятор! Уебывай уже со своей зверушкой нахуй на необитаемый остров, там вас никто трогать не будет, заебали уже со своей невъебенной особенностью, уже и дотронутся до вас нельзя. Блядь, бесит.


Хкм, да, пар выпустила, а теперь серьезно. Лили всего восемь лет. Она самый обычный ребенок. Плюс она еще и маглорожденная, а значит, для нее весь волшебный мир – одно большое чудо. И просьба потрогать Бель для нее не просто не порицаема, а вполне естественна. Я бы даже сказала, что это желание естественно и для взрослого человека. Более того, как вежливый нормальный ребенок, она предварительно ПОПРОСИЛА, а не стала сразу трогать. И за вежливую просьбу ее грубо отчитали, да еще и наехали призраки (которые взрослые люди). И видеть какую-то неискренность и подлость в восьмилетнем ребенке – это уже совсем проблема с мозгами. Блин, Лили старше Бель всего на два года, но Мирабель – милая маленькая девочка, к которой надо относится с заботой и снисходительностью, а Лили чуть ли не на костер отправить готовы.

И да, опекуны Бель специально накручивают ее, потому что в реальной жизни она бы сама ничего плохого в том, чтобы дать себя потрогать, не увидела бы. В конце концов, она гордится своей особенностью и охотно принимает комплименты и купается во внимании окружающих. А просьба Лили – это и есть внимание и признание ее особенности. Знаете, как на мой взгляд должен был бы выглядеть этот эпизод в реальности?

«- Можно тебя потрогать? – раздался тоненький голосок Лили. Снейп уже было открыл рот, чтобы отчитать свою бывшую подругу, как услышал в ответ звонкое:

- Конечно! – Бель улыбалась и охотно протянула руку. Лили осторожно, и даже с благоговением пальчиком дотронулась до кожи саламандры.

- Ооооо, ты лишь немного горячее, чем я. А тебе не больно, когда ты пляшешь?

- Неа, - Мирабель явно наслаждалась вниманием сверстницы и восхищением в ее глазах.

- Вот это да, это так здорово! – воскликнула маленькая мисс Эванс, - Ты просто удивительная, Мирабель!

Девочка-саламандра чуть задрала свой носик и довольно улыбнулась. Вскоре вокруг нее собралась галдящая толпа из восхищенных детей. Мирабель сияла. Снейп злился.


Вот это какая-то такая нормальная реакция нормальных детей. Но герои, конечно, делают совсем другие выводы. ОЧЕНЬ далеко идущие выводы.

— Это могла быть проверка, можно ли дотронуться до нашей малышки, — сказал доктор Белл, когда все вернулись домой, — ведь с вами она делится магией и жизненной силой через физический контакт. А могла быть разведка, так сказать, боем. На случай очередной попытки похищения.


Конечно, просто так маленькая девочка не может захотеть дотронуться до чудесного создания. Кому это может быть интересно? Нет, только интриги, только хардкор. И да, меня одну напрягает этот постоянный акцент на том, что Мирабель «их девочка»? Они обвиняют других, и даже детей, вроде Лили и Джеймса с Сириусом, в том, что они относятся к Бель как к зверушке. Но они сами трясутся над Бель, как Горлум над Кольцом. Постоянное вот это «мое, мое, наше, наше». Как будто для них самих Бель это ценная вещь, которой они тупо делиться с окружающими не хотят. Да что уж, каждый раз, когда окружающие обращаются за помощью к Бель, они в первую очередь думают, чтобы попросить взамен. Вот вообще нет ощущения, что герои относятся к девочке как к девочке, а не как к источнику ништяков.

Дальше гоп-компания экспериментирует с зельем, которое материализует призраков, а потом припирается за книгой Риддл.

— Это не моя книга, — ответил Северус, чувствуя, как в нем закипает злость, — я не вор и не продаю чужое.


Ну и пиздабол.
Врушка. Ты крал деньги у маглов и обкрадывал дома и магазины, когда вы скитались с Бель. И вообще ни секунды не испытывал угрызений совести. Ты обворовал музей. Ты собирался украсть волшебную палочку. Каким местом ты не вор? Очень даже вор, причем совершенно бессовестный.

— Ваши эксперименты очень плохо кончатся, — сказал Северус, — для вас. Дело ваше, но пострадает множество ни в чем не повинных людей. Поэтому я скорее умру, чем пущу вас в башню.
Игра в гляделки продолжалась. Риддл молчал. Северус взмахнул палочкой, создавая иллюзию чудовищного Волдеморта из своей бывшей реальности. Риддл замер.
— Мальчик, ты пророк? — с угрозой спросил он.
— Хуже, — отрезал Северус, — я все это видел.
Его трясло. Он понимал, что Риддл ему не поверит, но не мог молчать.


Ой дурак… И это человек, который с начала фика твердил о важности конспирации. Впрочем, конспиратор из него так ни разу не получился. Вот зачем все время нагнетать, как нужно быть осторожным, а не то случится что-то плохое, если герой не осторожен постоянно, но при этом ничего за это не случается? А если бы в фике была жизненная логика, Снейп только что фактически подписал бы себе смертный приговор. Это у Зи Волдеморт беззубый, а в каноне он любыми путями бы достал Снейпа и выпотрошил бы ему мозги. Не наделал бы ошибок, выиграл бы Первую Магическую, и натворил бы много чего веселого. Спасибо истеричке Северусу Снейпу за то, что он не смог промолчать.

— И следить будем, чтобы тут всякие не шлялись, — сказал Роб Рой. — Надоело уже! Изо всех щелей лезут.
Северус выдохнул с облегчением. Идея Белла давала ему возможность не раскрывать своего секрета. Они еще поборются! Всем мало не покажется… Вот!


Роб Рой делает за меня мою работу, критикуя фик. Реально из-за всех щелей лезут, прямо всей магической Британии тут как медом намазано. И да, поборются они. С такой степенью подсуживания персонажам, как у мадам Зизи, героям можно вообще ничего не делать, в нужный момент на Риддла просто упадет рояль.

23 глава начинается с того, что коп-компания копает под Тома и Альбуса, с целью запустить сплетни через призраков.

Призраки очень близко к сердцу приняли проблемы малышки Мирабель. Помимо того, что многим из них просто нравилась очаровательная девочка, они пользовались новыми возможностями благодаря ей. Ведь теперь они чувствовали себя намного лучше и могли больше.


Вот, положительным героям можно быть шкурниками, а 8-летней девочке просто потрогать Бель – ни-ни, Лили сука, Джеймс и Сириус мудаки, все хотят использовать Бель…а использовать ее имеют право только члены нашей коп-компании! Вот ведь прямым же текстом признались.

Дамблдора же при всех спросили, почему это он так любит обращаться ко всем «мальчик мой»?
— Вы же не в борделе, любезный! — проворчал портрет одного из МакМилланов во время важных переговоров с членами Попечительского Совета. — Или этот маг напоминает вам вашего любовника Гриндевальда? Ведите себя прилично!
Дамблдор несколько секунд мог только хватать ртом воздух.


Ой, бляяя…
Ох уж эти плюшевые интриги мэйд бай Заязочка. Вот прямо ляпнул что-то какой-то портрет, и все сразу поверили и репутация самого уважаемого и сильного мага Британии мгновенно рухнула в пропасть. И, конечно же, мудрому Альбусу ну совершенно нечего было ответить на эту детскую провокацию, только ртом хлопать остается.

— Дело в том, что и Дамблдор, и Риддл могут догадаться, откуда «уши растут», — вздохнул Северус. — Ведь если тут замешаны призраки, то ясно, что дело идет о нас.


Я не сомневаюсь, что Риддл и Дамблдор – канноные – достаточно умны, чтобы провести расследование и понять, откуда веревочка вьется, но не по призракам же! Прямо наш Марти и Ко единственные на всю Великобританию могут общаться с призраками. Чем дальше, тем этот Снейпоцентризм мира становится ну уже совсем неприличным.

Ну а в оставшейся части фика сплошная Опасность для лбов и стульев номер 2. Большая опасность.

Северус мгновенно выхватил палочку.
— Экспеллиармус! Ступефай! Инкарцеро! Силенцио!
В магических веревках замер Волдеморт. Он явно был в шоке.


Сука, ну вот что опять за нахуй?! Это же надо так пиздоблядски подсуживать своим героям! Вот так просто – и хуяк поймали величайшего темного мага современности! Ну нахуй. «Нет, ты это видел, видел?!»


Да, вы все правильно поняли. Величайшего темного мага современности, с которым не могло справится все магическое общество с Альбусом во главе легко и просто спеленали пару призраков и один маг в теле ребенка. Покойся с миром, один из величайших книжных злодеев.

— А малышке нужно практиковаться, — кивнул Нокс. — Пора переходить к более крупным объектам, а то все крысы да жабы с лягушками. И я бы стариной тряхнул.
— Прекрасная идея, коллега! — восхитился Белл.
— Дядя Роберт, ты крут! — у Мирабель загорелись глаза.
Северус расплылся в широченной улыбке. Иногда мечты сбываются…


*глухие звуки ударов* Хкм, извините. Шлем мне, кстати, пригодился только что. Это вот вообще нормально, приучать шестилетнего ребенка пытать человека (пусть даже и очень, очень плохого)? И это нормально, что этот самый ребенок этому радуется? Добрый и славный ребенок, как нам постоянно об этом напоминает автор. То есть Лили, совершенно нормальный ребенок со здоровой психикой – мелкая гадина, а вот это дитя Омена – славная малышка. Ну ок.

Бель легко провела скальпелем по животу пленника. На бледной коже появились капли крови.
— Не надо! — прошептал Риддл. — Пожалуйста! Не надо!
Кажется, он наконец-то полностью осознал, что именно сейчас произойдет.
— А скажите, любезный, — задумчиво спросил у него Белл, — вас никто и никогда не умолял о пощаде? Не просил вот так, как вы просите сейчас? М-м-м? И что вы отвечали в таких случаях? Только честно.


Вы убийцы! — прохрипел Риддл. — Убийцы! Мерлин, что мне делать?! Что вы хотите? Ну, говорите, я все сделаю!


Господи, ну за что?! Даже стандартный белый и пушистый Зизи-Том и то лучше…этого. Этого жалкого, беззубого, ноющего Риддла. О ужас, мне по-настоящему жалко Темного Лорда. Спасаюсь только представляя, как канонный Риддл, притворяясь беспомощным, выведывает у Снейпа все, что тот знает, а потом срывает путы, призраков развеивает, Снейпу потрошит мозги и отрывает голову, а на Бель накладывает Империо и заставляет работать на себя. Только так можно реабилитировать его порушенную репутацию великого темного мага и злодея.

Кстати, все время, пока Снейп разговаривает с Риддлом, Бель продолжает последнего резать. Милое дитя, ничего не скажешь. И да, хоть Тома и унизили по самый не балуйсь, убивать его не стали. Он же не гадкая Лили или Джеймс, он няша, поэтому с него взяли клятву о не причинении вреда и подарили очень удачно найденный Снейпом ритуал по собиранию души обратно. Тома отпускают, а вот Дамблдора решают стереть в порошок и с лица земли одновременно. Он же:

А вот Дамблдор — скользкий демагог. И убеждает он не столько окружающих, сколько себя. Он воспримет клятву, как тактическое отступление. К тому же он не ученый, его привлекают не новые знания и открытия, а личная власть и интриги. Он смотрит на себя со стороны и упивается величием.


Ну да, ну да, а Тому только знания и открытия нужны были, у него просто детство тяжелое было, не поняли, не приголубили, его простить можно. А Альбуса – нельзя. Он посмел Снейпу указать на отвратительность его поступков и необходимость заглаживания вины. Такое не прощается. Снейп совершенен и точка.

В обоих главах чай не пили. Это уже четыре главы без чая подряд!
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 60

Talitko
Продолжаем, #фикопанорама, #Заязочка, фик «Шкурка саламандры», главы 20-22.

И да, предварительно хочу предупредить. Чем дальше я читаю, тем чаще меня посещает желание грязно выругаться. Поэтому, если вдруг не выдержу, чтобы не смущать никого, особо длинные нецензурные тирады буду скрывать спойлерами.

20-ая глава начинается с того, что герои в глубокой печали обсуждают, что из-за Статуса секретности не могут как следует разводить огненные растения. Печалятся, они, конечно, недолго, потому что очередной проходной знакомый на халяву подгоняет им ящик-теплицу с заклинанием внутреннего расширения.

Кстати,

Никогда не видел всех этих огненных растений. Они в пустынях растут?
— Нет, в горах, — ответил Северус, расставляя горшки по стеллажам, — чаще всего в пещерах и расщелинах.


Вот интересно, в домашних условиях огненные растения не вырастить без участия саламандры. Как они в пещерах и расщелинах-то растут? Там даже солнца не особо.

На радостях от обретения очередной халявы, гоп-компания решает устроить из очередного танца Мирабель праздник для всех друзей.

Раз уж в секрет Мирабель оказалось посвящено столько народу


А это до сих пор считается секретом? Серьезно? Даже после того, как зверушку вполне уже официально прикрепили к Университету, на нее заведено дело в Министерство, и вообще о ней знает практически любой мимокрокодил в сюжете?

В общем, Бель потанцевала и потом ее потащило в кусты – там прятался ее папаша, хотел умыкнуть, но его остановил призрак Белла, пырнув мужика в шею скальпелем.

Они и вытащили на всеобщее обозрение Джона Рэндла, зажимающего рану на шее.
— В артерию метил! — шептал тот в полном шоке. — В артерию!


Я в восхищении. Теперь понятно, что любовь к анатомии у Бель в папаню. Ему призрак – призрак! – скальпель всаживает, а тот еще в состоянии четко понять, куда именно целились. Кстати, самое интересное, что в результате всем глубоко пофиг, кто Джона пырнул, что значат эти его слова, и это при том, что там была куча авроров. По всей видимости, ему даже для проформы не задали вопрос, кто его ранил. Ну конечно, кому дело до неуязвимых и неуловимых убийц-призраков, когда тут Мэри Сью похищать собрались?

— Спросите у него про смерть леди Поттер, — напомнил Донахью Белл, — нам всем интересно.
И тут пленника прорвало.


Ну нельзя же так. Хоть для приличия подавили бы на человека, допрос устроили – нет, одно слово и злодей уже все выкладывает. Конечно, подобная внезапная исповедь всегда выглядит немного странно, но обычно в таких случаях, как, например, в детективах, чтобы вызвать преступника на подобную откровенность, на него сначала долго психологически давят, чтобы вынудить сорваться. А тут… Ну ладно, девиз Зизи – «мы не ищем трудных путей». В общем, мы узнаем – что, впрочем, не было непредсказуемым, - Джон оказывается внебрачным сыном Поттера, и всей этой аферой с миссис Поттер хотел остаться единственным наследником. Притянутый за уши план, конечно. Ну и Рендл лох, потому что план не выгорел не в одном из вариантов времени.

Ну а с историей Бель никаких неожиданностей – как-то, непонятно как, Джон нашел Огненную Танцовщицу, заделал ей девочку и отдал ее своим родителям. Все. Хотя нет, не все:

Ребенка же пристроили к Кернам. Похоже, что старики старались как-то обезопасить девочку. Они дали ей имя, заставили съесть первую шкурку. Хотя нельзя исключать, что таким образом они пытались укрепить свою связь с чудесным ребенком, чтобы тоже пользоваться его способностями.


Да твою же в богодушу! Нет, вот это серьезно? Теперь даже родные дедушка и бабушка Бель, которые заботились о ней до Снейпа, которые приютили у себя нищего чужого мальчишку, которые поплатились жизнь за свою доброту – теперь и они меркантильные твари?! Как у автора вообще совесть позволяет вложить подобную фразу в уста своего персонажа, и как мы, читатели, теперь должны к этому персонажу относится? Я уж не говорю о том, что Снейп эксплуатирует Бель куда больше, девочка вообще пашет, как трактор, и шкурки делает, и цветы растит, и зверушек на ингредиенты режет. А Северус пользуется всеми благами, как единственный «обладатель» волшебной животинки. Тьфу на тебя, автор. Отвратительно.

— А почему ты ходишь в юбке? — подал голос Джеймс.
— Это не юбка, — парировал Северус, — это самый настоящий килт. Его носят настоящие мужчины, чтоб ты знал.
— Вот именно! — подхватил Роб Рой.
Джеймс смешался.


Два взрослых дяди (пусть и один из них выглядит, как ребенок), поставили на место 8-летнего мальчика, еще и больного, за вполне невинный вопрос. Медаль им надо выдать, не иначе.

Дальше Снейп рассказывает о своей прошлой жизни Беллу и Алхимику. Интересно, что он не испытывает ни малейшего смущения, рассказывая о своей службе Темному Лорду, о донесении пророчества, которое привело Поттеров к смерти. И это человек, который нес в себе чувство вины на протяжении почти двух десятков лет и в конце концов умер, искупая эту вину. И ведь тут даже не в любви к Лили дело, была она или не была. Безотносительно этого он совершил гадкий поступок – можно подумать, подвести под смерть вообще чужого ему Невилла – чем-то лучше, чем сына любимой женщины. Ну а то, что призраков тоже это все не колышет – я даже и не удивляюсь.

Мирабель перебралась поближе к Северусу. Он ей улыбнулся.
— Меня у тебя украли? — спросила девочка. — Да?


А. А. Что?! То есть весь этот разговор о прошлой жизни Снейпа, о Темном лорде, об интригах и убийцах происходил при 6-летней девочке? Им не кажется, что это разговор не для ее ушей? Мне прямо становится жаль бедное недоразвитое дитя. Она и так с приветом, а уж что ее отсталый мозг впитывает изо всех этих разговоров…. Кстати, у Зи очень интересная манера в этом плане, взрослые начинают какой-нибудь очень серьезный и взрослый разговор, говорят почти треть главы, и вдруг оказывается, что Бель все это время сидела и все это слушала. А ты сидишь и офигеваешь с этих заботливых опекунов.

Магглокровки — это те волшебники, родители которых обычные люди? — уточнил Белл. — И чем они мешали мистеру Риддлу? И вам лично?
— Мне лично они не особо мешали, — ответил Северус, — если не лезли во власть и политику.


А почему, собственно, им бы не лезть во власть и политику? То есть тебе можно быть амбициозным – и ты обижаешься, что мир не спешил удовлетворять твои амбиции, а маглорожденные должны у параши сидеть, да? Чтоб тебе и тебе подобным дали второй шанс – в теле маглокровки. И вообще меня умиляют эти очередные двойные стандарты. Все традиции и законы, которые причиняют вред герою и его зверушке – плохие и отсталые, их надо изменить. Зато за все, что им не мешает или действует на пользу – герои грудью встают на защиту от грязнокровок.

21 глава заставляет остановится и озадачиться, не читаешь ли ты предыдущую главу по второму разу – потому что ОПЯТЬ нам рассказывают об очередном празднике пляски Бель в парке. При этом подсюжет повторяется практически дословно, только на этот раз вместо папаши Бель нападают призраки фанатики. По большей части эта глава нужна только для того, чтобы дать Мэри…тьфу, то есть Бель, очередную вандерспособность – призывать ящериц, которые жгут даже призраков, на помощь.

И да, Снейп и Ко опять обсуждают при Бель темные книги, способы принуждения магических существ к сотрудничеству и женскую физиологию.
— А ведь в том же Египте не так уж много плодородной земли, — задумчиво проговорил Белл. — Вы думаете, что пустыня могла появиться из-за подобного отношения к духам земли и растений?


Отсосите магловские ученые, биологи, геологи и другие! Нахер науку! Простите, не сдержалась. А израильтяне, по всей видимости, маги поголовно, раз у них в песках сады распустились. Видать, дружат с духами.

«Северус же вспомнил про одного мага, который точно был готов на многое, если не на все, ради увеличения личной силы и бессмертия. И, скорее всего, он такой не один. Остановит ли такого знание, что насилие над кем-то вроде Бель убьет часть магии в мире?


Что, и Волдеморту без Бель никак? Знаете, я, конечно, против убийства детей, даже если это умственно отсталая криповая зверушка, но, по-моему, в данном случае оно стоит того. Вокруг Мирабель столько всего закручивается, что ее проще шлепнуть, всей магической Британии, если не всему магическому миру, станет легче.

22-ая глава начинается с того, что в конце предыдущей главы Снейп столкнулся в библиотеке с Ридллом.

Он прекрасно понимал, что, так или иначе, привлечет внимание Волдеморта. Но одно дело, если бы могущественный темный маг знал о талантливом зельеваре, имеющем доступ к редким ингредиентам, а вот редкая книга на мертвом языке — дело другое, все становится гораздо серьезнее.


Откуда, откуда ты мог это знать? Тебе автор по секрету рассказала? Откуда у Снейпа такое неебическое ЧСВ выросло?

— Он из тех, кто уверен в собственной исключительности, — ответил Северус, — и точно решит, что уж ему-то, как потомку Салазара Слизерина, можно и пару-тройку магических существ замучить. Это остальным нельзя. Он ведь и к самому себе безжалостен, вполне может поставить опыты на себе, что ему другие. Даже такие, как Бель.

А Бель, блядь, такая особенная. Тошнит уже. И да, Снейп только что описал жизненное кредо любой главного героя фиков Зизи, включая и себя любимого.

Дальше почти всю главу обсуждают статью в газету, это довольно скучно, так что не буду вас грузить. Выделяю разве что очередной «гениальный» пинок в сторону канона:

Зажигала подружка Избранного, магглокровка Грейнджер, пытаясь «освободить» тех, для которых нет ничего страшнее изгнания. Почему-то девочка озаботилась только судьбой этих паразитов, наплевав и на русалок, и на кентавров, и даже на оборотней. Тогда его раздражала очередная возня, тем более что проблем с Турниром хватало. А сейчас он был готов согласиться, что мелкая гриффиндорка оказалась агентом-провокатором. Вряд ли она понимала это, конечно, но после значков и глупых выступлений большинство магов к любым призывам к равноправию относились, как к идиотизму. А те же самые оборотни поддержали Темного Лорда.


Как же раздражают эти постоянные попытки приосаниться на фоне детей. Детей! Гермиона была обычным жалостливым подростком с гипертрофированным чувством справедливости. Тем более что почему-то никто, включая лояльных взрослых и даже друзей-чистокровок не удосужился ей объяснить, что домовики – паразиты (естественно, потому что в каноне они ими и не были, но в данном случае временно согласимся с интерпретацией фика). У русалок и кентавров все и так было нормально. Я уж молчу, что домовые единственные, кто одновременно были под рукой и при этом были в самом настоящем рабстве, где надо ними издевались.

— Мне не продадут до одиннадцати лет, — ответил Северус, — ты же знаешь. Разве что сумеем у кого-нибудь отобрать. Так, чтобы никто не догадался.
— Как не догадался? — спросила Мирабель.
— Чтобы на нас с тобой не подумали, — пояснил Северус. — Ты же видела, сколько гадких писем написали про тебя? А если эти люди узнают, что тебе дали волшебную палочку и учат колдовать, то они точно потребуют тебя у нас забрать. Так что лучше подождать, понимаешь


Я думаю, почтенную общественность гораздо больше возмутит сам факт воровства. Ну просто прелесть, весь фик поливать окружающих направо и налево, обвиняя во всех смертных грехах, и совершенно спокойно рассуждать с 6-летним «добрым и славным» ребенком, как бы украсть у кого-то палочку и не попасться.

— Ножички — это хорошо, — сказал Северус, — ты ведь так много делаешь. И для нас с тобой, и для библиотеки. Мистер Квирри передавал, что в хранилище поступили несколько редких свитков, выкупленных на те деньги, что выручили за продажу твоей шкурки.
Мирабель лукаво улыбнулась. Она очень гордилась своим вкладом в общее благополучие.


Было бы чем гордится. Тоже очень раздражающий штамп, свойственный мадам Зизи. Героиня хорошая, потому что полезная. А полезная потому что…а просто потому что ей повезло. Сама по себе Бель ничего из себя не представляет. А поставка шкурки не требует от нее ни малейшего усилия, скорее наоборот. Это все равно, как если бы у вас была способность жрать ваши любимые пирожные, а потом, пардон, срать золотом. И вам приятно и не сложно, и деньги. И все это еще больше вызывает ощущение, что не любят девочку ее опекуны, это просто чувство собственничества.

В 20-ой главе пили чай два раза. В 21-ой ни разу. И в 22-ой тоже. Две главы подряд без чая, рекорд прямо. Что удивляет безмерно, учитывая, какие эти две главы были унылые, обычно в таких случаях Зи разбавляет все посиделками.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 104
Показать более ранние сообщения
ПОИСК
ФАНФИКОВ







Закрыть
Закрыть
Закрыть