↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Шаринган Наруто  (джен)



Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Ангст, Драма, Экшен, Приключения
Размер:
Макси | 303 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждения:
AU, Насилие, ООС
Жизнь непредсказуемая штука, сегодня всё идет как обычно, как и должно, но уже завтра всё может перевернуться вверх дном. Так случилось и с Наруто — буквально за один день он потерял свой левый глаз, но приобрёл шаринган вместе с опекуном. Как из-за этого случая изменится его жизнь?
↓ Содержание ↓

Пролог

Десятое ок­тября — со­вер­шенно обыч­ный день, но толь­ко не для Ко­нохи. Се­год­ня в деревне сто­ял тра­ур — семь лет прош­ло с мо­мен­та на­паде­ния Де­вятих­восто­го Демона Лиса. Ог­ромные тол­пы сто­яли воз­ле па­мят­ни­ка по­гиб­шим, от­да­вали дань ува­жения и рас­хо­дились кто ку­да, в ос­новном, по ка­ким-ни­будь за­бега­лов­кам, чтобы с горя на­питься.

Се­год­ня всем тя­жело, ведь каж­дый вто­рой потерял кого-то: мать, отца, брата, сес­тру или же­ну. Но осо­бен­но пло­хо бы­ло ма­лень­ко­му мальчику, у ко­торо­го се­год­ня был день рож­де­ния, и никто снова не поз­дра­вил его, кро­ме треть­его Хокаге. Что неуди­витель­но — ведь у На­руто сов­сем нет дру­зей, а имен­но так звали это­го блон­ди­на с лу­чезар­ной улыб­кой «тридцать два — не пре­дел» и шестью по­лос­ка­ми на ще­ках, по три на каж­дой сто­роне.

Но сейчас Наруто совсем не улыбался, ломая голову над тем, почему его все не­нави­дят? Ведь с ним нор­маль­но об­щались толь­ко Тре­тий, по­вар лю­бимой ра­мен­ной Те­учи и его дочь — А­яме. Для остальных он являлся всюду гонимым изгоем, демоном.


* * *


На­руто быс­тро про­бирал­ся сквозь тол­пу лю­дей, ос­та­ваясь незамеченным в сво­ем яр­ко-оранжевом ком­бинезоне. Он нап­равлял­ся в сто­рону заб­ро­шен­но­го по­лиго­на, ведь толь­ко там можно было скрыть­ся от пь­яных жи­телей де­рев­ни, ко­торые с радостью изобьют его, виня в смертях своих родственников. Но ему все­го лишь семь. Кого он мог убить?

Погруженный в свои мысли Узумаки за­вер­нул за угол оживленной ули­цы и про­шел ми­мо трухлявой таб­лички «Тре­ниро­воч­ный по­лигон № 4».

Сам по­лигон пред­став­лял собой лу­жай­ку в цен­тре ле­са, толь­ко все ми­шени и ма­неке­ны дав­но прог­ни­ли из­нутри и сло­ма­лись бы от одного уда­ра. Кое-где де­ревья были по­вале­ны, да так и остались лежать, пересекая площадку.

На­руто сел на одно из них и стал ждать за­ката — ведь при­мер­но в это вре­мя пь­яницы пе­рес­та­вали де­лать по­пыт­ки вло­мит­ься в его квар­тирку, и мож­но бы­ло, не опасаясь быть избитым, ид­ти до­мой.


* * *


Наруто.

«По­чему? По­чему они все на ме­ня так смот­рят? И все вре­мя за спи­ной шеп­чутся… И де­моном зо­вут… А на день рож­де­ния и вов­се из­би­ва­ют до того, что я потом в боль­ни­це отлеживаюсь. В прошлом го­ду пря­тал­ся на го­ре хо­каге, на ли­це Чет­верто­го — наш­ли и из­би­ли чуть ли не до по­лусмер­ти, после этого две недели провел в палате».

Сол­нце уже практически опус­ти­лось за го­ризонт, и я ре­шил ид­ти до­мой.

 

Я шел, нет, крал­ся по тем­ным за­ко­ул­кам, пы­та­ясь об­хо­дить все мно­голюд­ные мес­та. Вы­ныр­нув из переул­ка, я по­бежал напря­мик — всего лишь перейти улицу, и я дома! Но мо­им пла­нам не суж­де­но бы­ло сбыть­ся по определённым причинам.

— Ох, ка­кие... Ик... Лю­ди., ой, то есть де... Ик... Мо­ны, — заплетаясь, ска­зал вусмерть пьяный ши­ноби, су­дя по жи­лету, чу­нин.

Нет… Толь­ко не это… Толь­ко не опять…

Моё тело онемело от дикого ужаса, я не мог сделать и шага, ког­да ниндзя дос­тал ку­най и вразвалочку пошёл на меня.

— По­жалуй­ста… Не на­до! — прошептал я, судорожно пытаясь отойти хотя бы на сантиметр, на что чу­нин улыбнулся сумасшедшей улыбкой.

И я все по­нял — он не уберет кунай, не посмеется и не скажет, что это все глупая шутка. Нет. Он был серьезен, и я, обретя спо­соб­ность дви­гать­ся, рез­ко раз­вернув­шись, по­бежал ку­да гла­за гля­дят. Страх не ис­чез, нет, напротив — он про­бирал­ся в каждую клеточку моего тела, только теперь он подстегивал бежать и не останавливаться.

Поворот, налево, еще по­ворот и… Ту­пик. При­жав­шись к сте­не, я по­вер­нулся, с ужасом смотря на приближающегося чунина.

— По­жалуй­ста… — скопившись, слезы нашли выход и потекли по щекам. — Не на­до!

— Ха! — приблизившись, он схва­тил ме­ня за шею и под­нял, словно котенка, прижав к сте­не. Я начал задыхаться и вцепился ему в руку, стараясь ослабить хватку.

Видимо, ему наскучила жертва, которая не оказывает сопротивления, и он отпустил меня. Тяжело упав на землю, я начал хватать ртом живительный кислород, но насладиться мне не дали — резким ударом в сол­нечное спле­тение мужчина выбил из меня воздух.

— Это… Ик… Те­бе за от­ца… За бра­та! — я почувствовал, как сознание начало покидать меня, краски сгущались, и в глазах начало темнеть.

— Не-е-т… Я с то­бой еще… По­иг­раю, — пнув меня еще раз, шиноби дос­тал ку­най, сел на ме­ня свер­ху и при­под­нял од­ной ру­кой за во­рот­ник, га­день­ко ух­мыляясь.

— Сей­час мы под­портим… Ик… Твои «прек­расные» глаз­ки, — ска­зал он, чиркнув ку­на­ем прямо по глаз­у, слег­ка за­девая ли­цо. С гла­за струй­кой потек­ла непо­нят­ная жид­кость впе­ремеш­ку с кровью. Мой крик услышала, наверное, вся Коноха. Бы­ло боль­но, ужас­но боль­но, я на­чал ис­те­рич­но вы­рывать­ся и ка­тать­ся по зем­ле, при­жимая ру­кой свой пос­тра­дав­ший глаз.

И вдруг, слов­но из ниот­ку­да, промелькнула серебристая молния. Она снесла пьяницу и нависла надо мной. Это был шиноби. Шиноби с необычными серебряными волосами.

— Ты в по­ряд­ке? — было последнее, что я услышал, преж­де чем окружающий мир окончательно померк.

Глава опубликована: 14.08.2019

1 глава

На­руто очнулся спустя два дня пос­ле его «ве­село­го дня рож­де­ния» от пра­вед­но не­нави­димо­го за­паха ле­карств. Кое-как от­крыв правый глаз, он попы­тал­ся снять по­вяз­ку с ле­вого, одновременно стараясь вспомнить, откуда она там взялась.

Ре­шив пос­мотреть­ся в зер­ка­ло, висевшее над ко­модом, Наруто с трудом встал и уви­дел в от­ра­жении блед­но­го светловолосого маль­чи­ка шести-семи лет с си­няка­ми по все­му ху­доща­вому те­лу и вдобавок с пе­ревя­зан­ным гла­зом. Проведя худыми пальцами по бинтам, он вспом­нил. Вспом­нил, как пря­тал­ся на по­лиго­не, как шел до­мой и нат­кнул­ся на пь­яни­цу и как его спас ка­кой-то шиноби.

— Глаз… Мой глаз, — единственный здоровый глаз на­чал наполняться слезами. — Нет, я не бу­ду пла­кать, не бу­ду!

На­руто быс­тро вы­тер покатившуюся по щеке соленую каплю и на­чал вер­теть го­ловой, оце­нивая палату. Его по­ложи­ли в до­воль­но светлую ком­на­ту со слег­ка потрес­кавшимися сте­нами и скудным ин­терь­ером: од­на не­боль­шая кро­ват­ка в пра­вом уг­лу, ря­дом ко­мод с зер­ка­лом, стул и ок­но.

Узумаки за­лез на кро­вать, рас­пахнул рамы и глянул вниз. Второй этаж — ерунда, любой дурак может спрыгнуть без травм, если знать, как правильно сгруппироваться. Как раз он знал, не единожды постоянный пациент не дожидался выписки. Но как толь­ко он собрался соскользнуть с по­докон­ни­ка, как кто-то схватил за ш­иворот и за­тащил об­ратно.

— Те­бе что, жить на­до­ело? — поинтересовался его вчерашний спаситель, держа Наруто за шкирку.

— Я жи­вучий! — с вызовом ответил тот.

— Да? — и тут Наруто осознал, что это вчерашний ниндзя, который его спас, его странную шевелюру нельзя было спутать ни с чем другим.

— Эм, да, жи­вучий... Спа­сибо! За то, что спасли меня, — Наруто, несколько стесняясь, почесал голову. — И может, отпустите уже?

— Хм, не за что, — Какаши расслабил хватку, и мальчик с громким шлепком упал мягким местом на пол.

— Ай, а помягче никак нельзя было?! Больно же, — потирая ушибленное место, вскочил Наруто, задрав голову. Его новый знакомый был высок, в стандартной одежде джонина, только маска на пол-лица и протектор, закрывающий глаз шиноби, выбивались из общего вида.

— А если бы ты со второго этажа спрыгнул, тебе было бы не так больно? — скептически поднял бровь мужчина.

— Хех, ме­ня, кстати, На­руто зовут, а вас? — по­ин­те­ресо­вал­ся Узумаки.

— Ка­каши, Ка­каши Ха­таке, — теперь уже сам Какаши неловко почесал голову, также улыбнувшись, но из-за маски этого было не видно, однако Узумаки буквально почувствовал это, растянув улыбку пошире.

— А за­чем вы приш­ли ко мне? Обыч­но дру­гие нин­дзя в мас­ках прос­то приносят меня в боль­ни­цу и ос­тавля­ют тут. Решили меня навестить?

— В каком-то смысле. Я при­шел по де­лу — в ре­зуль­та­те того несчастного случая ты по­терял свой глаз, по­это­му те­бе пе­реса­дили другой и он, как бы объ­яс­нить, он име­ет ряд, так скажем, особенностей, — Какаши сел на единственный здесь стул и положил руки на спинку, а Наруто вернулся обратно на кровать, вновь поникнув. Он не хотел снова вспоминать вчерашний случай. Он хотел забыть его, вычеркнуть из своей памяти раз и навсегда, но, видимо, не получится. Шрам на лице просто не даст ему этого забыть, как бы ни хотелось.

— Значит, с ним я ста­ну силь­ней?! — воскликнул На­руто, немного натянуто улыбнувшись — он мечтал стать сильным шиноби, но не такой ценой.

— Да, он сде­ла­ет те­бя силь­нее… — но так и не начавшийся монолог Хатаке вновь перебил неугомонный Узумаки.

— И все ме­ня на­конец-та­ки приз­на­ют? И я стану хо­каге? — от восторга Наруто даже подскочил на жалобно застонавшей кровати, забыв, что только что грустил, размахивая руками и широко улыбаясь.

— Нет, для то­го, чтобы стать хо­каге, нуж­но хотя бы быть ге­нином, — улыб­нулся Ха­таке, но из-за мас­ки это­го не бы­ло вид­но. — Но приз­на­ют, это точ­но — ведь этот глаз да­ет нема­лые си­лы, за которые Ко­ноху бо­ят­ся дру­гие стра­ны.

— Оу, но ес­ли ме­ня приз­на­ют, то до хокаге ру­кой по­дать! — только успев присесть, Узумаки снова вскочил и замахал руками ещё яростнее. — Ког­да мож­но бу­дет снять бин­ты? Уже не терпится по­лучить приз­на­ние. И пост хокаге!

— Ша­рин­ган нуж­но тре­ниро­вать, — прер­вал ра­дость мальчика Хатаке, отчего тот плюхнулся обратно на кровать.

— Ме­ня никто не будет тренировать, — поник Наруто, вновь погружаясь в пучину грусти. Его мало кто любил и вряд ли стал бы учить хоть чему-то.

— Эм, Наруто, для этого я и здесь — чтобы научить тебя, хочешь? — джонин поднялся со стула, привычно убрав руки в карманы.

— Да? По­може­те? — с горящей надеждой в васильково-синем глазу спросил Наруто. Это было странно и подозрительно. Но в от­вет он по­лучил сла­бый ки­вок и слегка расслабился, надеясь, что этот ниндзя не обманет и не обидит. — Да-а-а-а-а!

На­руто ле­тал, нет, пор­хал по всей ком­нате, раз­ма­хивая ру­ками, как мельница, уже пред­став­ляя, как он вый­дет на крышу ре­зиден­ции под бур­ные ап­ло­дис­менты в но­вень­кой накидке хо­каге.

— Я по­могу те­бе с тре­ниров­ка­ми и ду­маю, что те­бе луч­ше жить со мной, так бу­дет удоб­нее нам обо­им, сог­ла­сен?

— Ко­неч­но, вот же те при­дур­ки с со­сед­ней ули­цы об­за­виду­ют­ся! — восторженно прок­ри­чал Узу­маки.

— Пош­ли, На­руто? — оглянулся Какаши, стоя у двери.

— Впе­ред, Ка­каши-сен­сей! — засмеялся На­руто, вы­бегая из па­латы, при этом чуть не сбив самого «сенсея».

Вперед, до­мой за сво­ими ве­щами, в но­вую и, возможно, ра­дос­тную жизнь.


* * *


Какаши. Вечер прошлого дня.

Был ти­хий ве­чер, не пред­ве­ща­вший бе­ды. В ре­зиден­ции хокаге, за ду­бовым сто­лом, си­дел се­дой ста­рик с труб­кой во рту, раз­гре­бая це­лую стоп­ку от­че­тов, ко­торые на­до бы­ло сдать еще вче­ра. Размеренную тишину на­рушил стук в дверь.

— Вой­ди­те, — ска­зал тре­тий, отод­ви­гая до­кумен­ты. В кабинет во­шел Хатаке Ка­каши, ко­торый, как предположил хокаге, пришёл сдавать отчёт о миссии. — Что-то ты дол­го, Ка­каши, что произошло? Возникли осложнения?

— Нет, дело в другом. По пу­ти к вам я встре­тил На­руто, ко­торо­го в оче­ред­ной раз из­би­ли, — ответил Хатаке, хмурясь.

— Травмы? — ус­та­ло прикрыл глаза Хи­рузен.

— Па­ра ре­бер, десяток гематом, — с нарастающей яростью в голосе ответил джонин и дрогнувшим голосом добавил: — И… Глаз, Хирузен, чёрт возьми, глаз!

— Глаз? С каж­дым го­дом трав­мы все опас­нее и опас­нее, — Сарутоби затянулся посильнее — в стрессовых ситуациях он начинал курить гораздо чаще. — Нужно узнать у медиков, возможна ли пересадка, донора найти не проблема. А что с нападавшим?

— Я слегка его помял и бросил в карцер отсыпаться, — нервно пожал плечами Какаши, его сейчас больше волновало состояние Наруто.

Хирузен оставался спокоен, ведь он Хокаге и не мог дать волю чувствам, но тут в ком­на­ту че­рез ок­но ворвалась стая во­рон, об­ре­тая фор­му че­лове­ка в стан­дар­тной экипировке АН­БУ с мас­кой во­рона.

— Ита­чи? Что ты тут де­ла­ешь? — пыхнул дымком Хирузен, подозрительно прищурив глаза. Его приближение хокаге почувствовал заранее. Какаши же отскочил в сторону, обнажив кунай.

— Я под­слу­шал ваш раз­го­вор, хо­каге-сама, у ме­ня есть решение данной проблемы, — про­гово­рил гость, дос­та­вая ба­ноч­ку с ша­рин­га­ном.

— Где ты его взял? — изогнул бровь старик; Хатаке же, убрав кунай, подошёл поближе, рассматривая плавающий шаринган.

— Это наследство Шисуи, все, что осталось, он попросил сохранить его. Думаю, Наруто-кун справится с этим куда лучше, — пе­чаль­но улыбнулся Ита­чи, снимая маску.

— Хм, Данзо? — хмыкнул Хокаге и сложил руки домиком, задумавшись. С этим додзюцу Наруто будет гораздо легче управиться с силой хвостатого, Учихи также не начнут возникать, просто больше некому. Так что решение было принято.

— Да, он почти добрался до глаз Шисуи, но тот ему не дался, — баночка с глазом перекочевала на стол перед Третьим.

— Хм, хорошо, а что насчёт твоей миссии? — Хирузен перевёл внимательный взгляд на молодого Учиху.

Итачи резко побледнел, а в глазах появилась грусть с искрой решимости.

— Все выполнено, Хокаге-сама.

— Это был единственный выход, надеюсь, ты понимаешь это, Итачи, — и, дождавшись утвердительного кивка, Хокаре продолжил, — Твоя миссия ещё не окончена.

После этих слов клон Учихи распался воронами, улетевшими в окно. А Какаши, напоминающий до этого момента предмет интерьера, подал голос:

— Так что с Наруто?

— С это­го дня, Ка­каши, ты бу­дешь опе­кать На­руто и обучать его ис­кусс­тву ши­ноби, а глаз для пересадки мы только что нашли, — за­явил Са­руто­би, смотря на плавающий шаринган с тремя томоэ и уже ти­хо до­бавил: — Ох, и долго же меня будут пилить ста­рей­ши­ны.

Глава опубликована: 14.08.2019

2 глава

Наруто бе­гал по ма­лень­кой од­ноком­натной квар­тирке и со­бирал свои немно­гочис­ленные ве­щи, а имен­но: па­ру оран­же­вых фут­бо­лок, си­них бриджей и несколько ни на что не ­год­ных ржа­вых ку­на­ев, по­доб­ранных на четвёртом по­лиго­не.

— У ме­ня бу­дет свой собс­твен­ный сен­сей! — прок­ри­чал на всю улицу Узумаки, спры­гивая с лес­тнич­ной клет­ки.

Про­хожие ста­рались на не­го никак не ре­аги­ровать, в ду­ше ра­ду­ясь, что «де­мон» на­конец-та­ки съ­ехал, хоть не из Ко­нохи, но хо­тя бы с их ули­цы.

«Да, ес­ли у ме­ня бу­дет личный сен­сей, то я быс­трее ста­ну силь­ным, и тог­да все ме­ня приз­на­ют и до хо­каге бу­дет неда­леко, — рас­суждал Узу­маки в по­рыве счастья, под­хо­дя к Ичи­раку Ра­мену, где они и догово­рились встре­тить­ся с Ха­таке ровно че­рез час. — Но всё же это странно. Он так внезапно захотел меня потренировать; мы даже не были знакомы, пара минут разговора, и уже такое щедрое предложение, — Наруто остановился, взлохматил свои волосы, наводя ещё больший беспорядок на голове, и пошёл дальше. — Хотя он выглядел вполне искренним, и я совсем не чувствовал от него и капли неприязни, хех, ладно, разберёмся на месте!»

У Наруто бы­ло ещё ми­нут де­сять, и он ре­шил пе­реку­сить, присев на стульчик заведения. Даже не заведения, а так, забегаловки, с единственным столом — барной стойкой, которая также заменяла ограждение, и стульями прямо на улице.

— Ста­рик, мне двой­ной ми­со суп! — плюхнулся на свободное место Узумаки.

— Че­го та­кой ра­дос­тный, а На­руто? И что с гла­зом? — обес­по­ко­енно спро­сил по­вар Те­учи.

— У ме­ня бу­дет сен­сей, свой собс­твен­ный, он бу­дет тре­ниро­вать ме­ня! — вос­клик­нул Наруто, как обыч­но улы­ба­ясь «тридцать два — не пре­дел», после нем­но­го опус­тил го­лову — даже старику Теучи он не хотел говорить об этом — и погрустнев, до­бавил: — Да там, так....

— О, вот как, тог­да се­год­ня бес­плат­но, как пос­то­ян­но­му кли­ен­ту, а кто твой сен­сей, если не секрет? — с доб­ро­душ­ной улыб­кой спро­сил Те­учи, по­давая за­каз и пе­рево­дя те­му. Теучи всегда был добр к Наруто, ведь в деревне того почти все не любили, и он считал своим долгом относиться к Узумаки по-другому. Да и как можно было ненавидеть такого лучезарного паренька?

— Какаши Хатаке! Настоящий джонин, — с не­кото­рой гор­достью от­ве­тил Узу­маки, под­ни­мая ру­ки квер­ху.

— Ка­каши? — удив­ленно про­лепе­тал повар ра­мен­ной.

— Вы его зна­ете? — те­перь приш­ла очередь удив­лять­ся На­руто, но на эмоции времени у него не было, его вниманием уже полностью завладела тарелка такого аппетитного и сытного рамена.

— Да, он мой частый по­сети­тель, — обмахнув тарелку, начал протирать стойку Теучи.

— По­нят­но, да где же он? Де­сять ми­нут уже точ­но прош­ло! — нем­но­го рассержен­но про­шеп­тал Наруто, одновременно наворачивая рамен за обе щёки, на что Те­учи толь­ко за­гадоч­но улыб­нулся.


* * *


Уже на­чало тем­неть, как На­руто уви­дел в тол­пе зна­комую ма­куш­ку, читающую ка­кую-то оран­же­вую книж­ку.

— Ка­каши-сен­сей! — зло прок­ри­чал Наруто, вскакивая с места. Прохожие удивлённо посмотрели на него со смесью презрения и негодования. Орал Узумаки и правда громко.

— А, На­руто, прос­ти, что опоз­дал, прос­то до­рогу чер­ная кош­ка пе­ребе­жала, приш­лось об­хо­дить, — неуверенно от­ве­тил Ка­каши, уби­рая кни­гу в нагрудный кар­ман.

— Да ну? — скеп­ти­чес­ки пос­мотрел на Ка­каши На­руто. Почему-то он не поверил ни единому слову джонина.

— Пой­дем? — Какаши лениво махнул рукой, приглашая его следовать за собой.

— Угу, — от праведного гнева Узумаки не осталось и следа, и он со счастливой улыбкой потопал за своим будущим сенсеем.

До­мом Ха­таке ока­залась не­боль­шая, уютно обставленная двух­комнат­ная квар­тирка на вто­ром эта­же: не­боль­шая при­хожая, сра­зу сле­ва бы­ла кух­ня, спра­ва ван­ная, из кух­ни сде­лана ма­лень­кая ар­ка в зал, а в за­ле бы­ли две­ри в спаль­ни. Ка­каши сра­зу по­казал ком­на­ту На­руто, по­пут­но выб­ра­сывая ржа­вые ку­наи Узу­маки в ур­ну.

Личная ком­на­та На­руто выг­ля­дела как прос­торное помещение с обо­ями цве­та го­лубо­го не­ба, пись­мен­ным сто­лом, шка­фом, кро­ватью в уг­лу и прос­торным ок­ном с вы­ходом на бал­кон. По сравнению с его предыдущей квартиркой одна эта комната походила на хоромы Даймё.

Как толь­ко Наруто за­шел в спаль­ню, он уб­рал ве­щи в шкаф и вер­нулся к Хатаке на кух­ню.

— Чай бу­дешь? — спро­сил Хатаке, пос­ле ко­рот­ко­го кив­ка дос­тал вто­рую круж­ку и на­лил чая обо­им.

— Какаши-сенсей... У меня вопрос, а почему... почему вы вообще взялись за всё это? Вы же знаете меня всего ничего, — Узумаки нервно мял руки, но его взгляд оставался твёрдым.

— Я... Меня попросил Хирузен-сама, Наруто, но ты мне импонируешь, так что я совсем не против, — джинчурики заметил, что Хатаке сначала хотел сказать что-то другое, но не решился. Также Наруто понял, что большего всё равно не узнает, и тяжело выдохнул.

Ненадолго наступила неловкая пауза, которую прервал Наруто:

— Ког­да прис­ту­пим к тре­ниров­кам, Ка­каши-сен­сей? — спе­ци­аль­но вы­деляя пос­ледние сло­ва, нетерпеливо улыб­нулся он. Юный Узумаки жаждал действия.

— Ког­да ты пол­ностью вос­ста­новишь свои си­лы и при­живет­ся ша­рин­ган, — Какаши то­же улыб­нулся сво­ему «па­дава­ну», ведь не ответить улыбкой этому маленькому энерджайзеру было попросту невозможно. Даже после всего случившегося Наруто находил силы улыбаться.

— Си­лы я уже вос­ста­новил точ­но, а ког­да при­живет­ся глаз? — спро­сил Наруто, от­пи­вая чаю.

— Зав­тра, пос­ле­зав­тра, — пос­ле ко­рот­кой па­узы ответил Ха­таке, присаживаясь напротив.

— Дол­го, — при­уныл Узумаки, до­пивая чай и ста­вя круж­ку на стол, Ка­каши сде­лал пол­ностью иден­тичное дей­ствие.

— Это ещё быстро, всё благодаря твоей "живучести", — неопределённо хмыкнул он. — Хо­каге про­сил, чтобы мы заш­ли к не­му, не сто­ит от­кла­дывать это, — опо­вес­тил бу­дущий сен­сей сво­его уче­ника.

— Хо­рошо, — кивнул Узумаки, тут же соскочив со стула, готовый в путь.

— Вот же неугомонный мальчишка, — добро хмыкнул Какаши и пошёл на выход.


* * *


— Я очень рад, На­руто, что ты идешь на поп­равку, — ласково улы­ба­ясь, ска­зал тре­тий Хо­каге. — Как се­бя чувс­тву­ешь?

— Спасибо, ста­рик, всё отлично, — отмахнул­ся На­руто, ведь глаз до сих пор слег­ка по­калы­вал, но он не хотел показывать свои истинные эмоции.

— Лад­но, иди, те­бе ну­жен от­дых, — серь­ез­но пос­мотрел на него Хи­рузен.

— Э... Что? За­чем? Я прек­расно се­бя чувс­твую, — Узу­маки стал раз­ми­нать мыш­цы, не­доволь­но пос­матри­вая на хо­каге. — Сов­сем ни­чего не бо­лит!

— Врач ска­зал, что для ус­пешно­го при­жив­ле­ния ну­жен от­дых, — не­доволь­но про­бур­чал Са­руто­би, рас­пре­деляя мис­сии по ран­гу.

— А ес­ли я не бу­ду от­ды­хать, то ме­га-су­пер глаз не при­живет­ся? — в ужа­се прок­ри­чал Наруто, спры­гивая со сту­ла.

— Да, — улыб­нулся Тре­тий, — имен­но так.

— Нет! — упал На­руто на ко­лени, схва­тив­шись за ли­цо ла­доня­ми, пре­бывая в ужа­се, на что Ка­каши ти­хо пос­ме­ивал­ся в сто­рон­ке.

— Но еще не поз­дно все ис­пра­вить, мо­жете ид­ти, — ска­зал Хи­рузен, и Ка­каши с На­руто скры­лись за дверью.

— Ин­те­рес­но, кем ты вырастешь, живя с Ка­каши? — с не­ким ин­те­ресом спро­сил сам се­бя Тре­тий, смот­ря в ок­но на пры­га­юще­го На­руто и спо­кой­но иду­щего ря­дом Ка­каши.

Глава опубликована: 14.08.2019

3 глава

— С че­го нач­нем? — за­ин­те­ресо­ван­но посмот­рел На­руто на Ка­каши, потирая ладошки. Он сидел на небольшой поляне второго полигона, рядом пролегали речушка и небольшая лесопосадка, также здесь были некоторые тренажёры, например, турник, брусья, пара деревянных манекенов для отработки тайдзюцу, мишени и вытоптанная дорожка вокруг поляны. И Наруто начал догадываться, почему Хатаке привёл его именно на этот полигон.

— На­вер­ное, с фи­зичес­кой под­го­тов­ки, — за­дум­чи­во потирая под­бо­родок, от­ве­тил Какаши.

— Что... А ког­да кру­тые тех­ни­ки изу­чать бу­дем? И за­чем нуж­на эта фи­зичес­кая под­го­тов­ка? — на­дул гу­бы Наруто. Он поскорее рвался изучать техники ниндзя.

— Без хо­рошо под­го­тов­ленно­го фи­зичес­ки те­ла оно мо­жет не вы­дер­жать «кру­тых тех­ник», по­это­му его на­до раз­ви­вать, — по­учи­тель­ным то­ном объ­яс­нил Ка­каши, показывая пальцами кавычки.

— С че­го на­чинать? — оптимизм так выливался из Узумаки, что он подскочил.

— Нач­ни с трид­ца­ти от­жи­маний, по­том столь­ких же при­седа­ний, пяти под­тя­гива­ний и пя­ти кру­гов вок­руг по­лиго­на, — ска­зал Хатаке и пос­ле небольшой тишины до­бавил: — Че­го ждешь?

— Ничего, — На­руто под­нял свою, упавшую еще толь­ко в са­мом на­чале спис­ка, че­люсть и на­чал от­жи­мать­ся.

Ког­да На­руто вы­пол­нил все, что бы­ло в этом спис­ке, в об­щей слож­ности за пол­ча­са, он грох­нулся на се­реди­не по­ляны и, чуть ли не засыпая от усталости, пробормотал: «Я ста­ну хо­каге, еще нем­но­го, и я обя­затель­но ста­ну хо­каге, вот увидите».

— Ну что, На­руто, фи­зичес­кую часть мы с то­бой вы­пол­ни­ли, ос­та­лась ду­хов­ная, — оторвался Хатаке от сво­ей из­вра­щен­ной кни­жеч­ки, поглядывая единственным открытым глазом на него.

— Э... Ду­хов­ная? В смыс­ле? — спро­сил Узу­маки, переворачиваясь со спины на живот.

— Мы бу­дем улуч­шать кон­троль чак­ры, без кон­тро­ля чак­ры ты не смо­жешь сде­лать да­же са­мую простую тех­ни­ку.

— Чак­ра? — с живым интересом подобрался Наруто поближе к джонину, совершенно позабыв об усталости.

— Хм, чак­ра яв­ля­ет­ся смесью из фи­зичес­кой энер­гии, при­сутс­тву­ющей в каж­дой клет­ке те­ла, и ду­хов­ной энер­гии, на­рас­та­ющей от тре­ниро­вок те­ла и опы­та. Пос­ле сме­шива­ния она на­чина­ет течь по сис­те­ме цир­ку­ляции чак­ры, ко­торая ра­бота­ет, как сис­те­ма кро­во­об­ра­щения для чак­ры, по­давая её ко всем из трехсот шестидесяти одной точ­ки тенкецу в те­ле. С по­мощью раз­личных ме­тодов, боль­шинс­тво ко­торых сос­тавля­ют руч­ные пе­чати, чак­рой мож­но ма­нипу­лиро­вать, что поз­во­ля­ет со­вер­шать не­обыч­ные ве­щи, например: хож­де­ние по во­де, вы­дыха­ние ог­ня и соз­да­ние ил­лю­зий, — прос­то пе­рес­ка­зал оп­ре­деле­ние чак­ры из ака­демии Ка­каши.

— Эм, по­нял, а что делать-то нуж­но?

— Сначала сядь в по­зу ло­тоса, — ска­зал Хатаке, сги­бая но­ги под се­бя и кладя ру­ки на ко­лени, — Вот так.

— Так? — спро­сил Наруто, сде­лав полностью идентичное дей­ствие, пусть слегка и кривое в его исполнении.

— Да, те­перь зак­рой гла­за, ни о чем не ду­май и по­пытай­ся по­чувс­тво­вать свою чак­ру, — дос­тав кни­гу, от­ве­тил Ка­каши.

— Ну, не думать — это я умею! — энтузиазм Узумаки не иссякал.


* * *


Ка­каши уже про­читал треть сво­ей книж­ки, развалившись под кроной большого дерева, и уже стал по­тихонь­ку за­сыпать, но:

— Ура! У ме­ня по­лучи­лось! У ме­ня по­лучи­лось, Ка­каши-сен­сей! — пры­гал от счастья Узу­маки чуть ли не по всей по­ляне.

— Мо­лодец, ду­маю, дос­та­точ­но, На­руто, вот дер­жи, это те­бе, — Ка­каши дал На­руто чер­ную по­вяз­ку с оран­же­вым зна­ком Ко­нохи.

— Что это? — голубой глаз джинчурики расширился в удивлении.

— Это по­вяз­ка, что­бы скры­вать ша­рин­ган, — серьёзно сказал Какаши, а после с улыбкой добавил: — И чтобы пафосней выглядеть!

— А за­чем его скры­вать? — за­дал ожи­да­емый воп­рос Узу­маки.

— Ну, от пос­то­рон­них глаз, и это бу­дет твой ко­зырь во всех бит­вах, — загадочно от­ве­тил Хатаке.

— Ну, хорошо. Мо­жет, в «Ичи­раку ра­мен»? — спро­сил На­руто, по­тому что жи­вот пре­датель­ски заур­чал.

— Пошли, — На­руто на­дел по­вяз­ку, скрывающую ле­вый глаз, и они уш­ли.

С хо­рошо под­ня­тым нас­тро­ени­ем На­руто с Ка­каши быс­тро доб­ра­лись до ма­лень­ко­го за­веде­ния, все­го с од­ной стой­кой, пе­рек­ры­той по­лу-за­навес­кой.

— Ста­рик, мне са­мую боль­шую пор­цию ра­мена, по­жалуй­ста! — зап­ры­гивая за стой­ку рес­то­рана, поп­ро­сил Наруто, за ним сле­дом сел и Ка­каши.

— Мне обыч­ную пор­цию ра­мена, по­жалуй­ста, — сделал заказ Хатаке.

— Сей­час все бу­дет го­тово! — при­нял за­каз Те­учи и исчез за дверцей.

— Ну что, На­руто, как те­бе на­ша пер­вая тре­ниров­ка? — спро­сил джо­нин, переведя на того взгляд.

— Ну, я ду­мал тех­ни­ки мож­но сра­зу изу­чать, а там на­до и кон­троль чак­ры улуч­шать, и фи­зичес­кую фор­му, — не­доволь­но на­дул гу­бы юный уче­ник.

— На­руто, все на­чина­ют с это­го, по­том лег­че бу­дет, — ска­зал джо­нин Лис­та, от­ла­мывая па­лоч­ки и по­дод­ви­гая за­каз к се­бе, уп­ле­тая ра­мен за обе ще­ки.

На­руто чуть не по­давил­ся ра­меном, уви­дев, как Ка­каши ку­ша­ет ра­мен че­рез свою мас­ку.

— А-а-а, как вы так кушаете? — про­орал Узу­маки, падая со стула и тыкая пальцем в сенсея.

— Что? — невозмутимо по­ин­те­ресо­вал­ся Какаши, почесывая голову.

— Как вы кушаете че­рез мас­ку? — уже ус­по­ко­ил­ся Наруто, залезая обратно.

— Вот так, — улыб­нулся Хатаке и прог­ло­тил еще ку­сочек ра­мена. Ему явно это доставляло удовольствие.

— Эм, хо­рошо, — На­руто нем­но­го по­ер­зал на сту­ле и стал даль­ше по­жирать ра­мен та­рел­ка­ми.

— Ух, как же чер­тов­ски вку­сен этот ра­мен! — ска­зал На­руто, отод­ви­гая от се­бя во­семь пус­тых та­релок, ког­да Ка­каши одолел толь­ко три.

— Ну что же, мне нуж­но схо­дить к Хо­каге, уви­дим­ся на ве­чер­ней тре­ниров­ке, На­руто, — Хатаке ис­чез в шун­ши­не, зап­ла­тив за ра­мен.

— По­ка, — На­руто слез со сту­ла и по­шел гу­лять по Ко­нохе.


* * *


— Еще нем­но­го, и я ста­ну та­ким же нин­дзя, как и эти ре­бята! — фа­натич­но смот­рел На­руто на ака­демию ши­ноби, отку­да вы­ходи­ли раз­ные ре­бята в по­вяз­ках нин­дзя Де­рев­ни, Скры­той в Лис­тве. — Еще один год! И я пос­туплю в ака­демию ши­ноби, а по­том че­рез пять лет ста­ну са­мым нас­то­ящим нин­дзя! — На­руто по­удоб­нее устроился на ка­челях, ко­торые ви­сели на креп­кой вет­ке ста­рого ду­ба, и с головой ушёл в свои мысли.


* * *


Про­ходя ми­мо раз­ных вит­рин ма­гази­нов, Наруто за­ин­те­ресо­вался одной и подошел побли­же. Его за­ин­те­ресо­вали фар­фо­ровые мас­ки в фор­ме раз­личных жи­вот­ных, Наруто бук­валь­но при­лип к од­ной из них и пы­тал­ся рас­смот­реть ее. Но как толь­ко его за­метил про­давец, он рез­ко вспы­лил и, схва­тив его за ру­ку, тол­кнул на зем­лю.

— Уби­рай­ся от­сю­да, и чтобы я боль­ше те­бя здесь не ви­дел, Лисеныш! — му­жик со­рока-со­рока пя­ти лет, с уже слег­ка се­дыми висками, ки­нул в Узумаки мас­ку ли­сы.

У На­руто на­чали на гла­за на­вора­чивать­ся сле­зы: «По­чему? По­чему они так ко мне от­но­сят­ся? Я же им ничего пло­хого не сде­лал».

Он быс­тро смах­нув сле­зы, схва­тил мас­ку, по­пут­но ее на­девая, и прок­ри­чал:

— Вы, вы все приз­на­ете ме­ня, ког­да я ста­ну Хо­каге, дат­те­байо! — раз­вернув­шись, он по­бежал ку­да гла­за гля­дят.


* * *


— Ка­каши, как ус­пе­хи На­руто? Я знаю, се­год­ня бы­ла толь­ко пер­вая тре­ниров­ка, но все же? — с лег­кой улыб­кой на ли­це спросил се­дой ста­ричок в традиционной накидке хо­каге, его интересовало, как продвигаются дела у Наруто.

— Хоть и фи­зичес­ки он раз­вит сла­бо, но ду­хов­но прос­то нет слов, он смог по­чувс­тво­вать чак­ру все­го лишь за па­ру ча­сов, ког­да дру­гим приходится тратить на это не­дели, — уже, вид­но, гор­дясь сво­им уче­ником, от­ве­тил Хатаке, стоя перед столом Каге.

— Да? Пря­мо та­кой же ге­ний, как и его отец, мо­жет, че­рез па­ру лет по­дать его в АН­БУ? — затянулся трубкой Сарутоби.

— Это зависит от дальнейших его успехов, до сви­дания, хо­каге-са­ма, — поклонился и выпрыгнул в ок­но Ка­каши.


* * *


— Блин, а я да­же не знал, что у нас биб­ли­оте­ка есть! — бук­валь­но взле­тев в зда­ние общественной библиотеки, про­орал Узу­маки; недавнее происшествие вылетело из головы неугомонного мальчишки при виде огромного количества свитков и фолиантов.

— Ти­ше, мо­лодой че­ловек, это все же биб­ли­оте­ка, — по­учи­тель­но ска­зал се­дой ста­рик в тем­но зе­леной юка­те.

— Извините, а где у вас кни­ги для ши­ноби? — рез­ко спро­сил На­руто, потому что в таком огромном зале, полностью забитым стеллажами, которые высились до потолка, он вряд ли нашёл бы что-нибудь сам. Ну, может, и нашёл бы, проведя здесь пару весёлых месяцев.

— Нин­дзя? Да? — пос­ле кив­ка старик про­дол­жил: — А я ду­мал, мо­лодежь не лю­бит чи­тать, по­давай им тре­ниров­ку на прак­ти­ке, ну что же, прой­дем­те за мной, — улы­ба­ясь, библиотекарь от­вел его в сек­цию для нин­дзя; ей отвели целых три огромных стеллажа в самом конце у стены. — Здесь вы най­де­те все, что ище­те, мо­лодой че­ловек.

— Эм, спа­сибо, — неловко улыбнулся Наруто и взлохматил себе волосы.

Здесь и вправ­ду бы­ло все: от «Тай­дзю­цу, нин­дзю­цу, ос­но­вы» до «Сти­хий­ные тех­ни­ки» и «Ис­то­рия ми­ра ши­ноби», «Ме­тание ку­на­ев и сю­рике­нов». Взяв все это, он усел­ся на ди­ван и на­чал с ос­но­в тай­дзю­цу и нин­дзю­цу. За кни­гами На­руто про­сидел мно­го вре­мени, и за ок­ном ста­ло тем­неть, тог­да Узу­маки взял кни­ги на дом и ушел.

Зай­дя к се­бе в ком­на­ту че­рез ок­но, он по­ложил кни­ги на стол и пос­мотрел на ча­сы. Ци­фер­блат по­казы­вал 19:45. Быс­тро вып­рыгнув в ок­но, Наруто по­бежал на по­лигон. Не хватало еще на вто­рую тре­ниров­ку опоз­дать.


* * *


До­бежав до по­лиго­на, На­руто упал на зем­лю, пы­та­ясь от­ды­шать­ся. Кое-как под­нявшись, он уви­дел, что Ка­каши уже был здесь и прос­то ле­жал, чи­тая свою книж­ку.

— Ну что же, сей­час я по­кажу те­бе пе­чати, поп­ро­буй пов­то­рить их, — без при­ветс­твия на­чал Хатаке, вста­вая и уби­рая книж­ку.

— Хо­рошо, — На­руто стал вни­матель­но смот­реть на Ка­каши, пов­то­ряя его за­мыс­ло­ватые дви­жения ру­ками.

— Их все­го две­над­цать: Кры­са, Бык, Тигр, Кро­лик, Ло­шадь, Ба­ран, Обезь­яна, Пе­тух, Дра­кон, Змея, Со­бака и Ка­бан, за­пом­нил? — пос­ле ко­рот­ко­й демонстрации Ка­каши про­дол­жил: — Пов­то­ри их.

— Хо­рошо, так: Кры­са, Бык, Тигр, Кро­лик, Ло­шадь, Ба­ран, Обезь­яна, Пе­тух, Дра­кон, Змея, Со­бака, ка­бан. Все? — На­руто пов­то­рил, как по­казал Ка­каши, но непривычные к такому пальцы плохо складывались.

— Хо­рошо, ты за­пом­нил дви­жения, а те­перь от­та­чивай их до тех пор, по­ка не смо­жешь пов­то­рить их чётко на вы­сокой ско­рос­ти, все по­нятно? Для ниндзя важна скорость складывания печатей, — пос­ле ко­рот­ко­го кив­ка Какаши ис­чез, ос­тавляя На­руто од­но­го со сво­ими мыс­ля­ми.

Но пробыл Узумаки один недолго, уже через час, когда пальцы от усталости и непривычки окончательно складывались во всякие непонятные конструкции, но никак не печати, с тихим хлопком на поляне появился Какаши. Взглянув на потуги своего ученика, он прервал его.

— Достаточно, Наруто, теперь каждый раз с утра и перед сном прогоняй печати, этого хватит, — улыбнулся одним глазом Хатаке, как только он умел. — Сейчас пора попробовать снять повязку.

С предвкушением Узумаки уже потянул руки к повязке, как его снова прервали, схватив за руку.

— Наруто, не торопись, сначала выслушай меня. Поскольку ты не Учиха, то и чакроканалы в глазах у тебя развиты слабо, также мозг не готов к таким нагрузкам, поэтому, как только почувствуешь слабость или боль, сразу же закрывай глаз. Понял меня? — и только после утвердительного кивка Узумаки Какаши заново переспросил его, и после очередного подтверждения, убедившись, что Наруто точно его понял, отпустил руку. Наруто наконец сдернул повязку.

Взгляду предстал совершенно красный глаз с тремя вращающимися запятыми вокруг зрачка. Взгляд Наруто метался по всему полигону, все для него замедлилось, он мог рассмотреть, как медленно порхает бабочка, как еле-еле прыгает кузнечик. А также совершенно чётко видел маленькие трещинки на дубе, который находился в десятке метров от него.

А от быстро набегающей головной боли Наруто отмахнулся, уже позабыв слова учителя, завороженный всем происходящим, пока в глазах резко не потемнело и он не упал в обморок.

Падающее тело подхватил Какаши и с небольшим неодобрением произнёс:

— Всё-таки перенапрягся, предупреждал же и не раз, эх, но для первого раза впечатляюще, целых одиннадцать секунд. У меня было меньше.


* * *


Год спустя.

Ака­демия ши­ноби.

— Се­год­ня вы соб­ра­лись здесь, что­бы начать свой путь нин­дзя, имен­но здесь начал его я и все ос­таль­ные нин­дзя Лис­та. Сей­час вы нач­не­те свой путь, учи­теля пе­реда­дут вам во­лю ог­ня, и че­рез пять лет вы са­ми ста­нете нин­дзя Ко­нохи, ее за­щит­ни­ками, а по­том и вы пе­реда­дите во­лю огня сво­им де­тям, дру­гим нин­дзя и лю­дям! — развел руки в стороны, будто обнимая всех, се­дой ста­рик в па­рад­ной бе­лой накидке хо­каге, с мор­щи­нис­тым ли­цом и доб­рой улыб­кой, — Идите в свои ка­бине­ты, сей­час при­дут ва­ши учи­теля и про­ведут оз­на­коми­тель­ный урок!

На­руто поплелся за толпой детей, помахав рукой Какаши, за­шел в ка­кой-то ка­бинет и сел за пос­леднюю пар­ту у ок­на. Здесь было больше десятка детей. Розововолосая девочка шушукалась, видимо, со своей подружкой со светлыми волосами и синими глазами. Слева от Наруто похрапывал, положив голову на парту, парень со странной причёской в форме ананаса. Дальше сидел полный мальчик с каштановыми волосами, он кушал чипсы, чуть впереди развалился на стуле член клана Инузука, судя по его дерзкому виду и щенку, что расположился на его голове. В классе ещё было достаточно много народу, но внимание Узумаки привлёк мальчик, что тоже сидел на задней парте, только с другой стороны, он был хмурым, над ним будто нависла туча.

Вско­ре в класс за­шел ши­ноби с каш­та­новы­ми во­лоса­ми, собранными в хвост, чер­ны­ми гла­зами и шра­мом на пе­рено­сице, оде­тый в стан­дар­тную фор­му чу­нина.

— Здравс­твуй­те, де­ти, с се­год­няшне­го дня я бу­ду ва­шим клас­сным ру­ково­дите­лем, ме­ня зо­вут Уми­но Иру­ка, зовите ме­ня Иру­ка-сен­сей, — Иру­ка про­шел­ся взгля­дом по ка­бине­ту и про­дол­жил, от­кры­вая жур­нал: — Сей­час я бу­ду наз­вать имя и фа­милию уче­ника и он бу­дет под­ни­мать ру­ку, так: Ха­сэга­ва Лу­на! — тут же под­няла ру­ку ни­зень­кая блон­динка с ли­ловы­ми гла­зами. — Аки­мичи Чод­жи, Минакуро Ми­на, Та­нака Ка­то, Ха­мада Ёши, Ши­кама­ру На­ра, Учи­ха Сас­ке...

Тут же все осо­би жен­ско­го по­ла ра­дос­тно за­виз­жа­ли, ища пред­мет их обожания, на что тот самый тучка-брю­нет с глу­боко чер­ны­ми гла­зами и арис­токра­тич­ным ли­цом слабо ух­мыль­нул­ся.

— Харуно Са­кура, Ину­зука Ки­ба, Яманака Ино и Узу­маки На­руто... — Иру­ка пос­мотрел на бодро под­ня­тую ру­ку широко улыбающегося блон­ди­на в чер­ной фут­болке со зна­ком во­дово­рота на спи­не и оран­же­вых брид­жах, а так­же в чер­ной по­вяз­ке на лбу, зак­ры­ва­ющей ле­вый глаз, после чего продолжил перечислять имена. — Ну так, со зна­комс­твом за­кон­чи­ли, эм... Сей­час ус­тро­им по­каза­тель­ный бой. Под­ни­мите ру­ку, кто уже вла­де­ет хоть какими-нибудь зна­ни­ями тайдзюцу?

Под­ня­ло ру­ку все­го шесть че­ловек: Ши­кама­ру, ленивец, что спал рядом, кстати, он даже не проснулся, а поднял руку, словно на автомате, Ино, Ки­ба, как и угадал Наруто, член Инузука, Сас­ке, сам На­руто и Чод­жи — тот всего на миг оторвался от чипсов, чтобы поднять руку, после сразу вернувшись к лакомоствам. Все в клас­се сра­зу ста­ли смот­реть, кто под­нял ру­ку. Всех очень уди­вило, ког­да под­нял ру­ку Узу­маки, ведь в основном только клановые дети знали хоть что-то до академии.

— Вы­ходим все на зад­ний двор, — ска­зал Уми­но, идя к вы­ходу. — Встань­те в ше­рен­гу и нач­нем, драть­ся бу­дут толь­ко те, кто уже вла­де­ет хоть ка­кими-то за­дат­ка­ми, чтобы оп­ре­делить его уро­вень, а ос­таль­ные — смот­ри­те и бе­рите все нуж­ное для се­бя. Так, я сос­та­вил спи­сок, кто с кем бу­дет бить­ся, ис­поль­зо­вать толь­ко тай­дзю­цу, на­чали: Учи­ха Сас­ке про­тив Шикамару На­ры.

На по­ле вы­шел толь­ко Сас­ке, го­товясь к дра­ке, а На­ра как сто­ял, так и продолжал стоять на своём месте перед маленькой тренировочной площадкой.

— Ши­кама­ру, — кто-то пих­нул его под бок.

— А? Что? — спро­сил На­ра, рез­ко от­крыв гла­за, видимо, он умудрился уснуть.

— Шикамару, у те­бя бой, — кивнул на площадку Ирука.

— Не, мне лень, я сда­юсь, — под­нял он ру­ку и ушел даль­ше спать под де­рево. Саске на это лишь презрительно хмыкнул.

— Ну, тог­да по­беди­телем счи­та­ет­ся Сас­ке, так даль­ше: Узу­маки На­руто про­тив Ки­бы Ину­зуки!

На по­ле выш­ло два маль­чи­ка, Ки­ба — маль­чик с каштановыми волосами и дву­мя та­ту­иров­ка­ми на обо­их ще­ках в ви­де клы­ка — и На­руто.

— Ну что, го­товь­ся, Узу­маки, я те­бя сей­час от­де­лаю! — про­лаял Ину­зука, хрус­тя кос­тяшка­ми паль­цев.

— Скорее обломаешь свои клыки, собаковод, — тот быс­тро раз­мял те­ло и при­гото­вил­ся.

— Пок­ло­нитесь и на­чинай­те! — дал отмашку сенсей и отошёл на пару шагов назад.

Они по­дош­ли друг к дру­гу, пок­ло­нились и рез­ко от­прыг­ну­ли. В Ки­бу по­лете­ла па­ра сю­рике­нов, ко­торые тот от­бил ку­на­ем и по­бежал на На­руто. Под­прыг­нув в воз­духе, он сде­лал саль­то и, вып­ря­мив но­гу, по­летел пря­мо на Узумаки. Уклонившись, Наруто схватил его за ногу и с разворота кинул в дерево. Боль­но уда­рив­шись, Ки­ба вско­чил и опять по­бежал на Узу­маки.

На­руто, заб­ло­киро­вав удар Ки­бы, сде­лал под­сечку и пе­реки­нул его че­рез се­бя, заломал ру­ку, при­жимая но­гой его гор­ло к зем­ле.

— По­бедил Узу­маки На­руто, — удив­ленно про­мол­вил Иру­ка. Он точно не ожидал от новичка такого уровня.

От­пустив Ки­бу, На­руто встал на свое место. Большинство детей с удивлением смотрели на него, в воздухе повис вопрос, все знали, что он живёт один, так откуда он научился так драться?

— Следующий по­еди­нок, Ино Яманака про­тив Аки­мичи Чод­жи...

— Нет, я не бу­ду драть­ся с де­воч­кой. Я сда­юсь, — воз­ра­зил Чод­жи, сложив руки.

— Хм, что же, тог­да по­беди­тель Ино Яма­нака, — Уми­но уб­рал блок­нот, в ко­торый что-то за­писы­вал в хо­де по­един­ка Наруто и Ки­бы, и улыбнулся. — Всем до свидания, зав­тра в семь быть в ка­бине­те номер двадцать один.

Глава опубликована: 15.08.2019

4 глава

Дни про­лета­ли не­замет­но. В пер­вые же не­дели На­руто выр­вался в трой­ку луч­ших на по­токе и дер­жался без зат­рудне­ний на­рав­не с са­мим Учи­хой Сас­ке. Ведь он уже зна­л всю школь­ную прог­рамму, что здесь про­ходили и мог вов­се на все нап­ле­вать, но он хо­тел об­ра­довать наз­ва­ного от­ца сво­ими ус­пе­хами в ака­демии.

С Ка­каши они прод­ви­нулись до­воль­но да­леко. Хо­роший уро­вень тай­дзю­цу, от­личный кон­троль чак­ры. Узу­маки мог с лег­костью хо­дить по вер­ти­каль­ным по­вер­хнос­тям и во­де. И он знал все тех­ни­ки, ко­торые пре­пода­вали в шко­ле нин­дзя, а имен­но: тех­ни­ку за­мены, пе­ревоп­ло­щения, ос­во­бож­де­ния от ве­ревок, но вмес­то ил­лю­зи­он­ных кло­нов он вла­дел те­невы­ми. И прек­расное вла­дение сю­рикен­дзю­цу обес­пе­чили ему пер­вое мес­то, ко­торое они де­лили с Учи­хой, лич­ным со­пер­ни­ком На­руто.

Сей­час же Наруто нес­ся пос­ле еще од­но­го дня в шко­ле с хо­рошим нас­тро­ени­ем. По­тому что он по­лучил по всем уро­кам хо­рошие от­метки и по­бедил в схват­ке с Сас­ке.

У них час­то про­води­ли спар­ринг тре­ниров­ки на уро­ке по тай­дзю­цу, и Узу­маки все вре­мя драл­ся с Учи­хой. Но пос­коль­ку они бы­ли при­мер­но рав­ны по си­ле, то все час­тень­ко за­кан­чи­валось ничь­ей.

Быс­тро пе­реку­сив до­ма, он пос­ка­кал на по­лигон и сра­зу же про­вел раз­минку, а за­тем пе­решел к са­мой тре­ниров­ке. Он соз­дал десяток кло­нов и от­пра­вил четверых медитировать, что­бы улучшить контроль чакры для вы­пол­не­ния слож­ных тех­ник в ниндзюцу. Двоих на то, что­бы они по­вышали ско­рость на­бора пе­чатей.

Троих от­пра­вил под де­рево читать свитки и разбираться в теории, а с пос­ледним за­вяз от­ра­баты­вать уда­ры, все вре­мя вос­ста­нав­ли­вая его.

Где-то че­рез час тре­ниров­ка за­кон­чи­лась и ус­тавший джинчурики ос­ве­жил­ся в ма­лень­ком озер­це и ушел про­гулять­ся по де­рев­ни.


* * *


«Блин, как же скуч­но, тре­ниров­ка за­кон­чи­лась, пе­реку­сить ус­пел в ра­мен­ной, в книж­ке ос­та­новил­ся на сов­сем скуч­ном раз­де­ле о ме­дита­ции, а прос­то гу­лять на­до­ело. Ка­каши, по­чему твоя «ме­гаваж­ная» мис­сия, ко­торая без те­бя не обой­дет­ся, имен­но се­год­ня?» — Узу­маки про­гулоч­ным ша­гом шел по бе­регу реч­ки, вре­мя от вре­мени пи­ная по­пав­ши­еся под но­ги кам­ни.

Прой­дя па­ру мет­ров, он за­метил зна­комую ма­куш­ку в фор­ме ути­ной задницы, как про себя называл прическу Учихи Наруто. Тот кидал мрачные взгля­ды на свое от­ра­жение, иног­да бро­сая в не­го кам­ни.

Нем­но­го по­думав, На­руто ре­шил по­дой­ти. Он хо­тел уже пус­тить в ход ка­кую-ни­будь кол­кость, но уви­дев нас­тро­ени­ем Саске, про­мол­чал и прос­то сел ря­дом.

Учи­ха яв­но се­год­ня встал не с той но­ги. Как толь­ко прос­нулся, упал с кро­вати, об­лился ко­фе, про­иг­рал На­руто и до сих пор не смог отточить технику огненного шара. Да и к тому же сегодня у него был траур. В этот день, ровно год назад, его старший брат вырезал весь их клан. Всех. Даже родителей. И оставил его, чтобы он тренировался, стал достаточно силён, чтобы сразиться с ним. Да и по­нача­лу нас­мешли­вый взгляд Наруто, быс­тро сме­нив­ший­ся на та­кой же, как и у не­го, грус­тный и за­дум­чи­вый, слег­ка опус­тил нас­тро­ени­е еще больше. На се­кун­ду показа­лось, что Узу­маки зна­л о всех его се­год­няшних не­уда­чах и не только. Будто он понимал всю его боль, но что этот неудачник может понимать? Неудачник, что на равных с ним, а сегодня и вовсе победил.

Они мол­ча­ли так ми­нут де­сять, ни о чем не раз­го­вари­вая, смот­ря в свои от­ра­жения в во­де, изредка пуская в них камушки. Да и при­рода буд­то по­нима­ла их сос­то­яние, и в ок­ру­ге не бы­ло ни од­но­го зву­ка. Иде­аль­ную ти­шину пре­рывал толь­ко шум падающих в во­ду кам­ней.

По­сидев, так ещё пару ми­нут Наруто раз­ве­ял ти­шину:

— По­чему грус­тишь? — и оки­нул Саске со­чувс­тву­ющим взгля­дом, хо­тя и сам не знал, за­чем.

Учи­ха на­чал за­кипать: «Ка­кое ему де­ло? Это его не ка­са­ет­ся», — но тут же ус­по­ко­ив­шись, сам не зная почему, ответил: — Не­удач­но прос­нулся, проиграл тебе и... сегодня дата... что нуж­но еще для хо­роше­го нас­тро­ения? — сар­казм прос­то вы­ливался из Учихи, но сегодня он был не такой, как обычно. Он был грустный, грустный и одинокий.

— Знаешь, я тебя понимаю, правда. Иног­да неп­ло­хо выс­ка­зать­ся, го­ворят, ста­новит­ся луч­ше, — что за дата, Наруто сразу понял. Он пой­мал раз­дра­жен­ный взгляд Учи­хи и от­вернул­ся.

— Понимаешь, ну да, — брошенный со злостью камень слегка окатил водой сидящих.

— Да, понимаю, у меня с детства нет родителей и я знаю, каково это, — тут Наруто запустил уже свой камушек, — так что насчёт высказаться? Друг другу, а?

— Еще че­го? Мо­жет, мне вдобавок по­ведать те­бе сек­ре­ты кла­на Учи­ха? — раздра­жен­но ска­зал Саске, но уже без злости, хо­тя и сам знал нем­но­гим боль­ше, ведь он еще не про­будил ша­рин­ган.

— Я нас­та­ивать не бу­ду, но ес­ли хо­чешь, то не про­тив, — улыб­нулся Наруто своему со­бесед­ни­ку во все трид­цать два зу­ба. На что Сас­ке прос­кре­жетал зу­бами. — Дей­стви­тель­но, вы­гово­рись и ста­нет лег­че! — Узумаки раз­вернул­ся в сто­рону Учихи и стал вни­матель­но за ним сле­дить.

— Ну хо­рошо... Мой брат, мой старший брат год назад вырезал весь наш клан, всю нашу семью и оставил меня одного, чтобы я стал сильным и смог сразиться с ним, но как я отомщу этому ублюдку, если я и тебя победить не могу?! — Учиха направил взгляд, полный бессильной злости, на Наруто, сжимая руки в кулаки. — Я нич­то­жен... Хо­тя че­го это я те­бе го­ворю, те­бе не по­нять.

— По­чему же? Моих родителей восемь лет назад, десятого октября, в день моего рождения, убил Девятихвостый Демон Лис, ирония в том, что его запечатали в меня самого. Как мне ему отомстить? Убить самого себя? Смешно, так я только помогу ему, он же после возродится, так что не у одного тебя есть те, кому не можешь отомстить, — Узумаки криво улыбнулся, но он не смог спрятать свою боль за улыбкой.

Сас­ке по­нял, нас­коль­ко они по­хожи, и ему немно­го стало полегче, но ви­ду он не подал. Как же и удивления, что сидит рядом с джинчурики. По­тихонь­ку встав и пос­мотрев на за­кат, Учи­ха дал клят­ву, что несмот­ря ни на что, не опус­тит рук и рано или поздно станет настолько силен, что сможет отомстить брату и возродить свой клан.

Мед­ленно раз­вернув­шись и бро­сив на про­щание, что ему пора, он по­шел до­мой.

А Узу­маки, об­ра­дован­ный тем, что у не­го по­явил­ся пер­вый и нас­то­ящий друг, ос­тался там еще не­надол­го.

Глава опубликована: 15.08.2019

5 глава

Прошло несколько месяцев, и после нескольких проверочных тренировок Какаши решил, что Наруто пора переходить на новый, более сложный уровень. Он решил начать обучать его стихийным техникам. Стихией Наруто оказалась молния, и поэтому Узумаки сидел и уже которую неделю пытался смять лист, пользуясь только чакрой.

И после очередной провальной попытки он со злостью сам сжал бедный листочек в кулаке.

Устало вздохнув и кинув смятый лист в уже успевшую набраться за десять минут тренировки кучу, он поднял новый. Пробуравив его твердым взглядом, стал изо всех сил пыжиться и пытаться что-то почувствовать. Но у него вновь ничего не вышло, а потом снова и снова.

Когда терпение полностью иссякло, Наруто понял, что больше не может продолжать. Он со злостью, полыхающей внутри, пожелал этому проклятому листу, наконец, уже смяться. Вдруг внутри себя он почувствовал что-то странное, нарастающее с каждой секундой. Злость вперемешку с чем-то новым, неизведанным захватила его полностью, разливаясь по всему телу, от макушки до самых кончиков пальцев и даже выходя дальше за рамки его тела.

Узумаки на секунду растерялся, но тут же успокоился и, бросив взгляд на руку, замер: на его ладони лежал смятый листочек, над котором весело сверкали синие искры. Это странное ощущение, как появилось, так и исчезло неожиданно, наверно, из-за того, что он успокоился.

Наруто простоял так несколько минут и тут же с веселым кличем, подпрыгивая, побежал к дереву, под которым очень удобно устроился с очередной похабной книжкой Хатаке.


* * *


— Нет! Не может бы?! Еще?

— Да. Покажи мне, — Какаши раздраженно передернул плечами, ведь его ученик остановил его на очень интересном моменте, да и разве он не мог продемонстрировать ему свое продвижение?

— Хорошо. Смотри внимательней, повторять не буду! — Узумаки, помотав головой и найдя листок, вновь уперся в него взглядом.

— И… Это все? — Какаши был удивлен, неужто он остановил его от прочтения ради этого? Он знал, Наруто мог наврать ему в этом ради пропуска скучной тренировки, так часто Узумаки пропускал медитации, во время его отлучек или миссий.

Наруто разозленно посмотрел на наставника, и вновь его окутало странное ощущение, оно завораживало и хотелось забыться и раствориться в нем. Чувство безграничной силы и власти, захватывающее дух. Вывел его из транса только странный звук, похожий на чириканье птиц.

Открыв глаза, Наруто обнаружил, что лист был смят и над ним снова скакали искорки. Секунда, и Наруто уже вовсю тыкал в своего учителя с довольной улыбкой на лице.

— Я же говорил тебе, а ты не поверил! Ахахах, даттебайо! — он, аж, припрыгивал от радости, на что Хатаке лишь одобрительно хмыкнул и примирительно помахал рукой. Тот часто так делал, например, когда ученик спорил с ним. Иногда Наруто казалось, что он так делает ему уступки, и это бесило.

— Теперь настало время показать тебе вторую часть тренировки, — в голосе явно слышалась насмешка. Какаши выжидающе посмотрел на Наруто, ожидая его реакции, а та не заставила себя долго ждать.

Он мигом изменился, словно его ударили по голове чем-то тяжелым. Кожа посерела, глаза округлились, а рот открылся в беззвучном крике. Несколько минут спустя Узумаки пришел в себя и неверяще посмотрел на сенсея.

— Это наверное, шутка, не так ли? Вы ведь шутите?! Правда, сенсей, скажите, что пошутили, — Наруто умоляюще посмотрел на своего опекуна.

Хатаке потер свой подбородок, будто задумавшись и через секунду, показавшимися Наруто долгими часами, жестоко произнес:

— Я думаю… Нет. Успокойся, Наруто, выполнив одно, ты и другое сделаешь, надеюсь, хотя бы до вечера.

Оглянувшись, Наруто недовольно засопел на ярко светившее солнце. Подняв первый попавшийся камень размером с ладонь, Какаши кинул его Узумаки. Тот от неожиданности чуть не упустил его и не упал, но хорошая реакция сделала своё дело.

— Раскроши его, используя только молнию.

Наруто резко крутанулся вокруг своей оси и развалился на траве в позе страдальца, а точнее, звезды. Какаши на это лишь хмыкнул, подняв книжку.

— Чем раньше начнешь, тем раньше закончишь, — философски заметил он, возвращаясь к роману.

Немного помявшись, Узумаки все же приступил к выполнению тренировки. Немного отойдя, он уселся на землю по-турецки, вытянув руку с камнем, и сосредоточился.

Ему быстро удалось вспомнить те ощущения, над ним засверкали искры, но к его недовольству, камень не хотел даже трескаться. Он не понимал, почему не получается, почему не хватает сил? И придя к выводу, что ему не хватает эмоций, стал злиться еще больше, но ничего не менялось.

Тяжело вздохнув, Наруто завалился на спину. Он решил чуть-чуть передохнуть и подумать. Ведь что неправильно он делал? Если хорошенько поразмыслить, как у него возникают искры, для начала, он должен разозлиться... И что-то еще, ведь если бы для этого нужно было просто разозлиться, он бы уже давно поджарил всю деревню.

Здесь должно быть что-то еще?! Молния — это вид стихийных техник; чтобы использовать технику, нужно что? Правильно, энергия — чакра! Нужно разозлиться и пустить чакру, и тогда все должно получиться. Наверное.

Подлетев, Узумаки схватил многострадальный камень и стал злить себя. Через пару минут он все-таки рассердился из-за того, что не может разозлиться. Вдобавок пустив чакру в руку больше, чем хотел, он на секунду замер. Широко распахнув глаза от вспышки света, Наруто чуть не упал от удивления: у него с руки во все стороны били молнии.

Камень, что лежал на его ладони, превратился в пыль, Наруто перевел взгляд на лужайку у дерева, где лежал Какаши. Тот удивленно смотрел на ученика, видно, не ожидал, что тот справится так скоро. Мгновение, и джонин уже стоял около Узумаки, он даже без шуншина был очень быстр.

— Молодец, Наруто, отличный результат, — сказал Какаши, обводя взглядом каменную крошку и пару небольших ожогов на ладони Узумаки, что уже начали затягиваться, — ты понял, как преобразовывать нейтральную чакру в стихийную, и предугадывая твой вопрос: нет, не нужно будет каждый раз злиться, чтобы использовать молнию, позже у тебя всё войдёт в рефлекс. Пара таких тренировок для закрепления результата, и мы сможем перейти на следующую стадию.


* * *


Три месяца спустя.

— В этот раз у тебя получилось намного лучше, чем в предыдущие, — сказал Хатаке, окинув взглядом немаленькую дыру в дереве. — Но контроль все равно плох.

— Это не так-то просто! — огрызнулся Наруто, баюкая повреждённую руку.

Передернувшись, он опять сложил серию печатей и сконцентрировал чакру в руке, но что-то пошло не так, и только начавшие появляться в руке молнии мгновенно «выросли» до двух метров, нанося вред хозяину. От такого удара Узумаки отлетел на добрый десяток метров, врезавшись в дерево.

— Наруто! Успокойся, так ты никогда не сможешь овладеть этой техникой. Главное, спокойствие, помни, эмоции — это очень сильный усилитель, но только когда они под контролем, — Какаши за один прыжок допрыгнул до Наруто и помог ему подняться.

Кое-как поднявшись и чуть опять не упав, Узумаки оперся об сенсея.

— Хорошо, так... РАЙКИРИ! — Наруто за пару полупрыжков достиг мишени и пронзил её. Манекен почти не пострадал, но рука прошла его насквозь, по локоть.

— Неплохо, но еще далеко до идеала; ладно, отдохни немного, и проведем спарринг.

Высунув руку из манекена, Узумаки плюхнулся на задницу и стал наблюдать за Какаши. А небольшие ожоги на руке начали заживать на глазах.

— Слушай, Какаши, мне старик хокаге сказал, что через две недели будет набор в АНБУ, я хотел бы пойти... — он посмотрел на Хатаке с мольбой в глазах.

— Ты не готов, и ты же хотел стать хокаге, а не АНБУшником? — Какаши стал внимательно всматриваться в глаза своему ученику, да так, что тому стало не по себе.

— Я готов, ну просто тут подумал, что если я был бы еще и капитаном отряда, это увеличило бы мои шансы... — ученик так же упрямо уставился на учителя.

— Давай лучше после того, как окончишь академию, а там подумаем... — Какаши не договорил, Наруто перебил его:

— Нет, я готов, Какаши, — он подозрительно нахмурился, уже предугадывая, что будет спор.

— Пока что нет, но если ты так хочешь, можем попробовать в следующем году, — Какаши примирительно помахал рукой, но это только еще больше завело Наруто.

— Давай тогда я докажу тебе, что готов, через спарринг? — он резко вскочил и с вызовом посмотрел на своего учителя и отца в одном лице.

— Ладно, хотя бы задень меня, и я подумаю подумать, — Хатаке, похрустев суставами пальцев, очень красноречиво посмотрел на Наруто, — я буду сражаться без шарингана, выбери любые две стихии, которые я буду использовать, будет тебе небольшая поблажка, — джонин это сказал так, будто все будет совсем наоборот. Похоже, он был полностью серьезен.

— Хм, вода и земля! — Наруто тоже завелся ни на шутку и уже встал в боевую стойку.

— Не жди от меня подачек! — крикнул Какаши и сорвался вперед, про себя ухмыльнувшись: Наруто выбрал ему воду с умом, ведь поблизости не было ни одного водоёма, что втрое увеличивало чакрозатратность техник.

Узумаки от него не отстал и тоже рванул навстречу партнеру, на бегу доставая кунай. Всю поляну заполнили лязг металла и чириканье молний. Наруто, чтобы не отставать в скорости, покрывал не только кунай чакрой молнии, но и все тело, а чтобы не уступать в силе, ещё и обычной. Но и этого не хватало, ибо руки и ноги у Хатаке были длиннее и Наруто приходилось явно сложнее, да и опыта у учителя было намного больше.

Отпрыгнув от джонина, Наруто сложил пару печатей, и буквально за секунду у него с правой ладони сорвался луч молний. Какаши, даже не напрягаясь, увернулся, но тут, учуяв опасность, он подпрыгнул в воздух. И он оказался прав: на месте, где он стоял, была небольшая ямка в полметра, а всё из-за пущенного куная, заряженного стихией.

Приземлившись на землю, джонин заметил, что Наруто там, где он был до этого, не оказалось. Начал быстро оглядываться, резко развернувшись и достав новый кунай, он отбил выпад Узумаки и откинул его на пару метров.

Перехватив кунай поудобнее, Узумаки снова рванул на учителя. Обменявшись парой ударов, Наруто вновь отпрыгнул в другую сторону. Слишком уж он проигрывал в тай. Тут копирующий ниндзя начал с молниеносной скоростью складывать печати. Какаши ударил ладонью по земле, и с двух сторон от Наруто из земли выросли два валуна и уже хотели задавить его, но вместо Узумаки в хлопке появилось бревно, которое в итоге было раздавлено в щепки.

Какаши, будто чувствуя Наруто, сложил ещё пару печатей и за деревом, где стоял Узумаки, земля резко начала поглощать его ступни. Сам Наруто же не растерялся, напитав ноги чакрой, выпрыгнул из западни, пока стало не поздно.

Выпрыгнул прямо на летящие в него сюрикены. Показав чудеса пластики и увернувшись от нескольких, остальные сюрикены Узумаки отбил кунаем и в ответ кинул пару кунаев со взрыв-тегом.

Какаши не стал утруждаться и просто поднял перед собой земляную стену, об которую и взорвались кунаи, частично разрушая ту и поднимая облако пыли, скрывая Наруто, чем тот воспользовался и поменял местоположение.

«Ух, это было близко... Неужели Какаши не шутил насчет того, что он будет сражаться всерьез, дело плохо, очень и очень плохо».

Появившись позади сенсея, Наруто опять напитал кунай чакрой и приставил лезвие к его шее, но тут он исчез в облачке, оставив вместо себя бревно, и приставил лезвие куная к шее самого Наруто.

— Ты проиграл... — не успел Хатаке договорить, как Наруто ударил его локтем под дых, тем самым дезориентируя, схватил за руку и, используя чакру, перекинул сенсея через себя на пару-тройку метров.

«Я не учил его этому приему...» — мгновенно пронеслось в голове джонина.

— Ха, видал? Какаши, как я кинул тебя! — не успел Наруто вдоволь нарадоваться, как в него из облака пыли вылетела пара сюрикенов. Увернувшись от них, он сам кинул в облако пару сюрикенов, усилив их чакрой, тем самым разгоняя пыль. Как же он удивился, когда не обнаружил там никого.

Насторожившись, Наруто стал оглядываться по сторонам, и тут же его чуйка просто завизжала. Поверив ей, он, на всякий случай, отпрыгнул и оказался прав. Там, где стоял Узумаки, из земли появились сначала руки, потом и весь Какаши, который одним прыжком сблизился с ним и навязал ближний бой.

Наруто сразу получил серию ударов по торсу и лицу. А потом еще одну и еще. Узумаки просто не мог под него подстроиться. Даже с усилением чакры, ведь теперь его сенсей точно не поддавался. Отбив пару ударов и попытавшись контратаковать, Наруто получил новую серию ударов, закончившуюся ударом с ноги в подбородок. Приземлившись на спину и быстро перекатившись в сторону от сюрикенов, Наруто быстро вскочил и атаковал.

Проведя серию ударов, больше половины которых джонин заблокировал, джинчурики отпрыгнул назад.

«Пора с этим заканчивать, я уже выдохся, такой темп пока не по мне, да и чакры почти не осталось. Нужно что-то придумать, какую-нибудь уловку... Хм».

Улыбнувшись своим мыслям, Узумаки бросил дымовую шашку себе под ноги и поднял повязку.

Какаши встал в боевую стойку и приготовился. Тут из дыма вылетел кунай, который был небрежно отбит. А за ним с характерным для райкири звуком выбежал Наруто.

«Неужто он думает так меня отвлечь? Нет, здесь что-то другое, но что?»

Какаши перехватил руку с райкири, полуобернувшись, и оттянул ее от себя подальше. Но Наруто с усмешкой на устах развеялся дымом. И Какаши всё понял: тот кунай, который приземлился в полутора метрах от него, не обманный трюк, как хотел показать его ученик, а он сам под хенге. А это просто клон.

Его открытие подтвердилось чирикающим звуком сзади. Понимая, что не успеет уклониться, даже при том, что Наруто был в несколько раз медленнее, он смог только минимизировать повреждения. Из-за того, что Какаши успел наполовину увернуться, Наруто пролетел совсем рядом с ним.

Лежа на земле без сил, с сильными ожогами на руке, Узумаки понял, что проиграл.

— Вот черт, а я-то думал, что смогу вас обхитрить, — Узумаки выглядел явно не в лучшем свете, хотя одна мысль о том, что в конце его сенсей действительно стал сражаться почти всерьез и он, ученик академии, смог не то что продержаться, но и ударить пару раз, грели его душу. А если бы и обманный маневр сработал, то он бы умер от счастья. — Только зря всю чакру потратил!

— Не зря, — сказал Хатаке, обходя его, чтобы тот увидел разодранный жилет с небольшой царапиной под ним. — Хоть всего лишь чирком, но ты все-таки задел меня... Молодец, Наруто, ты победил.

Хатаке не успел договорить, потому что Узумаки упал в обморок со счастливой улыбкой на лице.

Глава опубликована: 16.08.2019

6 глава

— Здравствуйте, меня зовут Акира и я не буду рассусоливать, — заложил руки за спину молодой мужчина лет двадцати, проходясь хмурым взглядом глаз серого цвета по собравшимся. — Вас выбрали за ваши разнообразные таланты, для прохождение отбора по новой учебной программе в специальное подразделение АНБУ.

Ребят собрали на довольно большом закрытом полигоне, где были множество деревьев и небольшая поляна — примерно посередине, где все они и стояли — да маленькая лужа, по недоразумению названная озерцом.

Молодой экзаменатор прошёлся вдоль скромного ряда, состоящего из семерых парней и трёх девушек. Причём возраст экзаменуемых был довольно разнокалиберным, начиная девятилеткой и заканчивая подростком лет тринадцати.

— Сам отбор довольно банальный — поединок, но с одной маленькой особенностью, — шиноби остановился напротив Наруто и взглянул тому в глаза, дерзко ухмыльнувшись, — все сражаются против всех, кто остаётся на ногах, тот считай, прошёл. Только без летальных исходов.

Запрыгнув на ветку дерева к другому члену АНБУ, экзаменатор что-то прошептал тому, а после повернулся к юным шиноби и махнул рукой, давая разрешение начать.

Все подростки, до этого изучавшие друг друга взглядами, резко разорвали дистанцию. Несколько попросту отпрыгнули подальше, уже награждая других холодным металлом, остальные решили скрыться.

Наруто был из числа последних; как только была дана отмашка, он тут же исчез в шуншине и спрятался в листве ближайшего дерева, выбирая самую доступную цель. Он достаточно изучил своих противников; самым опасным соперником был самый старший парень с холодными зелёными глазами, блеклыми волосами, над бровью был тонкий шрам и танто за спиной, который там был точно не для красоты, а самым слабой была низенькая девочка с короткими каштановыми волосами, зелёными глазами, на вид лет десяти, видимо ирьенин.

Аккуратно перепрыгнув пару деревьев, Узумаки незаметно подобрался к спрятавшемуся за деревом парню. Оглянувшись и убедившись, что сюда никто не смотрит и все заняты битвой троих парней в центре поляны, Наруто резко спрыгнул на того сверху, повалил и быстро ударил в шею, вернее, попытался, ибо парень вывернулся и Наруто зарядил ему прямо по уху.

Пока парнишка пытался скинуть джинчурики, тот, не теряя времени, нанёс ещё наотмашь пару ударов, пока не вырубил его. Они и так сильно нашумели, и нужно было срочно уходить.

Но Наруто не успел: прямо перед его лицом пролетела пара сюрикенов и, сильно изогнувшись, Узумаки пропустил мимо себя ещё несколько. Новый соперник Наруто, брюнет с карими глазами, тоже не лыком был шит, не дав времени встать, напрыгнул на лежащего Узумаки. И снова сильно вывернувшись, Наруто откинул его ногой и все же вскочил, кидая в сторону конкурента сюрикены.

Тут Узумаки улыбнулась удача, ибо один сюрикен прошёл и сейчас торчал из ноги его неудавшегося нападающего.

Прихрамывая, кареглазый парень отходил и на ходу складывал печати.

Наруто понял, что нельзя отдавать инициативу, и на бегу кинул пару кунаев наперерез, но парень легко от них уклонился, и они воткнулись рядом.

Между ними остался всего пяток метров, когда парень закончил технику и огромный огненный шар поглотил Наруто.

Как огненная техника развеялась, парень стал с удивлением озираться по сторонам, обнажив кунай — Узумаки не было в эпицентре техники, он вообще пропал из его поля зрения.

Услышав хруст ветки за спиной, шиноби резко отпрыгнул в сторону, разворачиваясь. На ветке дерева стоял улыбающийся Наруто, держа всего одну печать концентрации.

Единственное, что сказал он, было:

— Кац, — и те самые кунаи, которые Узумаки недавно кинул в парня, взорвались, и того откинуло в сторону. Он попался в ловушку, буквально отпрыгивая к одному из кунаев со взрыв-тегом.

Наруто подошёл к сопернику и проверил пульс. Живой, просто в отключке, даже почти без ранений, так, одежда порвана да пара синяков на теле; как и рассчитал Узумаки, его просто откинуло взрывом и, ударившись, тот отключился. Как сказал бы Какаши-сенсей, чистая работа.

Но порадоваться Наруто не успел, и, если бы не реакция, в его, как говорил Саске, пустой голове прибавилось бы дырок; из-за дерева в него полетели сюрикены, и Узумаки бросился в сторону, уходя с траектории.

Противник же, не теряя времени, выскочил на Наруто в ближний бой и, проведя пару удачных ударов, бросил Узумаки через себя.

Лёжа на такой удобной земле, Наруто отметил, что ему ещё не хватает опыта в визуальном оценивании сил врага, ведь его довольно больно кинула та самая слабая ирьенин с зелёными глазами.

Куноичи схватила Наруто за руку и захотела провести болевой, но он извернулся и оттолкнул ее, кидая вдогонку сюрикен, от которого девушка увернулась, отпрыгивая.

— Хух, сильно же ты меня бросила, — пыхтя, поднялся джинчурики, пытаясь отдышаться, ведь он только что два раза подряд сражался, не успев толком перевести дух. — Может, к чёрту всех этих старпёров и объединимся, а?

— А разве это не нарушение? — сама куноичи была без малейшей царапинки, видимо, пряталась и выжидала удобного момента для атаки.

— Вообще-то, правило лишь одно, кто останется на ногах, тот и победил, но не было ограничений в количестве победителей, — Наруто поправил повязку и ухмыльнулся. — Как считаешь, Саске?

Позади девушки с дерева спрыгнул черноволосый юноша в чёрной, слегка помятой, клановой одежде, чем изрядно напугал эту самую девушку, что та отпрыгнула в сторону и достала кунай.

— Звучит логично; если мы объединимся, то у нас есть все шансы на победу, — сказал обычно немногословный Учиха.

Уже полгода прошло с того памятного разговора на берегу, как они подружились, и Саске сильно изменился. Из мрачного и хмурого одиночки он стал просто хмурым, редко улыбающийся, парнем. И Учиху сюда позвал именно его единственный друг.

— Ну хорошо, давайте объединимся, — ответила зеленоглазая девочка лет десяти, хмуро смотря на Саске.

— Скажи, мой глазастый друг, сколько осталось участников, — сверкнул улыбкой Узумаки.

— Если не считать нас, то как минимум трое, те парни в центре поляны уже закончили, оставшегося вынесла какая-то куноичи, двоих выбил ты, одного я, — не обратил внимания на подколку друга Саске. — Какой будет план?

— Самый лучший, идём и бьём всех, кого видим, — хохотнул Узумаки, запрыгивая на ветку и убегая вперёд; его товарищи, не отставая, прыгнули за ним.

— Нельзя не согласиться, действительно лучший, — пробормотала куноичи, на бегу поправляя подсумок с сюрикенами.

Они пробежали не больше пары минут, и перед Наруто, который раз за сегодня, воткнулся кунай с одной маленькой неприятной красной бумажкой, которая уже горела. Наруто резко отпрыгнул назад, схватив своих временных однокомандников за шиворот, но взрывная волна их нагнала и унесла дальше, выкинув на берег озерца.

Поднимаясь, Наруто услышал подростковый возглас:

— Суйтон: Водяные Пули!

Наруто кувырком ушёл с линии атаки и вскочил. Саске одним из снарядов откинуло в сторону, и он уже завязал бой с тем самый парнем с танто, ирьенин же закидывала металлом куноичи соперника, не самой приятной внешности девочку с сиреневым цветом волос, кривым носом и узким разрезом глаз. Не они одни были такие умные и объединились.

Услышав характерный свист, Наруто мгновенно сложил пару печатей и пустил электрический луч наперерез сюрикенам, остановив их, техника полетела дальше. Но противник Наруто, невысокий шатен с болотного цвета глазами, одетый в нечто схожее на униформу АНБУ, попросту уклонился, складывая печати, и луч повалил дерево.

Шатен остановился и поднес пальцы ко рту:

— Катон: Пушка Пламени!

В Узумаки направилось огромное бесформенное пламя, на что джинчурики просто прыгнул назад в небольшое озеро. Огонь, нагревая воду, пронёсся над ним.

И как только соперник Наруто подошёл к берегу, из воды в него вылетели кунаи, заряженные электричеством, один он успел отбить, а второй пролетел прямо над плечом, больно царапая его и оставляя небольшой ожог. Сразу за кунаями выпрыгнул и сам Наруто, отбрасывая его назад ударом ноги, а там уже его встретил Учиха ласковым ударом, напитанным чакрой.

— Долго возишься, Наруто, — самодовольно хмыкнул Саске, потирая кулак. Он уже одолел своего соперника и помог их новой знакомой.

— Говорил же, плохо я оцениваю противников!


* * *


— Ну что же я скажу, вы молодцы, ровно половина из вас додумалась объединиться, что и было главным в этом отборе. Работа в команде — одно из основополагающих правил успешно выполненной миссии, — окинул взглядом помятых участников Акира.

— Но это же противоречило правилам! — возмутился один из самых побитых ребят, он был одним из тех, кто не разбежался, а так и остался на поляне и дрался с двумя другими такими же помятыми шиноби.

— Хм, правилом было лишь то, что победителем станет, тот, кто останется на ногах, и все, никаких запретов, вот они остались на ногах, — кивнул экзаменатор на команду Наруто. — Все свободны, а вы, победители наши, задержитесь.

Наруто показал язык парню, из-за которого промок, ударил кулаком о кулак с Саске и, счастливо улыбнувшись, повернулся к АНБУ.

— Поздравляю вас, АНБУ-ясельки, завтра приходите на этот же полигон в десять утра, — сказал Акира, записывая что-то в блокнот, но его перебил Узумаки.

— В смысле АНБУ-ясельки? — в голову Наруто закрались подозрения.

— Ну а как ещё вас назвать? НедоАНБУ, АНБУсики или может АНБУ-детишки? Выбирайте, как вам нравится, — перебирал пальцами экзаменатор, явно издеваясь. Теперь уже и Саске посмотрел на него с подозрением. Одна куноичи спокойно стояла и просто переводила взгляд с одного на другого шиноби.

— Хм, может, просто АНБУ, все же спецподразделение, мы же на миссии теперь ходить будем, какие ещё детишки? — недовольно воскликнул джинчурики, Саске его поддержал хмыком.

— Хах, на миссию вы пойдёте только через год, как минимум, — но шиноби снова не дали договорить и перебили.

— Как это через год?!

— Хех, а разве вы не в курсе, это же новая программа подготовки АНБУ, происходит отбор из потенциальных детишек, а после в течение года их натаскивает назначенный им капитан-АНБУ, — Акире явно нравилось недовольное выражение лиц двух юных шиноби, и чем недовольнее становились их лица после его слов, тем шире улыбка появлялась на лице самого Акиры.

— Вот же старый пердун!

Глава опубликована: 16.08.2019

7 глава

У созданной команды, в которую вошли Наруто, Саске и Миура Мики, та самая ирьенин, начались совместные тренировки с их капитаном-АНБУ. Но для Узумаки ничего толком не изменилось, кроме наличия сокомандницы, ведь их капитаном стал Какаши Хатаке, который вернулся в доблестные ряды АНБУ для того, чтобы приглядывать за одним балбесом, по крайней мере, как он сам сказал этому самому балбесу, с улыбкой от уха до уха.

Та самая ирьенин оказалась вполне неплохим человеком, как решил Наруто: весёлая, добрая, не прочь повеселиться и не держит лицо кирпичом, как один хмурый тип. Не сдерживает свой весёлый характер, но во время тренировок становится максимально собранной, допуская посмеяться только, если два её сокомандника что-нибудь отчебучат. Наруто с Саске часто в шутку ругались.

Все началось с того, что сначала им выдали новенькую форму специального отряда и маски, но Наруто отказался от неё, заявив, что у него есть своя, и достал белую маску лисы, которую полтора года назад в него кинул один продавец.

Когда Какаши узнал об этом случае, то рассердился и успокоил Наруто тем, что торговец просто испугался за свой магазин. Вся Коноха знала о хулиганских наклонностях Узумаки. Но когда через полгода снова встала эта проблема, Хатаке все же поведал Наруто истинную причину неприязни его населению деревни. И он принял все это стойко, никаких слёз и истерик, лишь тихое обещание самому себе, что утрёт им всем нос, став Хокаге.

Сейчас же, спустя несколько месяцев после начала тренировок, Какаши натаскивал их на командную работу, также не забывая про личностные способности. И если с Наруто и Саске все было хорошо, то с Мики — не очень. Да, она была довольно неплоха в плане тайдзюцу и сюрикендзюцу, но это были единственные достоинства девушки в боевом плане, всё-таки у неё была предрасположенность к ирьениндзюцу и Хатаке, ещё немного натаскав её в тай и обучив основам владения танто, сплавил в поликлинику для продолжения обучения на ирьенина.

И появлялась Мики теперь только на оттачивании совместных действий и на обучении работы в поле, также не забывая про теорию. И этой теории было много, и если Наруто в академии выл от скуки, то сейчас просто тихо помирал. Но разница была: в академии джинчурики было скучно, потому что всё, что они проходили, он уже знал. А сейчас он тихо скрипел зубами от объёма поступающей информации, но она была крайне важна для будущего бойца АНБУ, и Наруто с невиданной усидчивостью во всё вникал.

Они многое изучали: как правильно выбрать место для ночлега, чтобы не нашли вражеские шиноби, съедобные растения, грибы и ягоды, специальный язык жестов АНБУ, как найти информаторов Конохи в различных городах, различные тактики действий в непредвиденных ситуациях, географию страны Огня и также более полно изучали строение человеческого тела на манекенах, учились передвигаться бесшумно и быстро скрываться из виду, также немаловажно было уметь слиться с толпой, научились неплохо сражаться с танто — особенно этим загорелся Наруто. Всему этому и многому другому их и обучал Какаши.

А сейчас их по всему полю гонял копирующий ниндзя, как он назвал это — «экстрим тренировка», когда противник в несколько раз сильнее их, вместе взятых; при этом Хатаке специально держался уверенным токубетсу джонином, и молодые АНБУ только и могли, что постоянно отступать, постепенно проигрывая.

Но это куда ни шло, в самом начале таких тренировок они были повержены спустя три минуты, сейчас рекорд был в семь минут, но это, конечно, если учитывать, что Узумаки по просьбе Какаши не использовал шаринган, как и сам Хатаке, а развивал его лично или на отдельных тренировках с ним.


* * *


В таких темпах прошёл весь год, они успешно выполнили несколько тренировочных миссий, и сейчас юная команда АНБУ проходила завершающее испытание их тренировок.

— Наруто, сзади! — Учиха метнул пару сюрикенов за голову своему другу, дав ему время обернуться и принять кунай Какаши на свой танто, высекая искры.

— Хорошо, но недостаточно, — отпрыгнув, Какаши пустил сюрикен с леской в Наруто и обмотал тому все руки, отвел их в сторону и пустил заряженный чакрой кунай.

Но Узумаки снова спас Саске; перепрыгнув через Наруто, он ударом куная освободил его от лески и отбил метательное железо. Саске набросился на Какаши, но в последний момент кинул джонину под ноги на большую ветвь взрыв-тег и полетел вниз с дерева на подмогу Миуре, подрывая печать.

Какаши успел подменить себя бревном и, вися в воздухе, пустил в Учиху парочку огненных сгустков, от которых тот успел увернуться, из-за чего пропустил ударную связку от клона Хатаке. Наруто же решил не давать сенсею времени сильно отвлекаться и запустил в того парный луч молнии, чтобы увернуться Хатаке пришлось показывать чудеса акробатики в воздухе.

Приземлившись на землю, Какаши встретил танто Наруто кунаем и ударом ноги откинул Узумаки назад, заодно выбивая оружие из его рук и пуская следом кунай, напитанный чакрой молнии. На что Узумаки в полёте сложил пару печатей и отбил кунай своим лучом. Какаши же про себя усмехнулся, уворачиваясь от луча, что эта техника стала у Наруто любимой, и неудивительно: она была проста в исполнении и не требовала много чакры, Узумаки мог пускать их десятками.

Наруто дерзко ухмыльнулся и бросил взгляд за спину Какаши, джонин не удержался и обернулся. И вовремя: на него с двух сторон летели его ученики. Узумаки и не думал попадать в своего противника, вместо этого он поразил в спину другого клона, но специально пустил атаку так, чтобы Хатаке не отбил её.

С секундной заминкой Наруто тоже бросился на сенсея. Какаши же не растерялся; пропустив один удар над плечом, он схватил Наруто за руку, а Мики за ногу и, раскрутив, при этом ещё сбив Саске, раскидал их в стороны.

Поднявшись, Саске тут же на ходу бросил в джонина пачку сюрикенов. От некоторых тот уклонился, несколько отбил, а один и вовсе насадил на кунай и отправил обратно, даже без шарингана у него была отменная реакция.

Пропустив сюрикен над головой, Саске жестами обозначил несколько знаков, Наруто кивнул и снова сошелся с Хатаке в ближнем бою, под прикрытием метательного железа Миуры. Саске последовал примеру друга, и втроём они стали понемногу теснить капитана АНБУ, на что тот отреагировал земляными кольями, чтобы разорвать дистанцию и перевести дыхание.

Хоть у них сложился паритет и никто не смог никого задеть, но Какаши успел немного вымотаться, отбиваясь одновременно от троих учеников. Только долго передохнуть ему не дали, снова сближаясь для контакта.

Откинув Какаши на пару шагов, Саске улучил мгновение и кивнул однокомандникам. Наруто сблизился с джонином и нанёс пару безуспешных ударов, но тут за спиной Какаши парочка сюрикенов Саске с хлопком обернулись его клонами и быстро метнули кунаи с леской в Хатаке. Наруто же схватил его за руки и не дал возможности отбиться или уклониться. Примотав руки Какаши к туловищу, джинчурики достал ещё моток лески и обмотал всего сенсея, и копирующий ниндзя сам стал похож на моток для проволоки. Для надёжности его вдобавок оттащили к дереву и привязали ещё и к нему, чтобы точно не выбрался.

— Как там говорил, Какаши-сенсей? Как только мы уничтожим всех его клонов, то он пошлёт за нами ещё? — давил лыбу Узумаки от своей находчивости. Их заданием-проверкой стала доставка свитка от одного края большого полигона до другого, а помешать им должны были три клона Хатаке.

— Да-да, Наруто, молодец, — улыбнулась Мики. — Только это ещё не конец, мы ещё не доставили свиток.

Но это были напрасные опасения; без дополнительных преград юная команда АНБУ оставшийся путь до другого края полигона прошла за пять минут быстрого бега.

У края полигона их встретил Хатаке и забрал свиток.

— Молодцы, вы справились, — улыбнулся одним глазом Какаши, подкидывая свиток в руке и окидывая сильно помятых учеников взглядом. У Наруто даже был сломан нос, из которого уже перестала идти кровь, несколько небольших порезов и сильных синяков красовалось на его теле, остальные выглядели примерно так же.

Все выразили свою радость по-разному, Саске лишь слегка улыбнулся и кивнул сам себе, Мики сжала кулачки и что-то тихо прошептала, Наруто же, раскинув руки в стороны, прокричал на весь полигон:

— Яху-у-у! Наконец-то! Настоящие миссии, ждите меня! — и успокоившись, спросил у сенсея. — А что в свитке-то? Пустышка?

— Хм, не угадал, приказ о переводе вас в действующий спецотряд АНБУ.

Глава опубликована: 16.08.2019

8 глава

Церемония посвящения в АНБУ прошла буднично, если это можно было так назвать: ребятам просто набили на плече татуировку и отпустили восвояси. Какаши же сообщил юным АНБУ, что на следующий день у них будет первая миссия, и Узумаки с нетерпением ждал следующего дня, в принципе, как и остальная команда.

— Как думаешь, Саске, что это будет? Мне Какаши-сенсей говорил, что новичкам не доверяют ничего сложнее миссий ранга C, — стоило добавить, что это в классификации АНБУ, в обычной это был бы ранг B.

— Ты сам ответил на свой вопрос, Наруто, — хмыкнул Учиха, — Но я тоже не отказался бы и от чего-нибудь повеселее, отловить нукенина ранга B хотя бы.

— Держи карман шире, глазастик, на такую миссию нас пустят ещё не скоро, — весело улыбнулась Мики, заметив, как Узумаки подтрунивает над последним членом клана Учиха. Мики как-то тоже не удержалась, и Саске, по её мнению, очень весело реагировал. Теперь она частенько шутила над ним вместе с Наруто.

— Лучше помолчи, от твоего голоса у меня болит голова, — Саске слегка скривил лицо, он не любил, когда его так называли. Учиха развернулся и пошёл в сторону своей квартиры в центре деревни — в клановом квартале он больше не жил, — помахав рукой на прощание, — Ладно, до завтра, увидимся в резиденции.

— Вот, взяла и обидела его, тебе не стыдно? — по улыбке Узумаки было видно, что он шутит.

— Ни капли, — куноичи также ответила улыбкой.


* * *


— Ха-ха, Какаши, мой вечный соперник! Вижу сила юности так и хлещет из тебя и твоего ученика! Молодец, что передаешь её живительную мощь следующему поколению! — показал большой палец Майто Гай, Зелёный Зверь Конохи, глядя на стоящих учителя и ученика, причём в одинаковых костюмах. После сдачи последнего испытания Какаши подарил своему ученику точно такой же комплект костюма, как у себя, с маской, закрывающей нижнюю половину лица, только вместо жилета джонина был обычный чёрный бронежилет с нарисованным водоворотом на спине, и Наруто решил ходить в нём.

— Что, Какаши, какой у нас там счёт? Сто тринадцать — сто одиннадцать в твою пользу, верно? Хех, сейчас отличный случай всё исправить и надрать тебе зад, смотри, Ли, как разбираются настоящие шиноби! — этот молодой мужчина очень громко орал, улыбаясь даже шире, чем сам Наруто. После его слов джинчурики стал окидывать эту парочку подозрительным взглядом, но тут его челюсть упала на землю.

Двое шиноби, прожигающих друг в друге дырки взглядами, стоящих в невероятно брутальных позах, резко вскинули руки.

— Камень, ножницы, бумага! — и после победы Какаши Гай, лишь ненадолго приуныв, широко улыбнулся и прокричав что-то вроде: «За силу юности!» — вскочил на руки и убежал в закат.

— И куда это он? — спросил кое-как пришедший в себя Наруто.

— Проходит сотню кругов вокруг Конохи на руках, — хмыкнул как ни в чем не бывало Хатаке.

Но тут Узумаки удивился ещё больше: тот Ли, кажется, ученик Майто Гая, выглядящий как вылитая копия своего учителя, заметил джинчурики. До этого он смотрел фанатичным взглядом на сенсея и ничего вообще не замечал.

Он тупо переводил взгляд с Какаши на Наруто и на Гая, который уже почти скрылся за домами. Внезапно его глаза загорелись огнём, не предвещающим Узумаки ничего хорошего.

— Похоже, это судьба... Вечный соперник... Да, Гай-сенсей говорил, что рано или поздно я его встречу, но я не думал, что это случится так скоро... — бубнил себе под нос густобровик в зеленом облегающем костюме, ничего не замечая, но вот взгляд его стал осмысленным, — Привет, меня зовут Рок Ли и это судьба!

— Эм, привет, я Узумаки Наруто, — Какаши достал книжку и тактично отошёл в сторону.

— Ты будешь моим соперником?! Сила юности горит в твоих глазах! — про силу юности Наруто не был уверен, его взгляд выражал большую долю скептицизма ко всему происходящему.

— Ну, хорошо, — Узумаки растерялся окончательно, и, как только он договорил, Рок Ли тут же вскинул руку, с небольшим опозданием за ним поспешил Наруто.

Проиграв, Рок Ли ничуть не расстроился и с криком: «Ничего, один — ноль, я ещё обгоню! Сила юности ведёт меня!» — помчался на руках по следам своего сенсея.

Смотря на всё это, Наруто издал тяжкий вздох и услышал со стороны Какаши точно такой же, обернувшись, они обменялись одинаковыми страдальческими взглядами. Бросив взгляд на Хатаке и на своё отражение в витрине магазина, Узумаки произнёс:

— Больше никогда не надену этот костюм...


* * *


Рано утром в кабинете хокаге находилось семь человек: команда Какаши стояла напротив стола, за которым сидел Хирузен, в полном обмундировании АНБУ. А также двое телохранителей Каге, скрывающиеся в тени.

— Вы отправляетесь на миссию C ранга, в небольшую деревеньку на границе Страны Огня, — Сарутоби пыхнул дымом от трубки и продолжил: — Из деревни пришли дурные вести, там появились разбойники под предводительством нескольких нукенинов. Свою работу вы знаете: найти и обезвредить.

— Но это же миссия вне юрисдикции АНБУ, почему вы не отправили обычную команду? — подал голос Саске в маске ястреба, ведь обычно спецотряд выполнял задания по типу поимки или ликвидации опасных нукенинов Конохи, доставки секретных посылок, действий на территории других стран, выполнял тайные поручения, а во время войн участвовал в спецоперациях.

— Сейчас все действующие команды генинов заняты, да и для вас это станет хорошей первой миссией, — снова затянулся Хокаге. — Есть вопросы? Ступайте.

— Хай, — поклонились шиноби и исчезли в шуншине.


* * *


Какаши знаком показал остановиться, и команда встала на одной из веток, всматриваясь вперёд. Из-за листвы деревьев были видны крыши первых домиков.

— Что не так, Какаши-сенсей? — спросила Мики, не замечая ничего такого.

— Тихо, очень тихо. Хоть деревня и маленькая, но днём не может быть так. Всем приготовиться, — все кивнули и напряглись. — Вперёд.

Команда АНБУ спустилась и аккуратно двинулась вперёд, смотря по сторонам. Пройдя последние деревья, они вышли на небольшую опушку, на которой и находилось поселение.

— Это обычное поселение крестьян, они живут за счёт охоты, собирательства, рыболовства и своих обширных, подходящих для посадки, полей, — ввёл в экскурс деревни остальных Хатаке, внимательно осматриваясь. — Поэтому денег у них не особо много и брать тоже нечего.

Селение было совсем небольшим, две улицы совершенно простеньких деревянных домиков, которых точно было не больше тридцати, пара домов были явно заброшенные. На улицах было пустынно. Двери в кое-какие дома были распахнуты, а у нескольких домов были выбиты окна. Отряд прошёл в центр деревушки, так никого и не встретив, только одинокая кошка спала на крыльце.

— Похоже, мы опоздали, — сообщил очевидное Наруто, вертя головой.

— Трупов нет, следов бойни тоже, значит, никого не убили и всех забрали, скорее всего, в рабство или... — «Или на органы, — продолжил про себя Хатаке, — но такое совсем маловероятно». — Всем разделиться и осмотреть деревню, в случае чего подать сигнал.

Все кивнули и молча разбежались, осматривая каждый дом и закоулок. Мики прошла несколько домов, ничего не найдя, кроме парочки следов драк — кто-то не хотел добровольно уходить с бандитами, когда заметила в одном из окон промелькнувшую тень.

Обнажив кунай, она коротко свистнула — в маске АНБУ была печать, позволяющая передавать короткие звуки между членами отряда для коммуникации — и зашла в деревянный двухэтажный домик.

Самый обычный дом: прихожая, маленькая кухня и, предположительно, каморка, рядом находилась лестница на второй этаж с которого куноичи послышался шорох. В такой тишине малейший звук был подобен раскату грома.

В домик за ней зашёл Саске и жестами показал, что остальные пошли через окно на втором этаже. Кивнув, Миура тихо пошла на второй этаж.

Вышли они в малюсенький коридор, в котором были три двери в спальни. Проходя мимо дверей Саске и Мики прислушивались, вдруг в одной из комнат раздался грохот.

Выбив дверь, они увидели странную картину: Какаши и Наруто стояли посреди комнаты, обнажив танто, а в углу, сжавшись, сидел мальчик, их ровесник, и плакал. Убрав оружие, шиноби подошли к ребёнку.

Как странно, вроде они ровесники, но детьми себя уже не считали. Все же ниндзя взрослели гораздо раньше обычных детей.

— Успокойся, мальчик, мы тебя не тронем, мы шиноби Конохи, не бойся, — сел на корточки перед ребёнком Какаши и снял маску кота. — Что случилось? Где все жители?

— Хнык... Их забрали, их всех забрали... — только успокоившись, ребёнок с грязно-русыми волосами, в чёрных шортах и белой рубахе, снова заплакал.

— Тише, расскажи всё нам, и мы всех вернём. Кто забрал? Куда и когда? Может, ты что-нибудь видел?

— Плохие люди с оружием забрали всех, хнык, я в окно видел, хнык, а меня успели спрятать роди-ители-и-и, — и мальчик заревел с новой силой.

Тут к нему подсела Мики, сняла маску совы и обняла его, успокаивая и обещая всех вернуть обратно. Через пару минут он успокоился и продолжил:

— Их забрали вчера после обеда, хнык, а увели их вон туда, — мальчик показал рукой в окно в сторону леса, в противоположную сторону от той, откуда они пришли.

— Спасибо, — улыбнулась ему Миура. — Мы не можем его здесь оставить одного, капитан.

Вместо ответа Хатаке сложил печать и создал теневого клона.

— Нужно выдвигаться, чем раньше выйдем, тем быстрее их настигнем, — вернее, тем больше вероятность вообще их найти, за это время запах мог выветриться. Команда встала, натянула маски, и все вышли в окно.

Перед выходом из деревни джонин остановился.

— Техника призыва! — сложил печати и ударил ладонью о землю копирующий ниндзя. В облачке дыма появился миниатюрный мопс в синей куртке и протектором Конохи.

— Привет, Какаши, давненько ты меня не призывал, случилось что? — повёл мордочкой пёс. Мики же едва пересилила себя, чтобы не погладить эту милашку.

— Привет, Паккун, да, у нас мало времени, жителей этой деревни похитили, сможешь взять чей-нибудь след?

Маленький мопс стал усиленно принюхиваться, обошёл пару ближайших домишек и вернулся.

— Я взял след.

— Не будем терять время, веди, Паккун, — мопс повернулся и рванул на выход из посёлка. Все остальные побежали за ним и, только войдя в лес, сразу перебрались на верхние пути.


* * *


— Мы их почти нагнали, Какаши, — уже настал вечер и солнце озаряло весь лес кровавым закатом. — Повезло, что их много, сильно далеко уйти они не успели.

— Отряд, готовность фаза один, — приказал Какаши, и все ощетинились клинками. Приземлившейся на ветку команде открылся вид на небольшой перевалочный лагерь, устроенный у берега речки.

На берегу стояло около трёх больших палаток, и, судя по шуму, все бандиты находились в них, кроме часовых. Украденных людей они оставили прямо на улице, слегка поодаль от палаток. У около двух сотен человек, включая женщин, стариков и детей, были скованы ноги — цепью, которая змеёй извивалась через всех людей и шла в одну из палаток. Также возле них стояли два бандита.

В небольшом облачке дыма исчез Паккун, а Какаши знаками показал: приготовиться и действовать скрытно, сначала обезвреживая караульных. Выждав некоторое время, пока караульные разойдутся, Хатаке обозначил цели — их как раз и было четыре, не считая охранников — и дал знак действовать.

Наруто аккуратно спустился с дерева и стал, крадучись, сближаться с целью. Спрятался за крайнее дерево, дальше шла уже открытая местность, поляна у берега. Подождал, пока цель отвернется и, скрытый от других палаткой, быстро сблизился и точным ударом в шею вырубил бандита.

Узумаки замер: кто-то собирался выйти из ближайшей палатки. Быстро коснулся маски и снял печать. Сверкая шаринганом, Наруто побежал прямо на вход, беря слегка левее, чтобы, когда палатка раскроется, его не увидели.

Бандит только вышел, как увидел джинчурики, но в него уже прилетел сенбон, аккурат в нужную точку, вырубая. Наруто поймал тело у самой земли и тихо оттащил его в сторону. После вздохнул с облегчением — чуть не попался — и вернул печать обратно, а левая прорезь маски заново потонула во тьме.

После Наруто тихо обошёл палатки, слыша радостный гомон. Не напрасно, бандитов, охраняющих пленных, уже обезвредили, и Какаши с остальными аккуратно освобождали всех. Но народ на радостях довольно сильно шумел, хотя все же тише, чем в палатках, похоже, там вовсю отдыхали.

Покончив с последним бандитом, Какаши создал несколько клонов, показал знак, приказывая Наруто повторить. Клоны собрались и уже хотели начать потихоньку выводить освобожденных, как вдруг шум в палатках смолк. Чуйка Наруто взревела.

Из палаток быстрым ручейком выбегали слегка пьяные бандиты, среди них проскочило несколько шиноби. Какаши чертыхнулся, похоже, среди них был слабый сенсор и он заметил создание техники.

— Сова, быстро бери клонов и отступай с гражданскими! — крикнул Какаши, доставая кунай и готовясь к бою.

Но тут из рядов бандитов вылетело несколько десятков кунаев, некоторые со взрыв-тегом. АНБУ быстро в ответ кинули сюрикены, но сбили лишь половину, и кунаи прилетели прямо в не успевшую разбежаться толпу селян. Взрыв.

Десяток людей раскидало, как кукол; загорелась трава, и началась паника. Люди с дикими криками побежали кто куда, клоны с куноичи не могли разорваться и защитить всех сразу.

Какаши, Наруто и Саске рванули на врагов; тех было больше двадцати, и из них пятеро были шиноби с перечеркнутыми протекторами Травы, которые снова начали метать железо.

На бегу отбивая сюрикены, Какаши с Учихой пустили по огненному шару в бежавшую на них толпу. Нукенины отпрыгнули, а вот бандитам избежать техники удалось не всем, и десяток людей замертво упал на землю с сильными ожогами.

Какаши определил тройку самых сильных нукенинов и, пустив кунай со взрыв-тегом, отделил их от остальных, завязывая с ними бой.

Оставшихся двоих взяли на себя Узумаки с Учихой — нескольких бандитов они выбили сразу же, запустив сюрикены, остальные разбойники попросту всех бросили и убежали.

Наруто сложил две печати и пустил луч молнии в одного из противников, но тот легко уклонился, в ответ бросая земляные снаряды, от которых джинчурики отбился заряженным кунаем.

Саске же схватился с шиноби врукопашную и даже с усилением тела чакрой заметно проигрывал, уже пропустив два удара.

Соперник Наруто кинул в него кунай. Узумаки пригнулся, пропуская его над головой, и призвал десяток клонов, которые начали окружать бывшего ниндзя Травы, только он довольно шустро начал их раскидывать. А пока у Лиса появилась пара минут, он отправился на подмогу Ястребу.

Налетая на врага со спины, Наруто отправил его в полёт ударом ноги. Нукенин перегруппировался, быстро сложил несколько печатей и начал пускать огненные шарики один за другим. Кое-как уклоняясь, Наруто кинул кунай сквозь пламя, противник не успел среагировать, и сейчас клинок торчал у него из плеча.

— Чёртовы АНБУ Конохи, сдохните! Катон: взрыв танцующего пламени! — сложив печать тигра, нукенин выдохнул струю пламени, закручивающаяся в невероятных размеров спираль. Ни Узумаки, ни Учиха не успели уклониться, и каждого откинуло в сторону.

Кряхтя, Наруто поднялся, пытаясь снять оплавившийся жилет, но не вышло. Времени на это не было, к тому же второй шиноби перебил всех клонов и уже бежал сюда. Саске тоже поднялся, быстро разрывая жилет.

Наруто понял, что они столкнулись с чунинами и придётся использовать райкири, хоть и без шарингана он не мог полностью контролировать скорость, которую развивал. Наруто не хотел использовать это додзюцу при друге, потому что боялся реакции Саске на то, что Узумаки присвоил себе додзюцу его клана, хотя он не просил этого. Только если им будет грозить смертельная опасность, он активирует его.

Наруто показал пару жестов Саске, чтобы тот прикрыл его; нукенины побежали на них, и Узумаки сам рванул навстречу. Саске же бежал немного позади, засыпая врагов железом, пока оно не кончилось.

И буквально за пару метров от врагов Наруто заменил себя на бревно, оказываясь за их спинами и быстро собирая печати, Саске же столкнулся с ними в тайдзюцу.

Как только сзади зачирикало, один шиноби отпрыгнул и обернулся: Узумаки как раз летел на него с огромной скоростью. Мгновенье, и ниндзя успел сместиться, Наруто разодрал тому весь жилет. Нукенин отвел его руку и быстрым ударом воткнул кунай в живот и добил ударом с ноги, откидывая в сторону.

Время замерло, Саске в ужасе наблюдал, как холодный металл входит в тело его друга, как вражеский шиноби бьёт его и в тёмных прорезях маски загорается шаринган с одним томое.

Миг, и Саске буквально отбросил противника, подлетел к нукенину, собравшемуся добить Наруто, но для него тот был слишком медлителен. Миг, и Учиха воткнул танто врагу в руку с кунаем, перепрыгнул через него в сальто, срезая кисть.

Разворот, и Ястреб попал усиленным ударом ноги шиноби в голову, и он рухнул, как мешок с картошкой.

Видя всё это, второй нукенин развернулся и шустро скрылся в листве.

Саске же сорвал маску с Наруто и посмотрел пульс. Живой.


* * *


После той миссии прошла уже неделя. Команде АНБУ пришлось задержаться в деревне, пока рана Наруто не затянулась, как и ожоги на груди. Жилет почти полностью расплавился и даже прилип к коже, пришлось её срезать.

Все же эта миссия стала фиаско для юной команды, из двухсот тридцати двух жителей тогда погибло двадцать три человека и ещё около трёх десятков было ранено, причём погибло несколько детей. Ребята не смогли простить себе этой оплошности, хотя Какаши и сказал, что они все равно не смогли бы ничего поделать, и это не их вина, а его, как командира отряда. Но ребят это успокоило слабо. Они стали тренироваться ещё усерднее, чем когда бы то ни было, и Какаши охотно им в этом помогал.

Также настроения команде не прибавляли их первые убийства. В пылу схватки они никак не отреагировали на них под действием адреналина, но после всех очень долго тошнило и они ходили подавленные. Конечно, их готовили к этому, и в академии шиноби, и ещё больше во время подготовки к АНБУ. Но к такому никогда не будешь готовым.

Какаши ещё раз провёл с ними разговор, заново объясняя, что эти бандиты сами выбрали свой путь, что рано или поздно их убил бы кто-нибудь другой, с такой-то жизнью, что либо они их, либо бандиты убили бы команду АНБУ, не моргнув и глазом, без сожаления. А всех людей продали бы в рабство или, что ещё хуже, сдали на органы. Это немного помогло, и команда стала потихоньку приходить в себя.

Также им дали две недели на отдых, чтобы привести себя в порядок, а Наруто и вовсе одну неделю провёл в больнице, окончательно залечивая раны. В конце концов даже шрамов не осталось. Узумаки хотел себе оставить один небольшой шрам на память, чтобы помнить о своей ошибке, но регенерация джинчурики сделала выбор за него сама, и через пару дней после выписки пропал и намёк на шрам.

Вот так прошла первая миссия Наруто в рядах АНБУ.

Глава опубликована: 16.08.2019

Интерлюдия

Наруто стоял напротив Какаши и с помощью шарингана пытался наложить на него иллюзию, преодолевая защиту шарингана Хатаке.

Как объяснил сенсей Узумаки и как успел убедиться сам Наруто, его додзюцу было предрасположено к гендзюцу. Каждый шаринган был разный, с сильными и слабыми сторонами. У каких-то была более быстрая реакция, или они быстрее предугадывали действия противника.

Узумаки уже научился накладывать довольно правдоподобные иллюзии: с тенью, воздействием на окружающий мир и даже с запахом. Но такое сильное гендзюцу он мог наложить, только стоя неподвижно, для чего и враг не должен был сильно мельтешить. В движении же, например, во время битвы, ему не хватало концентрации и получались не самые достоверные иллюзии, без тени или звука. Но во время боя даже такая иллюзия, к примеру, летящего куная, могла сильно отвлечь врага, даруя пару секунд. Только искусные противники смогли бы быстро раскусить уловку.

Всем известно, что шаринган даёт большой иммунитет к такого рода воздействиям и только по-настоящему мощные гендзюцу могли обойти его защиту, чему и учился джинчурики. Он пытался выйти на новую ступень владением додзюцу, но пока ему не удавалось пробиться сквозь эту защиту, хоть он и шёл в этом направлении вторую неделю.

— Сосредоточься, Наруто, ты близок к успеху. На последней попытке у меня даже на мгновение закружилась голова, — ободрял своего названого сына Хатаке.

— Я стараюсь, как могу, Какаши-сенсей, но каждый раз такое ощущение, будто врезаюсь в стену.

— Стена — это хорошо, значит, её можно сломать, главное, верить в себя, — улыбнулся джонин. — Продолжим!

Узумаки улыбнулся про себя, он был очень благодарен Какаши за его помощь, поддержку и, что таить, любовь к своему названому сыну. Хатаке очень многое сделал для него. Наруто всё детство мечтал о таком человеке, мечтал обрести семью. Что же — мечты сбываются.


* * *


Мики никогда не думала, что её жизнь завернёт в настолько крутой вираж, что она поступит в АНБУ, познакомится с такими замечательными людьми, как Наруто, Саске, Какаши-сенсей, которые всегда поддерживали её.

Она помнила тот день, как вчера, когда к ним домой заявился молодой АНБУ, представившийся Акирой. Он сказал, что навыки Мики в ирьендзюцу для её возраста довольно впечатляющи, особенно учитывая, то что и в тайдзюцу она была не самой слабой. Обычно меднины, как бойцы — ни о чём.

И он предложил ей попробовать пройти отбор на обучения АНБУ по новой программе, добавив, что такой ирьенин пригодится в любой команде спецотряда. И она согласилась. А после встретила своих первых настоящих друзей и не пожалела о своём решении, хоть родители и пытались её переубедить, приводя доводы, что работа в АНБУ очень опасна. На что Мики отвечала целую неделю, что опасно быть ниндзя вообще, и стояла на своём. И родители сдались, не желая сильнее ссориться с дочерью, только взяли с неё обещание быть предельно осторожной.

Неизвестно почему, но у Миуры всегда было мало друзей и ей было сложно их заводить; в академии шиноби, до АНБУ, у неё была всего одна подруга, и то не очень близкая, Мики даже не была уверена, можно ли её так назвать.

Но Наруто и Саске за это время действительно стали ей хорошими друзьями, после отбора в АНБУ, они стали часто вместе проводить время, как за тренировками, так и просто гуляя или отдыхая в кафе. Постепенно переходя из разряда приятелей в друзей. Это стало самыми счастливыми воспоминаниями девочки. Сейчас же, после той знаменательной миссии, часть их детской непосредственности исчезла, появляясь не слишком часто, что не сильно радовало юную куноичи.


* * *


После геноцида клана Учиха утекло много воды. Саске стал гораздо сильнее и поступил на службу в АНБУ, окончательно признал блондинистое недоразумение своим лучшим другом, у него появился и новый друг — Мики. Их капитан, знакомый Саске ещё до всей вакханалии, связанной с АНБУ, стал ему довольно дорог как учитель.

Как-то дав обещание в пустом клановом квартале, напротив дома родителей, что станет сильным, насколько сможет, не отвлекаясь на всякие глупости, вроде привязанности, дружбы и любви, для того, чтобы отомстить Итачи, Саске сам не заметил, как окружил себя друзьями.

И если признаться, Учиха ни за что не променял бы их. Да он всё также неистово жаждал мести брату, только теперь в его душе появилось и место для счастья, в которое юный Учиха вцепился бы зубами, но никому не отдал. После ранения Наруто Саске осознал, насколько тот ему стал дорог. Теперь он жаждал силы для защиты своих близких. Месть отошла на второй план.

Глава опубликована: 16.08.2019

9 глава

Какаши отправили на срочную миссию A ранга, и к юной команде АНБУ приставили временного капитана, позывной которого был Черепаха, и направили в страну рек.

Задачей отряда был перехват информации, желательно, при этом не дав кому-либо заподозрить Коноху, поэтому команда сняла с себя униформу спецотряда, оставив только фарфоровые маски — такие были в обиходе большинства деревень шиноби, надели обычные штаны, водолазки и коричневые жилеты, а сверху длинные серые плащи; только у капитана на плече была красная отличительная повязка.

Нужный свиток направлялся из Страны Рек в Амегакуре но Сато в составе каравана; по докладу, из охраны, не считая пары шиноби, там был лишь десяток наёмников.

Миссия вырисовывалась плёвой: найти, оценить обстановку и под покровом ночи выкрасть свиток. Но как всегда, что-то пошло не так.

Капитан АНБУ, находясь в тени дерева, показал несколько жестов, и его подчинённые, Ястреб и Лис, скооперировавшись, вырубили и оттащили одного из стоящих на карауле наёмников в тень; второго с другой стороны устранили Черепаха с Совой.

Отряд АНБУ нагнал караван уже на территории Страны Дождя, им оставалась пара дней пути до пункта назначения — селения шиноби этой страны.

Как и говорилось в отчёте разведки, этот довольно большой караван, состоящий из семи немаленьких повозок, доверху набитых различными вещами, охранялся всего лишь десятком наёмников и двойкой шиноби Аме, судя по виду, чунинами.

Дождавшись темноты, АНБУшники приступили к выполнению миссии и сейчас тихо и незаметно выносили караульных из наёмников, охранявших небольшой лагерь, — они просто остановились на опушке, поставив все повозки в ряд, и собрали четыре большие палатки вокруг костра. Только один шиноби караулил, пока второй спал.

Вынеся двоих наёмников с края устроенного лагеря, ниндзя Конохи двинулись дальше. По прикидке капитана, нужный свиток должен был находиться в центральной повозке, что логично, так как это самый ценный груз. Сам же Наруто бросил бы этот свиток в самой первой повозке, буквально в кучу другого, но не такого важного, груза. Если хочешь что-то спрятать, оставь это на самом видном месте, и никто не найдёт.

Скрытно передвигаясь к центру лагеря, шиноби обезвредили ещё одного наёмника; остались двое в другом конце и шиноби, что сидел возле костра, напротив как раз-таки центральной повозки.

Черепаха отправил в обход Саске и Мики убрать оставшихся наёмников, сам же с Наруто занялся ниндзя Аме.

Этот шиноби, одетый в чёрную водолазку, серый бронежилет без карманов и свободные штаны, если и был сенсором, то сенсором очень слабым, так как до сих пор никого не обнаружил и безмятежно сидел на пеньке, поглядывал в лес и точил кунай. Рядом на растеленном плаще лежали уже готовые к использованию кунаи. Капитан на жестах показал Наруто, чтобы тот подкрался как можно ближе к нему и если сенбон, который он пустит, не сработает, то нужно постараться вырубить шиноби как можно скорее, пока не поднялся шум.

Кивнув, Узумаки пробрался между повозок в центре, прямо напротив караульного, но вмешательства джинчурики не потребовалось: метательная игла точно воткнулась шиноби в шею. Он завалился на бок, отрубившись, и выронил кунай.

В ночном небе нахмурились тучи; конечно, не зря это Страна Дождя: вдалеке сверкнули несколько молний — скоро пойдёт дождь. Наруто передёрнул плечами; он не любил дождь, тот навевал тоску и погружал в грустные мысли и воспоминания.

Вернулись остальные члены отряда и, жестами показав, что всё выполнено, вошли в повозку. Мики и Наруто остались снаружи сторожить своих сокомандников.

Но тут произошло то, чего никто не ожидал. Сзади раздался хмык. Узумаки с Мики прыгнули вперёд, оборачиваясь, в руках у них блеснули кунаи.

— Шли мы такие мимо и решили заглянуть сюда в гости, а тут ограбление, как нехорошо, ая-яй, — покачал головой шиноби в чёрном плаще с красными облаками, за спиной у него висело нечто огромное, завёрнутое в бинты, с рукоятью. Очень странный меч, если это был меч. Этот шиноби был просто громадным, с синим, похожим на акулью морду, лицом. Он посмотрел за спину юным АНБУ. — Верно, Итачи?

Наруто вздрогнул, он знал это имя, имя убийцы целого клана, и понял, что дело запахло жареным. Джинчурики кинул взгляд назад: буквально в пяти метрах стоял черноволосый юноша, сильно похожий на Саске, только старше, точно в таком же плаще. Лис и Сова сделали несколько шагов в сторону, чтобы оба отступника находились в поле зрения.

— Да, вы поступили не очень хорошо, нужно вас проучить, — равнодушно заявил Учиха, запятые вокруг его красного зрачка крутнулись. — Вы так не думаете, АНБУ Конохи?

Джинчурики вздрогнул снова, мастерство владением шарингана впечатляло: вычислить в них АНБУ Конохи по их отработанным движениям — это было сильно, не зря Итачи называли гением клана. Хоть Учиха и активировал шаринган, что говорило о том, что явно не чай пить с ними собрался, но внешне оставался абсолютно равнодушен. В отличии от Наруто и Мики, у которых засосало под ложечкой. Битвы было не избежать; только Наруто хотел метнуть кунай, как опешил — из повозки, без каких-либо маневров, тупо напрямую, с искрящейся рукой вылетел Саске:

— Чидори! — Итачи, не напрягаясь, перехватил руку младшего брата. Два шарингана сверлили друг друга взглядом, только у младшего было всего одно томое. Саске злостно дёрнул руку, он не был намерен разговаривать, он желал разорвать брата, что было видно по глазам, сверкающим неподдельной ненавистью, но хватка у старшего Учихи была сильной.

— Саске, мой глупый младший брат, давно не виделись, — холодно улыбнулся уголками губ Итачи, оставаясь таким же спокойным, как и мгновение назад. — Ты смог поступить в АНБУ, как я вижу, надеюсь, есть за что.

— Итачи! — в голосе Учихи было столько боли и ненависти, что можно было ужаснуться. Саске вывернулся и ударом куная заставил Итачи его отпустить. Припал к земле и, резко вскочив, набросился на своего брата, заново создавая чидори.

Из повозки следом выскочил капитан, оценивая ситуацию. Но долго простоять ему не дали, сверху на него налетел Кисаме.

Черепаха только и успел прикрыться своим танто, как его снесло ударом замотанной Самехады в сторону, глубоко в лес. Хошигаке прыгнул за ним.

Наруто и Мики стояли, оцепенев, и не знали, что им делать, но обучение в АНБУ взяло своё; переглянувшись, они побежали на подмогу своим. Узумаки побежал к капитану, а Миура пошла на выручку Саске.

Узумаки перепрыгнул повозку, из которой выглянула пара человек, и, не обращая на них внимания, помчал к разгоревшейся битве. Невооружённым глазом было видно, что их капитан проигрывал, уступая по всем параметрам. Подумав, что эта заварушка — совсем не обыденная стычка с нукенинами, Наруто прикоснулся к маске и снял печать. В прорези засветился шаринган. Он будет максимально серьёзен.

Подбегая к сражавшимся, джинчурики сложил несколько печатей и пустил в Кисаме лучи молний. Тот даже не стал уклоняться, а просто принял атаку на свой меч и с разворота ударил капитана АНБУ с ноги. Черепаха выставил блок, но не выдержал силы удара и отлетел в сторону, повалив дерево.

— Давай, не стесняйся, иди сюда, — усмехнулся Хошигаке, Бесхвостый Биджу, зазывая рукой. Он полностью соответствовал своему прозвищу; даже будучи ужасным сенсором, Узумаки чувствовал ту прорву чакры, что излучал этот нукенин.

Наруто быстро сблизился и ударил нукенина своим танто, Кисаме пропустил атаку, наклонив голову, и хотел впечатать колено в живот Наруто, но джинчурики подставил кунай и слегка поцарапал его ногу, когда акуломордый не успел сменить траекторию удара.

На его лице появилась усмешка, когда он откинул Наруто ударом Самехады, разрывая рукав плаща, но не задевая тела. Узумаки почувствовал, что часть чакры попросту исчезла. Он упёрся о ствол дерева, тяжело выдохнув. Неприятно, когда разом из тела испаряется чуть ли не половина резерва. Вернее, её поглотили.

— Носитель шарингана, хах, это должно быть интересно, — Кисаме сделал пару печатей и произнёс: — Суйтон: Режущий Поток!

Изо рта Хошигаке на огромной скорости выстрелила водная струя, разрезая деревья, как нож масло. Если бы не додзюцу, то увернуться Наруто бы не смог. Но это был ещё не конец: струя не прервалась, и Кисаме мотнул головой в сторону бойца АНБУ, роняя пачками деревья и поднимая столбы пыли.

Джинчурики кувырком ушёл с линии атаки, но не до конца: техника слегка задела плечо, с которого сейчас капала кровь. Наруто сгрупировался и кинул в ответ кунаи со стихийной чакрой. Также в себя пришёл и капитан. Его сильно потрепало, плаща не было, жилет весь изодран так, словно враг орудовал не мечом, а моргенштерном. Они немного отошли и укрылись за упавшим деревом.

— Лис, этот противник нам не по зубам, бери свиток, хватай остальных и проваливай, я их задержу, сколько смогу, — сказал Черепаха, засунул руку в подсумок и передал свиток Узумаки, пока стояла пыль и противник их не видел.

Наруто не хотел его бросать на верную смерть, но также он ясно понимал, что они не выстоят и против одного из этой двойки, поэтому, скрипя зубами от бессилия, кивнул.

— Я дам тебе сейчас минуту, после отступлю ко второму и возьму их обоих на себя, но не обещаю, что выиграю много времени, максимум пару минут. Всё, пошёл! — крикнул капитан и, обнажив танто, побежал на уже заметившего их нукенина. Прежде чем нестись к друзьям, Наруто создал несколько десятков клонов и отправил их на подмогу капитану, оставляя его наедине с Бесхвостым Биджу, после развернулся и изо всех сил помчался к остальным. Времени было чертовски мало.

Ястреб и Сова со своим противником оказались за сотню метров от лагеря. Проснувшиеся люди с ужасом издали наблюдали за битвой шиноби, но не рисковали вмешиваться. Добежав до поляны, джинчурики заметил, что дела очень плохи. Мики валялась в стороне, от чего сердце Узумаки сначала пропустило удар и он замер, но она дернулась, и, придя в себя, Наруто поспешил к Учихам.


* * *


Саске выглядел очень плохо: в рваной одежде, с порезами и синяками по всему телу, весь в крови. На Итачи, впрочем, была лишь пара царапин, да рукав плаща разодран.

Он смотрел на своего брата, и перед его глазами проносились воспоминания. Воспоминания, когда они были счастливы, когда клан Учиха был жив и процветал. Как они играли вместе с Итачи, как тот тренировал его, как Саске с любовью называл его «Нии-сан», а тот в ответ с улыбкой щёлкал Саске по лбу. Он был счастлив.

Но эти воспоминания на глазах стали обрываться и растворяться, словно дым в воздухе. А взамен появились другие: перед глазами младшего Учихи стоял тот самый день, когда Итачи вырезал весь их клан. Трупы валялись по всему кварталу, развалившись, как куклы, в неестественных позах, будто им разом отрывали ниточки, на которых они держались. Саске начало тошнить, и боль, которая теперь никогда не утихнет, разгорелась с новой силой. Перед его глазами Итачи стоял над мёртвыми телами родителей, с его танто капала кровь.

— Н-ненавижу, ненавижу! — больше сказать Саске был не в силах, то ли от несдерживаемой ярости, то ли от боли, как физической, так и душевной.

— Глупый, глупый младший брат, такими темпами тебе меня никогда не догнать, твои глаза лишь в самом начале развития, — Учиха холодно взглянул в красные глаза братишки с одним томое. Он видел его переживания, его страдания, и Итачи было больно смотреть на всё это, но так было нужно, в первую очередь, для самого Саске. — Значит ли это, что ты пережил недостаточно боли, может, мне убить твою подружку?

— Н-не смей! Хоть пальцем её тронешь, и я убью тебя! — в подтверждение своих слов юный Учиха выкинул бесполезный обломок танто и обнажил кунай, по которому стремительно побежали искры.

— А сможешь ли? Твои глаза слабы, ты даже не заметишь, как она уже будет мертва, — Итачи достал кунай и рванул, очень быстро рванул мимо Саске. Тому лишь оставалось медленно наблюдать размытую тень, что проносилась мимо в направлении напарницы, которую старший Учиха погрузил в иллюзию ещё в начале. Саске не мог даже двинуться наперерез, это было выше его сил.

Его охватило отчаяние и бешеное желание защитить Мики. В этот раз всё будет по-другому. Он больше не допустит подобного.

Вдруг размытая тень обрела очертания и замедлилась; АНБУ мог различить движения своего брата, мог двинуться навстречу! Холодная сталь высекла искры.

Брови Итачи слегка поднялись, теперь он смотрел, как вокруг зрачка его брата закрутились две запятые. Саске видел его движения и даже смог отбить этот удар. Сильно, но недостаточно. Нукенин вывернул свою руку с кунаем таким образом, будто обвивая руку Саске. Резко дёрнул вниз, и крик боли раздался на всю округу. После член Акацки, всё ещё держа младшего брата за руку, ударил его в живот с колена и отбросил в сторону.

Саске прокатился по земле, больно ушибив и без того сломанную руку. Этого мало, даже этого чертовски мало, но он не сдастся. Никогда. Учиха отомстит за клан, отомстит за родителей. Он убьёт своего брата! Саске сжал зубы от боли и поднялся. Но он не успевал отбить удар.


* * *


Учиха-младший чуть не пропустил очередной удар, как перед ним выскочил Узумаки и отвёл кулак отступника в сторону своим кулаком. Глаза старшего Учихи слегка расширились от удивления, он не ожидал здесь встретить Наруто, но сам джинчурики принял эмоцию за шок при виде его пересаженного глаза, что сейчас горел во тьме красным огнём.

Пользуясь тем, что Итачи отвлекся, Узумаки заглянул ему в глаза. Его тренировки всё-таки принесли результат, и он смог наложить слабенькое гендзюцу, преодолевая защиту шарингана, будто в Итачи летел сбоку сенбон. Учиха слегка дернулся, не сразу распознав иллюзию, и Наруто нанёс удар ногой, откидывая гения клана Учиха в сторону на пяток метров.

Следом Узумаки кинул кунай со взрыв-тегом и обернулся к Саске, что ошарашенно смотрел на Наруто. Всё это произошло за пару секунд, но Саске, увидев глаз Наруто, удивился ещё больше. Сзади раздался взрыв. У них была пара секунд.

— Саске, у нас приказ, хватаем Мики и делаем ноги, на вопросы нет времени, вперёд! — после Узумаки схватил Учиху за руку и поднял, метнув назад, не глядя, ещё пару кунаев со взрыв-печатью.

Быстро подняв Миуру на руки, Наруто отметил, что она совсем не пострадала, просто была под влиянием гендзюцу, но сейчас не было времени приводить её в порядок.

Совсем близко раздались взрывы, и из пыли вышел совершенно невредимый Учиха, если не считать одного синяка и пары царапин.

Обернувшись, команда увидела, как к ним, в прямом смысле этого слова, под диким напором воды летит их Капитан, оставляя за собой небольшую борозду. От его одежды остались лишь лоскуты, а весь он был в крови, маска давно разбилась, открывая красивое лицо молодого человека лет восемнадцати, ныне залитое кровью. Он держался из последних сил. Из леса вышел Кисаме без своего плаща, на его мускулистом теле красовалась пара длинных порезов — поперёк груди.

Кое-как поднявшись, Черепаха кинул на них раздраженный взгляд каре-зелёных глаз, единственным жестом приказывая отступать, перехватил свой обломанный танто поудобнее и встал напротив двоих членов Акацки.

АНБУ же, больше не теряя времени, рванули оттуда со всех ног. Ещё несколько минут вдали раздавались взрывы, пока всё не затихло. Саске предположил, что скоро их нагонят, но этого не случилось.

Кисаме стоял над поверженным противником, Самехада довольно урчала в его руках.

— Зачем ты его убил? — потирая ушиб, спросил Учиха, равнодушно глядя на напарника своими чёрными глазами. Но это лишь с виду. Внутри его обуревала буря эмоций от встречи с младшим братом.

— Прости, Итачи, рефлекс, — усмехнулся синемордый. — Они недалеко убежали, догоним их?

Итачи только отрицательно покачал головой, поднимая свиток, который выронил Узумаки.

— Нам незачем их догонять, уходим, — Учиха развернулся, бросив грустный взгляд на то место, куда убежал Саске.


* * *


Отбежав на несколько километров и поняв, что их не преследуют, Наруто с Саске нашли уютную пещерку — местность в Стране Дождя изобиловала скалами — где решили провести ночь.

Пошёл дождь, как раз под настроение команды. В небе раздавался грохот молний.

Они обработали свои раны, разожгли костёр, разложили футоны, приготовили поесть и только после этого аккуратно привели в чувство Мики и объяснили, что случилось. Вторая миссия и очередная потеря; ребятам казалось, словно их преследовали одни неудачи.

— Это просто ужасно... — первое, что сказала Миура, как только дослушала всё до конца, и зябко поёжилась, словно от холода. Но тепло костра согревало всех.

— Да, он совсем не знал нас, но пожертвовал своей жизнью...

В пещере установилась мрачная тишина, но ненадолго. Саске не забыл, что он увидел во время быстротечной битвы его лучшего друга и брата.

— Наруто, чёрт тебя задери, теперь-то объясни мне, откуда у тебя додзюцу моего клана и почему ты всё это время скрывал его? — недовольству Учихи не было предела, его глаза пускали молнии во все стороны.

— Эм, ну, мне его пересадили, когда я потерял глаз в детстве, помнишь, я тебе рассказывал, а откуда он взялся, я не знаю. Не говорил же о нём и не показывал, потому что боялся, как ты отреагируешь, подумаешь, что я присвоил наследие твоего клана. Но честно, я даже не просил его, — сильно запинаясь и на одном дыхании скороговоркой сказал джинчурики, ещё сильнее взлохмачивая свои волосы.

— Хм, я и не подумал бы так, пустоголовая твоя башка, просто неприятно, что ты так долго держал это в секрете, — слегка успокоился Саске, но заметив, что Наруто ещё чувствует себя виноватым, добавил: — Всё хорошо, Наруто, даже отлично, теперь мне будет не так просто надрать тебе зад, ни как обычно!

Узумаки тяжело выдохнул, друг не злился на него. Тут голос подала Мики, молча слушавшая до этого с широко раскрытыми глазами.

— Наруто, у тебя есть что? Шаринган?! Ничего себе!

После этого они просидели в тишине минут десять, каждый думая о своём, пока Наруто, широко улыбнувшись, не прервал её:

— Хах, кстати, безнаказанными я этих ублюдков не оставил, — улыбаясь Узумаки из-под плаща достал свиток, который им нужно было доставить. — Я оставил им небольшой сюрприз: с помощью техники превращения, преобразовал взрывную печать вот в этот свиток и сделал вид, что выронил! И как только они поймут, что мы их обманули, и попробуют отменить печать, тут же произойдёт большой бум! — самодовольству Узумаки не было предела.

— Хоть что-то хорошее, уверен, их это не убьёт, но, надеюсь, поджарит задницы не слабо, — злобно ухмыльнулся юный Учиха.

В это время в десятке километров от укрытия АНБУ Кисаме жёстко материл маленьких засранцев, предлагая вернуться и наказать их за подпалённый вид. Нукенинов от тяжелых травм спасла только невероятная реакция.

Глава опубликована: 16.08.2019

10 глава

Команда АНБУ добралась до ближайшего городка и оттуда отправила вперёд короткую весточку, состоящую из пары предложений, через информаторскую сеть в Коноху: что миссия выполнена, но они потеряли капитана. Описав приблизительное месторасположение тела и, конечно же, зашифровав своё послание, команда вернулась в своё Какурезато.

Когда они прибыли, поисковая команда уже отправилась искать погибшего капитана АНБУ, что было несложно сделать — через печать АНБУ можно было отследить любого члена спецотряда. Это часто спасало АНБУшников во время войн, когда их брали в плен.

Они сдали отчёт, подробно описали, что именно произошло, и их миссию переклассифицировали в ранг S. Всё-таки они пережили встречу с двумя нукенинами высшего ранга, при этом умудрились выполнить миссию.

Их встретил уже вернувшийся Какаши, выпытал все подробности и успокоил ребят, что у них попросту не было шанса на победу против таких могущественных шиноби.

Также успокоил, вернее попытался успокоить своих учеников, что самопожертвование их капитана было величайшей степенью его благородства и проявления воли огня, так поступил бы любой настоящий шиноби. Юные АНБУ приняли всё очень близко к сердцу. Какаши сказал, что они должны принять это и тренироваться теперь ещё усерднее, радоваться жизни, чтобы жертва Черепахи не стала напрасной. Ребята загорелись решимостью стать сильнее и начали невероятно интенсивные тренировки, постепенно приходя в себя.

Ещё отдельно Наруто с Мики пытались подбодрить Саске: тот совсем приуныл после сражения с братом и ходил угрюмым. Он считал себя слабаком, ведь он продержался не больше пяти минут, также Саске видел, что Итачи не бьётся изо всех сил. Это бесило его ещё больше, хотя юный Учиха и понимал: он не продержался бы и минуты, сражайся брат во всю силу. Он видел эту огромную пропасть между ними, которую, казалось, он никогда не сможет преодолеть.

Друзья Саске убеждали его, как раз-таки, в обратном, что он довольно силён для своего возраста, и уже стал АНБУ. Просто Итачи был намного опытней и старше; Наруто добавил, что ещё пяток лет, и Учиха догонит — если не обгонит — старшего брата. Это слегка усыпило внутренние терзания Учихи.

У Наруто же были душевные переживания другого рода. Он презирал себя за слабость, что бросил своего капитана, что оставил его на верную смерть, что из-за его слабости ему пришлось пожертвовать своей жизнью. Он чувствовал ноющую боль в груди, что слегка уменьшилась после поддержки Какаши и друзей, а после и вовсе притупилась во время тренировок. Притупилась, но никуда не исчезла.

Наруто буквально истязал себя на каждой тренировке, так сильно, что через неделю попал в медпункт с перенапряжением. Он решил, что больше не позволит никому умереть за него. Какаши не мешал ему забыться в тренировках, наоборот, решил помочь Узумаки и нещадно гонял его по полигону.

— Да, всё же нам повезло; если бы они хотели, то мы бы не ушли оттуда живыми, — угрюмо произнёс Наруто, идя по главной улице Конохи со своей командой. Жители деревни с небольшим презрением провожали взглядом джинчурики, но никто больше не решался ни то что пытаться избить его, но и говорить что-либо плохое в его адрес. Все заметили, что он уже стал шиноби и теперь мог дать сдачи. Причём гораздо больнее, чем они.

— Да хватит уже ныть, Наруто! Мне тоже не по себе после всего произошедшего, но пора оставить это позади и идти вперёд! — задорно улыбнулась Мики, стараясь растормошить напарника. — Ну же, глазастик, хотя теперь вы оба глазастики, эх. Саске, врежь ему, а?

Но Наруто резко встал как вкопанный, голубые глаза расширились от удивления. Мгновение, и Наруто спрятался за Саске, который врезался в спину Узумаки, собираясь того и вправду ударить.

— Прикройте меня! Надеюсь, он меня не заметил.

— Кто? — поинтересовался Учиха, оглядывая оживлённую улицу, почесал ушиб на лбу и слегка улыбнулся. — Чего ты так испугался-то, будто тебя разыскивает маньяк какой?

— Хуже! Адепт силы юности!

Но никто не успел задать ещё один вопрос, как появился ответ.

— Наруто-кун! — сквозь толпу к ним прорывался густобровый шиноби в зелёном обтягивающем костюме и причёске в форме горшка, раздвигая всех прохожих, словно ледокол. — Сила моей юности пылает во мне и жаждет реванша!

Наруто попятился назад с полным ужаса лицом, развернулся и побежал назад, так быстро, как ещё никогда в жизни не бегал. За ним же, под дикий смех напарников Узумаки, рванул ещё более воодушевленный Рок Ли.

— Я принимаю это пари! Если я не обгоню тебя, то сделаю тысячу отжиманий, весна юности никогда не полыхала во мне так яро!


* * *


В полумраке кабинета, при свете свеч, сидел пожилой мужчина и перебирал бумаги. Хоть и выглядел он старо, было бы великой ошибкой недооценивать этого великого шиноби, не зря его прозвали Профессором и он стал хокаге — сильнейшим шиноби Конохи.

Напротив него сидел не менее опасный мужчина, старый друг Хирузена, а ныне старейшина деревни и глава подпольной организации Корень АНБУ, что занималась ещё более секретными и не менее важными заданиями на благо Конохи.

Шимура Данзо, именно так звали главу Корня, был среднего роста худощавым мужчиной, с перебинтованными правым глазом и лбом, на макушке у него торчали чёрные засаленные пряди волос. Также на подбородке виднелся шрам в виде перечёркнутого креста. Одет он был в белую рубаху и накинутую на правую сторону тёмную накидку, что также скрывала и его ноги.

— Как продвигаются успехи у джинчурики? — разрушил тишину кабинета Данзо.

— Ради этого вопроса ты лично заглянул ко мне? — в ответ хмыкнул хокаге.

— Может, я захотел проведать старого друга, — повёл плечами глава Корня.

— Неплохо, для десяти лет он силён, может, и не чистый гений, как отец, но близко, — тепло улыбнулся Сарутоби; этот мальчик был ему дорог, хотя скорее, как память, но все же. — Пара лет, и будет на уровне токубетсу-джонина.

— Неплохо, весьма неплохо, хотя ещё бы не добиться успеха — с таким ценным глазом.

— Выбрось все эти мысли из своей головы, я тебе уже говорил, ты не получишь этот шаринган, Данзо, — Хирузен отвлекся от бумаг и затянулся, хмуро смотря на Шимура.

— Хирузен, я уже сам пришёл к выводу, что Узумаки он нужнее, с помощью шарингана он сможет контролировать силу Девятихвостого. Я не собираюсь ослаблять оружие деревни, может, я и стар, но до маразма мне ещё далеко.

В кабинете вновь установилась тишина, прерываемая лишь шелестом бумаг и трубкой Хокаге.

— Следует проверить его, я как раз собрался заняться этим, но мне нужно время, чтобы подготовиться. Орудие деревни должно быть сильным, — усмехнулся Данзо, поднялся и пошёл к выходу, но его остановил голос Каге.

— Что ты удумал, Данзо? Не смей навредить сыну Четвёртого! — от Хирузена ощутимо повеяло ки.

— Не бойся, мой старый друг, я не стану сильно калечить или ломать его, он нам нужен ещё живым, — хмыкнул Шимура, ничуть не испугавшись. — Но не обязательно невредимым.

— Я не позволю!..

Хокаге не успел договорить, хлопнула дверь. В кабинете снова стояла тишина, но теперь ничем не прерываемая. Вечно Данзо доставлял Хирузену проблемы. Но и польза от него была. Да, методы его были жестки, порой жестоки. Но всё же у каждого Великого Древа не менее Великие Корни. Деревня Скрытой в Листве нуждалась в Корне АНБУ, чтобы устойчиво стоять, возвышаясь над соседями, и расти вверх.

И пока Данзо всё делал для Конохи и её блага, Хирузен не тронет его. Но и Наруто он защитит. Всё же это был сын Минато, и он поклялся перед мёртвыми телами Четвёртого и его жены, что позаботится о их сыне.

Глава опубликована: 16.08.2019

11 глава

Рассветало, солнечные лучи пробирались сквозь редкие облака, озаряя своим светом Деревню, Скрытую в Листве. Солнечные блики гуляли по витринам магазинов, крышам многочисленных построек и отражались от ликов хокаге, высеченных в огромной скале, что скрывала Коноху с одной стороны.

Было раннее утро, все жители только просыпались, когда как многие шиноби уже встали и приступили к своей работе: кто-то сменил караульных, кто-то отправился на миссию вне селения, а некоторые приступили к работе в своих отделах.

Хокаге тоже не спал — прошлой ночью он, наконец-то, разобрался со всеми отчётами и приказами, что успели накопиться за пару недель, и поэтому под его глазами залегли большие синяки, что придавало и так немолодому мужчине несколько болезненный вид.

Перед его столом, преклонив колени, сидел отряд АНБУ — они словно окаменели. Казалось, будто они совершенно не двигаются, выслушивая цель своей миссии.

— Две недели назад в Страну Волн отправилась команда с миссией по охране мостостроителя. За это время от них не пришло ни одной весточки, — Хирузен отложил в сторону бумаги и затянулся трубкой. — Вам нужно выяснить, что произошло, и, в случае чего, закончить их миссию. Отправляйтесь немедленно.

— Хай, — до этого момента казавшиеся статуями шиноби ожили и исчезли в лучах восходящего солнца.

— Они стали настоящими профессионалами, Какаши. Но не боишься ли ты отпускать их одних? — из тени угла резиденции хм окаге вышел шиноби в форме джонина, с маской на пол-лица и протектором на левом глазу.

— Рано или поздно это должно было случиться; хотя я и переживаю, но полностью уверен в своих учениках, — Какаши подошёл к окну — вдали последний раз мелькнула тень одного из АНБУ и исчезла. Солнечные лучи упали прямо на лицо Хатаке, заставляя того зажмуриться, но взгляда он так и не отвёл. — Они справятся.


* * *


Страна Волн была расположена на бедном острове в востоке от Хи, но Куни, её пересекало множество рек и лесов. Отряду АНБУ пришлось взять лодку и под покровом ночи добираться до острова.

В этой стране почти не было денег — её экономика строилась на судоходстве и торговле. Раньше у страны были хоть какие-то средства, пока всё не монополизировал один человек. Как ему это позволили сделать — неизвестно, но факт есть факт.

Желание построить мост, соединяющий остров с материком, было понятно. Страна Волн богата мангровыми лесами, что хорошо шли на древесину и топливо, а также различными видами морепродуктов, но пошлина на переправу на материк сильно возросла, поэтому эта сторона дохода тоже была потеряна. И страна впала в бедность, даже местный Даймё жил, как зажиточный крестьянин в Стране Огня. О жителях же не стоило говорить вообще.

Наруто с командой незаметно прибыли в один из городов Нами, но Куни, чтобы провести разведку, но городом эту большую деревню можно было назвать только с натяжкой.

Поселение удручало — бедность была видна невооружённым глазом: старые домики, которые просто не на что было чинить, люди в старой, много раз залатанной одежде, от торговых рядов осталось одно название, большинство магазинов были закрыты, окна заколочены. Те, у кого были деньги, уже давно покинули страну. А те лавки, что остались, ассортиментом не шибко удивляли — на прилавках было множество заплаток, чтобы латать одежду, а из еды только немного фруктов вроде яблок да рыба, много разнообразной рыбы, но все это стоило очень дорого по местным меркам — ни у кого не было денег на покупки, поэтому большая часть морепродуктов попросту выбрасывалась протухшей.

Вся эта картина сильно не нравилась команде, но за эти два года работы в АНБУ они повидали много всего, но поделать ничего не могли. Здесь же у них была возможность помочь — нужно было только найти мостостроителя, если он всё ещё жив.

Они незаметно прошлись по городу и нашли то, что искали. Из единственного оставшегося открытым бара вышел человек бандитской наружности. По отчёту разведки, здесь всем заправлял некий Гато, пользующийся помощью наёмников — на самом деле обычных преступников.

Мужчина выглядел как полный отморозок и, скорее всего, им и являлся. Каштановые, давно не мытые волосы закрывали небольшой шрам на правой щеке, сквозь чёлку на мир смотрели пьяные грязно-серые глаза. На ногах заштопанные штаны, сверху серая безрукавка, а за спиной торчала перебинтованная рукоятка меча.

Наёмник чуть покачнулся, но удержал равновесие, собираясь куда-то пойти, как вдруг перед ним выскочила сексапильная красотка, каких здесь не водилось: светлые волосы были собраны в два хвоста, глубокие голубые глаза светились похотью, а шрамы на милых щёчках очаровывали, но не так сильно, как стройные ножки, выглядывающие из-под платья цвета, идентичного ее глазам. Пьяный разум мужчины не смог сопротивляться девчачьему обаянию, и он, словно собачка, ведомая за поводок, поплёлся за ней в ближайший переулок, держась за тонкую ладошку.

Но его мечтам не суждено было сбыться — только они скрылись во тьме переулка от посторонних глаз, как юная девушка исчезла в облачке дыма. Даже затуманенный алкоголем разум мужчины всё понял, но не успел ничего сделать. Из ближайшей тени, буквально впиваясь в его собственные глаза, смотрел кроваво-красный шаринган с тремя томоэ. Наемник не мог оторвать взгляда от устрашающего глаза, который, казалось затягивал и закручивал в свою глубину. Мгновение, и в грязно-серых глазах мужчины отразился шаринган, а взгляд его стал рассеянным.

— Шиноби Конохи мертвы — их убили братья-демоны, Тазуну держат в загородном домике Гато, — произнеся последние слова, наёмник достал свой меч и с ничего не выражающим лицом вогнал остриё себе в живот, после чего завалился на бок, окропляя землю своей кровью.

Из тьмы вышли трое шиноби АНБУ в стандартной чёрной экипировке — серых жилетах, на руках у них были металлические наручные пластины и перчатки, на плечах были видны особые спиральные татуировки, на ногах же были обычные сандалии ниндзя. Их можно было различить только по фарфоровым маскам. Только один АНБУшник явно выделялся среди всех — он был меньше своих напарников.

— Команда Конохи мертва, что будем делать? — спросила ниндзя в маске совы, кидая презрительный взгляд на мёртвое тело.

— Мостостроитель ещё жив — спасём его, устраним бандитов и, считай, миссия выполнена. Только всё усложняется нукенинами, но они не слишком сильны, я читал о них в книге бинго. Отступники ранга B, используют отравленные клинки, — выдал на одном дыхании парень в маске ястреба, подойдя к мёртвому телу наёмника и выливая на него кислоту из пробирки для уничтожения тел. Нечего ему тут разлагаться, ещё пойдёт какая эпидемия.

— Согласен, Ястреб. Мы с тобой отправимся вызволять его, а ты, Сова, разузнай ещё информации. Попробуй найти родственников Тазуны, может, им нужна помощь, — куноичи коротко кивнула и запрыгнула на крышу одного из домов, исчезая из поля зрения. — Пошли, наведаемся в гости к этому ублюдку.


* * *


Загородный дом Гато находился всего в нескольких километрах от поселения. Трёхэтажный коттедж был довольно большим и выглядел очень богато по сравнению с домами жителей города. Также к коттеджу прилегала немаленькая территория с парком и прудом, обнесённая метровым деревянным забором.

Перепрыгнув забор, шиноби спрятались в листве ближайшего дерева. Охраны у Гато было много — человек десять во дворе и в два раза больше в самом коттедже. Ещё в здании ощущалось два источника чакры, похоже, те самые братья-демоны.

Наруто с Саске решили не церемониться с этими отбросами, поэтому, оценив обстановку, быстро и с минимальным шумом устранили всех бандитов во дворе.

Но, к несчастью, их услышали — из больших двустворчатых дверей вывалилась целая толпа наёмников во главе с низким мужчиной, одетым в чёрный деловой костюм и солнцезащитные очки.

— Вы вторглись на мою территорию, убили моих людей… Вы не уйдёте отсюда живыми! Уничтожить их! — задыхаясь от злости, прокричал Гато и махнул рукой в сторону вражеских шиноби.

На парней побежало человек двадцать, обнажив кто сколотые клинки, кто ржавые ножи. Но АНБУшники даже не напряглись. Ястреб кивнул Лису, и тот сложил одну-единственную печать.

— Техника теневого клонирования, — рядом с Лисом появилась пятёрка его точных копий; они рванули прямиком на бандитов, прорезаясь сквозь них и не встречая никакого достойного сопротивления. Только два наёмника смогли уничтожить одного клона, прежде чем их настигли другие.

Гато, увидев это, затрясся, страх поглотил его. На негнущихся ногах он пытался отойти назад, но не смог — Ястреб в мгновение ока оказался рядом и поднял того за грудки над землёй.

— Где Тазуна? — холод в голосе Учихи пугал магната до дрожи в коленях. К Саске подошёл Узумаки и положил руку на танто.

— Т-тазуна?! Он внутри, в подвале… Не убивайте меня, прошу… — Гато хотел сказать что-то ещё, но Учиха уже отпустил его, и мужчина рухнул на землю, ударившись головой.

Узумаки уже замахнулся танто, чтобы прервать жизнь этого ублюдка, но резко обернулся, отбивая удар когтей металлической перчатки. Саске отпрыгнул в сторону, пригвоздив одежду Гато кунаем к земле, и запустил сюрикены во второго нукенина.

Второй отступник отбил сюрикены своими когтями, но этим увёл руку своего брата в сторону, так как их перчатки соединялись зубчатой цепью.

Наруто воспользовался моментом и атаковал, напитав танто чакрой молнии. Мейзу не успел полностью уклониться, и джинчурики оставил длинный порез на его щеке, отломав кусок респиратора.

Саске же решил не мелочиться и, пару раз ударив Гозу, применил технику Великого Огненного Шара; тот дёрнулся было в сторону, но Мейзу, занятый Наруто, не дал ему шанса уйти с траектории — цепь натянулась, и пламя поглотило нукенина.

— Гозу! Нет… — крик, полный боли, прервал клинок, вышедший из живота Мейзу. Изо рта отступника хлынула кровь и начала стекать прямо по остаткам респиратора. Давясь собственной кровью, Мейзу упал и захрипел, протягивая руку в сторону уже мёртвого брата, который лежал в пяти метрах от него и уже мало напоминал человека. Волосы сгорели, тело было покрыто ужасающими ожогами, местами было видно кости. От одежды практически ничего не осталось, а железные элементы вплавились в тело. Неприятная смерть.

— Это вам за шиноби Конохи, — прошептал Наруто и повторно вогнал танто в спину нукенина. Узумаки не жалел тех, кто не жалел других, особенно жителей его деревни. Мейзу последний раз вздохнул, его глаза остекленели, навсегда оставшись смотреть на всё с болью и неверием.

— Ну вот и всё. Конец, Гато, кара за твои злодеяния настигла тебя, — пафосно сказал Саске, надвигаясь на магната.

Тот же, совсем обезумев от отчаяния, попытался освободиться, вытащив кунай из одежды, что приковал его к земле, или хотя бы порвать костюм, но у него не выходило ни то, ни другое.

Саске же, подойдя к нему и более ничего не говоря, одним взмахом прервал его жизнь, и богатейший человек Страны Волн перестал дёргаться.


* * *


Вытащив мостостроителя и несколько его рабочих на волю, команда АНБУ уже хотела возвращаться в Коноху — каменный мост был почти достроен. Но Тазуна попросил их остаться, потому что боялся, что им снова помешают закончить начатое, так как не все нукенины были обезврежены. Он говорил о каком-то мужике со здоровым мечом, что подтвердила Мики — она походила по городу и узнала, что такого ниндзя тут видели. Поэтому АНБУ остались, заодно Миура полностью вылечила внука мостостроителя, который сопротивлялся при задержке Тазуны и был ранен.

Также они нашли могилы шиноби Конохи — их похоронили в сотне метров за городом, всех вместе, под сенью огромного дерева. Мики не знала их имён, но выточила из дерева небольшую плитку, на которой вырезала знак Конохагакуре, поставив на могилу вместо памятника, воткнув рядом кунай.

И не зря они остались — на следующий день на мосту стоял небольшой туман. Большинство рабочих уже убежало, кто-то успел проскочить, кто-то нырнул в воду прямо с моста.

На самом мосту осталось восемь человек: отряд АНБУ, за ними двое рабочих и Тазуна. А напротив шиноби Конохи стоял как раз тот нукенин, о котором говорил мостостроитель.

Высокий шиноби с короткими чёрными волосами и карими глазами. Нижнюю половину лица скрывали бинты, перечеркнутый протектор Кири был надет на лоб, но повёрнут набок. Из одежды на нём были только мешковатые штаны, ботинки шиноби, да ремень, на котором крепился огромный меч за спиной. Саске сразу узнал его.

Рядом с нукенином высшего ранга стоял совсем юный шиноби, немногим старше самих АНБУшников, с длинными чёрными волосами, собранными сзади в пучок, лицо закрыто маской Ойнина, одетый в стандартного вида кимоно Киригакуре в тонкую полоску. Сверху на нём было зелёное хаори с белой отделкой и поясом.

— Момочи Забуза, Демон Кровавого Тумана, нукенин S ранга, — проинформировал свою команду Саске, напрягаясь и протягивая руку к клинку.

— Смотрю, я известен в кругах АНБУ Конохи, — усмехнулся отступник, но не проявил и намёка на агрессию.

— Гато мёртв, зачем вы здесь? — Наруто тоже потянулся к танто, Мики же отвела рабочих на недостроенный край моста, закрывая их собой.

— Он нанял нас, чтобы мы привели к нему мостостроителя, в случае неудачи — убили. Он нам хорошо заплатил. Миссия не выполнена. Хоть он и мертв, нам нужно поддерживать репутацию, — Забуза тоже стянул меч и облокотился на него. — Но вы всего лишь сопляки. Хаку, разберись с ними.

— Есть. Мне очень жаль, я не хочу вас убивать, вы пока что ещё можете уйти, — послышался молодой голос из-под маски.

— Извини, но нет, репутацию нужно поддерживать, — усмехнулся Узумаки и обнажил танто. На его заявление Забуза лишь оскалился.

Хаку рванул прямо на них, на ходу запуская сенбоны, которые Лис с Ястребом без проблем отбили.

«Быстро, придётся сразу биться во всю силу», — подумал Наруто, кивнул Учихе и прикоснулся к своей маске, снимая печать. В темноте левой глазницы загорелся шаринган.

У Саске в глазах тоже закрутились томоэ, и вдвоём они побежали навстречу Хаку. Шиноби-наёмник сложил пятёрку печатей, и АНБУ чуть не проткнули ледяные шипы, Наруто в последнюю пару секунд успел уничтожить их своей молнией.

Они столкнулись в ближнем бою, и ребят спасало только додзюцу, Хаку был искусней: он не смотрел им в глаза, и его ледяной клинок постоянно менял длину и форму. Нукенин резким ударом ноги откинул Саске назад и, покрыв ладонь льдом, схватил клинок Наруто. Лёд мгновенно разросся и сковал руку джинчурики, после чего Хаку всего одной рукой сложил пару печатей, и ледяные столбы окружили Узумаки, намереваясь раздавить. Лиса в последний момент спас Саске, разнеся ледяную ловушку чидори.

Наруто разбил кунаем оставшийся лёд и отпрыгнул в сторону. Саске не прервал технику и атаковал Хаку. Ойнин успел поставить перед собой ледяную стену, которую Учиха пробил, даже не заметив, и отпрыгнул в сторону, создавая ледяные копья. Юный Учиха решил больше не тратить чакру так просто и уклонился.

Хаку, тяжело выдохнув, оценил состояние противников. Это и стало его ошибкой — как только он пересёкся взглядом с Узумаки, его сознание попало под власть шарингана.

АНБУ в ту же секунду набросились на отступника, но он всё-таки сумел создать стрелы и отойти слегка в сторону, даже потеряв чувство ориентации и с гуляющим под ногами мостом. Поэтому в него прилетела всего пара кунаев — один глубоко вошёл прямо в бок, второй проткнул руку, третий же, разбив маску, упал на землю. Видимо, на маске была такая же защитная печать, как у АНБУ Конохи. Миру открылось очень красивое для парня лицо: карие глаза, утончённый подбородок. И не скажешь сразу, что парень.

Юки сделал ещё несколько шагов и упал на колени, не в силах больше стоять из-за ужасающего головокружения и резкой боли от глубоких ран.

АНБУ подошли к нему, и Саске уже собирался добить врага, как вдруг, второй раз за миссию, им пришлось отскакивать вбок, избегая встречи с огромным клинком.

— Хаку, ты в порядке? — поинтересовался Забуза, смотря на того сверху вниз.

— Забуза-сан, зачем вы спасли меня? Я бесполезное оружие, если не могу… Кха, кха… Победить ваших противников, — в глазах парня стояли слёзы, он подвёл Забузу. Смысл его жизни был: сражаться за него или погибнуть — также за него, — если он не будет достаточно силён. Но Забуза не дал ему погибнуть. По подбородку Юки потекла кровь, в сознании он держался из последних сил.

— Я тут решаю, бесполезен ты или нет, — Момочи поднял свой меч и, больше не глядя на своего напарника, пошёл на АНБУ.

— Оружие, говоришь, хорошо же ты относишься к своему напарнику, — Узумаки хмуро глянул на нукенина и достал кунай. Он сам был оружием Деревни — джинчурики, и ему было ненавистно до зубного скрежета слышать такое.

— Все мы, шиноби, орудия в руках своих деревень. Есть инструменты, а есть люди, которые этими инструментами пользуются. Хаку мой инструмент. Такова жизнь, мальчик! — в памяти Момочи пронеслись моменты собственного детства, когда он, чтобы стать шиноби, убил больше сотни остальных выпускников, или когда он убивал по указу Мизукаге мешающих ему людей. Часто даже не ниндзя. Демон Тумана резко ускорился и нанёс вертикальный удар Кубокирибочи по обоим АНБУ сразу. Размер позволял.

Наруто принял удар меча на заряженный чакрой молнии кунай, а Саске на танто, но даже это не помогло им устоять, и АНБУ отбросило назад.

— Суйтон: Техника сокрытия в тумане, — в течение пары секунд на мост опустился невероятно густой туман. Что не позволяло АНБУ видеть ничего дальше своих рук.

— Саске, похоже, настала жопа. У тебя есть что-нибудь разогнать туман? — Наруто бросил жалобный взгляд в его сторону. Саске не ответил, внимательно прислушиваясь. Тут над ухом Узумаки раздался смех, тот резко обернулся, взмахивая кунаем, но там никого не было. — Твою мать! Ни черта не видно!

Учиха дёрнулся и ушёл в сторону, в последний момент услышав, как кубокирибочи рассекал воздух.

Наруто на грани своей скорости сложил шесть печатей и пустил туда, где мелькнул клинок Забузы, большую сеть из молний, но техника ушла в пустоту — нукенина там уже не было.

Он оказался за спиной Наруто и ударом огромного меча рассек тому спину по диагонали. Джинчурики вскрикнул от боли и упал на колени.

— Наруто! — к раненому моментально подбежал Учиха, ориентируясь на звук, и встал в паре метров. В голосе слышалась тревога. — Ты как?

— Жить буду, — Узумаки стиснул зубы; красные вертикальные зрачки исчезли, а чакра биджу успела слегка подлатать его рану, и он поднялся. — У меня есть план…

Двое шиноби АНБУ стояли в полуметре напротив друг от друга в кромешном тумане. Внешне они выглядели абсолютно расслабленными. Казалось, даже рана Наруто не доставляла ему особого дискомфорта.

Тут из живота Узумаки вышел огромный меч, разрезая того напополам, но тело АНБУ распалось молниями, и электричество мгновенно поразило Забузу, парализовав на несколько секунд. Этого хватило, чтобы Саске сложил пару печатей и рванул с чидори, атакуя. Позади нукенина два камня превратились в Наруто с Райкири, который также бросился на замершего отступника.

Момочи быстро просунул руку Саске сквозь круглое отверстие в мече и, крутнувшись, телом Учихи уничтожил клона, но джинчурики успел наполовину вонзить ладонь в грудь Забузы, прежде чем сбили и его.

Забуза выдохнул — по его груди стекала кровь. Туман начал рассеиваться. С такой раной он не мог достаточно концентрироваться для поддержания дзюцу.

— Хороший план, Наруто, мы ранили его и прервали технику, — АНБУ поднялись, обнажив кунаи — свой танто Учиха потерял ещё в тумане.

— Ха-ха, я забираю свои слова назад, вы действительно шиноби, — Демон Кровавого Тумана слегка качнулся, из раны на груди у него хлестала кровь.

— Мастер! — как только туман рассеялся, Хаку увидел своего учителя и попытался встать, но не смог.

— Успокойся, Хаку, я ранен, а не побеждён, — оскалился Забуза, складывая печати. — Сейчас начнётся самое интересное! Суйтон: Техника водяного дракона!

За мостом с огромной скоростью образовался дракон, состоящий из тонны воды, и всем своим весом он упал на АНБУ. Они не успели полностью уйти из-под атаки, и их раскидало в разные стороны, словно кукол.

Наруто кое-как начал подниматься: в ушах стоял гул, всё тело ныло, и было такое ощущение, будто они на максимальной скорости врезались в стену.

Кровавый Демон же не давал времени расслабиться и уже мчался на них для новой атаки. Наруто вскочил и отбил Кубокирибочи кунаем, напитывая его чакрой, но пропустил удар кунаем со второй руки Забузы, который порезал ему плечо. Но Узумаки смог устоять на ногах. Саске запустил в нукенина множество огненных сфер, на что Забуза поднял водную стену и в ответ пустил водные снаряды. Несколько Учиха пропустил и теперь, лёжа, держался за бок: два ребра было сломано и ещё одно треснуто.

Узумаки начал оббегать врага, пытаясь поймать его взгляд, но тот будто специально смотрел куда угодно, но не в глаза. Саске создал клона — и они оба с чидори побежали на Момочи. Джинчурики поддержал напарника сюрикенами, от которых легко, но уже без прежней лёгкости, Момочи уклонился.

В последнее мгновение до прямой атаки Саске с клоном рванули по сторонам от Забузы, и их техники соединились толстой молнией в паре метров между ними, поражая нукенина.

— Райтон: Двойная молния! — Забуза от боли сжал зубы, но не закричал. Его тело парализовало, и оно быстро покрывалось ожогами. Момочи выдохнул и, найдя силы, наотмашь махнул своим тесаком, сильно поранив торс Саске поперёк, от чего тот упал.

Действие техники прекратилось — один из семи Великих Мечников Тумана упал на колено, но тут же вскочил, разрезал напавшего клона пополам, а также откинул Узумаки назад, пустив вдогонку кунай, который вошёл ещё летящему Наруто прямо в маску, разбивая её.

Забуза сделав ещё три шага, упал, больше не в силах подняться и сопротивляться. К нему с трудом подошел Хаку и присел рядом.

— З-забуза-сан, не умирайте, прошу вас, — со слезами на глазах Юки прощупал пульс.

— Я не собираюсь тут подыхать, Хаку, — ойнин выдохнул с облегчением, его сенсей жив. Он был для него настоящим отцом — Забуза подобрал его на улице, словно одинокого котёнка, и воспитал.

— Я так рад, что вы живы, — тут к ним подошёл Наруто, недалеко от них Мики закрывала глубокий порез Учихи. Забуза перевёл взгляд на него.

— Что, теперь добьёшь нас, как истинный шиноби?

— Нет, рука не поднимется, хоть ты чуть нас не убил. Но я вижу — этот парень дорожит тобой, он смотрит на тебя так же, как и я смотрю на своего приёмного отца.

— Как глупо, — хмыкнул Момочи, а Наруто подошёл ближе.

— Да, и полагаю, нам незачем больше сражаться — мы все сильно ранены, да и смысла нет, как и не было его изначально, — было видно, что Узумаки стоит лишь на чистом упрямстве и силе воли. Момочи было дёрнулся, но так и остался лежать. — Предлагаю разойтись мирно.

— Хорошо, — прохрипел Великий Мечник и прикрыл глаза.

— Кстати, ты же балаболил в начале, что все шиноби лишь орудия, и Хаку является твоим инструментом, — хмыкнул джинчурики. Демон Тумана открыл глаза и с интересом посмотрел на него. — Но ведь ты же врал, врал даже сам себе. Забуза, ты дорожишь Хаку так же сильно, как он дорожит тобой.

— С чего ты взял? — глаза нукенина удивленно распахнулись.

— Мой глаз всё видит, как я уже говорил. Во время боя ты часто бросал взгляд на него — следил, чтобы не задело шальной техникой. А сейчас ты хотел проткнуть нас с Хаку, обоих, но не решился, — теперь карие глаза Хаку расширились в изумлении.

— Забуза-сан?! — Юки сильно смутился и посмотрел Момочи в глаза.

— Ладушки, сейчас Мики закончит с Саске и подлатает и вас, после же чешите на все четыре стороны, — улыбнулся Узумаки, развернулся и поковылял обратно. Бой закончился, адреналин прошёл, и теперь всё тело раскалывалось на части.

— Как тебя зовут? — остановил его Хаку.

— Наруто, Узумаки Наруто, запомните его, ведь это имя будущего Хокаге! — широко улыбнулся тот.

— Спасибо тебе, Наруто… Я тебя не забуду.

Через десять минут Миура закончила с Саске и вылечила самые серьёзные ранения нукенинов, вдобавок слегка подлатав и слабые. Они встали, тепло попрощались — Хаку даже глубоко поклонился напоследок — и ушли.

Через неделю, полностью выздоровев, кроме Саске — его рана оказалась слишком глубокой и только затянулась — команда АНБУ также отправилась в обратный путь, провожаемая городом, но уже через мост, названный «Мостом Благородства».

Глава опубликована: 16.08.2019

12 глава

Солнце осветило Коноху, такое огромное и великое, что ни одна огненная техника никогда не сравнится с ним в своей мощи. Каждый день люди умирали, но солнце невозмутимо продолжало светить. Пусть на ночь оно и исчезало, но лишь для того, чтобы утром возвратиться вновь, словно надежда, говоря этим, что никогда не стоит сдаваться и нужно идти вперёд.

Преклонив колени и замерев, словно статуи, весьма потрёпанная команда АНБУ сидела перед Хокаге, будто никуда и не уходила.

— Хм, печальные известия, значит, их убили. Но и хорошая новость тоже есть: двое опасных нукенинов мертвы, ещё двое более смертоносных побеждены, а миссия выполнена. Это ранг S точно, — хокаге заново глянул на отчёт и перевёл взгляд на них. — Но, к сожалению, отдохнуть у вас сейчас не выйдет. Как вы знаете, через неделю Лист принимает у себя экзамен на чунина, в котором примут участие шиноби других деревень. Например, недавно образованная Деревня Скрытого Звука — по непроверенным данным, её возглавляет сам Орочимару, — Хирузен прервался, затянулся и выпустил дымок. — Поскольку вы единственные лучше всего подходите по возрасту, вашей миссией станет: прикинуться командой генинов и проследить за шиноби Звука во время экзамена!

— Орочимару? Один из Великой Троицы саннинов? — Мики вздрогнула, Наруто переглянулся с Учихой. В АНБУ про змеиного саннина ходило множество страшных слухов, один другого краше.

— Верно, но в этой информации мы не уверены, именно поэтому вы и должны будете приглядеть за нашими дорогими гостями из Звука. Все данные и личные дела команд вы получите позже. Временным капитаном отряда назначается Ястреб. Вопросы? — АНБУ отрицательно покачали головой. — Тогда свободны!


* * *


— Саске-кун! Наруто-кун! Привет, давненько не виделись, — мило улыбаясь, к ним подошла красивая светловолосая девочка их возраста. Её голубые глаза светились радостью от встречи, фиолетовый топ и юбка того же цвета подчёркивали начинавшую формироваться фигуру, а на талии и на ногах были затянуты бинты. Позади неё шли два её напарника, причём один из них еле переставлял ноги и вряд ли куда-либо желал идти; одет он был в сетчатую майку и короткий открытый жилет, на рукавах были видны символы клана Нара. Рядом с ним шёл толстый парень с символами клана Акимичи на щеках, на нём была зелёная куртка и футболка также с эмблемой клана, а на голове был протектор, немного прикрывающий торчащие во все стороны каштановые волосы.

— О, привет Ино, Шикамару, Чоджи. Да, давно не виделись, — слегка улыбнулся Узумаки, Саске же просто сдержанно кивнул, Шика в ответ лениво помахал рукой, а Акимичи кивнул, радостно жуя чипсину. Тут Наруто заметил сверкнувший протектор Конохи на поясе Ино. — Вижу, вы стали генинами, поздравляю.

— Спасибо, Наруто-кун, два месяца назад был выпуск, — Ино стрельнула глазками в Узумаки и перевела взгляд на Мики. — А тебя как зовут? Не помню тебя в академии. Вы в одной команде? Меня зовут Яманака Ино, это Акимичи Чоджи, — толстый паренек приветливо похрустел чипсами. — А этого лентяя зовут Нара Шикамару.

— Я Миура Мики, приятно познакомиться. Просто я училась курсом старше, да, я их сокомандник, — зелёные глаза Мики пересеклись с голубыми, в которых мелькнула искорка ревности. Ино хотела быть в одной команде с двумя самыми лучшими учениками академии, что выпустились досрочно, а не с толстяком и лентяем, которые ничего, кроме как валяться и наблюдать за облаками да набивать свой живот, не желали.

— Слышали, через неделю у нас пройдёт экзамен на чунина? Мы собираемся участвовать. А вы? — спросил до этого молчавший Нара. Команда Наруто выпустилась довольно давно и они уже могли пройти экзамен, но он ни разу не видел их в жилетах чунина.

— Да, мы тоже будем участвовать, — подал голос Саске, сквозь чёрную футболку которого проглядывали бинты. — Интересно будет опробовать свои силы, — последнее он добавил скорее себе.

— Может, как-нибудь сходим в кафе, Саске-кун? — Яманака кокетливо улыбнулась Учихе, поправляя свой топ, её однокомандники тяжко вздохнули. Мики же посмотрела на неё с насмешкой, она хорошо знала Саске, и тот своим отрицательным «пфыком» это подтвердил. — Ну, может, тогда с тобой, Наруто-кун?

— Не, прости, тренировки-тренировки, — Узумаки извиняюще развёл руками. Да и не хотелось ему быть утешительным призом после Учихи — дух соперничества и желание быть лучшим не позволяли. Шикамару вздохнул ещё тяжелее, глядя на Ино, а Акимичи скрыл своё лицо за пачкой чипсов, Мики ухмыльнулась чуть шире, совсем не скрывая этого и получая в ответ яростный взгляд голубых глаз от блондинки. — Как-нибудь в другой раз.

— Что ж, до встречи на экзамене! Рады были увидеться, — немного потеряв настрой, Ино схватила Шикамару с Чоджи за руки и, словно пуля, улетела вдаль.

— Эх, что же вы такие бессердечные? Бедную девушку обидели! — Мики, явно переигрывая, вознесла руку к небу и с непередаваемой грустью взирала на мужскую часть команды.

— Ну да, а то, что ты всё это время чуть ли не смеялась над ней, так ободрило Ино, — выгнув бровь, посмотрел на куноичи Саске. Когда он был наедине с друзьями, то становился чуть более охоч для бесед.

— Так это была ободряющая улыбка!..


* * *


— Мам, пап, я дома! — разувшись, зелёноглазая девочка прошла в небольшую квартиру. Навстречу ей вышел высокий мужчина со светлыми волосами и карими глазами вместе с низенькой женщиной, на которую дочь была так похожа: те же каштановые волосы, тот же зелёный цвет глаз, овал лица; казалось, что от отца ей достался только прямой нос да довольно густые брови, что лишь добавляли необычной красоты девушке.

— Мики, дорогая, ты голодна? Как прошла миссия? — родители внимательно осмотрели дочь, словно боясь увидеть хоть одну царапинку — они с самого начала были против всей этой затеи с АНБУ. Их дочери было всего десять лет, какой ещё спецотряд? После чего с доброй улыбкой обняли её. Да, они не одобряли её работу, но это был полностью осознанный выбор их малютки. Они помнили, словно это было вчера, как она в детстве мечтала, что станет самым лучшем ирьенином и спасёт весь мир от смертей. И она сейчас на верном пути — ей всего четырнадцать лет, а Мики уже стала меднином B ранга, что показывало большой талант девочки в этом направлении. Родители ею гордились и рассчитывали, что их маленькая девочка после курсов пойдёт в местную больницу. Но после разговора с тем АНБУшником Мики решила, что её место в спецотряде и там она принесёт больше пользы, а потом, возможно, пойдёт уже в больницу.

— Всё хорошо, спасибо, — куноичи крепко прижала к себе родителей. Именно в этот радостный момент встречи ей становилось грустно, ведь у её единственных друзей не было родителей, и Мики от этого невероятно печалилась.

Конечно, у Наруто был Какаши-сенсей, который заменил ему отца, но он был с ним не с самого рождения. Хотя сейчас Наруто был счастлив, а это главное. Но Саске... Саске теперь всегда встречала пустая квартира, кроме тех моментов, когда у него ночевал Наруто. 

— М-м-м, как вкусно пахнет, я так проголодалась, не поверите!


* * *


Уже вечерело, и алое солнце опускало свои кровавые лучи на Коноху, создавая причудливые тени от множества построек, словно театр теней.

В одной из таких переплетающихся теней двух деревьев лежал светловолосый подросток лет тринадцати. Его единственный голубой глаз едва ли не закрывался от усталости, второй же был прикрыт протектором. Чёрные свободные штаны, перевязанные у голени, были в небольших дырках, так же, как и белая футболка, уже ставшая серой. Алые лучи солнца отражались от белых волос, превращая их в мини-подобие своего создателя. По отметинам на щеках стекал пот.

Рядом с лежащим подростком стоял молодой мужчина около тридцати лет. В отличие от своего ученика, он выглядел очень бодро. На лице, скрытом маской, виднелась улыбка, серые волосы в лучах заката напоминали расплавленное серебро, а один глаз был довольно прищурен, что совершенно не соответствовало его обычному меланхоличному состоянию из которого его мог вывести только Наруто.

— У тебя небольшой прорыв, молодец, Наруто, — Какаши одобрительно похлопал его по плечу, тот от стрельнувшей боли поморщился и сел рядом. — Ты практически справился. Ещё немного, и у тебя всё получится, главное, терпение. Предел шарингана, насколько мог, ты достиг, осталось развивать силу и скорость — её тебе не хватает чтобы развиваться дальше.

— Да знаю я! — Узумаки раскинул руки в стороны и засопел; рядом с отцом он мог позволить себе немного ребяческое поведение. — Ты точно уверен, что это вообще возможно? Потому что я сомневаюсь.

— Ну, до того, как у тебя начали появляться первые результаты, я и впрямь не был полностью уверен, что это правда. Но учитель… Учитель мне говорил, что нынешний Четвёртый Райкаге может усилять и ускорять своё тело стихией молнии просто до невероятных пределов, — на мгновение взгляд Какаши стал грустным, и он запнулся. Всегда, когда в разговорах заходила речь об учителе копирующего ниндзя — Четвёртом Хокаге, Какаши всегда так замирал — всего на секунду — будто хотел что-то сказать. Наруто понимал, почему — ведь сенсей Хатаке погиб, защищая Коноху. Узумаки не мог полностью понять его и, если честно, не хотел. — И сейчас ты ускорился ровно на одну сотую от своей обычной скорости, так что всё это не напрасно. На этой миссии тебе понадобится вся твоя сила, если это и правда дело рук Орочимару.

— Да, сенсей…


* * *


Среди заполненных людьми улиц медленно брёл, грустно смотря себе под ноги, темноволосый мальчик. Ярко-жёлтая футболка с эмблемой Конохи притягивала к себе взгляды прохожих, а смотря на длинный плащ, похожий на шарф, что тащился за ним по земле, горожане усмехались над его нелепым видом. Но стоило им только приглядеться к его лицу, так все улыбки тут же пропадали, а выражения лиц становились до неприятного услужливыми.

Конечно, ведь его звали Сарутоби Конохамару — это был названный в честь деревни внук достопочтенного третьего Хокаге. Ребёнок уже привык к такой реакции и уже начал считать это нормой.

Но волновало его другое: все его уважали только за то, что он родственник Каге их деревни, но он хотел быть признанным за свои заслуги. Поэтому он принял решение — Конохомару станет Хокаге! И после этого юный Сарутоби начал активно пытаться победить своего дедушку — нынешнего Хокаге. Но всё было безрезультатно, как бы он ни старался внезапно подловить Третьего, у него ничего не выходило.

И недавняя попытка провалилась вновь, что очень огорчило Конохамару. Неожиданно он врезался во что-то твёрдое и упал на мягкое место. Задумавшись, он прошёл почти на край деревни и сейчас, не заметив, столкнулся с невысоким шиноби, явно генином.

Выглядел тот странно и чуждо для Страны Огня: черный мешковатый комбинезон, на котором нарисован круг с желтой и фиолетовой половинками, шапка с «кошачьими ушами», на нее была нашита металлическая пластина с символикой Суны. Из-за спины выглядывало нечто, замотанное в бинты. Рядом с ним стояла молодая девушка с чистыми глазами цвета моря и песчаными светлыми волосами, собранные в четыре последовательные косички. Короткое белое платье облегало её фигуру, на шее был завязан протектор Сунагакуре, а за спиной на красном поясе висел большой веер. Чужеземцы.

Поднявшись, Конохамару пробормотал извинение и уже пошёл дальше, но его грубо одёрнул шиноби другой страны.

— Эй, я смотрю, манерам тебя в детстве не обучали, — шиноби с раскрашенными лицом толкнул Конохамару, от чего тот заново упал.

— Я же извинился! Уши прочисти, баран! — но долго Сарутоби не валялся и уже вскочил, глазами меча молнии в своего обидчика. Девушка, стоящая рядом, засмеялась.

— Канкуро, тебя оскорбляет какой-то малыш, а ты ничего не делаешь. Может, тебе ещё рано проходить экзамен? — глаза цвета морской волны смотрели с насмешкой.

— Хах, действительно, некрасиво выходит. Ну всё, мелкий, лучше беги, — Канкуро хрустнул костяшками пальцев и уже замахнулся, но его удар перехватил светловолосый шиноби Конохи и ударом ноги отшвырнул под ноги к девушке.

— Ты здесь в гостях ещё даже суток не провел, а уже ведёшь себя, как настоящий мудак, — голубой глаз с холодным презрением глядел на парочку.

— А ты кто ещё такой? Это твой дружочек, что ли? — Канкуро дерзко ухмыльнулся, но в глазах читалась злость. Темари заинтересованно посмотрела на Наруто.

— Долг любого шиноби — защищать жителей своей деревни, особенно если это внук хокаге, — Узумаки улыбнулся, наблюдая за реакцией ниндзя Суны на его слова. Они были шокированы, и это мягко говоря, только что они чуть не совершили огромную ошибку. За такое их раскатали бы в тонкий блин. Но извиниться сейчас — означало потерять репутацию: только что Канкуро вел себя дерзко, а как только узнал, на кого наезжал, тут же дал заднюю. Нет, ему оставалось только продолжать, чтобы сохранить лицо.

— Да хоть правая пятка жены даймё, мне все равно, — Темари слегка отошла назад, чтобы не мешать, а Канкуро поднял руку и резко сжал пальцы. От них на миг мелькнули нити чакры. Кукольник.

Со всех сторон в шиноби Конохи полетели кунаи и сюрикены. Наруто схватил Сарутоби и рванул, уходя с траектории метательного железа. Бросил его, оставив с ним клона, и, буквально, за секунду сократил расстояние, отбивая и уклоняясь от сюрикенов, которыми управлял ниндзя Суны.

Наруто напитал ногу стихией молнии и, сблизившись, провёл удар прямо в корпус. Шиноби успел только скрестить руки перед ударом, но это его не спасло, и он отлетел на пару метров. А джинчурики почувствовал неладное — словно когда он его ударил, то бил дерево.

Нахмурившись, Наруто смотрел, как медленно поднимался Канкуро: руки у него были неестественно вывернуты в разные стороны, но это ему совершенно не приносило дискомфорта. Узумаки пригляделся и понял, что его подозрения сбылись. Из огромного свёртка за спиной тянулись еле заметные нити чакры, скрываясь под одеждой куклы. Настоящий Канкуро находился именно там. Руки дрогнули и вывернулись обратно, сверкнули нити, он явно заготовил ловушку, но…

— Прекращай, Канкуро, — раздался тихий голос с ветки дерева над их головами. Все резко задрали головы вверх. Наруто удивился, как он мог не заметить постороннего, но быстро взял под контроль свои эмоции. Там стоял красноволосый подросток, большие бирюзовые глаза с чёрной обводкой смотрели на всех абсолютно равнодушно, также на лбу была кандзи «любовь», а за спиной находился огромный сосуд в форме тыквы.

— Гаара… Мы… Ничего такого… Уже, — Канкуро и Темари явно боялись этого шиноби, что, судя по протектору, который был прикреплён к его поясу, тоже был из Суны.

— А ты, как тебя зовут? — Гаара перевёл холодный взгляд на Узумаки. Канкуро с Темари облегчённо выдохнули.

— Для приличия представился бы сначала сам. Меня зовут Узумаки Наруто, — блондин хмыкнул и сложил руки на груди. Что-то ему не нравилось во взгляде этих бирюзовых глаз.

— Я запомню. Меня зовут Собаку, но Гаара, — и больше не говоря ни слова, красноволосый исчез в окружившем его песке. А Наруто понял, что так напрягло его в этом взгляде. Это был взгляд безжалостного убийцы.

Глава опубликована: 16.08.2019

13 глава

На этом экзамене участвовало сто пятьдесят три генина из шести различных Деревень, среди которых было пятнадцать из Деревни Скрытого Звука.

Поселили «дорогих» гостей в два соседних отеля практически в центре деревни, Звуковцев, видимо, для удобства слежки, заселили в такой номер, что их комнаты хорошо просматривались через окна. Но проследив за ними эти несколько дней до начала экзамена на чунина, отряд АНБУ не заметил ничего подозрительного: обычные взволнованные разговоры о предстоящем экзамене, о возможных противниках и тому подобное, как и должно быть.

К тому же дальше ближайших продуктовых магазинов они не ходили, даже на полигон или просто погулять. Похоже, боялись засветить свои умения, но и это тоже норма — большинство шиноби, из тех, у кого не было личного или кланового полигона, временно прекратили тренировки.

Первый этап проводился в одной из аудиторий академии шиноби, но ещё по пути их встречало первое небольшое испытание. Детское препятствие, как сказал Саске.

Первый этап проводился в триста первом кабинете, но несколько команд — к недовольству Наруто там было и пара команд Конохи, взгляд даже зацепился за некоторые знакомые макушки, но их имён он вспомнить не смог — столпились на втором этаже перед дверью с табличкой «301 аудитория». Вход к которой перекрыло двое джоунинов Конохи под хенге участников. Генины-участники требовали их пустить, на что те с дерзкими ухмылками предлагали им попробовать пройти. Но пока смельчаки не нашлись.

Среди них также присутствовала одна команда из Звука. Если они не пройдут дальше, то и смысл за ними следить отпадает, вне экзамена с этим справятся и коллеги по цеху. А то что они не пройдут, было ясно, как день.

Команде АНБУ хватило лишь одного взгляда, чтобы распознать слабую иллюзию: и на табличке, и на генинах. Да и логично было, что кабинеты с номерами, начинающимися с тройки, находятся на третьем этаже.

С улыбкой незаметно помахав своим под техникой превращения, они пошли на третий этаж. Те генины, что повелись на такое и ничего не заметили, ещё не готовы стать чунинами.

Но даже с таким отсевом в нужной аудитории было полно народу. Войдя в кабинет, они тут же привлекли к себе внимание.

Множество взглядов устремились на них, задержавшись всего на мгновение, изучая. Команда Гаары — те ребята оказались его товарищами — уже была тут, и он пристально смотрел на Наруто, как смотрит безумный учёный на разобранное по кусочкам тело, что выглядело довольно жутко. И, видимо, разглядев что-то, Гаара отвернулся к стене и неподвижно замер. Темари с Канкуро тихо перешептывались рядом, явно стараясь не действовать ему на нервы.

Команда Наруто после этой странной игры в гляделки также отошла в сторону. Они встали у противоположной входу стены, рядом с окном, чтобы все генины были в радиусе обзора и была возможность выбраться из ограниченного пространства. Так их учили, хоть они и понимали, что сейчас ничего не произойдёт. А если и случится что, то шиноби, ответственные за охрану, тут же среагируют. Но им так все равно было спокойнее.

Открылась дверь, и в проем прошли, под всеобщими взглядами, ещё шесть команд, из которых было четыре команды Звука, цель их слежки. Оставшиеся команды являлись шиноби Конохи: так называемая команда Ино-Шика-Чо и отряд, специализирующийся на слежке, состоящий из Хинаты, Кибы, а также Шино.

Звуковцы дружной кучой заняли свободные места на передних партах и принялись обсуждать предстоящее испытание. Тяжело выдохнув, Наруто отвернулся к окну.

— Неужели ты думал, что они будут обсуждать что-то запретное в настолько людном месте, а, Наруто? Твоя глупость меня порой поражает, — шёпотом произнёс Саске, окинув того скептическим взглядом.

Наруто уже хотел вспылить, но, вздохнув-выдохнув, взлохматил ещё сильнее свои порядочно отросшие за последнее время волосы.

— Нет, дело в другом. Не нравятся они мне, ведут себя подозрительно, — Наруто облокотился руками на подоконник, сцепив пальцы, и положил на них голову.

— Как раз ведут они себя естественно, как обычные генины, — хмыкнул Учиха, внимательно всматриваясь в хмурое лицо своего друга.

— Это меня и настораживает, даже слишком естественно, — окинул взглядом Наруто светлым пятном выделявшихся Звуковцев из-за создаваемого им шума, — Все генины, большинство по сути все ещё дети, стараются вести себя взрослее — серьезнее, а эти словно наоборот.

— Ну, не сказал бы, что все, — с усмешкой кивнул Саске в сторону Рок Ли и Кибы, что сейчас довольно громко выясняли отношения.

Наруто, заметив Ли, невероятно быстро, но при этом плавно и естественно, передислоцировался поближе к Учихе, чтобы спрятаться за его телом.

— Ахах, Наруто, кто бы говорил про поведение ребёнка, — рассмеялась Мики.

— Ли — это исключение!

— Возвращаясь к нашей теме, да, это подозрительно, но для этого нас и приставили к ним, чтобы... — диалог прервал громко распахнутая дверь — в аудиторию вошёл десяток шиноби, что встали в два ряда перед дверью, образуя этакий коридор, по которой шёл высокий мужчина в чёрном плаще и бандане, со множеством шрамов на лице.

— Итак, детки, меня зовут Морино Ибики, я глава отдела дознания и на сегодня я ваш экзаменатор, — оскалился он, что вкупе со всеми его шрамами и распространяемой ки выглядело поистине жутко. Ибики хотел нагнать ужаса на неопытных юнцов, и у него это здорово вышло, большинство генинов побледнело, некоторые и вовсе попятились назад.

— Всё расселись по местам! — неожиданно рявкнул Ибики и ударил ладонью по столу, да так, что тот затрещал. Повторять не пришлось, и все экзаменуемые быстро разошлись по местам за партами, — Так-то лучше. Начнём. Первый этап экзамена на чунина представляет собой письменный тест с целью выявить ваш тактический и интеллектуальный уровень, глупцам не дозволено иметь ранг чунина.

— Итак, сейчас вам раздадут бланки с вопросами, но прежде вы должны знать небольшой свод правил: во-первых, система данного теста построена на вычитании баллов, то есть изначально у вас будет десять баллов — десять вопросов, и за каждый неправильный ответ будет вычитаться один балл. Во-вторых, если хотя бы один член команды завалит тест, исключают всю команду. В-третьих, если вас поймают на списывании, снимается четыре балла. Для успешной сдачи теста требуется минимум пять баллов. Во время испытания за вами будут следить мои подопечные. На этом всё, раздать бланки. Есть вопросы — задавайте, — Морино взмахнул рукой, и по его указу экзаменаторы начали разносить бланки вопросов.

— У меня вопрос, Ибики-сан, — неуверенно поднял руку черноволосый подросток с протектором Травы, когда раздали бланки.

— Что же, нет вопросов, так нет. Экзамен начинается, у вас ровно три часа, — под взглядом главы отдела дознания рука генина шустро опустилась. Наруто же в этот момент подавился воздухом от смеха, за что моментально поймал на себе не обещающий ничего хорошего взгляд Ибики. Все вокруг смотрели на Узумаки, как на самоубийцу, на что тот слегка натянуто улыбнулся, даже ему было не по себе от столь пристального взгляда Морино.

Заглянув в свой листок и пробежавшись взглядом, Наруто ошалело перевёл взгляд на экзаменатора. Если с тактическими задачами ещё можно было как-нибудь поработать будущим чунинам, то, вот, теоретические вопросы были явно не этого уровня. Минимум токубетцу-джонина, ведь даже Наруто не знал, как ответить и на половину заданных вопросов, а для прохождения данного этапа и нужна половина баллов. К тому же, в тесте было всего девять вопросов вместо обещанных десяти. И если четыре тактических задачи он и мог попробовать решить, то этого не хватит, а над остальными вопросами и думать смысла нет. Слишком уж они сложно-нелепые, для профессиональных теоретиков. А таким он себя не считал, как и всех остальных участников.

Наруто прищурился и посмотрел на Саске с Мики. Они сидели через ряд сбоку от него с такими же задумчивыми лицами. Что-то здесь было не так. Незаметно пересчитав всех участников, он понял, в чём подвох. Всего сейчас сдавало письменный экзамен сто двадцать два человека, и это число никак не делилось на три.

Ещё раз оглядевшись, Узумаки отметил пятерых генинов, что увлечённо писали в своих бланках и были равномерно распределены по аудитории. Все остальные, кроме тех, кто вертелся по сторонам и не знал, что делать, пытались у них аккуратно списать, пользуясь кардинально разными методами, Нара, например поймал своей тенью одного подсадного генина и строчил, строго повторяя его. Но выходило списать далеко не у всех, за десять минут с начала экзамена уже удалили две команды за списывание.

«Подсадные утки, значит; выходит, этот экзамен вовсе не на проверку знаний, а на умение незаметно добыть информацию. Занятно, надеюсь, Саске с Мики поняли истиную цель экзамена, — Наруто перевёл взгляд на Учиху, тот повернулся к нему и подмигнул активированным шаринганом, после отвернулся и продолжил очень тихо проговаривать про себя ответ, имитируя активную мозговую деятельность. — Хех, получается, они догадались раньше меня, что ж, не буду отставать!»

Стянув повязку в сторону, Наруто переписал все буквально за час и сейчас откинулся на спинку стула и ждал конца экзамена; по его прикидкам, оставалось ещё около полутора часов. С тестирования удалили ещё пять команд, среди которых две были подставные; немногие заметили, что в одной из этих «команд» было всего два человека вместо положенных трёх.

— Всё, время вышло, всем отложить ручки! — половина участников уже закончила с тестом и сидела просто так, спокойно поглядывая на отстающих, что сейчас истерично дописывали. Громыхнул удар по столу, дописывающие вздрогнули и буквально отшвырнули письменные принадлежности, опасливо косясь на Ибики. — Как вы все заметили, на бланках всего девять вопросов, а всё потому, что десятый вопрос устный.

— Но прежде, чем задать его, я предупреждаю вас — назад дороги не будет! Тот, кто не сможет ответить на последний вопрос, сразу же удаляется с аннулированными баллами, — в классе поднялся ропот, все начали обсуждать полученную информацию, кто-то позади Наруто сказал, что так нечестно. Но минутного давления ки хватило, чтобы все замолчали. Ибики с оскалом продолжил: — Но я не договорил. Кто не сможет ответить на десятый вопрос, навсегда потеряет возможность получить звание чунина. Так что, если не уверены, то уходите сейчас.

Опустилась гробовая тишина, от полученной перспективы все были в шоке и сейчас отчаянно делали выбор, несколько шиноби и вовсе побледнели, казалось, ещё немного, они и вовсе упадут в обморок.

— Но... Но вы же не имеете права!

— Кто тебе сказал, какие у меня права есть, а каких нет? — Ибики который раз за день впился взглядом в очередного невезунчика, от чего генин стал напоминать альбиноса, Наруто был уверен, что на его висках даже поседели волосы. — Здесь я устанавливаю правила. Итак, я даю вам пять минут; кто не хочет отвечать, покиньте кабинет, иначе после у вас не останется выбора. Но я добрый сегодня, помогу вам с правильным выбором, — глава отдела дознания медленно стянул бандану, открыв лысую голову, покрытую ужасающими ожогами. — Получив ранг чунина, вы будете получать задания гораздо тяжелее и опаснее. Это цена ошибки на одной из таких миссий. Готовы ли вы на жертву во благо своей Деревни и страны!?

«Да-а, впечатляюще, всё-таки Морино Ибики — талант в сфере запугиваний и манипуляций, — за отведённое время экзамен покинуло треть команд и ещё несколько человек серьёзно раздумывало, но после несильного хлопка, прозвучавшего как раскат грома, они вздрогнули, было поздно что-то решать. — Хех, одна команда Звука покинула экзамен. Для вида или?..»

— Время вышло, сейчас вы услышите последний вопрос, — растягивал время Ибики, тем самым нагнетая атмосферу ещё больше. И не зря, ещё у одного человека не выдержали нервы, и он, вместе со своей командой, покинул аудиторию, — Полагаю, вы готовы рискнуть. Хорошо. Поздравляю, вы прошли!

На секунду Наруто оглох от неимоверных криков, что поднялись в классе. И не удивился, все были невероятно напряжены последние пять минут.

— А как же десятый вопрос?!

— Это он и был. Это была заключительная проверка, проверка на готовность рисковать ради достижения цели, и вы прошли её... — вдруг окно разлетелось брызгами стекла, на пол рядом с Ибики упал и раскрылся свиток с печатью внутри. Мгновенье, и в клубах дыма появилась красивая девушка в коричневом пальто и сетчатом костюме, что мало прикрывал тело там, где нужно. Она обняла свиток и с высунутым языком стала пересчитывать генинов.

— Что-то ты плохо постарался, старина Ибики, многовато пропустил, но ничего, я это исправлю, — кровожадно ухмыльнулась девушка. — Меня зовут Митараши Анко, я экзаменатор второго этапа!

Глава опубликована: 17.08.2019

14 глава

— Добро пожаловать на полигон номер сорок четыре, так называемый «Лес смерти»; думаю, никому не нужно пояснять, из-за чего он получил такое название? — рассмеялась Анко, указывая рукой себе за спину — на огромный десятиметровый забор, что не мог полностью скрыть деревья исполинских размеров. — Вашей команде выдадут свиток земли либо неба; вам необходимо будет в течении трех дней добыть второй недостающий свиток у другой команды и в целости донести их в башню, она находится в середине полигона. Раскрывать свитки вне башни запрещается, это ведёт к исключению, также команда прийти должна в полном составе. Других ограничений нет, вам доступны все средства, даже убийства, именно поэтому, прежде чем получить свиток, распишитесь в бумажке, что Коноха не несёт ответственности за сохранение вашей жизни в течение экзамена. А трусишки могут сразу же отказаться, ха-ха-ха.

Некоторые генины вздрогнули, но тут же разбрелись по палаткам, что стояли вдоль забора. Менее шустрым пришлось занять очередь. Пока Митараши зачитывала вводную, Наруто пересчитал всех участников — семьдесят два генина, двадцать четыре команды, максимум двенадцать пройдут дальше в третий этап.

Когда все расписались и получили свитки, Анко продолжила:

— Помимо свитка вам также выдали бумажку с номером, это номер ворот, через которые вы войдёте на полигон, — Анко нахмурилась и начала массировать лоб, будто что-то вспоминала. Но тут же она убрала руку, и морщинки на её лбу разгладились, а глаза загорелись азартом. — Ой, я совсем забыла предупредить, какая я рассеянная. В этом лесу водится огромное количество опасных животных и ядовитых растений, так что, детки, будьте осторожнее! А теперь пора расходиться по своим воротам; через десять минут прозвучит сигнал, и только тогда вы сможете войти. Удачки.

В облаке дыма их экзаменатор исчезла. На прощание, явно издеваясь, она помахала генинам ручкой.

На экзаменуемых она произвела разное впечатление, на кого-то она нагнала жути почти так же, как и Ибики, некоторым было все равно, а кое-кто и вовсе не сводил с неё взгляда. Всё же у неё был слишком откровенный наряд.

Команда Наруто, более не задерживаясь, сразу же направились к своему входу, по пути лишь пожелав команде Шикамару и Кибы удачи. Ворота номер тридцать два представляли из себя старую покосившуюся калитку, пережившую не одного хокаге, и ей не сильно подходило гордое название «врата».

— У нас свиток земли, как будем действовать? Нам ведь не только нужно пройти этот этап, главная задача — проследить за тремя командами из Звука, — Наруто облокотился о калитку и тяжело вздохнул. Ему все это не нравилось, вдобавок денек выдался жаркий, и палящее солнце не добавляло ему настроения.

— Три команды и нас трое... Хм, нет, разделиться не выход, высок шанс попасть в чужую засаду и выбыть с экзамена. К тому же нам самим еще нужно добыть свиток... Хм, единственное, что приходит на ум — за двумя командами отправить следить клонов, а оставшуюся взять на себя. Можно даже и свиток изъять у них, — почесал подбородок Саске.

— Да, идея с клонами хороша: если их засекут, то просто подумают, что клонов отправили на разведку, все же идет экзамен, — поддержала Мики идею Саске, одобрительно кивнув. — А вот отбирать свиток у звуковцев — идея не очень, чем раньше они покинут второй этап, тем для нас хуже.

На недоумевающие взгляды товарищей Мики объяснила:

— Эх, вроде вместе тренировки проходили. На втором этапе никого постороннего, кроме участников, не будет, даже АНБУ стоят только на границе полигона. Смекаете? — иронично подняла одну бровь куноичи.

— Да, большая вероятность, что они проболтаются, будучи одни. Тогда вообще можно всех оставить на клонов, а самим быстро достать свиток и вернуться к слежке... — ответил Узумаки, но последние его слова потонули в невероятно громком хлопке. — Похоже, экзамен начался.

— Ага, пошли, — Саске распахнул калитку и первый устремился вперед, — Наруто, разведывательное построение «острие».

— Так точно, кэп! — от Наруто так и веяло сарказмом, но все же он послушался Учиху и создал десяток клонов. Клоны тут же оторвались от основной группы и образовали острие копья.

— Придерживаемся последнего предложения, но сначала найдем укромное место, а после отправимся на поиски свитка. Наруто, отправь клонов на поиск и слежку за Звуком.

От Наруто послышался очередной вздох. Он ничего не имел против Учихи в роли капитана, но дух соперничества не давал признать Саске старшим. Даже на одной миссии. Сложив всего одну печать, Наруто создал еще несколько десятков клонов, что разбежались в разные стороны.

Через десять минут пробежки по огромным ветвям Наруто резко остановился и рукой затормозил команду.

— Приблизительно в двухстах метрах восточнее нас есть небольшая речушка, рядом пещерка под корнями дерева. Можно остановиться там, — Наруто массировал лоб, усваивая новую информацию от клона.

— Отлично. Тогда направляемся прямо туда, — отдал приказ Саске и перевёл взгляд на Миуру, что с большой радостью воспользовалась минутной передышкой. — Ты в порядке?

— Да, я уже в норме, — Мики глубоко вздохнула и выдохнула. Выносливость никогда не была её сильной чертой.

Свернув левее, отряд АНБУ отправился дальше. Но не прошли они и пятидесяти метров, как Наруто схватил их за жилеты и резко утащил в сторону, прямо в кусты.

— Моего клона только что буквально растоптали две команды шиноби из одной деревни. Они бежали сюда, — Наруто только и успел договорить, прежде чем мимо пронеслись две команды песка.

— Похоже, решили объединиться. Хорошо, что ты так поступил, но в следующий раз можно было и предупредить, — на хмурый взгляд Саске Узумаки лишь пожал плечами, будто бы говоря: «Извиняй, не было времени». — Ладно, идём.

Пробежав оставшееся расстояние, команда вышла на небольшую поляну. Рядом пролегала речушка. Практически в пяти метрах находилось огромное раскидистое дерево, под которым была пещерка. Недолго думая, АНБУ начали сгружать в неё часть своих припасов. По краям пещеры Наруто поставил стандартные фуин-печати для защиты. Их выдавали всем АНБУ-шникам.

— Наруто, ты нашёл звуковцев?

— Пока только две команды, от третьей поисковой группы нет вестей, — Узумаки задумчиво потер подбородок. — Возможно, они зашли с противоположной стороны. Также оставшиеся клоны из построения «острие» засекли команду из Травы в четырех сотнях метрах от нас, можем добыть у них свиток.

— Да, тогда Мики остается здесь и подготавливает наше убежище, а мы займемся ими, — Саске поправил протектор на лбу и вышел из пещерки. Наруто, кивнув Мики и оставив с ней клона, вышел следом.

— Десять минут назад, когда пришла информация от клона, они остановились передохнуть выше по речке. Возьмем их врасплох, — хоть это и было сказано спокойным тоном, Саске так и чувствовал командирские нотки в голосе друга, все же и Узумаки частенько бывал капитаном на миссиях.

— Наруто, капитан здесь я. И приказы раздаю здесь также я, — Учиха одарил Наруто серьезным взглядом. — Мы воспользуемся преимуществом и застанем их врасплох!

— Эй! Но ты же предложил то же самое!

— Из уст командира это становится новым решением, — Саске слегка ухмыльнулся, и Наруто понял, что он шутит. — Ладно, вперед, и так много времени потеряли, не хватало еще, чтобы они ушли.

Мгновение, и силуэты двоих шиноби стали размываться среди листвы. На полной скорости им понадобилось всего полторы минуты, чтобы достичь лагеря ниндзя Травы.

Те разбили лагерь практически у самого берега. Развели костёр, дым которого был виден за несколько десятков метров. Саске сразу предположил, что в поле они бывали редко: не приняли никаких мер, чтобы избавиться от дыма, не поставили даже простенькой защиты и были слишком расслаблены — вместо того, чтобы ожидать нападения в любой момент. Будто на пикник выбрались.

— Наруто, проверь местность на наличие иллюзии, — была вероятность, что среди них был опытный иллюзионист, всё выглядело слишком легко. Таких неопытных шиноби не должны допускать на экзамен.

— Нет, всё чисто, — Наруто поднял протектор, и шаринган, словно сканер, проверил поляну. Всё-таки его шаринган предрасположен к гендзюцу, из-за чего ему легче было выявить иллюзию.

— Тогда действуем стандартно, — Узумаки кивнул и скрыл шаринган обратно под повязкой.


* * *


— Ух, хорошее местечко все же ты нашёл, Мичи! — названный Мичи с горделивой улыбкой поправил свой протектор Травы. — Щас доедим, и можно будет отправиться искать свиток!

— Агась! Управимся точно! Целых три дня все-таки выделили, многовато, должны успеть! — молодой парень, одетый в стандартную форму шиноби, подкинул несколько дровишек в костёр. — А ты что думаешь, Нэтсуми?

— Ну, я с вами согласна, — пробормотала девушка, зачесав длинные каштановые волосы за ухо и продолжив сосредоточенно вкладывать длинные иглы в обычного вида серый зонт.

У кромки леса довольно громко зашуршала листва и заскрипели ветки. Шиноби Травы напряжённо переглянулись. Схватив свой зонт, черноволосый Мичи подошёл к самому краю поляны. Его товарищи также вооружились, готовые поддержать однокомандника.

Вдруг из-за листвы вылетели несколько дымовых бомб. Секунда, и огромная часть поляны покрылась густым дымом.

Мичи отпрыгнул на пару метров назад, готовый отбить атаку своим боевым зонтом.

Секунда текла за секундой. Напряжение можно было черпать ложкой. Мичи обернулся назад, но сквозь дым не смог увидеть своих напарников. Ещё секунда, и в тумане мелькнул красный глаз, что тут же исчез. Сзади чиркнул металл. Мичи тут же обернулся и взмахнул зонтом, с него сорвался небольшой порыв ветра. Он на десяток метров разогнал дым.

Лучше бы он этого не делал. Ему открылась ужасная картина — его товарищи висели, словно изломанные куклы на нитях. Их одежда была ободрана, а с рваных ран стекала кровь.

Мичи задрожал. Его охватил неконтролируемый ужас, он не мог двинуться. Он не мог поверить, что это в действительности происходит с ним.

Он схватился за волосы, выдирая их с корнями, и упал на колени. Тёплая кровь потекла по его лицу. Кровь его товарищей. Мгновенно крови оказалось так много, что он начал тонуть. Мичи пытался ухватиться хоть за что-нибудь, но все попытки оказались тщетны. Ещё мгновение, и он ушёл на самое дно. Мичи схватился за горло, воздух кончался всё быстрее и быстрее. Перед глазами начало меркнуть, они стали закрываться. Это был конец.

Резкая боль. Кровавое озеро исчезло. Мичи сидел на коленях, рядом стояла Нэтсуми.

— Кончай прохлаждаться! Попался, как самый настоящий сопляк, — в ответ Мичи хмыкнул, действительно, что-то он слишком вжился в роль и на самом деле расслабился более, чем нужно.

Мичи тряхнул головой, окончательно приходя в себя. Буквально в нескольких шагах его товарищ выдерживал напор светловолосого шиноби Конохи.

— Хех, думали, для вида притворимся слабаками и поймаем таких же слабаков, — Мичи хрустнул костяшками пальцев и перехватил зонт другой рукой, — Но, наоборот, на нас вышла рыбка покрупнее, но ничего, так даже веселее!

Тут же шиноби Травы, с которым сражался Наруто, отпрыгнул в сторону. И одновременно с ним Мичи расправил зонт и взмахнул в его сторону. Из зонта вырвалось десяток длинных сенбонов. Наруто прыгнул в сторону, сбивая часть игл с пути.

Но только он приземлился, как его окружили зонты с трех сторон.

— Пока-пока, самоуверенный глупец! — с последними словами из под зонтов вылетело огромное множество взрыв-тегов, что окружили Узумаки. — Кац!

Секунда, и землю сотряс невероятного масштаба взрыв.

Пыль медленно оседала, шиноби Травы стояли на краю большого кратера, готовые добить своего противника.

— Надеюсь, свиток их команды у него, и это земля, — потёр переносицу Мичи. — И я также надеюсь, что свиток не повреждён.

Но тут пыль осела, и их глазам открылся вид на большой кратер, десяти метров в диаметре. И небольшой островок посреди него, где перед лежащим Наруто стоял брюнет с горящими красным светом глазами. По краям «островка» тлели защитные печати.

— Кха... Да, план сначала напасть с одной стороны и отвлечь противника, чтобы ты напал со спины... Кха... Оказался неудачным, Саске... Фиговый из тебя кэп... Ха-ха... — Наруто приподнялся на локтях. От бронежилета осталось только название, сетчатая майка была порвана, а штаны стали бриджами. Всё тело было в ссадинах и царапинах с кровоподтеками, в ноге торчал небольшой камушек. Саске успел в самый последний момент. Оперевшись на Учиху, Наруто все же поднялся.

— Не драматизируй, Добе, — после слов Учихи Наруто ухмыльнулся. Его зрачки вытянулись, а глаз покраснел. На глазах ошарашенных шиноби его раны стали потихоньку затягиваться.

— Чёрт! Он джинчурики! Да ещё оба с шаринганами, — Мичи напрягся сильнее и натянуто ухмыльнулся. — Похоже, это будет сложнее, чем я думал.

— Аха-ха-ха, ты чертовски прав, приятель! — Узумаки хрустнул шейным позвонком и полностью выпрямился.

Миг передышки они сверлили друг друга взглядом. Ещё миг, и Наруто с Саске сорвались вперёд. Учиха быстро сложил несколько печатей и выдохнул в противников большой огненный шар. Наруто же укрепил своё тело чакрой молнии и прорвался сквозь своеобразную завесу.

Он налетел прямиком на Мичи и ударом ноги выбил из его рук зонт. Следующий удар шиноби Травы принял на жёсткий блок и проехал несколько метров назад. Рукава его водолазки порвались, а руки покрылись небольшими ожогами от молний, что покрывали тело Узумаки. Мичи скривился от боли.

Саске, сбив молниями сенбоны, сблизился с куноичи и парой ударов отправил ту в нокаут. В тайдзюцу она была слаба.

— Ах, ты ж падла! — с яростным криком на него помчался неназванный шиноби Травы. Но далеко он не продвинулся. Песок, по которому он бежал, в один миг схватил его за щиколотки и поднял над землёй. — Эй! Это что ещё за фокусы!?

— Это не я, — Саске был удивлён не меньше его самого. Даже бой между Наруто и Мичи приостановился. Все с подозрением оглядывали друг друга.

Раздвинулись ветки. Из леса вышел красноволосый подросток с обведенными глазами — Собаку но, Гаара. Рядом с ним показалась его команда.

— Я нашёл тебя, Узумаки Наруто, — умиротворенный вид Гаары нарушала только безумная жажда крови, что изливалась из него, словно неистовый водопад. Он медленно поднял руку. Песок повиновался приказу хозяина и окончательно объял ниндзя Травы. И сжал кулак. Песок, подражая ему, также сжался. Кровь обагрила землю и орудие Гаары. Шиноби Конохи и Травы вздрогнули, они все видели смерти товарищей. Но убивать одновременно с такой жаждой крови и безразличием на лице — это было страшно.

Наруто нахмурился: что-то он сейчас почувствовал в Гааре знакомое, даже, скорее, родственное, но что именно, понять не мог. Узумаки переглянулся с остатком команды Травы и Саске. Они все заняли боевые стойки и повернулись лицом к шиноби Скрытого Песка. Появился враг гораздо опаснее и сильнее.

Но не успел начаться бой, как на поляну опустилась жажда крови в десятки раз сильнее, чем у Гаары. Наруто и Саске будто прибило к земле, они не могли пошевелить и пальцем, а члены команды Травы и вовсе упали на колени и жадно хватали ртом воздух.

— Кхе-кхе-кхе, как у вас здесь весело. Не против, если я присоединюсь к вашей вечеринке? — шиноби, похожий на девушку, с протектором Травы, одним движением руки сдернул с лица кожу, словно маску. Под ней оказалось бледное лицо с жёлтыми глазами и фиолетовыми маркировками вокруг них.

— Похоже, вот и третья команда, Саске, — Наруто сглотнул ком, ситуация складывалась хуже некуда. — Твою мать!

Глава опубликована: 28.08.2019

15 глава

Гнетущую тишину прерывали только легкий шелест листьев и чириканье птиц, пролетавших над берегом. Животные же все в суматохе уже давно скрылись из виду, даже они чувствовали невероятную опасность в этом месте.

Позади себя Наруто услышал тяжелый вздох, что разорвал тишину. Это Мичи пытался восстановить дыхание и унять дрожь в теле, но по расширившимся от ужаса зрачкам всем было ясно, что у него это не выйдет. На эту жалкую попытку Орочимару лишь презрительно усмехнулся и сконцентрировал всю свою жажду смерти на нем. Мичи вздрогнул и затрясся еще сильнее. Но, на удивление Орочимару, Мичи дрожащими руками вытащил кунай и воткнул себе в руку. Дрожь оставила его тело.

— Ты все-таки смог справиться со страхом, хоть и таким образом… — но не успел Саннин договорить, как в глазах поднявшегося Мичи он все так же увидел животный страх. — Кхе-кхе, ошибочка, не смог!

Но он не ответил ему. Шиноби Травы резко развернулся и побежал со всех ног как можно дальше отсюда. От этого чудовища. Он даже бросил своего товарища: вдвоем им точно не спастись, а так у него был шанс, пока этот монстр занят другими. Мичи почувствовал глубокое отвращение к себе. Но этот мир жесток, по-другому никак, даже если бы он остался, им ни за что не победить.

Внезапно сзади раздался крик и из-под земли выскочило множество змей. Мичи даже не успел среагировать, как они вцепились в него своими клыками, и он, споткнувшись, кувырком покатился по острым камням, что местами разорвали одежду и впились в твердое тренированное тело, но он не обратил на это внимания из-за куда большей боли от укусов. Окутанный змеями, что продолжали остервенело кусать его тело, если поначалу Мичи пытался вырваться из смертельных объятий, теперь он обессиленно лежал на прохладной поверхности. Сердце гулко било в ушах, с каждой секундой замедляясь все сильнее и сильнее, боль отступала на задний план, а глаза слипались; он пытался держать их открытыми, но это становилось труднее с каждой секундой. На фоне слышались громкие хлопки, взрывы и чьи-то крики. Но ему было уже все равно, спокойствие и умиротворение накатывали волнами, и единственное, чего он сейчас желал — закрыть глаза и забыться в сладкой дрёме. Да, зачем ему все эти битвы насмерть, приносить и получать боль? Ради чего? Да. Легче просто заснуть. Зрачки Мичи расширились и потеряли блеск. А вдали все продолжал нарастать шум взрывов.


* * *


— Стой, дурак! — Наруто было прыгнул наперерез атаке, но не успел, и вырвавшиеся из земли змеи обвили шиноби Травы, и тот покатился по земле.

Саске же не терял времени. Он сложил несколько печатей и выдохнул в Орочимару огромную струю пламени, что обволокла его силуэт. Развеялся дым, но Саннин стоял целый и невредимый на своем месте, не сдвинувшись ни на шаг. Его губы украсила кривая ухмылка.

— Похоже, детки переиграли во взрослых шиноби, но ничего — великодушный Орочимару-семпай укажет на ваши ошибки, — с последними словами его тело резко начало удлиняться, став похожим на змеиное, и всего за мгновение он оказался около Саске. Учиха выхватил кунай и попытался атаковать Орочимару, но тот быстро вырвал оружие у него из рук удлинившимся языком и обвил Саске своим телом. Все это произошло за секунду.

Наруто тут же развернулся и помчался на выручку. Но не добежал буквально несколько метров, как песок под ногами взбунтовался, схватил его за ноги и, перевернув вверх ногами, кинул в сторону. Джинчурики прокатился по земле буквально до самой речки, собирая своим телом все самые острые камни. По его телу стекали небольшие капли крови из многочисленных царапин. Но раны не беспокоили Узумаки. Возле него лежала девчонка из Травы, и её расфокусированный взгляд был направлен на небо, лицо же было обрамлено кровью, словно обручем. Наруто тронул ее за руку. У девушки не было пульса, она была мертва.

— Наруто Узумаки, ты мой. Не забывай об этом, — лицо Гаары оставалось совершенно спокойным, но в глазах порой мелькали безумные искры, и этот безразлично-безумный взгляд он перевел на своих товарищей. — А вы не путайтесь под ногами.

Наруто потер ушибленное плечо и потихоньку поднялся на колено, враг не спешил. Гаара надвигался на Наруто медленно, словно грозовая туча, что в любой момент готова обрушиться своей тяжелой мощью. За спиной Гаары мелькнули молнии и прогремел взрыв. Наруто выдохнул. Саске смог вырваться из смертельной хватки и сейчас вновь начал кружиться в смертельном танце с Орочимару. Не доходя до Узумаки несколько десятков метров, шиноби Песка остановился, вперив свой взгляд, в котором искрило куда больше безумия.

— Мы с тобой похожи. До противного похожи. Я сокрушу тебя собственными руками. И вновь почувствую себя живым.

— Что ты несешь?! Ты безумен! — Наруто достал кунай и открыл правый глаз. Вокруг зрачка закрутились три запятых. — Я надеру тебе зад, а после спасу другой зад. Что-то много задниц на одно предложение… Но да ладно!

Гаара медленно поднял руку, и, несоответственно быстро этому движению, песок из огромной груши за ним взметнулся. Песок собрался во что-то, напоминающее жгуты, что тут же начали хлестать по Наруто.

Для Узумаки эта атака была невероятно медленная, вернее, для его восприятия, но не для его тела. Отпрыгнув в сторону, Узумаки в воздухе вывернулся невероятным образом, пропуская мимо ещё несколько жгутов. Приземлившись, Наруто кинул в Собаку но Гаару несколько сюрикенов. Сюрикены беспомощно поглотились поднявшимся вокруг красноволосого песком.

Наруто натянул леску и сложил одну печать. По леске пошёл огромный заряд молнии к утонувшим в песке сюрикенам. Произошёл взрыв, и песок разметало по сторонам. Узумаки начал быстро складывать печати, несясь на Гаару. Гаара же безумно оскалился и дёрнул руку на себя. Песок, быстро собравшись в огромную кучу, похожую на чернильную кляксу, помчался за Наруто.

Всего одна секунда. Одна секунда, и Наруто в прыжке резко обернулся и выдохнул огромную огненную волну, что поглотила кляксу, при этом дав дополнительное ускорение Наруто.

Узумаки на огромной скорости влетел в стену из песка перед врагом. Во все стороны ударили молнии, разрывая песок. Наруто прорвал защиту и влетел в Гаару, зарядив тому кулаком в живот. Но он не остановился, а помчался дальше.

Наруто влетел в настоящую кашу из сражений. Однокомандники Гаары не сидели сложа руки и каким-то образом ввязались в битву. Здесь каждый сражался практически сам за себя, не считая Канкуро и Темари. Вот только Орочимару был сильнее их всех, вместе взятых, поэтому Саске приходилось тяжелее всего — на его теле уже были видны несколько порезов; рукав, с которого капала кровь, был опален.

Наруто с Гаарой буквально налетели на марионетку Канкуро, напитав тело молнией ещё сильнее. В разные стороны разлетелись щепки. Гаара, пробив своим телом сначала марионетку, а после огромную ветвь, улетел дальше. Наруто же, перегруппировавшись в воздухе, зацепился за дерево и начал оглядываться по сторонам. Вот только самого кукловода не было видно, зато Наруто сразу заметил его сестру Темари, но среагировать уже не успел. Огромный веер создал мощный порыв ветра, что ломал ветви больших деревьев, словно тоненькие спички, и этот порыв ветра попросту снёс Наруто, что в свою очередь сбил собой Саске, и уже вдвоём они полетели на землю.

— Умеешь ты эпично появиться, добе, — как бы ни хотелось Учихе еще немного полежать, но нужно было вставать. Сверху несколько раз подряд тряхнуло. Определенно тяжелый денек.

— Что есть, то есть, — ухмыльнулся Узумаки, но после он стал серьезней. — Где Орочимару?

— Точно не знаю, последние несколько минут смешались в одну кашу… Нужно вызвать подкрепление, наша миссия выполнена, — Саске достал из кобуры небольшую печать и, напитав чакрой, швырнул в воздух, где она с тихим хлопком выпустила черный дым. Тот ещё не успел подняться над исполинскими деревьями, как с одного из стволов сорвалась довольно большая змея и, открыв пасть, затянула в себя весь дым, после чего так же быстро исчезла, как и появилась.

— Кхе-кхе-кхе, хотели вызвать подмогу? Вам никто не поможет, — Орочимару снисходительно улыбался, находясь на дереве рядом с юными членами АНБУ. Его тело обвивала огромная змея. Громко зашипев, змея раскрыла пасть, и из несоразмерно маленького тельца стали выпадать мертвые тела шиноби. С глухим стуком змея скидывала все новые и новые тела. Глаза Узумаки и Учихи расширились, они узнали униформу шиноби.

— Верно, это шиноби из спецотряда АНБУ, что следили за безопасностью второго испытания, я вырезал их всех в радиусе нескольких километров. Нас никто более не потревожит, и эти детки из Песка тоже, — улыбка Саннина стала шире. Из пасти змеи выпали еще несколько тел, это была троица из Песка. Их тела вдоль и поперек были обклеены различными печатями. — Но не волнуйтесь, наших гостей я не убил, я о них позаботился. Теперь настала пора позаботиться и о вас!

Глава опубликована: 28.03.2020

16 глава

Наруто лихорадочно соображал, что теперь делать: за эти несколько непродолжительных боев они успели вымотаться, к тому же, у Узумаки осталась лишь половина запаса чакры. Да и по внешнему виду Саске у того сил осталось не сильно-то и больше. Единственная немного хорошая новость заключалась в том, что трое врагов были выведены из боя, а в том, что они именно враги, а не соперники, Наруто убедился на собственной шкуре. Но в том-то и дело, что эта новость была лишь немного хорошей, ведь все еще оставался Орочимару, что являлся главной проблемой.

К тому же беглый Саннин уничтожил членов спецотряда, а это было гораздо лучшим сигналом, чем тот, что пытался сделать Саске. Осталось лишь дождаться подкрепления, приблизительно в то время, когда посты должны сменяться. Вот только до этого момента могло пройти как десять минут, так и час. Либо им нужно устроить настолько «громкую» заварушку, что сюда сбегутся все свободные шиноби Деревни, либо хоть как-то подать знак. Это единственный шанс выжить в противостоянии с таким поистине легендарным шиноби. Взглянув на Саске, джинчурики понял, что он пришёл точно к такому же выводу.

Орочимару же в это время молча, с насмешливой улыбкой, наблюдал за ошарашенными лицами юных ниндзя. Хоть они и прошли множество тренировок и были довольно сильны, они оставались детьми, и опытному шиноби были видны все их мыслительные процессы. Орочимару читал их практически, как открытую книгу. При этом они умудрились его немного удивить, юный Учиха уж точно. Смог довольно легко продержаться с ним в бою несколько минут; он, конечно, сражался далеко не в полную силу, но все равно это было достойно. Достойно его нового тела. Орочимару в этот момент не удержался и облизнул губы, отчего Наруто с Саске слегка вздрогнули, но тут же взяли себя в руки — их позы чуть изменились, стойки стали более уверенными.

Саске напитал кунай чакрой и швырнул его в Саннина, тот же, не напрягаясь, ушёл в шуншин и оказался несколькими ветками левее. Только и там его уже ждали: сверкнув шаринганом, Наруто навязал Орочимару ближний бой, о чём в ту же секунду и пожалел. Отступник был лучше его по всем пунктам: и в силе, и в ловкости, и в скорости, а также по опыту намного превосходил Узумаки, из-за чего Наруто мог только защищаться, иногда пытаясь контратаковать, да и то только с поддержкой Саске, что прикрывал Узумаки с дистанции, не давая возможности Саннину вздохнуть спокойно. Наруто пытался поймать взгляд шиноби шаринганом, чтобы заключить в иллюзию, но он свободно сражался с ними, не глядя в глаза.

Орочимару перехватил руку джинчурики, и её мгновенно обвили змеи, готовясь вонзить свои клыки в жертву. Саске попытался освободить друга, но отступник с непринужденной легкостью откинул его ногой. Наруто сжал кулак, и во все стороны колыхнуло молниями, как при первых тренировках райкири. Змей разорвало на части, Орочимару быстро отпрянул от Наруто, но его все же задело, было видно, как его левая нога несколько раз неестественно дернулась, а сквозь разорванный рукав был четко виден разветвленный рисунок ожога, что даже слегка доходил до челюсти.

— Неплохо, определенно неплохо, было бы даже отлично, если бы ты сам не повредил руку и не потратил столько чакры впустую, у тебя ведь осталось едва четверть запаса, я прав? — Орочимару припал на правое колено и глазами указал на повисшую плетью правую руку Наруто; на ней вздулись волдыри и вся рука была покрыта синими и желтыми пятнами. Наруто скрипнул зубами. После Саннин перевел взгляд на кроваво-алый глаз Узумаки с тремя томоэ вокруг зрачка и гадко улыбнулся.

— Но меня больше интересует твой глаз. Не поделишься секретом? Или там, где взял, больше не выдают?!

Сзади прозвучал громкий хруст. Саске голой рукой раздробил ветку дерева, его замутненные чистой яростью глаза не отрывались от силуэта Орочимару. Не успели приземлиться щепки, как Саске уже наносил горизонтальный удар ногой по Орочимару. Саннин выставил блок, но удар был настолько наполнен чакрой, что его снесло и Орочимару пробил своим телом дерево. Перегруппировавшись в полете, отступник отбил очередную связку ударов, хоть большинство ударов целенаправленно наносились на поврежденные конечности, Саннин даже не поморщился. Поймав здоровой рукой ногу Учихи, Орочимару обвил её удлинившейся рукой, снёс телом Саске огромную ветку и отправил его в свободное падение до земли. Саске перекинул леску через ветку и, поймав разгон, прыгнул обратно вверх. В полёте Учиха кинул десяток кунаев и сюрикенов в Орочимару, тот ленивым покачиванием головы увернулся от части метательного оружия, а другую часть отбил своим кунаем.

— Райтон: цепная молния! — мгновенно сложив серию печатей, Саске пустил молнию в Орочимару; извернувшись змеёй, тот пропустил электрический заряд под собой. Вот только Саске целился не в него. Молния попала в один из кунаев за отступником и сразу же соединилась с другими сюрикенами, которые находились вокруг шиноби, Орочимару тут же ушел в шуншин, но несколько ветвей молний успели задеть его.

Появившись прямиком за Учихой, Орочимару, не складывая печатей, вытянул перед собой руки, несмотря на то, что одна из них уже мало напоминала оную, и с них сорвался мощный порыв ветра, который снёс Учиху, словно тряпичную куклу. Перед тем, как Учиха снёс бы собой очередное дерево, его поймал Наруто. Скривившись от стрельнувшей боли в руке, джинчурики приземлился и отпустил Учиху. Орочимару же стоял на месте. Стоял и слегка улыбался. Он уже мало напоминал собой прежнего мужчину, вся одежда была порвана, тело покрывало множество ожогов, а на одной из рук, плавно переходя на лицо, и вовсе ветвились синие узоры, будто остался отпечаток от молнии. Но он держался так, словно он был совершенно здоров.

— Кхе-кхе, результат превзошёл все мои ожидания. Я поражён твоими силами, Саске, будь уверен, ты гораздо талантливее своего брата.

— Чёрт тебя подери, что тебе от меня нужно?! — в злости прокричал последний из Учих, его тело до сих пор колотила злоба. Наруто положил здоровую руку на его плечо, и Саске заметно успокоился и благодарно кивнул.

— Тебе лучше бежать, Орочимару. Ты проиграл, — каждое слово Наруто проговаривал так, будто вбивал гвозди в гроб, после он пустил чакру в поврежденную руку и через боль сжал кулак. — Я пустил знак, скоро здесь будут все свободные члены АНБУ, к тому же ты серьезно ранен, тебе не победить.

Почуяв неладное, Орочимару обернулся и увидел, как в сотне метров от него клон наглого блондина с не менее наглой ухмылкой вытянул руку и выпустил в небо луч молний, что рассёк облака и разделился ветвями. После чего клон помахал ручкой и с гаденькой ухмылкой исчез в облаке дыма.

— Вот и всё, через несколько минут сюда придёт подкрепление. Тебе конец.

На эти слова Орочимару лишь откинул голову назад и громко засмеялся, не этим странным каркающим смехом, а самым обычным и настоящим. Отсмеявшись, Орочимару взглянул на растерянные лица юнцов. Отступник сложил всего одну печать, после чего его тело странно дёрнулось, потом ещё раз и ещё. И перед ошарашенными лицами юных АНБУ изо рта ниндзя-отступника "S" ранга вылезла сначала одна бледная рука, а сразу же после и вторая; раздвинув рот, оттуда появилось лицо Орочимару. Одно уверенное движение и старая оболочка опала, словно отброшенная шкура змеи, и перед подростками стоял целый и невредимый шиноби.

— Это не у меня всего несколько минут до прибытия АНБУ, а у вас! — хищно оскалившись, Орочимару на невообразимо возросшей скорости помчался на АНБУшников, даже прославленный шаринган кое-как мог отслеживать его движения, а поспеть Наруто с Саске за ним и вовсе не могли. Орочимару в один миг оказался у Саске; Учиха только приготовился защищаться, но отступник попросту перепрыгнул его и, выпустив из рук множество змей, сбил Наруто с ветви и полетел за ним следом.

У самой земли у Наруто получилось выбраться из змеиного захвата, сконцентрировавшись и используя чидори-нагаши, но все равно посадка вышла не самая мягкая. В последний момент перегруппировавшись, джинчурики кувырком покатился по земле и пересчитал все камни. Не дав Наруто подняться, в него уже летели новые змеи. Вот только они не долетели до Узумаки всего полметра, как во все стороны от джинчурики полыхнуло алой ядовитой чакрой, что мгновенно развоплотила змей. Он поднял взгляд на Орочимару; с лица Наруто на него смотрели уже два красных глаза, только на втором вместо запятых томоэ был вытянутый зрачок, как у животного. Сверху приземлился Саске и встал возле Узумаки. Царапины и другие мелкие раны на теле Наруто стали затягиваться на глазах.

— Ох, неужели ты джинчурики? Как интересно... В собственного сына, значит, кхе-кхе-кхе, — Орочимару с гораздо большим интересом посмотрел на него. Узумаки же ничего не ответил, хрустнув костяшками раненой руки, он исчез с поля зрения и появился уже за спиной Саннина, спереди же на него несся огненный шторм в исполнении Учихи. Только кулак покрытый ядовитой чакрой хвостатого не почувствовал сопротивления настоящего тела, рука джинчурики по локоть увязла в земляном клоне. После же огненная техника Учихи поглотила Узумаки.

— Один выбыл, — Саске вздрогнул, голос доносился прямо из-за его спины, но не успел он обернуться или атаковать Орочимару, как тот впился своими клыками в шею Учихи. — Всё, мне пора, но мы ещё встретимся, Саске, я уверен, тебе понравится мой подарок и ты захочешь ещё больше силы.

Саске, преодолевая огромную боль, все-таки смог выхватить кунай и вяло отмахнуться от отступника, на большее его не хватило. Вот только, когда Учиха обернулся, позади никого уже не было. В глазах шиноби всё поплыло, а от боли он сжал зубы и схватился за место укуса, выронив кунай. Почти вслепую Саске попробовал дойти до Наруто, но, сделав несколько шагов, упал в беспамятстве.

Глава опубликована: 29.03.2020

17 глава

— Доброе утро, как ваше самочувствие? — меднин отодвинула шторы, и солнечные блики упали на умиротворенное лицо подростка, от чего он невольно зажмурился. — Не притворяйтесь, я же вижу, что вы не спите, мне нужно знать, как вы себя чувствуете.

— А разве по мне не видно? До поразительного паршиво, — Наруто слегка приоткрыл голубой глаз, но солнце было иного мнения, и ему пришлось вновь зажмуриться. — Не могли бы вы закрыть шторы?

Врач недовольно посмотрела на больного, но все же выполнила просьбу, и небольшая палата погрузилась в приятный полумрак. Довольный, насколько было возможно в данной ситуации, Наруто раскрыл глаз — шаринган был скрыт повязкой — и осмотрел довольно скудный интерьер палаты, куда его заселили. Небольшая кровать, рядом просторное окно, комод, что также выполнял роль стола, да стул, на который уселась миловидная медсестра в стандартной форме меднина.

— Вы получили обширные ранения по всему телу: начиная с гематом различной степени тяжести, заканчивая царапинами и порезами, — девушка недовольно поправила сползавшие

очки и продолжила: — Но у вас необычайно сильная регенерация, подстегнутая препаратами, что уже справилась почти со всеми ранениями, кроме вашей руки.

После её слов Наруто перевёл взгляд на свою правую руку. Она была наглухо перевязана бинтами, поверх бинтов виднелись кандзи печатей, о предназначении которых он не имел ни малейшего понятия.

— Хех, я совсем и забыл про неё, а она даже не болит, — Наруто по-детски наивно улыбнулся, а после сразу же скривился от боли, он попробовал пошевелить рукой, что явно было плохой идеей. — Почти не болит.

— Ближайшую неделю не нагружайте руку и желательно оставьте её полностью в покое на несколько дней; также, само собой, никаких манипуляций чакрой в течение месяца, пока каналы чакры в вашей руке не придут в норму. К сожалению, в мире всего один меднин умеет лечить травмы подобного характера, конечно, мы простимулировали ваш организм, но регенерации придётся справляться с этим самой. Вас выпишут послезавтра, а пока что вам прописан постельный режим, — Меднин встала и пошла на выход, но, приоткрыв дверь, с легкой улыбкой обернулась. — Другие шиноби от подобных ран проходят реабилитацию больше года... Я не говорила, что у вас невероятная регенерация?

— А... Да, говорили... Спасибо... А вы не знаете, Саске Учиха тоже лежит здесь или...

Но девушка его уже не слышала, дверь закрылась, а Узумаки немного покраснел. Это было сказано таким тоном, что юному АНБУ стало неуютно, ведь впервые в жизни кто-то незнакомый не то что не побоялся Зверя внутри Наруто, а даже восхитился способностями, полученными от него. Конечно, ни Миура, ни Саске, ни тем более Какаши не боялись Наруто, но они все были уже давно знакомы и знали, что никакой он не монстр, а все новые знакомые из Деревни обычно шугались его. Возможно, меднин не знала, что он джинчурики, но это вряд ли — каждая собака Конохи была в курсе этой "военной тайны".

Лежа на кровати, Наруто пересчитал каждую трещинку на стенах палаты и потолке, дал имена всем мухам и даже успел с одной подружиться, а потом решил, что больше не может находиться в информационном вакууме, и направился к двери, хотя ему и запретили вставать. Он протянул руку к дверной ручке, та провернулась сама и дверь открылась. На пороге стоял Какаши.

— Тебе, вроде как, прописан постельный режим, хм?

По единственному открытому глазу Хатаке было видно, что он недоволен, но никак не удивлен. Хотя это было показное недовольство, Какаши давно уже привык к подобным выкрутасам, на самом деле он сильно волновался за Наруто и был рад, что его подопечный здоров.

— Какаши! Как Саске? Что с Орочимару? Вы его поймали, или он сбежал?!

— Наруто, помедленнее, прошу, я тебе всё расскажу, только сначала вернись в постель, — Какаши потёр виски и тяжело вздохнул, Наруто развернулся и одним прыжком забрался на кровать, Хатаке же спокойно занял место за стулом. — Саске относительно в порядке, его здоровью ничего не угрожает, вот только Орочимару поставил на него Проклятую Печать, я поставил подавляющие печати, но насколько они эффективны, будет зависеть только от самого Саске. Что же насчёт Орочимару, то он сбежал. Митараши Анко вместе с отрядом АНБУ прочесали весь лес, после же пошли проверки по всей Конохе и близлежащим окрестностям, но его пока не нашли.

— Понятно... А в какой палате Саске? Я схожу навещу его, честное слово, буквально, пять минут и обратно, а потом буду законопослушно отбывать свой срок... Ой, то есть смиренно лежать в постельке, — Узумаки улыбнулся так, как мог только он, и уставился на Какаши своими честными глазами.

— Эх, Наруто, нет. И не только потому, что тебе нельзя, а ещё потому, что Саске попросту нет в больнице, его выписали вчера. Поэтому он сам навестит тебя, — копирующий ниндзя, будто бы извиняясь, помахал рукой перед своим лицом.

— А сколько... Сколько времени я...

— Три дня, ты три дня не приходил в сознание, хотя травмы твои не смертельны, но про них и твоё поистине идиотское решение сжарить свою руку мы поговорим потом, сначала выздоровей, а после на больничную койку тебя отправлю уже я! — грозно пообещал Какаши и, подкрепляя свои слова, потёр костяшки кулака.

— Да-да, извини, Какаши, но другого выхода я не видел, больше не повторится, — виновато почесал голову Узумаки, хотя Какаши ни разу не поверил, что Наруто впредь не поступит так же. — И это что же получается, мы вылетели с экзамена?

— Да, вас в срочном порядке доставили в больницу и признали недееспособными, а так как этап командный, то и Миуру нашли и вывели из леса. Так же рядом с вами обнаружили шиноби из Песка, полностью скованными в печатях, это они тоже Орочимару встретили?

— Хех, да, у нас там чуть ли не масштабная заварушка произошла, повезло, Орочимару их вырубил, иначе не знаю, как выпутались бы оттуда. Только вот Какаши, Гаара... Он убийца, нет, ты не понял, — предвещая последующий вопрос Хатаке, Узумаки отрицательно повертел головой. — В какой-то мере мы все убийцы, но этот парень... Он получает от этого удовольствие, понимаешь? Он сказал, что только так чувствует себя живым! На экзамене за ним нужно следить!

— Наруто, успокойся, единственное действительно опасное место, где могут убить — это Лес Смерти, на последнем же этапе любую битву может остановить судья, если и так будет ясен победитель.

— А если он уже кого-то убил?!

— Наруто, мы шиноби! И нам приходится убивать людей. а также умирать от рук других людей. Это наш долг — защищать свою страну и её граждан, — Какаши пересел на кровать и притянул Наруто к себе, аккуратно приобняв. — Я понимаю, ты испугался его. Я тоже встречал таких шиноби, что кровь в жилах стыла, но все люди разные, бывают и такие, вот только большинство стали такими не по своему собственному желанию. Тяжёлая жизнь чаще всего создаёт таких вот монстров, но ты не должен их бояться, Наруто, ото всех монстров в мире не убежишь. Главное, самому не стать подобным чудовищем.

— Да, ты прав, Какаши, спасибо, — Наруто попытался улыбнуться, но это вышло немного вяло. Какаши же поднялся с кровати и поставил на комод не замеченную до этого корзиночку с фруктами, взлохматил волосы Наруто и, пожелав скорейшего выздоровления, побрёл на выход, пообещав зайти ещё вечером.

Но не дошёл Хатаке и до двери, как ситуация повторилась — дверь открылась с другой стороны. Наруто приподнялся на локтях и кое-как увидел за спиной своего приёмного отца Саске и Миуру. Они оба были довольно сильно запыхавшимися и с раскрасневшимися лицами, что Миуру делало чуть более привлекательной. Ребята поздоровались с Какаши и обошли его по дуге.

— Вот видишь, Наруто, тебе даже скучать не придётся. Какое-то время. Узнаю, что сбежал — лично поймаю и отлуплю, не посмотрю, что ты уже большой шиноби, — под смех Саске и Миуры за Хатаке закрылась дверь.

— Эй, хватит ржать, не смешно вообще-то! — надул губы Наруто, отчего стал похож на маленького котёнка.

— Да ладно тебе, Наруто, — сказал Учиха, пытаясь разместить вторую корзинку с фруктами на комоде — тот был довольно скромного размера. В итоге слегка вспылил и перевалил всё в одну корзинку. — Мы с другого края Конохи к тебе бежали, как Какаши-сенсей сказал мне, что ты очнулся, я сразу же помчался за Мики и к тебе, а ты тут дуешься.

— Я не обижаюсь, а вкусняшки — это хорошо. Вкусняшки — всегда хорошо, спасибо! — промычал Наруто, достав из корзинки банан и тут же принявшись за него.

— Как рука-то? — участливо спросила Мики, присаживаясь на стул, Саске облокотился о спинку стула.

— Сойдет, меднин сказала: месяц и будет, как новенькая! — Наруто широко улыбнулся и даже показал большой палец, как бы подтверждая свои слова. Но после этих слов лицо его стало очень хмурым. — А как ты, Саске? Этот урод же что-то сделал с тобой?

После слов Наруто Миура сжалась на стуле, а Учиха рефлекторно потянулся к забинтованной шее, но в последний момент одёрнул руку и постарался улыбнуться:

— Всё в порядке, нет причин волноваться, Какаши-сенсей её запечатал и сказал: пока сильна моя воля, Печать будет в спящем состоянии, — Узумаки видел, что друзья чего-то недоговаривают ему, но решил не расспрашивать; если бы это было серьёзное, Наруто был уверен, Саске рассказал бы ему.

— Ну и ладно тогда, а что там с экзаменом? Ниндзя Звука допустили дальше?

— Связь Звука с Орочимару не удалось подтвердить. Когда он сражался с нами, он был в хитай-ате Травы. Шиноби Травы также никак к его появлению не причастны; трупы того отряда, чьим членом прикинулся Орочимару, нашли недалеко от входа в Лес Смерти, так что да, все они допущены, — с каждым словом Учихи голова Наруто опускалась всё ниже и ниже, — не переживай так сильно, Наруто, зато наших прошло очень много — из девятнадцати прошедших шиноби девять наших. Но так как второй этап прошли много шиноби, завтра проведут отборочные.

— Оу, неплохо так, интересно, нас пустят завтра на отборочные?


* * *


В итоге отборочные прошли без Наруто: его просто не выпустили из палаты из-за постельного режима, и, как бы ни умолял джинчурики, ничего не вышло. Пришедший вечером того дня к нему Саске был мрачнее тучи. По его словам, Рок ли выпало сражаться с Гаарой из Песка, и это было безумие. Поначалу всё было хорошо, в какой-то момент Ли даже начал вести битву, но Гаара всё же смог обманом поймать его в свой песок и после сломать ноги, и он не собирался останавливаться на достигнутом. Сразу же на Арену выскочил сенсей Ли и встал на защиту ученика, но Гаара решил не продолжать бой, а судья объявил победу Гаары. Рока Ли же срочно госпитализировали; по словам Миуры, его палата находилась на этаж выше.

Остальные битвы прошли более спокойно, хотя и были другие странные моменты, например, как некий Неджи Хьюга избил свою сестру, против которой он дрался, и, как говорил Саске, довольно сильно избил, определенно не по-братски. И как же Наруто ухмылялся, когда Учиха сообщил, что на третьем этапе он встретится с Гаарой. Конечно, Наруто никому не желал встречи с ним, но Учиха описал всю битву Неджи с Хинатой в красках, потому Узумаки успокаивал свою совесть, считая, что тот получит чисто в воспитательных целях.

Также от дальнейшего участия отказались двое шиноби: Якуши Кабуто и Ино Яманако, первый из-за того, что якобы был сильно вымотан и одного дня ему не хватило прийти в себя, а вторая признала, что ещё не готова к такому уровню. Остальные пары также определились — на третий этап прошло восемь человек, четыре пары. Первый бой: Абураме Шино — Канкуро, второй бой: Шикамару Нара — Темари, третий бой: Киба Инузука — Досу Кинута и четвёртый: Неджи Хьюга — Гаара. Им дали один месяц на подготовку к финальному этапу.

Третий этап приближался.

Глава опубликована: 31.03.2020

18 глава

Начало третьего этапа ознаменовалось выкупом всех билетов за целую неделю до предстоящего события. Сам этап собрались проводить на огромной арене, вместимостью приблизительно в тысячу человек, и было поразительно, как быстро раскупили все билеты.

В Коноху съехались все сколь-либо значимые люди страны Огня, самые богатые и влиятельные люди других стран-участниц и ближайшие соседи, чтобы лично посмотреть на столь увлекательное зрелище — сражение шиноби.

В Конохе заиграла жизнь, как никогда раньше: прилавки и магазины заработали с новой силой, реклама различных заведений висела на множестве зданий, возле кафе и ресторанов стояли красивые девушки, зазывая посетителей, детишки носились по всей деревне, с интересом осматривая иностранных гостей. Но активизировались не только коноховские магазины, с разных городов и стран в Коноху стеклись различные купцы и предприниматели, что с разрешения Хокаге открывали небольшие прилавки в деревне и торговали импортными вещами и продуктами; спрос на них был большой, и к таким магазинчикам очереди выстраивались чуть ли не с целую улицу.

Коноха стала напоминать большой рой с пчёлами. Все куда-то торопились, выстраивались очереди в магазины, даже шиноби пробегали то тут, то там, все были чем-то заняты. Один Наруто праздно шлялся по деревне, просто разглядывая гостей и с интересом осматривая прилавки. Вчера его окончательно признали выздоровевшим и разрешили постепенно начинать тренировки с чакрой, сильно не напрягая руку, и он, честно заверив в своей сознательности меднинов, ушёл. Поэтому Наруто и было скучно; сегодня утром он уже немного потренировался и хотел ещё продолжить тренировку, но Какаши тщательно бдил за ним и выгнал прохлаждаться, оставшись тренировать Саске.

Учиха за этот месяц с полигона не вылезал. Поначалу ему было трудно пользоваться чакрой — она выходила из под контроля из-за Печати Орочимару, — но со временем они с Какаши смогли решить эту проблему, и Саске налёг на тренировки с куда большим энтузиазмом, чем обычно. Хоть юный Учиха и понимал, что Орочимару гений и развивается уже больше трёх десятков лет, но ему была противна слабость в битве с ним. Если в начале боя они с переменным успехом могли сражаться с нукенином, то под конец оказалось, что тот просто играл с ними, и Саске не был уверен, что даже в конце их непродолжительной битвы, когда Саннин раскидал их, как котят, он был хотя бы наполовину серьёзен. Оттого Учиха тренировался, как не в себя, буквально ночуя на полигоне.

Наруто был солидарен с ним в чувствах, но физически не мог присоединиться к тренировкам. Но после того, как экзамен на чунина закончится, Наруто дал себе слово. Он станет настолько сильным, насколько это возможно, и больше не допустит того, чтобы его друзья страдали. Истории с Ли и Саске не повторятся.


* * *


Огромная толпа заполоняла пустые места большого стадиона, на входе стояли шиноби, что проверяли билеты и после впускали людей внутрь. Арена представляла собой огромную кругообразную площадь, обнесённую высокими стенами; над ними возвышались трибуны зрителей, поделённые на три секции; ложа Хокаге и Казакаге с их охраной находилась на самом верху средней секции; чуть ниже уже заняли места влиятельные люди страны Огня и Песка; на левой и правой секции располагались люди среднего класса и ниже. Также, чуть поодаль от основных секций, была расположена небольшая трибуна для самих участников экзамена.

В свете того, что на экзамен во второй этап пробрался сам Орочимару и несколько дней назад пропал экзаменатор отборочного тура Гекко Хаяте, Хокаге принял решение усилить охрану финального этапа; в данный момент во всевозможных углах и тенях арены скрывалось больше двух десятков членов АНБУ, включая отряд Наруто, который также привлекли к охране гражданских. Только несколько членов АНБУ для вида находились на трибунах, не скрываясь. Кроме этого, границу деревни усилили: на каждом посту вокруг Конохи пребывало по четыре чунина вместо положенных двух и ближайшие окрестности за пределами деревни проверялись членами спецотряда.

Наруто хоть и приступил к восстановлению чакропроводимости руки только позавчера, но уже неплохо преуспел в этом из-за своей регенерации джинчурики, поэтому ему позволили принять участие в задании.

У Узумаки было плохое предчувствие насчёт экзамена, он с самого утра был на взводе. Сначала на экзамен пробрался нукенин "S" класса, после пропал экзаменатор, Наруто было страшно представить, что могло произойти дальше. Но пока всё шло спокойно. Узумаки наблюдал, как люди занимали места на левой секции трибуны, из своего укрытия, рядом напряжённо осматривались его сокомандники — Мики и Саске.

Так же спокойно, как все и собрались, начался последний этап экзамена на чунина. В центр арены вышел шиноби в стандартной форме джонина, с коричневыми волосами до плеч и банданой на голове, во рту он держал сенбон, словно зубочистку. Это был Генма Ширануи — шиноби, временно исполняющий обязанности без вести пропавшего Гекко Хаяте. Он лениво махнул рукой в сторону участников экзамена, подзывая их к себе. Медленно спускаясь с трибун, перед ним в ряд выстроились генины, претендующие на звание чунина.

— Добро пожаловать! Большое спасибо всем тем, кто прибыл в Деревню Скрытой в Листве на поединки за звание чунинов! В финальном соревновании будет участвовать восемь кандидатов, которые прошли вступительные и отборочные экзамены! — со своего места встал Хокаге и подошёл к ограде; хотя стадион был огромен, его голос слышал каждый зритель. — Да начнётся финальный этап!

— Итак, мы составили таблицу сражений, кто с кем столкнется после первых битв, — экзаменатор достал из кармана сложенный в четыре раза листок и развернул его. На листке были схематично изображены пары вплоть до финала. — Поэтому посмотрите внимательно на своих соперников.

Генины внимательно вгляделись в схему и представили, кто в какой битве выйдет победителем и с кем им придётся встретиться в следующем раунде. Инузука Киба взволнованно оглядывал других шиноби, Шикамару задумчиво закусил губу, Неджи внешне старался сохранить невозмутимое лицо, но подрагивающие пальцы выдавали его переживание. Досу пристально рассматривал Кибу, своего соперника. Белым пятном на этом фоне выглядела команда из Песка, что в полном составе прошла в третий этап. Гаара, поддерживая уже успевшую появиться в узких кругах репутацию жестокого шиноби, безэмоционально смотрел в пустоту, Канкуро с Темари не сильно от него отличались, но всё же раз за разом кидали заинтересованные взгляды на остальных.

— Кхм, время пришло, шиноби из первой пары: Канкуро из Песка и Шино Абураме, останьтесь, остальных прошу уйти в зону ожидания, — прервал гнетущую тишину Генма, убирая листок обратно в карман. Канкуро хмуро посмотрел на своих товарищей, кинул незаметный взгляд на своего сенсея Баки и уверенно поднял руку:

— Я отказываюсь от участия! — голос Канкуро эхом прошёлся по всей Арене, на миг затихли перешёптывания зрителей, чтобы взорваться с большей силой — они пришли посмотреть зрелище, а его у них забирали. Зрители были недовольны и кричали обвинения шиноби Песка в трусости. Канкуро недовольно сжал губы.

— Эм, вы точно в этом уверены? — спросил Генма и после утвердительного кивка продолжил: — Тогда победителем считается Шино Абураме и он переходит в следующий раунд. Следующая пара: Шикамару Нара против Темари из Песка. Прошу вас остаться, остальные проходите к себе в зону отдыха.

"Странно, очень странно. Почему этот парень отказался от боя? Отказался от возможности стать чунином? Судя по его действиям в Лесу Смерти, он явно не трус и не слабак, так из-за чего? Может... Да нет, я уже просто накручиваю себя, они с Орочимару никак не связаны, они даже сражались с ним на втором этапе. Хех, похоже, у меня развивается паранойя, — размышлял Узумаки, провожая взглядом подымавшегося по лестнице Канкуро. — Но всё равно, это подозрительно".

Переглянувшись с Саске, Наруто убедился, что не его одного разрывают подобные мысли.

Отряд Наруто скрывался у левой секции, потому им было плохо видно центральную трибуну, рядом с которой находилась команда капитана всех АНБУ, что защищали Хокаге. И подобных тёмных пятен было множество для разных отрядов, распределённых вокруг всей арены — из-за этого было принято решение дать каждому отряду право самой выбирать оптимальное решение во время возникающих проблем и приоритетность цели.

Конечно, у АНБУ в масках встроены небольшие печати-передатчики, которые могли передавать короткие сигналы между членами отряда, вот только подобная связь не была рассчитана на большие отряды, из-за чего связь между группами не поддерживалась.

В то же время на поле остались лишь три человека, Шикамару стоял напротив Темари и имел весьма отстранённый вид, всем своим видом Нара показывал, насколько для него это всё напряжно. Генма махнул рукой, давая разрешение начать бой, и отпрыгнул подальше. И... Начался бой. Наруто поначалу даже удивился, как стремительно он начался и что Шикамару никак не противодействовал первой атаке. Сверкнув своими темно-зелёными глазами, Темари мгновенно выхватила огромный веер из-за своего красного пояса, и мощный порыв ветра снёс Шикамару к стене. Поднялось облако пыли. И на этом весь драйв закончился. Дальше пошло сражение более стратегического вида, нежели обыкновенно принятый мордобой.

Оба предпринимали изобретательные и хитроумные ходы, по большей части Шика, Темари старалась держаться как можно дальше от него и использовала своё преимущество в дальних атаках, но ей это не помогло, Нара попросту перехитрил её и по итогу поймал в свою теневую ловушку, а после... Сдался.

Да, он сдался. Зрители начали возмущаться, что Шикамару сдался, и не удивительно: большинство из них были из Конохи, им было неприятно, что шиноби их деревни сдаётся, особенно когда победа была практически у него в руках. Темари тоже была в шоке, Наруто даже не нужно было активировать шаринган, чтобы увидеть её шокированное выражение лица — она также не понимала причины отступления Шикамару.

— Победила Темари! — оповестил всех Генма, после чего Шикамару окончательно отпустил девушку из своей техники. Нара поднял взгляд на облака, его лицо расслабилось и стало умиротворённым, а потом он перевёл взгляд на трибуны, с которых разносились гневные выкрики на всю арену, и тяжело вздохнул. Пожав плечами, будто отвечая болельщикам "не судьба", направился обратно в зону отдыха. Темари с небольшим запозданием пошла за ним. — Следующий поединок: Киба Инузука против Досу Кинуты!

Бой Кибы и этого Досу тоже был не очень длителен, хотя и являлся полной противоположностью предыдущего — это сражение, как раз и было, так сказать, классическим вариантом сражения шиноби. Большинство ниндзя делали упор не на тактику ведения боя, а на мощность и эффективность техник. Само собой, они пользовались некоторыми уловками и хитростями, но недостаточно, чтобы приблизиться даже к нижней планки сражений разума.

Именно к этой категории относилось данная битва, и, что немного грустно, частично это относилось и к Наруто. Тот также больше полагался на собственную силу и смекалку, чем на выстроенные на десять шагов вперёд многоходовки, как Шикамару.

Возвращаясь к бою: он был быстр, как и по времени, так и по скорости разворачивающихся событий, сражение проходило практически без остановок. И этот бой, по-своему, захватил интерес Наруто, Узумаки даже не мог решить, кто победит, то ли сгорбленный парень в пончо по имени Досу, то ли Киба. У Инузуки были довольно разрушительные клановые техники, особенно в совместном использовании с нинкеном, но его сильные звуковые волны резонировали с барабанными перепонками собаковода, вызывая головные боли и дезориентацию, даже Наруто было слегка не по себе, а он находился на приличном расстоянии.

Киба в начале поединка отхватил не слабо, но смог разорвать дистанцию и удивить зрителей, что уже предрекли исход битвы. Киба создал двух клонов, что превратились в... Ушные затычки, после он плотно засунул их себе в уши. Досу, как увидел, что сделал Киба, начал перестраивать свою технику, но уже не успел, и Инузука, используя технику "коготь разрушения", на большой скорости поразил соперника.

Досу инстинктивно перекрестил перед собой руки в защите, и удар прошёлся по механизму на его руке, что помогал ему использовать техники звука. Динамик сильно вмялся и повредил руку, Кинута не хотел сдаваться и, вскочив, побежал в ближний бой. Только тут его сбил со спины пришедший в себя Акамару, нинкен Кибы, и прижал к земле лапами, угрожающе оскалив челюсть над забинтованным лицом Досу. Генма махнул рукой. Бой был окончен.

— Победил Киба Инузука! — толпа расплескалась в овациях, многим такое скоротечное зрелище понравилось гораздо больше предыдущего сражения. Киба же всё ещё не отошёл от техник противника и с трудом держал равновесие. Подняв снова маленького щенка себе на голову, Киба вскинул руки в небо и прокричал: "Победа!", а после покачнулся и кое-как поковылял в сторону ворот, там его перехватили меднины и увели в медпункт.

— Кхех, в следующем бою предстоит встретиться Хьюге Неджи и Гааре из Песка! Прошу на арену, — с трибуны медленно начал спускаться Гаара, его большие бирюзовые глаза ничего не выражали. Наруто напрягся всем телом — за этим боем он будет следить, как ни за каким другим.

В центре арены напротив друг друга встали двое шиноби, рядом стоял экзаменатор, всё так же, как было трижды до этого. Только в этот раз в бою встречались Гаара и гений клана Хьюга, эта встреча была самой ожидаемой за весь день, и народ буквально сошёл с ума от криков. Генма что-то сообщил генинам, а после махнул рукой, начиная бой.

Гаара сложил руки на груди, его песок, словно живший сам по себе, на большой скорости направился в Неджи, Хьюга увернулся и побежал к Гааре, в ближний бой, на ходу уворачиваясь и разбивая хлысты песка мягким кулаком.

Хьюги с их бьякуганом были шиноби ближнего боя, что с помощью стиля мягкого кулака выбивали тенкецу своих врагов. Неджи для сражения необходимо было приблизиться к весьма неудобному для него сопернику, что сражался на средней дистанции.

Неджи практически приблизился к Гааре вплотную, как внезапно весь отбитый им песок всколыхнулся заново, и Хьюга оказался окружён песком. Вот только Неджи резко остановился и встал в стойку. За мгновение до того, как песок погрёб бы под своей толщей Хьюгу, он начал с огромной скоростью вращаться и выпускать чакру, что закрыла его в своеобразном куполе. Эта защитная техника не только раскидала в стороны весь песок, но и задела Гаару, откинув на несколько метров.

Красноволосый подросток лежал на земле, он с удивлением дотронулся до потрескавшейся щеки. Секунда удивления, и капилляры на его глазах полопались, а зрачки бешено сузились. В ответ на это длинноволосый шиноби Конохи вытянул левую руку и приглашающе подозвал к себе.

Но их бою не было предначертано закончиться — произошло нечто странное. С неба посыпались перья.

Глава опубликована: 05.04.2020

19 глава

Повсюду раздавались взрывы, огромное призывное животное сносило здания, будто карточные домики. Вражеские ниндзя сражались с защитниками деревни и везде сеяли разруху, убивая также и мирных жителей. Люди в панике и страхе пытались сбежать как можно дальше от этого чудовища и шиноби Песка и Звука. Некоторые жители под обломками зданий, давясь кровью, молились всем богам, чтобы этот ужас закончился и они выжили, некоторые просто прятались где могли: забивались в углы, залезали под кровать, закрывались в ванной, обнимая своих детей, и все они зажимали глаза, уши и плакали, надеясь, что всё вскоре закончится или окажется просто дурным кошмаром и они сейчас проснутся. Но это был не сон.

— Наруто, я... Я хотела тебе признаться, что...

Обычно миловидная девочка с ярко-зелёными глазами сейчас мало походила на себя прежнюю, являясь блеклой тенью; всё лицо было в царапинах и ссадинах, изо рта текла кровь, а сквозь две небольшие раны на животе был виден обломок стены, на котором она лежала. Мики из последних сил смогла что-то сказать, и её взгляд застыл, а глаза перестали блестеть. Наруто прижал бездыханное тело подруги к себе и завыл раненым волком. На фоне всё усиливался шум сражения.


* * *


Темп боя между Неджи и Гаарой только нарастал, как вдруг с неба над всем стадионом стали падать перья. Перед глазами Наруто всё поплыло, перья сливались воедино, образуя белое полотно, что застилало глаза. В тени левого выреза маски засветился шаринган, и белое марево развеялось, открывая перед глазами Наруто вид на погрузившихся в иллюзию зрителей — они все заснули — кто сидя, а кто-то даже свалился на пол.

С ложи Каге прогремел взрыв. Трибуны заполонили шиноби Звука и Песка, что скинули маскировку зрителей и некоторых членов АНБУ, находившихся там же. Наруто ошалело перевёл взгляд на товарищей и, кивнув друг другу, они помчались к ближайшей тройке ниндзя Песка. Хокаге поддержит отряд капитана, а им предстоит заняться остальными.

Выпрыгнув из укрытия, Наруто сразу же сложил две печати и поразил одного из противников лучом молний; тот увидел атаку, но не успел среагировать, отчего сейчас лежал на полу и зажимал рану в плече. Остальных шиноби Наруто и Саске связали в ближнем бою. Мики же начала снимать гендзюцу с находящимися рядом генинов Листа, что каким-то образом не могли выбраться самостоятельно. Техника охватывала огромную площадь, из-за чего являлась достаточно слабой, способной хоть сколько-то долго удержать лишь обычных людей, и именно это удивляло Мики.

Оставшаяся двойка Песка оказывала приличное сопротивление, местами даже теснило юных АНБУ в тайдзюцу, являясь опытными бойцами. Но насколько бы чунины опытными ни были, они не знали, что сражаются с носителями шарингана, что и стало их ошибкой. Томоэ закрутились вокруг зрачка, и стоило врагам слегка мазнуть взглядом по шарингану Наруто, как те оказались в иллюзии. Шиноби Песка замерли, их глаза расширились от ужаса, и они попадали на колени, жадно хватая ртом воздух. Саске сильными и точными ударами вырубил каждого чунина. Остальные нападающие успели убежать и скрылись за пределами стадиона, лишь некоторые враги остались здесь, связанные сражением с ниндзя Конохи.

— Я разбудила нескольких генинов и направила их к нашим на другой части арены, там им будет безопасней всего, — подошла к отряду Мики, наблюдая как за сбежавшими шиноби направилось несколько команд АНБУ. — Что будем делать?

— Для начала надерём несколько задниц шиноби Песка, а дальше по ситуации, — пояснил Саске, направив танто прямиком в центр арены, куда спрыгнули остальные члены команды Гаары и, видимо, их учитель — мужчина в стандартной форме джонина и с тканью, закрывающей часть лица.

Неджи отпрыгнул подальше от Гаары, вставая рядом с Генмой, что ощетинился кунаем и следил за каждым их движением. Гааре помогли подняться, трещины на его лице медленно затягивались песком и через несколько секунд полностью пропали.

— Гаара, ты в порядке? В состоянии выполнить свою миссию? — Хмурясь, спросил Баки, оглядывая вновь ставшим непроницаемым лицо подростка, тот в ответ медленно кивнул. — Тогда немедленно отправляйтесь, ты наш козырь.

— Всё интереснее и интереснее, вот только мы не дадим вам уйти, — в центре арены появились трое ниндзя, облачённые в чёрные плащи; из-под глубоких капюшонов едва проглядывали белые маски с различными узорами зверей. В мгновение ока они оказались над успевшей развернуться командой Гаарой, в руках заблестели клинки танто.

— Не так быстро! Фуутон: Великая Воздушная Стена! — Баки пустил огромную волну ветра наперерез отряду АНБУ; из-за того, что они находились в воздухе, их снесло чуть ли не на другой край арены. — Пф, и это знаменитые АНБУ? Вперёд!

Троица Песка кивнула, и они рванули прочь к стене, к стене, что вела в центр поселения. Генма попытался их задержать, метнув несколько сюрикенов, но Баки мгновенно появился на траектории снарядов и отбил их. Отправив Неджи на трибуны, помогать шиноби Конохи, Генма запрыгнул на Баки и связал того в ближнем бою. И прежде чем окончательно сосредоточиться на сражении, он отметил, что тех АНБУ на арене уже нет.


* * *


По всей Конохе гремели взрывы, раздавались звуки сражений, мольбы о пощаде; мёртвые тела шиноби и обычных людей усеивали каждый угол, каждую улицу. Всюду защитники деревни пытались эвакуировать мирных жителей, но не очень успешно. Хотя вывод людей в безопасные зоны проходил с наибольшей возможной скоростью и приличное количество людей успели эвакуировать, многим не повезло оказаться на линии огня, либо наоборот, на окраине Конохи; их физически не смогли спасти. Также нападавшие специально атаковали спасательные отряды; потери граждан возрастали с каждой минутой.

Вдали за огромными стенами Конохи, внутри которых раньше все чувствовали себя в полной безопасности, буквально из ниоткуда в облаке дыма появилась громадная двухглавая змея, что снесла своим туловищем часть стены, словно преграда была из картона, а не из камня. Множество обломков разлетелось по всей окраине, руша здания и погребая под собой кучу жизней.

Наруто вместе с напарниками преследовали Гаару. Стараясь не отвлекаться на другие битвы, он жмурил глаза, пытался отстраниться от этой какофонии взрывов и криков; в этот раз Узумаки решил довериться своей паранойе — отчего-то он ощущал в Гааре куда большую опасность и некоторое родство. Вспоминая его слова, он тоже чувствовал нечто похожее. И это пугало. Спецотряд почти нагнал троицу Песка, как от них отделился Канкуро, но у него не вышло их задержать, сразу следом за АНБУ появился Абураме Шино. Он бежал следом с самого начала и в итоге всё-таки сошёлся в схватке с марионеточником, что должна была случиться ещё на экзамене, если бы Канкуро не сдался. Канкуро попытался остановить и членов АНБУ, только Шино помешал ему, и они проскочили мимо, практически нагнав Гаару с Темари.

Перепрыгивая с одной крыши на другую, Гаара двигался прямиком к центру деревни, и чем больше он приближался к нему, тем сильнее тревога набатом била в висках Наруто. Узумаки пустил несколько кунаев со взрыв-тегами наперерез шиноби Суны, когда они перепрыгивали между зданиями. Темари запросто извернулась в воздухе и пропустила метательное железо мимо себя. Гаара же, не привыкший уворачиваться, поймал кунай в песок, и прогремел небольшой взрыв. Ударной волной их снесло на несколько метров к краю довольно широкой улицы. Дома вокруг были сплошь разгромлены, местами на руинах валялись люди в неестественно вывернутых позах. Выдохнув, АНБУ ужаснулись, более подробно оглядывая некогда прекрасную и мирную Коноху, что сейчас являлась в их глазах настоящим филиалом ада: развалины домов и различных заведений охватывало бушующее пламя, дым начинал заволакивать кристально чистое небо, повсеместно доносилось всё больше взрывов и криков, происходило всё больше сражений между шиноби, всё больше смертей.

АНБУ спрыгнули со здания и начали окружать Гаару. Темари постаралась отдёрнуть его в сторону, но тот резко отмахнулся от неё и наградил таким взглядом, что она решила больше не перечить ему.

— Дальше не идём, вполне удобное место, чтобы убить всех! — Гаара облокотившись об едва уцелевшую стену, держался за своё лицо, по которому расползались трещины, — Но сначала я разберусь с тобой, Узумаки Наруто. Я знаю, что это ты! Мы же похожи, я чувствую твою ненависть! Твою жажду смерти!

Один из членов АНБУ на мгновение замер, прежде чем сорваться напрямую к нему, напрочь забывая о командной работе. Наруто обнажил танто и всего за секунду сблизился с Гаарой, вот только на линии удара уже поднялся песок, образуя небольшой щит. Вся мощь удара поглотилась абсолютной защитой шиноби Суны, и остриё клинка мягко погрузилось в песок. Однако Узумаки этого и добивался. Гаара только собирался швырнуть оружие вместе с АНБУ, как по клинку заплясали разряды молнии, Наруто надавил на препятствие, и танто разорвало защиту, словно обычной лист. В то же мгновение вокруг Гаары взметнулся песок, но клинок Наруто был чуть быстрее.

В воздух взметнулись несколько капель крови. Узумаки только слегка задел его плечо, и огромная волна песка снесла его, подобно пушинке. Погребённый под толщей песка, Наруто чувствовал, как тот сжимает его со всех сторон всё сильнее и сильнее — Гаара хотел убить его в мучениях. Рядом послышался женский крик. Наруто сконцентрировался, и во все стороны по песку прошёл огромный заряд молнии; только мощности атаки не хватило полностью освободиться от песка, его было слишком много, и он быстро заполнял зияющую пустоту обратно, придавливая Узумаки к земле. Сквозь ненадолго открывшуюся щёлку Наруто увидел сокомандников — они пытались прорваться к нему, но их сдерживала Темари.

Наруто лихорадочно соображал, что делать: чидори-нагаши подряд использовать не получится, ему нужна была небольшая передышка, за которую песок вновь опутает его; райкири же — точечная техника, а обычным чидори он не владел. Мысли путались в голове Узумаки. Воздух в лёгких кончался, а песок сдавливал всё сильнее; ему казалось, будто он слышит скрип собственных костей, и его начала охватывать паника. Ладонь заискрилась молниями, а после они сорвались с неё в виде луча. Наруто суматошно выцеливал Гаару, размахивая рукой приблизительно в его направлении.

Несколько рёбер Наруто жалобно хрустнули, и фарфоровые осколки лопнувшей маски стали впиваться в лицо, но вдруг давление резко пропало. В тот же момент он выпрыгнул из-под больше не сдерживающей его толщи песка и откатился в сторону. Узумаки стал жадно глотать воздух, стоя на четвереньках. В глазах всё мельтешило и двоилось, в ушах отдавало набатом, каждая клеточка тела ныла, и изо всех щелей сыпался ненавистный песок.

Буквально в десятке метров от Наруто, подобно бешеному животному, орал Гаара. Он прижимал к себе свою правую руку; песчаная броня на ней была уничтожена, и она была вся в подпалинах и ожогах; красные волосы шиноби слиплись от крови и немного прикрывали глаза. Гаара же покачивался, сидя на земле, поджав колени. Но как бы сильно он ни орал, безумный взгляд с лопнувшими капиллярами не отрывался от Наруто. Песок, покрывавший почти всю улицу, стал стекаться к хозяину. Узумаки тут же подобрался и приготовился к любому исходу, но, к всеобщему удивлению, песок просто спрятал Гаару, создав шар вокруг него.

— Наруто, как ты? — оглянувшись назад, Наруто отметил, что немного потрепанные Саске с Мики стояли за его спиной, ощетинившись кунаями, а Темари, связанная, лежала без сознания чуть поодаль.

— В порядке, — смахнув остатки маски с лица и скинув весь изорванный плащ, Наруто кивнул товарищам, и они окружили Гаару.

Больше он не пойдёт на поводу своей злости и не допустит такой глупой ошибки.

Мимо них на большой скорости, даже не скрываясь, в сторону резиденции Хокаге промчался отряд АНБУ. В той стороне всё нарастал накал сражения, а на окраинах стало гораздо тише, хоть битвы и продолжались, как минимум, упокоили призывную змею.

Вдох. Выдох. Узумаки дал сигнал, и с двух сторон убежище Гаары пронзили электрические лучи. Послышался истошный вопль. Отряд АНБУ отпрыгнул на несколько метров назад и приготовился, но произошло нечто невообразимое. Развороченный техниками шар из песка резко начал обволакивать руку и часть головы шиноби Суны, оставшийся песок сформировал нечто наподобие хвоста.

— Я вас уничтожу! — раздался безумный голос с высокими нотами; взгляд глаз с чёрной склерой и жёлтым зрачком замер на Узумаки. Наруто вздрогнул. Он наконец понял, что это было за смутное ощущения родства. Наруто всё это время чувствовал в нём чакру хвостатого, Гаара являлся джинчурики, как и он сам.

— Так вот что ты имел в виду, говоря, что мы похожи. Ты с самого начала понял, что я тоже джинчурики, — ответа Наруто не дождался, Гаара зарычал диким зверем и бросился на него.

Томоэ закрутились вокруг зрачка Узумаки, джинчурики Шукаку на долю секунды замешкался, но, взревев ещё громче, лишь ускорился. Гендзюцу для него оказались слишком слабыми. Наруто ушёл в шуншин и в то место, где он находился, врезалась внезапно удлинившаяся лапа Гаары. Саске не дремал, он тут же пустил в него пару огненных сгустков. Только техника оказалась бесполезной против джинчурики, и огонь растёкся по абсолютной защите Гаары. Сюрикены Мики тем более даже не поцарапали врага, но она и не преследовала эту цель, стараясь раздражать и отвлекать Гаару.

Скрывшись щитом из песка от техники Учихи, Гаара также потерял из виду и Наруто, чем тот не пренебрёг воспользоваться. Узумаки максимально быстро подскочил к джинчурики Суны и собрал всего несколько печатей. Томоэ бешено крутились вокруг зрачка, время замедлилось и буквально песчинка за песчинкой опускалась защита Пустынного Гаары. Ладонь Наруто сложилась в "остриё", по пальцам побежали молнии. Секунда, и рука АНБУ вошла в небольшую щель щита, разрывая его молниями. Ещё секунда. Остатки щита жгутами схватили локоть Наруто и увели руку в сторону. Узумаки промахнулся. Райкири прошла в полуметре от лица джинчурики, Наруто успел разглядеть его торжествующее выражение лица, и множество тонких песчаных игл пронзили его тело.

Узумаки распластался на земле; рот заполнила кровь, раны были небольшие, но их было много. Перед ним появился Саске, снова засверкали молнии. В глазах Наруто зарябило, Саске уничтожил лапу Гаары, что летела на беззащитного члена АНБУ. Рядом промелькнула Мики; её светящиеся зелёным ладони накрыли ранения Наруто, и по его телу распространилось расслабляющее ощущение тепла. Недалеко раздалось несколько взрывов. На подмогу к ним пришёл небольшой отряд шиноби, но продержались они недолго. Гаара утолял свою жажду смерти.

— Давай же! Приходи в себя! Не время отдыхать, добе! — сдерживая натиск джинчурики, Саске умудрился слегка отвлечься от битвы. Силуэт скачущего в разные стороны Учихи возвращал краски; его плащ пропал, на бронежилете виднелась пара дырок, а по руке стекала струйка крови. Наруто, оперевшись об плечо Миуры, поднялся. Сам он выглядел не лучше: вся униформа Наруто была изодрана и больше походила на какие-то кровавые рванины.

— Спасибо, Мики, — Узумаки тепло улыбнулся ей и, немного покачиваясь, рванул на выручку Учихе. В глазах Наруто всё ещё плыло. — Кто из нас ещё обычно прохлаждается, теме?

Саске быстро сложил десяток печатей и выдохнул в Гаару огненного дракона. Одновременно с ним Миура начала закидывать различным метательным железом шиноби Суны, а Наруто с клонами со спины вновь атаковал лучами.

От Руки Гаары резко отделилась часть песка, сформировав стену, но сдержала она только часть техник. Песок снова взбунтовался прямо над лежачим джинчурики, в этот раз окутывая его полностью. Члены спецотряда АНБУ решили не дожидаться конца трансформации и прыгнули на него с трёх сторон, уже чувствуя скорую победу. Тем не менее, они не успели. Когда они находились в нескольких метрах от Гаары, тот взорвался песком. Саске дёрнулся от боли и успел лишь частично отбить удар Джинчурики Однохвостого; его унесло в сторону, прибивая некоторые части тела к земле песком, что стал словно камень. Прикованный к земле, Учиха схватился свободной рукой за шею, где была метка Орочимару, и изо всех сил старался не закричать; из его горла выходил лишь сдавленный хрип. Печать снова пустила отравляющую чакру.

Наруто же в последнее мгновение успел швырнуть напитанный кунай наперерез Мики, спасая её от контратаки Гаары, но из-за этого его самого прибило к стене здания. Миура попыталась сгруппироваться и отпрыгнуть от врага подальше, но ей не хватило скорости, и джинчурики ударом лапы отбросил её. Она явно интересовала Гаару сейчас меньше всего.

Безумные глаза, в которых не осталось ничего человеческого, вперились в Узумаки. Свирепое животное, бывшее некогда шиноби Суны, не спеша направилось прямо на него, во всём виде джинчурики выдавалось только одно желание — желание разорвать вожделенную жертву. Саске, невзирая на пытку, что-то кричал, но Наруто не слышал его — он замер, вглядываясь в нечеловеческие черты лица этого монстра. Наруто почувствовал подкрадывающийся из самой глубины души страх. Не от того, что неожиданно осознал, что запас чакры практически на донышке и не хватит даже выбраться из ловушки. Даже не от того, что мог умереть. Он боялся того, что однажды сам потеряет контроль и станет подобным чудовищем. Чудовищем, что нападёт на своих близких.

Не подконтрольный страх охватывал Узумаки всё сильнее, Гаара же стоял на расстоянии вытянутой руки и наслаждался его ужасом, неправильно понимая их причины. Гаара поднял лапу над лицом Наруто и собрался всё закончить одним ударом.

— Стихия земли: сдвиг земной коры!

Вдруг земля под Однохвостым так резко поднялась на десятки метров под небольшим наклоном, что он по инерции полетел ещё дальше, пробивая своим телом несколько домов подряд. Миура тяжело вдохнула, по её лицу крупными каплями стекал пот, а в зелёных глазах плескалась нешуточная тревога.

— Наруто! Ты цел!? Сейчас тебя освобожу.

— Да... Я цел, — Узумаки выдохнул, страх постепенно покидал тело.

Мики резво подскочила к нему, хотя сама еле стояла на ногах после использования весьма затратной техники, и начала кунаем откалывать твёрдый песок. Позади них этим же занимался Учиха, по его лицу было заметно, что боль отступила не до конца, но Саске терпел, сжав зубы. Он уже освободил туловище и сейчас занимался правой рукой. Песок был очень крепок.

Мики избавилась от песка на одной из рук Узумаки и уже начала разламывать другую часть, как позади раздался рык. Обернувшись, Мики замерла. В их сторону несся вконец потерявший контроль над биджу Гаара; он был весь в чужой крови, за ним следом неслась небольшая группа шиноби Конохи. Но они не успевали. Все звуки для Мики слились в единую какофонию. Саске что-то истошно закричал, усиленно стуча по оковам окончательно затупившимся кунаем. Наруто попытался оттолкнуть её в сторону, но она наоборот бросилась навстречу обезумевшему джинчурики. Всё произошло слишком быстро.

Глава опубликована: 01.06.2020

20 глава

Всё произошло слишком быстро. Но не для Наруто. Для него эти две секунды растянулись в долгую и мучительную минуту. Сейчас он ненавидел способности своего шарингана, что позволял разглядеть каждую капельку крови, взметнувшуюся в воздух, и кадр за кадром беспомощно наблюдать, как Мики оседает на пробивших её тело песчаных щупальцах. Но гораздо сильнее он возненавидел свою слабость и одного конкретного шиноби.

Время вновь ускорило свой шаг, Мики завалилась на Гаару и попыталась из последних сил достать последнего кунаем. Но Гаара не глядя отшвырнул ее в сторону. Взгляд глаз, полыхающих расплавленным золотом, всё не сводился с искажённого ненавистью лица Узумаки. Земля продавилась под песчаными лапами монстра, уже не человека, приготовившегося совершить стремительный рывок.

Однако мощная совместная техника воды смела джинчурики Шукаку, пробивая собой целое здание. Десяток шиноби догнали его и сейчас вовсю закидывали со всех сторон техниками.

Но Наруто было всё равно, он смотрел на неподвижную Мики, та не подавала никаких признаков жизни. Наруто мог бы убедиться в этом окончательно, проверив своим додзюцу, но он боялся того, что она действительно мертва. При этом не был способен отвести взгляда родного глаза от миниатюрного тела. Ярость, накатившая ещё несколько секунд назад, бесследно исчезла, оставляя после себя лишь пустоту. И вновь его спасли ценой собственной жизни. И вновь он оказался недостаточно силён. Наруто не пытался вырываться. Фоном всё нарастал шум сражения.

— Наруто, мать твою, приди уже в себя! — донесшийся словно сквозь толщу воды голос развеял отчужденное состояние Узумаки.

В бездонных черных омутах Учихи плескался настоящий коктейль из эмоций: ненависть, страх, вина и грусть переплелись в один тугой узел и понять, какое чувство на кого направлено, не представлялось возможным. Его рука ещё тряслась от судороги — последствие влияния проклятой печати, рядом валялся затупленный кунай, другую руку сковывал потрескавшийся песок. Но голос его оставался крепок.

— Поднимай свою задницу! Я тоже хочу разорвать этого ублюдка! Но я не могу, а ты можешь, Наруто, так давай же...

Крик Саске прервал совсем тихий, сдавленный вздох. Слабый вздох, перекрывший звуки битвы. Вздох, заставивший Учиху замолчать на полуслове. Мики была ещё жива. В глазах Наруто загорелась надежда. Сконцентрировав оставшуюся чакру, Узумаки старался вырваться изо всех сил; по песку пошли небольшие трещинки, но оковы не поддавались. Промелькнувшая злость на лице Наруто обернулась покрасневшим и вытянувшимся зрачком родного глаза, во все стороны полыхнула красная ядовитая чакра, отчего он разломал не только песок, сковавший тело, а также и саму стену. Джинчурики был свободен.

Наруто в мгновение ока оказался перед Мики и склонился к ней. Саске выдохнул и посмотрел на так ненавистный песок и затупленный кунай; он ещё не освободился. Перехватив дрожащей рукой оружие поудобнее, Учиха продолжил методично ковырять песчаный массив, напоминающий по форме большую скобу. Чакры в теле практически не осталось. Из-за этого печать стала подавлять волю юного Учихи, причиняя фантомную боль, отчего и физических сил практически не сохранилось, да и в сознании Саске держался из чистого упрямства, любой другой чунин на его месте уже давно бы провалился в сон. Но не Учиха, в мыслях которого стояла картина обрушенных зданий кафе, в которых он обедал, крыш, по которым они с Наруто раньше устраивали гонки, мертвых шиноби и обычных людей; картина, как Гаара пробил тело его товарища, друга. Это вызывало в нём жгучую ярость, давало сил продолжать.

Дзынь. Песок рассыпался, освобождая руку. И в тот же миг улицу разразил громкий вопль, полный боли и отчаяния. Саске стоял, не в силах сделать и шага в сторону друга. Он понял. Понял, что Мики больше нет. В голове промелькнула предательская мысль, он и так осознавал, что Миуру уже не спасти, не с такими ранами. И Наруто это также знал, но от этого не становилось легче.

Позади раздался сильный взрыв, сильнее предыдущих; обернувшись, Саске отметил, что в живых стоять против разбушевавшегося джинчурики остались трое шиноби. Им нужно было помочь, но Учиха ничего не мог сделать, только смотреть, как песчаная лапа монстра сомкнулась на плече совсем молодого парнишки и оторвала ему руку. Никто из оставшихся ниндзя не смог спасти его. Гаара просто раздавил тому голову, как спелый арбуз.

Саске завороженно смотрел на эту бойню, хотел, но не мог отвести взгляда. Ещё минуту назад бушующая ярость сменилась апатией; глядя, как джинчурики Шукаку разбирается с опытными чунинами и джонинами, Учиха ясно понял, что он никак не сможет им помочь: сколько бы злости ни было, в теле осталось чакры ровно на столько, чтобы оставаться в сознании. Если Гаара сейчас обратит своё внимание на него, он умрёт.

Тело совсем юного бойца АНБУ пробила мелкая дрожь. Саске удивлённо смотрел на собственную руку, он боялся. Но чего? Подняв взгляд на с безумной лёгкостью теснившего двух джонинов Листа Гаару, он внимательно вгляделся в сверкающие золотом безумные глаза, в песок, что покрыл почти всё тело шиноби наподобие брони. Нет, он боялся не Песчаного. Учиха прикрыл глаза и сосредоточился. Источник его тревоги находился сзади.

От Наруто ощутимыми волнами исходила жажда убийства. Тело обволокла красная, даже на вид жгучая, чакра, за спиной развевался хвост, на пальцах отросли когти, во рту же заострились клыки. Но больше всего во внешнем виде Узумаки поражали его глаза. Правый красный глаз с вытянувшимся зрачком, как у зверя. И левый, также красный, но со странным чёрным узором внутри.

Саске знал, что это. Как знал и то, что Гаара больше не жилец. Одному из последних Учих, как никому другому, была известна сила Мангеке шарингана.

Узумаки медленно, печатая шаг, двигался в сторону Гаары. Тот почуял родственную чакру, резко обернулся и, больше не обращая внимания на оставшегося последним в живых шиноби Конохи, с диким рёвом помчался на Наруто. Между ними осталось меньше двадцати метров, когда Наруто поймал взгляд потерявшего контроль джинчурики.

— Сдохни, тварь!

Узор Мангеке шарингана крутанулся, по щеке Наруто потекла струйка крови, а Гаара встал как вкопанный. Лишь на мгновение выражение открытой части его лица стало осознанным, и тут же во взгляде появились чистая незамутнённая ненависть и презрение. К самому себе. Установившуюся тишину нарушил противный хлюпающий звук — Гаара собственной же лапой пробил насквозь свою грудную клетку. После он завалился на спину; песок, заменявший броню, рассыпался и на глазах окрашивался в бордовый, а лицо застыло каменной маской.

Мангеке перестал вращаться и разделился на три томоэ, а покров чакры Биджу словно всосался в Узумаки. Саске и оставшийся джонин в шоке смотрели на происходящее. Учиха был уверен в том, что его друг победит, но даже и не представлял, насколько быстро. Глаза Наруто закатились, и он обессиленно упал. Учиха подскочил к обмякшему телу и в последний момент поймал его у земли, поддерживая Наруто, чтобы тот не упал. Брови Саске сошлись на переносице, что-то было не так, странно. Тишина. Ни взрывов, ни шума битв. Ничего. Нападение закончилось, но кто победил?


* * *


Никто. В этом, как оказалось, бессмысленном сражении не победил никто. Все проиграли в той или иной мере.

Орочимару подставил Скрытый Песок, он убил Казекаге и после подменил его собой. Ни один шиноби не раскусил маскировки, а после объединился со Скрытым Звуком, своей же Деревней, и организовал нападение на Лист, по итогу которого погиб Третий Хокаге Сарутоби Хирузен и множество других шиноби всех деревень, а также джинчурики Однохвостого, главная боевая единица Песка. После битвы с Хокаге сильно раненый Орочимару сумел сбежать, а многочисленные битвы по всей Конохе принялись стремительно прекращать, когда все осознали, кто скрывался под личиной Казекаге.

Успело погибнуть огромное количество шиноби и ни в чём не повинных граждан. Коноха потеряла около шестой части военного аппарата, от нападающих же едва осталась треть. Песок в этом столкновении потерял слишком много, шиноби Звука в большинстве своём успели скрыться, в тот момент было не до них, но у них были самые огромные потери, если учитывать скромные размеры Скрытого Звука.

После подобного Коноха не скоро оправится, так же, как и Песок; все это прекрасно понимали, поэтому сразу же подписали пакт о ненападении и временном перемирии.

— Много хороших шиноби погибло, погиб и Третий, но у нас нет ни времени, ни возможности горевать, — мужчина уже преклонного возраста, с чёрными волосами и с покрывающими большую часть тела бинтами, обвёл взглядом одного открытого глаза всех присутствующих на данном собрании, — вы должны понимать, в какой ситуации мы оказались. Лист уже не тот, что прежде. Сначала мы потеряли Учих, четверть боевой мощи страны, теперь же стало ещё хуже, и вы знаете, чем это грозит. Коноха стала слабее, уязвимее.

— Данзо, неужто ты хочешь сказать, что на нас могут вновь напасть?

Уже полностью седой мужчина подобрался, да так, что его очки упали на нос. Остальные тоже с волнением посмотрели на Шимуру, но по лицам некоторых можно было догадаться, что они того же мнения.

— Да, именно это я и хочу сказать. Облако и Камень обломали свои зубы об нас на прошлой Войне, и я уверен, что они не упустят шанса отхватить кусок от нашей огромной страны, пока мы ослаблены, — после слов главы Корня поднялся ропот: советники Хокаге и главы кланов начали спорить, насколько вероятным было сказанное Данзо.

— И что же вы предлагаете? — поднял голову со сложенных рук до этого молчавший Шикаку Нара, в полумраке помещения два глубоких шрама на его лице выделялись более явно, чем даже при дневном свете.

— В срочном порядке вернуть всех шиноби с миссий и месяц быть в полной боевой готовности, разослать шпионов, следить за действиями других Великих Стран... — Данзо спокойно перечислял список действий, уверенно глядя в глаза главе клана Нара, но его перебил Хомура Митокадо — советник Хокаге.

— А хватит ли нам финансов целый месяц быть в боевой готовности, параллельно отстраивая Коноху, не отправляя шиноби на миссии?

Глава Корня недовольно глянул на невозмутимо перебирающего седую бороду советника.

— Если мы будем испытывать с этим трудности, я уверен, Дайме поймет нашу ситуацию и выделит нам необходимые средства, — Митокадо согласно кивнул и откинулся на спинку стула. — Тогда, если никто больше не хочет меня перебить, я продолжу. Будем отслеживать малейший шаг других Великих Стран и отталкиваться от их действий; если они не начнут конфронтацию — хорошо, спокойно восстановим Деревню и боевую мощь. Но если всё же они рискнут, — на безэмоциональном лице Данзо пролегла тень улыбки, — тоже хорошо. Мы просто вновь докажем, что являемся сильнейшей из Великих Стран, и поможет нам в этом Песок, у них сложилась аналогичная нашей ситуация.

— Играть от обороны, ожидая первого шага от других. В наших обстоятельствах — единственно верное решение, — вновь подал голос Шикаку, соглашаясь с позицией Данзо. Шикаку подобрался, его глаза словно заискрились. — Но вы же не просто так первым взяли слово, начали описывать ту задницу, в которую мы все угодили. Ведь мы собрались не только, чтобы подвести итоги и наметить план действий, но и подумать над кандидатурами следующего Хокаге.

— Вы как всегда проницательны, Шикаку-сан, — Данзо позволил себе слегка ухмыльнуться, — но не совсем верно. Да, сейчас настали трудные времена для Конохи, и нужен сильный и жесткий Каге, чтобы поднять Лист с колен. Такой, как я. Но я знаю, что большинство из вас скорее умрут, чем отдадут мне шляпу Хокаге, поэтому я предлагаю назначить меня Временным Хокаге, пока не настанут более спокойные времена. Ведь только я смогу вернуть Листу былое величие и сразу же после этого вернусь обратно в тень. Мне не нужно звание Пятого, моё лицо не нужно высекать на скале. Просто дайте мне возможность, я больше ничего не прошу.


* * *


Дул свежий ветерок, разгоняя редкие, совсем маленькие тучи, лучи солнца ярко озаряли Коноху, даря каждому своё тепло. Но на душе всех жителей от мала до велика поселилась тоска. У многих погибли родные и друзья, погиб Хокаге — символ защиты и спокойствия, и если бы погода соответствовала внутреннему состоянию людей, тогда на небе сгустились бы тяжелые свинцовые тучи и непрерывно, словно из ведра, лил дождь. Но нет, погода сложилась на удивление тёплой, несмотря на лёгкий, уже осенний ветерок, она будто издевалась над чувствами горюющих людей.

Коноха постепенно начала отстраиваться. Всюду сновали рабочие, проезжали повозки со строительными материалами; медленно, но верно Коноха приобретала свой прежний облик: стены, окружающие Деревню, восстановили в первую очередь, буквально за несколько дней. Охрана возросла в разы, стали пускать патрули вокруг Деревни, да и в самом Листе то и дело можно было заметить ниндзя, что не спешили по своим делам, а внимательно осматривали каждую улицу, каждое подозрительное лицо. И даже этого не хватало, чтобы люди чувствовали себя спокойно.

Наруто стоял перед могильной плитой, сквозь стандартную форму шиноби виднелись бинты. Рядом находились сотни точно таких же свежих могил, сделанных словно под копирку; единственное, чем они отличались, так это именами, выбитыми на надгробиях. Но Наруто пришёл сюда всего из-за одного имени. Миура Мики.

— Как много пало наших товарищей в этой бессмысленной битве, как много мы потеряли близких сердцу людей, я понимаю твою боль, — Узумаки слегка вздрогнул и поднял взгляд на, появившегося совершенно бесшумно мужчину.

Выглядел он весьма скромно: обычная белая рубаха, тёмная накидка до ног, скрывающая лишь правую сторону тела, трость, на которую он опирался; лоб и правый глаз были скрыты бинтами, всё лицо же исчерчено шрамами. Хотя он и казался беззащитным стариком, Наруто нутром чувствовал, что это обманчивые ощущения, он не знал, с чего так решил, из-за твёрдого уверенного в себе взгляда или того, что он подошёл незамеченным.

— Меня зовут Шимура Данзо, я временно исполняющий обязанности Хокаге.

— Да... Много. Я Узумаки Наруто, — Наруто сначала подумал, что ослышался, и удивлённо посмотрел на главу Корня. — Временно исполняющий?

— Именно. Так сложились обстоятельства, Конохе сейчас жизненно необходим твёрдый и жёсткий лидер, но далеко не все согласны отдать мне пост Каге навсегда, — Шимура положил свободную руку на трость, опираясь и второй рукой. — Но мне всё равно, для меня главное — защитить Коноху. Ты меня понимаешь?

— Конечно, Коноха многое значит для меня, для нас всех, её нужно защитить, — Узумаки опустил взгляд на могильный камень. — Защитить любой ценой.

— Правильный подход, — Данзо удовлетворённо хмыкнул.

Ненадолго воцарилась полная тишина, каждый погрузился в собственные мысли. Но тут Наруто дёрнулся, будто его ударил кто-то невидимый, и решительно посмотрел на главу Корня.

— А кем вы были до должности Хокаге?

— Хм, это тайна Деревни, но... Так уж и быть, скажу. Я глава Корня АНБУ, — Шимура оставался невозмутимым, но Наруто показалось, что буквально на мгновение тот перестал опираться на трость. Узумаки раньше слышал про Корень на уровне слухов; у членов спецотряда существование этого тайного отдела контрразведки считался обычной байкой. Однако член АНБУ не впал в трепет, не удивлялся, в его взгляде явственно нарастала злость.

— Тогда скажите мне, глава тайного отдела контрразведки, какого чёрта несколько лет в Конохе ошивались шиноби из Облака?! — прокричал Узумаки, резко дёрнувшись, Данзо инстинктивно сделал шаг назад.

Шимура несколько секунд молча всматривался в подростка, будто пытался понять, о чём он говорит.

— Так, значит, они были из Кумо, ясно, — и отвернулся в сторону от Наруто, заложил себе руку за спину и стоял так ещё несколько секунд. — Мне поступила информация, что несколько неопознанных шиноби пробрались на территорию Конохи, но мы потеряли их след в одном из районов. Они затаились. Я предлагал прочесать каждый дом, допросить каждого человека из того района, но Третий Хокаге мне это запретил. Он сказал, что пока они не высунутся или не подвергнут жизни граждан опасности, то не позволит мне столь жестоких методов. Я отступил, но и они не вылезали из своей норы.

— Оставить врагов у себя за спиной, подставив мирных жителей, пока эти ублюдки не начнут что-то делать? Они ещё тогда начали! Они вычислили Мики, пригрозили ей смертью родителей и заставили шпионить за мной! — по мере высказывания Наруто заводился ещё сильнее, и Данзо чувствовал, что тот скоро перестанет от злости махать руками и начнёт махать ими несколько иначе. — Она сама сказала мне это перед... Перед тем, как умерла. Попросила защитить её родителей, но... Они были уже мертвы, кто-то убил и их...

— Мне жаль тебя, мне жаль эту девочку и её родителей. Теперь ты сам видишь, чем может обернуться напускная доброта; иногда нужно поступить жестко, даже жестоко, но тогда подобной трагедии можно будет избежать, — Данзо медленно подошёл к Наруто и положил ему руку на плечо.

Узумаки начал успокаиваться; он всё это время чувствовал себя до невозможного надутым шаром и сейчас появилась небольшая дырочка, через которую часть злости просто вышло. Но она ещё осталась, он её чуял.

— Но у тебя ещё будет шанс поквитаться с Облаком, я в этом уверен. Главное, знай, все другие Деревни хотят тебя лишь использовать либо убить. Доверить своё сердце ты можешь только Конохе, но её нужно спасти.

Глава опубликована: 20.08.2020

21 глава

— Наруто... Прости меня... — Мики прервалась в сильном кашле, по подбородку потекла кровь. Невооружённым глазом было видно, с какими усилиями она делает каждый вдох.

— Молчи, тебе сейчас нельзя говорить, — Наруто оторвал часть своих штанов и попытался остановить кровь. Но как бы плотно Наруто ни прикладывал ткань к ранам на животе, ничего не помогало: кровь не остановилась, ткань просто впитывала в себя кровь. — Сейчас я быстро найду меднина и вернусь, ты, главное, не закрывай глаза...

— Нет... Стой, Наруто... Кха... Сейчас ты не найдёшь никого, а если и найдёшь... — Мики прервалась, но АНБУшник знал, что она хотела сказать. Как Узумаки сейчас жалел, что пропустил курсы по первой помощи, понадеявшись на Миуру. Но помощь нужна была ей самой, и единственное, что ему оставалось — это смотреть, как умирает его подруга. — Я хотела извиниться... Прости меня, Наруто...

— Тебе не за что извиняться передо мной. Это я должен извиниться за свою слабость! Из-за этого ты сейчас... — По щекам Наруто потекли слезы, он больше не мог их сдерживать.

Мики прикрыла зелёные глаза и кое-как махнула головой, отрицая слова Узумаки.

— Я всё это время следила... За тобой, — глаза Наруто расширились, он не мог поверить в услышанное; Мики же с каждым словом становилось легче на душе, словно какой-то груз постепенно спадал с её плеч. — С тех пор, как я попала с тобой в отряд... Я докладывала о каждом твоём шаге... Кха... Прости, Наруто, они угрожали жизнями моих родителей, я не могла по-другому...

Мики зашлась в новом приступе кашля, в более сильном, чем прошлый. Наруто же замер, он не мог и пошевелиться, не то чтобы вымолвить хоть слово.

— Прости меня, пожалуйста прости... И спаси моих родителей, — зелёные глаза помутнели, с каждым мгновением они становились всё тусклее.

— Мики! Нет! Прошу, не умирай... — Наруто понимал, что от одних слов Мики не полегчает, но не мог с собой ничего поделать.

— Наруто...

— Хорошо. Обещаю, я защищу твоих родителей, — Узумаки взял ладони Мики в свои. — Только скажи мне. Кто?

— Облако... — из последних сил выдавила та, и её взгляд замер навеки.


* * *


— Облако... — Наруто выдохнул и резко распахнул глаза. Сон окончательно пропал, и сегодня он больше не уснёт. Переведя взгляд на будильник, подросток осознал, что всего четыре утра. Сегодня он встал позже, чем вчера.

В груди бешено стучало сердце, а злость, мгновенно накатившая после пробуждения, понемногу пропадала, оставляя после себя неприятный осадок.

Наруто отомстил за смерть подруги её убийце, но на душе не стало легче. Ещё остались те шиноби из Облака, и Узумаки был готов перевернуть всю их Деревню, но добраться до этих тварей и того, кто стоял за всем этим. Даже если придётся убить множество невинных людей, Наруто было плевать, для него никто из ниндзя Кумо не был невинен. Только тогда Мики будет окончательно отомщена, и только тогда этот груз вины, что сжался в его душе тугим комком, станет меньше и он сможет нормально уснуть. Наруто верил в это.

Узумаки поднялся с кровати и зашёл на кухню. Сполоснув лицо холодной водой, он окончательно взбодрился.

— И долго ты будешь ещё терзать себя? Выглядишь просто ужасно, — Какаши стоял за спиной своего подопечного, он выглядел не на шутку обеспокоенным. И было из-за чего: огромные синяки под глазами, сильнее обычного взлохмаченные, давно немытые волосы, потухший взгляд на дне которого мелькало что-то тёмное. — Прости за тон, я понимаю, что ты чувствуешь...

— Ни черта ты не понимаешь! — Наруто резко махнул рукой, будто отмахиваясь.

— Ты не прав. Я как никто другой понимаю тебя.

Какаши с грустью смотрел словно сквозь Наруто. Тот растерялся и потерял свой изначальный запал, он никогда прежде не видел своего названного отца в таком состоянии.

Хатаке тяжело упал на стул, ему до сих пор было тяжело вспоминать про это и тем более говорить. Сейчас он был похож больше на старика, чем на тридцатилетнего мужчину.

— Я потерял обоих своих сокоманндников... Друзей... На Третьей Мировой Войне. Они оба пожертвовали собой. Обито спас меня ценой своей жизни, от него я и получил свой шаринган. И просьбу. Защитить Рин, — джонин сжал кулаки и проглотил ком, застрявший в горле, — Но я не справился и с этим. Рин захватил в плен Туман, запечатали в ней Трёххвостого и отпустили, чтобы Биджу вырвался в Конохе. Я не знал этого и, когда нас окружили, приготовился сражаться... Но Рин пожертвовала собой ради Конохи... Она подставилась под мою технику.

Наруто молчал. Он с неверием слушал, через что прошёл его наставник. Прошёл и не сломался, не отдался пучине ненависти, нашёл в себе силы жить дальше и даже смог воспитать его, Наруто, как собственного сына.

Именно в этот момент Узумаки понял всю глубину и подоплеку слов Какаши насчёт важности друзей и то, что порой нужно провалить миссию, но сохранить жизнь товарищу.

— Я не знал, что делать, как себя чувствовать. После всего этого я отдалился от друзей, погрузился в работу. Я попросту не вылезал с миссий и, знаешь, — Какаши поднялся и подошёл к Наруто, взяв того за плечи, — только спустя несколько лет я понял, что зацикливаться на миссиях не выход. Жизнь продолжается. Друзья помогли мне это понять. Я хочу сказать, Наруто, в погоне за местью, отвернувшись ото всех, в конце концов ты останешься совсем один. А тебе не станет легче, поверь мне.

— Нет, Какаши. Тебе не стало легче, потому что ты не мог понять, кому мстить, либо они уже были мертвы, — Узумаки уверенно посмотрел на Хатаке, но не оттолкнул его. — Я же знаю. Облако.

Джонин поражённо замер.

— Ты собираешься мстить целой стране?

— Нет. Но я найду тех, кто за этим стоит, любой ценой.

Какаши тяжело вздохнул, у него не вышло переубедить своего воспитанника. Всё же, когда он на что-то решался, то шёл до конца, и Хатаке знал, от кого досталась Наруто эта черта характера.

— Но не переживай, я не совершу твоих ошибок, Какаши, я не собираюсь отталкивать своих... Своего друга.

Наруто развернулся и ушёл на очередную тренировку, а Хатаке покачал головой: "Друга... Всё же не нужно было разрешать ему идти в АНБУ; возможно, тогда у него не остался бы всего один друг".


* * *


Какаши теснил Наруто, нанося множество не различимых для обычного человека ударов. Но Узумаки не был обычным человеком, хотя в его левой глазнице и сверкал Мангеке шаринган, его скорости хватало только кое-как отбиваться или уклоняться от невероятно быстрых атак опытного джонина. Хатаке впервые нисколько не сдерживался.

Наруто видел каждое движение джонина, предугадывал каждое его действие, и только это спасало от неминуемого проигрыша, позволяя хоть как-то держаться.

— Катон: Великий Огненный Шар!

Из-за дерева внезапно появился Саске и выдохнул в Наруто огромный огненный шар. Несколькими прыжками Узумаки ушёл из зоны поражения техники, разрывая дистанцию с сенсеем и окончательно выбираясь из подлеска, в котором его нещадно гоняли уже минут пять.

На несколько секунд Какаши с Саске скрылись за огненной завесой, Наруто отпрыгнул ещё дальше назад, в центр небольшой поляны, и приготовился отбиваться. Узор Мангеке шарингана закрутился, Наруто полностью контролировал поле боя, благодаря возможностям Мангеке шарингана, реакция его была гораздо выше, чем у его спарринг-партнёров.

Из развеявшегося огня выскочил Хатаке, в его левой глазнице горел красным огнём шаринган, следом за ним мчался Учиха, также активировавший додзюцу. Сложность тренировки мгновенно возросла в разы.

Первые удары джонина Наруто успешно поймал на жёсткий блок, но пропустил размашистый удар ногой Саске, зашедшего сбоку.

Получив по лицу, Узумаки не стал гасить инерцию, наоборот, дополнительно оттолкнулся ногами и сделал боковое сальто. Однако Саске не дал ему снова разорвать дистанцию и исчез в шуншине, оказываясь в воздухе над Наруто.

— Катон: Цветы Феникса! — Учиха сложил несколько печатей и начал буквально осыпать Узумаки огненными сгустками.

Тому пришлось показать все чудеса акробатики, уворачиваясь от техники. На одном из кульбитов Какаши подловил Наруто. На огромной скорости они обменялись несколькими ударами; джонин не заботился о защите, полностью перейдя в нападение, из-за чего несколько ударов Наруто достигли цели.

Неожиданно в руке Хатаке блеснул кунай, в последний момент Наруто замешкался и не успел среагировать: миг, и рукоятка холодного оружия торчала из его груди. Изо рта брызнула кровь. Какаши и Саске поражённо выдохнули, джонин только попытался поймать оседающего на земле Наруто, как он растворился в воздухе, будто мираж.

В ту же секунду Какаши снёс под завязку напитанный чакрой удар ноги. Он начал выставлять блок, но ему это не помогло, и он полетел кубарем по земле, оставляя за собой небольшие борозды.

Учиха быстро поборол удивление и прыгнул навстречу Узумаки. Саске пропустил несколько ударов по лицу, три томоэ в его зрачках бешено завращались, и он вернул Наруто несколько ударов по торсу.

Джинчурики пропустил удар Саске над головой и тут же замахнулся рукой в лицо. Учиха не сплоховал и выставил блок. Вот только удар был не рукой, а ногой, и не в лицо, а в живот.

Саске улетел к краю поляны, повалив собой совсем молодое деревце. Напитанные чакрой удары шиноби были невероятно сильны, особенно когда они совмещали усиление обычной чакрой и стихийной. Но не всеми видами стихийной чакры можно усилить тело, только молнией, ветром и камнем, хоть и не очень эффективно.

— Всё, всё! Закончили! — угомонил своих учеников, что собирались продолжить битву, Какаши. Потирая рукой рёбра, он начал разбор полётов. — Поздравляю, Наруто, ты наконец научился иллюзиями обманывать даже шаринган. Не знаю, хватит ли тебе пока умений обмануть Мангеке, но и это невероятный результат, уже сейчас противостоять твоему гендзюцу смогут считанные единицы.

Наруто слегка улыбнулся, похвала учителя всегда заставляла его улыбаться, даже после всего случившегося; единственное, что улыбка стала заметно тусклее.

Мангеке, своим узором отдалённо напоминающий сюрикен, потух, и Узумаки тут же спрятал шаринган за повязкой протектора, выдохнув. Он старался этого не показывать, но использование следующего этапа эволюции шарингана здорово выматывало, не говоря про чудовищный расход чакры. Если бы не огромные запасы, то он и вовсе не мог бы им толком пользоваться в данный момент, только после долгих лет тренировок. А так его пределом было четыре минуты, после чего глаз начинал нестерпимо болеть, а чакропотери возрастали с каждой секундой. Вернее, не сам глаз, а каналы чакры, проходящие к нему, не выдерживали подобной нагрузки. Всё же как Мангеке превосходил обычный шаринган в десятки раз, так и нагрузка соответствовала.

Саске также деактивировал додзюцу. Таких проблем, как Наруто, он не испытывал, так как шаринган являлся улучшенным геномом клана Учиха, и их чакроканалы в глазах были предрасположены пропускать большие объемы чакры. Но и юный Учиха вымотался после этой скоротечной схватки; он стоял, облокотившись об дерево, и восстанавливал дыхание, последним ударом Наруто выбил из него весь воздух.

— Но тебе следует поработать над скоростью, твоя реакция с Мангеке просто невероятна, но твоё тело за ней не поспевает. Так что будем тренировать шаринган и постараемся всё же овладеть нинтайдзюцу, помнится, ты делал успешные шаги по его изучению, в бою пока не применишь, но практика — залог успеха, — Какаши одобрительно прищурил единственный открытый глаз, он был доволен успехами подопечных. — Что насчёт тебя, Саске, то тебе также необходимо до конца освоиться с третьей ступенью развития шарингана и поработать над физической подготовкой.

— Сенсей, у меня с этим всё в порядке! — обычно спокойный Учиха всегда злился, когда кто-то указывал на его недостатки, с которыми он был не согласен.

— Именно поэтому после удара Наруто отдышался ты только сейчас? Я понимаю, его усиленные удары сильны, даже у меня до сих пор рёбра скрипят, но всё же.

Какаши улыбнулся, хотя этого никто не мог увидеть из-за маски на пол-лица, а Саске гневно сверлил землю взглядом, но молчал. На это ответить ему было нечего.

На это Узумаки лишь весело хмыкнул, его всегда забавляло подобное проявление эмоций Учихи, правда, обычно он и является причиной этих самых эмоций. Наруто подошёл к другу и присел у дерева, прикрыв глаза. Какаши же исчез в шуншине, сообщив, что у него дела.

Джинчурики чувствовал, как с каждой тренировкой становится сильнее, но этого было недостаточно. Каждый раз, когда он обещал себе, что станет сильнее и больше никому не придётся его спасать, всё повторялось снова. Больше это не повторится.


* * *


Деревня Скрытая в Листве за этот месяц практически полностью отстроилась, но общее настроение жителей практически не изменилось, а порой казалось, что наоборот, стало лишь хуже, и причина была. Война. По Конохе всё чаще и чаще стали ходить разнообразные слухи о том, что якобы на границах Страны Огня видели шиноби других Деревень, что пропал кто-то из их дальних родственников из столицы, или совсем бредовые, наподобие того, что кто-то видел рядом с Конохой самого Райкаге. Не всё из этого было правдой, но многие верили.

— Как вы и предполагали, Шикаку-сан, им понадобилось не больше месяца, чтобы составить союзный пакт и мобилизовать силы к границам, — в просторном и светлом помещении за большом круглым столом сидело всего трое мужчин. — Сколько их сейчас на наших границах, Хиаши-сан?

Названный мужчина с длинными чёрными волосами и белыми глазами без радужки слегка поморщился. Хиаши Хьюга привык к более почтительному обращению, но перечить не стал.

— На границах Страны Земли с Страной Ветра замечено около трёхсот шиноби Камня и ещё несколько сотен рядом со страной Водопадов. Кумо же собрали около четырёхсот шиноби у границ со Страной Мороза. Но это явно далеко не все их силы, — отчитался глава клана Хьюга. При помощи додзюцу клана Хьюга — бьякугану — наиболее опытные пользователи данного улучшенного генома способы были видеть на расстояние в несколько десятков километров, из-за чего являлись превосходными шпионами.

— Хм, скверная ситуация, — Шикаку мрачно глянул на Данзо.

— Они хотят войны — они её получат, — временно исполняющий обязанности Хокаге оставался спокоен. — Они сделали первый шаг, пора и нам сделать свой. Отправить гонца в Песок и мобилизовать все силы.

Глава опубликована: 23.08.2020

22 глава

— Коноховцы слишком самоуверенны, ик... Им ни за что не победить, сражаясь на два фронта! Хех, не с таким-то союзник-ком, как Песок. Да и их последняя попытка отбросить нас назад просто смешна, мы разбили их у границы со страной Мороза.

Небольшой отряд шиноби Кумо передвигался по спешно разбитому в сумерках огромному лагерю. Множество самых разных палаток раскинулись на огромной поляне рядом с опушкой леса, возле некоторых желтые кляксы костров в вечерней тьме собирали вокруг себя людей, вместе убивающих время. К одной из таких компаний, что вели дискуссию на повышенных тонах, и лежал путь на первый взгляд самой обычной команды шиноби.

— Ещё немного, и страна Горячих источников останется позади, и до, ик... Победы будет рукой подать, останется только сама Коноха. Думаю, эта война не продлится хоть сколько-то долго. Даже не уверен, что она будет заслуживать такого громкого названия, которое ей приписива... Кхм, кхм... Приписывают уже сейчас! Хах, "Четвёртая Мировая Война шиноби!". Скорее, "избиение беспомощных"!

Товарищи разошедшегося ни на шутку молодого парня лет шестнадцати, со свежим шрамом на лице, перечеркнувшим лицо от переносицы до скулы, разразились смехом от банальной шутки. Но не доходя до них метров десять, Нигаи уже слегка сморщил нос от неприятного запаха перегара. Что же, теперь стали понятны причины такой неприхотливости в юморе, им было уже всё равно, над чем смеяться — алкоголь в крови делал своё дело. Нигаи поправил бандану на голове и, нахмурившись, кивнул людям за спиной.

Трое шиноби тенями развеялись за спиной Нигаи, мгновенно появившись перед напивающимися людьми. Парнишка со шрамом на лице даже не успел вдоволь посмеяться над своей шуткой, как схлопотал мощный удар коленом в живот от шиноби в стандартной форме джонина Кумо. Тот попытался перехватить следующий удар в лицо, но даже будучи он трезв, ему не хватило бы ни скорости, ни реакции.

Результат был закономерен. Парнишка упал на задницу и схватился за кровоточащий нос. Он попытался сфокусировать озлобленный взгляд на нападавшем и также не преуспел — следом прилетел тяжелый удар ногой в лицо такой силы, что в голове словно взорвался ящик петард, а в руке, зажимавшей нос, хрустнули пальцы. Они явно сломались.

У валявшегося на земле парня сейчас было единственное желание: отдаться спасительному сну, но даже под влиянием алкоголя организм ниндзя оставался гораздо крепче обычных людей и не позволил этому желанию сбыться; он заставлял смотреть, как его собутыльников так же валяли в грязи. В размытом зрелище явственно виднелись яркие кровавые пятна, отдающие грязным ржавым цветом в отблесках пламени, на белоснежных жилетах шиноби Облака.

— М-да.

К одному из тел подошел шиноби, не участвовавший в избиении, он был не очень высок, не очень хорошо сложен, да и всю его внешность можно было описать словосочетанием "не очень", даже единственное, что его выделяло из ряда таких же шиноби — чёрная бандана с протектором: она закрывала левый глаз, из-под края банданы немного выглядывал давно заживший шрам. Нигаи пнул одно из тел, отчего лежащий с глухим стоном перевернулся на спину.

— Сейчас с ними нет смысла разговаривать. В карцер! А после отправьте к ним меднина.

Чересчур расслабившихся шиноби потащили по земле, схватив кого за руку, кого за ногу, ничуть не заботясь об их мнении насчёт данного способа транспортировки, в сторону, противоположную той, откуда они пришли. Возле догорающего костра остались двое мужчин, что сопровождали процессию презрительными взглядами.

— У нас здесь война, а эти придурки нажираются, — собеседник Нигаи, весьма высокий черноволосый и, как и большинство кумовцев, темнокожий мужчина преклонных лет, сплюнул в сторону. — Совсем не думают своей пустой башкой, а что если на нас нападут? И чему только сейчас учат этих лоботрясов в академии? Вот при прошлом Райкаге подобного не было и в помине!

— Да, раньше и небо было голубее, а трава зеленее, — Нигаи плюхнулся на недавно ими же освобожденное место возле огня и взглянул на своего более старшего товарища, улыбнувшись, чего редко можно было заметить за постоянно собранным мужчиной. — Не нужно быть столь строгим ко всей молодёжи, Кей-сан, всё-таки многие из них могут и нам, старпёрам, дать прикурить.

— Что-то рано ты себя приписал к "старпёрам", Нигаи-кун, сколько тебе? Двадцать пять? Тридцать? — Кей присел слева от джонина, морщины на его лице разгладились, и на устах появилась лёгкая улыбка.

— Мне двадцать восемь, но рядом с ними чувствую себя безнадёжно старым.

Молодой шиноби подкинул дров в костёр, что затрещал яростнее, освещая с каждой минутой всё более темнеющий лагерь, как и многие его собратья в различных уголках палаточного лагеря. Вдали раздался взрыв хохота: шиноби отдыхали, травили байки и анекдоты, сбившись в многочисленные группы, но им никто и слова не говорил. Всё же не прошло и двух недель, как закончилась серьёзная заварушка, и неизвестно, когда начнётся новая, с которой не все вернутся живыми, поэтому главштаб позволил шиноби слегка расслабиться и нарушить несколько правил. Но алкоголь был под запретом в любом виде и количестве, и, видимо, нарушители решили, что если распивать на самом краю лагеря, их пьяные крики не отличат от множества других. Наивно.

— Вот! А мне уже пятьдесят три, и послушай старика: ты молод, пока молодо твоё сердце и твои стремления ведут тебя вперёд, поэтому выбрасывай этот бред про "стариков" из своей головы!

Улыбка на лице Нигаи исказилась, стала вымученной, он опустил голову.

— Даже если пути достижения этих стремлений по своей природе ужасны?

— Хм, сложный вопрос. По своему опыту скажу, что далеко не каждая цель оправдывает средства, но если итог будет прекрасен, то жертвы необходимы, такова жизнь. Ничего не бывает просто так.

Кей опустил голову, взгляд его затуманился, словно он вспоминал то, чего хотел бы навсегда забыть.

— Спасибо, старик. Я не забуду этот разговор, — шиноби дёрнулся от незнакомого голоса, но не успел издать ни звука, как его рот закрыли ладонью. По чужим пальцам потекла кровь изо рта Кея, из его спины торчал наконечник танто. Последним, что увидел старик в своей жизни, это как на глазах силуэт Нигаи стал размываться, словно смывалась краска. В затухающем сознании ещё несколько секунд на него взирал грустный взгляд разноцветных глаз. Синего и красного.

Иллюзия полностью спала, открывая вид на совсем юного мальчишку со светлыми волосами; он аккуратно положил тело мёртвого шиноби на землю и поднялся.

Дальнейшее произошло буквально за несколько секунд. На него с двух сторон набросилась кучка шиноби с кунаями в руках. Наруто легко уклонился от умелого выпада кунаем, перехватил руку, при этом выбив оружие, и толкнул его на другого нападавшего. Взмах рукой, и человека, пытавшегося достать его с прыжка, пробила ветвистая молния, устремляясь в ночное небо и освещая всё на несколько километров. Чакры Узумаки не пожалел. Но так было запланировано, это был знак.

Отбив ещё один удар, Наруто кое-как успел увернуться от меткого броска сюрикеном, сверкающим молниями, что пролетел прямо над головой. Джинчурики поднырнул под врага и рассёк его грудь вертикальным ударом танто, а после зашёл ему за спину и пнул в группу шиноби, слегка задержав их, и отпрыгнул назад.

Изо всех палаток, словно пчёлы из улья, выбегали шиноби, люди возле костров хватали своё оружие, и все они бежали сюда на шум сражения. С каждым мгновением противников становилось всё больше и больше. Наруто усмехнулся. Он не один, ему нечего бояться. И, будто в подтверждение его мыслей, из подлеска стали выпрыгивать десятки ниндзя Конохи.

Пятёрка огненных шаров впились в ряды шиноби кумо, но большинство из них успели уйти из точки поражения, палатки начали вспыхивать одна за другой, а шиноби Кумо — принимать бой.

— Чёртовы ублюдки! Какого чёрта не сработали ловушки?! И где дозорные? Всем живо...

Светловолосый мужчина начал отдавать приказ, но к нему из-за спины подскочил темноволосый шиноби и перерезал глотку. Кумовец схватился за рану, стараясь в панике остановить кровотечение, но ему уже ничего не могло помочь.

— Блядь, они заходят со всех сторон!

Стоявший рядом молодой чунин, метнул ножи во внезапно появившегося сзади врага. В полутьме мелькнуло два красных огонька, и ниндзя в форме АНБУ Конохи тут же схватил умирающего шиноби кумо с перерезанным горлом и поймал вражеским телом все ножи. Шиноби Кумо последний раз дёрнулся и затих.

— Ах ты сукин сын!

Окончательно вышедший из себя мужчина вытащил из ножен катану и с диким рёвом бросился на диаметрально спокойного противника. Член АНБУ в последний момент выхватил танто, этим же движением отбивая вертикальный выпад, но чунин на этом не остановился и продолжил наседать на Учиху. Проведя ещё один удар, кумовец не дал разорвать дистанцию и вошёл в клинч, Саске мгновенно напитал клинок чакрой, чтобы выдержать столь яростный напор. Пользуясь преимуществом длины своего оружия, чунин попытался достать наконечником его лица, но не успел.

Учиха мазнул взглядом ему за спину и нагло ухмыльнулся прямо в лицо. Кумовец почувствовал неладное — злость прошла, оставив после себя только страх; он постарался отпрыгнуть в сторону, но АНБУшник не позволил ему это сделать, всего лишь на секунду придавив своим танто его к земле.

Шиноби Кумо вздрогнул и, не веря, опустил взгляд вниз. По его белому бронежилету расползлось пятно крови, из центра пятна торчал клинок, что тут же провернулся, вызвав дикие крики боли. Шиноби завалился на землю, под ним стала растекаться небольшая лужа крови.

— Вечно приходится приходить тебе на выручку, теме! — Наруто вытащил танто из поверженного врага и закинул клинок себе на плечо.

— Я бы справился и без тебя, добе, и вообще, не зевай! — Саске рванулся к Узумаки и пустил огненный сгусток на пути десятка напитанных молнией сюрикенов.

— Хе-хе, спасибо, — джинчурики неловко почесал голову и дёрнулся за другом, врываясь в гущу сражений.

Изначально окружённые шиноби Кумо теперь мелькали со всех сторон, а сражение стенка на стенку превратилось в настоящую кашу противоборствующих сторон. Всюду сверкали вспышки взрывов, слышались крики, каждый десяток метров лагеря усеивали изуродованные трупы с разных сторон. Наруто бежал за Учихой и резал каждого попавшегося на глаза вражеского шиноби, не обращая внимания, что в основном бьёт исподтишка: всё же это война, а не честный поединок.

Но справедливо было и обратное. Узумаки кинул кунай в бок одного шиноби, напитав так сильно, что тело противника проволокло по земле несколько метров, оставив за собой кровавый след, а грудную клетку попросту разворотило. Внезапно Наруто начал оборачиваться, и сюрикен, должный воткнуться ему в затылок, лишь чиркнул по щеке.

Даже не поморщившись, джинчурики крепче перехватил танто и бросился на долговязого мужчину, покрытого копотью и слегка кровоточащими царапинами на разорванном жилете. Наруто замахнулся клинком, но вместо удара просто швырнул его, кумовец отпрыгнул в сторону, складывая печати.

— Райтон: молниеносный удар!

С руки шиноби сорвалась молния, формой похожая на луч. Наруто, находящийся в трёх метрах от врага, благодаря реакции, даруемой шаринганом, успел пригнуться и пропустить атаку над собой.

Если бы было время, Наруто точно посмеялся над тем, что его чуть не прикончили одной из его любимейших техник. Но противник не давал времени и не прервал технику, опуская руку в попытке задеть джинчурики лучом. Только Наруто натянул невидимую до этого момента нить, соединявшуюся с рукоятью танто. И дёрнул за неё.

Клинок с противным звуком вошёл в плоть шиноби и прервал технику. Тот схватился за плечо, из которого торчал конец клинка, и припал на колено. Наруто достал кунай и уже собрался добить врага, как неожиданно рядом воткнулся другой кунай. Глаза Узумаки расширились. К рукоятке куная был прикреплён взрыв-тег.

— Кац! — послышалось со стороны.

Наруто сложил печать, и взрыв поглотил бревно и раненого кумовца.

Сам же джинчурики появился несколькими метрами дальше, сходу складывая печати, но уже было незачем. На глазах в голову напавшего на него шиноби вонзил кунай незнакомый Наруто чунин Конохи, что после кивнул ему и исчез в шуншине.

Узумаки вздохнул и перевёл дыхание, ему нельзя было напрасно тратить время на все эти сражения, перед ним стояла определённая цель. Оглядевшись, Наруто понял, что потерял Саске в пылу сражений и ему придётся выполнить цель в одиночку. Недалеко в огромной толпе джонинов облака сражался Какаши. Вот о ком он точно не волновался, так это об отце, ведь он был невероятно силён и просто не мог проиграть.

Наруто подошёл к мёртвому телу долговязого шиноби и вытащил из того свой клинок. Член АНБУ с лёгкой грустью глянул на обезображенное взрывом лицо, сгоревшие волосы. Невероятно грустно погибнуть от дружественной атаки просто так. Джинчурики хмыкнул своей невесёлой мысли и перевёл взгляд на сражающихся.

Почти все бои растянулись по поляне, и уже практически не было той неразберихи; большинство сражались небольшими группами, кроме тех, кто решил дезертировать. За ними приходилось бегать, из-за чего поле боя растянулось и захватило лес. А сильные шиноби вообще выбрали себе цель, с которой дрались, и не обращали внимания на остальных, например, тот же Какаши, что смог взять на себя отряд опытных джонинов, и к ним никто не лез. Битва происходила на совершенно ином уровне для среднестатистических ниндзя, просто следовало опасаться попасть под шальную технику.

С другого конца лагеря прогремел взрыв, а синие всполохи пламени очертили ночное небо, притягивая к себе взгляды, словно магнит. Выглядело и правда красиво. Узумаки внутренне напрягся и рванул в сторону взрыва. Джинчурики прорывался сквозь множества групп сражающихся, что переливались из одну в другую, и не обращал ни на кого внимания, отбивая мимоходом нанесённые атаки.

Над ухом просвистел кунай со взрыв-тегом. Так, провернуться вокруг своей оси, перехватить кунай в полёте и вернуть его отправителю. Взрыв. Перед глазами блеснула сталь, Узумаки упал в подкат и пропустил катану над собой, напитал ногу чакрой и с дополнительной помощью инерции ударил прямо по коленной чашечке. Хруст. Нога вывернулась в обратном положении, враг стал заваливаться, а Наруто, подпрыгнув, срубил ему голову танто. Кровь брызнула во все стороны, заливая одежду джинчурики, но он не обратил на это внимание, ему нужно было торопиться. Узумаки побежал дальше, на ходу метнув несколько сюрикенов в так легко подставившуюся спину джонина Облака.

Наконец синее пламя полыхнуло совсем близко, несколько опалённых тел упало перед Наруто, заставив того нахмуриться: никто не говорил, что будет просто, но он нашёл свою цель. Нии Югито — джинчурики Двухвостого Матаби собственной персоной.

Длинные русые волосы были собраны в хвост, синие глаза с вертикальным зрачком неотрывно следили за каждым движением противников, свободная чёрно-фиолетовая блузка, незаметно переходящая в штаны, ни капли не сковывала её движений, а синий хвост из чакры с чёрными узорами являлся не только украшением, прожигая собой даже толстые деревья. Она выглядела очень эффектно, а действовала эффективно, выводя из строя одного шиноби Конохи за другим. Опасный противник, не зря Наруто экономил чакру.

Узумаки напитал до предела Танто стихийной чакрой, что тот заискрил молниями по контуру клинка, томоэ в шарингане бешено завращались. Рывок и джинчурики Девятихвостого оказался прямиком перед Югито, нанося горизонтальный удар. Она мгновенно среагировала на атаку и отбила танто длинными когтями. Наруто отлетел на несколько метров назад и воткнул клинок в землю, чтобы остановиться.

Югито кинула оценивающий взгляд на нового противника и напряжённо улыбнулась. Оставшиеся двое джонинов Конохи попытались воспользоваться моментом, только джинчурики лишь создала видимость, что отвлеклась. За это джонины поплатились жизнями: мощный удар хвостом, и шиноби, пытавшиеся достать её со спины, полетели в стороны, падая на землю изломанными куклами.

— Мальчик, а ты не ошибся противником? — Нии с интересом и наигранным беспокойством смотрела на Наруто, как любящая старшая сестра. — Я, конечно, чувствую в тебе хвостатого, но мальчишка есть мальчишка. Тебе не справиться со мной!

— Хах, ты так заботлива!

Узумаки понял, что над ним издеваются; она просто хотела вывести его из себя. Им об этом говорили ещё на обучении АНБУ: потерявшего самообладание человека легче победить, чем спокойного, и множество раз Наруто совершал эту ошибку. Но не теперь, не такой слабой попыткой. Что же, в эту игру можно играть и вдвоём. Джинчурики Девятихвостого дружелюбно улыбнулся.

— Но не переживай, я уверен, меня сполна хватит на тебя, точно так же, как и на десяток кумовцев до этого!

— Раз ты такой взрослый, тогда не плачь, когда я буду убивать тебя!

Вывести её из себя у Наруто вышло не до конца, Югито лишь перестала улыбаться, сжав зубы, и её глаза стали на несколько оттенков темнее.

Нии в прыжке рванула на Узумаки, в свете луны блеснули длинные когти. Сложив одну печать, Наруто свободной рукой пустил молнию наперерез врагу, но Югито, словно кошка, извернулась в полёте и пропустила луч рядом. АНБУшник отпрыгнул назад, только джинчурики Матаби не позволила разорвать дистанцию и очередным прыжком настигла подростка в воздухе. Танто высек искры об когти. Не имевшего опоры Наруто протащило по воздуху, а Нии за ним. Та попыталась задеть Узумаки второй рукой, однако он перехватил её руку своей, острые когти блестели в опасной близости от лица подростка.

Джинчурики Двухвостого хищно усмехнулась, шаринган уловил снизу блик. На ногах Югито также отросли когти, что всего через мгновение должны были насадить на себя тело шиноби АНБУ.

— Райкири нагаши!

Югито тут же оттолкнулась ногой от Наруто, вокруг которого начали мерцать молнии, но не успела полностью выйти из зоны поражения техники. Несколько зарядов задело её ногу.

Приземлившись на землю, Югито упала на колено — ногу свело судорогой; попади она под атаку полностью, и её бы парализовало. Наруто же пробил своим телом дерево.

— Отличная реакция и скорость. Не будь у меня шарингана, и я бы уже проиграл.

Джинчурики Кьюби скинул с себя несколько деревяшек и поднялся, разминая спину. Приложился об дерево он весьма сильно. Вдали прозвучало подряд несколько сильных взрывов, в лагере ещё шли бои.

— Спасибо, ты тоже весьма неплох, но твой шаринган не даст тебе победы, лишь продлит агонию, — под рваной штаниной Югито на глазах зажил небольшой ожог, она отлично контролировала силу Хвостатого. — Второй раунд?

Вместо ответа Узумаки на большой скорости стал сближаться с Нии, на ходу складывая печати, его ладонь покрыли молнии. Югито же пустила навстречу синий сгусток пламени из своего хвоста. Наруто припал к земле, пропуская огонь прямо над головой, слегка опалив волосы, и оттолкнувшись дополнительно рукой кунаем устремился(1) к противнику.

Однако Югито не двинулась с места, а грудь джинчурики Девятихвостого пробило множество маленьких огней, что разделились от большого и вернулись по обратной траектории. Он упал на колени, изо рта обильно потекла кровь, орошая землю.

"Нии, берегись! Это гендзюцу!" — прозвучал набатом в голове Югито зычный голос Матаби.

Тело Югито охватило синее пламя, прогоняя по каналам больше чакры, и Наруто, что секунду назад корчился от боли на земле, бесследно растворился. Больше она не попадётся на такие гендюзу — Ниби проследит.

— Райкири!

На вбитых бесчисленными тренировками и опытом сражений рефлексах она успела развернуться и слегка отвести в сторону руку Наруто. Объятая электричеством ладонь пробила её плечо, Югито покрепче сжала запястье, не давая Узумаки возможности вырваться. Блеснула сталь танто, но шиноби Облака была быстрее. Тёмное небо который раз осветила синяя вспышка. В землю воткнулся осколок клинка. А тело Наруто улетело глубоко в лес, пробивая себе путь сквозь многочисленные деревья.

Пытаясь отхаркать кровь, АНБУшник поднялся и опёрся об ствол дерева. Жилета не было, а водолазка сильно изорвалась и открывала вид на безобразный ожог на полгруди, со вздувшимися пузырями. Нии же от своей атаки не пострадала, техника была направленной, и весь урон получил Узумаки, что попытался прикрыться запитанным чакрой танто, чем лишь слегка минимизировал повреждения.

— Не думал... Кха... Что придётся использовать его силу, — Наруто прикрыл глаза.

Перед ним предстало тёмное помещение с заполненным по щиколотку водой, тусклые стены оставляли совсем узенькие коридорчики, что поначалу путали его, будто лабиринт. Сейчас же джинчурики Кьюби знал, куда ему нужно идти.

Пройдя ряд поворотов, он вышел в огромный зал, потолок которого терялся в темноте. Часть помещения отделяла клетка с невероятно толстыми и прочными — даже на вид — прутьями; будто в насмешку, эти огромные ворота клетки сдерживала всего лишь одна маленькая бумажка с кандзи "печать". Но в надёжности этой печати Наруто был всецело уверен: по словам Какаши, она была намного совершеннее аналогов у других джинчурики из Великих деревень, да и пришёл он сюда не просто поглядеть на гений фуиндзюцу.

В кромешной тьме с другой стороны клетки распахнулись два кроваво-красных глаза с вертикальными глазами, что прожигали ненавистью Наруто, исполинская фигура едва угадывалась в этой темноте.

— Понадобилась моя сила, червяк?! — раздался басистый голос сильнейшего хвостатого зверя, эхом прошедший по всему залу.

Создавалось такое ощущение, что он исходил сразу отовсюду и проникал в саму душу, содрогая тело и заставляя трястись в страхе. Наруто научился давить в зародыше это эфемерное чувство страха: он здесь надзиратель, а Девятихвостый — его ручной лис.

— Пф, у тебя такой тон, будто это я на цепи, как дворовая псина.

— Р-ра! Жалкое насекомое! Когда я отсюда выберусь, я уничтожу и тебя, и всех кто тебе дорог! — от бешеного рокота хвостатого демона по воде пошли волны, а наружу стала исходить красная дымка. Лис был взбешён. — Но ничего, я подожду. Я уже пережил не одного джинчурики, прямо как твою...

— Бла-бла-бла, ты великий и могучий, а я такой ничтожный, да-да, знаю, так что хватит лишней болтовни, Кьюби. У меня сейчас нет ни времени, ни желания, будет скучно и захочешь поболтать, дай об этом знать, но не в такой момент.

Три томоэ завращались и объединились в рисунок, напоминающий собой сюрикен. Схожий рисунок отзеркалился в глазах биджу.

— А сейчас будь добр, поделись силой и проконтролируй свои эмоции, чтобы я не терял контроль.

Наруто открыл глаза. В левом глазе крутился Мангеке шаринган, а в правом вытянулся зрачок. Чакра Кьюби же окутала его коконом, за спиной развевался кроваво-красный пузырящийся хвост. Буквально на глазах ужасный ожог начал заживать, Узумаки сжал и разжал руку, эфемерное чувство безграничной силы опьяняло, сложно было ему не поддаться.

— Всё-таки ты сильнее, чем я думала. Ради Облака я обязана тебя убить!

Сквозная дыра в плече Югито мгновенно затянулась, а всю её поглотила синяя чакра, что в геометрической прогрессии начала увеличиваться и выходить за пределы тела. Пара секунд, и перед АНБУшником предстала громадная двухвостая кошка, состоящая полностью из чёрно-синего пламени, что возвышалась над деревьями.

— Твою мать!

В ответ Ниби зарычала и раскрыла пасть, выпуская огромный огненный шар. Наруто воспользовался заменой и оказался за биджу; она каким-то образом почуяла его и взмахнула хвостами, снося деревья как тростинки. Узумаки отпрыгнул в сторону и ушёл с линии поражения; хотя кошка была невероятно быстра, несмотря на свои габариты, скорость подростка позволяла без проблем уходить из-под таких атак, а реакция Мангеке предугадывала намерения врага за малейшее движение.

Сконцентрировав огромное количество чакры в руках, Наруто отрезал один из хвостов и лапу Матаби лучами молнии. Однако на месте срезов колыхнулось пламя, и они тут же восстановились. Зарычав, биджу пустил ещё один огненный шар, а Наруто в тот же миг помчался в сторону. Прогремел сильный взрыв, способный уничтожить целое здание. Подросток спиной почувствовал жар пламени, если ад и существует, то теперь он точно знал, какой именно огонь там всё обогревает.

Наруто затормозил и обернулся. Матаби прыгнула, целясь на него своей громадной лапой, Узумаки же пустил навстречу биджу удлинившиеся лапы из красной чакры Кьюби. Конечности столкнулись, и чакра в местах соприкосновения забурлила, Наруто начало тащить по земле, он оставлял за собой на земле длинные борозды. Ниби дико зарычала. Глаза Наруто расширились; он понял, что она собиралась сделать, но не успевал выйти из зоны поражения. Она была слишком близко. Миг, и сформировавшийся огненный шар сорвался с пасти биджу.

Взрыв.


1) Устремился пулей — кунаем устремился.

Вернуться к тексту


Глава опубликована: 03.02.2021
И это еще не конец...
Обращение автора к читателям
Lecifer_ Arman: Автору очень нужны отзывы и критика, будьте добры, не пожалейте пяти минут и порадуйте автора — оставьте комментарий.
10 комментариев
Неплохо. Можно и на макси замахнуться.
Lecifer_ Armanавтор
Цитата сообщения garripotter от 14.08.2019 в 20:56
Неплохо. Можно и на макси замахнуться.

И планируется макси, но не уверен, что осилю, так что пока так.
Главное не пропадайте)

А чего у вас мисо суп в первой же главе? В оригинале рамен. И мисо по питательной ценности уверенно стремится в ничто. Другое дело - рамен. И вкусно и достаточно питательно.
Я был в Японии, жил и работал там пол года. И конечно же вкушался, так сказать, в их кухню.
Мисо суп - это аналог нашего бульена. Но вместо мясного отвара идет мисо паста. Где то чайная ложка на порцию. Это основа. Сама паста является особым образом сквашеной и обработанной бобовой пастой. Содержит большое количество глютаминовой кислоты. По сути - тот же кубик "галина бланка".
Еще этот мисо суп никогда не похож по густоте на борщ. Он жидкий. Туда еще добавляют овощей и/или водорослей, в истинно японских количествах. Кружок лука, кусочек около пары грамм морковки, маленький листок капусты... Можно пару грибов.
Все это очень вкусно, но само по себе только разжигает аппетит.
К мисо супу обязательно нужна тарелка риса. И, очень желательно, кусок мяса.
А вот рамен вещь в себе. Нормальный японский рамен состоит из лапши, специй и всего прочего. Все прочее - это яйцо или Те-Самые Рыбные рулеты или что то мясное плюс овощи в бо́льшем, чем кладут в мисо суп, количестве.
Я сейчас не про расстворимый рамен, который продается и у нас, а у самих японцев его сотня видов.
Тот рамен, что хомячит в раменной Гг, вполне полноценное блюдо. И можно без ущерба здоровью питаться только этим раменом.
Показать полностью
А когда будет продолжение фанфика, просто мне очень понравился этот фанфик.
Неплохо, не идеально, но весьма интересно. радует, что автор описывает почему он решает вернуть все в колею канона, тем самым хоть и оставляя базовые события, но показывая их иначе.

Над сценами боя лучше бы поработать немного, но надеюсь это придет с опытом!
очень интересно что будет дальше
Мне очень понравилось!
Надеюсь с автором все в порядке, и он сможет когда-нибудь продолжить эту увлекательную историю)
Интересный фик. Ждём продолжения)))
Мне нравится жду проду
Автор требую срочное продолжение!!!
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

↓ Содержание ↓
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх