↓
 ↑
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Команда (джен)



Всего иллюстраций: 60
Автор:
Бета:
June 10
Фандом:
Рейтинг:
General
Жанр:
не указано
Размер:
Макси | 2004 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
AU
После воскрешения Волдеморт без конца пролетает со своими планами, и виновата в этом таинственная Команда, о существовании которой не подозревает никто, включая Дамблдора. А вот Снейпу крупно повезло, если считать "везением" очередной долг жизни имени Поттера.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 19

У доктора наук, профессора иностранной литературы Илси Корриган было не так уж много слабостей. Крепкий черный кофе, фильмы с участием Жерара Депардье, потакание шалостям обожаемых отпрысков и любовь к долгим лесным прогулкам — вот, пожалуй, и весь список. Приехав накануне в родной Акингтон, она первым делом достала с антресолей старую куртку, твидовые брюки, свитер с высоким горлом и резиновые сапожки, вычистила, попутно удивляясь странному, удивительно приятному запаху, невесть откуда взявшемуся в почти год простоявшем без хозяев доме, и выложила в прихожей. После, приводя в порядок дом и разбирая вещи, нет-нет да выглядывала в коридор полюбоваться экипировкой для долгожданного променада. Детвора шумно комментировала ее планы, но в попутчики не напрашивалась — и Джулиусу, и Элизабет было прекрасно известно, что их визги и беготня по кустам лишь испортят матери удовольствие.

Утром она зашла к соседке. Накануне та предложила присмотреть за детьми, пока Илси гуляет по окрестностям.

— Спасибо, что выручили, миссис Копевски.

— Дейзи, моя дорогая. Не стоит благодарности, для меня это отличная возможность занять Майкла, пока я буду разгребать завал в кладовке. Завидую вам, близнецы, по крайней мере, часть энергии тратят друг на друга. Мой оболтус весь свой нескончаемый заряд обрушивает на меня.

— Боюсь, моя карьера не позволяла уделять им достаточно внимания, росли, как трава в поле, оттого оба ужасно самостоятельные и независимые. Если они найдут с Майклом общий язык, у вас останется только одна проблема — как затащить его домой.

— О, отлично! Надеюсь, вы к нам надолго?

— Университет заказал мне книгу о русской фантастической прозе. Я планирую пробыть в Акингтоне до конца лета.

— Замечательно, дорогая, замечательно, вы не представляете, как я рада! Вы позволите звать вас по имени?

— Конечно, Дейзи, — она протянула руку, и та с чувством ее пожала, — могу я пригласить вас вечером на чай?

— С удовольствием, — соседка вдруг принюхалась, — о, вижу, эти французские парфюмеры побывали и в Абердине? «Лунная дорожка», верно? Потрясающий аромат, но мое сердце отдано «Ночной симфонии». Жду не дождусь, когда эта серия появится в свободной продаже.

Илси удивленно нахмурилась, но вопросы оставила до вечера, опасаясь, что в противном случае беседа затянется еще на час. Торопливо попрощавшись, она направилась в сторону городской окраины.


Глава Аврората Чхоллам Чанг(1) стоял у ограды драконьего загона и слушал, как его зам, Тим Барнстепл, орет на подчиненных.

— …И это называется охранный периметр, йети вам под одеяло?! Вас тут двенадцать человек, и не салаг желторотых, а опытных, видавших виды авроров! Приказ был четкий — глядеть в оба, что сложного? В результате тревогу подняли пацаны-стажеры, когда похитителей уже и след простыл, а дюжина боевых авроров, доблестная охрана, докси вам в компот, все, как один, нанюхались сонного порошка и соизволили продрать глаза лишь к девяти утра! Форс, перестань рожи корчить, не то еще и петрификус схлопочешь!

Форс Фортунас неделю как перевелся в столицу из Дублина, с Тимом знаком был еще мало, и потому по прибытии того на место происшествия попытался спорить и оправдываться, за что и получил силенцио на третьей секунде разговора. Теперь он переминался у барьера, поглядывая на соратников, но те начальство знали хорошо, и вмешиваться не спешили.

Отвернувшись, Чанг с тоской уставился на визуальное свидетельство аврорского позора. Посреди загона невысоко над землей зеленовато светился известный всей Европе череп. Змея неторопливо стелила призрачное тело плавной волной, таращилась на людей равнодушным мертвым глазом. Десять минут назад Кингсли, едва взглянув на это безобразие, коротко велел все убрать до начала торжеств и аппарировал. Будто не знает, что уничтожить Метку невозможно, надо ждать, пока рассосется сама. Видать, вечером главе проштрафившегося ведомства светит грандиозный разбор полетов, и не факт, что после этого Аврорат не сменит начальника.

— Что мы имеем на нынешний момент, господа? А имеем мы приказ Министра Шеклболта любой ценой избежать огласки и предотвратить срыв этого, акромантула ему в тыл, мероприятия. Через два часа начнется открытие, во-о-он на тех галереях соберется прорва народу, и это, — кивок в сторону Метки, — внеплановое украшение будет у них как на ладони. Вывод? Правильно. За эти два часа нам придется решить задачу, над которой Отдел Тайн уже тридцать лет бьется. И вариантов у нас нет… Форс, ну чего ты корчишься? Фини…

Но парень, завидев нацеленную на него палочку, среагировал четко: резко присел и откатился в сторону. Голубой луч угодил прямо в Метку.

— Форс, дурак, чего ты дергаешься? Это же просто финита, или хочешь до пенсии на пальцах изъясняться? Так ты только скажи…

Договорить у Тима не получилось. Ровно светящийся череп вдруг вспыхнул, запульсировал — и исчез без следа. Не веря глазам, Чанг перелез через ограждение, спотыкаясь на подгибающихся ногах, дотащился до центра выгородки. Ничего, если не считать выпорхнувшей из-под сапога мелкой пичуги. Вернулся к барьеру, медленно прошелся тяжелым взглядом по обалдевшим лицам.

— Тридцать лет. Отдел Тайн. Спе-ци-а-лис-ты. — И в полный голос. — Кто-нибудь когда-нибудь пробовал убрать ее обычной финитой?!!


Илси неторопливо брела по поросшей низким кустарником прогалине. Глубоко вдыхая чистый прохладный воздух и щурясь на яркое солнце, она честно пыталась сосредоточиться на своей будущей книге, точнее, на разделе, который планировала посвятить творчеству братьев Стругацких, но мысли упорно возвращались к разговору с соседкой. «Полночная симфония», «Лунная дорожка», удивительно свежий воздух в наглухо запертом доме. Она понюхала рукав — так и есть. Невероятно стойкий запах. Но кому понадобилось лезть в явно нежилой коттедж, чтобы опрыскать духами содержимое шкафов и антресолей? Странно. Надо позвонить Дереку, пускай приезжает побыстрее. Может, отправить детей ночевать к Дейзи? Нет, признаваться в глупых страхах практически незнакомому человеку… ох.

Задумавшись, она машинально ускорила шаг, споткнулась о корень и, не удержавшись, упала на четвереньки прямо в ворох сырой травы. Чертыхнувшись, вытерла мокрые ладони о куртку, уцепилась за ближайший куст, намереваясь подняться на ноги — и замерла. В пяти шагах на тропинке стояла высокая женщина в длинном черном плаще. Тонкое бледное лицо, холодные темные глаза под тяжелыми веками, корона блестящих черных волос. Незнакомка постукивала по ладони короткой деревянной указкой и нехорошо улыбалась.

— Помочь?


— Мариэтта, не мельтеши, дорогая, никуда твоя подруга не денется, до открытия еще два часа. Помоги лучше мне привести в порядок мантию Роя. Просто уму непостижимо, с какой скоростью он умудряется приводить вещи в негодность — эту вот успел только примерить, и уже пятно на рукаве.

— Тетя, ты с ним двадцать шесть лет живешь, пора бы уж смириться.

— Давно смирилась, дорогая, но это не повод лишать себя удовольствия слегка поворчать, — Гризельда кинула на племянницу проницательный взгляд, — ты сегодня нервная. Что-то случилось?

— Нет, с чего ты взяла? Просто привычка Чжоу опаздывать иногда меня с ума сводит. Договорились на десять, а сейчас уже… ага! Чо, наконец-то, где тебя носит? Тетя, не скучай, удачи тебе с мантией, мы пошли, — поцелуй в щеку, — пока!

— Здравствуйте-миссис-Клапенток-как-поживаете-досвида… — успела протарабанить Чжоу, прежде чем была выпихнута истосковавшейся по действию Мариэттой за дверь, — дай хоть поздороваться толком!

— Вечером поздороваешься. Ну что там?

— Все в порядке. Я удачно подставилась под силенцио, а после — под финиту. Правда, едва не оглохла от воплей Тима…

— Луна где?

— Форса пошла будить.

— А почему не ты? Как она воспоминания ему закачает?

— Мы решили не заморачиваться, пусть так живет.

— Не проговорится?

— О чем? Что дрых до десяти, вместо того чтобы патрулировать территорию? Да ни в жизнь.

— Их же рапорты заставят писать.

— Вот проблема. Да что им Тим продиктует, то они и напишут, тем более, дело ляжет на стол Кингсли уже сегодня. Отцу несладко придется, хотя ему не привыкать после Скримджера. Пошли уже в палатку, нам в Акингтон пора.


Беседа в кабинете директора продолжалась, но мысли Минервы МакГонагалл были далеко. Всего полчаса назад она и представить не могла, что существует нечто, способное поколебать ее веру в непогрешимость Великого Мага Альбуса Дамблдора. Отчего же несколько слов, произнесенных человеком, доверять которому у нее не было никаких оснований — скорее, наоборот — перевернули мир вверх тормашками? Альбус подставил Северуса. Бред, абсолютная нелепица. Но почему он даже не попытался возразить? Не посчитал нужным опускаться до оправданий перед этими… гостями? А как же она, Минерва? Один лишь ободряющий взгляд — и пускай хоть в чем обвиняют, она и бровью не поведет. Никогда еще ей так не хотелось увидеть знакомый прищур из-под очков. Но возможно, Альбус настолько уверен в ее преданности, что и мысли не допускает, будто она способна сомневаться? Ну конечно! Святая Медана, какой стыд. Грозная гриффиндорская деканша заработала сердечный приступ, поверив в нелепую байку, рассказанную слизеринцем. Придется извиниться перед Альбусом.

Она выпрямилась и заставила себя вернуться к беседе. Говорил Макнейр.

— Около получаса назад в Акингтон прибыли оборотни. Восемь особей под предводительством Фернира Грейнбека. Их задача — активировать вокруг городка магический барьер, чтобы отрезать маглов от внешнего мира. Дальше они должны были ходить по улицам и... создавать панику.

Представив себе свойственные Грейнбеку методы наведения паники, Минерва невольно зажмурилась.

— Святая Медана… Там же дети…

— Не волнуйтесь, профессор, маглам ничего не грозит. В лабораториях Серой Лиги был разработан состав, способный полностью нейтрализовать животную агрессию оборотней. В тестировании принимал участие Ремус Люпин, можете поинтересоваться у него подробностями. Обработке подвергся каждый уголок в Акингтоне, так что Гренбека с приятелями ожидал сюрприз…


Майкл Копевски стоял на крыльце и с сомнением разглядывал пучок измятых фиолетовых перьев. Вряд ли мать одобрит потрошение этого своего… как его… боа, но Джулиус с Бет предложили поиграть в индейцев, а какие же индейцы без перьев? В конце концов, боа все равно было старое. Кивнув сам себе, Майкл спрыгнул со ступенек, в три секунды обогнул лужайку — пробежал бы прямо по ней, но этого мать точно не простит — долетел до низкой ограды, отделяющий их участок от соседских владений, перемахнул через нее — и резко затормозил, едва не споткнувшись о какого-то лохматого человека в черном плаще. Незнакомец стоял на четвереньках перед запущенной клумбой и нюхал едва распустившуюся примулу.

Следующие пару минут Майкл решал задачу: рвануть наутек или последовать наставлениям отца, по десять раз на дню напоминавшего сыну о том, что тот — мужчина. Решив наконец, что дать деру всегда успеет, мальчик сунул в карман глупые перья, задрал подбородок и слегка выпятил нижнюю губу.

— Сэр, это частное владение…

Незнакомец резко обернулся. Майкл сразу оборвал фразу, испуганно вытаращил глаза и попятился. В памяти вдруг всплыли те жуткие истории, что рассказывались в летнем лагере после отбоя. Привидения, вампиры, оборотни… Оборотни. В грубом, словно каменном лице мужчины было что-то настолько явно звериное, что отчаянно захотелось очутиться в своей комнате, запереть дверь и с головой нырнуть под одеяло.

— С-с-сэр?..

Ну зачем, зачем ему вздумалось поиграть в хозяина! Думал удрать? От ЭТОГО удерешь, как же. Можно заорать во всю глотку, но что-то подсказывало Майклу — толком повопить ему тоже не дадут. Незнакомец страшно ощерился, обнажив огромные кривые зубы. Все, сейчас кинется. Мамочка… Рычит еще. Или хрипит. Странные звуки…

Сто лет спустя до него дошло — незнакомец смеялся. Жутко, неумело, словно впервые в жизни.

— Испугался, малец? Правильно. Хоть и зря, не трону я тебя. Мог бы, да не хочу, соображаешь? Нет? Вот и я нет. Но здорово.

Мужчина сунул руку в карман своей разлетайки, нашарил что-то и протянул Майклу.

— Держи вот. Будешь внукам рассказывать, как встретил Фернира и жив остался. Бери, не боись, добрый я сегодня.

Он снова захрипел-зарычал, и Майкл поспешно шагнул вперед, схватил с широкой ладони здоровенный желтый клык и скоренько отпрыгнул на прежние позиции.

— Молодец. В штаны от страха готов наделать, но виду не подаешь. Люблю таких. — Фернир сморщился, шумно втянул волосатыми ноздрями воздух. — Весна… Ты зуб не потеряй. У кого такой на шее висит — наши ни в жисть не тронут, понял? Беги теперь, а я тут еще посижу…

Отвернулся и снова сунул лицо в бутоны первоцветов. Майкл бочком обошел его и припустил к соседскому коттеджу. Вернуться к матери и вызвать полицию ему почему-то в голову не пришло.

— Джи, Бет, у вас там на клумбе оборотень сидит! Чесслово, не вру! Гляди, что он мне дал…


Незнакомка изобразила своей указкой фехтовальный выпад. Что-то невидимое, тяжелое, упругое толкнуло Илси в грудь и опрокинуло на спину. Стало страшно. Вспомнилось, как покойный отец, отпуская ребенка на очередную прогулку, совал в карман ее куртки свой армейский пистолет. Пистолет был тяжелый и жутко неудобный, она не раз пыталась воспротивиться, но отец соглашался оставить оружие дома только вместе с дочерью. Позже эстафету принял теперь уже бывший муж, а за ним — Дерек, пистолет сменился газовым баллончиком и электрошокером, но сама процедура оставалась неизменной. Отчего же теперь, когда защита жизненно необходима, в кармане нет даже перочинного ножа?

Женщина тем временем неспешно приблизилась, присела, сгребла в горсть ткань на груди жертвы и рывком притянула вплотную к себе, так что все, что могла видеть перепуганная Илси — это горящий безумием взгляд черных глаз.

— Боишься, красавица? Хорошо. Я люблю поиграть с такими, как ты.

Немного отодвинулась, ткнула в горло своей указкой и тихо, почти нежно прошептала:

— Круцио.

Ничего не произошло. Сумасшедшая нахмурилась, сильнее надавила указкой.

— Круцио!

Тот же результат.

— Круцио! Круцио! Круцио!!!

С каждым повтором этой псевдолатинской абракадабры деревяшка все глубже впивалась в горло, а безумие в глазах женщины все больше походило на отчаяние. Страх куда-то улетучился, и Илси не выдержала:

— Да прекратите наконец! Больно же.

— Больно?

Лицо незнакомки озарилось надеждой, которая немедленно сменилась беспокойством. Она убрала указку, осмотрела пострадавшую шею. Когда кончик деревяшки снова нацелился в то же место, Илси дернулась и попыталась отползти, но рука женщины грубо удержала ее на месте.

— Не дергайся. Асклепио. Скоргифай.

Боль мгновенно исчезла. Илси недоверчиво провела по шее пальцами — гладкая кожа. А ведь только что чувствовала, как кровь стекает за воротник.

— Спасибо.

Реакция чокнутой снова ее напугала, правда, теперь хотелось вызвать не полицию, а врача. Женщина резко ее отпустила, отползла на пару шагов, съежилась на мокрой траве, закрыв лицо руками, и принялась раскачиваться, монотонно повторяя:

— Этого не может быть… не может быть… не может быть…

Илси до ужаса хотелось сбежать, но разве можно бросить явно больного человека одного в лесу? Подумав, она осторожно приблизилась и положила ладонь женщине на плечо.

— Мэм, я могу чем-то помочь?

Та перестала раскачиваться и бормотать ерунду.

— Нет…

— Уверена, что могу. Как вас зовут?

Глухо, сквозь прижатые к лицу ладони:

— Белла.

— А меня — Илси. Пойдемте со мной, Белла. Мой дом недалеко, там мы сможем…

— Ты не понимаешь! — Она с душераздирающим стоном опустила руки и повернула к Илси мокрое искаженное лицо, — я таких, как ты, десятками резала! Сотнями! А тебя — не могу. Даже вшивое круцио — не могу! — потянулась было дрожащей рукой — и уронила ее на колени. — Дотронуться вон — и то не могу, сломать боюсь…

Боже, да откуда она взялась? Вроде в округе не было психбольниц. А держать на амбулаторном лечении с такими-то фантазиями… Нет, точно, не опасна. Илси решительно потянула незнакомку вверх.

— Пойдемте, Белла. Чаю попьем, поговорим. Позвоним… кому-нибудь. Не стоит сидеть на земле…

Женщина покорно поднялась, и даже сделала несколько шагов по тропинке, но вдруг резко отскочила. В руке ее снова появилась указка.

— Не подходи ко мне! — истерический вопль, почти визг. — Это ты виновата! Что ты со мной сделала? Не смей подходить!

Ну и что с ней прикажете делать? Как вообще успокаивают буйных сумасшедших? Пожалуй, в следующий раз придется взять с собой вдобавок к электрошокеру смирительную рубашку.

— Послушайте, Белла…

Ступефай!

Откуда-то сбоку вылетел красный, похожий на лазерный, луч, ударил в ненормальную, и та рухнула на траву. Спустя секунду из кустов появились двое — упитанный, весь в клетчатом паренек и высокая, до невозможности тощая девица. У обоих в руках были указки. Просто нашествие сумасшедших. Илси попятилась.

— Не бойтесь, — девица подошла к Белле, подняла ее указку и сунула в карман, — мы вам вреда не причиним. Как вас зовут?

— И-илси… Миссис Корриган.

— Очень приятно, Илси. Я — Эрмион, а это — Джордж, — склонившийся над Беллой парень приветливо помахал рукой, — как вы здесь очутились?

— Гуляла…

— Невовремя вас вынесло погулять, миссис Корриган, — Джордж поднялся, вытер ладони о клетчатые брюки, — чудом живы остались. Обычно тем, кто имеет несчастье столкнуться с этой дамой, так не везет.

— Но…

— Ваша новая знакомая, Илси, — профессиональная убийца. Число ее жертв сравнится разве что с послужным списком Калигулы, — Эрмион мило улыбнулась, но тут же наморщила лоб, — а вас она, значит, тронуть не смогла. Интересно…

Илси вдруг поверила. И с ужасом уставилась в лицо Беллы.

— Но я никогда…

— Не видели ее в новостях? Не все показывают по телевизору.

— А вы из Скотланд-Ярда?

— Нет. — Девица подошла к ней вплотную и принюхалась. — Ну конечно, «Лунная дорожка». Взяли всю линейку?

— Э-э-э… Вообще-то я приехала в Акингтон только вчера, и дом уже был пропитан этим запахом.

— Ясно.

— Понимаете, кто-то залез в пустой коттедж…

— Спите спокойно, Илси, вам ничего не угрожает. Напротив, добросовестность Эмили спасла вам сегодня жизнь, — и в ответ на потрясенное понимание в глазах собеседницы, — да, на Акингтон этим утром должны были напасть.

— Боже! Дети… одни в доме…

— Успокойтесь, мы контролируем ситуацию.

— Насколько?

— Полностью. Там все в порядке.

— Ох…

— Успокойтесь, — повторила Эрмион и обернулась к своему спутнику, — какие предложения?

Джордж пожал клетчатыми плечами.

— Беллатрикс положим здесь под кустиком, пусть отдыхает. Потом обработаем конфундусом и отправим восвояси.

— Вы ее отпустите?!

— Не все сразу, миссис Корриган. А вот с вами что делать? Обливиэйт и домой?

Эрмион покачала головой.

— Нет времени, все начнется с минуты на минуту. И одну не отправишь — вдруг кому-нибудь еще вздумалось явиться пораньше.

— И что ты предлагаешь?

— Оставить здесь.

Девушка обернулась.

— Илси, как вы относитесь к сказкам?


Дамблдор досыпал в вазочку печенья.

— Хорошо, оборотней вы обезвредили, но уверен, они — лишь первая волна. Что дальше?

Макнейр взглянул на часы.

— Пять минут одиннадцатого. Как раз в этот момент в точке Обряда собираются оба Круга Упивающихся. Волдеморт не любит заранее посвящать исполнителей в свои планы, потому целей общего сбора не знает никто, кроме Эйвери, Руквуда, Джагсона, Драко Малфоя и Беллатрикс Лестрейндж. Драко на вечеринку не пригласили, а остальным добраться до точки сбора не дадут. Так что появление там лично Волдеморта никого не удивит.

Минерва поняла, что запуталась.

— Постойте. Он туда собирается или нет?

— Собирается, но на полтора часа позже.

— Ах вот оно что. Оборотное зелье?

— Неважно. Важно, что следуя полученным от Риддла инструкциям, Упивающиеся разбредутся по всей Англии, и собрать их в ближайшие сутки будет проблематично.

— А Метка?

— Вы наверняка уже убедились, директор, что Командор нашел способ блокировать Метку.

— Да, у Северуса она… да. Продолжайте, Уолден.

— Стойте! — Минерва подняла руку, — их же сотни!

— Двести восемнадцать человек, но в Акингтоне собирается чуть больше ста. Каждому будет приказано надеть на левую руку браслет с заклятием Ментального Зеркала. Действие его ограничено по времени, но сутки у нас в запасе есть.

— Ментальное Зеркало?

— Одна из разработок Командора, директор. Боюсь, я не в состоянии объяснить механизм.

— Понимаю, — Альбус попытался было сунуть Фоуксу очередное печенье, но тот отвернулся с недовольным клекотом и улетел к себе на жердочку, — и что за задание даст Упивающимся ваш Волдеморт?

— О, это интересный вопрос, — Макнейр потер подбородок, — видите ли, вчера у Тома приключилась одна неприятность. Бесследно исчез Питер Петтигрю.

— Вот как? — к Альбусу постепенно возвращалась его обычная лукавая безмятежность.

— Не то чтобы от сего соратника Волдеморту был большой толк, но все же Питер единственный, кто жил в Поместье постоянно. И именно он нашел хозяина в Албании почти четыре года назад. Риддлу не свойственно чувство признательности, но все же такую услугу трудно забыть. Он расстроился. Однако он расстроился бы куда больше, если бы знал, что накануне сам отправил Питера во Вьетнам.

— Куда?!

— Во Вьетнам, профессор, на поиски одного весьма редкого растения…


Питер Петтигрю сидел на кочке и вяло отмахивался от москитов. Нет, кусать они его не кусали, на то существует заклинание, но вот зудели весьма мерзко — за двое суток сидения в этой тропической луже звук комариных крыльев уже буквально сводил Питера с ума. И уши ведь не заткнешь — появление Синего Лотоса можно было отследить лишь по глухому подводному гулу. Он и так уже дважды упустил появление цветка, а Лорд приказал к воскресенью собрать пятнадцать. Питер с тоской покосился на защитную сетку с уловом. Семь. Даже не половина. Поспать в ближайшие сутки явно не удастся.


— Мои верные слуги.

Теодор Нотт согнулся в поклоне, и по шороху сотни мантий за спиной определил, что стадный рефлекс работает по-прежнему идеально. Черт бы все побрал, как же надоело… Горелые развалины на месте особняка, жалкие остатки когда-то неплохого состояния, жена, подсчитывающая по субботам расходы за неделю. И фанатичный блеск в глазах сына — Теодор-младший хоть сейчас готов подставить руку под Метку. Но о том ли мечтал двадцать лет назад его отец, принимая знак служения? Мерлин, так глупо потратить жизнь…

— Я собрал вас по очень важному поводу.

Конечно, разве у нас бывают другие? Что, опять маглов резать пойдем? Не хочу! Не мешают они мне! И никогда не мешали! Все эти ваши высокие идеи — полная белиберда, мой Лорд. Надо бы в пасхальные каникулы явиться домой прямо с вечеринки, не отлежавшись предварительно в поместье. Прямо как есть — в крови по локоть и трясущимся от круциатуса. Может, тогда Тео умерит свой энтузиазм.

— С прискорбием должен сообщить, что в наших рядах появился еще один предатель.

Опять?! Снова терзать всей толпой того, кто еще вчера был если не другом, то хорошим приятелем? Спасибо большое, я еще после Северуса не отошел.

— Два дна назад всем вам известный Питер Петтигрю сбежал.

Питер?! Нет, что пропал, мы в курсе, но предателем-то он заделаться когда успел?

— Однако перед этим жалкий червяк осмелился украсть у меня очень ценную вещь.

А вот это что-то новенькое. Обокрасть Лорда еще никто не пробовал. Ну Питер, ну Гриффиндор! Интересно, что он там уволок?

— Я знаю, что грязная крыса скрывается в Лондоне, и ваша задача, мои верные слуги, его найти.

О, нет! Бродить по Лондону в поисках крысы! Незабываемый будет уикенд.

— Сначала все вы наденете на левую руку эти браслеты, — Лорд слегка пнул стоящий у его ног сундучок. Тот звякнул. — Не сметь снимать. Похищенный Питером артефакт позволяет обнаружить погоню, но с этими украшениями он вас не учует.

Надеюсь, браслеты не женские. С Лорда станется так пошутить.

— Треверс, ты со своим отрядом отправляешься в подземные туннели. Там темно, так что животных рекомендую уничтожать с помощью инсендио, Питеру оно не повредит. И будьте осторожны, в туннелях ходят магловские поезда.

Поезда? Под землей? А эти маглы не такие уж и тупицы.

— Нотт, возьми порталы. Вы едете в Макинг Маш(2), это место, где маглы хранят старые вещи. Действовать аккуратно, внимания не привлекать.

— Слушаюсь, мой Лорд.

Магловская свалка. Великолепно.

— Малсибер, отправляетесь в Каннинг Таун(3). Задача — установить ловушки на магловские водопроводные и канализационные трубы. Особое внимание обратите на дома старой постройки.

— Да, мой Лорд.

Пардон, беру свои слова обратно. Свалка однозначно лучше канализации.

— Слушайте теперь все. Питер нужен мне живым и по возможности невредимым. Маглов не трогать, Аврорат не дразнить. Задание ясно? Приступайте.

Слушаюсь, мой Лорд…


Улыбался Альбус постоянно, а вот смеялся редко. Минерва почувствовала невольное расположение к Макнейру — до сих пор рассмешить директора удавалось только Хагриду, да и то не чаще, чем раз в пять лет.

— Замечательно, Уолден, замечательно! Кем бы ни был ваш Командор, его чувство юмора впечатляет.

Чашки снова наполнились. Гости слегка скривились, и Минерва им посочувствовала — от запаха бергамота(4) ее саму уже подташнивало.

— Осталось лишь выяснить, когда на сцене появятся драконы.

— Скоро, директор. Порталы Руквуда настроены на одиннадцать.


Сотня людей в черных плащах синхронно согнулись едва не пополам, затем выстроились в очередь к высокому мужчине, неподвижно замершему в центре этого странного сборища. Каждый низко кланялся, брал что-то из ящика у его ног (Илси в очередной раз пожалела об отсутствии бинокля) и отходил в сторону. Постепенно образовались три группы. Затем люди встали очень тесно, схватились друг за друга, потянулись руками к центру своих кружков и вдруг все разом исчезли. Высокий утратил свою царственную неподвижность, завертел головой по сторонам.

— Эгей! Мы здесь!

Рев в несколько глоток над ухом едва не оглушил Илси. Увлекшись зрелищем, она не заметила, как вокруг нее самой собралась целая толпа, И теперь все они, не взирая на возраст и комплекцию, подпрыгивали, махали руками и вопили во все горло. Илси ошеломленно уставилась на резво скачущую даму в дорогом костюме. В даме легко поместились бы три Илси и пять Эрмион. Рядом приседал старик с длинной седой бородой и в очках-половинках. Дурдом.

Высокий меж тем замахал в ответ и вдруг мгновенно очутился рядом. Вскрикнув, Илси свалилась с охапки сучьев, которую Джордж заботливо предложил ей в качестве сиденья («Считайте, что вы в вип-зале, миссис Корриган. Сеанс начнется с минуты на минуту»). Лицо мужчины никак нельзя было назвать человеческим: узкое, безносое, обтянутое зеленоватой кожей. И глаза-щелочки. Кроваво-красные глаза.

— Это еще кто?

— Миссис Илси Корриган, профессор литературы. Гуляла здесь неподалеку и наткнулась на Беллатрикс, — бодро отрапортовал Джордж и помог ей подняться. Эрмион поправила расстеленное на сучьях клетчатое полупальто.

— Не волнуйтесь, Илси, это наш друг… м-м-м… Грегори. На самом деле он нормально выглядит, это просто маска такая.

— М-мило, — пробормотала Илси, во все глаза рассматривая безносого, — на Хеллоуин ваша маска имела бы грандиозный успех.

— Однажды имела, — глухо проговорил Грегори, и на секунду воцарилась тишина. Илси неуверенно оглянулась на Эрмион, но та не отрывала взгляда от безносого. Подошла толстая дама, обняла его могучей рукой за тощие плечи, уткнулась куда-то в ключицу массивным лбом.

— Г-грегори…

— Прошу прощения. Господа, до портала еще пятнадцать минут, так что разрешаю расслабится, — оседлал возникший из воздуха стул, устроил на спинке тощие локти, — значит, вы преподаете литературу, Илси?

— Зарубежную литературу. Специализируюсь в основном на русской прозе двадцатого века. Что такое?

Окружающие ошеломленно переглядывались. Грегори потер переносицу и усмехнулся.

— Это судьба.(5)


Джером Крэбб ничего не понимал. Не то чтобы это было для него в новинку, но на сей раз ничего не понимал не только он — Гойл и умник Паркинсон тоже переминались с ноги на ногу и недоуменно оглядывались вокруг. Они прибыли в назначенное время вместе с четырьмя великанами — сам король Брабух изъявил желание поучаствовать в забаве — но их никто не встретил. Поросшая редкими кустиками котловина была пуста. Время шло, великаны начали проявлять недовольство.

— Где хозяин твой? — кулак Брабуха мог поспорить размерами и весом с небольшой скалой, — обмануть хочешь меня?

— Что вы, ваше величество, — бледный Паркинсон тихонько пятился к лесу, — уверен, это недоразумение. Наши товарищи где-то рядом. Сейчас я аппарирую к Темному Лорду и приведу всех сюда…

«Нельзя с ними так… по-умному», — мелькнуло в голове Крэбба, но было поздно — Брабух яростно зарычал и шагнул к Паркинсону, разом покрыв расстояние, которое тот успел отвоевать. И тут над лесом появились драконы. Множество драконов, красных, голубых, зеленых, черных. Звери стремительно неслись к растерянным великанам. Через несколько секунд в землю буквально перед носом Джерома ударила красноречивая струя огня.

— Засада! — опомнился наконец Брабух, но его громовый рык уже ничего не мог изменить. Крылатые твари набросились на великанов, били их крыльями и шипастыми хвостами, отвечая на беспорядочные взмахи многотонных кулаков залпами огня. Тот, которого звали Пруххом, упал через минуту, закрыв лысый затылок обожженным ладонями. Драконы, как ни странно, оставили его в покое, присоединились к товарищам и удвоили натиск, терзая оставшихся на ногах гигантов.

— Джерри, портал! — белый, как снег, Паркинсон тряс его за плечи и одновременно тащил к упавшему великану, — Хватай Прухха и активируй портал! Вернешь его в стойбище — и тикай оттуда, слышишь? Мы с Гойлом постараемся забрать остальных!

Четкие приказы всегда действовали на него успокаивающе. Выполнять не рассуждая — думают пусть другие, им на то мозги даны. А у Джерома их отродясь не было, и он совершенно не стеснялся этого факта. Еще вопрос, кому жить легче — ему или умнику Паркинсону.

Он бегом припустил к Прухху, доставая на ходу из кармана портал.


Последний великан исчез. Драконы опустились на землю, походили, складывая крылья, и словно начали сдуваться, превращаясь обратно в людей.

— Как вам спектакль, Илси? — Эрмион великосветски улыбалась, — неплохо, верно?

— Это… невероятно.

— Не жалеете, что выбрались из дому?

Рядом возникли Грегори, Джордж, дородная дама, старик с бородой и щуплый юноша в синей курточке и кепке набекрень. Грегори оглянулся и щелчком уничтожил забытый стул.

— Все, господа, закругляемся, сейчас здесь будет полно народу. Эрни, — старику, — займись Беллой. Нужно отправить ее к Риддлу, не то заявится сюда, драконологов перепугает. Джордж и… э-э-э… как тебя?

— Эрмион.

— Эрмион, проводите Илси домой. Процедура — по желанию. Джин, С-с-сэм, пошли драконов выпускать.

— Справимся втроем?

— Чо и твой брат уже там. Приятно было познакомиться, Илси.

И снова испарился вместе с остальными. Остались только Эрмион и Джордж.

— Пора, Илси.

Уходить не хотелось.

— Что значит — процедура по желанию?

— Это значит, что у вас есть выбор — помнить или забыть. Вы умный человек, Илси, и не станете рассказывать об увиденном всем подряд. А если даже проговоритесь — вам все равно никто не поверит.

— Это точно, — Илси вздохнула, — я не хочу забывать.

— Как скажете, — Джордж сунул руку в карман и протянул ей что-то плоское, завернутое в тряпку, — возьмите на память.

Илси осторожно развернула сверток — и ахнула. На ее ладони переливалась всеми цветами радуги хрустальная чешуйка.

— Это Опалоглазого Антипода. Настоящая, из Румынии.

— Спасибо.

— Прощайте, Илси.

Эрмион протянула ей руку, и Илси крепко сжала худую ладонь. Вдруг резко накатило головокружение, перед глазами все замелькало — и мгновение спустя она стояла на окраине Акингтона. Одна.


Колин заканчивал тридцать девятый круг, когда наконец что-то произошло. Возле барьера появились двое — лохматый увалень с большой бородавкой на носу и белобрысая пигалица лет четырнадцати. На Упивающихся они смахивали мало, и Колин замер под мантией, снова не зная, на что решиться. Пара вела тихий разговор, но как он ни старался, расслышать ничего не удалось, а подходить ближе было опасно. Вдруг все-таки они?

Три минуты спустя на полянке возникли еще трое, и один из новоприбывших развеял все сомнения Колина. В десяти шагах от него стоял, сложив руки на груди и глядя сквозь невидимую преграду, Тот-Кого-Нельзя-Называть.


Лорд Волдеморт сидел в кресле у камина и поглаживал длинными белыми пальцами изящную серебряную вещицу. Гребень Морганы. Не ахти какой артефакт, но сойдет.

Идти не хотелось. Порой, в краткие минуты отдыха, он готов был признаться самому себе, насколько утомила его эта бесконечная гонка. И даже задаться вопросом, так ли уж плоха была бы жизнь Тома Риддла? Но маятник давно запущен, и выбора нет.

Половина двенадцатого. Пора. Он поднялся, готовясь к аппарации, но тут на лестнице раздались быстрые шаги, в комнату ворвалась Белла и рухнула на колени, прижимая к груди крестом сложенные руки.

— Мой Лорд! Ловушка…

— Что?!

— Драконы… Дамблдор…

Дамблдор. Он устало опустился в кресло и отшвырнул ненужный уже гребень. Дамблдор. Бессмысленно, все бессмысленно…

— Мой Лорд?

Ах да, наказание. Он поднял палочку.

Круцио.


Драконы спали. Тот-Кого-Нельзя-Называть спокойно стоял на месте только что опавшей защиты и тихо беседовал с нелепыми своими Упивающимися. Уходить они явно не собирались, и Колин решился — обошел их по дуге и скользнул за огромную, мерно вздымающуюся тушу. С этим представителем семейства драконов он был знаком со второго курса — венгерская хвосторога, задание Гарри Поттера в первом туре. Огнем бьет на сорок футов, плюс шипастый хвост и мерзкий характер. Если ее разбудить, как скоро та пятерка сумеет взять ее под контроль? И сумеет ли вообще, ведь проснутся остальные драконы. А значит, есть шанс покончить с Тем-Кого-… прямо сейчас, не дожидаясь, пока Герой Магического Мира дорастет до поединка.

Решившись, Колин тихонько вытащил из-под мантии метлу — и со всей силы двинул древком по драконьей ноздре.


Положенная в центр стола чешуйка жемчужно поблескивала. В неубранной кухне витал аромат тайны. Сказка. К сорока годам ей, Илси Корриган, подарили сказку. Настоящую, с драконами, великанами и добрыми волшебниками. Вот и верь, что в жизни нет места чуду.

Илси мечтательно улыбнулась, поглаживая подарок… и с резким всхлипом сунула в рот палец. Пригляделась — бритвенно-острый край хрустальной чешуйки окрасился алым. Вот ведь… Потащилась в спальню за перекисью и пластырем. Вернувшись, взглянула на вещицу уже по-иному.

— Ма-ам? — Джулиус сунул нос в дверь, — можно мы с Бет… уй, ракушка! — и протянул загребущую лапку.

— Нельзя!!!

Отскочил сразу метра на полтора, смотрит недоуменно и обиженно. Да уж, голоса она до сего момента на родных своих обормотов не повышала, а тут такой вопль с истерической нотой. Ну прости, мой хороший. Видишь — улыбаюсь, и плечи расслабила, и вообще спокойна. Почти.

— Извини, но это правда не игрушка, Джи-Джи.

Обида на хитрющей мордашке десятилетнего сорванца сменилась прежним вселенским любопытством.

— А что?

— М-м-м… подвеска от одной из музейных люстр дяди Дерека. Он мне дал лоскуты для пэчворка(6) резать: острая до невозможности.

И продемонстрировала в качестве доказательства заклеенный палец. Джулиус мгновенно утратил интерес: он не знал занятия скучнее материной возни с тряпочками.

— Ага. Ну так можно?

— Можно, — рассеянно кивнула Илси, и тут же вскинулась, — эй, что можно-то?

Но парень не стал дожидаться, пока мать опомнится. Стукнула входная дверь, и по чинной улочке разлился звонкий мальчишеский призыв:

— Эге-э-э-эй, Бет! Разреши-и-и-или!

Илси покачала головой, усмехнулась. Достала из ящика стола чистое полотенце и осторожно завернула в него опасный презент.

— Драконы, ведьмы, оборотни…

Забралась на табурет, сунула сверток в дальний угол самой верхней полки, захлопнула дверцу. Присела за стол, сглатывая невесть откуда взявшуюся горечь, потрогала наклейку на пальце.

— Тоже мне. Пикник на обочине.


В последний момент рука дрогнула, и удар получился вскользь, но дракониха взревела, вскинула морду и заскребла когтистыми лапами. Колин бросился было прочь, но путь перегородил бешено бьющий по земле драконий хвост. Он повернул в другую сторону, краем глаза успел заметить, что Упивающиеся окружают зверя, пытаясь отрезать его от остальных драконов. Взвилась голубоватая завеса мощного заглушающего, но тут хвосторога случайно подцепила когтем на конце крыла мантию-невидимку и отшвырнула ее в сторону.

Растерянный, испуганный, он стоял спиной к беснующемуся дракону и смотрел, как прямо на него несется самый страшный темный маг современности. Смешно он бегает. Колени задирает, руками размахивает, кричит что-то… Что?

— Криви, придурок, уходи! Уходи, говорю!

Нет, нет, так не бывает, это сон. Только во сне семнадцатилетний фотограф Колин Криви способен поднять палочку против Волдеморта. Лишь во сне этот Волдеморт может вдруг превратиться на бегу в Гарри Поттера. И уж конечно, это во сне сейчас черный драконий хвост бьет Гарри Поттера в грудь, насаживая тело Героя на кошмарные шипы, и отбрасывает далеко прочь.


Северус Снейп редко когда так уставал. Два часа этой изматывающей беседы, случившийся некстати у Минервы сердечный приступ и не прекращающее циркулировать в сознании «Что у них там?» Половина двенадцатого, ребятам пора уже вернуться, но сигнала все нет и нет. Бросить бы этот явно исчерпавший себя разговор, торопливо махнуть Альбусу на прощание, отправиться прямиком в гриффиндорскую башню и накостылять одному лохматому очкарику промеж ушей, чтобы не трепал учителю нервы. Лишь бы он был там… Чертов Альбус с его чертовыми чайными церемониями!

Он как раз отставил пустую чашку, когда в мозгу взвился отчаянным воплем зов Джинни Уизли.


1 Чжоу Чанг принято считать китаянкой, уж не знаю, почему. А мне захотелось, чтобы ее отец приехал в начале семидесятых из Южной Кореи и женился на англичанке.

Вообще-то что в Китае, что в Корее принято ставить фамилию впереди имени, т.е., должно быть Чанг Чжоу. Видать, папа ассимилировался…


2 Макинг Маш (Mucking Marsh) — одна из восемнадцати лондонских городских свалок. Спасибо моей бете за помощь в поиске информации.


3 Каннинг Таун (Canning Town) — считается одним из самых бедных лондонских районов. Старые постройки, бардак с инфраструктурой. И снова низкий поклон бете, что б я без нее делала.


4 Эрл Грей — классический английский чай с бергамотом.


5 «Пикник на обочине» — научно-фантастический роман А.Б.Стругацких. Начальное событие остается за кадром: на Землю заскочили погостить инопланетяне, устроили эдакий пикник. Вели себя при этом, как туристы в лесу — понакидали мусора и смылись, даже не заметив, что потревожили чей-то покой. А несчастные земляне всю книгу потом с последствиями разбираются. Кто не читал — рекомендую от души.


6 Пэчворк — лоскутное шитье.

Глава опубликована: 15.03.2010


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 4092 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх