↓
 ↑
Регистрация
Имя/email

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Команда (джен)



Автор:
Бета:
June 10
Фандом:
Рейтинг:
General
Жанр:
не указано
Размер:
Макси | 2004 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
AU
 
Проверено на грамотность
После воскрешения Волдеморт без конца пролетает со своими планами, и виновата в этом таинственная Команда, о существовании которой не подозревает никто, включая Дамблдора. А вот Снейпу крупно повезло, если считать "везением" очередной долг жизни имени Поттера.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 42

— Мы сваляли дурака еще на старте ‒ начитались мемуаров Монтегю и почему-то вообразили, что для стабилизации связи нужен третий шкаф. Месяц угрохали на розыски, а оказалось, все наши беды из-за того, что он уже нашелся. Кабы не Луна с ее свежеприобретенной страстью к темпоральным аномалиям, мы б до второго пришествия ковырялись…

Чанг махнула рукой и запустила зубы в очередное яблоко. Взгляды командцев синхронно переехали на Лавгуд. Она по обыкновению отвлеченно таращилась в стену, улыбаясь в стиле Джоконды, но Снейп с беспокойством заметил, как тонкие пальцы нервно обдергивают бахрому на неизменной подушке.

— Вообще-то… — На ковер упала первая нитка. — Вообще-то позвать Добби догадался Малфой…

— Угу, хрум-хрум… а запустить в шкаф хроноворот могло взбрести в голову только тебе.

— Хроноворот? — удивился Финниган.

— Извини, Симус, но ты ведь дезертировал в команду Колина, пришлось реанимировать нашу самоделку силами женского состава, хрум-хрум.

— Реаними-и-ировать… — Финниган надулся. — Небось, собрали, как было ‒ и все.

— О, ты помнишь, как было? — Огрызок отправился в клетку Минни, и Чанг выхватила из вазочки новое яблоко. — Я ‒ хоть убей.

— Есть журналы.

— Не до них, ты б видел, что там у нас творилось. Хотели даже тебя позвать, но побоялись тратить время на объяснения. Склепали за полчаса, экспромтом и с нуля.

— Тоже мне, клепатели. Все равно больше суток из него не вытянешь.

— Ну не скажи…

— Ребят, давайте вы про это в другой раз. — Поттер передвинул катастрофически пустеющую вазочку с яблоками поближе к Снейпу. — Чо, расшифруй для чайников. Откуда вынырнул третий шкаф, почему он сбивает с толку первые два? Реально ли вообще до него добраться? И что вы сделали с Добби?

— Жив-здоров твой Добби. — Чанг не глядя призвала пятое яблоко, и Снейп поспешно взял последнее. Куда в нее лезет? — Мы тестировали связь с помощью зонда, но он без конца зависал и обрывался. Малфой придумал контролировать его посредством эльфийской магии. Добби махом наловчился возвращать птичку в гнездо, но мы все равно безбожно отставали от графика, потому что делать нормальный тест было некогда, а директорские схемы хоть и гениальны, но под наши цели не заточены. Когда сегодня оригами в двести пятый раз принесло вместо информации какую-то безнадежную рвань, я, признаюсь, психанула и чуть не полезла туда сама…

— Не чуть, а полезла. — Лавгуд продолжала смотреть сквозь стену. — Пришлось спеленать, но она вырывалась, и я с перепугу начала лепить всякую чушь в стиле «Придиры». В числе прочего предложила повесить на шею журавлику уменьшенный хроноворот.

— А-а-а, ты это не всерьез… — Чанг с грустью оглядела пустую вазочку. — Хотя без разницы. Я сначала обалдела, потом разоралась и орала до тех пор, пока Добби не начал доставать из шкафа охапки журавликов ‒ разной степени измятости, но все, как один, с хроноворотами на шеях…

Командцы дружно задрали брови и выпучили глаза. Поттер добавил к симптомам почесывание в затылке.

— Чо, я ж просил для чайников…

— А я для кого? «Охапки журавликов» означает охапки журавликов. Их были сотни!

— Откуда?

— Из глубины веков, разумеется. Море, океан, бездна информации! Мы с Луной так намахались палочками, что теперь плечи болят. Добби, наверное, до сих пор их там обратно в шкаф утрамбовывает.

— Зачем?

— Симус, не тупи. Это все один и тот же журавлик, просто он слегка разгулялся во времени. Помнишь талмуд Ровены про временны́е парадоксы? Гарри, ну уж ты-то должен сообразить! Кто целую неделю бродил по Гринготсу в компании самого себя?

— Я сам себя к себе и отправлял. А журавлика кто?

— Ох, бестолочи… Когда хроноворот на шее человека, случайный пуск вряд ли возможен ‒ разве что носителю взбредет сальто покрутить. Журавлик же ‒ штучка неразумная и очень легкая, кувыркается от любого сквозняка. Ррррраз ‒ и на денек в прошлое, через минуту ррррраз ‒ еще на денек…

— А обратно как?

— Своим ходом.

Финниган упрямо покачал головой.

— Извини, бред получается. То есть, он накувыркался на сто лет назад, а потом эти сто лет летал уже без кувырканий?

— С кувырканиями, оттого их получилось так много…

— Изначально порталы предназначались только для пространственных перемещений, путешествовать во времени никто не собирался, — неожиданно заговорила Лавгуд. — После гибели индийского шкафа два оставшихся продолжали работать, пока их не заблокировали за ненадобностью. Но когда наш шкаф починили после Пивза, почему-то ‒ ума не приложу, почему ‒ возникла временна́я связь с тем, погибшим шкафом. В результате весь клубок заколбасило так, что у Энштейна глаз бы выпал: появляются всякие петли, темпоральные вихри, колебания и лакуны… Мы с Чо знаем теперь достаточно, чтобы на короткое время укрепить нужный коридор, но малейший сбой… Гарри, ты сможешь уболтать упиванцев, чтобы шли спокойно и палочками не размахивали?

— Это не ко мне, это к Драко.

— Малфой, вели им держать руки по швам. Не дай Мерлин, встретят стайку журавликов и захотят разглядеть поближе. — Чанг снова посмотрела на вазочку и жалобно заморгала. — Сэр, а яблок больше нет? Мы не ужинали… и не обедали…

— Е-мое, была ж ветчина… — Финниган достал из кармана шоколадку. — Кто идет на кухню?

Пока Команда выбирала доброхота, Снейп отлучился в кладовую, принес пакет с яблоками и со вздохом высыпал их в вазу.

— Должен предупредить, мисс Чанг, это последние.

— Ой! Я все ваши запасы слопала?

— Не без того, но я уверен, визит в Хогсмид поправит дело. Скажите-ка лучше, почему ваши бумажные друзья… точнее, друг устроил массовый исход своих временны́х ипостасей именно сегодня?

— За сто процентов не поручусь, но разумное объяснение нашлось только одно: они явились к точке вброса. Поэтому я живо смоталась на базу за хроноворотом, мы его галопом и наобум собрали, уменьшили, прицепили к свеженькому журавлику и отправили в шкаф вместе с остальными. Цикл пошел. Хррррум!

— Похоже на правду… весьма… — Редкое для Минервы задумчиво-отрешенное выражение напомнило Снейпу, что Тина Лавгуд, урожденная МакГонагалл, приходилась ей родной племянницей. — Но у спирали два конца… — Она тряхнула головой, и сходство исчезло. — Где последний журавлик, мисс Чанг?

— Не знаю, мэм. Наверное, истлел в веках.

— Точнее, лежит в Выручай-Комнате под Протего. Я побоялась тащить его сюда ‒ уж больно ветхий. — Лавгуд наконец оторвалась от созерцания чего-то-там-в-глубине-стены и обернулась к подруге. — Извини, Чо. Добби выудил его, пока ты бегала на базу.

— С ума сошла?!? А если это не последний?

— Во-первых, он единственный прилетел без хроноворота. А во-вторых, на нем надпись.

— Ух ты! — Финниган аж подпрыгнул. — послание конкистадоров?

— Нет, вполне себе современный английский, правда, только два слова: «Позовите Хагрида». — Лавгуд как-то судорожно вздохнула. — Нацарапано наспех тупым карандашом печатными буквами. Дальше был рисунок, но он почти совсем стерся. Герм, помнишь, ты проявитель варила для библиотеки Блэков?

— У него срок изготовления сто сорок восемь часов… — враз побледневшая Грейнджер оглянулась на Поттера и сцепила пальцы в тугой замок. — А когда шкаф был уничтожен?

— Лет триста назад, может, чуть раньше.

— Его что… специально?

— Вряд ли. Произошло это в море неподалеку от Бомбея. Семнадцатый век, война за индийские колонии, торговля, расцвет пиратства. Может, в него ядро угодило, или пьяный боцман в крюйт-камере фонарь уронил, или просто буря и скалы…

— …или отвратительный гриффиндорский идиотизм. — Всем видом изображая непоколебимую решимость, Снейп уставился на Поттера, но Джиневра его опередила.

— Гарри, ты туда не полезешь.

Дрянной мальчишка лишь снисходительно улыбнулся.

— Джин…

— Через мой труп. Или пойдем вместе.

— Непревзойденная женская логика. Конечно, если ты отправишься со мной, всем будет намного спокойнее.

— Не пущу!

— Джин, ну что ты как маленькая… — Поттер оглянулся в поисках поддержки, однако встретил лишь бледные лица и напряженные взгляды. — Народ, это же глупо. С чего вы взяли, будто записку писал я?

— Есть еще кандидатуры? — хрипло осведомилась Минерва.

— Например, дюжина Упивающихся…

— Ага, само собой, последним желанием тетушки Беллы станет, чтобы кто-то где-то зачем-то позвал Хагрида.

— И ты, Брут? — Поттер скорчил Малфою отчаянную физиономию и перевел взгляд на Эббот. — Ханна, скажи ему!

— Не паясничай, дело серьезное. — Она молниеносно выхватила палочку, крутанула запястьем. — Джин, если что, я помогу его связать.

Поттер сморщился, будто хины лизнул.

— Предатели. Из-за вашей паранойи весь план к Модреду! — Он с грохотом вмазал по столу кулаком и тут же вцепился себе в шевелюру. — Поздно пятиться, оно уже закрутилось, неужели не понимаете? Том утвердил состав экспедиции. Дамблдор написал завещание. Эрни завтра едет в Багдад. Ровно через неделю все наконец закончится! А вы из-за какой-то дурацкой записки… Может, шутка, или пароль, или чертов ровенин парадокс!.. Два слова, блин, и боевая организация истерит, будто толпа первогодок перед распределением!

— Истеришь пока только ты один¸ а все прочие ищут разумный выход из ситуации. — Стараясь не выдать собственного напряжения, Снейп уставился на клетку, где объевшаяся Минни закапывала очередной огрызок в обрывки «Пророка». — В предложении мисс Уизли есть резон. Я знаю Внутренний Круг никак не хуже тебя и могу…

— Мы стартуем из Поместья, сэр, — устало возразил Поттер. — Туда нет доступа никому, кроме носителей Метки и, — щелкнул себя по шраму, — меня.

— Спасибо, что напомнил. Но шкаф находится в лавке старика Горбина, если устроить там засаду…

— Смысл? Цель операции ‒ без крови и шума избавиться от Внутреннего Круга. Единственный, кого мы выводим из-под удара ‒ Нотт, вина остальных слишком велика. В Англии им светит Азкабан, Поцелуй или в лучшем случае Авада. Кому из ваших знакомых вы готовы подписать приговор?

— Да любому!

— Тогда выбирайте, сэр.

— Чччерт…

— Кроме того, пойдем мы вдвоем, впятером или всей Командой ‒ записка все равно будет написана. Ничего не изменится.

— Истинно так, — подтвердила Лавгуд. Бахрома на ее подушке изрядно поредела, ковер был усыпан нитками. — Что бы мы сейчас ни сделали…

— А если это все-таки другая птица? — Чанг, игнорируя злобное крысиное шипение, пропихивала в клетку обертку от шоколадки. — Можно изготовить еще одно оригами, скопировать надпись, стащить у кого-нибудь хроно… блин.

— Вот-вот, — грустно покивала Лавгуд. — Я про это уже думала. Журавлик вернулся без хроноворота, потому он такой… полуистлевший.

— Может, уронил? — Финниган ожесточенно грыз ноготь на большом пальце. Чанг шлепнула его по руке и покачала головой.

— Мы же не просто так цепочку на бумажку намотали. Разъединить их можно только магией.

Она извлекла из воздуха лист бумаги, ловко свернула на коленке птичку, завязала у нее на шее нитку от подушки и протянула Финнигану.

— Попробуй оторви.

— Да ну…

Он запустил журавлика к Лавгуд. Та, хмыкнув, вынула из прически карандаш, написала что-то на бумажном крылышке и отправила игрушку в сторону близнецов. Помыкавшись по комнате, журавлик наконец угодил в руки вернувшемуся с кухни Рональду. Он осмотрел трофей.

— Позвать Хагрида? Зачем? Мы берем его в Команду?

Все еще бледная Грейнджер в пяти словах объяснила ему суть проблемы, но рыжий, в отличие от остальных, даже не подумал пугаться.

— Ну и что? Записка как записка. — Он отправил птичку Лонгботтому. — Мы на уроках всегда такими пользуемся.

— Этой записке триста лет.

— Подумаешь! Значит, Гарри забрался на триста лет назад и там решил позвать Хагрида. Чего психовать-то? — Рональд отлевитировал клетку с Минни за диван, вместо нее водрузил на столик большую корзину и принялся вынимать оттуда аппетитно благоухающие свертки. — Я понимаю, если б вы прощальное письмо получили или там последнюю волю… Ну что, голодные имеются? Домовики столько припасов насовали, словно у нас тут табун отощавших гиппогрифов. Луна, гуся будешь?

Поттер просветлел лицом.

— Господи, ну хоть один нормальный человек в этом дурдоме! Рон, ты мой лучший друг. Не уходи больше никуда, ладно? Представляешь, они меня связать собрались.

— Ка-ак, опять? Герм, солнце, по-хорошему прошу: перестань зависать в библиотеках, мало ли что тебе посоветует очередная полусгнившая книжо…

— Вы!!!… — Грейнджер подскочила, затрясла перед физиономиями оболтусов сжатыми до белых костяшек кулачками. — Оба! самоуверенные! легкомысленные! кретины!

— Герм, подожди! Герм! — Эджкомб умудрилась проскользнуть в тесное пространство между разъяренной гриффиндорской всезнайкой и мужской частью Золотого Трио. — Герм, они же правы! Это не завещание!

— Еще не хватало!

— Правильно, молодец. Если записку писал Гарри, значит, он жив-здоров и в помощи не нуждается, согласна?

— Не нуждается?

— Конечно, ведь Хагрид в шкаф даже не влезет. Скорее всего, Гарри послал записку, потому что знал, что мы ее получили, как думаешь?

Грейнджер явно не думала. Она ошарашенно моргала. Зато Лавгуд лихо спрыгнула с подушки, молнией метнулась к Лонгботтому, отобрала у него журавлика и с разбегу сунула Поттеру.

— На! Возьмешь с собой, там выпустишь, понял?

— По-понял…

— Ффффффуххххх. Мариэтта, твои мозгошмыги сегодня вне конкуренции. А я-то, дура, всю голову сломала: триста лет, хроноворота нет… Рон, где мой гусь?

— — — — — — — —

Лорд Волдеморт подбросил дров в камин и приготовился пережить еще одну бессонную ночь. Спал он всегда отвратительно, но сейчас будто и вовсе разучился это делать ‒ всякая попытка подремать заканчивалась резкой болью в ребрах и невыносимо наглым хохотом потусторонней малфоевской шайки. Обычно искусство ментальной магии помогало смягчить неприятное воспоминание, но на этот раз никакие окклюментивные методики не сумели избавить разум от банды покойников, и чем дольше Том вынужден был о них думать, тем глубже врезалась в сознание мысль: он всю жизнь искал не там. Полувековая погоня за властью, могуществом и бессмертием вдруг споткнулась о кучку невежественных мертвецов, растерялась, увяла, захлебнулась превосходством истинно всесильного, по-настоящему неуязвимого, во всех смыслах вечного быдла. Оказывается, бессмертие ‒ без оговорок в виде мерзких ритуалов, роковых Пророчеств и постоянного страха за хрупкие хоркруксы ‒ приходит лишь после смерти. Знакомство с Хортемаром не просто выполоскало Темного Лорда в потоке запредельного унижения, оно лишило его единственного, в чем он никогда не смел усомниться ‒ цели.

Часы пробили два. Подбросив в камин еще полено, Лорд потянулся за любимым Шекспиром, по давней, детской еще привычке открыл книгу наугад и ткнул пальцем в страницу.


Кому-нибудь знаком я? Я — не Лир.

Так ходит Лир? Так говорит? Что ж, слеп я?

Размяк рассудок, и соображенье

Заснуло? Как, не сплю? Не то, не то...

Кто может рассказать мне, кем я стал? (1)


Книга полетела в огонь. — — — — — — — —

— Ого! — Грейнджер победно вскинула руку со жребием. — Я ‒ Беллатрикс!

— Не-е-ет… — разочарованно заканючил Фред Уизли. — Она должна была достаться мне. Герм, ставлю пять унций яда лобалуга.

— Ни за что!

— Семь унций.

— Забудь.

— Десять, хотя это натуральный грабеж.

— Преступление века, особенно если учесть, что из Норвегии ты привез только полторы. — Джордж хорошенько перемешал в котле бумажки. — Он хочет сказать, Герм, что собрался провести ближайший месяц червем в аквариуме, а тебе придется торчать рядом, кормить его и доить… Ну вот, у меня Грейнбек, я же не возмуща…

— Шулер!

— Извини, Джордж, — Эббот с улыбкой помахала своей бумажкой, — но Грейнбек мой.

— Да? Печально. Тогда я Роули.

— Роули тоже занят, — сообщила Чанг.

— Невезуха. Может, Мальси…

Фред выхватил у него листочек.

— Ха, Петтигрю!.. Не плакай, братец, неделька-другая в аквариуме ‒ и я разрешу тебе подержаться за моего Долохова.

— Долоховым буду я, а ты вообще того гляди дома останешься. — Рональд передал котел на соседний диван и заглянул через плечо Эджкомб. — Оп-па! Мариэтта ‒ Гойл!

— Я согласен быть Крэббом, — быстро сказал Макмиллан, чем заслужил солнечную улыбку своей красавицы.

— Сожалею, мистер Макмиллан, но Крэбб достался мне. — Минерва аккуратно сложила бумажку и бросила ее в камин. — Ваша роль в спектакле, учитывая Багдад, и без того велика.

— Массовка нужна… — Макмиллан торопливо развернул свой жребий, протянул Минерве. — Вот, Трэверс. Хотите?

— Нет, нет, нет, я просто мечтаю почувствовать себя безмозглой горой мяса весом в двести сорок фунтов. Северус, а кем будешь ты?

— Полагаю, собой. Или Люциусом, на худой конец…

— Иииййййессс! — Лонгботтом с таким энтузиазмом затряс бумажкой, что едва не опрокинулся вместе с креслом. — Нагини!

— Что? Мы разыгрывали Нагини? — Фред со стоном сполз на ковер и сложил руки крестом на груди. — Яду мне, яду…

— Поосторожней с просьбами, мистер Уизли, вы в гостиной зельевара. — Снейп оглядел счастливого Лонгботтома. — Хотя, должен признаться, я бы многое дал за возможность лично уничтожить эту тварь. В конце концов, меня собирались ей скормить. Мистер Лонгботтом, помнится, вы планировали ангажировать меня в качестве рецензента?

— Профессор… ну без ножа ведь режете…

— Умейте расставлять приоритеты. Будущая карьера или сиюминутное удовольствие расправиться с Нагини ‒ выбор вполне справедливый.

— Шантаж, — вздохнул Лонгботтом.

— Слизерин, — проворчала Минерва.

— Азкабан, — поправил Финниган.

— Прошу прощения?

— У меня Руквуд и Азкабан. — Финниган показал ей свой листок. — Азкабан мы тоже разыгрываем, потому что специалистов по этому заведению в Команде нет. Гарри, а почему он в комплекте с Руквудом?

— Есть разница, с кем?

— Стоп, — шлепнул ладонью по подлокотнику Снейп. — Зачем нам Азкабан?

— Как зачем? Чтобы Образ для Га…

— Понял. Лонгботтом, выдыхайте, шантаж пока отменяется. Поттер, в Азкабан иду я.

— Почему вы?

— Потому что провел там почти два года.

Полюбовавшись на враз посерьезневшие лица, Снейп расслабленно откинулся в кресле, скрестил руки на груди. Переживают, паршивцы. До чего же приятно, черт возьми.

— Не в качестве сидельца, господа. Сразу после школы по протекции Абраксаса Малфоя меня приняли на должность подмастерья в алхимическую лабораторию Отдела Тайн. Это был разгар Первой Магической ‒ можете себе представить, какого рода заказы у нас там превалировали: усыпляющие брызги, оглушающие эфиры, разновидности Веритасерума, жидкое Империо и прочая военная прелесть. Испытывались зелья на заключенных… Не морщитесь, мисс Грейнджер, воры и убийцы шли на сотрудничество вполне добровольно и, уверяю вас, отнюдь не бесплатно.

— Это… Освенцим!

— Обычная практика. При мне никто не умер и даже не заболел.

— Откуда вы знаете?

— Должно быть, я вас разочарую, мисс Грейнджер, но молодой специалист в конторах любого уровня мало чем отличается от мальчика на побегушках. Именно мне приходилось недели напролет проводить в обществе испытуемых, отслеживая их самочувствие и поведение на предмет выявления побочных эффектов. Избавиться от этих малоприятных обязанностей можно было, лишь получив степень Мастера. Поверьте, я не пожалел усилий.

— Вы их никогда не жалеете.

— Отнюдь, Поттер, мои усилия дорогого стоят. Вернемся к Азкабану. Благодаря своему лаборантскому прошлому я хорошо знаком с его архитектурой и порядками, так что вам, мистер Финниган, придется довольствоваться Образом Августуса. Мистер Джордж, понадобится амулет Кэрроу ‒ я пойду как невыразимец, а они предпочитают артефакты Патронусам. Мисс Эджкомб, надо раздобыть предписание Аврората…

— Сэр! — Поттер поднял руку. Снейп с изумлением понял, что в исполнении мальчишки этот стандартный школьный жест он видит впервые за семь лет. — У нас же есть Образ дементора.

— Гм. И впрямь, к чему огород городить… хотя… — Он вспомнил ночь дуэли с Карнифициумом и внутренне содрогнулся. — Дементоры ‒ не инфери, Поттер. Они мыслящие создания, повстречав новичка, обнюхиванием не удовлетворятся.

— Фигня, сэр, обыкновенные вечно голодные эмпаты. Завесьтесь окклюментивным щитом на тему «Есть хочу» ‒ и будете в доску свой.

— Откуда…

— Пробовал.

Минерва вздрогнула, расплескала горячий чай себе на колени и выругалась свистящим шепотом. Молодежь единодушно изобразила глухоту. Снейп с тоской подумал о Гордонсе.

— В гроб ты меня вгонишь, поганец чертов…

— Да ладно, что такого-то? Я ж не один, вся Команда тогда развлекалась. Помните, бешеный дементор не пустил вашу делегацию в Азкабан? Это мы бедолагу напугали, что Риддл наобещает с три короба, а после голодом заморит. Поверил. Существа они, конечно, мыслящие, но наивные и легковерные до идиотизма. Он даже не заметил, что мы все одинаковые ‒ у меня ж только один слепок был, с Литл-Уингинга. Звал с собой в Азкабан перекусить, и мы б полетели, но очень спать хотелось ‒ Алакритаса еще не изобрели…

— Сумасшедшие, — выдохнула Минерва, разминая пальцами несуществующую сигарету.

— Гриффиндор, — сварливо напомнил Снейп. — Видела бы ты своего разлюбезного Золотого Мальчика в роли инфери.

— Не ябедничай… Инфери, мистер Поттер?

— Уййй… это давно было. — Под суровым взором своего декана парень заерзал, будто нашкодивший первогодка. — Мэм, не волнуйтесь, Образ как Образ, ничего особенного, просто обстановочка там… невеселая. У профессора, видать, нервы слегка сдали.

У Снейпа потемнело в глазах, рука сама потянулась за палочкой.

— Вы, кажется, назвали меня трусом, мистер Поттер?

Парнишка распахнул глаза.

«Северус!!!»

— Северус, перестань. — Минерва беспокойно нахмурилась. — Никто в здравом уме не станет обвинять тебя в трусости.

«Вы же знаете, я бы никогда… никогда!»

— Профессор Снейп, мне чудится, или ты и впрямь вознамерился вызвать студента на дуэль?

«Вы сдали меня МакГонагалл, я обиделся и сморозил глупость. Северус, пожалуйста!»

Следом прилетела картинка: черно-белый котенок одиноко всхлипывает посреди огромной пустынной равнины. Паршивец. Впрочем, откуда ему знать, что слово «трус» и все рядом лежащие действуют на меня хуже Круциатуса? Нда, привык я к поттеровской проницательности, первый же сбой ‒ и вот слетел с катушек, словно неуравновешенная девица в критические дни. Но виноват все равно Поттер.

— Увы, Минерва, вопреки расхожему мнению, избиение младенцев не входит в список моих любимых занятий. — Снейп вернул палочку в чехол. — Хотелось лишь напомнить мистеру Поттеру о понятии субординации. Ночные посиделки в моей гостиной отнюдь не отменяют нашего общественного статуса.

— Простите, сэр. Больше не повторится.

Черт, мальчишка расстроился всерьез. Снейп бросил ему первый пришедший в голову образ и тут же поморщился от его излишней сентиментальности: кот и котенок бок о бок идут по пустой дороге навстречу восходящему солнцу. Поттер вспыхнул заразительной гриффиндорской улыбкой, и зельевар был вынужден отвернуться, чтобы не ответить тем же. Боги, какое счастье, что до этого года ни одному гриффиндорцу не приходило в голову улыбнуться профессору Снейпу, иначе столь тщательно лелеемый имидж ухнул бы в тартарары задолго до знакомства с Командой. Вон как сияют всем прайдом… хотя воронята не хуже. А Хафлпафф-то, силы небесные! Ну как тут удержаться?

— Сэр, не сочтите за наглость… — Эббот не по-хафлпаффски лукаво прищурилась, — но вам та-а-ак идет улыбка!

— Поттер! — Чувствуя, как приливает кровь к щекам, Снейп со стоном запрокинул голову, упершись макушкой в подголовник. — Ну что ты наделал? Как прикажешь теперь вести уроки на старших курсах? Стоит только мистеру Криви растянуть рот до ушей ‒ и моя репутация полетит ко всем чертям.

— Колин не будет растягивать, — пообещала Джиневра. — Колин, ты же не будешь?

— Не буду, — согласился Криви и прыснул, глядя на скорбные физиономии близнецов.

— Боюсь, Северус… — Минерва тщетно пыталась поджать уголки губ книзу, — боюсь, я больше никогда не смогу всерьез разругаться с тобой на педсовете… Святая Медана, а ведь есть еще Большой Зал!

Снейп представил, как улыбается Поттеру на глазах у всех четырех факультетов и зарычал.

— Уволюсь!

— Не выйдет, сэр! — обрадовали близнецы. — We all live in our yellow submarine…

Команда вступила звонким хором, хлопками в такт, смехом, непотопляемым задором юности. Снейп мысленно махнул рукой и присоединился ‒ поздно Перечное глотать, когда священник на пороге. Давненько, однако, не доводилось петь. В последний раз, кажется, дуэтом с Люциусом на свадьбе Теодора… And our friends are all aboard, many more of them live next door (2)… Интересно, откуда Минерва знает эту песню?

После третьего куплета Поттер поднял над головой скрещенные ладони.

— Народ, хорош, у нас все-таки планерка. Кстати об инфери. Колин, ты жребий тянул?

— Угу, Паркинсон. А что?

— Придется, наверное, обойтись без Паркинсона. Мы с Джин сегодня были в пещере. Озеро больше не хочет ее пропускать.

— Ага! — Рональд вскочил с диванного подлокотника, схватил сестру за голову, чмокнул в лоб и резво отпрыгнул назад. — Поздравляю!

— Приду-у-урок… — Джиневра нашарила за спиной отстегнувшийся зажим и собрала волосы в хвост. — Гарри, ты уверен, что лодка его не повезет? Дите дитем.

— Увы, дорогая, Рон маг состоявшийся, ты теперь тоже, так что вся надежда на Колина. Колин, сгоняем с утра в одно местечко? Профессор, вам когда в мэнор?

— Точное время не оговаривалось. Я думал, мы закончили с пещерой, Поттер. Форс-мажор?

— Можно и так сказать. Мы с Джин поломали головы и пришли к выводу, что умирать Дамблдор собрался из-за Карнифициума. Больше ну просто незачем. Он наверняка приурочит поход за медальоном к появлению в замке Ближнего Круга, чтобы по возвращении красиво пасть жертвой Драко на глазах у Беллатрикс.

— Он знает о Карнифициуме?

— Знает. — Поттер вздохнул. — Пещеру мы нашли два года назад и первое время паслись там довольно часто ‒ кроме хоркрукса, она ведь отличный полигон для отработки боевых навыков. Тем более, поначалу озеро пропускало толпой всех, кроме нас с Ханной.

— Деткам, освоившим Непростительные, аттестат зрелости выдается досрочно, — спокойно пояснила Эббот, и Снейп в который раз вспомнил истерзанный труп подонка Илсберри. Боги, девчонке было пятнадцать лет… Будь проклята война.

— Потом народу надоело, остались только Герм да Симус со своим манипулятором…

— Мне вечно не хватало рук, приходилось просить Джин, потому что всех остальных чары уже не пускали. — Финниган почесал нос. — Мотались туда, как к себе домой, по три раза на дню, и однажды чуть не поздоровались с Дамблдором.

— Приходим ‒ а лодки нет, — подхватила Джиневра. — Подумали сначала, что Риддл решил хряксика навестить, я Гарри выдернула прямо с отработки… у вас, кстати, сэр, извините… а он говорит, Риддл дома. Мы полночи провисели там нетопырями, наконец смотрим ‒ плывет, мантия в звездочку, борода через плечо, сам мрачный-мрачный. Всю весну на острове просидел, пришлось подстраиваться.

— Гм. Пожалуй. Альбус достаточно сведущ в алхимии, чтобы распознать свойства Карнифициума… Странно только, что он не обратился ко мне.

— Может, и обращался, только вы этого не помните. — Чанг перекатывала в ладонях девятое яблоко. — Здесь у вас жучка нет, и эхо я тоже ни разу не слушала.

— Весьма любезно с вашей стороны. Как Альбус нашел пещеру?

— Понятия не имею, — пожал плечами Поттер. — Кроме Риддла, о ней знали только двое магловских сирот, и обоих давно нет в живых. Эми Бенсон повезло умереть своей смертью, а Дэннис Бишоп плавает сейчас в озере вместе с прочими покойниками. Том бережет свои тайны.

— Они могли кому-нибудь рассказать.

— Бишоп молчал ‒ перед Авадой Том просмотрел его память, а вот Эми могла, конечно…

— Очень сильно сомневаюсь, — возразила Эджкомб. — Обычно люди не любят такое вспоминать.

— Но ведь Дамблдор знал имена детей, которых наш сиротка выбрал в жертвы ‒ ему сказала миссис Коул и подтвердил сам Риддл. Директор мог отыскать других приютских однокашников Томми и выяснить подробности того пикника, хотя бы где конкретно это произошло. Потом долго и нудно обшаривал окрестности… — Поттер снял очки и принялся тереть их об колено. — В любом случае, работу он проделал грандиозную. Даже неудобно ‒ нам-то вся информация даром пришла.

— Ага, ага, даром. Забыл, как по ночам подушку грыз? — Рональд одним взмахом отобрал у Поттера очки, другим водрузил их тому на нос и спрятал палочку в рукав. — Вообще какая разница, откуда Дамблдор узнал? Главное — что с этим делать. По-моему ‒ ничего. Ну покорпел он над зеленой дрянью с годик, ничего умного не придумал и решил вылакать ее сам. Так ведь теперь приплывет туда и обломится: ни отравы, ни хоркрукса. Колин-то в пещере зачем?

— Затем, что дедуля наверняка потащит с собой Гарри Поттера с целью показать, как большие дяди работают, заодно использовать в качестве палача и по мозгам проехаться напоследок. А у меня в это время как раз дела в шкафу. Да еще лодка со мной на борту не поедет, хотя поехать обязана, поскольку я полный дуболом и мелочь пузатая. Вывод? Нужен другой Гарри Поттер. Колин, как у тебя с окклюменцией?

— Э-э-э…

— За неделю надо освоить, иначе завал.

— Освоим, — пообещал Джордж.

— И аппарацию потренируйте, я в прошлом году зачет сдал.

— У меня пока не очень выходит, — смущенно признался Криви.

— Нам и надо, чтоб через пень-колоду, на грани расщепа. Где ж Гарри Поттеру тренироваться? Он у нас невыездной…

— Авантюристы, — проворчала Минерва. — Окклюменция за неделю. Альбус раскусит его в пять секунд.

— Это если заподозрит, мэм, только с чего вдруг? Не до того дедушке: обстановка нервная, дел по горло, помирать вот-вот пора. Джордж, Фред, подстрахуете спелеологов?

— Что угодно, кроме Петтигрю.

— Забирайте Паркинсона и… — Поттер развернул оставшуюся в котле бумажку, — Рабастана. Хотя жаль, без Петтигрю будет не так весело. Представляешь, Джордж: козявка Питер с боевым огнем в очах приклеивает Темного Лорда к потолку…

Близнецы переглянулись.

— Рабастан лопоухий…

— …а у Паркинсона зубы кривые. Гарри, как думаешь, Волдеморт не очень расстроится…

— …если Петтигрю будет два?

— — — — — — — —

Щелкнул уголек в камине. Лорд наклонился за очередным поленом ‒ ему нравилось вот так, без магии, бросать сухие деревяшки в огонь. Когда-то в холодном, унылом магловском приюте у мальчика Тома не было удовольствия слаще, чем швырнуть сучковатый обрубок ненасытному пламени и получить взамен порцию тепла. В личные комнаты воспитанников было проведено центральное отопление, но работало оно из рук вон плохо, и детвора дралась за место возле общего очага. В промозглые зимние вечера ребятишки застилали кафельный пол гостиной тощими матрасами, кутались в хлипкие одеяла, тесно прижимались друг к дружке и, согревшись, засыпали. Но Том Риддл был слишком брезглив, чтобы валяться на полу среди сопящих детских тел. Он поднимался в свое ледяное убежище и гордо стучал зубами до утра. Неудивительно, что первым проявлением стихийной магии явились согревающие чары ‒ до такой степени мощные, что от одеяла с постельным бельем остались лишь вонючие обугленные тряпки. Четырехлетний Том сгребал их в тяжелый мусорный бак, пока кастелянша Мария, ругаясь, на чем свет стоит, разыскивала в комнате спички. Конечно, она ему не поверила. Захлебываясь от обиды и ненависти, мальчик изо всех сил пытался снова вызвать огненный поток и направить его на гадкую тетку ‒ чтобы она горела, как полено в печи, кричала, металась от стены к стене, согревая холодную спальню, а в конце превратилась в черную жирную золу, которой кухарка Глэдис драит кастрюли…

Через несколько дней Мария угодила под автобус. Том привык считать тот несчастный случай своим первым убийством.

К зиме тридцать пятого года миссис Коул сумела наконец добиться от городских властей ассигнований на ремонт отопительной системы. Мрачное здание приюта отогрелось, совместные ночевки в гостиной ушли в прошлое. Детвора радовалась горячим батареям, словно подаркам от Санты, лишь одному Тому не стало теплее. Мерз он и в натопленных подземельях Хогвартса, и в тесной каморке при лавке Горбина, и в долгих скитаниях по жарким странам, и в блистающих вычурной роскошью мэнорах, и здесь, в собственном Поместье. Не спасали ни согревающие чары, ни гигантские камины, ни магловские шубы. Том давно привык к холоду и даже перестал его замечать, но с недавних пор вдруг начал чувствовать странное ‒ слабое и далекое, но совершенно настоящее ‒ тепло. Ощущение это появлялось наплывами, без предупреждения и ненадолго, но Том даже не пытался выяснить его источник, предпочитая делать вид, будто ничего особенного не происходит. Может, не хотел разочароваться…

…а может, боялся потерять?

— — — — — — — —

— Голосую за Визжащую Хижину. В Хогсмиде людно, в Лесу сыро…

— Чо обеспечит погоду. Правда, Чо?

— Обеспечить можно, только зачем? Хижина подходит идеально ‒ одинокое строение с дурной репутацией… Эрни, как тебе вариант?.. Эрни?

— А?

— Хижина, говорю, подойдет?

— Хагридова?

— Визжащая.

— А… да хоть филчев чулан для швабр.

— Странно. Эрни, это точно ты? Малфой, вы его что, заколдовали? Пари закончилось, а он молчит всю планерку.

— Может, привык?

— Хорошо бы.

— Тссс, не будите лихо… точнее, не мешайте творческому процессу.

— А?

— Ничего, Эрни, работай, работай… Мне тоже нравится Хижина, только вот к замку она близко, и туннель там есть, про который, между прочим, пол-Слизерина в курсе.

— Ну и что? Не полезет же Риддл на карачках в грязную дыру, не по чину как-то. Да и нафига? Его ж Драко с порога метаморфом угостит, потом Эрни с Багдадом подтянется, Ближний Круг опять же…

— Ближний Круг до последнего тусуется у шкафа ‒ там нужна подпитка на блок, пока мы замыкаем контур, и чем мощнее, тем лучше. Если они нас пересилят, смогут вернуться.

— Блин, точно. Гарри, может, все-таки ну его? Не хочешь собой ‒ прикинься Дамблдором, Волдеморт тебе сразу в лоб, пока суд да дело, Багдад поработает, а очухаешься ‒ вломишь ему по обратке…

— Нет. Мне нужно с ним поговорить.

— А если он не захочет разговаривать?

— С репеллентом захочет.

— Не факт, что репеллент на него подействует.

— Ты ж сказала ‒ действует на всех.

— Томми ‒ тварь особенная.

— Вот заодно и поглядим, насколько особенная… Ребята, все будет нормально, я знаю Риддла, и мне есть, что ему предложить.

— Выражайтесь конкретнее, мистер Поттер.

— Мэм… это очень сложно объяснить на словах. Понимаете, мы такого не планировали, но визит к предкам здорово вышиб Томми из колеи. Он… растерян.

— Да что ж там стряслось, у тех предков! Гарри, давай в думосбор!

— Ребят… не стоит, честное слово. Ну ничего хорошего нет в чужой беспомощности и унижении. Волдеморт, как ни крути, личность, а его, словно сявку последнюю… Я бы и сам с удовольствием забыл, если б не так важно было помнить.

— Гарри, ты что, намерен устроить Риддлу сеанс психотерапии?

— Э-э-э…

— Супер! Я бедный, несчастный Темный Дред, мне так плохо и одиноко…

— …а я ‒ Мальчик-Который-Фордж, хотите об этом поговорить?

— Заткнитесь оба. Гарри, ты знаешь, я всегда с тобой, но мне это не нравится.

— Понимаю, Рон, но так надо. Мы тут все традиционно не любим Дамблдора, а ведь у него многому стоит поучиться. Где бы был сейчас… э-э-э… тот же Хагрид, если б не директорская теория последнего шанса?

— Не старайся, Поттер, дипломатия не твой конек. Соглашусь, мне есть за что быть благодарным Альбусу, но при чем тут Лорд?

— А вы заглядывали в «Секреты Темных Искусств»? Они есть в Тайной Комнате ‒ тот самый гримуар, который подсказал Тому путь к бессмертию.

— Ты что, всерьез веришь, будто он способен… Поттер… у меня нет слов.

— Ну, вы же знаете, я безнадежный гриффиндорский идиот.

— Верно, только Гриффиндор тут ни при чем. Обрати внимание, никто из собратьев по факультету не разделяет твоих надзвездных умозрений.

— Вижу. Если все против, я, конечно, не буду настаивать… Только поймите вы, это не только ради Риддла, я тоже хочу свой маленький шанс ‒ шанс обойтись без Авады.

— Я согласна с Гарри.

— Спасибо, Ханна.

— Я тоже за.

— Драко.

— Твоя дьяволова интуиция!

— Гермиона?

— Разумеется, все будет по-твоему, ты же не умеешь ошибаться! Хотя каждый раз охота придушить прямо на старте.

— Спасибо, Герм.

— Готово!

— Что? Эрни?

— Я придумал! Но лучше вдвоем. Мари, котенок, ты же поедешь со мной в Багдад?

— — — — — — — —

— Хссззззяин?

Очнувшись от задумчивости, Волдеморт обнаружил себя на корточках возле камина в обнимку с поленом. Рядом покачивалась над полом удивленная Нагини. Повертев деревяшку в руках, Лорд швырнул ее в огонь и вернулся в кресло.

— Ты сссыта?

— Я пймала ссззайссса… он ещщще теплый… ххочешшшь?

— Ешшшь сссама.

— Сссззря…

Бедная змея никак не могла понять, почему хозяин отказывается наслаждаться вкусом свежей крови, и с каждой охоты упорно приносила часть добычи ему. Единственное существо, преданность которого не вызывала сомнений. Даже в исступленном фанатизме Беллы проскальзывала червоточинка, Нагини же принадлежала Волдеморту безраздельно и оттого вызывала у него чувство, близкое к привязанности. Надо вплотную засесть за багдадские пергаменты ‒ Нагини слишком ценна, чтобы отдавать ее на растерзание старости. В следующую субботу Ближний Круг приволочет из Хогвартса труп Дамблдора, кольцо Гонтов и самозванца-метаморфа. Затем Августус организует обряд… Готовься, дорогая, мы будем жить вечно…

Умиротворенный перспективой, Лорд откинулся в кресле и задремал.

— — — — — — — —

Как всегда по окончании планерки, Команда раскучковалась, обсуждая мелкие детали предстоящей операции. Заметив, что Минерва оттащила Эббот в уголок, Снейп направился туда же. И не ошибся: обработка шла полным ходом.

— …понимаю ваше желание хранить это в тайне от студентов, мисс Эббот, но я ‒ преподаватель и никогда не использую знание во вред ученику.

— Да, мэм.

— Следовательно, мне вы можете сказать совершенно спокойно.

— Нет, мэм.

— Мисс Эббот!

Девушка опустила глаза в пол.

— Я не могу.

— А мне, мисс Ханна? — бархатно прошептал ей в макушку Снейп. — Драко ‒ мой студент.

Она покачала головой.

— И мой друг. Можете хоть все баллы снять, сэр.

— Даже у меня не хватит совести наказывать вас за то, что вы истинная дочь Хафлпаффа. Давай оставим мисс Эббот в покое, Минерва, она не выдаст… хм… друга ни под какими пытками.

— Я уже поняла. — Суровая деканша вынула из кармана спичку, трансфигурировала ее в заколку, ловко подобрала к узлу пшеничных волос на затылке девушки выбившийся локон и слегка подтолкнула ее в сторону камина. — Идите, мисс Ханна, ваш Тристан вас уже заждался.

Эббот быстро взглянула на застывшего у каминной полки Драко, густо покраснела, заморгала виновато.

— Извините, я… правда не могу.

И почти бегом кинулась к камину. Снейп едва поймал разъезжающиеся в стороны углы рта.

— Девчонка ‒ большая молодец, Минерва.

— Молодец-то она молодец, но я же кошка, а все кошки по природе своей страшно любопытны.

— Я не кошка, однако тоже заинтригован до крайности. Попробую потрясти Драко, хотя сомневаюсь…

— Пытали Ханну по поводу открытки? — Умением подкрасться незаметно Грейнджер вполне могла поспорить со своим Мастером. — Напрасно, она же дала слово…

— Попытка ‒ не пытка, мисс Грейнджер.

— …зато я не давала.

Минерва подобралась, словно кот перед прыжком.

— Но, если верить мистеру Уизли, поздравление доступно только ему?

— Они оба забыли про Образ. Когда Рон ушел на стадион переодеваться к матчу…

— Достаточно. — Ноздри Минервы по-охотничьи затрепетали. — Что было в открытке?

— Там… вы же никому не скажете?

— Вам поклясться, мисс Грейнджер? — Снейп нетерпеливо дернул бровью. — Говорите уж, раз начали.

— Ладно. — Она воровато оглянулась. — Это было «Рональд Уизли ‒ наш король» на гриффиндорский манер в единоличном исполнении Малфоя, а в конце появляется иллюзия в полный рост и вручает имениннику кубок по квиддичу. Первоклассное волшебство, Рон с утра уже раз двести успел прослушать…


1. Уильям Шекспир. Король Лир (пер.М.Кузмин).

2. And our friends are all aboard,

Many more of them live next door…

— Все наши друзья на борту, многие из них живут рядом…

Представлять песню, равно как ее авторов и исполнителей, думаю, не надо.

Глава опубликована: 11.11.2012
Отключить рекламу

Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 4427 (показать все)
Commandor
mafusik3005
"После стольких лет - Постоянно"
Хихикс=))
Все время вспоминаю перевод Спивак=))
Я недавно решила расслабиться и перечитать все 7 книг, купила себе подписку киндла а там перевод Спивак) На второй странице Думбльдор меня добил и пришлось читать на английском
_Екатерина
Да если не ошибаюсь, не был Дамблдор на момент ареста Сириуса Верховным. Барти Крауч старший, нет разве? А Дамблдор был лишь директором школы, пусть и сильным магом и победителем Гриндевальда. Но все же простым директором.
mafusik3005
Commandor
Я недавно решила расслабиться и перечитать все 7 книг, купила себе подписку киндла а там перевод Спивак) На второй странице Думбльдор меня добил и пришлось читать на английском
Вас тоже она бесит? =))
Commandor
Согласна. На судах пожирателей Дамблдор был одним из визенгамота э. Не был верховным на тот момент. И сила его голоса равнялась остальным (их там человек 50 вроде сидело)
Commandor
А кого нет? Я еще ни разу не встречала поклонников перевода Спивак:)
_Екатерина
А я согласна. Сириуса-то Дамблдор на 12 лет в Азкабане оставил: знал он, не знал, но ведь даже не попытался выяснить
Сейчас будет много текста, сорри

По-моему, этот момент конкретно в этом произведении передан очень хорошо: это мы знаем, что Сириус не предавал, и читая оригинальное произведение/фанфики оно кажется очевидным. Но Автор хорошо передала, что, в общем-то, у нас нет ниодного повода думать, что Дамблдор хорошо знал и разбиралася во всех своих учениках, и на основании чего ему не верить окружающим свидетелям и их показаниям?

И то же самое касается "если бы он знал, кто предатель - оставил бы как есть". Это мы знаем, что по итогу прихода Волдеморта в Годриковую Впадину Гарри Поттер выжил. Но предположить заранее, что годовалый ребенок может пережить аваду, это как предположить, что завтра на Землю упадет Луна, так как Грюм-Крауч ясно говорит в 4ой книге, что никто и никогда не переживал заклятье Авады кроме Гарри Поттера. Мы, конечно, находимся в разделе фанфикшена, где всегда можно додумать, что Дамблдор нашел некие тайные знания, но если не натягивать сову на глобус, то история должна была быть такой: Волдеморт узнал тайну, пришел к Поттерам, убил всех троих и счастливый ушел с новым хоркруксом.

И даже если все-таки помучать сову, одна из причин, почему жертва Лили сработала, было то, что Волдеморт не собирался её убивать (В оригинальном тексте он просит её отойти в сторону). И даже если поведение Снейпа с его просьбой не убивать Лили можно было бы предугадать, то тот факт, что Волдеморт собирался выполнить просьбу своего подчиненного уже нет. Дамблдор скорее должен был бы предположить, что это Снейп за такие просьбы сам схлопочет зеленый луч между глаз, чем то, что Волдеморт будет в таком хорошем настроении, что согласится сохранить жизнь какой-то магглорожденной.

На мой взгляд, Дамблдор был достаточно расчетливым политиком, и как я уже написала выше, он должен был рассчитать ходы так, чтобы Гарри Поттер 100% выжил, и встреча самого могущественного маньяка с желанием его убить в это вписаться никак не могла
Показать полностью
mafusik3005
Commandor
А кого нет? Я еще ни разу не встречала поклонников перевода Спивак:)
Мне приходилось встречать. И спорить насчёт того, что Думбльдор - тот, кто много думает, и тому подобное=))
Правда, спустя пару комментариев мне надоело.
mafusik3005
Если честно, к концу Вашего комментария я чуть запутался. Хотя три раза перечитал.
Вы считаете, что Дамблдор не знал, что Сириус Блэк не предатель?
По этому фанфику -да, не знал. А по канону и кинону - не знаю, не уверен.
Commandor
Я изначально пару месяцев назад писала, что не считаю, что если бы Дамблдор знал, кто предатель, то все равно оставил бы все как есть. Потому что оставить все как есть = отправить Волдеморта к Поттерам = убить Гарри Поттера = убить надежду магического мира. Дамблдор не мог предположить заранее, что Гарри Поттер в возрасте одного года не просто переживет встречу с одним из сильшейших магов, но переживет убивающие заклятие.


Commandor
mafusik3005
Мне приходилось встречать. И спорить насчёт того, что Думбльдор - тот, кто много думает, и тому подобное=))
вы знаете, я достаточно лояльно отношусь к переводам имен. У Роулинг было много говорящих фамилий, и, на мой взгляд, это неплохо, попытаться адоптировать хотя бы частично их смысл. Но Спивак просто в какой-то момент забила и на читаемость, и на смысл (в том числе здравый). Это просто невозможно читать же!
Не знаю... Если дать возможность выжить магическому миру ценой жизни трёх людей... Я б рискнул.
А по поводу Спивак -согласен)
Commandor
Не знаю... Если дать возможность выжить магическому миру ценой жизни трёх людей... Я б рискнул.
а как это может дать возможность выжить а не убьёт её окончательно? Нет никакой логики, которая говорит, что смерть всех троих может хоть как-то помочь. Из пророчества мы знаем только то, что родится ребенок, которой сможет противостоять Волдеморту. Логичнее сделать все возможное, чтобы предполагаемый ребенок выжил (и кстати, в каноне Дамблдор предлагает себя в качестве хранителя). А не стопроцентно гарантировать смерть одному из предпологаемых детей
tired margot Онлайн
Очень понравился ваш фик, прочла залпом, спасибо за работу ❤
Очень напомнил "Of a linear circle" К сожалению, перевода на русский нет (хотя возможно летом я начну это исправлять))) но знающим английский очень советую погуглить, очень похож на команду! Тоже есть "третья-серая" сторона, адекватный Северус, дамби не совсем хорош но и не прям гад, МакГонагалл 👌👌👌, Гарри и ко правда там не такие крутые как тут (но только в начале)) вообщем прям пока читала только и думала о них, всем полюбившим команду советую!
К вопросу о Блэке.
Да простит меня Автор, но поскольку этот вопрос уже задолбал, возьму смелость кинуть ссылку на наш с Malice Crash разбор этого эпизода в рамках разбора всей идиотской ситуации Хэллоуина-1981:
https://ficbook.net/readfic/11794076/30341246#part_content
И альтернативную версию объяснения действий Дамблдора:
https://ficbook.net/readfic/018c0cb1-9e97-77d0-a8a6-29331e5a1bb3
В принципе, больше говорить и нечего, но! Отмечу, что вопрос стоит не как "почему Дамблдор не вытащил Блэка", а как "почему Дамблдор ВООБЩЕ не допросил Блэка" (при том, что он мог допросить узника Азкабана и даже инициировать пересмотр дела, см. историю Морфина Гонта, о которой сам Альбус нам и поведал в каноне). И этот вопрос в рамках канона вряд ли отвечаем без либо махрового дамбигада, либо деменции у того же таки Дамблдора.
mafusik3005
Commandor
а как это может дать возможность выжить а не убьёт её окончательно? Нет никакой логики, которая говорит, что смерть всех троих может хоть как-то помочь. Из пророчества мы знаем только то, что родится ребенок, которой сможет противостоять Волдеморту. Логичнее сделать все возможное, чтобы предполагаемый ребенок выжил (и кстати, в каноне Дамблдор предлагает себя в качестве хранителя). А не стопроцентно гарантировать смерть одному из предпологаемых детей
Так, возможно, замысел Дамблдора в том и был - кто кого убьет? Если бы выжил сильнейший по пророчеству (мы в сказке, не забывайте, тут и пророчества работают), думаю, Дамблдор вышел бы на бой с Волди. Учитывая, что Том всегда побаивался Альбуса, после исполнения пророчества - один из них убьет другого - Альбуса остался бы единственным, кто мог бы одолеть Тома.
Потому и смерть троих Поттеров не стала бы большой потерей для мира.
Но Гарри выжил. И комбинатору пришлось создавать новый план.
Элен Иргиз
А разве обязательно в Москве печатать? Мне кажется, можно и в каком-то менее крупном городе найти издателя, они там почти все услуги подобного плана предлагают… И разослать оттуда же можно. Или я не знаю каких-то нюансов?

Я бы тоже поучаствовала в этом деле, живу в основном в Петербурге сейчас, но в Москве бываю периодически :)
Freace
А разве обязательно в Москве печатать?
Я думаю, про Москву вспоминают потому, что прошлый тираж тут печатали. Сама Tansan из Петербурга, не знаю, почему отдали предпочтение московской типографии. Обычно подальше от Москвы бывает подешевле как раз.
Основной нюанс в том, что нужен доброволец, который забесплатно проделает море работы: напишет всем желающим, соберет с них деньги, согласует макет с типографией, примет тираж и разошлет его. Это довольно муторно.
Я свою книгу небольшую в 50 экземпляров месяц делал, сигнальные варианты пришлось 3 раза печатать, исправлять. А тут работа громоздкая... Лично я как представлю, так уже и не хочется...
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх