↓
 ↑
Регистрация
Имя/email

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Команда (джен)



Автор:
Бета:
June 10
Фандом:
Рейтинг:
General
Жанр:
не указано
Размер:
Макси | 2004 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
AU
 
Проверено на грамотность
После воскрешения Волдеморт без конца пролетает со своими планами, и виновата в этом таинственная Команда, о существовании которой не подозревает никто, включая Дамблдора. А вот Снейпу крупно повезло, если считать "везением" очередной долг жизни имени Поттера.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 25

Заслышав в прихожей шум, Снейп сдернул с колен и отлевитировал в шкаф пушистый клетчатый плед, закинул ногу на ногу. Дверь приоткрылась, в гостиную тихонько проскользнула Грейнджер. Поправила гриффиндорский галстук, стряхнула с рукава птичье перышко.

— А вы правы, профессор, стрижом быстрее, чем крысой. Но днем лучше не рисковать.

Снейп отложил книгу, над которой дремал последние полчаса в ожидании гостьи.

— Надеюсь, я вас не разбудил?

— Нет, конечно, еще даже часу нет. А вот вам, профессор, полагается сейчас отдыхать, иначе вы и к лету не восстановитесь.

— Я уже не пациент, мисс Грейнджер. Присаживайтесь. Чаю?

— Давайте, я сама заварю, а вы пока расскажете, зачем звали.

Снейп вздохнул. По-хорошему следовало бы отчитать девчонку за фамильярность и отсутствие понятия о приличиях, но выдирать гудящее от усталости тело из уютного кресла ради того, чтобы продемонстрировать манеры, действительно не хотелось.

— Похоже, бороться с вашим хамством — бесполезная затея, Грейнджер.

Заморгала удивленно. Сама невинность, хоть картину пиши.

— Я вас обидела, сэр?

— Нет. Но вам следовало сейчас поблагодарить, сесть в предложенное кресло и смирно дожидаться, пока я исполню долг гостеприимного хозяина. Или вежливо отказаться, если не желаете меня беспокоить.

Фыркнула, пожала плечом, призвала с полки чайник.

— Глупости. Я действительно хочу чаю, почему же должна отказываться? А вы до смерти устали, это и слепому видать. Я не безрукая, с заваркой обращаться умею, так к чему церемонии? — Налила кипятку в заварочный чайник, поболтала и выплеснула в камин, — не знаю книги бесполезнее учебника по этикету, столько идиотских условностей… — отмерила горсть чайных листьев, чуть остудила воду струей холодного пара из палочки, — Драко говорит, все детство на эту муть убил, лучше б японский язык выучил, — двумя взмахами сервировала столик, оглянулась, нахмурилась, — а пользы — ноль, наоборот, местами вредно, — шагнула к шкафу, потянула за предательски торчащий из-за дверцы клетчатый уголок, — вот зачем вы плед спрятали? Чтобы мне пыль в глаза пустить? — Встряхнула добычу, расправила и накинула на ноги потерявшему дар речи Снейпу, — здесь у вас прохладно, между прочим, и сквозняки, ослабленному организму недолго и простудиться.

— Грейнджер!!! — опомнился он наконец, стиснул в кулаке пушистую ткань, собираясь отшвырнуть плед в сторону, но почему-то передумал. В карих глазах Гермионы укоризна мешалась с легкой насмешкой, и зельевар вдруг почувствовал себя нашкодившим мальчишкой. Насупившись, он подтянул плед повыше, открыл было рот, намереваясь объяснить нахалке отличие этикета от субординации, но она вдруг улыбнулась так светло и искренне, что Снейп просто не мог не улыбнуться в ответ. И тут же зарычал, откинувшись затылком на высокую спинку.

— Нет, ну что мне с вами делать? Никакого уважения к возрасту, статусу и положению в обществе. В конце концов, я ваш Мастер, нахалка вы эдакая!

— И что с того? Я не могу позаботиться о своем Мастере? — Она налила чаю и подвинула чашку ему под руку, — тем более, мне крайне приятно это делать.

Он сдался.

— Черт с вами, мисс, заботьтесь.

Еще одна солнечная улыбка.

— Спасибо, сэр. Так что все-таки случилось?

Снейп протянул ей конверт.

— Прочтите.

Некоторое время он молча прихлебывал чай, наблюдая, как она сосредоточенно хмурится над ровными строчками. Наконец рука с листком медленно опустилась на колени, девушка задумчиво уставилась на огонь в камине.

— Что скажете, Гермиона?

— Эмили в своем репертуаре, — чуть усмехнулась, — не мытьем, так катаньем. Она меня неделю доставала этой идеей, теперь решила взяться за вас.

— Вы против?

— Сначала была категорически, но после Акингтона… — Гермиона прищурилась, — знаете, сэр, репеллент подействовал на Беллатрикс.

Снейп едва не опрокинул чашку.

— Быть не может!

— Я видела это собственными глазами, — лукавые чертики в карих глазах отплясывали чечетку, — похоже, профессор, мы с вами и сами не знаем, что умудрились сварить. Журналы у вас?

Забыв об усталости, Снейп слетел с кресла и помчался в лабораторию.


— Чего встал, Поттер?

— Любуюсь. Шикарное у вас все-таки поместье, дворец просто. Заблудиться — раз плюнуть.

— Бывало и такое. Я до восьми лет без эльфа из своих комнат не выходил. Мы в основном в центральном крыле обитаем, в остальных люди годами не появляются.

— Ну и нафига?

— А я знаю? Традиция. Пошли, их еще разбудить надо. Пока мать оденется-причешется, пока выяснит, какого Мерлина я не в школе, пока отца в порядок приведем…

— Малфой, ты уверен, что это хорошая идея? Может, все-таки Образ? Кто его знает, как он отреагирует.

— Он — мой отец, Поттер, и я перед ним в долгу за зелье. Давно пора поговорить начистоту. Если я поручусь за Лигу, они наверняка не станут колебаться.

— А ничего, что он фактически сдал тебя хозяину, доложив о директорской прогулке по Министерству? Знал же, что Риддл шкуру с тебя спустит. Не слишком похоже на проявления отеческой заботы.

— Зуб даю, отец подстраховался. Он мог подставить Снейпа, но не меня, не веришь — сам у него сейчас спроси. А может, обоих прикрыл, не зря же нам так легко удалось оттуда смыться. Поттер? Ты чего? Костерост протухший попался?

— Хуже, Джин на базе. Не спится ей… Ох, и влетит мне, когда вернусь.

— Сочувствую. Может, на завтра перенесем? Соврешь ей сейчас что-нибудь, авось, успокоится.

— Плохо ты ее знаешь. Она меня сначала под плинтус загонит, а после на неделю к кровати привяжет. Пошли.


— …флуоксетин — это ингибитор обратного захвата серотонина, его действие непредсказуемо, он может как подавлять агрессию, так и наоборот. Вы же сами предложили заменить его солями лития…

— Я всего лишь ломал голову, как избежать седативного эффекта! Если помните, к проекту я подключился на финальной стадии, и в большинстве ваших магловских закорючек разобраться не успел. Вот это что такое?

— Гамма-амино-бета-фенилмасляной кислоты гидлохлорид…

— Грейнджер!!!

— Фенибут его называют, входит в состав препаратов для коррекции психогенных нарушений поведения у животных(1). Я отказалась от него еще на стадии разработки ингаляционного приема, так что забудьте.

— О чем еще прикажете забыть?

— Простите, Мастер. Как бы то ни было, действие всех магловских добавок я знаю наизусть, равно как и магической основы, мы с Невиллом три месяца на это убили. Хотите того или нет, сэр, своим незапланированным эффектом репеллент обязан вашим гениальным идеям, а последние два журнала остались на базе.

— Значит, идем туда.

— Вообще-то ночь… ма-ама родная, пятый час! Сэр, у вас уроки с утра!

— Можете отправляться в постель, Грейнджер, я сам…

— Меня зовут Гермиона, профессор, и вы отлично знаете, что ни в какую постель я не пойду. А вот вам она жизненно необходима, и если вы немедленно не ляжете спать, ваши уроки завтра буду вести я!

— А потянете?

— Проверим?

— В другой раз. Позвольте мне самому решать…

— Кажется, вы позволили мне о вас заботиться. Сэр, я разбужу Гарри.

— Черт… Гермиона, я все равно не усну, пока не разберусь, в чем дело.

— Ох, я тоже. Сэр, тогда обещайте мне, что весь завтрашний день проведете на базе.

— Грейнджер…

— Пожалуйста. В расписании у вас только младшекурсники и мы, я справлюсь.

— А вы сами?

— У Мариэтты день самоподготовки. Она предлагала Джорджу подменить его на Образе Гарри, но нам сейчас нужнее.

— У Уизли проблемы в магазине.

— Зато у вас не сегодня-завтра возникнут серьезные проблемы со здоровьем. Сэр, вы же сами знаете, что это не шутки. Обещайте мне.

— Черт с вами. Обещаю.


В Малой Голубой гостиной Малфой-мэнора стояла гробовая тишина. Четверо, расположившиеся в глубоких, обтянутых синим бархатом креслах, молчали уже минут десять, с того самого момента, как маленький, неприметный, похожий на неудачный манекен человечек, назвавшийся Командором, сообщил, что неадекватное поведение хозяина дома в последние три месяца вызвано действием зелья, и что непосредственное участие в этом возмутительном безобразии принял его собственный сын. Схватиться за палочку Люциусу помешал лишь тот факт, что самой возможностью сидеть сейчас с бокалом вина в руке и бросать яростные взгляды в сторону отпрыска он был обязан все тому же Командору: прежде чем напоить его микстурой, приведшей аристократа в чувство, незваный гость почти два часа колдовал над разбитым, трясущимся телом, любое прикосновение к которому вызывало болезненный стон. А тело меж тем изводило благодетеля бессмысленной болтовней… Люциус сжал зубы. Мерлин, какое унижение — Лорд Малфой, представитель древнейшего и знатнейшего из европейских аристократических родов, серый кардинал британского магического сообщества, гроза министров, богатейший в Англии человек — сумасшедший! Ну наследничек, устрою я тебе… Однако, дело — прежде всего. Интересно, как далеко ты зашел? И чем исхитрился соблазнить наследника Малфоев этот таинственный Командор, что ты посмел извалять в грязи семейное имя? Целью, конечно, были гринготские счета…

— Правильно ли я понимаю, Драко, что права Главы Рода в настоящее время принадлежат тебе?

— Нет, — сын невозмутимо смотрел отцу в глаза, лишь чуть подрагивающий в пальцах бокал выдавал его напряжение, — нам удалось сохранить тайну. Общество пребывает в уверенности, что ты уехал по делам в Европу. И да, к содержимому твоих сейфов никто не прикасался.

Люциус позволил себе удивиться, взглянул на Командора. Бесстрастностью и неподвижностью тот смахивал на восковую куклу. Или на труп. Невольно вздрогнув, аристократ поспешил отвернуться.

— Для чего тогда вам все это понадобилось, позволь узнать? Ты заскучал и решил развлечься, превратив в посмешище собственного отца?

— Не обижайте мальчика, единственной его целью было обеспечить вашу безопасность. У вас замечательный сын, мистер Малфой.

Тихий, безэмоциональный голос гостя вызвал волну холодных мурашек по спине. До сих пор Люциусу не приходилось встречать человека, в обществе которого ему было бы настолько не по себе. За исключением Темного Лорда, конечно, ну так тот и не вполне человек…

— Забота о безопасности — прерогатива Главы Рода, а не самонадеянного мальчишки, вообразившего…

— И к чему же привела ваша забота? — бесцеремонно перебил его Командор, — к полугодовому заключению в Азкабане? К рабской зависимости от существа, называющего себя Лордом Волдемортом? К ежедневной порции круциатуса? К Метке на руке вашего сына?

— Как вы смеете…

— Смею, мистер Малфой. Вполне возможно, вы обязаны мне и Драко жизнью. Мнимое сумасшествие избавило вас от участия в заведомо провальной операции, организацию которой Том Риддл намеревался вам поручить. Думаю, не надо объяснять, чем бы обернулась для вас и вашей семьи очередная неудача.

На секунду Люциус прикрыл глаза, перед внутренним взором мелькнула зеленая вспышка авады. И вдруг разом накатило ощущение безысходности, бывшее его неизменным спутником с момента возрождения Лорда. Надо же, три месяца счастливого безумия — и отвык. Наверное, поэтому так тяжело сейчас возвращаться, от вновь обретенного здравомыслия никакой радости, только страх и глухая тоска. Глотнуть бы сейчас злополучного зелья и погнаться с гиканьем по парадным залам мэнора за старательно улепетывающим Дибби. Шлепнуть по острому, прикрытому льняной тканью плечику, завопить во всю глотку: «Сало!» — и с хохотом спрятаться за снисходительно улыбающуюся Нарциссу. Обнять сзади, зарыться лицом в облако мягких, пахнущих фиалками волос… Нет, невозможно, Люциус Малфой не имеет права быть трусом и слабаком.

— А с чего вы, собственно, взяли, что порученная мне операция непременно будет провалена? Прошлые осечки — еще не повод считать меня неудачником.

— Безусловно. Но в данном случае провал был неизбежен, поскольку интересы Риддла в очередной раз пересеклись с интересами Серой Лиги, которую я имею честь возглавлять.

Люциус недоверчиво усмехнулся.

— Хотите сказать, поражения для вас столь редки?

— Предельно редки. Собственно, за три года нашей работы не было ни одного. Согласитесь, достаточный повод для оптимизма.

Невероятно. Невозможно. Все это — какой-то глупый розыгрыш или провокация. Люциус нервно осушил бокал.

— Я вам не верю.

— Ваше право.

— Никогда не слышал о Серой Лиге.

— Это — один из показателей нашего успеха.

— Весьма ненадежный показатель. Чем вы занимаетесь?

— Борьбой с кровавыми планами Тома Риддла, в основном.

— Орден Феникса?

— Дамблдору о Серой Лиге известно столько же, сколько и вам.

Люциус открыл было рот для очередного каверзного вопроса, но тут в голове мелькнула догадка.

— Постойте… Все эти взрывы, пожары, палки в колеса, неожиданные сюрпризы в последний момент…

Командор деревянно кивнул, даже отсалютовал нетронутым бокалом.

— Совершенно верно. Всегда знал, что вы человек редкого ума и большой проницательности, мистер Малфой.

Полагалось ответить на комплимент, но Люциусу было не до этикета.

— Я подозревал, но… Началось все с испорченного Зелья Подчинения, не так ли?

— Несколько раньше. Типографию «Голоса Крови» помните?

Люциус невольно застонал.

— Семьдесят тысяч галлеонов!

— Надеюсь, вы не собираетесь потребовать компенсацию?

— Следовало бы, — он бросил на собеседника угрюмый, исподлобья взгляд, — учитывая, сколько я потерял благодаря вашим диверсиям.

— Могу предложить вам нечто гораздо более важное, нежели деньги.

— А именно?

— Защиту, мистер Малфой. Гарантию свободы и безопасности для вас и вашей семьи.

Защита… Люциус взглянул на Нарциссу. Уставившись в камин, она нервно крутила в руках бокал, словно намереваясь протереть в тонком стекле с десяток дыр. Хрупкие пальчики, гордая осанка, красота богини, изящество и совершенство. И — срывающийся, полный бесконечного отчаяния шепот: «…умоляю, уедем…»

— Мы можем покинуть Англию.

В ответ — механический смешок.

— Вы отлично знаете, что как бы далеко вы не сбежали и как бы хорошо не спрятались, Риддл вас найдет. Вспомните судьбу Игоря Каркарова.

Люциус кивнул, признавая поражение.

— Или Северуса Снейпа…

Тяжело сглотнул, вспомнив истерзанное тело друга у ног повелителя. Наполненный ужасом и ненавистью воздух, потная, искаженная сладострастием физиономия Амикуса Кэрроу, торжествующее безумие в визгливом хохоте Беллы. Непростительное за Непростительным, худое, изломанное тело бьется в агонии, скребут по камню окровавленные пальцы. Нечеловеческая боль и нечеловеческое же упорство в черных глазах. Хочется бросить палочку и бежать прочь, но неведомая сила заставляет вытолкнуть из горла очередное «круцио», и с каждой новой вспышкой заклятия в голове невыносимо грохочет: «Прости, прости, прости…»

— Вы считаете, профессор Снейп погиб?

— Что?!

Едва не задохнувшись, Люциус резко подался вперед. Северус, мрачная ты изворотливая язва, неужели…

— Он жив.

От невыразимого облегчения аристократ едва не растекся в кресле, пустой бокал выскользнул из пальцев и покатился по ковру

— Но Темный Лорд… говорил…

— Том Риддл — сумасшедший, мистер Малфой, и как все сумасшедшие, позволяет себе выдавать желаемое за действительное.

— Понимаю… Уолден — ваш человек?

— Да.

— А Метка?

— Нейтрализована.

— Мерлин мой… Жив… И где он сейчас?

— Вернулся в Хогвартс, продолжает преподавать, хотя Риддл предпочитает считать его самозванцем. Подробности вам лучше выяснить у сына, он его каждый день видит.

Драко шевельнулся в кресле.

— С профессором все в порядке, отец. Варит зелья, снимает баллы, третирует гриффов — совершенно не изменился.

Слушая этот краткий отчет, Люциус чувствовал, как губы растягиваются в улыбке. Северус, вечно чумазый фанатик, как же я рад…

— Передай ему, что я прошу о встрече.

— Хорошо, отец. Но для него это может быть небезопасно, как и для тебя.

— Передай, он найдет способ… если, конечно, захочет найти.

Командор кашлянул.

— Полагаете, может не захотеть?

Люциус слегка пнул носком туфли упавший бокал, Тот описал на ковре полукруг и медленно подкатился к ноге Драко.

— В последние годы мы с Северусом мало общались. Я не доверял ему, он — мне, — Люциус усмехнулся, — в наших кругах это не столько дань традициям, сколько жизненная необходимость. Но когда-то мы были друзьями.

Он призвал другой бокал, наполнил его и некоторое время следил за пляской каминных бликов в багровой до черноты жидкости.

— Когда стажерам приспичило попрактиковаться в коридоре Министерства, и старик попал под луч, мне повезло оказаться рядом. Мерлин знает, как бы все сложилось, узнай об этом Лорд другим путем… Не доложить ему я не мог. Однако, речь шла о жизни моего сына и единственного, хоть и бывшего, друга. Один из них неизбежно должен был оказаться предателем. Я всегда подозревал, что с положением Северуса в Хогвартсе не все чисто, но иллюзия указывала на Драко, ведь свой убийственный приказ Лорд отменил именно из-за нее. — Люциус резко вскинул взгляд. — Так кто из вас, Драко?

Тот усмехнулся.

— Вообще-то оба, отец.

— И давно?

— Ты был в Азкабане.

— Почему мне об этом неизвестно?

Сын вздернул светлую бровь.

— А почему я должен был докладывать?

— Я — твой отец!

— И по совместительству преданный слуга безумной рептилии, — снова усмехнулся, — в нашем кругу доверию места нет. Когда мы с тобой в последний раз говорили откровенно, отец?

— Ты отлично знаешь, что интересы семьи для меня превыше всего!

— Значит, это интересы семьи сделали из меня Упивающегося Смертью?

— Мальчики… — прошелестела Нарцисса, глаза ее влажно блестели. Командор снова кашлянул.

— Полагаю, дела семейные вы можете обсудить без моего назойливого присутствия. Итак, мистер Малфой, вы раздумывали, как поступить.

— Да. Вернувшись из Министерства, я написал Северусу и отправил письмо с эльфом.

— Письмо? — На лице Командора впервые проявилось что-то живое, — вот так сюрприз. И что было в письме?

— Я честно изложил ситуацию и просил защитить Драко. Со своей стороны гарантировал максимальную поддержку. С утра мне удалось убрать из Поместья Беллу с Родольфусом и Руквуда, без них ослабить защиту было проще. Дамблдор не мог не обеспечить своего шпиона аварийным порталом, и если это Северус, бежать вместе с Драко для него не составило бы труда. Так оно в конце концов и оказалось.

— Почему ты не предупредил меня, отец?

Люциус печально усмехнулся.

— В нашем кругу доверять не принято, сын. Ты отлично играл свою роль. Мне есть чем прижать Северуса, но ответить на твои обвинения я бы просто не смог.

Драко зажмурился, стиснул тонкую ножку бокала. Часть вина выплеснулась и впиталась в бархат обивки некрасивым черным пятном.

— Вопрос доверия. Как глупо…

— Поговорим об этом позже, сын. Я ответил на ваши вопросы? Теперь мне хотелось бы получить ответы на свои. Вы три месяца держали меня под действием зелья. Что изменилось?

Лицо Командора продолжало соперничать в неподвижности с мебелью. Спинка кресла и то смотрелась выразительнее.

— Мне казалось, это очевидно. Вчерашний визит Риддла показал, что ваша безопасность снова под вопросом.

Нарцисса едва слышно вздохнула. Люциус с трудом подавил дрожь.

— Насколько понимаю, в ваших силах избавить нас от Меток. Тогда мы уедем.

— Это неминуемо насторожит Риддла, и под ударом окажется Драко.

— Он поедет с нами.

— Извини, отец, но у меня здесь дела.

— Речь идет о твоей жизни.

— Лига в состоянии нас защитить. Стоит тебе согласиться — и параноидальные приступы Лорда перестанут представлять для вас с матерью угрозу.

— Ты состоишь в их Лиге?

— Да.

— А Северус?

— Э-э-э…

— Хождение по краю профессору порядком поднадоело, он изъявил желание отдохнуть, — Командор позволил себе тень усмешки, — но мы не теряем надежды увидеть его в своих рядах.

— Правильно ли я понимаю, что мне собираются предложить членство в Лиге?

— Нет, мистер Малфой, это не нужно ни нам, ни вам. Но предложение защиты остается в силе, а взамен вы могли бы оказать нам кое-какую помощь.

— С этого и нужно было начинать. — Почувствовав себя в своей стихии, Люциус мигом обрел потерянную было уверенность и расслабленно откинулся в кресле, — чего вы хотите? Денег?

— Финансовое положение Серой Лиги достаточно устойчиво и в поддержке не нуждается. Нет, мистер Малфой, мы предлагаем сделать то, что у вас лучше всего получается — организовать весьма прибыльное дело. Насколько нам известно, у вас имеются значительные связи как в магическом, так и в магловском деловом мире, так?

— Верно. Большинство маглов не стоят воздуха, которым дышат, но деньги они делать умеют. Вы хотите провернуть какую-то аферу?

— Нет, бизнес абсолютно легальный, и сулит немалую прибыль. Речь об уникальной серии парфюмерной продукции. Недавно мы тестировали ее в Глостершире, апробация прошла на ура.

— Что от меня требуется?

— Зарегистрировать фирму, наладить производство, подобрать персонал, организовать рекламу и каналы сбыта — вы в этом ориентируетесь куда лучше меня.

— Ваша доля?

— Пятнадцать процентов создателям серии, еще десять — правообладателю идеи.

— А Лиге?

— Ничего.

— Странный подход. Зачем тогда вам все это нужно?

— Лига крайне заинтересована в распространении данной продукции в магловском мире. Репеллент против оборотней, мистер Малфой.

— Ясно. Цены придется делать весьма умеренными. Не знаю, каковы будут начальные вложения и производственные расходы…

— На ваше усмотрение. Линейка запахов уже отличается большим разнообразием, и наши специалисты грозят ее расширить. Вы можете создать эксклюзивные наборы для элиты по баснословной цене, и одновременно наводнить рынок ширпотребом по пять кнатов за флакон. Все в ваших руках, мистер Малфой, все в ваших руках.


Аппарировав на кухню, Снейп едва не столкнулся с бледной и решительной Уизли. Рядом удивленно охнула Гермиона.

— Джинни? Ты почему не…

— Где он?

— Кто?

— Гарри. Вы знаете, куда он ушел?

Чертов мальчишка… Пошатнувшись, Снейп оперся на столешницу. Лицо Уизли поплыло куда-то вбок, в ушах нарастал знакомый гул. Нет, нет, нет, надо срочно подумать о чем-то другом. Вот, например, Джинни Уизли — у Поттера отличный вкус. Яркая, взъерошенная, подбородок вздернут, глаза горят — чудо как хороша! О чем это она?

— …после вашего ухода вдруг стал какой-то чересчур уж покорный. Бульон выпил, гренками закусил, даже не поморщился. Спать лег во втором часу, когда такое было? У меня сердце не на месте, дай, думаю, проверю. Возвращаюсь — постель пустая, в доме никого, на тумбочке костерост. Вызываю — сигналит: «Все в порядке, пошел прогуляться», — и тишина. Закрылся наглухо, сволочь. Полтора часа уже жду, шарахаюсь из угла в угол, места себе не нахожу… Сэр, вам плохо?

— Не хуже, чем вам, — Снейп тяжело опустился на табурет, — Грейнджер, налейте-ка мне Алакритасу. Бель допросили?

Джинни на мгновение застыла с открытым ртом, затем хлопнула себя по лбу и унеслась вниз. Гермиона достала из буфета стакан и дежурную бутыль с голубоватым тоником.

— Сэр, Алакритас не всесилен. Может, приляжете, пока мы этого идиота будем дожидаться?

— Вы в своем уме? Сами-то сейчас уснете?

— Я не говорю — спать, просто прилечь…

— Нет. Лучше принесите сюда журналы, будет чем отвлечься, не то спятим тут все. Убью паршивца… Ага!

Внизу послышался топот, и через полминуты Джинни втолкнула в кухню заспанную и перепуганную Бель. Усадив совместными усилиями эльфийку на табурет, девушки сняли с нее силенцио и приступили к допросу.

— Где Гарри?

— Не знаю, они мне не докладывались, — хрипло пробасила жертва перевоспитания. Забавно, эльфы обычно пищат…

— Когда он ушел?

— Около трех. Напялил мантию, в которой Уизли вчера лицедействовал, и велел мне помалкивать. Будто я болтаю сутки напролет!

— Постой, Долорес, — Снейп наконец осознал смысл слова «они», — кто еще здесь был?

— А я не сказала? Мистер Малфой-младший. Явился посреди ночи, увидел, что я не сплю, велел ту самую мантию почистить. Потом они с Поттером пошушукались и исчезли.

Девчонки синхронно застонали.

— Малфой… Куда ж их понесло…

— Чует мое сердце, добром это не кончится…

— Прекратите истерику, мисс Уизли, заварите лучше чаю. Грейнджер, марш за журналами. Долорес, силенцио вернуть?

— Не надо.

— Тогда можешь идти. Хотя подожди. Которую из мантий взял Поттер?

— Самую короткую, она ему едва колени прикрыла.

— Ясно. Свободна.

Эльфийку мигом сдуло с кухни. Джинни в сердцах грохнула чайником об стол.

— Вот скотина неуемная. Пускай только вернется, я ему устрою тайны Мадридского двора.

Гермиона перевела взгляд с нее на Снейпа.

— Что это за мантия?

— От Образа Командора. Интересно, за каким чертом она им понадобилась…


— Как думаешь, Снейп рассказал о письме Дамблдору?

— Скорее всего, да, раз сам он о нем не помнит. Надеюсь, запись у Симуса сохранилась.

— Старый козел. Ох, Поттер, какой же я идиот.

— Да откуда ты мог знать?

— Он — мой отец.

— Перестань. Сядете завтра, поговорите нормально, заодно образцы ему отнесешь. Надо еще Эмили позвонить, обрадовать.

— Десять процентов! Озолотится ваша магла.

— Вот и хорошо, Эмили грех обижать. Она знаешь какие штуки умудряется проворачивать? Волшебники отдыхают. Ладно, Малфой, пожелай мне ни пуха. Пойду к Джин огребать.

— Может, она спит?

— Ага, держи карман шире. Стоит, небось, в дверях со сковородкой наизготовку.

— Поттер, ты ненормальный. Я бы лучше на мантикоре женился, чем на такой фурии.

— Любовь зла.

— Знаешь, я, пожалуй, с тобой пойду, поддержу морально. Не возражаешь?

— Фффух, боялся попросить. Спасибо, друг.


— Послушай, он странный человечек, но я ему верю.

После третьего бокала щеки Нарциссы разрумянились, и Люциус с удивлением понял, что эта живая прекрасная женщина нравится ему намного больше той ледяной античной статуи, которую она изображала все тридцать лет их знакомства. Слепец. Неужели нужно было сойти с ума, чтобы разглядеть наконец такое чудо у себя под носом?

— Я не собираюсь ставить под сомнение его слова. Доверять абы кому Драко не станет.

— Наш сын вырос, Люциус.

— Да. Кажется, я пропустил момент, когда это произошло. Я много чего пропустил… — он прищурился, — Нарцисса, сядь-ка боком… Не вздумай перестать улыбаться! Развернись еще немного… Вот так, теперь голову к плечу… Бокал чуть в сторону… Отлично, осталось хорошего колдографа найти, и фотографа заодно.

— Что случилось?

— Ничего, просто я собираюсь сделать из тебя звезду, — подмигнул, — заинька.


— Родословная Беллатрикс известна до восемнадцатого колена, оборотней у нее в роду не было, это сомнению не подлежит.

— Бывает, женщины изменяют мужьям…

— Мисс Грейнджер, вам известно, что такое Пояс Верности?

— Магловская идиома.

— Не знаю, что там у маглов, а в магическом мире Пояс Верности — это разновидность Нерушимого Обета. Во многих аристократических родах его применяют до сих пор, и Блэки — не исключение.

— Мамочки, какой анахронизм. Совсем чокнулись со своей чистотой крови. Хорошо, тогда у меня остался только один вариант — бензодиазепины, маглы применяют их при расстройствах личности. Я добавила бушпирон в один из контрольных образцов, после испытаний забраковала, но уничтожать не стала. Возможно, он по ошибке попал в работу.

— Грейнджер, вы сами понимаете, что несете?

— Откровенно говоря, нет.

— Я так и понял. Ложитесь на диван и отдыхайте.

— А вы?

— Мне вполне удобно сидеть. К тому же…

— Тихо! — Наблюдавшая за их перепалкой Джинни вдруг подскочила и развернулась к двери, скрестив руки на груди. — Идут.

Гермиона встала с ней рядом. Снейп приподнялся было, но перед глазами зарябили осточертевшие точки, и он благоразумно остался сидеть.

Шорох, скрип половиц, неразборчивый шепот. Дверь тихонько открылась.

— …может, правда спит… ой.

Мальчишки растерянно замерли на пороге. Малфой завел глаза к потолку, Поттер, наоборот, уставился в пол, изображая позой раскаяние. Джинни плавно скользнула вперед.

— Подлечил ребрышки?

— Джин…

Она коротко замахнулась и зарядила ему поддых. Поттер согнулся пополам. Гермиона ахнула, Драко со свистом втянул воздух сквозь зубы, Снейп изобразил редкие аплодисменты.

— Сто баллов Гриффиндору, мисс Уизли. Добавьте-ка ему еще.

— Сей секунд, сэр, вот только разогнется. Ну, как ты себя чувствуешь, дорогой? Рад теплой встрече? Может, обиделся, что цветов и фейерверков не припасли? — Схватила его за ворот и потянула вверх, — в глаза мне смотри, негодяй! Или смелости не хватает? Ничего, я сейчас… Гарри!!!

Вместо того, чтобы выпрямиться, Поттер вдруг начал заваливаться набок. Снейп подскочил с дивана, но Драко успел первым, подхватил под мышки и, бросив в сторону Уизли злобный взгляд, поволок гриффиндорца к кровати. Секунду спустя к процессу транспортировки подключились девушки. Последним, пошатываясь, подошел Снейп, сел на край постели и, превозмогая дурноту, принялся ощупывать сквозь одежду грудную клетку бесчувственного мальчишки.

— Сколько лет вашему костеросту, Грейнджер?

— Свежий…

— Малфой, что с ним?

— Думать надо, прежде чем лупить, Уизли. Забыла, как он в субботу выглядел?

— Ребра целы. Драко, в чем дело? Где вас носило?

— Дома мы были, — Малфой уселся на пол возле кровати и устало прислонился затылком к стене, — вчера в мэнор заглянул Риддл и устроил моим допрос с пристрастием. Поттер отца два часа в порядок приводил.

Пауза.

— Малфой, — ласково сообщила Джинни, — я тебя сейчас убью.

— Отвянь, Уизли, это не моя идея. Но если ты начнешь из-за нее Поттеру нервы трепать, я тебе сам шею сверну.

— Допрыгни сначала, хорек недоделанный!

— Придержи язык, метелка гриффиндорская, не то живо манерам научу!

— Да пошел ты в …… со своими манерами!

— Оно и видно, что в вашем рыжем клоповнике о них слыхом не слыхали!

— Молчать!!! — Снейп вскинул ладони и тут же тяжело оперся ими о подушку. Перед глазами стремительно темнело. — Быстро все по постелям. Драко, с тобой и с Поттером завтра разберемся. Грейнджер, с утра у вас — Хафлпафф-Райвенкло, второй курс, Искажающее зелье. Домашние работы в кабинете, в правом верхнем ящике стола. Следующие уроки у первых курсов…

— Сэр…

— Не перебивайте. Противоожоговая мазь, финальная стадия, в конце проведете небольшой опрос. После обеда — седьмой курс, Слизерин-Гриффиндор…

— Я знаю, сэр.

— Домашние эссе… проверить не успел… с этой чертовой субботой…

Локти подогнулись, и Снейп рухнул бы на Поттера, если б его не перехватила поперек груди чья-то рука.

— Доигрался наш профессор, — донеслось из темноты, — Драко, трансфигурируй диван, будь добр. Мобиликорпус.


1. Все упомянутые препараты существуют в реале. Информация из гугла.

Глава опубликована: 05.08.2010
Отключить рекламу

Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 4427 (показать все)
Commandor
mafusik3005
"После стольких лет - Постоянно"
Хихикс=))
Все время вспоминаю перевод Спивак=))
Я недавно решила расслабиться и перечитать все 7 книг, купила себе подписку киндла а там перевод Спивак) На второй странице Думбльдор меня добил и пришлось читать на английском
_Екатерина
Да если не ошибаюсь, не был Дамблдор на момент ареста Сириуса Верховным. Барти Крауч старший, нет разве? А Дамблдор был лишь директором школы, пусть и сильным магом и победителем Гриндевальда. Но все же простым директором.
mafusik3005
Commandor
Я недавно решила расслабиться и перечитать все 7 книг, купила себе подписку киндла а там перевод Спивак) На второй странице Думбльдор меня добил и пришлось читать на английском
Вас тоже она бесит? =))
Commandor
Согласна. На судах пожирателей Дамблдор был одним из визенгамота э. Не был верховным на тот момент. И сила его голоса равнялась остальным (их там человек 50 вроде сидело)
Commandor
А кого нет? Я еще ни разу не встречала поклонников перевода Спивак:)
_Екатерина
А я согласна. Сириуса-то Дамблдор на 12 лет в Азкабане оставил: знал он, не знал, но ведь даже не попытался выяснить
Сейчас будет много текста, сорри

По-моему, этот момент конкретно в этом произведении передан очень хорошо: это мы знаем, что Сириус не предавал, и читая оригинальное произведение/фанфики оно кажется очевидным. Но Автор хорошо передала, что, в общем-то, у нас нет ниодного повода думать, что Дамблдор хорошо знал и разбиралася во всех своих учениках, и на основании чего ему не верить окружающим свидетелям и их показаниям?

И то же самое касается "если бы он знал, кто предатель - оставил бы как есть". Это мы знаем, что по итогу прихода Волдеморта в Годриковую Впадину Гарри Поттер выжил. Но предположить заранее, что годовалый ребенок может пережить аваду, это как предположить, что завтра на Землю упадет Луна, так как Грюм-Крауч ясно говорит в 4ой книге, что никто и никогда не переживал заклятье Авады кроме Гарри Поттера. Мы, конечно, находимся в разделе фанфикшена, где всегда можно додумать, что Дамблдор нашел некие тайные знания, но если не натягивать сову на глобус, то история должна была быть такой: Волдеморт узнал тайну, пришел к Поттерам, убил всех троих и счастливый ушел с новым хоркруксом.

И даже если все-таки помучать сову, одна из причин, почему жертва Лили сработала, было то, что Волдеморт не собирался её убивать (В оригинальном тексте он просит её отойти в сторону). И даже если поведение Снейпа с его просьбой не убивать Лили можно было бы предугадать, то тот факт, что Волдеморт собирался выполнить просьбу своего подчиненного уже нет. Дамблдор скорее должен был бы предположить, что это Снейп за такие просьбы сам схлопочет зеленый луч между глаз, чем то, что Волдеморт будет в таком хорошем настроении, что согласится сохранить жизнь какой-то магглорожденной.

На мой взгляд, Дамблдор был достаточно расчетливым политиком, и как я уже написала выше, он должен был рассчитать ходы так, чтобы Гарри Поттер 100% выжил, и встреча самого могущественного маньяка с желанием его убить в это вписаться никак не могла
Показать полностью
mafusik3005
Commandor
А кого нет? Я еще ни разу не встречала поклонников перевода Спивак:)
Мне приходилось встречать. И спорить насчёт того, что Думбльдор - тот, кто много думает, и тому подобное=))
Правда, спустя пару комментариев мне надоело.
mafusik3005
Если честно, к концу Вашего комментария я чуть запутался. Хотя три раза перечитал.
Вы считаете, что Дамблдор не знал, что Сириус Блэк не предатель?
По этому фанфику -да, не знал. А по канону и кинону - не знаю, не уверен.
Commandor
Я изначально пару месяцев назад писала, что не считаю, что если бы Дамблдор знал, кто предатель, то все равно оставил бы все как есть. Потому что оставить все как есть = отправить Волдеморта к Поттерам = убить Гарри Поттера = убить надежду магического мира. Дамблдор не мог предположить заранее, что Гарри Поттер в возрасте одного года не просто переживет встречу с одним из сильшейших магов, но переживет убивающие заклятие.


Commandor
mafusik3005
Мне приходилось встречать. И спорить насчёт того, что Думбльдор - тот, кто много думает, и тому подобное=))
вы знаете, я достаточно лояльно отношусь к переводам имен. У Роулинг было много говорящих фамилий, и, на мой взгляд, это неплохо, попытаться адоптировать хотя бы частично их смысл. Но Спивак просто в какой-то момент забила и на читаемость, и на смысл (в том числе здравый). Это просто невозможно читать же!
Не знаю... Если дать возможность выжить магическому миру ценой жизни трёх людей... Я б рискнул.
А по поводу Спивак -согласен)
Commandor
Не знаю... Если дать возможность выжить магическому миру ценой жизни трёх людей... Я б рискнул.
а как это может дать возможность выжить а не убьёт её окончательно? Нет никакой логики, которая говорит, что смерть всех троих может хоть как-то помочь. Из пророчества мы знаем только то, что родится ребенок, которой сможет противостоять Волдеморту. Логичнее сделать все возможное, чтобы предполагаемый ребенок выжил (и кстати, в каноне Дамблдор предлагает себя в качестве хранителя). А не стопроцентно гарантировать смерть одному из предпологаемых детей
Очень понравился ваш фик, прочла залпом, спасибо за работу ❤
Очень напомнил "Of a linear circle" К сожалению, перевода на русский нет (хотя возможно летом я начну это исправлять))) но знающим английский очень советую погуглить, очень похож на команду! Тоже есть "третья-серая" сторона, адекватный Северус, дамби не совсем хорош но и не прям гад, МакГонагалл 👌👌👌, Гарри и ко правда там не такие крутые как тут (но только в начале)) вообщем прям пока читала только и думала о них, всем полюбившим команду советую!
К вопросу о Блэке.
Да простит меня Автор, но поскольку этот вопрос уже задолбал, возьму смелость кинуть ссылку на наш с Malice Crash разбор этого эпизода в рамках разбора всей идиотской ситуации Хэллоуина-1981:
https://ficbook.net/readfic/11794076/30341246#part_content
И альтернативную версию объяснения действий Дамблдора:
https://ficbook.net/readfic/018c0cb1-9e97-77d0-a8a6-29331e5a1bb3
В принципе, больше говорить и нечего, но! Отмечу, что вопрос стоит не как "почему Дамблдор не вытащил Блэка", а как "почему Дамблдор ВООБЩЕ не допросил Блэка" (при том, что он мог допросить узника Азкабана и даже инициировать пересмотр дела, см. историю Морфина Гонта, о которой сам Альбус нам и поведал в каноне). И этот вопрос в рамках канона вряд ли отвечаем без либо махрового дамбигада, либо деменции у того же таки Дамблдора.
mafusik3005
Commandor
а как это может дать возможность выжить а не убьёт её окончательно? Нет никакой логики, которая говорит, что смерть всех троих может хоть как-то помочь. Из пророчества мы знаем только то, что родится ребенок, которой сможет противостоять Волдеморту. Логичнее сделать все возможное, чтобы предполагаемый ребенок выжил (и кстати, в каноне Дамблдор предлагает себя в качестве хранителя). А не стопроцентно гарантировать смерть одному из предпологаемых детей
Так, возможно, замысел Дамблдора в том и был - кто кого убьет? Если бы выжил сильнейший по пророчеству (мы в сказке, не забывайте, тут и пророчества работают), думаю, Дамблдор вышел бы на бой с Волди. Учитывая, что Том всегда побаивался Альбуса, после исполнения пророчества - один из них убьет другого - Альбуса остался бы единственным, кто мог бы одолеть Тома.
Потому и смерть троих Поттеров не стала бы большой потерей для мира.
Но Гарри выжил. И комбинатору пришлось создавать новый план.
Элен Иргиз
А разве обязательно в Москве печатать? Мне кажется, можно и в каком-то менее крупном городе найти издателя, они там почти все услуги подобного плана предлагают… И разослать оттуда же можно. Или я не знаю каких-то нюансов?

Я бы тоже поучаствовала в этом деле, живу в основном в Петербурге сейчас, но в Москве бываю периодически :)
Freace
А разве обязательно в Москве печатать?
Я думаю, про Москву вспоминают потому, что прошлый тираж тут печатали. Сама Tansan из Петербурга, не знаю, почему отдали предпочтение московской типографии. Обычно подальше от Москвы бывает подешевле как раз.
Основной нюанс в том, что нужен доброволец, который забесплатно проделает море работы: напишет всем желающим, соберет с них деньги, согласует макет с типографией, примет тираж и разошлет его. Это довольно муторно.
Я свою книгу небольшую в 50 экземпляров месяц делал, сигнальные варианты пришлось 3 раза печатать, исправлять. А тут работа громоздкая... Лично я как представлю, так уже и не хочется...
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх