↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи

Холера (слэш)



Автор:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Драма, Мистика
Статус:
Закончен
 
Проверено на грамотность
На конкурс "Успеть до полуночи 5" в номинацию "На пределе экспериментальных фандомных возможностей". Тема: "Знаки"

———

Отражение протянуло к нему тонкие, полупрозрачные, полуживые руки – и он протянул руки к нему. Два Тадзио, – ненастоящих, ложных, но столь прекрасных Тадзио, – взяли теплые головы друг друга. Их губы синхронно раскрылись, Ашенбах судорожно выдохнул – и ощутил солено-холодное дыхание на своей щеке… Губы сомкнулись – от сухой кожи к влажно-горячей слизистой…
Голову и горло Ашенбаха стянула тошнота: вкус губ Тадзио был вкусом земли и соленой гнили.
Текст этого фанфика доступен только зарегистрированным пользователям старше 18 лет
QRCode
От автора:
Впервые пишу фанфик по, пусть и спорному, но классическому литературному произведению Томаса Манна, на секунду, лауреата Нобелевской премии, очень немецкого писателя и просто интересного человека

Чувствую, что посягнула на что-то неприкасаемое, впрочем, опыт весьма интересный.

Для чтения моего фф знакомство с оригиналом не требуется, хотя бы потому что сюжет оригинальной новеллы прост: писатель Гюстав фон Ашенбах прибывает на отдых в Венецию, где находит скрываемую от туристов эпидемию холеры и мальчика, наделенного совершенной красотой, Тадзио. Но за простотой сюжетной канвы часто скрывается нечто любопытное



Произведение добавлено в 1 приватную коллекцию




Показано 1 из 1

Что ж, это было… красиво. Язык у автора такой, что зачитаешься: болезненно-горький и одновременно тягучий, поэтический. Завораживающий. Настолько художественно полный, что перед глазами возникал фильм — а это тоже мастерство: донести до читателя картину таким образом, чтобы он увидел её наяву. Так что у этой работы, как минимум, очень красивая и живая обёртка.
Главный герой… а вот тут у меня уже неоднозначные впечатления. С одной стороны, одержимость Густава ребёнком — скорее метафора о ностальгическом желании старости вновь стать молодостью. Недаром в представлении Густава Тадзио — самое красивое и совершенное существо. Но меж с тем и педофильские нотки откровенно ощущаются.
В общем, довольно противоречивый рассказ, но мне он понравился.


20 комментариев из 23
Канона не знаю, слэш не читаю, но правила номинации неумолимы. Прежде всего хочу выразить свое восхищение слогом: столько метафор, такие красочные, атмосферные описания, я в восторге! Главный герой пугающий в своей одержимости Тадзио. А сколько мальчику лет-то? Немного не поняла из текста.
Удачи на конкурсе, автор.
Не смогу сказать ничего нового к тому, что уже сказали. Авторский стиль прекрасен, описания потрясающе реалистичны. Главный герой отвратителен, не вызвает ни малейшего сопереживания, хотя вроде бы ничего плохого и не сделал, но сама его одержимость ребенком... Неприемлемо.
Кусок Мираавтор Онлайн
_Chiffa_
Ух. Эта работа оставила у меня очень смешанные впечатления. Одержимость писателя мальчиком - болезненная, навязчивая, омерзительная, - накладывается на текущую промеж строк холеру, создавая, в целом, очень неприятную картину.
Не буду врать, совсем не моя трава. Хотя слог автора хорош и читается работа легко, помлевкусие после неё остается тяжелое, схожее с тучами, которые наблюдает герой фанфика.

Благодарю за фидбэк, Chiffa) Пожалуй, более чем закономерно появление именно "смешанных впечатлений": довольно сложно симпатизировать умирающему педофилу, да?.. Хотя, впрочем, я не писала эту вещь как что-то однозначно омерзительное: в духе эстетствующего декаданса, "уродство одного лишь оттеняет, делает полной красоту иного". Кстати, это неплохо прослеживается в оригинальной повести Манна, и именно за это я эту повесть и люблю... И за Тадзио)

Но – более чем пониманию, что это очень "на любителя". Очень.
А послевкусие... Что ж, надеюсь, вам не было слишком уж неприятно читать этот фф, но – к счастью или к сожалению, это послевкусие не может не быть созвучно с "вкусом земли и гниения"
Показать полностью
Кусок Мираавтор Онлайн
Миравно
Я слабо помню канон, только впечатление от него - и точно такое же от этого фика, так что считаю полным попаданием в канон.
Хорошо написано. Эта наигранная болезненность и абсурдно подчеркиваемое тягостное омерзение, навязываемое как читателю, так и самому персонажу его собственными мыслями - ни что иное как специфика жанра. И место ему - на дальних пыльных полках.

О, вы знаете канон (во всяком случае, знакомы) – не знаю почему, но меня это радует XD Хотя произведение практически классическое, но, кажется, "нишевое" и потому с ним мало кто знаком

"Абсурдно подчеркиваемое тягостное омерзение"... Что ж, пожалуй, это и верно. У меня как всегда: я уверена, что пишу нечто красивое (или, во всяком случае, пытаюсь писать), а по итогу слышу, что написала нечто отталкивающе-мерзкое и тяжёлое. Типичная ситуация)))

"На дальних пыльных полках"? Это было бы символично: история о страхе перед уродством и смертью покрывается желтизной и затхлостью
Кусок Мираавтор Онлайн
coxie
Не знакома с канонам, и, увы, мало что поняла, кроме основного - болезненной одержимости. Написано ярко, много метафор, автор умело нагнетает атмосферу, но всё же слог показался мне тяжелым.

Спасибо за фидбэк)
Довольно забавно, думаю, что буквально парой комментариев выше звучала такая формулировка, как "читается работа легко", а вы говорите о тяжёлом слоге... Наверное, так происходит потому что это довольно субъективно. Субъективно, ведь является вопросом интерпретации, хех
Кусок Мираавтор Онлайн
Темная Сирень
Канона не знаю, слэш не читаю, но правила номинации неумолимы. Прежде всего хочу выразить свое восхищение слогом: столько метафор, такие красочные, атмосферные описания, я в восторге! Главный герой пугающий в своей одержимости Тадзио. А сколько мальчику лет-то? Немного не поняла из текста.
Удачи на конкурсе, автор.

Ну, думаю, вам почти повезло: "слэш" здесь немножко номинален, думаю – что в моем фф, что в каноне. Ведь Тадзио недостижим для Ашенбаха, в этом его "суть", и Ашенбах, на самом деле, и не стремится это изменить.

И — ох, мне радостно и лестно слышать ваше восхищение, благодарю))
Кхм, сколько лет? Насколько я помню, емв примерно тринадцать-четырнадцать. Все еще ребенок, но хотя бы не пять, что, наверное, приносит некоторое облегчение XD
Кусок Мираавтор Онлайн
Яросса
Не смогу сказать ничего нового к тому, что уже сказали. Авторский стиль прекрасен, описания потрясающе реалистичны. Главный герой отвратителен, не вызвает ни малейшего сопереживания, хотя вроде бы ничего плохого и не сделал, но сама его одержимость ребенком... Неприемлемо.

Благодарю за фидбэк, Яросса.
Насчет стиля – лестно слышать, весьма лестно)
А мне, между тем, даже самой с себя несколько странно, что я не считала Ашенбаха таким уж по умолчанию отвратительным... Странно, конечно, весьма странно, ну да не суть

Наверное, потому что для меня априорно симпатия Ашенбаха к Тадзио является не педофилической симпатией (что, очевидно, неприемлемо), а "символом", тягой старости к утраченной юности, блеклости – к красоте... Как-то так

Но это лишь интерпретация, опять же
Анонимный автор
Благодарю за фидбэк, Яросса.
Пожалуйста) Работа, несмотря на неприязнь к гг, с интересом читалась и оставила впечатления.
Наверное, потому что для меня априорно симпатия Ашенбаха к Тадзио является не педофилической симпатией (что, очевидно, неприемлемо), а "символом", тягой старости к утраченной юности, блеклости – к красоте... Как-то так
Но это лишь интерпретация, опять же
Даже не предполагала, что это можно было бы интерпретировать так. Хотя в вашем описании бреда Ашенбаха он видит Тадзио как свое отражение в зеркале. Сейчас прочитав ваше объяснение, я подумала, что это вполне могло натолкнуть на мысль. И у меня даже возникал вопрос: "Почему перенос на себя?" Но отвращение к педофилу, а оно выросло из наличия явных признаков сексуального - пусть и не деятельного, а лишь мысленного - интереса к мальчику, вытеснило эту мысль прежде, чем я успела задуматься над ответом на вопрос.
У меня как всегда: я уверена, что пишу нечто красивое (или, во всяком случае, пытаюсь писать), а по итогу слышу, что написала нечто отталкивающе-мерзкое и тяжёлое.
Выскажусь: а вы и написали красивое) Отталкивает личность гг, а не ваш фанфик.
Показать полностью
Бог мой, фанфик по Томасу Манну! Вы умеете удивлять)) Я произведения Манна люблю, хотя читать их большой труд. Ваш текст в целом органично вписался в канон: и по стилю, и по настроению, и сюжетно. Очень вязкое, тягучее повествование, будто бы сахарным сиропом обливаешься, но оно и у Манна такое. Красивые конструкции, много интересных эпитетов и метафор. Герой у меня, кстати, резкого отторжения не вызывает, я не вижу в нем второго Гумберта.
Спасибо, что принесли! Работа определенно заслуживает внимания.
Очень сильный и вместе с тем очень тяжелый фик. Одержимость - это всегда очень болезненная тема, а тут переплетена и болезненная, до помутнения рассудка, одержимость писателя мальчиком Тадзио и самой болезнью, исподволь наползающей на него.
Спасибо!
Wicked Pumpkin Онлайн
Мне тяжело воспринимать подобные истории, вернее, истории о подобных людях. Не читала роман, но в целом по описаниям вроде бы вникла в сюжет, а вот за суть не уверена. Одержимость, с которой Ашенбах размышляет о Тадзио такая... Я не знаю, как это точнее объяснить, но я почувствовала какое-то липкое, до горечи приторное омерзение. Как когда вместо щепотки ванили добавляешь в блюдо весь пакетик, как когда пережигаешь карамель. Могло получиться что-то хорошее, но вышло что-то извращённое, неприятное. Это могла бы быть история о старике, который смотрит на красивого мальчика и размышляет о смысле жизни, о будущем, которое этого мальчика может ждать, о возможностях, которые сам старик упустил - размышляет обо всём этом со спокойствием и мудростью. Но здесь всё по-иному - Ашенбах смотрит на Тадзио с желанием, и желание это - не столько быть с Тадзио, сколько быть самим Тадзио. Есть в этом что-то порочное, мерзкое. Отсылки на болезненность, холеру только усиливают этот эффект. Работа восхитительная, но немного не моя трава.
michalmil Онлайн
Повествование захватывающее, как сон от которого не можешь проснуться. С интересом наблюдала за мыслями Ашенбаха, его поведение не вызвало отторжения, но и сопереживания тоже. Есть о чем подумать.
Не читала первоисточник. Потому не могу судить, насколько вы справились с задачей, которую себе поставили. Но это было красиво. Судя по всему, мальчик тоже его заметил и тоже смотрел. Уж не знаю, с какой целью. И записку даже оставил. А что дальше? Все умерли от холеры?
Мне понравилось, как в фанфике показана одержимость, а у автора к тому же очень красивый образный язык. Получилось прекрасно жутко. Я с каноном не знакома совсем, в полной мере оцнить не могу, но история запоминающаяся. Спасибо!
Фига себе героя колбасит!! За беднягу Тадзио даже страшно немного.
Сны очень психоделические. И даже интересно стало, насколько же все остальные вокруг Густава фон Ашенбаха невзрачны, что Тадзио настолько совершенным кажется?
Очень стильный текст, тягучий, осязательный, местами сладкий, как мед, местами острый, как перец. В него погружаешься, в нем непривычно и странно. Иногда казалось, что писатель бредит, а в следующий миг - что он просто очень остро и тонко чувствует окружающий мир. Так и не разобралась, как к нему относиться, но что он человек сложный и влип не менее сложно - это очевидно.
Манна не читала, но зато вспомнила "Тошноту" Сартра и ещё "Степного волка" Гессе, и стиль автора напомнил два этих произведения. Ашенбах болен, очевидно, и физически, и духовно (не путать с "душевно"), и текст весь работает на эту мысль. Он как сны при лихорадке: логичный в один момент и оборачивающийся неразрешимой головоломкой в следующий, как в сцене в зеркалом. И это неразрешимость, иллюзорность близкого решения, она мучает и терзает всю ночь, и на облегчение после такого сна надеяться не придётся. Но мне почему-то больше запомнилась сцена на пляже, с попытками героя говорить на чуждом Тадзио языке, который тот, он уверен, не может не понять. Вот эта иллюзорная реальность - где не существует расстояния, не существует разных языков, но при этом никакие попытки установить контакт не работают (вот она, парадоксальность болезненных сновидений!), - она передана автором очень хорошо. И даже если подтекст произведения кому-то не приятен, что я прекрасно понимаю, по крайней мере можно получить удовольствие от "эстетствования", как написали выше. Это прекрасный стилистический эксперимент, автор, браво.
Zemi Онлайн
Стилистически от начала и до конца выдержанный в своей манере текст. Да, я не читала это произведение, поэтому некоторые моменты, чувствую, от меня ускользнули. Метафоры, символы, аллегории очень интересные, наверное, еще вернусь к ним перечитывать, чтобы понять досконально каждую, увидеть и ее смысл, и красоту.
Я увидела здесь тоску по юной чистой красивой и здоровой жизни. Тоску увядания, среди серости и болезни, ощущения старости по всему этому. Желание, заведомо невыполнимое, и оттого еще более истовое оказаться в светлом безопасном месте, наполненном красками жизни в молодом красивом теле, ощутить радость и полноту жизни. Оказаться мальчишкой, у которого все еще может быть, чьи ощущения мира и себя ничем не отравлены.
Получается, Ашенбах на фоне болезни все это испытывал? Он уже заразился холерой? И эта записка -- это 1) Предупреждение от мальчика? 2) табличка, что здесь ели больные холерой? 3)Сообщение, что мальчик с мамой заболели и умерли? 4)Знак, предсказание, что поглотит этот мирок, и его действующих лиц дальше? (Вспышка эпидемии холеры)
Я стараюсь понять, но чувствую, что у меня не получается (( Как говорила одна учительница ученикам: ты туп или глуп? (( Вот со мной, видимо, одно из двух.
Показать полностью
Zemi Онлайн
Пы Сы Интересно, Тадзио -- это Тадеуш?..
Канона не знаю, читаю как ориджинал.
Что ж, это было… красиво. Язык у автора такой, что зачитаешься: болезненно-горький и одновременно тягучий, поэтический. Завораживающий. Настолько художественно полный, что перед глазами возникал фильм — а это тоже мастерство: донести до читателя картину таким образом, чтобы он увидел её наяву. Так что у этой работы, как минимум, очень красивая и живая обёртка.
Главный герой… а вот тут у меня уже неоднозначные впечатления. С одной стороны, одержимость Густава ребёнком — скорее метафора о ностальгическом желании старости вновь стать молодостью. Недаром в представлении Густава Тадзио (блин, ну и имя, вначале я думала, что это что-то японское!) — самое красивое и совершенное существо. Но меж с тем и педофильские нотки откровенно ощущаются. Не знаю. Мне с Густавом было крайне некомфортно. Всё время казалось, что я наблюдаю за чем-то неправильным. Возможно, отсутствие Тадзио в столовой — это даже к лучшему… Про записку в конце, правда, не совсем поняла. Это написал Тадзио? Или у Густава вновь галюны?
В общем, довольно противоречивый рассказ, но мне он понравился. Никогда не против почитать что-то необычное, даже драма здесь не смотрится так надрывно, как могла бы быть. Спасибо, короче, автор!
Показать полностью
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
ПОИСК
ФАНФИКОВ







Закрыть
Закрыть
Закрыть