↓
 ↑
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Я - Волшебник (гет)



Авторы:
Беты:
Desmоnd Гамма, Хэлен
Фандомы:
Рейтинг:
R
Жанр:
Экшен, Приключения
Размер:
Макси | 1280 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
AU
Бывает так, что герой, которым все восторгаются, оказывается фальшивкой. Но бывает и так, что на месте фальшивки оказывается настоящий герой, пускай в моральном аспекте этот герой порою хуже фальшивого оригинала.
Так что же скрывается за маской успешного писателя и легкомысленного повесы? Напыщенный шарлатан, получивший второй шанс? Хладнокровный убийца? Рыцарь без страха и упрёка? Или тайный агент Альбуса Дамблдора? А может и вовсе пришелец из иного мира?
Кто же вы, мистер Локхарт?
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 3. Майские Мумии

1 мая 1987 года, Москва

 

Конверт сам собой влетел в кабинет и плюхнулся на полированную столешницу, после чего сложился в губы и сообщил.

— Адресная почта!

Сидевший за столом грузный, но совсем ещё нестарый мужчина примерно с минуту смотрел на конверт, словно пытался заглянуть внутрь, не вскрывая. Затем все же прикоснулся палочкой к печати, и кабинет озарило вспышкой. Конверт открылся, и мужчина, достав оттуда лист, начал читать.

 

«Разлюбезный мой Борис Игнатьевич, снова пишу вам, раз выдалась свободная минутка. Жить без вас не могу, как глаза закрою, так и представляю, как идете вы с ведрами к колодцу и призывно так на меня смотрите. А погода у нас тут отличная, только жарковато немного. Засим откланиваюсь, дела».

 

Борис Игнатьевич, вздохнув, достал новейший дешифратор, выполненный в роли медальона, и приложил его к листу шифрограммы. Буквы, подумав, начали перебегать и меняться, складываясь в новые слова.

 

«Шефу. Иду по следу среднего Совушкина в Мексике. Все серьезно. Подробности после внедрения в стрип-бар «Крученая Сиська».

 

Борис Игнатьевич протянул руку, и одна из папок в шкафу вспорхнула с места, подлетев к нему. Распечатав ее заклинанием, он аккуратно положил расшифрованное послание к его собратьям, еще более кратким и лаконичным.

 

«27.04. Одесса. Братья ушли через границу в Румынию».

«28.04. Местная диаспора кровососов переправила их в Европу».

«29.04. Эдинбург. Старший Совушкин ликвидирован».

«30.04. Новый Орлеан. Младший ликвидирован».

 

Он постучал пальцами по столу, еще раз посмотрел на текст.

— Мексика?

После чего встал и прошелся по кабинету. За окном плыла первомайская демонстрация, красные транспаранты, счастливые лица. Горожане, разумеется, не видели заколдованного здания МагБезопасности, и уж тем более вывешенного на нем транспаранта «Мир, труд, магия!»

— Мексика, — повторил он.

Как продолжение маршрута бегства Мексика выглядела логично, но что там мог делать последний из оставшихся в неживых братьев Совушкиных? Не прошло и месяца, как в Москве было вскрыто и ликвидировано гнездо вампиров. Жадность и неуёмность их едва не привели к падению Статута, но после раскрытия гнезда часть вампиров успела скрыться и удариться в бега.

Но все же, не доверять сообщению не было причин. Агент с кодовым именем «Ольга» относилась к Высшей категории, тем, кто всегда доводил задания до успешного финала, невзирая ни на какие трудности и препятствия. Спортивное телосложение, хорошая подготовка, приятная глазу внешность — Ольга вполне могла выступать и в стрип-баре, отодвинув в сторону моральные принципы, раз уж это требовалось для дела. Правда, она была уже далеко не юной красавицей, но кто знает этих мексиканцев, может, их там потянуло на белокожую экзотику, и блондинок с третьим размером?

Нет, нет, нет, дело было в другом. Внедрение! Зачем Ольге потребовалось внедряться куда-то, да еще и в стрип-бар? Неужели в деле замешаны другие волшебники? Гнездо обычных вампиров Ольга выжгла бы и сама. Разведка? Ольга умела перекидываться в сову, прятаться среди них даже от других волшебников, и даже разносить почту, по крайне мере девять лет назад она провела месяц на совятне в Норвегии, и никто её не раскрыл. Но что тогда? Ей потребовался контакт вживую для подтверждения? Все это были лишь догадки, ясно пока что было только одно: Ольга не будет сидеть без дела, а значит, можно вскоре ожидать подробностей.

— И все же, разлюбезная моя Ольга Матвеевна, ждет вас выговор, — пробормотал Борис Игнатьевич, возвращаясь к столу.

Ольга Ольгой, а у МагБезопасности и без нее хватало и других дел.


* * *


2 мая 1987 года, бар «Крученая Сиська», Мексика

 

Ольга подглядывала из-за условных кулис за выступлением Анхелы (хороша, чертовка!), которая яростно крутила своей кубинской попой и трясла смуглыми сиськами под одобрительные хриплые и прокуренные возгласы дальнобойщиков и байкеров. Одновременно с этим Ольга курила, вставляла реплики вида «ага» и «да ладно» в энергичное тарахтенье Лары, несостоявшейся кинодивы и звезды Голливуда, осматривала зал и посетителей, и думала о том, что зря ввязалась во все это.

Нет, когда она отправляла послание Шефу, все выглядело логично.

 

Визуальный осмотр бара совой не дал ничего, ну разве что на архитектуру бара налюбовалась, да посмотрела, как с автобана, идущего через всю Мексику, к бару сворачивают фуры и мотоциклы. Дело было как раз ночью, в самый разгар работы заведения — «от заката до рассвета», как гласила надпись под вывеской с изображением тех самых крученых сисек. Внутрь забираться — насторожить всех — ибо ну какие еще совы в Мексике? — а значит, дать шанс опять сбежать. Аналогично и с вариантом «в наглую зайти через парадный вход», вампиры разбегутся же просто — бар и прилегающие строения, склады и бараки, раскинулись широко, на месте в пустыне экономить не надо, так что замучаешься бегать и собирать.

Значит, что? Значит, надо забраться внутрь, да так, чтобы не возбуждать подозрений, то есть под видом персонала. На смуглую мексиканскую кухарку и пышнотелую официантку, опять же из местных, Ольга ну никак не тянула, а прибегать к зельям не хотелось — новое тело с другим центром тяжести в бою может стать причиной фатальной ошибки, так что оставался только один вариант, но зато вполне доступный. Косметики на лицо, одежду припорошить пылью, декольте шире... м-м-м, денег нет, предложить отработать натурой, заодно никто не будет возмущаться, что она особо танцевать не умеет. Так, ноги немного сбить, вроде как она всю ночь шла от границы, бла-бла-бла, помогите бедняжечке!

По расчетам Ольги, у нее впереди будет полдня (с утра ломиться не стоит — только закрылись, могут и послать прочь), чтобы осмотреться уже на месте, изнутри. Потом, пока все будут заняты вечером и ночью — проскользнуть, найти, выполнить задание. Но кто же знал, что её мало того, что сразу примут с распростертыми объятиями, так еще и загонят немедленно в компанию других стриптизёрш, чтобы те помогли ей привести себя в товарный вид, обучили основам танца, а также разъяснили особенности нарядов?! Не вырваться, не осмотреться, да еще и непрерывные расспросы, откуда бедняжечка Хельга взялась, да что с ней случилось, вперемешку с местными сплетнями, о всяких там Педро и Рикардо, кто с кем, да кто кого.

Только и пользы, что вроде как в коллектив влилась.

 

— Давай, подружка! — хлопнула Ольгу по спине Лара, едва не выбив сигарету изо рта. — Не тушуйся! Или тушуйся, местная публика любит инженю, сыграешь, как следует, и у тебя трусы порвутся от долларов!

Следующий хлопок вытолкнул Ольгу на «сцену», с которой только что, под бурные аплодисменты, сошла практически голая Анхела. Во всяком случае, эта веревочка вместо трусов на одежду ну никак не тянула. И самое постыдное, что на Ольге были точно такие же веревочки. И костюм развратной медсестры, с фонендоскопом, кучей застежек, кнопочек, и полами халата, едва прикрывающими поясницу.

— Детка, выходи за меня замуж! — крикнул кто-то в тишине.

Ольга стрельнула глазами в сторону крикнувшего, затем быстро обвела взглядом зал. Проклятая паранойя! Среднего Совушкина нигде не было видно, зато едва ли не каждый первый из сидящих в зале выглядел вампиром. Взгляд Ольги метался между столиками — вампиры! Они повсюду! — и в то же время она понимала, что это лишь паранойя и желание быстрее выполнить задание, найти среднего Совушкина. Заезжие байкеры и дальнобойщики, бородатые, татуированные, мускулистые, ну какие из них вампиры? И сидящие ближе всего к сцене, у них не было признаков вампиров, а в глубине зала, наполненного сигаретным дымом, паром от остромясных блюд, и запахом специй, и погруженного в полутьму (ярко освещена была только сцена с шестом) могло и не такое померещиться. Тем не менее, Ольга остро пожалела, что вынуждена была, из соображений безопасности, оставить палочку, на сцене ведь её никуда не спрячешь.

— Здесь только для дальнобойщиков и байкеров, приятель! — раздался голос вышибалы снаружи.

— Моя жаба проехала четыре тысячи километров, она уж точно дальнобойщик! — раздалось в ответ.

Все продолжали пялиться на Ольгу, затем, практически синхронно, снова заиграла энергичная музыка, и зал взорвался выкриками. Смысл их сводился примерно к тому, что хватит скромничать, пора кое-что показать и потрясти, и станцевать на коленях, и показать свои белокурые прелести. Борис Игнатьевич всегда говорил, что для сотрудника МагБезопасности нет ничего невозможного, и Ольга начала двигать руками и ногами, подражая Анхеле, не отрывая взгляда от входа, чтобы не смотреть на посетителей и успокоить разыгравшуюся паранойю. Поэтому она не столько услышала, сколько угадала удар об стену.

Затем в дверь вошел некто в широком сомбреро, дорожном пончо и с жабой желтовато-бурого цвета на плече. Он приподнял шляпу, и его взгляд встретился с Ольгиным, а лицо расплылось в настолько самодовольно-похабной улыбке, что у Ольги опять все зачесалось от желания выхватить палочку и засветить заклинанием прямо в эти голубые глаза. Парень прошел вперед, попутно успев тиснуть пару официанток за пухлые задницы и заказать себе выпивки, и нагло уселся за ближайший к сцене столик, почему-то остававшийся пустым.

О да, вот чего мне не хватало в этой жизни! — прочитала Ольга по губам его реплику. Говорит по-английски. Американец?

Попутно парень снял сомбреро, явив миру золотистые кудри и европейскую внешность. Ольга танцевала, взгляд парня не отрывался от ее извивов, особенно напряженно следя за декольте и постепенно расстегиваемым халатиком. Принесли пиво и текилу, парень тут же усадил официантку себе на колени, облапал, при этом не отрывая взгляда от Ольги, и словно подталкивая ее, поторапливая быстрее раздеться. Жаба его, поедавшая вместо мух и комаров сочный рогалик с солью, тоже пялила свои буркалы на Ольгу, словно не могла отвести взгляда.

Такие смуглые красотки лучше всего идут с темным пивом! — сообщил парень официантке.

Та хихикала и не спешила вырываться. Правда, почти сразу же подошел огромный мексиканец с не менее огромными усами, покрытый татуировками так, что кожи не было видно. Он что-то приказал официантке, и та неохотно слезла с колен парня, отправилась дальше. Музыка гремела. Дальнобойщики орали. Златокудрый и мексиканец выпили, потом синхронно заржали над какой-то шуткой. Жаба пучила глаза. Ольга танцевала, и неизбежный момент скидывания халатика все же настал. В зале как-то сразу стало тише, и одобрительное кваканье жабы прозвучало особенно громко.

 

— Я — Гилдерой Локхарт, великий и неповторимый писатель, повелитель жаб, гроза злодеев и любимец женщин! — заорал златокудрый, срываясь с места.

В прыжке он опрокинул стол, и тот завалился на татуированного мексиканца, немного придавив. Могучий прыжок закончился прямо возле Ольги, и руки этого самого Локхарта немедленно ухватили ее за сиськи. От него разило перегаром, и выглядело все так, словно он ухватился за Ольгу, чтобы не упасть.

— А ну убрал лапы, козёл! — возмущенно заорала Ольга, пытаясь одновременно пнуть незваного ухажера и не дать сорвать с себя имитацию лифчика.

Гилдерой пьяно отшатнулся, взмахнул рукой, и лезущий на сцену мексиканец отлетел в зал, получив по морде, и в падении придавил еще двоих, лезущих за ним следом. Не успела Ольга подумать, что как-то многовато стало людей рядом, как Гилдерой предпринял новый шаг.

— Богиня! — провозгласил он, делая шаг вперед.

Ноги его запнулись, и он упал, прямо к туфлям Ольги. Над головой его свистнуло что-то острое и металлическое, выбежавшие помочь Ольге стриптизерши дружно завопили в ужасе. Она невольно посмотрела в сторону зала и тоже завизжала, но скорее от злости на саму себя. Паранойя?! Три ха-ха! На сцену в несколько рядов надвигались вампиры, переставшие скрываться, скалясь и показывая клыки. На заднем фоне орал какой-то дальнобойщик, в горло которому впились сразу двое, со стороны кухни выбегали еще вампиры, включая кухарок и официанток. Сидевшие возле сцены, те, что не показывали признаков вампиров, повскакивали, двух порвали сразу, остальные кое-как отбивались, размахивая ножами и табуретками.

— Не волнуйтесь, дамы, меня хватит на всех! — пьяно заверил всех Гилдерой, поднимаясь на ноги, покачиваясь и хватаясь за сиськи визжащих стриптизерш.

Ольга отступила еще, собираясь скрыться за спинами девушек и добраться до палочки, но с той стороны выскочила пожилая уборщица, скалясь огромными клыками и что-то шипя. Еще пара стриптизерш тоже явила миру свою сосущую сущность, кровожадно скалясь и примеряясь к шеям бывших подруг.

— Новенькую не трогать, она моя! — раздался выкрик. — Я из нее лично всю кровь высосу за своих братьев!

Ольга развернулась, средний из братьев Совушкиных указывал прямо на нее! И мало того, что указывал, явно командовал остальными! Все моментально стало ясно, и Ольге захотелось закрыть глаза и застонать от собственной глупости и беспечности. Она сама, сама залезла в огромное гнездо вампиров, сама отложила палочку и разделась, чтобы ее было легче... жрать, и теперь из-за неё погибнут все остальные, стриптизерши и байкеры, кто относился к людям, и даже этот дурак Локхарт со своей жабой! Скорее всего, её опознали еще на входе и дальше просто и бесхитростно заманили в ловушку.

— Что-то тут темновато стало, — пьяно и громко заявил Гилдерой, шагая вперед.

Все произошло стремительно, буквально на глазах у Ольги. Широкоплечий байкер, зажимавший левой рукой шею, а правой размахивавший ножом (размером с добрый мачете), пятился от вампиров, мешая остальным отбиваться и оттесняя их спиной вглубь сцены. Гилдерой, шагнув вперед, подсек байкера под ногу и одновременно с этим толкнул его в спину. Огромное тело рухнуло вперед лицом, снизу донесся писк придавленной уборщицы-вампира, тут же усилившийся, когда Гилдерой ступил на спину байкера, покачиваясь и пропуская мимо себя удары вампиров. Жабы не было видно, и Ольга зачем-то оглянулась в поисках земноводного, и это её и спасло.

— Люмос Солем! — заорал Гилдерой, пьяно размахивая руками. — Да будет свет, и воссияют сиськи!

Ольга непроизвольно закрыла глаза руками, настолько сильна была вспышка. Руки пьяненького писателя мелко тряслись, и яркий луч солнечного света хаотично метался по залу. Вопли сжигаемых заживо вампиров звенели в ушах, сливаясь с воплями ослепленных стриптизерш и матюгами байкеров и дальнобойщиков. Мгновение спустя до нее дошел истинный смысл выкрика, и она резко вскочила, ухватив первое, что попалось под руку — отломанную от стола ножку. Заклинание! Значит, у Гилдероя есть палочка! Даже если этому пьяному дураку повезло один раз, все равно нужно срочно отобрать, не дать вампирам разбежаться, спалить все это гнездо да быстрее!

 

Вампиры, надо заметить, думали точно так же и уже ломились прочь от сцены, те из них, кто выжил, успев закрыться одеждой или более несчастливыми собратьями. Ожоги, запах горелого тухлого мяса и вопли. Ольга ушла вбок от выпада дальнобойщика, который просто слепо махал монтировкой крест-накрест и орал.

— Не подходи! Не подходи!

Она рванула к Гилдерою, но промахнулась, тот споткнулся о труп и качнулся влево. Ольга пролетела мимо, насадив на ножку стола вампира, обожжённого, но живого, придавленного телами.

— Вингардиум Левиоса! — провозгласил Гилдерой. — Эй, вы куда? Представление еще не закончено!

Раздался стук, словно шел очень крупный град. Пытавшиеся сбежать вампиры бились в закрывшиеся ставни и двери. Затем они развернулись и закружились, побежали, обходя Гилдероя с боков.

— Я — Гилдерой, вам не сбежать, и зло я должен покарать! — провозгласил Локхарт.

Ольга опять промахнулась, и ножка стола в её руках раскроила череп набегающему с воплем одноглазому вампиру. Приободрившиеся и проморгавшиеся байкеры, дальнобойщики и стриптизерши восторженно заорали и тоже ринулись в атаку, размахивая всем подряд, что под руку подвернулось. Ольга ещё раз попробовала напрыгнуть на Гилдероя сзади, но тот внезапно развернулся, и получилось так, словно Ольга сама прыгнула ему в объятия, да еще и подставила сиськи, чтобы их было удобнее мять!

— Извини, красавица, — белоснежно улыбнулся Гилдерой, — но победу праздновать еще рано!

Он закрутил Ольгу, и та сбила набегавшего со спины вампира, а сам Гилдерой еще раз ударил заклинанием света, прямо в клубок из тел. Затем все смешалось, вампиры сумели прорваться, они дрались, все орали, в какой-то момент Ольга чуть сама не вцепилась зубами в вампира, брызгала кровь и разваливались внутренности. Затем всё закончилось, навалились усталость и эйфория.

Потом они пили всё, что попадалось под руку, промывали и зашивали друг другу раны, парочка байкеров и одна стриптизерша, из местных, все же перекинулись после укусов, слишком сильно их порвали и заразили, и пришлось и их упокаивать. Потом они снова пили, закусывая овощами (к мясу никто не притрагивался), и Ольга смутно помнила, что профессионально танцевала стриптиз прямо на столе, ничуть не смущаясь тому, что на ней из одежды — две веревочки. Гилдерой и остальные орали одобрительно, хлопали, сам Локхарт обнимал Анхелу и Лару, дирижировал палочкой, колдовал, как не в себя, и хохотал, наплевав на Статут, и Ольге тоже было плевать на Статут, а остальным было плевать, что рядом с ними колдуют. Кто-то из стриптизерш зацеловывал довольно квакающую жабу, у которой обнаружились зеленые пятна на пузе, уговаривая превратиться в ещё одного принца.

А затем Ольга, кажется, упала со стола и потеряла сознание.

 

3 мая 1987 года, бар «Крученая Сиська», Мексика

 

Пробуждение было тяжелым, мягко говоря. Сильнее всего давила рука Гилдероя, лежащая поперек груди Ольги. Рука сжимала палочку, и Ольга ощутила приступ головной боли, припомнив кое-что из событий вчерашнего вечера. Проклятье! Нужно было срочно зачистить память свидетелям, о вампирах... и всем остальном. Отправить донесение шефу об успешной ликвидации последнего Совушкина, не забыв убрать ту часть, где она проснулась обнаженной в постели с голым Локхартом.

Она выскользнула из-под руки Гилдероя и попробовала отобрать у него палочку, но тот сладко зачмокал во сне, попробовал нащупать сиськи Ольги и перевернулся, поджав палочку под себя. Вроде бы случайность, но Ольга внезапно припомнила вчерашние приключения и чуть не зашипела. Случайно! Нет, её точно опоили зельем глупости в этой чертовой Мексике! Случайность! Чтобы вот так все разыграть под пьяную случайность, нужно было иметь подготовку не хуже... нет, лучше, чем у самой Ольги, все-таки она никогда не была чистым боевиком.

Она вперила взгляд в загорелую спину и задницу Гилдероя, но тот и не подумал просыпаться. Можно было не сомневаться, даже подставь она сейчас сиськи (чтобы Гилдерой полез их лапать и выронил палочку), то ничего у нее не выйдет. Какая-то случайность, и палочка ей не достанется, но зато Гилдерой ее обжамкает со всех сторон, да еще и «проснётся», вроде как Ольга добровольно на него сама прыгнула. Нет уж, проще было и дальше разыгрывать неведение, делать вид, что поверила в случайность всего произошедшего.

 

Она оглянулась, нашла какую-то юбку и пончо и отправилась осматривать бар и все остальное. К счастью, палочка самой Ольги так и лежала в помещении стриптизерш, и безразмерную сумочку никто не тронул, так что нашлось и чем вылечиться, и во что переодеться. Быстрый забег по бару показал, что все ещё спят, и Ольга быстро подчистила им память, благо работать с затуманенным и похмельным, не сопротивляющимся сознанием было легче. Последней была Лара, валявшаяся в обнимку с сумкой Гилдероя и его жабой, но едва Ольга к ней подошла, как жаба приоткрыла один глаз и ехидно квакнула.

 

— Неплохо погуляли, — раздался голос со спины, когда Ольга закончила обработку Лары.

Гилдерой подкрался сзади совершенно незаметно, и Ольга окончательно уверилась, что перед ней матерый боевик. Но жаба? Четыре с половиной тысячи километров? Ядовитые жабы Амазонки? Жаба, словно уловив ее мысли, опять насмешливо квакнула, и перепрыгнула ему на плечо.

— Что теперь делать будем? — спросил Гилдерой.

Проверяет? Подозревает? Ольгу так и распирало залепить ему Обливиэйтом в лицо, но теперь она была уже не так уверена в успехе. Провоцирует?

— Я тут вообще случайно оказался, — зевнул Гилдерой и почесался шумно.

Ольга неожиданно поняла, что под пончо он голый.

— Случайно? — переспросила она.

— Ну да, я просто не мог пройти мимо бара, в названии которого есть слово «Сиська!»

Это было настолько нелепое объяснение, что Ольга окончательно уверилась: её проверяют. Непонятно было, кто перед ней — вроде бы она знала всех своих коллег, особенно из Европы — но следовало подыграть. Разузнать больше, тем более, что ей всё равно предстояло сидеть на месте — ждать ответа от Шефа и прибытия мексиканских магов.

 

— Так, — начала загибать пальцы Ольга, — память я всем подчистила, и лучше нам не распространяться, как мы тут нарушали Статут.

— Бесстыдно нарушали, я бы сказал, — ухмыльнулся Гилдерой, а Ольге опять захотелось его треснуть.

— Бар, конечно же, придется закрыть...

— Что? — возмутился Гилдерой. — Закрыть такой чудесный бар?

«Где нас чуть не сожрала толпа вампиров», — мысленно добавила Ольга, подумав некстати, что случайно или нет, но Гилдерой все же спас её дурную голову и задницу от самого эпического провала в истории МагБезопасности. Сожрана вампирами во время стриптиза! Над ней смеялись бы и сто лет спустя! И все же, мастер маскировки прокололся, выдал свой опыт — продолжай он разыгрывать роль неосведомленного случайно проезжего мага, тут же согласился бы все закрыть и сжечь, чтобы забыть вчерашний ужас.

— Нет, нет, нет, — решительно махнул рукой Гилдерой. — Никакого закрытия! Скажем, м-м-м, что я купил бар, деньги у меня есть... наверное. Вчерашнюю попойку выдадим за празднование покупки, и продолжим работу! Я уже как-то держал бар в прошлом, так что разберемся!

Ольга мысленно отметила еще прокол — где это он мог держать бар в таком возрасте? — но вслух сказала совсем другое.

— В любом случае надо разобрать тут все, связанное с вампирами, и спрятать до приезда команды из Мехико — вещественные доказательства нам не помешают. А дальше, как скоро они следствие проведут, но вряд ли тебе оставят бар.

— Даже так лучше, чем ничего, — отмахнулся Гилдерой, опять подтверждая подозрения Ольги.

Итак, ему нужен был бар, причем функционирующий. Зачем? Что-то спрятано в баре? Не просто гнездо вампиров, которое нужно было выжечь?

— Все? Ладно, я и Бунта в душ, а потом за работу, до вечера нужно тут все восстановить и поработать над танцами, — с этими словами Гилдерой подхватил жабу и удалился.

— Бунта? — переспросила Ольга, оглядываясь.

Разгромленный бар, спящие пьяные люди с подчищенной памятью, а значит, дезориентация и прочие побочные последствия в ближайшие дни. Гм, а ведь версия с покупкой могла пройти — сейчас стриптизерши и остальные поверят всему — неужели Гилдерой и это учёл? Но где он возьмет кухарок и прочий персонал? Впрочем, это его проблемы, подумала Ольга, глядя на оставшуюся лежать возле Лары сумку Гилдероя.

 

Она быстро удалилась в «административное крыло», не забыв рассыпать по полу хрустящих орешков и различных обломков. Шум предупредит ее о приближении, скажет, что осматривала здесь все, а сумку она прихватила для сохранности, и так далее.

— Что это? — спросила сама себя Ольга, вытаскивая пухлую кипу листов.

На самом первом листе красовалась огромная, гордая надпись «Аблапошывая Обаротней». Наверняка это зашифрованные записи, о разных миссиях и заданиях, решила она, заглядывая в текст.

 

«Обитает сия кусизябра исключительно на болотах, густо насыщенных белыми лилиями-насекомоловками, каковые в свою очередь питаются не только мелкими насекомыми, но и паразитируют на трупах».

 

— Трупах, ага! — почти торжествующе воскликнула Ольга, доставая новейший медальон-дешифратор.

 

«В результате такой диеты организм кусизябры оказывается насыщен особым веществом, приводящим к параличу жертвы при укусе (см. сноску)».

 

Машинально щелкая по медальону, чтобы тот активировался, Ольга посмотрела сноску.

 

«На женщин укус кусизябры, в определенные интимные точки, действует как сильнейший афродизиак, делая женщину по настоящему ненасытной в постели».

 

— Сейчас мы узнаем, что скрывается за этими трупами и кусизябрами!

С этими словами Ольга приложила дешифратор к верхнему листу в стопке. Обвела взглядом помещение — шкаф, стол, пара стульев, смотреть особо и не на что. Типичная уловка вампиров — помещения для отвода глаз, настоящее все в каких-то тайниках, бункерах, укрытиях, гарантированно скрытых от солнца. И эти укрытия надо будет потом поискать отдельно, отметила для себя Ольга.

— Бздынь! — тихо звякнул медальон, сообщая о завершении дешифровки.

«...ненасытной в постели», прочитала она и поморщилась. Сложный случай! Она увеличила мощность до максимума, и медальон аж завибрировал в ее руках. После чего сказал «пфух!», а потом снова «бздынь!»

«...ненасытной в постели», эти слова почему-то опять первыми бросились в глаза Ольге.

— Проклятье!

По заверениям разработчиков из НИИЧАВО, дешифратор должен был вскрывать любые подобные шифры, тексты, комбинации, на любом языке, и Ольга уже проверила хитрое устройство, убедилась в его работоспособности. Значит, это был просто текст? Или такой хитрый шифр, что не поддавался даже новейшей разработке отечественных магов. Ольга начала быстро перебирать листы, стараясь ухватить самое важное из текста, пока не вернулся Гилдерой.

— Ох, — сказала она минуту спустя.

Еще минуту спустя она протянула:

— Ах ты ж хитрая жопа! — и закурила.

Еще через минуту она уже строчила послание Шефу, благо портативный магопередатчик — еще одна новейшая разработка — был у нее при себе, в безразмерной сумочке.

 

«Шефу. Операция по уничтожению братьев Совушкиных успешно завершена. Вскрыто и ликвидировано еще одно гнездо вампиров, необходимо будет задержаться для взаимодействия с Министерством Магии Мексики.

Запрашиваю полную разработку мага Гилдероя Локхарта по наивысшему приоритету. Двадцать с небольшим, блондин, синие глаза, британец, утверждает, что писатель, ходит с жабой, только что прибыл в Мексику из Южной Америки. Отличная подготовка, умело притворяется бабником, пьяницей и неумехой, манипулируя случайностями. В рукописи книги, в незашифрованном виде, изложены подробности нахождения и ликвидации Мексиканца. Со слов самого Гилдероя, рукопись планируется к отправке в Британию в ближайшее время, для издания. В связи с этим считаю весьма вероятным, что за Гилдероем стоит сам Альбус Дамблдор, и прошу учитывать это при разработке. Ольга».


* * *


— Мнэ-мнэ, очень, очень любопытно, знаете ли, — бормотал Ричард Даймон, вглядываясь в знаки, высеченные в камне.

Профессор Нумерологии, прибывший из Остина, столицы штата Техас, был сед и стар, говорил с пришептыванием, носил квадратные очки и был одет по моде вековой давности. Ричард снял с головы полуметровый цилиндр, достал оттуда скамеечку, блокнот, Прыткое Перо, после чего снова надел шляпу-цилиндр, не отрывая взгляда от двери, ведущей в пирамиду древних майя.

Дверь располагалась в полу кабинета главного вампира, и была обнаружена совершенно случайно, в ходе уборки. Вампиры обильно заливали входную дверь (больше всего напоминавшую по виду огромную каменную шестеренку) кровью, и вся эта спекшаяся и засохшая корка так воняла, что Гилдерой и Ольга синхронно схватились за палочки, едва увидев и унюхав это безобразие. В чем-то Ольга могла понять вампиров, ибо, чтобы открыть дверь, требовалось решить сложнейшее Нумерологическое уравнение, только от одного вида которого у Ольги заныли зубы и загудела голова. Лить кровь и приносить жертвы однозначно было проще и безопаснее для рассудка.

Поэтому Ольга сказала Гилдерою, что ничего не понимает в Нумерологии (чистая правда — в такой Нумерологии она точно ничего не понимала), что вполне укладывалось в её легенду, сообщенную ранее Локхарту: прибывший из Европы частный маг-детектив, нанятый родственником одной из жертв братьев Совушкиных. Увы, прикинуться блондинкой не получилось — Гилдерой, совершенно случайно, запомнил, что она колдовала вчера вечером.

— Профессор, вам нужна помощь? — спросил Гилдерой.

Ричард даже не обернулся. Прыткое Перо строчило в висящем в воздухе блокноте, перерисовывая уравнение и делая пометки по ходу записи. Сам профессор уже что-то измерял в самой двери, ловко орудуя волшебным сантиметром. Фанатик своего дела, казалось бы, то, что нужно для решения задачки. Но Ольгу смущало то, что от её упоминания о собственной некомпетентности в Нумерологии до появления профессора не прошло и трех часов. Неужели это совместная операция Британии и США?

— Пойдём, не будем мешать профессору, — потянул её Гилдерой, — тем более что у нас скоро открытие.

Ну да, ну да, её под благовидным предлогом, как бы невзначай удаляли с места операции. Впрочем, Ольга не особо сопротивлялась, фотографии двери и краткое описание находки она уже отправила Борису Игнатьевичу ранее.

— А удачно получилось, что твой медальон расшифровал надпись на двери! — радостно заявил Гилдерой уже в коридоре.

— Ага, удачно, — с кислым выражением лица согласилась Ольга.

Знала она одного такого мага, с длинной бородой, мастера выстраивания случайностей и совпадений в цепочку, необходимую для достижения результата. Лично она, конечно, с Дамблдором не сталкивалась, но на семинарах и курсах МагБезопасности наслушалась о нём достаточно. И то, как Гилдерой вчера уклонялся от её атак... ну да, совершенно случайно, конечно же!

 

Вечер прошел как в тумане — Гилдерой назначил Ольгу «богиней бара», то есть ответственной за всё в происходящее в зале. Сам Локхарт в одиночку поработал за повара, а потом еще и за вышибалу, когда три байкера начали выражать свое недовольство сократившимся количеством сисек и пива, и увеличившимся временем ожидания. Следующий день тоже выдался напряженным — приехали маги из Мехико, и долго крутились возле двери — шестеренки, к вящему недовольству профессора Даймона, у которого что-то там не сходилось в расчетах.

Но Гилдерой, вернувшийся с толпой местных, ну не красоток, но точно не страшилищ, быстро все урегулировал, добавив пачку очередных подозрений в копилку Ольги. Инспекторы забрали всё вампирское барахло и аппарировали как ни в чём не бывало. Новоприбывших пришлось срочно учить танцам, переделывать работу зала, и к вечеру Ольга опять валилась с ног, да ещё Гилдерой затеял проверки и мало того, что сам отплясывал на сцене, так еще и Ольгу втянул! Ну да, у неё не было ни минутки поговорить с Ричардом, отправить шифровку Шефу, который подозрительно молчал, проверить помещение на различные магические штучки, которые могли оставить инспектора из МинМагии Мексики. Совершенно случайно, конечно же.

Ольга ощущала, что попалась в сети какой-то коварнейшей, изощрённейшей ловушки, расставленной непонятно зачем Дамблдором и его учеником, но сил уже не оставалось, и, решив, что подумает об этом завтра, она уснула.

 

— Мнэ-мнэ, понимаете, что-то не сходится, — объяснял Ричард, водя пальцем по строкам. — Вместо изящного и стройного, как всё в истинной Нумерологии, ответа, получается какая-то нелепица! Ещё более громоздкая система уравнений! Вот, видите этот знак? Это обозначение нуля, древние майя о нем знали, и с него начинается вот эта спираль двойных цифр...

— Профессор, а вот тут у вас двойка написана, — неожиданно сказал Гилдерой, тыкая пальцем в блокнот. — А до этого была тройка!

Ольга, до того судорожно зевавшая в потолок, повернула голову.

— Конечно!!! — закричал Ричард несколько минут спустя. — Ну, конечно! Я так и знал! Никогда, никогда не покупайте Прыткие Перья из Канады! Вот оно!

Прыткое Перо быстро юркнуло в сумку, но профессору Даймону было не до него. Он схватил ручку, отбросил, вытащил карандаш, порвал лист, и начал писать прямо на двери — шестеренке, благо камню было все равно. Еще несколько минут лихорадочного постукивания грифеля, и Ричард получил какой-то ответ. Несомненно, простой и элегантный, на его взгляд. Зубодробительный и сводящий с ума, по мнению Ольги.

— Эврика! — вскричал Ричард, поднимаясь. — Раньше такие вещи проверяла моя ассистентка Хэлен, но она отказалась ехать сюда! Молодой человек...

— Гилдерой, — тут же ответил тот, не став, правда, добавлять, про любимца женщин и великого писателя.

— Да-да, Гилдерой, у вас, несомненно, огромные задатки к Нумерологии, так что, согласитесь ли вы стать моим ассистентом?

— Честно говоря, я не силен в Нумерологии, — признал Локхарт, — но я всегда готов учиться и считаю, что учиться надо у лучших в своем деле!

— Отличный подход! — одобрил профессор Даймон.

После этого, более не медля, он совершил какие-то манипуляции с камнем в нижней части двери, и тут же раздался низкий гул. Гилдерой отдёрнул Ричарда, и дверь ушла вниз, после чего сдвинулась вбок, словно собираясь вдвинуться туда. Ольга подсознательно ожидала скрежета и хруста — сколько тысяч лет дверь стояла без движения? — но нет, дверь неожиданно тихо вдвинулась в нишу.

— Люмос! — и Гилдерой первым заглянул вниз. — Тут какая-то лестница!

 

— М-м-м... мадам Ольга, не будете ли вы так любезны? — повернулся к ней профессор.

Круглая, по размеру двери, шахта, по стенам которой снижающейся спиралью шла лестница. Затхлый, неживой воздух, усиливающаяся тьма, непонятные древние тайны ничуть не пугали профессора, который отважно ринулся вперед. Почти сразу за ним прыгнул Гилдерой, не дал свалиться, и попутно, совершенно случайно, обнаружил надписи на стенах. Ну, а так как медальон-дешифратор, справляющийся с письменностью древних майя (как тут не погордиться передовыми достижениями магической мысли Родины?), был только у Ольги, то, разумеется, Даймон обратился к ней.

— Сумев войти сюда, ты доказал, что ты умён, — медленно начала читать Ольга сообщения дешифратора, в такт шагам. — Сия лестница — это спираль жизни, докажи же теперь, что ты мудр и не спускайся по ней вниз, туда, где правит тьма и где раскинулось царство мертвых. Не тревожь их покоя и не трогай их сокровищ, они принесут тебе лишь беду.

На последнем слова Ольга едва не уткнулась в шипы, торчащие из следующей двери — шестеренки.

— Свет! — скомандовал Даймон.

— Люмос Максима! — тут же откликнулся Гилдерой.

Ольга посмотрела на дверь. Ну да, кто бы сомневался? Очередное мозгодробительное уравнение из Нумерологии, да еще с какими-то астрономическими аспектами, у-у-у.

— Я присмотрю за баром и девочками, — поспешно попятилась Ольга.

— Вот видите, Гилдерой, — тем временем уже рассказывал профессор Даймон, — вот здесь и здесь, несомненно, расчетные части, которые мы решим первым делом и тем самым упростим всю систему, а уже потом прибегнем к расчетам факторов Марса и Венеры, так как...

 

Выбравшись наверх, Ольга первым делом ринулась к холодильнику. Жара и сиеста, в баре стояла почти мертвая тишина, и краем сознания Ольга даже на мгновение позавидовала Гилдерою и Ричарду: внизу, в шахте, по крайней мере, было прохладно. В этот момент пришел сигнал о поступлении шифровки из Центра, и Ольга бросилась к передатчику почти бегом.

 

«Ольге. Проверка показала, что события в последней книге Локхарта "Смертельный Сквиб" — подлинные. Маньяка-убийцу не мог изловить весь британский аврорат во главе с легендарным Грюмом. Тогда Локхарт вернулся на родину (был отозван?), провёл серию презентаций своих книг, в ходе которых — и это установлено абсолютно точно — имел длительную встречу с Дамблдором...»

 

— Совершенно случайно, оно само так получилось, — пробормотала Ольга под нос, продолжая читать.

 

«...после которой сделал несколько денежных переводов. Отследить транзакции не удалось — гоблины, — но то, что переводы были за рубеж — это факт. После этого Локхарт виртуозно внедрился в семью Пьюз, втёрся в доверие к матери-одиночке, воспитывающей сына-сквиба. И за жалкие пару месяцев сделал то, что не удавалось всему аврорату уже несколько лет. После чего, разумеется, бросил мисс Пьюз и отбыл в Южную Америку.

Ликвидация Мексиканца подтверждена. Неизвестно, где именно в Южной Америке Локхарт пробыл эти несколько месяцев, но очевидно, что ему удалось распутать след Мексиканца, который привёл его в «Кручёную Сиську». Не исключено, что вампиры работали на Мексиканца, обнаружившего пирамиду и пытавшегося найти способ открыть ее, не прибегая к уравнениям Нумерологии.

Операции «Пирамида» присваивается наивысший приоритет. Наблюдать. Ничего не предпринимать. Войти в тесный контакт с Локхартом, судя по книге, он неравнодушен к блондинкам с формами».

 

Ольга, уже накидывавшая в уме просьбу прислать братьев Ивановых, под видом матерых Нумерологов, прочитав последнее предложение, издала низкий рык.

— И ты, — тут слова смешались, и вместо Бориса или Брута, вышло нечто среднее, — Брус!

Она уже хотела настрочить гневный ответ, но обнаружила, что не дочитала.

 

«Докладывать предельно кратко, на связь выходить только в случае крайней необходимости. Есть основания считать, что шифросвязь скомпрометирована. Борис Игнатьевич».

 

Гилдерой охотно вошел в тесный контакт, и не один раз.

 

«Шефу. Вошла в контакт. Пирамида открыта. Ольга»


* * *


Вечером следующего дня, шестого мая, в баре появились три немецких туриста, совершенно случайно проезжавших мимо. Совершенно случайно Ольга знала одного из них, проходившего в картотеках МагБезопасности под псевдонимом «Гюнтер». Надо полагать и Гюнтер знал «агента Хель», но ничем не показал этого, притворяясь, что путешествует тут с супругой, белокурой фройнлян, явно привыкшей сворачивать головы не только курицам и метать скалки, ножи, топоры и прочие вещи, оказавшиеся на кухне под рукой.

— Отто, друг мой! — раздался возглас профессора Даймона.

Пока два профессора Нумерологии возбужденно обсуждали какие-то свои профессиональные вопросы, Гюнтер и его фройляйн цепко осматривались, посматривая внимательно на Ольгу, которая, в свою очередь, делала вид, что руководит репетицией, а сама помаленьку вытаскивала палочку. Ситуацию разрядил Гилдерой, тоже наблюдавший за репетицией и что-то быстро писавший мелкой кисточкой в тетради. Он подхватил Гюнтера и потащил его к бару, и вскоре оттуда уже доносились хвастливые возгласы Гилдероя, показывавшего жестами, то ли размер пойманной рыбы, то ли диаметр колес у дальнобойной фуры.


* * *


На следующий день приехали профессор Жильбер из Канады и профессор Хуан-Алонсо-Гарсия из Гранады, и тоже не одни. Затем приехал профессор с Кубы, и из Бразилии, а также Перу и Аргентины, Франции, Швеции, Польши, Турции, Индии, Китая, и еще доброй дюжины стран. Бар, конечно, раскинулся привольно, но все же гостиницей не был, и в ход пошла магия, особенно в части Трансфигурации и чар расширения пространства.

Разумеется, приехавшие были профессорами Нумерологии, Ричард Даймон их всех знал и горячо приветствовал, сразу тащил вниз, на ходу возбужденно неся какую-то высоконаучную тарабарщину. Сопровождавшие профессоров, все эти племянники, друзья и случайные попутчики, тренированные мужчины и женщины, с палочками в карманах, как правило, садились за столики или шли к бару, где за стойкой стояла Ольга. Большую часть приехавших она знала, как минимум, по агентурным кличкам и «совместным делам». Этого она сбросила в пропасть в Гималаях во время гонки по отвесной ледовой стене к воротам Шамбалы, вон у того из-под носа украла волшебный бриллиант Кухулина, с этим схлестывалась на дне Средиземного моря за амфоры Дельфийского пророка, сидящего за дальним столиком едва не перевербовала в МагБезопасность, а его соседу подкладывала простушку «Ингу из Швеции», которая высасывала информацию, как пылесос. С Жан-Жаком они сидели как-то в кафе, за одним столиком, наставив под столом палочки друг на друга, а с Анитой сталкивалась в Брюсселе, на выставке картин, среди которых затесалась магическая карта, оказавшаяся в итоге подделкой — тюрьмой для сводящего с ума полтергейста-боггарта.

Разумеется, все они тоже знали Ольгу, «агента Хель», но не подавали вида.


* * *


— Чем занят? — спросила Ольга.

— Художественной резьбой по кактусу, не видишь, что ли? — возмущенно ответил Гюнтер.

— А наушники зачем?

— Ван Клиберна слушаю! Он придает мне вдохновения и творческого настроя!

— Понятно, — Ольга сделала понимающее лицо и пошла дальше.

Неподалеку кто-то отбивал поклоны на коврике. Коврик пищал и подмигивал лампочками. Могучий Олаф рыл яму, яма тихо ругалась и требовала не размахивать лопатой, а то прием сигнала неустойчивый! Кто-то перекрывал крышу бара, наблюдая за остальными, в сарае с инструментами два агента под видом бурной страсти передавали сообщение в такт движениям тел.

— Пейзаж рисуешь? — спросила Ольга у Аниты.

— Точно, — ответила та напряженным голосом.

При виде Ольги она села прямо на передатчик, чтобы прикрыть его своим телом, и куда-то скрыть длинную антенну.

— Ключ на двенадцать! — у другого сарая Вацлав и Кристина делали вид, что ремонтируют машину.

Отсутствие колес и двигателя у запыленного остова кузова их ничуть не смущало.

Сама Ольга, памятуя указания Шефа (а как объяснить слёт агентов, если не компрометацией шифросвязи?), отправляла лишь короткие сообщения, не содержавшие практически никакой полезной информации. Просто, чтобы все считали, что «агент Хель выжидает» и сами не суетились зазря, и чтобы Шеф был в курсе — она жива и в состоянии пользоваться передатчиком.


* * *


При этом все, просто абсолютно все (Ольга и сама занималась тем же, что и остальные: шпионила, подслушивала и наблюдала) были уверены, что происходящее дело рук «агента Хель», и тихо осуждали наглость русских, опять решивших провернуть какую-то свою операцию в Мексике под нелепыми и формальными предлогами. Но вслух никто не возмущался, все разыгрывали археологов, занятых раскопками древних кактусов в пустыне за баром, и даже регулярно ходили туда с лопатами и махали ими, обычно под вечер. Причина такого энтузиазма была проста, понятна и подслушана Ольгой еще в первый вечер наплыва «археологов».

Сокровища древних!

Не говоря уже о ставших классикой первых экспедициях вглубь пирамид Египта и раскопок Шлимана, который помимо Трои нашел еще и много чего интересного магического, применявшегося в той осаде (стены Трои не зря считались неразрушимыми, и магам древних греков пришлось как следует извернуться и вылезти из хитонов, прежде чем они сломали чары), были и более свежие прецеденты. Например, в прошлом году, на полуострове Юкатан на юге Мексики — где, собственно и обитала в своё время цивилизация майя, соседствуя с ацтеками — была обнаружена схожая пирамида. Агенты Министерства Магии Мексики первыми проникли внутрь и вынесли львиную долю всевозможных артефактов, записей, заготовок и сокровищ, помимо всякого там золота и драгоценных камней.

Поэтому агенты оживленно обсуждали вариант, что пирамида, обнаруженная под баром «Крученая Сиська» специально вынесена на север, вне привычного ареала обитания майя, чтобы наверняка сохранить спрятанные там сокровища, а значит, этих сокровищ там должно быть просто под завязку, сверху донизу. Сложность охранных чар и запечатывание уравнениями Нумерологии только подкрепляли уверенность агентов в нахождении сказочных богатств. Профессора тоже вносили лепту, правда, они больше рассуждали о сокровищах знания и Нумерологии, но главное, что слово «сокровища» звучало там и сям. Предупреждения о том, что не стоит тревожить покой мертвых, воспринимались как привычный антураж — подобного рода надписи имелись практически во всех захоронениях, у всех народов по всей Земле.

 

При этом единственным равнодушным к «золотой лихорадке» оставался только заваривший эту кашу, то есть сам Локхарт (что дополнительно укрепляло Ольгу в её подозрениях). Гилдерой пил, ел, ухлестывал за приезжими девицами, писал свою книгу, работал на кухне и помогал профессору Даймону, идеально делая вид, что не замечает происходящего в баре.

Пожалуй, это было единственным, что примиряло Ольгу с проживанием в баре, под завязку набитом госагентами различных Министерств, а также с тесными контактами с Гилдероем. Она просто ухохатывалась мысленно, наблюдая, как беспечно Гилдерой оставляет то тут, то там свою рукопись, регулярно ищет «потерявшуюся жабу», особенно в постелях у девиц, забывает закрыть дверь в свои апартаменты, чтобы агентам было легче их обыскивать и вести наблюдение, а также втирается к ним в доверие и под видом пьяных разговоров выведывает государственные тайны.


* * *


Внизу, под землей, тоже шла гонка за сокровищами, на свой лад, разумеется. Ольгу с ее дешифратором регулярно звали на помощь и «перевод» уравнений, что давало ей прекрасную возможность по наблюдению за ходом работ, при этом без необходимости торчать в пирамиде непрерывно.

 

— А я говорю, что здесь необходимо двойное интегрирование по контуру Юпитера! — кричал смуглый, как головешка, профессор из Индии, Аджит Амар.

— Но позвольте, коллега, ведь здесь у нас имеется открытый прорицательский коэффициент Кассандры, и значит интегрирование недопустимо! — орал в ответ представитель Турции, Коркют Юсуф, багровея от ярости.

— Какое еще интегрирование? — фоном возмущался пожилой араб, чье имя Ольга никак не могла вспомнить. — Какое еще интегрирование? Ведь совершенно ясно, что здесь все сводится к уравнению Фламеля-Бозье, с последующим раскрытием через квадрат Венеры!

Стоявшие рядом с ними агенты напряженно держали руки в карманах, поглядывая на Ольгу. Но в момент наивысшего накала страстей, подошел четвертый профессор и невозмутимо начал выводить решение прямо на каменной стене. Троица, уже собиравшаяся вцепиться друг другу в глотку, бросила спор и начала следить за четвертым, чтобы тут же начать указывать и тыкать пальцами в уравнение на стене.

— Вот здесь не хватает производной!

— Вот здесь нет поправки на астрономическое смещение звезд за эти годы!

— Постойте, но это же получится магический предел, стремящийся к максимальному насыщению, и если мы примем пирамиду за замкнутое пространство и абсолютно немагическую фигуру, то сможем рассчитать значение!

Ольга свернула за угол и вздохнула, слишком уж много Нумерологии было вокруг. Даже Гилдерой пару раз в постели брякнул нечто вроде «Как мне нравится стремиться к твоему экстремуму!» и «График твоего тела посрамит любую синусоиду!»

Присутствуй здесь профессор Нумерологии из России с парой помощников, было бы легче, но Шеф коротко сообщил, что «кина не будет», бросить бар было невозможно — приказ все того же Шефа! — и Ольге оставалось лишь терпеливо ждать развязки этой истории.


* * *


15 мая 1987 года, бар «Крученая Сиська», Мексика

 

Душа моя рвётся к вам, ненаглядный вы мой Борис Игнатьевич, как журавль в небо. Однако, случилась у нас небольшая заминка. Полагаю, суток на трое, не более. И разнежилась я тут, на горячем солнышке, словно наша кошка Муська, на завалинке. Сижу, ни в чём беспокойства не испытываю.

Отметить надобно — народ здесь подобрался покладистый, можно сказать, душевный, с огоньком, так что живу и ни о чём не вздыхаю, кроме как об вас, единственный и незабвенный Борис Игнатьевич!

Так что вам убиваться не советую. Напрасное это занятие.

 

Ольга аккуратно вывела последнюю букву и, ухмыльнувшись, свернула послание в трубочку и сунула в передатчик, который тут же заморгал многочисленными лампочками и негромко загудел. Довольно потянувшись, словно после долгой, трудной но приятной работы, она опустилась на кровать, свернулась клубочком под тонким одеялом и вскоре заснула. Даже во сне с лица её не сходила улыбка.


* * *


— А я говорю, «Муська» — это позывной их резидента в Израиле! Я с ней сталкивался, когда фарисеи опять не поделили что-то с… — Жан-Жак вскинул глаза и замолчал, увидев спустившуюся в главный зал Ольгу. Разбросанные по столешнице бумаги мгновенно исчезли в руках сидящих за ним агентов, причём без малейших следов волшебства. Ольга, успевшая прочесть на одном из многократно исчёрканных листков только «…ный мой Борис Игна…», только улыбнулась и обвела собравшихся за столом агентов ехидным взглядом.

Их осоловевшие лица носили следы яростного многочасового мозгового штурма. Вечно опрятная и чистенькая Анита щеголяла разводами чернил на щеке и скуле, словно кто-то прижал к её лицу пергамент с недосушенными чернилами. Наушники Гюнтера валялись под столом, а от «магнитофона» остался только оплавленный корпус. Вацлав с Кристиной тупо пялились в пространство поверх целой батареи пустых кружек с сильным запахом кофе, а Олаф, казалось, сейчас кому-нибудь врежет.

— Доброе утро! — бодро поздоровалась Ольга, останавливаясь напротив стола. — Уже встали?

— Ага, — напряжённо ответила гюнтеровская фройнлян, имя которой Ольга так и не удосужилась запомнить (отправила в отчёте вместе с фотокарточкой и выкинула из головы). — Вот, завтракаем.

— А-а, — протянула Ольга. — Ну, тогда приятного аппетита.

Она протяжно зевнула, прогоняя остатки сна. Со стороны стола послышались ответные зевки, слившиеся в настоящее хоровое подвывание. Выйдя на террасу, «агент Хель» умиротворённо и радостно улыбнулась встающему солнцу и прохладному ещё ветерку и тихонько замурлыкала песню о том, что её служба опасна и трудна.

Определённо, у Великого Волшебника Альбуса Дамблдора было, чему поучиться. Пусть даже и заочно!


* * *


18 мая 1987 года, бар «Крученая Сиська», Мексика

 

Бар был забит битком, но еще ни одна стриптизерша на сцене не получала столько внимания, как стоявший там профессор Даймон.

— Характерная для майя и ацтеков форма постройки — пирамида — сохраняется и тут, — объяснял профессор Даймон, водя указкой. — Все мы знаем, что майя считали двадцатками, разделяя на блоки по пять, и эта система сохраняется и здесь. Мы сумели открыть все двери-люки центральной шахты, являющейся осью, на которую нанизана пирамида, и попали в некий зал, изукрашенный некими загадочными апокалиптическими сценами. Из зала ведут двадцать дверей, по пять в каждую сторону, и каждая из дверей защищена мощной магией и формулой — уравнением Нумерологии. Как, мнэ-мнэ, показали наши исследования, защитная магия отчасти построена на крови, так что идея вампиров о вскрытии пирамиды через кровь жертв не была лишена смысла, хотя и хромала функционально.

Ольга выглянула в коридор на всякий случай, но нет. Все, кто не относился к магам, спали — как и во время прошлых общих собраний. Пожалуй, это был единственный вопрос, по поводу которого спецагенты молчаливо пришли к некоему общему согласию. Усыплять, а не стирать память.

— …магические ловушки, — продолжал тем временем Даймон. — Несмотря на то, что данная пирамида стара, очень стара, фактически она чуть ли не вдвое старше той цивилизации майя, о которой мы знаем, но ловушки все еще пребывают в рабочем состоянии. Поэтому я еще раз напоминаю об осторожности и необходимости трижды проверять решение формул-уравнений! Только совместный труд и доверие помогут нам определить, какой из двадцати туннелей правильный, какой из них приведет нас к сокровищам Нумерологии древних!

Ольге отчаянно захотелось резко наклониться и со всей силы удариться о барную стойку. Совместный труд? Доверие? В месте с запредельной концентрацией магов-спецагентов? Насколько надо быть оторванным от реальности, чтобы нести подобное? О да, все агенты умело притворялись обычными магами, но эта атмосфера в баре... нет, просто чудо, что все ещё не взорвалось сражением за сокровища. Хотя нет, не чудо, магия древних — наверняка остальные агенты, как и сама Ольга, попробовали и убедились, что обычная, тихая и незаметная магия не берет пирамиду и двери (без решения уравнений), а громкую не применишь — другие агенты сбегутся, и плакала попытка тихо спереть сокровище.

Но вот когда двери будут открыты, проход расчищен, вот тогда жди бойни за сокровища!

 

Той же ночью

 

— Редукто! — и три ближайших скелета взорвались.

— Вингардиум Левиоса! — еще десяток отбросило волной, и тут же Гилдерой добавил: — Экспульсо!

— Слева! — донесся выкрик.

— Репаро! Держите стену, они ломают стену!!

— Люмос Максима! — и метровый шар света, выпущенный кем-то из задних рядов, взмыл над баром, освещая апокалиптическую, буквально, картину.

Темная и мрачная полупустыня, насколько хватало освещения, была заполнена белыми скелетами, серыми мумиями, недоеденными байкерами и дальнобойщиками, вставшими в виде зомби и упырей. Под ногами крутились скелеты собак и койотов, в небе носились дохлые птицы.

— Вингардиум Левиоса! — еще раз крикнул Гилдерой, и огромную фуру подняло.

Машину развернуло и бросило вперед, словно таран, сметая и погребая под собой мертвых, которые, казалось, даже и не заметили ничего. Несколько секунд спустя фура была затоплена мертвецами, продолжавшими бесконечными волнами катиться в направлении бара.

— Эй, это была моя машина! — заорал возмущенно кто-то из дальнобойщиков, оказавшихся в баре.

Ольга оглянулась, неожиданно сообразив, что не видит части магов-агентов. Все, кто был — сражались, но их было мало — не больше половины. И надо было этому профессору толкать свою речь!

— Фиендфайр! — хлестнул кто-то лавиной Адского Огня.

В ответ из темноты вылетел словно бы сноп зеленого дыма, и огонь рассеялся, взмыв в небо фейерверками.

— Аппарация не работает! — выкрикнул вынырнувший сбоку Жан-Жак. — Это все ты, Хель!

Бам! Кулак Гилдероя врезал Жан-Жаку по носу, отбрасывая к окну, в которое опять лезли скелеты. Спецагенту Франции резко стало не до обвинений.

— Это очень злобное шаманство! — крикнул Гилдерой через плечо, не прекращая посылать заклинания.

— И его разбудили эти жадные уроды! — выкрикнула Ольга в ответ.

Расскажи кому, что несколько десятков спецагентов спасовали перед толпой скелетов — засмеют! Но с шаманством... все сходилось. Торопливые и жадные полезли в пирамиду, спеша добраться до сокровищ первыми, сработали ловушки и в ход пошла древняя магия. Гарантирующая уничтожение нарушителей, в каком-то смысле — не дать сбежать и завалить трупами, буквально.

— Ква-а-ак! — сообщил Бунта.

Кто-то стартовал с крыши на метле, но снова налетел зеленый дым, и метла рухнула прямо в ряды мертвых. Маг — кажется, это была Анита — еще сражалась с десяток секунд, но орда мертвецов затопила её. Ольга содрогнулась — маг без магии ничто перед лицом такой толпы мертвецов, но что делать?

— Гилдерой! — крикнула она и указала рукой вниз.

Многие ожившие мертвецы не переносят солнечного света, магия шаманов нестабильна и привязана к ритуалам, в сообщениях на стенах говорилось о ночи. Значит, надо спуститься вниз, в пирамиду, отсидеться там до утра, подать сигнал, дождаться подкреплений. Мертвецы мертвецами, но когда сюда слетятся сотни магов, даже эта орда скелетов ничего не сможет сделать!

 

— А, голубчик, вы как раз мне нужны, — заявил профессор Даймон Гилдерою, — пойдемте!

Ольга едва не ударила его заклинанием. Они прорывались сюда с боем! Заляпаны с ног до головы мертвечиной, повсюду кипит бой, даже в пирамиде, а этот профессор словно и не замечает, что происходит!

— Видите, я тут нашел любопытнейшее уравнение, — сообщил Ричард, тыкая в стену, — и нам непременно нужно его решить!

— Что тут произошло? — не удержалась от вопроса Ольга.

— Мне не спалось, и я спустился сюда, в тишину, чтобы еще заняться любимым делом, но появились какие-то люди, шумели, скакали, никакого воспитания в наши дни! — пояснил профессор.

Все, как и предполагала Ольга. Раз он назвал их людьми, значит, тут были только агенты, без профессоров Нумерологии, и конечно, они где-то промахнулись. Вскрыли грубой силой то, что нужно было нежно решать, и сразу полезли мертвецы! Сокровищ им захотелось!

 

Час спустя

 

— Да чего вы копаетесь, Лобачевские сраные! — рычала Ольга.

В промежутках она изрыгала заклинания, ставила щиты, разила и защищалась. Три мумии, оказавшиеся теми самыми древними шаманами, стучали костями, слали скелетов в атаку, и, в общем, Ольгу спасала только узость коридора.

— Но помилуйте, Ольга, вы так шумите, — поднял голову профессор Даймон, отрываясь от расчетов.

Гилдерой то и дело бросал настороженные взгляды по сторонам, но палочку пока не доставал, занимаясь более важным сейчас делом: удерживал Даймона сосредоточенным на расчетах.

— Это скелеты? — спросил Ричард, вглядываясь в полутьму коридора.

Увы, волшебные светильники тоже попадали под воздействие шаманских анти-чар, и работали кое-как. Чем смотрели скелеты и мумии, было непонятно, но Ольга предполагала, что их притягивает магия.

— Профессор, — напомнил Гилдерой.

— Значит, здесь переносим прорицательский компонент, и сюда еще вектор, и тут, — забормотал Даймон, возвращаясь к расчетам, — и тогда, вот он ответ!

Дверь приоткрылась, и Ольга едва успела скользнуть внутрь, прежде чем дверь закрылась.

 

— А эти, почему не восстали? — задумчиво спросил Гилдерой, наклоняясь над одним из трупов.

Небольшой туннель, куда они попали, неожиданно оказался набит мертвыми телами, едва ли не в два слоя.

— Не возьмусь утверждать наверняка, — склонилась рядом с ним Ольга, — возможно, их умертвили особым образом, как раз, чтобы они не сумели восстать. Или это специальный коридор, в котором не работает магия подъема мертвых... в отличие от обычного волшебства. По этим костям многого не скажешь, кроме того, что некоторые из них точно были убиты, а кости переломаны.

— Здесь еще надписи! — сообщил Ричард Даймон.

Ольга, вздохнув, полезла за дешифратором. До надписей ли сейчас?

 

Великий ритуал, дабы остановить пришельцев с севера детей Одноглазого Бога, был проведен с ошибкой, и земля вокруг места камлания умерла мгновенно. Столица славной империи майя — на следующий день. К тому моменту, когда мы сумели установить первую сдерживающую печать — земля была мертва на многие дни пути вокруг, на юг, север, запад и восток, и даже воды океана, казалось, были затронуты смертью. Те, кто сумел выжить, бежали прочь, на юг, туда, где еще оставалась зелень лесов, превратившаяся здесь в мертвую пустыню. Надеюсь, они смогут восстановить величие империи майя и не повторят наших ошибок.

Тысячи гибли каждый день, но мы сумели возвести сторожевую пирамиду, и установить остальные печати над средоточием Смерти, обуздать его. Не уничтожить — для этого те из нас, кто сумел выжить, оказались недостаточно могущественны — лишь ослабить. Мы, двадцать шаманов, вызвавшихся добровольно для завершения ритуала, вошли в пирамиду, и ее замуровали за нами, и закрыли, и запечатали сильнейшими знаками. Те, кто запечатывал пирамиду, должны были написать предупреждения снаружи, скрыть пирамиду от взоров людских, и унести эту тайну с собой в могилу, но сделали они это или нет, мы не знаем, так как наша связь с внешним миром прервалась.

Мы не сумели сообщить о том, что поняли только здесь, когда завершили ритуал. Печати оказались слишком слабы. Смерть не уснула, и ждет лишь падения защиты. Несколько сот лет, и печати падут, и смерть снова пойдет по земле. Мы приняли решение и выдолбили это помещение, пробили кровосток вниз, к сердцу пирамиды, а потом принесли друг друга по очереди в жертву. Это усилит защиту, и если наши расчеты верны, то полностью защита спадет лишь...

 

— Когда? — нетерпеливо переспросил профессор Даймон.

— 21 декабря 2012 года, если дешифратор не врет, хотя если врал бы, то и уравнения не решались бы, ведь так? — спросила Ольга.

— Уже скоро, — последовал задумчивый ответ, — всего 25 лет осталось, и тут мы... мнэ, как-то нехорошо получилось.

— Непонятно, почему столько мертвых, — заметил Гилдерой.

 

К сожалению, у ритуала будут и неприятные последствия. Когда печати падут, и Смерть пробудится, восстанут все вокруг, все, кто когда-либо умер на этой земле. По мере распространения дыхания Смерти, будут вставать все новые и новые мертвецы. Надеюсь, наши потомки будут крепко держать бубны в руках, и смогут одолеть эту напасть!

 

— Ох и дала бы я этим потомкам в бубен! — зло заявила Ольга, опять думая о сорвавших печати жадинах.

Сокровищ им захотелось! Нате, получите, сто тысяч тонн оживших костей!

— А там случайно не написано волшебного заклинания, как всех победить? — уточнил Гилдерой. — Ну, там, провести ритуал Силы Любви на алтаре, или еще чего?

— На алтаре! Точно! — подпрыгнула Ольга, едва не вписавшись макушкой в потолок, и повисла на Гилдерое, впившись в него смачным поцелуем. — Ты гений!

— Я готов, — скромно заметил Гилдерой.

— Да нет, подвигов Любви от тебя не потребуется, то есть потребуется, но потом и не здесь! — хихикнула Ольга. — В мире полно разнообразной древней хрени, и уже давно придуман ультимативный ответ на все эти штучки. Адский Огонь, и потом затирание памяти магглам с рассказами о взрыве болотного газа или еще чего-то в том же духе.

— Но погоди, снаружи же...

— Да-да, применяли, и не будь там восставших шаманов, мы бы уже любовались на веселое зарево костей до самого горизонта. Но как ты думаешь, чего они ломятся в пирамиду? Какие-то печати доломать, или коснуться Сердца пирамиды, дохлые шаманы должны от него получить немереную силу, после которой нас самих похоронят. Но сейчас их там еще нет — иначе мы были бы уже мертвы, а значит нужно успеть первыми, пробиться к тому самому алтарю и ударить Адским Огнем. М-м-м, судя по выражениям ваших лиц, делать это придется мне.

— А потом? — спросил Гилдерой.

— А потом уносить ноги, если успеешь, — отрезала Ольга.

 

Рассвет 19 мая 1987 года, бывший бар «Крученая Сиська», Мексика

 

— Дураки эти ваши древние майя были, — проворчала Ольга, закуривая. — Нет бы написать прямо «Не влезай — убьет!» или там «Опасно для жизни», а они вместо этого про сокровища мертвых. Тьфу! Пятнадцать мертвецов на сундук стриптизерши, йо-хо-хо, и бутылка текилы.

С этими словами она приложилась к бутылке текилы, мужественно спасенной Ларой, и сплюнула. Плевок шлепнулся в слой сажи и пепла, густо усеивающий все вокруг. Сама Ольга тоже была покрыта разводами сажи и пепла (как впрочем, и все вокруг), и выглядела не лучше тех самых мертвецов во тьме ночи. Выжившие, которых оказалось на удивление много (в какой-то момент все разбежались по углам и коридорчикам, и отбивались там, сбившись стихийно в группы), косились, но претензий предъявлять не торопились. Сами же приехали? Сами. «Агент Хель» никого за уши сюда не тащила! Решили, что сокровища мертвых — это реально сокровища? Ну вот, собственно.

— Зато мы спасли мир, мнэ, — ответил профессор Даймон, — это чего-то да стоит.

— Да, это было бы неприятно, начни Земля мертветь через двадцать пять лет, — признала Ольга.

Скорее всего, к тому времени она уже ушла бы из «полевых агентов». Как бы ни нравилось занятие, но возраст есть возраст, в какой-то момент банально перестаешь успевать взмахивать палочкой с нужной скоростью, и никакой опыт этого не заменит. Начался бы апокалипсис мертвых, всех бы бросили затыкать прорыв, и непонятно, успели бы? А если и да, то рухнул бы Статут или нет? Ох уж эти древние, пришельцев с севера им, видите ли, надо было остановить! Остановили, попутно самих себя уничтожив.

— Все, профессор! — рядом появился Гилдерой. — Можно ехать!

— Я уже немного староват для всех этих поездок, — ответил Даймон, — но все равно, жду вас у себя в гостях, в Остине!

С этими словами он аппарировал, только сажа немного подлетела и тут же осыпалась. Ольга невольно посмотрела в сторону спасенных стриптизерш, уборщиц, байкеров и дальнобойщиков. Те о чем-то шумно спорили, тыкая пальцами в пачки денег, небо, горизонт, сожженную пустыню и автобан за спиной.

— Что ты им наплел? — спросила Ольга у Гилдероя.

— Почти чистую правду, — пожал тот плечами. — Не про взрыв болотного газа, конечно, а что мы выкопали древний скелет, и немного увлеклись на радостях, обмывая находку, и спалили все вокруг. Дал им денег на восстановление, ведь это не дело, если бар с названием «Крученая Сиська» перестанет существовать!

— Но сам ты отправишься дальше?

Разумеется, Ольга знала ответ, и знала, что её, как и всех остальных поимели в этой интриге. Просто лично её поимели больше и местами приятнее. При этом все остальные считали, что их поимела МагБезопасность в лице «агента Хель», и это было бы даже смешно, будь оно правдой. Но всё равно, ей почему-то хотелось услышать ответ Гилдероя.

— Я охотно остался бы здесь и продолжал управлять баром, — с серьёзным лицом ответил Гилдерой, — но сама Вселенная подает мне знак, что нельзя отказываться от своей судьбы! Путешествия, женщины и книги, вот мое призвание!

— Ква-ак, — заметил закопченный Бунта, сидевший на плече Локхарта

— И жабы, конечно же, извини, напарник, — тут же исправился Гилдерой.

Сверху мелькнула тень, и Ольга, прищурившись от бьющих прямо в глаза лучей восходящего Солнца, посмотрела вверх, обнаружив, что на нее валится какое-то разноцветное пятно.

— Сиськи! На абордаж! — заорал попугай, пикируя прямо на Ольгу.

Выкрик привлек было вялое внимание, но агенты тут же отвернулись, вернувшись к раскопкам сажи и обсуждению того, что делать дальше. Было у Ольги подозрение, что часть их останется, дабы под видом постройки нового бара раскопать выжженные остатки пирамиды, но это была уже не ее проблема.

— Крылья оторву! — крикнула она, отпрыгивая от попугая.

— Кор-р-рида! — выкрикнул попугай, пролетая мимо и садясь на мотоцикл рядом с Гилдероем.

— Что-то ты долго летал, приятель, — заметил Локхарт, посмеиваясь.

— Виски-дрянь! — ответил попугай, протягивая лапу, к которой было привязано послание.

Ольга лишь вздохнула. Все эти передатчики и шифровки — дело хорошее и быстрое, но слишком уж легко обнаружимое. Старая добрая птичья почта гораздо надежнее, по крайней мере, пока НИИЧАВО не доработает свое творение, чтоб её шифровки Шефу читал только Шеф!

— Представляешь, в Лондоне были заморозки, и поэтому Филипп долго не писал! — с искренним восхищением воскликнул Гилдерой. — И требует рукопись, как можно быстрее, гм...

— Я не альбатр-р-рос! — крикнул попугай, взмывая в воздух. — Полундр-ра! Полундр-ра!

— Ладно, сам отправлю, — махнул рукой Гилдерой, проводив птицу взглядом. — До свидания, Ольга, твоя красота навсегда останется в моем сердце!

— До свидания? — переспросила Ольга.

Эта златокудрая скотина практически свела к нулю её шансы на овладение сердцем Шефа, да ещё и издевается?! Но Гилдерой даже отвечать не стал, запрыгнул на чудом уцелевший мотоцикл и, разумеется, тут же поддал газку, скотина этакая! Над пустыней немедленно поднялся шлейф сажи, чуть позднее сменившийся шлейфом пыли, который наискось через пустыню устремился к автобану. Можно было, конечно, удивиться, где это Гилдерой научился водить мотоцикл, но Ольге было не до того, она отмахивалась от сажи и кашляла, а потом просто аппарировала прочь.

Её миссия, наконец, была завершена.

Глава опубликована: 29.12.2017


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 681 комментария)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх