↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Взгляд Майкрофта (гет)



Автор:
Бета:
Рейтинг:
R
Жанр:
Кроссовер, Общий
Размер:
Макси | 344 Кб
Статус:
В процессе
На политической арене Великобритании выступает невидимка, организация, которой нет дела до общих правил и законов. Даже до законов физики и логики.
Майкрофт Холмс вынужден считаться с Министерством Магии, тем более, что его представляет Гермиона Грейнджер.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

№XI

Конечно, Майкрофта не оглушали и не связывали — так же, как он не стал бы оглушать и связывать дядю Руди в подобной ситуации. В конце концов, они оба понимали, что политика — это состязание умов, а не мускулов. И первое, чему дядя научил Майкрофта, это признавать свое поражение. Майкрофт посмотрел на то, как дядя выходит из кабинета, и сложил руки на груди. На дула пистолетов, направленные ему в лицо, он даже не обращал внимания. Леди Смоллвуд отзовет этих людей строго тогда, когда будет нужно — но не раньше, чем дядя пообщается с Гермионой Грейнджер.

Майкрофт прикрыл глаза и выровнял дыхание. События развивались не точно по сценарию, поэтому требовалась определенная корректировка.

Дядя вызовет Гермиону, вне всякого сомнения. И попытается ее так или иначе использовать для получения необходимых ему сведений. Вопрос только в одном: кто окажется быстрее? Собственно, Майкрофта устраивали оба варианта.

Если дядя сумеет как следует напугать Гермиону, он сам и леди Смоллвуд обвинят его в подрыве доверия сильных союзников. Если Гермиона среагирует и оглушит его, раскидает его группу силовой поддержки — что ж, в таком случае можно будет предъявить ему обвинение в пособничестве террористам. Заговор будет раскрыт, разумеется, с помощью магов, так вовремя предоставивших необходимые документы.

Прикинув мысленно все возможные риски, Майкрофт отложил в сторону эту проблему и сосредоточился на не менее насущном вопросе раскрытия русских шпионов в структуре МИ-5. Он успел смоделировать три возможных ситуации и внести в них все необходимые корректировки, прежде чем зашипела рация, и сотрудники службы безопасности опустили оружие.

— Мистер Холмс, — сказал командующий группой, — прошу прощения. Произошла ошибка. Вас просят немедленно пройти в рабочий кабинет мистера Холмса-старшего.

— Я свободен? — несколько ленивым тоном уточнил он.

— Разумеется, сэр.

— Прекрасно, — Майкрофт встал, незаметно растер пальцы рук, надеясь немного их согреть. Безрезультатно, как и всегда.

Часы показывали, что ему стоит выждать еще как минимум пять минут, поэтому он, вместо того, чтобы поспешить в кабинет, остановился возле лакированной дверцы шкафа, растрепал волосы, ослабил галстук и только после этого пошел туда, где уже должны были беседовать Гермиона и дядя Руди. Беседы не было.

Когда спецотряд, направленный леди Смоллвуд, а следом и Майкрофт, вошли в кабинет, все уже было кончено.

Всюду валялись какие-то мелкие вещицы, статуэтки, листки бумаги, как будто по кабинету прошелся порыв ветра.

Гермиона сидела, вжавшись в стул, и стучала зубами так громко, что слышно было от двери. Стук зубов не заглушала даже серебристая липкая лента, отлично выполнявшая роль кляпа. Ее руки были плотно связаны прозрачным медицинским жгутом, на лице были заметны следы пощечин и пара царапин — от любимого кольца Рудольфа. Сам он, жалкий, поломанный, в удивительно нелепом в этой ситуации черном костюме с белым галстуком, лежал возле низкого столика, под его головой расползалось едва заметное на темном ковре кровавое пятно.

Майкрофт всегда гордился тем, что не терял самообладания на людях. Позднее, наедине с собой, он, вероятно, позволит себе испытать некие эмоции по этому поводу. Но не сейчас.

— Проверьте, — распорядился он, убеждая себя смотреть на тело, а не в сторону, как хотелось.

— Мертв, — доложил один из сотрудников.

— Освободите ее, — по тому, как торопливо были исполнены его распоряжения, Майкрофт определил, что леди Смоллвуд в полной мере выполнила его пожелание, передав ему максимум полномочий. Чтобы убедиться в этом, он сказал:

— Инцидент должен оставаться тайным до моего особого распоряжения, — и добавил, глядя на тело, бывшее еще полчаса назад серьезным противником, а месяц назад — родственником: — Нелепо и не вовремя, — краем глаза отмечая, что Гермиона услышала его слова. Учитывая, что им еще работать, будет лучше, если у нее не возникнет повода считать, что Майкрофт убрал Рудольфа ее руками.

Она услышала и начала тихо всхлипывать, отчаянно пытаясь скрыть подступающую истерику.

— У вас слабые нервы и жесткие моральные принципы для политических игр, — сказал он, и эти слова произвели потрясающий эффект — Гермиона мгновенно взяла себя в руки.

— Почему вы не пришли на встречу? — спросила она несколько более высоким, чем обычно, голосом, но уже не пытаясь зарыдать, что было бы крайне не кстати.

Вместо того, чтобы объяснять, что он ее и не назначал, Майкрофт сказал:

— Меня задержали.

Будет неплохо, если она решит, что Рудольф не только из нее пытался вытрясти сведения. На эту версию отлично работали встрепанные волосы и некоторый беспорядок с галстуком.

Пока уносили тело, Майкрофт заметил вслух, что теперь придется многое менять в их взаимодействии. Рудольфа Холмса больше нет, значит, пришло время для выстраивания новых взаимоотношений. Он мог с тем же успехом декламировать стихи или зачитывать Конституцию — Гермиона растеряла остатки самообладания и, едва тело было вынесено и кабинет опустил, приготовилась не то плакать, не то падать в обморок.

По счастью, у дяди Руки был мини-бар в кабинете. Майкрофт достал бутылку и стакан, плеснул виски и протянул Гермионе — она выпила залпом, как воду, закашлялась, оттерла выступившие слезы и выронила стакан.

Они немного поговорили — ничего нового Гермиона не рассказала, только подтвердила, что Майкрофт был прав в оценке ситуации. Смерть дяди была единственным фактом, который он не просчитал — но ее вызвала сила, не укладывающаяся ни в какие схемы и уравнения.

Когда Гермиона ушла, вернее, по своему обыкновению аппарировала с тихом хлопком, Майкрофт запер дверь своего маленького кабинета, упал в кресло и спрятал лицо в ладонях.

«Нет ничего опаснее сантиментов», — так говорил дядя, и был прав. Майкрофт придерживался той же точки зрения. Можно было бы самому себе объяснить эту слабость слишком сильным нервным и умственным напряжением последних месяцев, но врать себе он не любил. Более того, самообман он считал, пожалуй, не менее опасным, чем сантименты.

Поэтому убрал руки от лица и беззвучно, одними губами проговорил: «Я испуган, растерян, устал».

Это была старая и безупречно действовавшая техника — проговаривание эмоций. Получая точные наименования, они оказывали значительно меньшее влияние. Когда-то Майкрофт пытался научить этому Шерлока, но он всегда был слишком вспыльчивым, «глупым» (как говорил ему Майкрофт), вовлеченным.

Шерлок. Мысль о брате привела Майкрофта в относительный порядок. Если Гермиона сдержит слово (а она должна сдержать — честность была для нее слишком важна), то уже завтра Шерлок вернется.

И хотя Майкрофт не сомневался в том, что первыми его словами при встрече будут: «Думал, что сумеешь от меня избавится, братец?» — он был этому рад. Не потому что был привязан к нему, безусловно, а потому что отвечал за него.

Глава опубликована: 21.11.2018


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 178 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх