↓
 ↑
Регистрация
Имя/email

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Цунами (гет)



Потеряв друзей, Гермиона Грейнджер обращается за помощью к узнику, запертому в самой высокой башне Нурменгарда. Она заключает рискованную сделку и получает шанс повлиять на прошлое.
Но, бросая камни в воды времени, нужно быть готовым к тому, что поднимутся волны.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 29. Сириус здесь, Сириус там

Ещё одна ловушка на пути к крыльцу, ещё одна «сигналка», о которой знал Сириус, но не Джеймс. Сохатый угодил точно на зачарованный камень — с виду один из многих, составляющих дорожку к дому Доркас. Двор огласила сирена, напоминающая вопль кошки, которой прищемили хвост.

— Палочку на землю! — грянуло не пойми откуда.

— Свои, Доркас! — тут же крикнул Сириус, однако благоразумно поднял руки вверх.

Джеймс последовал его примеру после того, как положил палочку на траву.

— Кто поймал букет на свадьбе Поттеров? — спросил голос.

— Лили не бросала букет, — ответил Джеймс. — Ещё в школе она обещала отдать его Мэри Макдональд и сдержала слово. Лили отнесла цветы на кладбище.

— Верно, — выдохнула Доркас, сбросив дезиллюминационные чары щелчком пальцев и возникнув прямо перед ребятами с палочкой наизготовку. Она опустила оружие и слабо улыбнулась. — Рада вас видеть, мальчики.

Джеймс подобрал палочку и сунул её за пояс.

— И я рад, Доркас. Я вообще любому лицу рад после нескольких недель в четырёх стенах.

Над крыльцом загорелся свет, озаривший ступени веранды и подступы к дому.

— Заходите, — Доркас пригласила друзей в свою по-спартански обставленную обитель. Здесь жила женщина-воин, а не домохозяйка, поэтому ни коврика на пороге, ни мягких подушек в гостиной, ни снимков любимых питомцев на каминной полке внутри не наблюдалось. Даже сам камин был холоден и пуст. Предложения выпить чашечку чая тоже ждать не приходилось.

Медоуз сложила руки на груди и смерила Сохатого строгим взглядом.

— Тебе нельзя высовываться, Поттер. Враг ведёт охоту на фениксовцев, а уж ты ему чем-то особо приглянулся. Осторожность — не пустой звук. Или ситуация с Петтигрю ничему не научила?

Как бы горько ни было это признавать, но Доркас права. Сириус и сам не одобрял идею тащиться к ней с Джеймсом, но тот упёрся рогом…

— Поэтому мы и здесь. Питер должен быть отомщён! — заявил Джеймс.

Доркас снова громко вздохнула. Её взгляд упал на единственную колдографию в комнате. Со своего места Сириус не видел, кто же там изображён, кто прятался в прямоугольной рамке на журнальном столике.

— Альбус сказал, что, с ваших слов, Питера убил вампир. Вы уверены? Эти твари — редкие гости в Магической Британии.

— Лорды Волдеморты тоже не на каждом шагу встречаются, но один такой у нас тут водится, — мрачно произнёс Сириус. — Я уверен.

— Аластор наводит справки, я тоже не сидела на месте и поспрашивала бывших авроров, которые продолжают держать руку на пульсе. Официально на сегодняшний день на территории королевства нет ни одного представителя вампирской диа…

— Официально?! — перебил Джеймс. — Напомни, Доркас, сколько официально в стране анимагов? Ты ещё расскажи, что все палочки зарегистрированы честь по чести!

— Это личное, — угрюмо добавил Сириус. — Погиб наш друг. Ты не хуже нас знаешь, как и над чем работает Аврорат. Пожиратели смерти в приоритете. Сейчас никто не будет искать проклятого кровососа, а Орден… Не думаешь же ты, что Дингл или Подмор справятся с клыкастиком? Уверен, что и Грюму есть чем заняться.

Джеймс был сам не свой от переполнявших его эмоций:

— Нам нужна наводка, подсказка, хоть что-то! Скажи, с чего начать, куда податься, кого поспрашивать!

Доркас хорошо понимала, что они не отстанут, пока не получат требуемое. Она зашагала от стены к стене, сжимая и разжимая кулаки.

— В Лютном переулке есть местечко, где порой отсиживаются всякие нелюди…

— Нелюди?

— Да, как в прямом, так и в переносном смысле. Мы не бездействуем. Питер был одним из нас, и мы все хотим воздать его убийце по заслугам. Я уже отправила Фабиана Пруэтта разведать обстановку. Он и его брат — лучшие бойцы в Ордене. Они сумеют одолеть вампира.

— Одолеть? — переспросил Джеймс.

— Ты же не ждёшь, что мы отдадим эту тварь под суд? — выплюнула Доркас, будучи не в силах сдерживать свой гнев. — За годы службы в Аврорате я поймала достаточно подонков, но даже половина из них не переступила порог Азкабана! Десять лет назад Селвин надругался над магглой и неумело стёр ей память, сделав бедняжку пациенткой Бедлама. Я с большим трудом собрала необходимые доказательства, но Визенгамот решил их не учитывать, сославшись на то, что все протоколы экспертиз были маггловскими. Уолден Макнейр покрывал живодёров, которые на суде внезапно превратились в регулировщиков численности волшебных животных. Сколько ещё было таких случаев? Сколько убийц и насильников могли бы сегодня сидеть за решёткой, а не разгуливать в масках по городам? Нет! Когда мы поймаем существо, убившее Питера Петтигрю, то сами решим его судьбу, будь оно хоть самим князем Валахии!

«Что нам мешает также решать судьбы Селвина или Лестрейнджа?» — спросил себя Сириус и тут же больно прикусил щеку. Стоит лишь начать наносить справедливость направо и налево и… Ведь найдётся «герой», который так же захочет расправиться с Регулусом, а Реджи не должен пострадать, что бы ни случилось. Никогда!

— У меня всё под контролем. Вам соваться пока не стоит, — заключила Доркас не терпящим возражений тоном. — Я запрещаю!

Джеймс сжал губы в нить и кивнул.

Когда друзья вышли из дома Медоуз, Сириус заметил на веранде старое крепление для подвесных качелей, а сухие стебли травы справа от крыльца обрамляли запущенную детскую песочницу. Для кого она? Кто играл в ней раньше? Он обернулся, мазнув взглядом по дверному полотну.

— И всё равно… — взорвался Джеймс, пиннув горсть сухих листьев, — …я чувствую себя лежащей на берегу топеройкой! Ненавижу бездействие!

Сириус постигал умом, почему Доркас запретила им действовать, но в груди всё клокотало от возмущения. Кто-то должен понести наказание, кто-то должен был расплатиться за смерть Пита, расплатиться сторицей за всю ту боль, которую испытали они трое — Ремус, Джеймс и сам Сириус — и продолжали чувствовать изо дня в день, потеряв частичку их детства.

— В конце концов Доркас не брала с нас клятву, — тихо сказал Сириус, отойдя на достаточное расстояние от дома Медоуз, чтобы та не могла его услышать.

— Орден уже поручил поиски вампира Гидеону и Фабиану.

— Братья Пруэтты не сыщики, они — бойцы.

— Предлагаешь всё-таки взяться за дело самим? Я согласен! Мы отлично маскируемся, — сказал Джеймс, намекая на их анимагические способности.

Сириус покачал головой.

— Особенно уместно в центре города будет выглядеть олень. Слушай, в одном Доркас права — тебе там не место. Лили с меня шкуру спустит, если я не образумлю тебя, дружище! — в ход пошли запрещённые приёмы, но Сириус не брезговал к ним прибегать. — Подумай о Гарри. У тебя теперь семья. Вот я или Пит…

— Да. — Джеймс скривил рот. — Да, Хвост бы справился с разведкой лучше любого из нас.

Сириус вытащил зачарованный складной ножик — подарок дяди. Одно лезвие в наборе отличалась от прочих особым блеском. Гоблинское серебро. Вряд ли такой зубочисткой можно прикончить кровопийцу, но дырок понаделать получится. Подумать только: авроры не хотели возвращать ножик владельцу! Пришлось даже Грюма подключать.

— Что решил? — с вызовом спросил Джеймс, наблюдая за ним.

Сириус улыбнулся.

— Прогуляюсь по Лютному.

— Хорошо. Только не так, как в прошлый раз. Держи зеркальце в кармане — я на связи. Попробую выйти по каминной сети на Фрэнка. Может, он что подскажет… Лили после смерти Пита почти не спит, закопалась в книги — хочет найти способ уничтожить вампира. Весь дом чесноком обложила и достала фамильное серебро моей прабабки…


* * *


— Привет, Земник!

Флетчер перво-наперво отпрянул к стене, вжав голову в плечи и, лишь узнав в окликнувшем человеке в куртке с капюшоном Бродягу, расслабился и отряхнул рукав испачканного в фасадной копоти пиджака цвета кизяка. От Наземникуса за милю разило дешёвым табаком. Даже запах дождя не мог перебить вонь курева.

— Сириус!

— Давно не виделись. Спасибо, что пришёл.

— Пустяки, — откликнулся Флетчер. — Если надумал продавать чудесный ножик, моё предложение ещё в силе! Лучшей штучки для взлома замков во всём Лондоне не найти!

— Охотно верю, но не в этот раз. А чего это у тебя карманы топорщатся? Никак, золотишком разжился?

— Если бы, — вздохнул Флетчер.

Он выгреб из кармана горсть значков на булавках. На всех были надписи навроде «У полукровок только половина мозга», «Нет рыжим и бездушным!», «Долой сэнди(1)!», «Ненавижу грязнокровок!» и прочей дряни.

— Пять кнатов за штуку.

Сириус глянул на торчащие на голове Земника кустики грязно-рыжих волос над ушами.

— Слушай, а ты разве не рыжий шотландец-полукровка? Не стыдно такое продавать?

— Мне-то что? Стыдно должно быть тем, кто покупает.

— И хорошо берут?

— Ты удивишься, Сириус, как народ любит на ерунду денежки спускать даже в военное время, — поведал Земник. — Только Дамблдору не говори. Он человек… щепетильный.

— Я тебя вот что спросить хотел… — перешёл к сути Сириус. — Местечко одно ищу в Лютном, а дорогу не знаю. Подсоби. Говорят, посетители там интересные… не совсем люди.

— «Логово акромантула», что ли?

— Может, и оно! — улыбнулся Сириус, похвалив себя, что выбрал правильного человека для расспросов. Он разузнал дорогу и в знак благодарности купил у Земника парочку значков с самыми безобидными надписями: «Неуязвим для Авады» и «Без паники, если ты маг на Титанике».

— Только ты туда сегодня не ходи.

— Чего это? — хмыкнул Сириус, приколов обновки к нагрудному карману куртки.

— Подруга хорошая подсказала. Нынче пили мы с Сивиллой дивный шерри и обсуждали… э-э… политический строй Британии… — выдал Флетчер. — И тут у неё пальцы скрючило, глаза из орбит полезли, волосы встопорщились. И вдруг она как заговорит загробным голосом: «Держись подальше от паутины, пауков метлой погонят — и тебя заметут».

Сириус смерил Земника скептическим взглядом. Бродяга верил лишь тому, что можно увидеть собственными глазами, а уж никак не бредням дамочки с «третьим глазом».

Флетчер кисло улыбнулся.

— Сивиллу сам Дамблдор уважает!

— А директор тут при чём?

— А как же! Он её в Хогвартс устроил на должность преподавателя, — поделился Флетчер, а затем приставил ребро ладони к губам и прошептал: — Только это для отвода глаз. Пожиратели за ней охотятся.

— Зачем Пожирателям полоумная гадалка?

— Пророчество она произнесла. Сама Сивилла почти ничего и не помнит по пьяной лавочке, но очень уж оно понадобилось Сам-Знаешь-Кому!

— Волдеморту?!

Земник, выпучив глаза, так и зашикал.

— И о чём же это пророчество, раз оно такое ценное? — заинтересовался Бродяга.

— О каком-то ребёнке вроде. Хочешь — верь, хочешь — нет.

— Предпочитаю второе.

Под аккомпанемент дождевых капель, срывающихся тут и там с ершистых крыш, Бродяга, наплевав на предостережения, двинулся в путь.

Мысли о предсказательнице, за которой охотятся Пожиратели смерти, атаковали его разум коршунами — никак не отмахнуться. Дамблдор упоминал недавно о загадочном пророчестве, которое жаждет заполучить Волдеморт? Может ли это быть случайным совпадением? Вот уж дудки! А ребёнок? О ком идёт речь? Неужели…

Сириус миновал несколько развилок перед тем, как воспользовался советом Земника, поднял палочку и чётко произнёс:

Ревелио!

Лютный переулок предстал перед Сириусом в новом свете. Узкие улочки по-прежнему складывались в кирпичный лабиринт, но, оказалось, он никогда не был не то что в его центре — он ни разу не обходил и половину всех ответвлений. Теперь же скрытые от случайного прохожего двери клубились перед ним дымными силуэтами, приглашая зайти внутрь. Вывески незнакомых Бродяге заведений мерно покачивались под дождём.

Сириус остановился перед входом в «Логово акромантула», дивясь тому, что раньше спокойно проходил мимо этого дома, не обращая внимания на отсутствие в нём окон и дверей. Сплошные стены из кирпича ничуть тогда не смущали. Сейчас же блеск огней манил его сквозь стёкла.

Сириус протиснулся между пьянчугами, теснящимися у порога, и вошёл в заведение.

Зал был переполнен людьми, как бешеный огурец семенами.

Шерстяные нити, имитирующие паутину, свободно свисали с потолка, вились вокруг балок, составляя сложные узоры, тянулись между столбиками лестницы, ведущей на второй этаж, куда как раз поднималась какая-то парочка, причём дама цокала по ступенькам отнюдь не каблуками, а самыми настоящими копытами. То ли кавалер был пьян и не замечал её особенностей, то ли его всё устраивало. Число нелюдей в этом месте поражало.

Громче всего шумели суматошники в дальнем углу зала, обсуждая свежий номер «Придиры». Другие газеты побоялись подробно осветить скандал с Крэббами, у которых вскрылась партия бракованных котлов.

Облизывающийся хобгоблин сидел за соседним столиком, задрав голову вверх — там в переплетении нитей беспомощно шебаршились живые светляки размером с репу: одни ещё боролись за свою свободу, другие смиренно ждали конца.

А вот и его милость граф Пьянкула(2) усердно вылизывал края кружки. Мордред знает, что в ней прежде было… Запрещёнкой тут явно не брезговали. Сириус заметил хорошо одетого мужчину с задымлёнными, опустелыми глазами, по его подбородку стекала слюна. От простого эйфорического эликсира так не штырит. Молоденький лепрекон, куривший изогнутую трубку, не сводил жёлтых глазищ с кошелька на верёвочке, болтающегося на поясе волшебника под кайфом, — лёгкая добыча даже для неопытного щипалы.

Сириус старался сохранять привычную невозмутимость. Он так увлёкся, рассматривая посетителей и обстановку, что чуть не врезался в кого-то низкорослого и громко сопящего.

— Куда прёшь, верзила? — гневно воскликнул коротышка.

— Прошу прощения, мистер… Грыш?! — ахнул Блэк. — А ты тут какими судьбами?

Гоблин поднял на него чёрные глаза и расплылся в клыкастой улыбочке.

— Клянусь кувалдой Рагнука(3)! Мой дорогой друг! Вот так встреча! А мы пришли набить брюхо заливным угрем, — сказал Грыш, махнув когтистой рукой на столик у окна, занятый братьями Нахами и очаровашкой Фионой, с аппетитом аллигатора вгрызающейся в жирный кусок рыбы. — И над новым дельцем заодно кумекаем.

— Хорошее дельце? — с хитрым прищуром поинтересовался Бродяга.

Грыш рокочуще загоготал.

— Прибыльное. Дураки ведутся. Проверяем на родство всех желающих примазаться к чистокровкам!

— Вы?! — ахнул Сириус. — Какой лопух доверит гоблинам подобное? Где вы и где волшебники…

Нах даже не оскорбился, настолько всё это бредово звучало, учитывая, что гоблинам даже палочку волшебники иметь не разрешали — рылом не вышли.

— Не скажи! Лопух не лопух, а мы своего клиента всегда сыщем. Одного доверчивого хрыча уже нашли! Кровью на булыжник капнем, где надо подсветим… Сертификаты выдавать будем. Кнат им цена, конечно… Хотя как посмотреть… Бумага хорошая.

— Удачи, — со смехом пожелал Сириус.

— Слышал, ты в Азкабане успел засветиться.

— Было такое.

— Страшно там, говорят. Демоны летающие вьются, чувствами человеков питаются. Видел их?

— И видел, и слышал, разве что не целовался.

Грыш осклабился.

— Составишь нам компанию, Блэк? Рыбка здесь чудо как хороша!

— Чтобы в итоге заплатить за всё, что вы слопаете в пять глоток?

В дружелюбие гоблинов Сириус не верил ни секунды, а уж Блэков этот хитрожопый народец терпеть не мог вот уж несколько столетий. Дела вести с ними ещё можно, а угощения из их рук принимать не стоило.

— Вот за что уважаю тебя, так за жадность! — поняв Бродягу на свой манер, заявил Грыш — типичный жмот и сквалыга.

— Впрочем, — понизил голос Сириус, — поговорить бы не мешало. Я кое-кого ищу. Может, слышал чего о клыкастых на улицах Лондона? Вампир какой не пролетал мимо ваших окон?

— Дела так не делаются, — укорил его Грыш. — Ты просишь меня об услуге, но делаешь это без уважения.

— И почём нынче уважение?

— Шестнадцать сиклей.

— Девять.

— Шестнадцать, — настаивал Грыш, топнув ногой. — И только потому, что ты Фионе нравишься. Но больше комплиментов ей не делай, Блэк. Мы семья консервативная, межвидовые браки не одобряем.

Сириус остолбенел. Когда это он делал этому троглодиту в корсете комплименты?

— Десять, — сказал Сириус, оправившись от шока. — Ты можешь просить больше, но в кармане куртки у меня ровно десять монет.

— А ты хорош, — оценил гоблин. — Ладно! Жди. Я всё разузнаю.

Сириус занял свободный столик, откинулся на спинку стула и со скучающим видом принялся ждать, невольно прислушиваясь к витающим в воздухе разговорам.

— …коверкают магию!

— Так и есть! Маггловские выродки.

— Раньше их столько не было, а сейчас куда ни глянь — везде они. Расплодились и прут сюда в надежде на лёгкие денежки, порядки свои заводят. Обменный курс на маггловские фунты видели? Галлеон книззлу под хвост катится, — разглагольствовала волшебница в берете в виде жопки ежа. А их Бродяга повидал на своём веку достаточно — и в Запретном лесу, и на садовом участке Амелии Боунс.

— Куда смотрят наши люди в кабинетах? Слыхали, они квоты на рабочие места ввели для грязнокровок, чтобы те могли быстрее ассимилироваться. А нас, настоящих волшебников, спросили? Гнать их в шею! Может, завтра тролли или кентавры начнут разгуливать по Атриуму с портфелями под мышкой и решать, какие налоги с меня сдирать?

— Минчум — просто дурак! — в сердцах воскликнул граф Пьянкула. На его груди сверкнул значок с такой же надписью — и тут Земник постарался.

— Ничего, скоро Тот-Кого-Нельзя-Называть с ними всеми разберётся!

Бродяга был в растерянности.

Не секрет, что идеи Волдеморта поддерживали некоторые зажравшиеся чистокровки, но здесь сидели люди, далёкие от родовых мэноров и едва когда-либо спускавшиеся к сейфам гоблинского банка, и они на чём свет стоит поносили магглорождённых.

Вдруг чуткий слух уловил знакомый девичий голос, звенящий нотками смеха. Ноги сами пришли в движение, так что Сириус встал и двинулся между столиками. Вот показалась тёмная макушка, плечи, обтянутые цветастой тканью…

— Ада!

Девушка обернулась. Глаза широко распахнулись, напоминая блестящие драгоценные камни. Её будто бы окружал ореол богини радости, усиливающий природную красоту.

Увы, узнавание в её взгляде прямо влияло на скорость, с которой меркла улыбка на вишнёвых губах. Слишком быстро.

Сириус постарался заглушить в себе прежде незнакомое чувство разочарования, осознав, что причина перемены в ней — он. Обычно девушки реагировали иначе. Неприятное разнообразие. Обидное. Ему пришлось чуть ли не силой заставить себя отвести глаза от девушки. В попытке вернуть душевное равновесие Сириус сосредоточил внимание на людях, составляющих Аде компанию за столиком.

Все дамы, но выделялась одна. Это была азиатка в шёлковом платье с широкими рукавами, расшитыми цветами. Удивительное лицо. Гипнотический взгляд. Ей с одинаковым успехом могло быть как сорок лет, так и все семьдесят. Глядя на неё, Сириус подумал о бамбуковой роще под снегом, и о чашке из китайского фарфора с узором из «ледяных трещинок» в глазури… Озябший лес, остывающий чай.

От женщины веяло холодом.

«Нагини», — подсказал внутренний голос. Из пяти сидящих за столиком женщин лишь она могла быть главной, лишь она излучала невидимую силу. Кожа её поблёскивала.

— Кто это, Адриана? — спросила леди с хохолком светлых волос, придирчиво осмотрев Блэка с ног до головы. — Вы знакомы?

Ада помедлила; было видно, что она напряглась. Ноздри затрепетали.

— Клиент мистера Коффина, — солгала девушка, когда Бродяга открыл было рот. Ада зыркнула на него, дескать, лучше ему убираться подобру-поздорову.

— И приятель Адрианы. Сириус Блэк, — представился он и не думая уходить. — К вашим услугам, милые дамы.

Несколько секунд Нагини пристально смотрела на Сириуса, а, когда заговорила, её голос зазвучал почти ласково:

— Адриана сложно сходится с людьми. Я рада, что у неё появился новый друг. Меня зовут Нагини, Сириус. Выпейте с нами.

Судя по тяжёлому взгляду Ады, она бы скорее воткнула нож ему в сердце, чем угостила выпивкой.

Когда Бродяга приманил палочкой стул и разместился за их столиком, заказав лёгкую закуску, другие женщины тоже представились. Ни одна из них не была англичанкой ни по лицу, ни по имени: Бахира, Лаура, Мартина и Суна. Все они были милы с ним. Все они были прокляты.

— Нагини, — произнёс он, покрутив причудливое слово на языке, будто рыбную косточку. — Какое необычное имя.

— Его дал индийский волшебник, когда мне было четыре. Оно означает «змея», — с любезной улыбкой на губах рассказала Нагини. — Тот человек решил, что встретил на чужой земле ребёнка, отмеченного божеством, и выкрал меня из дома. Когда я выросла, я тоже его отметила, подарив ему самый сладкий поцелуй в шею. Первый и последний.

Её голос был нежен и отдавался в сердце, как песнь, противореча смыслу жутких слов.

— Мне жаль, что вам пришлось через это пройти.

— Некоторым людям с рождения предначертан тернистый путь.

— Неужели родители вас не искали?! Вот если бы у нас пропал ребёнок волшебников, авроры бы…

Улыбка Нагини стала шире и вместе с тем неприятнее. Сириус проглотил конец фразы и залился румянцем.

— Мы с сёстрами недавно перебрались в Магическую Британию. Приятно слышать, что её жители верят в справедливый суд и работу стражей порядка, несмотря на волнения из-за Волдеморта.

— Вы не боитесь произносить его имя, — пробормотал Сириус.

— Я встречала людей гораздо страшнее Волдеморта. Я знала магглов, убивающих тысячами за неправильную кровь, и волшебников, сжигающих врагов заживо. Я видела, как Геллерт Гриндевальд обращал в прах десятки людей, дирижируя палочкой, будто треск адского пламени и предсмертные крики были сочинённой им симфонией. Волдеморт не пугает меня так, как горящие заживо люди в моих кошмарах.

Сириус окончательно смутился. Он не привык слышать подобные речи от женщин, и вот уже вторая за сутки произносила нечто настолько жестокое и тревожное, что мороз шёл по коже.

— Вы из каких Блэков? — поинтересовалась волшебница, что при знакомстве назвалась Мартиной. Глаза у неё сильно косили, а губы складывались в трубочку. — Из тех самых?

Бродяга натянуто улыбнулся и кое-как сумел издать смешок из скованного инеем горла.

— По-видимому.

— В богатых семьях большие библиотеки, — вклинилась Бахира, переглянувшись с соседками. — Много у вас книг?

Сириус потёр шею. Он малость потерял нить разговора, и это отразилось на лице.

Слово взяла Нагини:

— Вы слышали легенду о волшебном источнике, исполняющем желания? — спросила она, взяв его взгляд в плен. — Он не сделает человека богатым, не пробудит любовь в холодном сердце, но его воды способны подарить старику молодость, калеке — ноги, глупцу — разум, дурнушке — красоту, а трусу — храбрость. Они смоют все болезни и снимут проклятья.

— Даже проклятье маледиктуса? — уточнил Сириус.

Ада больно ударила его голень мыском туфли под столом.

Нагини кивнула, даже не удивилась его осведомлённостью.

— Любое.

— Мы ищем его! — клекочуще воскликнула Лаура, и чубчик на её голове дёрнулся от возбуждения. — Путь к источнику зашифрован в старинной книге волшебником по имени Карузос.

— Сожалею, но я никогда о таком не слышал, — с искренним сочувствием сказал Сириус.

Ада громко фыркнула.

— Даже Морфеус Коффин оказался бессилен, что уж говорить об избалованном богатеньком мальчике.

С улицы донёсся невнятный шум, и входная дверь с треском распахнулась. Авроры ворвались в помещение, полетели заклинания.

— Всем оставаться на местах!

Сириус подскочил от неожиданности, а его собеседницы разом взорвались цветными искрами, обернувшись от испуга в животных, и лишь их предводительница сохранила невозмутимость и человеческий облик. Ада пискнула, прижав уши к голове. Лаура взлетела к потолку белоснежным попугаем. Бахира спрятала голову в черепаший панцирь. На стуле, где только что была Суна, восседала злая-презлая коза. Мартины вообще не было видно, но Сириус слышал, как что-то бьётся об пол.

— Никому ни с места! — скомандовал аврор.

Его коллеги в алых мантиях рассредоточились по периметру зала. Один страж порядка двинулся на второй этаж. Вязь заклинаний лилась с аврорских палочек, сплетаясь в замысловатый узор под потолком, — аппарировать отсюда никому не удастся.

Посетители «Логова» возмущённо загудели, словно пикси, застрявшие в законопаченной трубе. Авроры вздёрнули лепрекона на ноги, скрутив ему руки за спиной.

— Никакой ворожбы! — объявил показавшийся в проходе между столиками Сэвидж. — Мы ищем опасного контрабандиста. Просим отнестись с пониманием к личному досмотру и не оказывать сопротивление.

Он подал знак чернокожему аврору, чьё имя вылетело у Сириуса из головы, и тот, снова открыв дверь «Логова», впустил внутрь двух служебных собак.

«Ириска!» — узнал одну из них Сириус.

Нагини поднялась на ноги и плавным шагом начала обходить стол. Молоденький аврор вскинул палочку и выкрикнул предупреждение. Она не отреагировала. Сейчас в неё выстрелят проклятьем!

— Стойте! — воскликнул Сириус, резко встав и подняв руки, демонстрируя, что в них ничего нет. Что делать дальше, оказавшись под прицелом уже трёх палочек, Бродяга придумать не успел.

Нагини отодвинула стул и подняла с пола что-то продолговатое и блестящее, не дав Ириске вцепиться в это нечто зубами.

Рыба! Оказавшись в руках, она отчаянно забила хвостом, глотала ртом воздух.

«Нет, не рыба, — догадался Бродяга. — Мартина!»

— А ну стоять! — рявкнул Сэвидж.

Нагини словно и не слышала. Она осторожно опустила Мартину в кувшин с водой. Кончик палочки аврора практически упирался ей в грудь.

— Было бы ужасно нес-справедливо, если бы это невинное создание погибло, — прошелестела Нагини, наконец подняв глаза на Сэвиджа. — Вы с-согласны?

— Вернитесь на своё место, мэм, — процедил тот и перевёл тяжёлый взгляд на Сириуса. — Опять ты. Опустите палочки, ребята.

Без оружия перед собственным носом и дышалось легче. Сириус демонстративно размял плечи, пока других посетителей одного за другим бесцеремонно поднимали на ноги и подвергали проверке сканирующими щупами.

Молодой аврор кивнул в его сторону:

— Это кто такой?

— Сириус Блэк, — недовольно бросил Сэвидж. — Пусть идёт отсюда от греха подальше.

Нагини вернулась за стол. Её глаза казались Бродяге почти чёрными. Ириска зарычала, словно чувствовала исходящую от женщины опасность.

Сириус решил не испытывать терпение господ-авроров. Пора и честь знать. Он подхватил дрожащую Аду, благо та весила до смешного мало. Сириус сгрёб в охапку и её одежду, надеясь заодно прихватить и палочку, если та лежала в кармане женской юбки. Адриана злобно тявкнула где-то под подбородком.

— Это ещё что такое? — накинулся аврор.

— Моя любимица, — и глазом не моргнув, соврал Сириус. — Всегда беру её с собой, когда иду по кабакам. Она не даёт мне набраться до докси перед глазами. Пугливая только.

— Какая странная у вас собака…

— Пропусти его, — сказал чернокожий аврор и осуждающе покачал головой, заметив приколотые значки на куртке.

«Надо было взять у Земника ещё больше», — прикинул Сириус, выпятив грудь. — «Всем дражайшим родственникам — и не надо голову ломать с подарками на Рождество».

— Но Кингсли…

— Начальник сказал, что Блэк может идти.

— Выпроводите его уже отсюда! — гаркнул Сэвидж в доказательство слов Кингсли.

Люди расступились перед Бродягой, точно морские воды перед еврейским народом.

— Ириска! — крикнул он на выходе из «Логова» и улыбнулся во все тридцать два зуба. — Это не то, что ты думаешь! Не ревнуй!


* * *


Сириус понятия не имел, куда несли его ноги. Адриана смирилась со своей участью и больше не вырывалась, завёрнутая в ткань, будто в кокон. Не так он себе это представлял, совсем не так. Девушка в его руках должна страстно дышать ему на ухо, обвивать руками шею, гладить грудь и плечи, а не сопеть рассерженным мотором, прядя ушами. Хвост Ады он старался не задевать, так как и сам не любил, когда кто-то прикасался к этой части тела.

Краем сознания Бродяга понимал, что ей достаточно поднять голову всего на фут, чтобы вцепиться зубами ему в горло.

После очередного поворота Адриана заворчала — терпение кончилось. Сириус завернул в тупичок у аптекарского огорода и осторожно опустил свою ношу на землю.

— Я не смотрю. Я же джентльмен.

Он отвернулся, прислушиваясь к каждому шороху, благо воображение — его богатство. Свет фонарей сюда не добирался, а луна давно укатила в кэбе в другую часть неба, оставив в облаках колею из звёздной россыпи. Вдалеке гремело рифленое железо на крыше. Две омытые дождём кособокие тыквы на грядке тянулись усами к ногам Блэка, будто просили о помощи от атаки уродливых палок обезглавленного укропа.

— Авроры искали контрабандиста, — задумчиво протянул Сириус и лукаво улыбнулся. — Или контрабандистку?

— Есть хочется, — сказала Адриана, проигнорировав вопрос. — Мог бы прихватить заодно что-нибудь со стола или забрать с собой моих подруг.

Сириус расхохотался, обернувшись к ней. Она только-только надела блузу и теперь высвобождала волосы из-под ворота только для того, чтобы перевязать их красной лентой.

— Прости, но я не тяну на смотрителя зоопарка. Попугаиха ваша, кстати, улетела — я видел. Между прочим, платье она не потеряла… ну… в отличие от некоторых.

Ада сделалась недовольной и пристыженной. Она отодвинулась ещё дальше в тень.

— Другие опытнее меня — только и всего.

— А я что? Я не возражаю! — Сириус подмигнул, а затем переключился на серьёзный лад, решив не смущать больше девушку с трепетной, как оказалось, душевной организацией. — Нагини позаботится об остальных. Думаю, ей это по силам.

Ада кивнула.

— Главное, чтобы ей самой ничего не угрожало.

— Не похоже, чтобы она не могла дать отпор.

— Человеку — да, — согласилась Адриана. — Я беспокоюсь из-за вампира — выродка Камазотца(4).

У Сириуса зачастило в груди.

— Вампира? — эхом повторил он, сглотнув от волнения.

— Несколько дней назад он напал на Нагини и попытался убить её, но она обратилась и ударила его хвостом.

— Моему другу не повезло так, как твоей наставнице, — поделился Сириус. — Он был анимагом и превращался в крысу. В таком виде он разве что одолел бы таракана.

Мысли лихорадочно метались у Бродяги в голове, и он пытался найти в услышанном хоть какой-то смысл, связать два нападения.

— Может, тварь просто точит зуб на тех, кто обращается в животных? Тогда ты тоже в зоне риска! Ада, надо что-то делать! У меня есть сквозное зеркало для связи с друзьями. Два зеркальца. Питеру теперь не пригодится. Возьми, если этот крово…

Адриана шагнула к нему, без единого слова взяла его за грудки, и поцеловала. Быстро и решительно. Губы почти сразу разомкнулись. Сириус стоял как громом поражённый, не зная, куда девать руки, пальцы, сердце, язык… Дух вылетел из тела, поглядел на нелепого идиота, у которого не хватило ума даже обнять девчонку хорошенько, и влетел обратно. Ещё несколько секунд с близкого расстояния Сириус мог разглядеть каждую чёрточку девичьего лица. Глаза Ады смеялись. И опять он был причиной смены её настроения.

Она отодвинулась от Сириуса, и лишь тогда он опомнился, будто вышел из зоны поражения чарами слабоумия.

— Всё-таки я тебе понравился.

— Не знаю, — выдохнула девушка, зарозовевшись. — Я не могу быть уверена, сколько пробуду человеком, а тут ещё какая-то тварь ошивается рядом, авроры опять же… Зачем терять время зря? Захотела — сделала.

— Больше не хочешь? — Сириус старался придать голосу побольше дерзости, но вопрос прозвучал драматически-жалостливо. Бродяга остался сам собою недоволен.

— Увидимся, — сказала Адриана и ушла, покачиваясь, как каравелла. — Не волнуйся за меня.

И как это понимать?!

«А чего гадать? Остановить! Развернуть! Зарекомендовать себя получше! Время убегает!»

Сириус тронулся с места и чертыхнулся, споткнувшись о тыквенный ус.

— Господи! Мерлин! Боже ты мой! — Бродяга только с третьего раза нащупал молнию на собственном кармане, откуда извлёк палочку. — Диффиндо!

Освободившись, он завернул было за угол, но тут на него, словно боггарт из буфета, выскочил гоблин.

— Удрал, значит, — выдохнул Сириус, признав в нём злющего Грыша. — Я почему-то и не сомневался.

— Не хорошо врать гоблину, Сириус Блэк.

— Когда это я тебе солгал?

— Сказал, десять сиклей в кармане, а сам женских человеков угощал, — обнажив мелкие, острые зубы, обвинил его Нах.

— В кармане куртки и правда всего десять. В кармане брюк — галлеон, — усмехнулся Бродяга. — Где же тут обман?

Грыш пробурчал что-то на гоббледуке — вряд ли приятное.

— Вампир прибыл с материка. За ним серьёзные люди стоят. Имя у него «стреляющее». Где гроб прячет — сам ищи.

Вот и всё. Грыш юркнул в темноту, откуда на Сириуса таращились несколько пар светящихся жёлтыми бликами глаз его сородичей. Затем и эти огоньки погасли.

Как и надежда Блэка догнать Аду. Сердце у него колотилось бешено. Бродяга остановился и почесал затылок. Постепенно к нему возвращалась способность нормально соображать. Как у здорового человека. Он знал дорогу в лавку Коффина, а готов был бежать за девушкой, будто бы она отчаливала на край света. Всё-таки нанюхался он какой-то дури в этом «Логове»…

— Так и знала, — голос Доркас налетел на Сириуса вместе с порывом ветра. — Мне хорошо знакомо твоё упрямое выражение лица. Как увидела его сегодня — сразу поняла, что ты пойдёшь в Лютный, как бы ни запрещали.

Взгляд блекло-голубых глаз вышедшей к нему Медоуз казался совершенно бесстрастным. Она облачилась в чёрную мантию наподобие тех, что носили Пожиратели смерти, разве что слуги Волдеморта — пижоны с претензией на аристократизм — обычно украшали балахоны серебряной вышивкой или металлическими вставками. Одежда Доркас всегда больше напоминала траурный наряд.

Сириус снова вспомнил о колдофото на журнальном столике и снятых качелях. Он никогда не лгал этой волшебнице и твёрдо решил, что никогда не будет от неё что-то скрывать.

— Я был в «Логове акромантула».

— Нетрудно догадаться. Везде успеваешь, — сказала Медоуз, не став бранить его за самодеятельность. — Идём.

Сириус послушно пошёл рядом, внимая каждому слову.

— У Волдеморта есть свой человек в Отделе тайн. Всё зашло слишком далеко. Нам стало известно, что в одной из секретных лабораторий случился пожар, образцы лекарства для оборотней были уничтожены огнём.

— Я пытался разговорить Нотта…

— Знаю. — Доркас посмотрела на Сириуса с необычным для неё теплом во взгляде. — Я знаю. Это было трудное задание. В Азкабан далеко не каждый согласится сесть по доброй воле.

— Спасибо, — прошептал Сириус.

Медоуз тронула его плечо.

— У Ордена шпион среди Пожирателей смерти. Почему он не может разузнать всё, что нужно?

По крайней мере, ему удалось удивить Доркас. Она не ожидала, что Сириус был в курсе столь чувствительного для фениксовцев секрета.

— Потому что он не входит в ближний круг Волдеморта, а нам бы пригодился кто-то из его непосредственного окружения. Кто-то чистокровный и состоятельный. Казна Пожирателей не наполняется по волшебству, и они постоянно вербуют новых сторонников. Это нам на руку.

«Регулус! Регулус мог быть вхож в этот чёртов круг!» — образ брата всплыл в сознании моментально, но Сириус благоразумно запихнул его подальше в чертоги разума.

— У нас есть подходящий кандидат, — продолжила Доркас, достав волшебную палочку. — Сейчас мы встретимся с волшебником, на помощь которого рассчитывает Грюм, однако, пока я не буду уверена на все сто процентов в том, что Натаниэлю Нотту можно доверять, я не одобрю предложенную Аластором авантюру. — Медоуз взглянула на Сириуса и тяжело вздохнула. — Но если нашёлся человек, готовый ради нашей победы сесть в Азкабан, возможно, найдётся и тот, кто согласится принять Чёрную метку.

Бродяга не был уверен, что понимает, о чём она говорила.

— Побудешь моим защитником, Сириус, — сказала Доркас. — А теперь будь добр, прими анимагическую форму.


1) Сэнди (Sandy) — язвительное прозвище шотландцев у англичан.

Вернуться к тексту


2) Count Drunkula (граф Пьянкула) — английский эвфемизм для человека в состоянии сильного алкогольного опьянения.

Вернуться к тексту


3) Рагнук Первый — искусный кузнец 10-11 веков, король гоблинов.

Вернуться к тексту


4) Камазотц — легендарный вампир Южной Америки, порождение древних верований и фольклора, все вампиры — его «дети».

Вернуться к тексту


Глава опубликована: 24.07.2023
Отключить рекламу

Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 1131 (показать все)
Эплби
Edelweiss

Это не та дама из Горбин и Бэркс, которую спасла Гермиона?))

Ага, вот я на нее и подумала :))

Все ж отношения старых заклятых друзей будоражат :) Гриндевальд хотел склонить Альбуса на темную сторону , но тот не склонился :)))
Ну, какой же прекрасный роман, дорогая Edelweiss! Это мой самый любимый фик всех времен. Вы единственная, у кого получилось "оживить" Сириуса из всех авторов, которых читала. Обычно от его образа создается тягостное ощущение неотвратимого шествия к смерти, будто ему нет места среди живых. Вашему Сириусу еще как есть место, он живее всех живых! Кажется, уже об этом писала. Интересно, для Джеймса тоже будет место или он в этом произведении не проявится как полноценный персонаж? Или даже, не дай Боже, погибнет согласно канону? Гриндевальд прекрасен, спасибо! :)
Edelweissавтор
Вашему Сириусу еще как есть место, он живее всех живых! Кажется, уже об этом писала. Интересно, для Джеймса тоже будет место или он в этом произведении не проявится как полноценный персонаж?
У Сириуса иммунитет в этом фанфике. Он точно дотянет до самого конца и сохранит свои лучшие качества, притупив худшие!)

Джеймсу я уделять много времени не буду и, если откровенно, не оч. хочу. Я не люблю этого Поттера; в том смысле, что мне писать о нём скучновато. Он простоват, в нём нет "изюма", моральной дилеммы. Гада я из него никогда не сделаю, гнобителем Снейпа я его не вижу - там всё обоюдно было или по делу, его ухаживания за Лили мне безразличны (устоявшиеся пары и флафф - мимо меня), о маленьких детях и родителях я не пишу, так что и отцовству его уделить внимание толком не сумею. Ну и ещё один весомый аргумент: нельзя объять необъятное)) Фф уже огромен. Я не в силах уделять внимание всем персонажам Ро.
Edelweiss
Согласна! Но вот именно странно, что такого скучного канонного Джеймса любил Сириус, и они были лучшими друзьями. Да и Ремус скучный, надо сказать. Быть может, однажды Ваш талант сможет преобразить и этих персонажей тоже? Увидеть их иначе, даже отойдя от канона? :) Фф уже огромен? Не заметила... Как будто бы мы только на середине, ведь замыслы Гриндевальда даже не начали приоткрываться и воплощаться в жизнь. Где грандиозный коварный план захвата власти и нейтрализации Лорда? Геллерт еще должен разыграть свою красивую партию в покер! Мы ждем :)
Edelweissавтор
Но вот именно странно, что такого скучного канонного Джеймса любил Сириус, и они были лучшими друзьями. Да и Ремус скучный, надо сказать.

Это мне он скучен)) Т.к. персонаж вовсе не близок.
А Сириусу было с Джеймсом, судя по канону, очень весело и прикольно, кошмарили они там и в хорошем смысле и в плохом всю школу.
Часть фандома с удовольствием будет читать про школьные проделки и похождения Мародеров, вылазки в Хогсмид и ночные прогулки с Лунатиком в полнолуние, романы Сириуса, попытки вызвать ревность Лили со стороны Джеймса, пирушки в гостиной Гриффиндора)) Я и сама иногда почитываю про юность Мародёров... и у других авторов Джеймс порой та ещё шкодня и зажигалочка. Они его чувствуют. Я - нет.
Мне самой школьные годы писать вообще не хочется. Я устала от перечитывания переписанных 7ми лет Гарри в Хоге всеми способами, опекунов его всех мастей, я далека от описания уроков, конфликтов с пед. составом, не люблю описывать квиддичные матчи между факультетами... А Джеймс - всё равно что сосредоточие всех этих деталей, вне Хога его сложно представить.
Ремус (раз вы его упомянули) уныл по характеру, и он таким и задуман: очень правильным и предсказуемым. Предсказуемость хороша в жизни, но для писательства - ни в коем случае.
Поэтому могу точно сказать, что с этими двумя ребятками я связываться не буду в будущем тоже(((
Показать полностью
Edelweissавтор
Где грандиозный коварный план захвата власти и нейтрализации Лорда? Геллерт еще должен разыграть свою красивую партию в покер!
Всё будет)))
Очень беспокоит плохое самочувствие Гермионы, так ярко выраженное в этой главе. Видимо, перемещения во времени на все(х) откладывают свой отпечаток…
Rrita
Очень беспокоит плохое самочувствие Гермионы, так ярко выраженное в этой главе. Видимо, перемещения во времени на все(х) откладывают свой отпечаток…

Два больных человека пытаются забороть бессмертного Тома
Гермиону ещё ж и совесть заедает. Роули на вылет, Снейпа не то вычеркиваем, не то даём шанс. Взялась вершить судьбу мира - надо соответствовать масштабу игроков.

Кричер обрёл любимую хозяюшку своего горячо любимого хозяина и трещит от счастья. Загляденье. И пояс из собакена сверху)).

Лорелей так легко слила Роули? Просто: надо, значит надо? Или она ещё не обо всем в курсе?
Лорелей так легко слила Роули? Просто: надо, значит надо? Или она ещё не обо всем в курсе?

Не в курсе явно)
Слишком жизнерадостная.
Rrita
Очень беспокоит плохое самочувствие Гермионы, так ярко выраженное в этой главе. Видимо, перемещения во времени на все(х) откладывают свой отпечаток…
Она явно беременная
Edelweissавтор
Видимо, перемещения во времени на все(х) откладывают свой отпечаток…

Объяснения всех недугов будет позже. Гермиона прекрасно осознаёт всё, что происходит.

Два больных человека пытаются забороть бессмертного Тома

Начнём с того, что надо убрать слово "бессмертного")

Лорелей так легко слила Роули?
Она ещё и правда не в теме. Идиллия в семье Роули-Забини была ей по душе, а тут такой удар на подходе.

Кричер обрёл любимую хозяюшку своего горячо любимого хозяина и трещит от счастья. Загляденье. И пояс из собакена сверху)).
Кричер должен полюбить хозяюшку в такой мере, чтобы вопрос о статусе её крови не поколебал его чувств))
Edelweissавтор
Kireb
Rrita
Она явно беременная

На всякий случай инфа для всех, кто на полном серьёзе может подумать в эту же степь:
никаких беременных Гермион в моём творчестве (исключение было один раз - в эпилоге! др фика). Я не поклонница этого сюжетного поворота ни под каким соусом, про внезапно-беременных не пишу и не читаю.
Edelweiss
Kireb

На всякий случай инфа для всех, кто на полном серьёзе может подумать в эту же степь:
никаких беременных Гермион в моём творчестве (исключение было один раз - в эпилоге! др фика). Я не поклонница этого сюжетного поворота ни под каким соусом, про внезапно-беременных не пишу и не читаю.
Уфф...
И на том спасибо!
про внезапно-беременных не пишу и не читаю.
А как вот не читать, если оно внезапное?
Памда
А как вот не читать, если оно внезапное?
Токсикоз никто не отменял)))
Edelweissавтор
А как вот не читать, если оно внезапное?
Ну, оно ж не совсем-совсем внезапное. Начитанность уже, что ли, помогает это чуять. Да и прощаюсь я легко с текстами, закрываю, если вдруг что.

Обычно быстро понимаешь, если всё ведёт к мелодраме, где Гермиона начинает беременеть. Не переношу на дух я этот поворот, если вокруг него пляшет сюжет, а иначе и не бывает.
Весь фф сводится к "кто отец, скажу ему-не скажу, скрывать годами ребёнка, ребёнок болеет проклятьем - придётся сказать чистокровному отцу, примет ли меня любовник или муж с чужим ребёнком, измена-не измена, будет ли воспитывать Гарри моего сына от Драко/Снейпа/Нотта, Джинни крёстная, карьера или семья".
Это не моё всё категорически. Я фанфики прихожу читать ради магии и приключений, а не страданий нжп по имени Гермиона в духе сериалов канала Россия и Домашний.
Edelweiss
Ну, оно ж не совсем-совсем внезапное. Начитанность уже, что ли, помогает это чуять. Да и прощаюсь я легко с текстами, закрываю, если вдруг что.

Обычно быстро понимаешь, если всё ведёт к мелодраме, где Гермиона начинает беременеть. Не переношу на дух я этот поворот, если вокруг него пляшет сюжет, а иначе и не бывает.
Весь фф сводится к "кто отец, скажу ему-не скажу, скрывать годами ребёнка, ребёнок болеет проклятьем - придётся сказать чистокровному отцу, примет ли меня любовник или муж с чужим ребёнком, измена-не измена, будет ли воспитывать Гарри моего сына от Драко/Снейпа/Нотта, Джинни крёстная, карьера или семья".
Это не моё всё категорически. Я фанфики прихожу читать ради магии и приключений, а не страданий нжп по имени Гермиона в духе сериалов канала Россия и Домашний.
➕➕➕➕➕➕➕
Valerie555
Edelweiss
Согласна! Но вот именно странно, что такого скучного канонного Джеймса любил Сириус, и они были лучшими друзьями. Да и Ремус скучный, надо сказать.

А я почему-то задаюсь всегда вопросом , как Петтигрю затесался в их компанию … :)
Edelweissавтор
как Петтигрю затесался в их компанию

Вопрос: сколько мальчиков Гриффиндора было в 1 спальне в то время? Может, всего четверо? И один был бы изгоем, получается? При нём и дела не обсудишь в таком случае. Это неудобно. Пусть лучше рядом помалкивает и кивает. Ну и... из жалости. Джеймс мог вполне его пригреть под крылом, потому что ничто меня не заставит считать Поттера плохим только из-за его внутренних тёрок со Снейпом.
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх