↓
 ↑
Регистрация
Имя/email

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Цунами (гет)



Потеряв друзей, Гермиона Грейнджер обращается за помощью к узнику, запертому в самой высокой башне Нурменгарда. Она заключает рискованную сделку и получает шанс повлиять на прошлое.
Но, бросая камни в воды времени, нужно быть готовым к тому, что поднимутся волны.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 21. Горечь

Миссис Фигг разрыдалась у неё на плече. В тревожных думах Арабелла успела сотню раз похоронить и оплакать Гермиону за последние дни.

— Ты должна была предупредить, что задержишься у дальних родственников! Я волновалась!

— Я совершенно потеряла счёт времени. Простите меня.

— Я так скучала по нашим разговорам за лавандовым чаем, что назвала новенькую Джейни, — доложила Арабелла, и Гермиона признала ещё одного представителя кошачьего племени, выглядывающего из-под шкафа для посуды. Оставалось порадоваться, что в день знакомства с миссис Фигг она не представилась настоящим именем, иначе бы под буфетом сейчас сидела какая-нибудь Миона или Герми — и ещё неизвестно, что хуже.

Миссис Фигг оказалась отходчивой. Или побоялась, что слезами спугнёт долгожданную партнёршу по игре в криббедж. Узнав, что Гермиона вернулась в Англию и не собирается окончательно съезжать, она разулыбалась.

Гермиона усадила её на софу и вручила подушку с рюшами, которую Арабелла обняла, словно ребёнок — мягкую игрушку.

— Накапай мне, дорогая, пять капель умиротворяющего бальзама.

Это была самая простая просьба за день, но, как оказалось, невыполнимая. Нужный пузырёк был пуст, даже горлышко кто-то тщательно вылизал — кто-то явно неравнодушный к валериане, входящей в состав бальзама.

Гермиона выглянула в окно. Погода в пригороде была чудесной. Ветви деревьев тронуло золото приближающейся осени, но воздух пока оставался тёплым.

— Я быстренько сбегаю в Косой переулок! — крикнула Гермиона. — Зайду в аптеку, а потом куплю чернила.

Миссис Фигг, которой как-то уж совсем внезапно полегчало, воспользовалась случаем и набросала целый список покупок, венцом которого стал торт в честь возвращения Гермионы. «Быстренько» больше не получится. Но было в этом нечто трогательное, родное. Никто в этом времени не проявлял к ней столько сердечного внимания, сколько эта одинокая кошатница. Как тут отказать? Так что несколько минут спустя Гермиона встала в очередь в кондитерской Шугарплама, надеясь, что никто из пяти человек впереди неё не перехватит последний Баттенбергский торт на витрине.

Пироги, конфеты, карамель — от содержимого полок разбегались глаза. Гермиона стоически отводила взгляд от машущих лапками мармеладных мишек. Нет, она не заберёт их с собой, как бы ни уговаривала её мигающая реклама. Маггловские мармеладки хотя бы не дёргались, когда им откусывали головы. Нет! Заполучив вожделенный торт, Гермиона вышла из магазина.

Снаружи было больше народа, чем обычно. Все куда-то спешили. Август в Косом переулке — время беготни родителей школьников. И всё же число взрослых волшебников поражало. Поток людей сбегался к центру площади перед банком.

Гермиона поднялась на цыпочки, чтобы рассмотреть, куда все так стремятся. Перед «Гринготтсом» соорудили помост и поставили трибуну.

— Вот те раз! — воскликнул кто-то рядом.

Гермиона инстинктивно потянулась за палочкой.

— Так ты, оказывается, волшебница! — Сириус Блэк улыбался ей от уха до уха. — Помнишь меня? Мы встречались в маггловском квартале…

— Да-да, — поспешно сказала Гермиона. — Помню. Сириус.

Брат Регулуса стоял перед ней с подтаявшим мороженым в руке и не думал идти своей дорогой.

— А твоё имя я так и не знаю.

— Джейн. Гермиона Джейн Грейнджер, — отчеканила она, рассудив, что скрываться уже бессмысленно. Она и так сильно наследила.

— Вы с Регулусом споётесь. Он тоже любит представляться не по-человечески, всё равно что на приёме у королевы. Регулус Арктурус Блэк. У меня с этим дела попроще. Так ты не маггла. Это хорошо. Нет, не подумай, что я фанатик чистоты крови! — Он рассмеялся, найдя фразу забавной.

Этого времени хватило, чтобы Гермиона собралась с мыслями. В конце концов, перед ней всего лишь молодой крёстный её друга, шутник и повеса. Она знала Сириуса. Он хороший человек.

— Но что же вы делали в маггловском районе в маггловском кафе в маггловском прикиде? — поинтересовался Бродяга.

Она пожала плечами.

— Почему бы и нет? Люблю эксперименты.

Сириус присвистнул.

— Что здесь происходит? — спросила Гермиона.

Он оглянулся на помост.

— Сегодня выступает Гарольд Минчум, все собрались послушать его предвыборную речь. Работа с электоратом.

— Сам министр магии?! Он спятил? Это же опасно!

— Ну-у-у… — Сириус откусил мороженое и громко посмаковал его во рту. — Самого министра ждать не приходится. Всего лишь двойник под «Обороткой».

Гермиона с недоумением воззрилась на Блэка.

— И все об этом знают?

— Уж точно догадываются. Какая разница, кто выступает, если все твердят одно и то же? Как по мне, лучше бы посадили говорящую картофелину. Когда в неё полетят помидоры, получится салат.

— А Пожиратели смерти? — не унималась Гермиона. — Они же не дураки. Они понимают, что человек за трибуной — фикция. Тогда зачем столько охраны фальшивому министру? Я насчитала двенадцать авроров!

— И ещё столько же вне поля зрения. Может, прихвостни Волдеморта и появятся, — меланхолично произнёс Сириус. — Может, нет… Сомневаюсь, что они снова рискнут сюда сунуться. Их явно ждут. Я вообще сюда притопал на встречу с друзьями, но они как под землю провалились. Всю площадь обошёл — ни следа ни Питера, ни Ремуса. Ну, хоть не с пустыми руками их ищу. Шоколадное мороженое с шоколадной крошкой в шоколадном стаканчике… М-м-м… Раздают на халяву. Хотел взять клубничное, но его разобрали…

Гермиона застыла, чуть не выронив сумку с десертом. Она напрочь забыла о самом опасном человеке на пути к её цели. Питер Петтигрю превратился в крохотную мышку и выскользнул из её сознания. Он остался в гиблых подвалах Малфой-мэнора, о которых Гермиона старалась не вспоминать, заперев эти образы в самом дальнем уголке своей памяти.

— Я тут живу неподалёку, — внезапно сообщил Сириус. — Врать не стану: квартиру мне оставил дядя. А вот Регулус живёт с родителями — это так, к слову пришлось…

Гермиона несколько раз моргнула, вникая в смысл слов, и расхохоталась.

— И как этот ботаник тебя заполучил? Ты совсем не его типаж!

— А какой у него типаж? — спросила она, отсмеявшись.

Сириус озорно улыбнулся.

— Отчаянная библиотекарша.

— Может, это я такая невзыскательная…

Он покачал головой.

— Не сказал бы. К такой и на драконе не подъедешь. Подошёл красивый парень, а она хватается за палочку. Ну-ну… Ладно. Рад был поболтать, но мне ещё разыскивать двух сгинувших товарищей. Смотри, как небо потемнело! А ведь ничего не предвещало!

И правда! Она подняла голову, всматриваясь в бугристые тучи — мрачную вихрящуюся массу, совпадающую по цвету со строгим пальто показавшегося на импровизированной сцене министра.

Когда Гермиона вновь посмотрела на Сириуса, он уже протягивал ей наколдованный розовый зонтик, украшенный кружевными цветами.

— Возьми! Пригодится.

— Похоже, что он не от дождя, а от солнца.

— Так и дождь ещё не начался. Или вы, юная мисс, принимаете зонтики исключительно от одного конкретного Блэка?

— Если мне понадобится зонт, я наколдую его сама, — парировала Гермиона.

— Нет, ну где он тебя отхватил?..

Вокруг раздались овации. Толпа приветствовала министра.

— Долго не стой тут, — сказал Сириус. — Простудишься, и Реджи не захочет тебя целовать. Мой братик донельзя брезгливый тип. Ему нужна девушка при полном параде.

Он развернулся и пошёл прочь, так и держа в одной руке чудной зонтик, а мороженое — в другой.

Тем временем министр помахал загалдевшей публике. Подтянулась магическая пресса.

Гарольд Минчум проиграет грядущие выборы, второго срока не будет, так что Гермиона не ожидала услышать ничего сверхъестественного. В историю этот человек вошёл под прозвищем «Министр-повитуха». При нём дементорам впервые за три сотни лет позволили расплодиться. Эксперимент вышел из-под контроля, и часть тварей в срочном порядке вывезли в Девоншир, где они вольготно расселились по Гримпенской трясине.

Минчум добрался до трибуны, раскланялся, улыбнулся в камеры… и приставил палочку к горлу, чтобы чарами усилить голос.

— Добрый день, дамы и господа! Через два месяца исполнится пять лет моему пребыванию на посту министра магии. Пять лет я был верным слугой своего народа и с гордостью нёс…

И всё же как быстро похолодало. Гермиона поёжилась от зябкого тумана, просочившегося между собравшимися волшебниками, закручивающегося вокруг лодыжек. Платье с короткими рукавами не могло скрыть мурашки, побежавшие по её рукам.

— …оглянувшись на пройденный путь, и без страха шагнуть в будущее!

Сириуса и след простыл. Да и ей пора бы честь знать. Вот только толпа приросла. Раньше Гермиона стояла с краю, но теперь за её спиной собрались ещё люди. Она осторожно двинулась между волшебниками и волшебницами, удаляясь от трибуны. Путь ещё больше затруднили редкие открывшиеся зонтики.

Голос Минчума резво разносился над площадью:

— Я не допущу, чтобы магглорождённые маги были подвергнуты несправедливым гонениям! — обещал человек на помосте. — Я решительно осуждаю действия тех, кто называет себя Пожирателями смерти, и их лидера, подрывающего мирную жизнь свободного волшебного сообщества Британии! Призываю этих людей сложить палочки и явиться в Аврорат добровольно, перестать отравлять нашу молодёжь разрушительными идеями о превосходстве одних волшебников над другими на основании статуса крови! Все предпринятые мной меры…

Гермионе приходилось смотреть себе под ноги, чтобы не оттоптать кому-нибудь башмаки. Первые капли дождя упали ей на волосы. Сумка с покупками била по бедру при каждом шаге.

— …защиту Азкабана меня вынудила напряжённая внутриполитическая обстановка.

Туман поднялся выше. Паника резко охватила Гермиону. Зрение стало подводить. Ведь не могло же оказаться столько змей у неё под ногами? Не могло! Откуда взялись эти твари?! Откуда выползли?

Рядом кто-то закричал. Голос министра стих, и всё вокруг одновременно пришло в движение. Волшебники дружно бросились врассыпную. Они топтали змей, словно их не видели.

— Крысы! — вопила женщина возле фонаря и трясла руками. Но стряхивать было нечего. — Снимите их с меня! Они карабкаются по мне, карабкаются! Они кусают!

Какой-то мужчина упал на брусчатку и заплакал, сжавшись в позу эмбриона, вздрагивая от каждой капли, словно вместо дождевой воды с неба лилась кислота. Гермиона посмотрела наверх и зажмурилась, когда небо пронзила молния, оставив под веками яркие пятна. Она не должна открывать глаза. Не должна, иначе сойдёт с ума, свихнётся. Она слышала их шипение. Они здесь. Вокруг. Тысячи! Сотни тысяч ползучих гадов. И среди них змея Волдеморта. Её не могло не быть.

— Нагини голодна, — прошелестел туман на ухо Гермионы. Что-то влажное коснулось колена, и она, не разбирая дороги, сорвалась с места, бросив несчастную сумку.

Фальшивый министр кричал от ужаса. Его было слышно на площади даже без Соноруса:

— Я не Минчум! Не трогайте меня! Помогите!

Гермиона столкнулась с аврором, в его брошенном мельком взгляде плескался животный страх.

— Живым я тебе не дамся, нечисть! — воскликнул он и выпустил в неё проклятье. Гермиона едва увернулась, поскользнувшись на липкой от крови брусчатке.

По шее скользнула змея. Гермиона вскочила и попыталась отбросить её прочь, дёрнула раз, два… Больно! Она выдрала прядь собственных волос.

Дорога впереди показалась ей бесконечной. Тёмные силуэты в клубящемся тумане двигались к сцене, не обращая внимания ни на царапающего горло гоблина со значком в поддержку министра, ни на сражающегося с невидимкой аврора.

— Добрый день, дамы и господа! — эхом разнеслось над площадью. У трибуны возник мужчина в чёрной мантии, струящейся по его плечам подобно шёлку. — Господин министр питает явную слабость к обитателям Азкабана, средоточию оживших кошмаров, куда он так яростно регулярно грозится отправить меня и моих друзей. Я решил, что он должен опробовать на собственной шкуре то состояние, что испытывает человек, оказавшийся лицом к лицу со своим страхом. Меня призвали, и я явился.

Волдеморт поцокал языком и всплеснул руками. Какие белоснежные кисти! Гермиона заворожённо следила за ними. Нет, всего лишь перчатки. Она слишком хорошо знала эти пальцы — когтистые, серые, паучьи… Они направляли палочку, с которой её мышцы, нервы и вены когда-то терзал Круциатус. Мысли разом устремились в прошлое — к запертой двери в закромах её памяти.

«Что вы взяли из «Гринготтса»?! Что ещё вы взяли, мерзавка?»

— Как обидно, — произнёс Волдеморт, стоя под дождём. — Настоящий министр так и не вышел меня встречать. В итоге его избирателям приходится терпеть эти муки пробирающего до самых костей ужас-са, — под конец Риддл перешёл на шипение. Он издал грустный смешок. — Раз сцена опустела, я займу место оратора и обращусь с неё к своим сторонникам: друзья, мы одержим победу!

Гермиона зажала уши руками и побежала куда глаза глядят.

— Мы закроем двери в наш волшебный мир всем маггловским выродкам!

«Она умрёт, Гарри. Умрёт тяжко».

— Мы вернём себе былое величие!

Аплодисменты обрушились вместе с громом.

Пространство перед Гермионой странным образом исказилось. Она толкнула первую попавшуюся дверь, навалилась всем телом, что-то прокричала… Где она? Мокрая и взъерошенная, Гермиона заперлась изнутри, повернулась и…

Рон лежал перед ней. Мёртвый Рон. Осколок чашки в его щеке… Змейки дёргались на нём в пыли, извивались и медленно подбирались к носкам её туфель. Одуряюще пахло сливами и свежей краской печатного станка.

Гермиона сползла по стене на пол и, зажмурившись до рези в глазах, обхватила голову руками. Невозможно! Это уже было! Хватит!

— Грейнджер! Где ты?

Она затрясла головой, глотая слёзы. Совсем рядом хлопнула дверь — или в нескольких футах от неё грянул гром. Гермиона вздрогнула и разлепила веки. Ресницы потяжелели от влаги и мешали ей ясно видеть. Человек в маске потянул её за руки на себя.

— Нет! — завопила она, отбиваясь из последних сил.

— Гермиона, это я! Регулус! Я не знаю, что ты видишь, но это морок.

Пожиратель смерти. Её нашли. Её отведут в Малфой-мэнор и вместе с Гарри бросят на пол у ног Волдеморта. Селвин убил Рона!

— Послушай меня! Тебе страшно, я вижу. Ты напугана, но реальность совсем другая. Чувствуешь? — он стиснул её плечи, встряхнул. — Слушай меня! Смотри на меня!

Пожиратель смерти снял блестящую от капель дождя маску, но Гермиона его не узнала. Она видела только два красных глаза-уголька на змеином лице.

Он достал флакон с какой-то жижей.

— Это антидот. Он позволит тебе прийти в себя. Выпей его, пожалуйста!

«Не причиняйте ей вред! Пожалуйста!»

Гермиона всхлипнула. Гарри… Она оставила его в зале Малфой-мэнора. Оставила навсегда. Как она могла?

Человек в чёрном приблизил к ней флакон. Гермиона отвернулась и стиснула зубы. Ни глоточка! Он хотел узнать, что они взяли из сейфа Лестрейнджей вместе с мечом! Он хотел забраться к ней в голову и всё запутать.

Она услышала звук вылетающей пробки, после чего прохладные ладони бесцеремонно обхватили её лицо, поворачивая его обратно, и в следующий миг мужские губы крепко прижались к её губам.

Гермиона схватила негодяя за предплечья. Как он посмел?! Ублюдок! Она вцепилась в него ногтями в попытке убрать от себя руки, но тщетно. Он держал намертво. Хотела отодвинуться — никак, позади оказалась стена. Гермиона с ненавистью встретилась глазами с человеком, удерживающим её на месте. Нет, злодей и не думал её отпускать! Где кислород? Ей не хватало воздуха! Она разомкнула губы, невольно углубляя поцелуй, и тотчас почувствовала вкус проникшего в рот антидота, смешавшегося с её же слезами. Соль, горечь и сладость. Умопомрачительный контраст! Она дёрнулась от прошедшей по телу дрожи. Пожиратель смерти отстранился и зажал ей рот рукой, вынуждая проглотить спасительный напиток, сдаться.

Удивительно, как быстро прояснился её разум! Гермиона ощутила поток волшебства: он прошёл через неё молнией и выдернул из цепких лап кошмара. Она сосредоточила осознанный взгляд на Регулусе. Не сводя с неё глаз, словно он в любой момент ждал нападения, Блэк убрал руку от лица Гермионы и тыльной стороной ладони вытер струйку зелья, бежавшую по собственному подбородку.

— Как ты? — хрипло спросил Регулус.

— В порядке, — откликнулась Гермиона, согнувшись в приступе кашля. — Ч-что это было? — просипела она и тут же вскинула на него глаза — прозвучало слишком двусмысленно.

— По вкусу похоже на гремучую смесь из валерианы и горького шоколада. Что, в общем-то, логично. Первым приводят в чувства после встречи с боггартом, вторым — с дементором. Антидот сделал Аспид, как и яд.

Слава Мерлину, Регулус понял вопрос правильно.

— Яд? — эхом вторила Гермиона. — Я ничего не пила, не ела…

— Отравляющее вещество было рассеяно в колдовском тумане. Смешавшись с водой, оно раскрылось, а при контакте с кожей начало влиять на человека. — Регулус протянул Гермионе платок. — Вытри руки и лицо, чтобы быстрее оправиться.

Такими темпами она соберёт коллекцию из носовых платков с эмблемой дома Блэк. Гермиона промокнула лоб и щёки и, скомкав ткань трясущейся рукой, глухо спросила:

— Почему ты не предупредил о подобном в письме?

— Меня призвали несколько минут назад. Мне сразу же выдали антидот и велели отправляться на площадь, — сказал Регулус и аккуратно убрал прилипшие волосы с её лица. — Почему из всех мест на Земле ты выбрала сегодня это? Ты ранена?

Гермиона промолчала. Жутко хотелось расплакаться, но уже не от страха, а от чего-то другого. Невмоготу! Неужели он не видел? Зачем расспрашивал? Лучше бы он ругался, как Рональд в палатке в лесу, топал и кричал…

— Как ты узнал, что я здесь?

— Мне сказал Сириус.

Кажется, она ещё не в форме. Послышится же такое!

— И ты нашёл меня, отперев первую попавшуюся дверь?

— Я предположил, что ты оставила стеклянный шарик у себя, — произнёс Регулус всё тем же неестественно ровным голосом. — И не ошибся. Пока он с тобой, я всегда смогу тебя найти.

Гермиона вздохнула. Плюй-камень в кармашке платья, висевшего на ней, как мокрый мешок... Она и сама не знала, зачем его сохранила.

— Ты можешь идти?

— Да, — проскрипела Гермиона, опершись на протянутую руку. Горло саднило.

Только поднявшись, она поняла, куда привели её ноги. Первый этаж был забит подрамниками, мольбертами и багетами, но она узнала планировку. Здесь будут «Волшебные вредилки» братьев Уизли. Тут уж от слёз было не спастись. А ещё дурацкий торт! Едва ли в её ситуации было что-то глупее, чем переживания о потерянном куске бисквита, но нервы сдали. Гермиона откровенно разрыдалась.

Регулус придержал её за талию, надтреснуто шепча куда-то в спутанные волосы:

— Если бы я входил в ближний круг Тёмного Лорда, то узнал бы о готовящейся атаке гораздо раньше. Но я это исправлю, вот увидишь.

Регулус надел маску и пинком открыл дверь на улицу. В уши Гермионы хлынули крики, ругань и команды подоспевшего подкрепления авроров. В грозовых облаках тут и там зияли просветы. Тучи рассеивались. Власти возвращали ситуацию под контроль.

Треск мотора заставил Гермиону обернуться. Сияющий мотоцикл затормозил неподалёку от багетной мастерской. Сириус с забранными назад волосами, в майке с рваным воротом с тревогой всматривался в каждого пробегающего мимо человека.

Регулус буквально потащил Гермиону к нему.

— Эй!

Сириус уставился на них, услышав оклик. Он вскинул палочку, направив её на брата, но так и не выстрелил. Позволил тому приблизиться. Голос Регулуса отдавал металлом, но было в нём что-то ещё:

— Увези её отсюда!

Сириус сжал губы в нить, смерив младшего брата странным и отнюдь не дружелюбным взглядом. Казалось, он вот-вот пошлёт Регулуса к дьяволу. А потом протянул Гермионе ладонь. Сириус быстро усадил её перед собой.

Мотоцикл взревел и полетел вперёд по переулку.

Глава опубликована: 08.05.2023
Отключить рекламу

Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 1260 (показать все)
Edelweiss
Памда

— Мы сами хозяева своей судьбы. Магия подчиняется волшебнику, а не наоборот.
— Да, но, Повелитель, нельзя отрицать, что родовые проклятия имеют место, — мягко заметила госпожа Ли.
— Любое проклятье можно обратить себе на пользу, — возразил Волдеморт. — Главное — грамотно им воспользоваться. (45 глава))))
Так, извините, если Томми скажет, что солнце дарит нам тепло и свет, тогда следует ли другим людям, не желая быть похожим на него, отрицать очевидное? Ничего особенно волдемортовского в этих словах нет.
Ничего особенно волдемортовского в этих словах нет.
А кто говорит, что волдемортовские слова - плохие? Томми вообще говорит очень много хорошего и дельного, автор это и показывает - Тома любят, Ада его фанатка, отец Ремуса - его фанат, вот и Нагини наверняка понравились его слова. В этом и суть, нет? Он говорит, но, другое дело, на самом деле во всё это не верит, даже презирает всякие там справедливости, равенства и прочее. Он же циник и лжец, любит одного себя.
Мускари
А кто говорит, что волдемортовские слова - плохие? Томми вообще говорит очень много хорошего и дельного, автор это и показывает - Тома любят, Ада его фанатка, отец Ремуса - его фанат, вот и Нагини наверняка понравились его слова. В этом и суть, нет? Он говорит, но, другое дело, на самом деле во всё это не верит, даже презирает всякие там справедливости, равенства и прочее. Он же циник и лжец, любит одного себя.
Ну, мне не очень понравилось сравнение с Волдемортом. Если он сказал какие-то хорошие, или красивые, или правильные слова, это ещё не значит, что говорить хорошие, красивые или правильные слова - это "говорить как Волдеморт". Сами же пишете, что он говорит как циник и лжец.
Какая очаровательная вышла глава. Здоровая ревность освежает отношения, поэтому спасибо Натаниэлю))

Я так понимаю, портрет все-таки утрачен безвозвратно.
Интересно, а как стреножили Добби, чтобы он не рвался домой к хозяевам? Вряд ли это вечный петрификус или империус)
Вариант ли вообще стереть ему память о старых хозяевах? Внушить, что он всегда служил Гермионе, например. И держать подальше от Малфоев, естественно))

Напомните, пожалуйста, а сколько времени прошло с момента «прибытия» Гермионы?
Edelweissавтор Онлайн
Напомните, пожалуйста, а сколько времени прошло с момента «прибытия» Гермионы?
Это хороший вопрос, я отвечу так: она познакомилась с Андромедой в июле - в этой главе Меда рассказывает.

Интересно, а как стреножили Добби, чтобы он не рвался домой к хозяевам?
Если он очухался после сотрясения мозга, которое ему наверняка организовал эльф Лорелеи, когда ударил... то волшебными силками - не иначе)

Вариант ли вообще стереть ему память о старых хозяевах?
Это любопытный маг. казус. Будет ли такого эльфа тянуть домой?

Я так понимаю, портрет все-таки утрачен безвозвратно.
Ага.
Люблю и обожаю эту работу, ничего не могу с собой поделать) Каждую неделю жду обновления, как праздника. Edelweiss, перестаньте использовать свои чары на магглах! (Продолжайте, пожалуйста, это потрясающе).
Много вопросов, но под конец главы остался только один. Да почему же этот Регулус такой тугодум, девочки? 😱😀
Edelweissавтор Онлайн
Да почему же этот Регулус такой тугодум, девочки? 😱😀
Его передержали во френдзоне. В его мозгу намёки не укладывались. И ещё он обижен. Ложь вскрывается, а он эту лгунью любит всё равно. И поделать ничего с собой не может.

Люблю и обожаю эту работу, ничего не могу с собой поделать
^^
Ну и как теперь ждать выхода следующей главы … Боггарты … это ж так волнительно ….
Edelweissавтор Онлайн
Zhar1985
Ну и как теперь ждать выхода следующей главы … Боггарты … это ж так волнительно ….
Ой да, боггарты там плодятся вовсю
Автор, спасибо за главу!

Я сегодня особенно чувствительна, наверное, поэтому тут прям почти глаза на мокром месте))

«Пока мы живы, пока Блэки имеют хоть какой-то вес в Магической Британии, никто из вас не пострадает».

Андромеда с Тедом великолепны, особенно она. Блэковскую натуру не исправить, сколько бы ты не жила с магглорожденным.

Гермионе начинаю симпатизировать меньше, абсолютно не камень в ваш огород, просто у меня предвзятость к лживо-«загадочным» персонажам.

Куда наш Сириус делся?
Сиря банально спит. А Реджи тупит после смеси лекарств и алкоголя.
Edelweiss
Это хороший вопрос, я отвечу так: она познакомилась с Андромедой в июле - в этой главе Меда рассказывает.

А сейчас какой там месяц? 😅 простите, если упустила где-то информацию)
Эплби
Edelweiss

А сейчас какой там месяц? 😅 простите, если упустила где-то информацию)
Вчерашним днём 1 декабря
Applebloom
Да почему же этот Регулус такой тугодум, девочки? 😱😀

А для меня вполне очевидно почему он «тугодум»))
Я себе это так объясняю: это мы, читатели, все про Гермиону знаем. А он о ней не знает ничего. То есть, какой-никакой портрет он составил сам, что-то выдумал. Появилась из ниоткуда, рассказала о себе всем по чуть-чуть и все разное. Откуда-то знает секреты его семьи, ещё и могущественного тёмного волшебника умудрилась из тюрьмы вытащить.
Для него она женщина-загадка, которая с переменным успехом пытается держать его на расстоянии вытянутой руки.
У неё то загадки и недоговорки, то «пойдём боггарта изничтожать»)
У меня бы тоже голова кругом пошла 😂
«Цунами» это Гермиона в жизни Регулуса, не иначе 😂
Это получается и полгода не прошло с их знакомства, а Регулус в нее так влюблен? Рег прям олицетворение he fell first, he fell harder 😂 все таки, я не думаю что в ближайшее время Гермиона будет готова оставить все позади и сбежать с Регулусом, строить семью. А тот вполне способен, как мне кажется, наплевать на всех и вся, главное чтобы любимая была рядом. Рада, что Добби жив! Голосовала за побег Регулуса, впервые угадала 😂
Спасибо за главу! Будьте здоровы и счастливы 💙
Edelweissавтор Онлайн
Гермионе начинаю симпатизировать меньше, абсолютно не камень в ваш огород, просто у меня предвзятость к лживо-«загадочным» персонажам.

Они с Регулусом вроде как поняли друг друга и договорились. Его "хватит" довольно показательно. Он принимает её загадочной, но не лживой.

Куда наш Сириус делся?

Осознаёт.

Андромеда с Тедом великолепны, особенно она

Андромеды долго не было. Хотелось с ней какой-нибудь эпизод сотворить, где бы она показала характер)) И сделать сравнение с Нарциссой - два абсолютно разных слизеринских характера.
Edelweissавтор Онлайн
jestanka
Сиря банально спит. А Реджи тупит после смеси лекарств и алкоголя.

Сириусу полезно отлежаться. Это точно.
Edelweissавтор Онлайн
У неё то загадки и недоговорки, то «пойдём боггарта изничтожать»)
У меня бы тоже голова кругом пошла 😂
«Цунами» это Гермиона в жизни Регулуса, не иначе 😂

Очередная трактовка названия фика - весьма милая и актуальная :)
«тугодум»
Это же было любя сказано))
Араминта98
Это получается и полгода не прошло с их знакомства, а Регулус в нее так влюблен? Рег прям олицетворение he fell first, he fell harder 😂 все таки, я не думаю что в ближайшее время Гермиона будет готова оставить все позади и сбежать с Регулусом, строить семью. А тот вполне способен, как мне кажется, наплевать на всех и вся, главное чтобы любимая была рядом. Рада, что Добби жив! Голосовала за побег Регулуса, впервые угадала 😂
Спасибо за главу! Будьте здоровы и счастливы 💙
Ну ему ж 19 :))
Edelweissавтор Онлайн
Это получается и полгода не прошло с их знакомства

Вы первый человек, кто посчитал, что это быстро))

Голосовала за побег Регулуса, впервые угадала 😂
Спасибо за главу! Будьте здоровы и счастливы 💙

Не помню, когда правильный вариант выигрывал? Давно наверное. Там были куда жёстче варианты, например, про Добби. Я даже хотела сделать вар. "Регулус убьёт Добби", но в это мало бы кто поверил.
Спасибо!
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх