↓
 ↑
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Диктатор (джен)


Автор:
Беты:
Sagara J Lio Части I, II, III, IV, V-... - стилистика, правописание, соответствие канону, Wave Правописание, логика событий, разумность, соответствие канону, InCome корректура
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Экшен, Приключения, Даркфик
Размер:
Макси | 4581 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
Нецензурная лексика, Насилие, От первого лица (POV)
Попаданец в Винсента Крэбба. Взгляд на события с другой стороны.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 19. Да здравствуют каникулы

Каникулы начались просто отвратительно! А как еще можно назвать то, что в купе, в котором я надеялся спокойно в одиночестве доехать до вокзала, старшекурсники ввели взбешенного Драко Малфоя и весь теперь уже второй курс Слизерина? Бросив на меня выразительный взгляд типа: "успокаивать — это твоя обязанность", лидеры факультета удалились по своим важным делам, а Малфой крепко повис у меня на ушах. "Поттер", "отец", "месть", "мордредов Гриффиндор", "выживший из ума директор", "нечестно" и прочий словесный понос было просто не остановить! Вообще никак! Я спокойно поддакивал, одновременно размышляя над двумя абсолютно противоположными вещами: "Надо бы прояснить ситуацию с долгом Малфоям. А то, честно говоря, заниматься постоянным вправлением мозгов в блондинистую голову мне порядком надоело!" и "Чертова Дэвис! Если уж из-за тесноты в купе сидишь у меня на коленках, то не надо так ерзать по мне! Хорошо, что биологически я еще недостаточно взрослый для… реакции. И вообще, подумай о том, что с тобой сделает прожигающая нас взглядом Булстроуд!".

Кстати, вынужден отметить, что Драко в своем негодовании не так уж был и неправ. Со стороны, если не знать, чем именно так отличились Поттер и его команда, ситуация выглядела очень некрасиво. Так, как будто директор, видя, что в соревновании честно побеждает Слизерин, "за ни за что" накинул баллов своим любимчикам. Ну вот кому понравится такая ситуация: вкалываешь-вкалываешь, а премию без объяснений получаешь не ты, а твой сосед? Даже хаффлпаффцы, которые в свое время равнодушным пожатием плеч встретили новость о потере факультетом всех баллов, и те скривились в легкой презрительной гримасе. Что уж тогда говорить про слизеринцев? Шансы Поттера найти новых друзей, во всяком случае в следующем учебном году, резко стали нулевыми.

Тем временем одновременно произошли два события. Мы прибыли в Лондон, и Малфой, никем не одернутый, взбесился окончательно. А как еще понимать его предложение: "Прямо отсюда, с вокзала отследить Поттера и выбить из него правду и мозги! Ты, Винс, участвуешь тоже!"? Пришлось этот благородный порыв грубо тормозить:

— Мистер Малфой. Я думаю, прежде чем принимать какие-либо скоропалительные решения, вам следует поговорить со своим отцом, — и пока Драко хватал ртом воздух, я добавил: — Ах да, мистер Малфой. Еще один момент. Дело в том, что запланированные на лето дела принуждают меня временно покинуть страну, поэтому не могли бы вы, если не затруднит, передать привет своему отцу? Нет, не от меня. От одного из его очень старых друзей. Да, так и передайте отцу, что Том Марволо Реддл просил передать ему и моему отцу привет. А сейчас, простите, я спешу.

Обеспечив Малфою-старшему весьма непростые размышления на все лето, я отправился к ближайшему камину и по магическому метро перенесся в "Дырявый котел".

Кто-то, может быть, подумает, что глупо вот так вот, никого не предупредив, срываться в неизвестность. Вот только какой выбор у меня есть?

Согласно правилам, оставаться в Хогвартсе на лето ученикам нельзя. А жаль, я бы остался. За пределами же Хогвартса моя печать не действует, и я — открытая книга для любого легилимента. Это, конечно, редкие звери, но у Малфоя для меня один такой точно найдется. Откликается на Полукровку-Принца. Что меня ждет дома? Во-первых, по бегло просмотренной памяти Винса, отношения между ним и отцом особой нежностью не отличались. Пожить в шкуре Поттера, шпыняемого Дурслями, мне никогда не улыбалось. Во-вторых, и в главных, как только я попаду домой, так меня сразу же дернут на допрос. И все, игра окончена.

Так что вариант валить куда подальше, как я и задумывал в самом начале учебного года, наиболее предпочтителен. Особенно учитывая то, что Гильдия моим сопливым возрастом совершенно не была удивлена. Как объяснили гоблины, Гильдия с детьми не работает принципиально. В том смысле, что если ты работаешь с Гильдией, то ты автоматически для них взрослый, неважно, какого ты возраста и пола. Без скидок и особого подхода. Ну а если кто-то недоволен… Как сказали гоблины, разорвать гильдейский контракт можно, вот только следует заплатить неустойку. А неустойка там, внимание, десять тысяч процентов. Сто (!) сумм контракта!

Поэтому ничего страшного в том, что я немного сбегу из дома, нет. Тем более, что послать сову и сообщить о случившемся факте я всегда успею. Как гласит народная мудрость: "прощение получить проще, чем разрешение". Или же я должен все сделать официально? Ставлю себя на место отца и представляю себе следующую зарисовку.

В начале лета подходит ко мне мой двенадцатилетний сын и говорит:

— Папа, папа! Я тут решил на каникулах съездить наемником в Африку. Не волнуйся, не боевиком, а техническим специалистом — негров учить работать на планшете. Ну и постреляю чуток, если выдастся случай!

— Конечно, сынок, езжай, езжай, — отвечу я. — Только сначала подай из шкафа старый дедушкин ремень!

Посадил бы нормальный родитель своего ребенка на цепь после таких заявок? Да сто процентов посадил бы! И я бы посадил. И меня посадят. Так что — нафиг-нафиг. Только оповещение по факту, и никаких разрешений! Влететь мне, конечно, может неплохо, но пока пройдет время, пока родитель остынет, пока новый учебный год пройдет…

Отряхнувшись от сажи, я подошел к бармену, назвался и сказал, что меня должны ждать. Спустя пару минут я уже стучался в каморку на втором этаже, а спустя еще пару мгновений и две капнутые из пальца на пергамент договора капли крови я схватился за межконтинентальный портал.

На той стороне меня встретили яркий свет, удушающая жара и направленные в лицо палочки. Короткий аналог ступефая — и нас с моим провожатым уже тащат в расположенное недалеко двухэтажное здание. Далее следует блиц-допрос моего провожатого и проверка нас обоих на крови, после чего порядком испуганного меня наконец-то вводят в курс дела.

Оказывается, в Гильдии наемников, работающей под патронажем Международной Конфедерации Магов, очень серьезно относятся к безопасности. А по какой-то случайности, читай, чьей-то халатности, в местной базе доступа моего отпечатка крови не оказалось. А у Гильдии очень много врагов и секретов, так что "руки постоянно лежат на кобурах".

После быстрых извинений был вызван мой куратор, весьма упитанный и достаточно молодой маг восточных кровей, который отвел меня в небольшую комнатку неподалеку от "допросной", где и началось мое собеседование.

Комнатка, под стать своему хозяину, была оформлена в восточном стиле. Полупрозрачные занавески, много ярких разноцветных мягких подушечек, шелк, бархат, украшенная резьбой низенькая мебель, прохладительные напитки, кальян… Особого официоза не было, да и как его можно организовать в таком окружении?

Мой куратор, развалившись на подушках, представился Маридом, сразу же сказав, что это не родовое имя, а гильдейский позывной. После этого еще раз, по-восточному цветисто, извинился (все впечатление от речи портило то, что Марид то и дело прикладывался к кальяну) и начал рассказ об истории Гильдии и предстоящей мне работе. Английским языком он владел просто блестяще.

Корнями Гильдия наемников уходит в те времена, когда маги смогли остановить продвижение маггловской инквизиции и началось подписание Статута Секретности. Поначалу Аврорат — так назывались объединенные силы магов по первым буквам имен первых командиров — использовался председателем МКМ для принуждения отказывающихся соблюдать Статут волшебников. Многие маги-авроры потеряли в хаосе смутного времени всё и были готовы мстить всем подряд, не жалея никого и ничего. Поэтому в жестокости и эффективности их было переплюнуть сложно, да и некому было переплевывать. Авроры за преступление одного члена рода могли вырезать всю семью, не считаясь с полом и возрастом формально невиновных. Судя по описанию, Аластора Моуди в тот Аврорат не приняли бы по причине чрезмерной нормальности.

Однако со временем жизнь магов вошла в новую колею. В каждой стране Конфедерации появились собственные силовые подразделения-аврораты (изначально для защиты от авроров МКМ, полицией они стали уже потом), и остатки магов-боевиков оказались не у дел. Но просто так выгонять "на улицу" столько опытных и привыкших решать любые вопросы силой магов было для председателя опасным решением. Тех бойцов и активов, что были сосредоточены в руках командира первого Аврората, было достаточно, чтобы на выбор захватить любую магическую страну и по праву силы стать там новыми владетелями. В только-только установившемся равновесии хрупкого мира новые потрясения никому были не нужны, поэтому тогдашний председатель (из Магического Китая) сделал весьма хитрый ход. Он предложил создать всемирную магическую гильдию наемников. Предложил и не прогадал. Кто-то из авроров не согласился и ушел в мирную жизнь или на тот свет, но большая часть авроров превратилась в наемников.

Постепенно Гильдия выработала свой собственный устав, свои писаные и неписаные традиции и громко провозглашаемое "Правило трех А": "Аполитичность. Апатридность. Анонимность".

Собственно, под аполитичностью подразумевалось то, что нанять наемников мог любой. И борец за правое дело, и самый распоследний рвущийся к власти мерзавец. Были бы деньги. С апатридностью было сложнее, потому что этот термин нес в данном конкретном случае достаточно разноплановую смысловую нагрузку. Например, смыл был тот, что наемники не отвечают за свои действия, вся ответственность лежит на заказчике; и то, что наемники не имеют ни флага, ни страны, временно выступая под флагом нанимателя; и то, что кровная месть не может быть объявлена наемнику; и то (неофициальное правило), что для действий в своей родной стране наемники не привлекаются. Проще всего было с анонимностью. В бою наемники носили скрывающие личность маски, функция которых, похоже, была один в один скопирована Волдемортом для своих Пожирателей Смерти. В мирной же жизни, согласно заключаемому при вступлении в отряд магическому контракту, наемник забывал имена и лица своих товарищей. Причем только имена и лица, отношения и личный накопленный в походах опыт оставался при нем.

— А это ничего, что я еще мало чего умею и не самый сильный маг вообще?

— Давай сразу на "ты" и не волнуйся. У нас даже сквибы работают. Гильдия очень не заинтересована в выплате компенсаций по ранению, поэтому всегда весьма аккуратно оценивает способности своих членов. Кстати, — Марид окинул меня оценивающим взглядом, — ты уже раньше участвовал в охоте на пустынного дракона?

— Э… Нет. Даже не знаю, что это такое. А с чего вы взяли?

— Да комплекция у тебя очень для пустынной магии располагающая.

На мои вопросы Марид объяснил, что полнота для ближневосточных магов является не признаком богатства, а в буквальном смысле рабочим инструментом. В магически бедной стране издревле широко используется магия крови, как сильная и весьма удобная к постоянному и внезапному применению. Вот только этот вид магии в буквальном смысле пьет кровь волшебника, поэтому чем больше крови может потратить маг до того момента, как свалится от кровопотери, тем более сильным (потенциально) он считается. Я подумал про себя, что в жирном человеке крови не намного больше, чем в худом, но спорить не стал. Местным виднее.

— Хм. А хочешь попробовать?

— Можно сначала услышать все варианты?

— Конечно! Так, — Марид отбросил в сторону мундштук кальяна, встал, подошел к одному из столиков и взял с него несколько листов бумаги и обычный маггловский карандаш. — Давай тогда сначала пробежимся по твоим возможностям. Образование?

— Закончил неплохо первый год Хогвартса. — Это было абсолютной правдой. Первые свои магические экзамены я сдал "без допсессии", получив по всем предметам "выше ожидаемого" или хотя бы "приемлемо". В том числе и по самым нелюбимым дисциплинам: зельям и полетам.

— Магические силы?

— Слабый маг среднего уровня, — теперь, когда печать не понижала мои способности, именно таким я и был.

— Угу. Родовые дары? Предрасположенности?

— Насколько я знаю, родовые: магия крови, некромантия и целительство.

— Светлое или темное?

— Светлое.

— Хм… Необычный набор. На всякий случай пройдешь потом дополнительную проверку. Знания языков?

— Английский. Русский, но слабо.

— Какие-нибудь европейские или азиатские?

— Нет, — помотал я головой.

— Ясно. Русский это перспективно, но контракт зимний… А тебе ведь нужен на время каникул.

— Да. Мне на учебу бы первого сентября.

— Так. Так. И так. Тогда. Тогда… У меня есть для тебя четыре варианта. Смотри.

Первый — это наша школа. Плюсы: тебя обучат самым ходовым заклятиям, научат их прикладному применению, поправят физическое развитие, быть может, стабилизируют магическое ядро. Минусы: обучение недешевое. В качестве оплаты ты либо должен будешь потом заплатить стоимость пройденного курса обучения, либо отработать с Гильдией один-два контракта.

Второй. Охота на пустынного дракона. Плюсы: хороший заработок, возможные богатые трофеи, тебя научат на хорошем начальном уровне использовать твою родовую магию крови. Минусы. Первый — дракона можно не найти, и тогда никто ничего не получает. Второй — дракона можно найти.

Я вопросительно поднял брови.

— Иногда можно найти такого сильного дракона, что охотничья партия несет потери. Или вообще натолкнуться на дракона-охотника. Такие уже давно редкость, но случаются время от времени. Тогда не возвращается никто... Так, третий вариант. Контракт на исследования покинутого города, затерянного в джунглях Индии. Плюсы — можно поднять неплохие деньги. Минусы — магические джунгли гораздо хуже обычных, хотя и те не подарок. Грязь, отрава, болезни, насекомые, ожидание смерти, притаившейся под каждым листом…

Четвертый вариант — исследование Долины Царей. Плюсы: если ты подойдешь в качестве Ключа к какому-нибудь сараю, то есть мануру, так это по-английски вроде, можно заработать очень и очень неплохие деньги. Минусы: обычно те поместья, которые стоят слишком близко от входа и до сих пор запечатаны, полны разнообразных ловушек. А если никто в поисковой партии не подойдет, то ожидает вас долгое путешествие вдаль или тупое механическое перебирание мусора развалин в надежде найти что-нибудь пропущенное взломщиками. Ох уж эти гоблинские взломщики. Дуболомы! Хотя да, есть там и ребята с золотыми головами и мифриловыми руками.

— Твой совет?

— Школа — на личное твое усмотрение. Но я не думаю, что ты выберешь, только что сбежав из-за одной парты, сразу усесться за другую. Знаю я вас, горячих молодых парней. Вам приключений подавай… Сам такой, — ухмыльнулся молодой турок. — Индию не советую. Слишком там… Тяжело. Тяжело мне, выросшему на просторах, — тесно; тяжело будет и тебе, джунгли слишком непохожи на дикий английский парк. Охота или исследования Долины Царей? Тут смотри сам. С одной стороны, раз ты такой толстый не специально для охоты на дракона, то к следующему году можешь похудеть и станешь не так привлекателен в качестве мага крови на охоту. В то же время посещение Долины Царей от тебя никуда не уйдет и в более зрелом возрасте.

— Хм… В чем твой резон? — спросил я.

— А тут все очень просто. Если мы с тобой выбираем удачный контракт, и ты с ним справляешься, Гильдия выплачивает мне определенный процент. Если ты проваливаешься, то часть выплат за ранение или смерть снимут с меня. Все честно и не оставляет никаких возможностей для обмана. Плюс, я давал магическую клятву честно служить Гильдии…

"Ну уж совсем никаких, это ты загнул, но да, мотивация очевидная", — подумал я. Вопрос, что выбрать, стоял действительно важный и интересный. Джунгли и парта действительно отпадают.

— Ты подталкиваешь меня выбрать именно охоту. Почему?

— Заказ пришел срочный. Сейчас повышенный спрос на ингредиенты из Африканского Пустынного. Могу накинуть пять процентов сверх контракта.

— Прерви меня, если я ошибаюсь. Если сейчас большой спрос на реагенты, то по пустыне бегает просто туева хуча всяких поисковых партий. А раз их так много, то потенциально шансы найти добычу у каждой снижаются пропорционально количеству. И, значит, надежда на хороший заработок у меня минимальная. А ты в любом случае останешься в выигрыше: если мы убьем дракона, то пять процентов сверху — сущие кнаты, а если не убьем — то и платить не надо.

— Какая умная молодежь пошла, — ничуть не смутился куратор. — Прямо как я в твои годы. Хорошо. Твой выбор?

— Долина Царей.

— Принято. Вот контракт, внимательно ознакомься и всё, что тебе непонятно, спроси.

Помня, что на востоке так принято и уважаемо, я неистово торговался за каждый медяк. Контракт мы разбирали очень долго: ушли два здоровых чайника чая и маленькая турка настоящего турецкого кофе, который варят только для своих. В итоге я смог получить: полное снаряжение в аренду с правом преимущественного выкупа; начальное обучение без отрыва от работы; паек на все время работы; пол лишних процента потенциальной добычи в счет снижения страховых выплат в случае увечья; и прочие мелочи, которые только упоминались в контракте. Несомненно, меня, как и положено для новичка, надули, но для первого раза, надеюсь, я показал себя неплохо.

Добыча делилась следующим образом. Половина и один медяк уходили Гильдии. Несмотря на жадность, вынужден признать, что это справедливо. Нужно же было руководству наемников подмазывать местные Аврораты, платить пенсии и зарплаты, покупать припасы и снаряжение, вытаскивать попавших членов Гильдии из тюрем, нанимать адвокатов, держать подальше магглов и так далее, и тому подобное. С таким количеством решаемых управляющими Гильдии проблем я еще удивлен высоким процентом дохода рядовых поисковых команд. Вон Билл Уизли, что-то у меня отложилось в голове то ли из канона, то ли из фанфика, вообще сидел у гоблинов на твердой ставке.

Итак. Половина уходила Гильдии, половина — исполнителям. Как делилась прибыль между исполнителями? Была система долей. Каждый участвующий получал определенное количество долей соответственно предварительному согласию всех участников. Потом полученная итоговая сумма (та самая половина минус медяк) делилась на количество долей, чтобы получить стоимость одной доли. Дальше понятно.

Очень разумная схема. Сразу же понятно, что при такой архитектуре системы оплаты бездумно штат раздувать никто не будет. Каждый новый человек в небольшой по составу команде — это ощутимый кусок твоего пирога, ушедший другому. К слову о пирогах, то есть о пряниках. И кнутах. Были правила награждений и штрафов. Описывать их все долго, там мне целый устав вручили, однако Марид сразу же сказал, что я могу надеяться поднять свою долю. Если, например, открою мэнор, то мои товарищи согласятся увеличить количество долей. Это чуть уменьшит в процентном соотношении доход остальных, зато в абсолютных числах сильно увеличит, благодаря большой ценности моей находки. Сколько же в итоге я должен был получить деньгами на руки? В зависимости от удачливости выхода. От "выйти в ноль" до сотен тысяч галеонов.

— Ну что? Все обсудили?

— Да, — ответил я.

— Тогда, — Марид протянул мне контракт и артефактное перо, — подписывай. Стой, — он потянул контракт обратно. — Совсем забыл. Последний вопрос. Псевдоним?

— А это обязательно? Имя не подойдет?

— Нет. Таковы правила. В Гильдии ты не имеешь Рода, Фамилии и Имени. В Гильдии ты значишь ровно столько, сколько значишь сам, а не слава твоих давно почивших предков. Только ты сам. Как тебя назвать? Только кличка должна быть короткой и удобной для применения в бою.

Я задумался.

— Choozjoy.

— Choozjoy? Это на китайском? Что-то означает?

— Нет, на русском. Choozjoy значит — хм… не местный.

— Ну не местный, значит, не местный. Добро пожаловать в Гильдию, Чужой.

Гильдия работала очень оперативно. Не успела еще высохнуть моя кровь на пергаменте подписанного контракта, как я уже получил в руки портключ в Египет. И здесь, даже не успев сказать слово "привет", попал в водоворот событий.

Телепорт выбросил меня в небольшую комнату обычного маггловского здания на краю какого-то ближневосточного города. Ждали, оказывается, только меня. Ну не лично меня, а последнего "Ключа", подобранного Гильдией для этого выхода, поэтому сборы оказались молниеносными. У меня забрали контракт, который удивительным образом впитался в общий, впихнули в руки небольшой, современного вида рюкзак и вытолкали на улицу, где нас ждал потрепанный автобус.

Вся наша команда, состоящая из восьми человек, погрузилась в это древнее транспортное средство и покатила по узким улицам в сторону выезда из города. За руль сел один из магов, чем очень серьезно поколебал мою уверенность в окружающем мире. Легкое движение палочкой, и в салоне автобуса стало прохладно. Пока все устраивались на сиденьях, автобус выскочил на простор, и я обомлел. На горизонте острыми клыками вырастали треугольные силуэты знаменитых египетских пирамид.

— Погодите-ка, но насколько я знаю, Долина Царей, она же совсем в другом месте. Не около Каира!

— Парень! — откликнулся сидящий впереди меня невысокий живчик неопределенного возраста и национальности. — Что там магглы понавыдумывали, это их дело. Но настоящая Долина Царей заперта за этими тремя замками, — и он кивнул на приближающиеся пирамиды. — Значит, так, — продолжил он. — У нас есть семь минут на быстрое знакомство. Итак. Я капитан нашей роты. Меня зовут Бьерн. — "Мда, а на медведя совсем непохож…" — только успел подумать я, как получил ответ. — Поверь, не всякий медведь со мной сладит. Да-да, — подтвердил командир, — я легилимент. У кого есть ментальные щиты или защитные артефакты, прошу понизить их чувствительность или вообще убрать. Долина Царей опасное место, а я, как координатор, должен постоянно слышать ваши чувства и верхние мысли. Быть может, это спасет кому-то из вас жизнь. Да. За секреты свои можете не бояться, дальше, чем нужно, мне не позволит залезть данная Гильдии клятва. В качестве капитана это мой двенадцатый выход, так что не волнуйтесь. Следующий, — Бьерн указал на высокого, сухого, пожилого индуса, — Ваджра. Наш штатный лекарь. Лечит все, что можно вылечить, и еще немного из того, что вылечить нельзя. Однако из-за его религиозных воззрений: "боль изгоняется болью" — пациенты его лекарское мастерство не очень любят. Не хотите пополнить их когорту — не подставляйтесь. Дальше у нас идет мастер щитов и боевой защитной трансфигурации Катана, как вы догадались, он из Японии, — низенький азиат вежливо, но неглубоко поклонился. — Следующий, француз Жабо, — худой и чернявый, он скорее походил на араба, чем на француза, — некромант и ритуалист. Мастер на все руки и механик-магглолюб Заг, он будет из германцев и сейчас ведет этот драндулет. — "А выглядит как брат близнец некроманта-француза", — подумал я. — Это все старый состав, с которым я хожу уже не первый десяток лет.

У нас сегодня трое новичков — потенциальных отмычек.

Испанец — Наваха, — жилистый, смуглый, темноглазый и темноволосый паренек по возрасту, похоже, даже младше меня немного нервно кивнул. — Светлая магия и магия крови. Решил развеяться перед поступлением в школу.

Американец — Томагавк, — чернокожий мужчина среднего возраста, покрытый татуировками так, что не было видно кожи, согласно кивнул и изобразил на пальцах какой-то хитрый жест. — Магия вуду.

Ну и, наконец, для кого мы все официально представлялись, это… — Бьерн выжидательно посмотрел на меня. Я кивнул, поднялся, как смог это сделать в прыгающем на ухабе автобусе, и произнес: — Чужой. Англия. Окончил первый курс школы. Магия крови, некромантия и светлое целительство. И кстати, кто-нибудь объяснит мне, нафига нужно знать мои таланты и кто такие "отмычки"?

— Все объясню, но чуть позже. Мы уже подъезжаем на место. Первый раз в Долине Царей есть кто? — руку поднял я и испанец. — Ты и ты? Отлично. Завидую вам и с удовольствием посмотрю на ваши вытянувшиеся лица. Потом все поймете.

Автобус остановился недалеко от самой маленькой из трех великих пирамид, и по приказу капитана: "Выгружайся, вещи не забывай-оставляй" — мы вышли на улицу. Улицы-то, конечно, тут не было, была только одна неприметная палатка-шатер. Резко стало очень жарко, но особо вспотеть не успели, потому что через пару шагов оказались под благодатной тенью укрытия.

— Ого! — не сдержал я удивленного возгласа. Внутри за маскировочными чарами под личиной палатки скрывался довольно крупный павильон, в котором было достаточно много народу. Навскидку магов пятьдесят. Но насладиться архитектурой, искусно стилизованной под древнеегипетскую, мне не дали.

— Быстрее! Время! — закричал какой-то маг с властными интонациями, стоявший около алтарного камня. Бьерн с хорошим стартом рванул вперед, и мы все побежали за ним.

— Кладите руки на алтарь! Сквибов или магглов нет сегодня?

— Нет, Привратник, — отчитался капитан.

— Отлично! Значит, открытие врат пойдет быстрее. Напоминаю, что бы вы ни видели, ни в коем случае не отрывайте рук от Ключа! Я начинаю.

Это было… невероятно величественно. Волшебно с самой-самой-самой заглавной буквы. Само Пространство и Время вокруг нас растягивались, сжимались, сворачивались лентой Мебиуса и смешивались друг с другом. И все ради того, чтобы стоявшие в реальности далеко друг от друга древние памятники архитектуры в один из моментов оказались строго внутри друг друга. Причем пирамида Хуфу внезапно каким-то образом поместилась внутри пирамиды Хефрена, а пирамида Хефрена, в пространстве вывернувшись наизнанку, оказалась внутри самой маленькой из трех — Менкаура. Все поглотил яркий свет, и когда я проморгался, то уже находился в совсем другом месте.

— Ну вот, удачно прибыли! Добро пожаловать в Долину Царей, — раздался за спиной голос Бьерна.

Мы стояли на плоской вершине невысокого холма посреди огромного древнего города. И если в пригородах Каира в основном преобладали цвета песчаных оттенков, то здесь, внизу, царило настоящее буйство красок и запахов. Все зеленело, цвело, благоухало и поражало своей красотой и соразмерностью. В вышине, в бесконечно глубоком синем небе, светило яркое, жаркое солнце.

Подчеркивая мастерство древних магов-строителей, вся площадь, на которую мы перенеслись из палатки, была замощена огромными каменными плитами. Да с такими тонкими стыками, что даже сейчас, спустя тысячелетия, в них не было ни единой травинки.

— Значит так, новички. Начался первый урок выживания. Достали из карманов карту и внимательно на нее посмотрели. — Бьерн сделал шаг в мою сторону, ловко, прямо на ходу, распустил клапан на моем рюкзаке и вытащил оттуда карту. Развернул. Ткнул пальцем. — Смотрите внимательно. Видите, заштрихованная зеленая зона? — Действительно, на карте были отмечены крупные зеленые квадраты и неширокая спиральная линия. — Это свободная зона, вычищенная абсолютно от всех опасностей. Квадраты — крепости. Если потерялись или что-то случилось серьезное — бегите туда, — продолжил максимально серьезным тоном наш капитан.

Карта, кстати, была живая, как это называли маги, или интерактивная, как про себя воспользовался правильным термином я. Интересно, а Мародеры в свое время дернули готовую разработку или дошли до всего сами?

— Желтые зоны, — Бьерн продолжал инструктаж по технике безопасности, — зоны, которые теоретически вычищены, но не до конца. Красные зоны — смертельная опасность — немедленно бежать оттуда. Еще раз повторяю: ни в коем случае не ходите по территории, не отмеченной как абсолютно безопасная. И даже по абсолютно безопасной ходите оглядываясь.

Тем временем недлинный спуск закончился, и мы оказались на местном проспекте. Вблизи вид оказался совсем не таким шикарным. Создавалось впечатление, что город состоял из каких-то лоскутов. Вот, например, мы прошли мимо роскошного двухэтажного здания, стоявшего посреди ухоженного сада. Я даже отсюда видел блеск золотых безделушек, рассыпанных на скамейках. А на два шага дальше начинался пустырь, заваленный битым камнем, по которому лениво расползались сорняки.

— А этот что, сломали?

— Правильно понимаешь. Те особняки, что почти полностью разрушены, это вскрытые поместья. Магии Хранения в них уже совсем нет, и Время берет с них свою дань. А вот те, которые поражают и дразнят нас своим убранством, — это еще целые. В этом и был смысл гордыни древних магов: "Смотреть смотри, завидуй — но войти не моги!"

— А почему еще тысячу лет назад это все не выгребли? Нагнали бы магов, все почистили…

— Не считай предков своих тупее себя. Тут есть определенные сложности. Во-первых, здесь нельзя долго находиться. Когда-то, конечно же, это был самый приятный уголок на планете, но после того, как по каким-то неизвестным нам причинам все древние маги исчезли, их поместья превратили окружающее в мир мертвых. Он просто со страшной скоростью ослабляет магическое ядро, причем делает это хитро. Два, максимум три месяца можно спокойно тут прожить, а в начале четвертого мгновенно потерять магию. Навсегда. Становиться сквибом в течение двух-трех часов неохота никому. А если кому и охота, то насладиться обычностью он все равно не успеет. Без щитов, врожденного — собственной магии — или артефактного — которым пользуются немногочисленные здесь сквибы, местный воздух выпьет жизнь неудачника минут за тридцать. Во-вторых, между посещениями должны быть очень длинные перерывы. Как минимум в десять раз превышать проведенное тут время. В-третьих, все защиты поместий сделаны тут по древним правилам, а ключи закляты магией Наследия крови, поэтому, чтобы просто подобраться к ним, нужно иметь соответствующий наследственный дар. Именно поэтому Гильдия не отказывает в работе здесь никому, даже детям. Ведь взломать такую защиту грубой силой невозможно. Сильный удар она пропустит мимо себя, а слабый — отразит обратно в атакующего.

Весь этот мир, как и любое другое крупное сокрытое, создан с помощью непрерывного, многовекового пролития жертвенной крови и гекатомб жертв. Причем не только магглов, но и магов. Именно поэтому здешний мир с такой жадностью присасывается к чужой магии, да и жизнью не брезгует. Кушать хочет, как привык!

— А это не опасно?

— Нет, два-три месяца совершенно нормально можно тут прожить — это гарантировано личным опытом сотен поколений магов. Так что не волнуйся. Волноваться можешь начинать, если почувствуешь жжение в солнечном сплетении. Тогда со всех ног беги на Холм. Перенос обратно очень простой, потом я тебе покажу.

За рассказами и легендами быстро прошло около часа. Дорога петляла весьма прихотливо. Где-то шли по мощенной мрамором дороге, наслаждаясь прохладой от придорожных (все еще работающих!) фонтанов, а где-то сворачивали в сторону и лезли по грязным развалинам. Хотя лезли — громко сказано. Дорога была нахоженной, от мелких обломков проход был очищен, а крупные — легко обходились.

По словам командира, мы искали незанятый лагерь. Таких здесь за все время исследований из очищенных поместий наделали немало. В принципе, пару-тройку свободных стоянок мы уже прошли, но Бьерна они не удовлетворили. Он хотел занять одну из "счастливых". Суеверность магов-поисковиков в этом вопросе была подкреплена как личной, так и общегильдейской статистикой. Две первые приносящие удачу виллы были заняты, и только третья, в трех часах ходьбы от входа в Долину Царей, оказалась свободной.

С помощью гильдейского знака внешняя магическая защита на небольшом одноэтажном особняке была Бьерном снята, и мы зашли внутрь.

— Ну, чувствуйте себя как дома! — широким жестом капитан пригласил нас выбирать комнаты. Несмотря на то, что я с большим удовольствием поселился бы со взрослыми, меня впихнули в одну комнату со вторым малолеткой в команде, мелким Навахой.

С другой стороны, комнаты здесь — одно только название. Широкие, как бы не на всю стену, дверные проемы с полным отсутствием непосредственно дверей создавали впечатление того, что живут все вместе в одном зале. Особо стеснительные могли отгородиться занавеской или трансфигурировать из песка дверь. Но по опыту поисковиков это не рекомендовалось. Случаи бывали… разные.

Весь первый день ушел на обустройство команды на новом месте. Из безразмерных рюкзаков я и Наваха достали полноценные кровати (я с улыбкой вспомнил внешне невероятно похожий процесс из старого доброго советского фильма про Мэри Поппинс). На полки и столики были выставлены продуктовые припасы на ближайшие дни, а также всякие мелочи типа "мыльно-рыльных" принадлежностей и прочих личных вещей. На пол бросили пару ковриков, а на окно краснеющий Наваха со словами "подарок сестры" поставил пару магических цветков в горшочках. В принципе, комнату обжить и оформить получилось у нас довольно неплохо, и даже где-то мило.

То, что мне уже давно пора бы перестать мыслить как маггл, я понял, посетив... апартаменты, по другому не скажешь, остальных магов.

Индус обустроил свою комнату скромно, видимо, голые стены напоминали ему о родных храмах, зато в соседнем с ним помещении обнаружился отлично оборудованный магический медицинский кабинет. У француза и немца в смежных комнатах тоже оказались отличные лаборатории. Разница была только в том, что у некроманта она была с магическим уклоном: ритуальный рисунок на полу и стенах, руны, сложенные на столике ингредиенты; а у немца — с маггловским: какие-то железки, станки, инструменты и прочая внушающая незнающему человеку уважение одним своим непонятным видом дребедень.

Комната мастера трансфигурации была идентична сотням виденных мной в фильмах и аниме "обычных японских комнат". Бумажные драпировки на стенках-рейках, белый потолок, деревянный пол, циновки, футоны прямо на полу, низкий столик с письменными принадлежностями.

Но самая потрясающая комната оказалась у Бьерна. Он, кто бы мог подумать, был итальянцем, хотя я их представлял совершенно не так.

Войдя в его комнату, я даже сначала протер глаза. Широкие витражные окна, сквозь приоткрытые створки которых виден Дворец Дожей. Можно было сказать, что это иллюзия, но из окна тянуло натуральной влажной прохладой! На полу вместо песка и камней лежал узорчатый паркет, потолок был украшен росписью, свет шел от тяжеловесной и немного аляповатой на мой взгляд люстры. Стены скрыты за упирающимися в потолок шкафами и полками, на которых стояли неизвестные мне артефакты и книги, книги, книги…

— Это что, телепорт?

— Нет, что ты, — Бьерн улыбнулся, довольный произведенным на меня впечатлением. — Это просто легкая косметика. Комната все та же в том же здании. Кстати, Долина Царей полностью, кроме алтарного ключа, отрезана от остального мира. Сюда и отсюда нельзя аппарировать или сделать портключ, почтовые птицы сюда и отсюда не летают, даже сквозные зеркала бесполезны.

— То есть что, я для внешнего мира умер? — Оба-на! А если меня искать будут? Хотя кому я нужен?

— Магия крови покажет, что ты жив, — ответил легилимент на мой незаданный вопрос. — Но с помощью "поиска-по-крови" тебя тоже не найти.

— А как тогда панорама за окном? Иллюзия?

— Будешь смеяться, но это обычная маггловская фотография. Немного изогнутая для получения эффекта объема. Заг подсказал, побывав однажды в маггловском музее.

— А запах воды?

— Да там просто таз с водой стоит. Я его содержимое обновляю из палочки.

— Но почему не целиком из магии?

— Видишь ли, магия не способна дать такое качество. Да и будучи легилиментом, я могу смотреть сквозь легкие иллюзии, так что не вариант. Все в моей комнате — настоящее. И личная библиотека, и артефакты… Мне так приятнее жить. Как улитке — мой дом всегда у меня на спине.

Вечером первого дня, после того как все обжились, был устроен маленький праздник. По центру общей комнаты располагался большой очаг с живым огнем, над которым сейчас на вертеле крутилась пара барашков. Почему в меню была только баранина? Потому что индус не ел говядины, а негр-вудуист внезапно оказался правоверным мусульманином и, соответственно, не ел свинину. Впрочем, мясо на вертеле удалось. Также на столе в качестве гарнира были заранее сваренный рис из безразмерных сумок и хлебные лепешки. Присутствовало немного хорошего алкоголя, чисто символические пара капель которого перепали даже нам с Навахой.

Посиделки за столом, как это часто бывает, оказались совмещены с производственным совещанием:

— Предлагаю, — начал серьезный разговор Бьерн, — следующий порядок действий. Один месяц мы потратим на проверку новыми "отмычками" закрытых мэноров. Если удача нам не улыбнется, то отправимся на раскопки, которые не закончили в прошлые разы. Есть у нас пара верных мест. Все согласны? Вот и отлично. А сейчас доедаем все — и спать.

На следующий день начались трудовые будни. Работа заключалась в следующем. Рано утром наша группа из семи человек отправлялась согласно разработанному Бьерном маршруту к пока еще не вскрытым поместьям. Там каждый из новичков-отмычек по очереди пытался сделать шаг за незримую черту. Обычным результатом был укол боли. Остальная команда в это время частью состава страховала "отмычки", а другой частью исследовала окружающие развалины: "вдруг повезет и кто-то из предыдущих поисковиков пропустил что-то интересное?"

Работа была выматывающей и пока безрезультатной у всех, но Бьерн не отчаивался сам и не давал скиснуть новичкам. "Я еще ни разу не возвращался из похода с пустыми руками!" — как мантру твердил он. Выходных дней не было, но кто-то один всегда оставался на хозяйстве. Такое было обычное гильдейское правило, чтобы на случай внезапной гибели остался свидетель, который бы мог отметить исследуемое место как чрезвычайно опасное. Естественно, пока шло исследование, даже такие куцые выходные не светили ни нашему командиру, ни нам — "первоходкам".

Вечерами, если позволяли оставшиеся силы, все садились у костра и травили байки. Иногда показывали какие-нибудь интересные магические приемы и заклинания. Француз заслужил уважение американца, показав тому своего питомца — мышь. Мертвую мышь. Очень умную мертвую мышь. Японец показывал фирменные японские щитовые печати: написанные на тонкой жесткой бумаге иероглифы, которые легко мог применить практически любой, даже самый слабый маг. По нашей классификации это считалось рунической артефакторикой, начало которой проходили в Хогвартсе с третьего курса. Немец показывал простенькие маггловские изобретения, которые, внезапно, работали вместо электричества от магии. Интересно, один я осознавал весь невероятный потенциал работы этого маньяка-исследователя? Судя по слегка снисходительным репликам, больше прозорливых в нашей команде не было.

Мы с испанцем, понятное дело, ничем таким похвастаться не могли, зато были благодарными слушателями и учениками. Пару простеньких, но действенных медицинских заклинаний показал и проконтролировал в процессе обучения Ваджра, а Жабо, чертов ленивый француз, отказался учить меня некромантии. Хоть высшей, хоть начальной. Вот ведь заносчивый лягушатник!

И вообще, благодаря тому, что мы вынуждены были почти везде ходить вместе, я неплохо подружился с Навахой. Негр задирал нос общаться с малышней, а вот мы вдвоем весьма весело проводили время. Английский язык испанец понимал хорошо, а вот с разговорной практикой у него были проблемы. Нет, в начале беседы он внимательно слушал и медленно, в уме составляя фразы, правильно отвечал. Но стоило только спору немного разгореться, как горячая кровь несла его вперед. Ответы ребенка тогда начинали состоять из английского только наполовину, а на другую — из мешанины испанских слов. И хорошо, если слова эти были не ругательствами. Пользуясь случаем, я в свободное время начал учить испанский. Ну как учить — хотя бы немного понимать и простейше изъясняться. А вообще, насколько я понял, незнание языков было серьезным препятствием для наемника и в Гильдии не приветствовалось. Вполне понятно, что знающий все европейские языки костяк нашей команды говорил на английском только из-за меня и американца. Без нас команда любила каждый новый день говорить на другом языке, совершенствуясь в языкознании. Даже испанец номинально знал еще немецкий и французский. Русский, кстати, из старичков пусть и коряво, на минимальном уровне, но знали все. Магическая Россия неплохо котировалась среди других стран.

Были в работе и интересные моменты. Так, однажды немец и француз отвели нас к потрясающей красоты дереву. Точнее, это я так сначала, глядя издали, подумал, а потом, подойдя поближе, понял, что ошибся. Это был замок в виде дерева, где каждый листочек был искусно вырезан из малахита, где по каждому камню стен змеилась резьба, повторяющая фактурой кору, где каждый цветок был вырезан из драгоценного камня, где каждая капелька росы на листьях, падая с листочка, рассыпалась алмазными брызгами воды…

"Стоп! Какой воды?" — подумал я, подошел в упор к границе и обомлел. Я понял, что ошибся как раз во втором своем предположении. Это действительно было дерево. Дерево, превращенное неведомой магией в замок. В замок, который своей красотой мог повергнуть в прах любое другое строение в любой стране мира.

Смотреть на этот цветущий дом-сад было просто больно. Больно от осознания того, что такую красоту никогда больше не увидеть и не сделать своими руками. Я, завороженный, сделал шаг вперед, и ойкнул от боли. Чуть отпустило, и я смог отвернуться и отойти.

— Не пускает?

— Нет, — прохрипел я.

— Эх. Жалко. Но я и не надеялся. Пойдем, — сказал Бьерн.

— А что это?

— Это? Это, парень, легенда, — начал объяснять Жабо. — Вот у магглов есть свои сказки про Эльдорадо, город из чистого золота. Или священный Грааль. Так вот это — священный грааль и золотой город всех магов-поисковиков. Взломщики заклятий прекратили попытки вскрыть его уже полторы тысячи лет назад. Гоблины и гномы дают своим сильно провинившимся слугам выбор: или казнь, или попытаться войти в этот… дом. Пока еще никто от судьбы не ушел.

— Это, Чужой, — продолжил немец, — настоящая ожившая сказка! Древо Туата Де Дананн — последнее в мире неопровержимое вещественное доказательство существования четвертой магической цивилизации. Цивилизации тех, кого сейчас магглы называют эльфами. Тех, кто правил Землей до людей. Их женщины были настолько красивы, что, отводя взгляд, мужчина, увидевший их, тут же умирал от непереносимого несовершенства окружающего мира. Песни их менестрелей могли остановить войну, а могли и начать ее. Их яды был такими сильными, что даже простое прикосновение к ним мгновенно убивало, а стрелы воинов-лучников летели до самого горизонта. Один кусочек изготовленного их руками хлеба мог насытить человека на целый месяц…

— Говорят, — хрипло произнес Бьерн, — там, внутри Древа, до сих пор лежит неизвестный магглам даже из легенд Пятый Дар Туата Де Дананн! Артефакт, дарующий вечную молодость и бесконечность жизни любому, кто лишь прикоснется к нему! Но по легендам, оставив его, Туата Де Дананн посмеялись над нами, сказав: "Пока у вас не будет в достатке знаний и сил, чтобы взять его, вы его не возьмете, а когда будет — вам он будет уже не нужен, как не нужен он нам!"

— Пойдем отсюда, пока не поздно, — прервал долгое молчаливое восхищение Заг. — А то Древо может и не отпустить…

Увы, но после увиденного Древа на нашу команду напала апатия. Что бы там ни говорили про надежду, а она все равно была и есть у каждого поисковика. Что именно ему повезет оказаться в числе тех, кто первыми после стольких веков перерыва войдут в Древо. Журавль в небе, как хочется его получить! И эта самая апатия чуть не стала причиной того, что я упустил верную синицу, саму идущую в руки.

Это случилось под конец двадцать третьего дня работы. Месяц, выделенный на попытки открыть до сего времени хранящие свои тайны особняки, подходил к концу. Остались позади несломленными величественные замки и наследия древних цивилизаций, и сейчас наша команда ходила по местным пригородам. Конечно, нельзя сказать, что это были трущобы, бедных домов тут никогда не было и быть не могло, но и никакого сравнения с величественными дворцами центра местные шаблонные постройки не выдерживали. Теперь мы проверяли отдельно стоящие небольшие дома: пресловутый местный "средний класс".

— Так. На сегодня почти все. Три последних здания осталось, — сказал порядком уставший Жабо. — Давайте, проверяйте их быстрее, и жрать пойдем.

За это время наши действия уже были отработаны до автоматизма. Первым за незримую, но уже по опыту нами всеми отлично распознаваемую охранную черту делает шаг вперед Томагавк. Морщится, разворачивается и отходит. Следующим то же самое делаю я: шаг, поморщился, вернулся. За мной аналогично поступает Наваха. В таком ритме мы быстро заканчиваем с двумя оставшимися домами: шаг вперед, укол боли, назад. Подождав, пока остальные соберут поисковые артефакты, рассыпанные по соседним вскрытым и очищенным домам, мы пошли назад. Когда проходили мимо третьего с конца проверенного дома, меня уколола одна мысль. Похоже, по привычке, когда я проверял его, я сделал шаг до того, как почувствовал боль. Маловероятно, конечно, но для успокоения совести…

Я попросил пару секунд и подбежал к черте, привычно сделал шаг вперед. Напрягся, сделал другой, третий, четвертый… Удивленный, я почти дошел до стены дома, когда сзади до меня наконец-то докричались.

— Назад! Иди назад! Не лезь один!

Прописав мне легкий подзатыльник и тут же одобрительное похлопывание по плечам, меня отдали на пытки Бьерну.

— Как? Ты же проверял!

— Я, это… — я немного покраснел. Признаваться в своих глупостях для меня всегда было непростым делом. В частности именно поэтому старался их не совершать. — Так привык, что сделал шаг назад даже не почувствовав боли.

— Эх ты, — немного расстроенно сказал капитан. — Только этот дом?

— Да.

— Точно? — переспросил Жабо.

— Стопроцентно!

— Хорошо. Значит, так, — вмиг собрался итальянец. — Сейчас я отмечу здание на карте как нашу добычу. После этого поставим оповещатели и пойдем отдыхать. А завтра с утра, с утра, я сказал, — перекрикнул начавшийся было нетерпеливый гул, — полезем внутрь исследовать. Не хватало еще в таком полусонном состоянии попасть в ловушку.

Если бы Ваджра не выдал нам всем по зелью Сна без сновидений, хрена с два бы мы заснули в ту ночь. А так, отлично выспавшись и плотно позавтракав (все прекрасно понимали, что сегодня нам будет не до обеда и ужина), команда, на всякий случай оставив на видном месте записку, в полном составе отправилась исследовать открытый мною особняк.

Для того, чтобы защита пропустила кого-нибудь кроме меня, мне пришлось внутрь проводить всех остальных в буквальном смысле за руку. Зато потом, после этакой авторизации, внешняя защита рассматривала всех нас как единое целое и открывала дорогу любому.

После того, как мы прошли внешний барьер, вся команда резко остановилась и стала вооружаться. В ход пошли эликсиры, доставались артефакты, крепились запасные палочки, надевались кожаная и кольчужная броня и даже мечи!

"Что-то мне уже сцыкотно", — подумал я, глядя на эти приготовления.

Спаянная пятерка быстро построилась в боевой порядок. Впереди парой шли мастер щитов и мастер на все руки. Следующими, по центру, шли командир и некромант. Потом тесной группкой мы, неумехи, и замыкал движение лекарь.

Перед самым заходом внутрь Бьерн провел заключительную накачку:

— Запомните, новички. От вас сейчас требуется только две вещи. Первое — смотреть в оба глаза по сторонам. Если увидите что-то опасное, подозрительное или только кажущееся вам опасным или подозрительным, то сразу же подавайте громкий сигнал. И второе, но гораздо более важное: ничего не трогать. Запомните, НИЧЕГО! Палочки к бою! Внимание, пошли!

Оказавшись в прихожей, наша команда настороженно замерла.

— Чисто, — сказал после долгой паузы ритуалист.

— У меня тоже чисто, — подтвердил немец.

— И у меня, — отозвался командир. — Можно немного расслабиться.

Внутри здание оказалось точно таким же, каким выглядело снаружи. Небольшой одноэтажный дом с пятью комнатами разной площади. Древнее убранство сохранилось так, как будто хозяева вышли минут десять назад. На стенах висели ковры, на полу валялись плетеные циновки, свитки, не запылившись, лежали в либрариуме. На столе были рассыпаны медные и золотые безделушки.

— Так. Это мы удачно зашли! А теперь аккуратно ищем вход в заклинательный покой.

— А что его искать, вот он, — сказал Жабо и кивнул нам под ноги. — Отойдите все, буду вскрывать.

Спустя час работы ритуалиста, который все остальные потратили на осторожный и аккуратный сбор трофеев, на стене в "гостиной" образовались контуры двери. Вот уж я бы никогда не подумал, что в тонкой стене, толщина которой вряд ли превышала один кирпич, может уместиться лестничный пролет. Магическая архитектура такая магическая.

— Спускаемся аккуратно. Вполне возможны ловушки. Я до сих пор не могу определить, чей это дом, поэтому ожидать можно всего, чего угодно, — предупредил нас всех Бьерн.

Внутри под домом обнаружился настоящий лабиринт. Осветив люмосом с палочки как минимум шесть возможных направлений последующего движения (назад наверх, вниз и два длинных перекрещивающихся коридора), Катана скомандовал "Стоп!" и прямо на месте начал из песка трансфигурировать крупных тараканов. По капельке крови и взмаху палочки с длинным заклинанием на каждого от Жабо, и фальшивые насекомые разбежались по всем ходам.

Вскоре стали поступать первые данные. Путь вниз оказался фальшивым и оканчивался ловушкой с проваливающимся полом. Аналогично заканчивались два горизонтальных направления. Третий коридор через несколько ловушек упирался в плотно закрытую дверь, а до конца четвертого таракан так и не смог добежать — очень длинный ход со сплошной полосой магических ловушек.

— Так… — пробурчал Бьерн. — Все понятно. Схема вполне стандартная.

— Объяснишь? — поинтересовался я.

— Ах да, вы не были с нами тогда. Короче, так. Внизу пустота. Слева-справа фальшивые проходы-тупики. Сзади — Нескончаемый Коридор. Там можно бродить всю жизнь, разряжая бесконечные ловушки. Единственный правильный путь — по коридору, в конце которого закрытая дверь. Там наша цель. Вперед! — и мы пошли.

Найденные по дороге капканы для команды поисковиков оказались, что говорится, на один зуб. Одноразовые артефакты-мины аккуратно разряжались и складировались в специальную сумку для последующей оценки и продажи. Поверх ям с кольями бросали трансфигурированные из песка каменные плиты. Выскакивающие из стен стрелы и копья вязли в многослойных магических щитах. У древнего дома не было никаких шансов защитить свои секреты.

Перед самой дверью Катана чуть попридержал Бьерна.

— Командир…

— Что?

— Слушай, что-то здесь не то.

— Заметил что-то необычное?

— Нет, но…

— Предчувствие?

— Угу. Как тогда… Слабее, но очень похоже.

— Ясно… Плохо тогда. Ваджра! Доставай особый комплект!

Ваджра скинул свой безразмерный рюкзак и достал оттуда восемь флакончиков. Раздав каждому по одному, он объяснил:

— Слушайте меня внимательно. Этот эликсир позволит вам быть сильнее и быстрее в течение следующего получаса. Зелье это темное, откат от него будь здоров. Однако лучше перебдеть, чем недобдеть. Однажды мы проигнорировали такое вот предупреждение Магии, которое получил Катана, и теперь нас всего пятеро, а не восемь, как было раньше. Пейте и будьте готовы ко всему.

Открыв дверь заклинанием, мы аккуратно зашли в заполненное тьмой и, судя по гулкому эху, очень большое помещение. Свет люмосов с наших палочек магическим образом гас в двух шагах от нас, поэтому, чтобы маркировать дорогу назад, Заг бросал под ноги и чуть в стороны самые обыкновенные маггловские химические осветители. Наконец пол пошел ступенями вверх и мы оказались… где-то. Свет упал на крупный камень, украшенный причудливой резьбой. Бьерн бросил на него один лишь беглый взгляд, мгновенно изменился в лице и закричал:

— Это малый алтарь! Назад! Все назад! — но было уже поздно. Резко по периметру зала вспыхнули магические факелы, дающие ровный красноватый свет. Благодаря хорошему освещению мы увидели, как схлопывается каменными глыбами стен весь коридор, приведший нас сюда. Трансфигурированный из камешка специально на этот случай укрепленный дверной косяк на входе в зал устоял, но пользы от этого не было. Укреплять проход по всей длине, как шахту "во глубине сибирских руд", никто не догадался. Наступила мертвая тишина, нарушаемая только нашим судорожным дыханием.

"Бля! — испуганно подумал я. — Вот никогда не хотел очутиться в шкуре Индианы Джонса! Пиздец!"

— Значит, так. Мы в жопе, но в насколько глубокой, пока еще не ясно. Не паниковать! — прикрикнул скривившийся от наших мыслей Бьерн. — Я в таком месте лично не был, но достаточно читал про подобные. Вкратце. Мы попали в подземелье с одним из вспомогательных алтарных камней. Рунная сеть таких заклинательных покоев служит для поддержания какой-то очень мощной защиты. Если сломаем, то на следующий год здесь будет настоящее паломничество взломщиков и поисковиков! Будут заново проверять все закрытые поместья. Судя по основным признакам, нам достался один из самых малых камней, так что защита здесь будет не самой серьезной. Относительно, конечно. Хоть в чем-то нам повезло. Так. Что нас ждет дальше. Будет несколько волн защитников: сначала слабые, потом более сильные. Сколько именно — хрен знает. Но будьте готовы ко всему. В конце будет какая-нибудь сильная тварь. Химера или магическое существо четвертого и выше класса, в зависимости от того, к какой культурной традиции принадлежал строитель. Если египетской — то какой-нибудь жук или паук, индус — змей, китаец — голем, японец — демон, европеец — что-нибудь живое или полуживое, американец — дух или призрак, и так далее. Короче, на выбор есть весь бестиарий мира. И не только этого! Поэтому…

Что еще хотел рассказать Бьерн, осталось неизвестным, потому что со стороны стен послышалось шипение. Змеи? Нет! Это был…

— Газ! — закричал Заг. — Быстрее! Головной пузырь!

Я не успел испугаться, что это заклинание мы в Хогвартсе еще не проходили, как на меня и на Наваху пузырь накинул кто-то из старших. Клубы желтоватого газа — "хлор, что ли?" — нахлынули на нас, минут пять продержались и рассеялись без остатка. Немного подождав, мы развеяли головные пузыри и тут же услышали тихий шорох.

— Скарабеи! — закричал Заг.

— Мертвые скарабеи! — поправил Катана.

— Сколько же их?! Сколько лет их делали? Такая тонкая работа! Как жаль, что нельзя их собрать… — опечалился Жабо.

— Да жгите их! — рассердился Бьерн. — Мелочь, смотрите по сторонам! Ваших сил все равно не хватит.

Следующие десять минут я смог с завистью понаблюдать на недоступную моему уровню силы высокоэнергетическую боевую магию. Бьерн жег насекомых волнами огня. Катана превращал песчинки в здоровые плоские плиты, которые подобно огромному тапку давили жуков-зомби. Томагавк призывал тени, которые, пролетая сквозь насекомых, выпивали их нежизнь. Заг, как мог, тормозил продвижение нападавших, а Жабо пытался взять под контроль ближе всего прорвавшуюся нежить, чтобы натравить ее на следующий ряд. Единицы скарабеев, прошедшие сквозь этот ад, гибли разрубаемые мечами или раздавленные нашими с Навахой сапогами. Очарованный буйством чужой силы, я проглядел появление следующей волны нападавших.

— Инферналы, — закричал Наваха. Я проследил, куда он указывал рукой, и увидел, как из песка медленно вылезают мумифицированные тела, когда-то бывшие живыми людьми.

— Отлично. Похоже, это последняя волна, — воспрянул духом Бьерн. — Инферналы — самое легкое из того, что мы сегодня встретили. — Добив последнее насекомое, маги переключились на медленно движущихся инферналов. И действительно, для уничтожения жуков потребовалось гораздо больше сил. Здесь же хватало мастерства в точечных, а не площадных заклинаниях. В основном все разрывали зомби на куски аналогами бомбарды, а потом явно одаренный в стихии огня итальянец сжигал их в пепел. Даже я не удержался, поднапрягся и отрубил конечности двум инферналам заклинанием Диффиндо.

Все было хорошо до тех пор, пока пришедший из затененного угла комнаты серый луч, как игла бумагу, не пробил все наши щиты. Только чудом, которое произошло благодаря выпитому перед началом боевому эликсиру, в последний момент все мы смогли уклониться. Но круг оказался разорван, и теперь каждый стал сам за себя.

— Koog, — послышался хриплый шепот, и подземный зал озарил ослепительный свет.

— Не закрывать глаза! Не колдовать вслепую! Не бояться! — закричал Бьерн. — Падайте! Все! СЕЙЧАС!

Мы резко упали на камни. Прошедшая над нами горячая волна обрушилась на инферналов и полностью их уничтожила, правда и Бьерн, как мы, проморгавшись, смогли увидеть, упал на месте без чувств в магическом истощении.

— Tar, — все тот же шепот, и поднявшийся было Томагавк падает обратно, перечеркнутый через все тело чудовищной раной. Ваджра тут же падает на колени рядом с ним и начинает одной рукой бешено махать волшебной палочкой, а другой одновременно выливать на рану один флакончик за другим.

— Люмос Солем! — ревет Заг и направляет палочку в сторону тени. Свет убирает теневой покров, и нашему взору предстает очень худая сгорбленная фигура в плаще, опирающаяся на длинный посох.

— Лич! Чертов шумерский лич-жрец! — со страхом в голосе кричит Жабо.

— Moo Gig, — хрипит лич и указывает посохом на немца. Очень быстрая фиолетовая искра срывается с навершия посоха и по сложной траектории несется в Зага. Немец успевает поставить щит, но искра его даже не замечает. В последний момент, почти на одних инстинктах, Заг успевает защититься непосредственно палочкой, и искра попадает в нее, а не в тело мага. Хлопок, и ошметки деревянного стека разлетаются по всему залу, а Заг падает на землю, притянутый неумолимой гравитацией, держась за покореженную и чудовищно увеличившуюся в размерах правую руку.

— Мелкие! Быстро! Выиграйте мне время! — Жабо принимается в бешеном темпе что-то рисовать своей кровью прямо на камнях. — Все, чем владеете, сыпьте в него. Ваджра — ты тоже! Лечение — потом! Катана — прикрывай меня!

И начались танцы. Мы втроем сыпали в мертвого мага заклинаниями: я и Наваха — детскими, индус — более серьезными. Лич лишь лениво отклонялся в сторону, а иногда и вовсе просто, как громоотводом от молнии, заслонялся от заклинаний упертым в песок посохом. В ответ в нас летели разнообразные даже визуально заклинания, от которых нам приходилось прыгать, бегать, падать и резко вскакивать обратно. Вот только у меня создалось впечатление, что лич просто играет с нами. Его заклинания были чрезвычайно мощными, пробивали любые щиты, но при этом не убивали. Я, например, получил ударное заклинание, пролетел ползала и отделался только превратившимися в один большой синяк спиной и задницей. Больно дико, но не смертельно же! Ваджра и Наваха тоже обзавелись синяками и порезами, но были живы и свободно двигались.

Тем временем Жабо сумел начертить рисунок, набросать в нужных местах реагентов и начать ритуал:

— Ki. Koog. Ak. Goob, — стал произносить он слова, так похожие на речь лича, и шутки кончились. Нежить, похоже, отлично узнала первые такты ритуала и бросилась вперед. С вершины посоха сорвалась многолучевая молния, сотканная из праха сожженных инферналов. Там, куда она попадала, место касания мгновенно чернело и обращалось в пепел. Бьерн потерял левую руку, Томагавк — правую ногу. Остальные, даже придавленный Заг, смогли убраться в сторону с траектории заклинания.

Основной удар приняла на себя выставленная Катаной защита. Осколками разлетелись две каменных плиты. Мигнули и исчезли магические щиты, испарилась часть крови, нарушив магический рисунок, но было уже поздно. Ритуал был завершен. Некромант упал там, где стоял, но и лич дико завизжал.

— Быстрее! В мечи его! — закричал Катана и рванул вперед, выхватывая недлинный меч из ножен. Ваджра вытащил широкий изогнутый нож, Наваха — длинный раскладной клинок, один я был безоружным и подхватил валяющийся рядом с Томагавком небольшой топорик. С четырех сторон мы налетели на нежить. Лич крутился как уж на сковородке, смог хорошо и долго отбиваться посохом от наших атак, пока Катана не попал ему по ноге.

Артефактные клинки отлично рубили потерявшую магическую защиту мертвую плоть. Ставший одноногим лич еще некоторое время стоял, опираясь на посох, но под градом наших ударов упал на землю. Теперь победа была только делом времени. Сначала лич потерял посох вместе с руками, потом вторую ногу, а потом и голова, как у хогвартского приведения, повисла на лоскутке кожи.

— Ra! Ra! RA!!! — заговорил лич.

— Берегись! — закричал Катана. — Наза-а-ад!

Лич изнутри вскипел светом и взрывом рассыпался на куски, каждый из которых заклинанием полетел в сторону врагов теперь уже окончательно умершего стражника. Кровь в жилах буквально вскипала, мозг, желая спасти тело, заработал на износ, предельно ускоряя восприятие. Предупреждение спасло нас от неминуемой смерти, но отделаться легким испугом не получилось. Уклоняясь от лучей проклятий, которые летели плотно, но с разной скоростью, краем глаза я заметил, что знакомый серый луч почти попал прямо в голову испанцу. Из последних сил, надрывая жилы, я толкнул Наваху в сторону, убирая того с траектории луча, но зато сам попал сразу под три разноцветных проклятья. Воя от боли из-за превратившихся в осколки костей, я перед блаженным забытьем успел заметить, как зашевелился песок вокруг нас. Остатки скарабеев спешили на пир.

Глава опубликована: 20.03.2016


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 12917 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх