↓
 ↑
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Диктатор (джен)


Автор:
Беты:
Sagara J Lio Части I, II, III, IV, V-... - стилистика, правописание, соответствие канону, Wave Правописание, логика событий, разумность, соответствие канону, InCome корректура
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Экшен, Приключения, Даркфик
Размер:
Макси | 4537 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
Нецензурная лексика, Насилие, От первого лица (POV)
Попаданец в Винсента Крэбба. Взгляд на события с другой стороны.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 29. Русский след

Что ж, если можно было обоснованно надеяться, что история с кольцом так или иначе все-таки закончилась, то последствия дуэли, как оказалось, я собрал еще не все. Не успел я успокоиться после нападения немецко-говорящей боевой группы гильдейских магов, как внезапно, одним прекрасным декабрьским днем меня отловила троица парней из дурмштранговской делегации. Судя по тому, что место, где именно меня перехватить, они выбрали хоть и относительно далеко от общей массы учеников, но достаточно на виду, нападать и убивать меня они не собирались. Во всяком случае, прямо сейчас.

— Gospodin Krebb? Ne moglee bi vi udelit' mne neskol'ko minut? — по-русски обратился ко мне один из тех, на кого мне в свое время указал Джасти, как на одного из основных любопытствующих по поводу моей тушки. Двое сопровождающих отстали и сформировали некоторое подобие охранного периметра. Уши уже привычно слегка закололо от наложенного кем-то из дурмштранговцев довольно непростого заклинания от прослушивания.

— Я вас не понимаю, — ответил я на английском.

— Да все вы отлично понимаете, Крэбб. Не нужно тут совершенно лишних в данной ситуации игр, — тоже по-английски ответил дурмштранговец.

— Лорд Крэбб для вас, мистер…? — ответил я тоже по-русски.

— О! Извините, забыл представиться. Называйте меня Максим Поляков. Ничего, что я так по-свойски, не по традициям?

— Ничего. И что же, господин Поляков, вам от меня надо? Или может быть, вы не господин, а товарищ? Или гражданин? — съязвил я. Какого-то такого ответа можно получить от средне-информированного иностранца, так что не оправдать ожиданий было бы не правильным, и, поэтому, подозрительным.

— О, это как вам будет угодно. Я всего лишь хотел передать вам пожелания здоровья от нашего общего знакомого. Владислав Александрович, по гильдейскому позывному Комар, шлет тебе привет, Чужой.

— Хм. И ему тогда передавай привет. — "Вот оно! То, о чем меня предупреждал Дамблдор. Как же это все не вовремя! Только-только вроде отношения наладились, а тут такой подход. И ведь не замолчишь, вон сколько свидетелей. Заложат вмиг! Вот, бля!" — Это все? Или еще что?

— Он интересуется, все ли у вас в порядке, и не нужна ли его коллеге по гильдии и магическим дарам какая-нибудь помощь?

— Передайте Владиславу Александровичу искренние заверения, что у меня все хорошо и помощь мне не требуется.

— Хорошо. Я передам.

— Теперь все?

— Да. Вот только вы зря так напряженно относитесь к нам всем вообще и к Хайнриху Вольфгангу Мария фон унд цу Флесхайм-Белофу в частности. Его поведение в бою… Я понимаю, вам было неприятно проиграть, но из этого не следует, что обычное спортивное поражение следует превращать в личную или родовую вендетту. Да-да-да, я замечал взгляды, которыми вы обмениваетесь. Поймите, у Генриха есть достойные причины для предубеждений против магов крови. В детстве его родителей убил один из них, а сам мальчик только чудом спасся. Но он вполне нормальный молодой человек, а то, что тренировка у вас с ним вышла… хм, излишне интенсивной, скажем так, то это совершенно житейское дело. Бывает. И уж точно, повторюсь, это не повод для вражды. Подумайте об этом, лорд Крэбб. И если что надумаете, можете всегда обратиться ко мне. Я смогу обеспечить вам встречу для объяснений и примирения.

"Угу. С Тони мы тоже как-то так вот "помирились". Да, конечно, это действенный способ, но мадам Помфри была очень недовольна. Если бы надо мной всем женским составом факультета не корпели, я бы до сих пор ходил бы с впечатляющими синяками на роже. Да и сам процесс излечения оставил после себя… гм, мягко говоря не очень хорошие воспоминания. Быть подопытной мышкой для впавших в раж лекарства неопытных в этом деле девчонок... Бр-р-р. Не-е-е. Нафиг такое еще раз!"

— Я подумаю. До свидания.

— До свидания, — кивнул мне в ответ мой собеседник и пошел прочь. Но стоило мне отвернуться, как в спину мне прилетела реплика. — Ах да, совсем забыл, — Поляков сунул руку в карман, отчего я сразу же напрягся и приготовил волшебную палочку, и вытащил оттуда типовую фиал-пробирку для хранения воспоминаний. — Дырявая у меня голова. Вот. Владислав Александрович просил вам передать. Возьмите. Это совершенно бесплатно. Подарок.

— Что это?

— Здесь воспоминания об одной из лекций нашей русской школы магии, Китежа. Быть может, она вас заинтересует…

"Или ее продолжение…" вслух не прозвучало, но отчетливо угадывалось в окончании фразы.

— Благодарю, — я взял флакон и поскорее пошел прочь, пока мой "забывчивый" визави не "вспомнил" еще чего-нибудь. Например, что я опять что-то кому-то должен.

Любопытство — жуткая вещь. По-хорошему, следовало потерпеть до дома и там посмотреть подарок в приватной обстановке, но, увы, терпежа мне не хватило. Поэтому я отправился в факультетскую гостиную, перенес общественный омут памяти с полки на "угловой" неприметный столик, вылил туда содержимое склянки и, как страждущий к роднику с хрустально чистой водой, приник лицом к источнику информации.

"…Амфитеатр, так похожий на университетскую аудиторию, доверху был заполнен детьми лет десяти-двенадцати на вид, хотя иногда встречались и более взрослые. На первый взгляд их было около полутора сотен, или чуть больше. В зале стоял тихий гул: не все дети могли сидеть спокойно и не болтать промеж собой, однако делать это негромко их понимания, а может быть, опаски, хватило…"

Как я не пытался, разобрать темы разговоров не мог. Слова ускользали не хуже мальков между пальцев, когда их пытаешься ловить в пруду. Прекратив бесплодные попытки я перевел взгляд дальше.

"Помимо детей в зале, на верхних рядах, присутствовали немногочисленные взрослые. Если дети, или, точнее, ученики были одеты в однообразные белые рубахи с богатой, обережной вышивкой по краям ткани, то среди отделенных несколькими пустыми рядами гостей можно было увидеть и современную военную форму, и традиционный европейский костюм, и просто повседневную одежду. Маггловскую одежду.

Внезапно распахнулась дверь, и в аудиторию быстрым шагом вошел уже немолодой, но подтянутый человек. Точнее, не человек, а колдун. Маг. Он уверенной походкой вступил на кафедру и облокотился на нее ладонями.

— Так. Тихо. ТИХО! — громким ревом голос колдуна отразился от задребезжавших стекол окон аудитории. — Ну вот, — удовлетворенным взглядом маг прошелся по замолчавшим в испуге детям. — Совсем другое дело. Как вы все знаете, я ректор Китежского Лицея Волшебства Афанасий сын Петра из рода Никитиных. Да-да-да, из того самого рода. Нет, сегодня никаких сказок про хождения моего прапрадеда за четыре моря рассказано не будет. Да, и про привезенные с собой сокровища тоже. Речь у нас сегодня пойдет совсем о другом. Так уж повелось в веках, что первую лекцию всем новикам читает именно глава нашей с вами школы волшебства, и лекция эта — по истории.

Почему именно по истории, а не про древние заклинания, великие артефакты или жития могучих магов? А потому, что именно из истории растут причины событий, выливающиеся в следствия, которые мы с вами зовем настоящим и будущим. Но перед началом… На столах перед вами бутылочки с Зельем Вечной Памяти. Выпейте его. Целиком. Все .

— А для чего? — послышался из глубин зала вопрос, сопровождающийся чпоканьем открывающихся пробок флакончиков с зельем.

— Очень хороший и правильный вопрос. Это для того, чтобы вы потом не задавали глупых вопросов. Эта лекция, скорее даже не лекция, а рассказ, впечатается вам в память на всю жизнь слово в слово. Так что если вы чего-либо сейчас не поймете, а вы обязательно не поймете, потому что термины я не буду специально подстраивать под детей, вы всегда в будущем сможете разобраться сами. Или хотя бы задать правильный вопрос. В библиотеке. Или старшим товарищам, так как мое время не безгранично и очень дорого.

Самые недоверчивые дети пожали плечами, открыли бутылочки и быстро выпили содержимое. Там было-то жидкости на глоток-другой, не больше.

— Выпили? — задал уточняющий вопрос лектор, — ну и отлично. Начнем тогда…

Начнем мы с самой Ворожбы, с Магии, так как именно благодаря ей мы можем совершать то, что простецы называют невероятным, а невежественные — чудом. Что такое Магия? Магия это -… а вот хрен ее знает, что это такое! Удивлены? Вот такие вот у нас дела! По большому счету никто из ныне живущих волхователей так и не смог понять, что же такое на самом деле — волшебство. Версий, идей и предположений существует немало, часть из которых вы будете изучать на соответствующем предмете, но окончательного мнения, объяснившего всем, все и вся, как не было, так и нет. Ну, или те, кто догадался, тот промолчал, ибо знание, а в магии особенно, есть сила.

Однако, отсутствие фундаментальной теории, отвечающей абсолютно исчерпывающе на вопрос "почему?", не помешало магам и чародеям эмпирическим методом прийти к некоторым положениям, описывающим взаимодействие магии и мира. То есть иметь возможность подобрать ответы на вопрос "как?".

Итак. Магия есть везде. Высоко в горах, глубоко в водной пучине, на земле, в воде, в пещерах и камнях — везде. Уровень ее в среднем по всей планете одинаков. Исключениями являются так называемые Места Силы и Места Бессилия, небольшие по площади объемные зоны сложной геометрической формы, магии в которых соответственно больше или меньше среднего уровня. Колдовать в Местах Силы легче и результат получается мощнее, в Местах Бессилия — наоборот.

Магия есть везде. Маг везде может магичить, но магия, как может показаться многим из вас весьма и весьма неожиданным, совсем не бесконечна. Чем больше собирается в одном месте магов, тем тяжелее им просто существовать, не то что колдовать. Таким образом, сама магия заставляет волшебников бежать подальше друг от друга.

Чем именно это обусловлено, до сих пор до конца не ясно. Более того, многочисленные исследования не смогли хоть как-то, в числовом виде, выразить это самое "тяжелее". Однако, правило, что волшебники не селятся крупными общинами, известно с древности и продолжает соблюдаться и поныне. Исключения составляют только Места Силы, в том числе и рукотворные. Соответственно, все такие места — величайшая драгоценность для любого и каждого волхователя. Да, не надо тянуть руку. Естественно — мы, как и любая другая школа волшебства, стоим на Месте Силы, иначе никто ничему никого научить бы здесь не смог. Разбежались бы раньше. Кстати, именно следствием из этого свойства магии, в частности, и объясняется тот факт, что маги, а, следовательно, и простецы живут везде, где только можно. И даже там, где жить практически невозможно. Да? Что у вас за вопрос?

— А скажите, где люди не живут, там получается магии больше?

— Вопрос хороший, но немного опережающий мой рассказ. Но я отвечу. Волшебники далеко не единственные, кто может тем или иным образом взаимодействовать с магией. Где нет людей, там есть магические растения или магические существа: начиная от обыкновенных магических животных и заканчивая древними расами. Просторожденные! Не надо сразу же тянуть столько рук. По истории нелюдей у вас все равно будет специальный курс, так что вопросы сейчас можно не задавать. Потом все обязательно узнаете. И поверьте мне, вам еще не раз и не два надоест всю эту выбитую и укрывшуюся нелюдь вызубривать и сдавать. Сейчас же вам достаточно для понимания общей картины мира знать только то, что она есть. А я, с вашего разрешения, продолжаю.

Только что названное основополагающее свойство магии приводит к нескольким немаловажным последствиям. Например, маги никогда не воюют большими армиями. Маги ценят личную силу. Или то, что магов никогда не будет много. Конечно, некоторыми волшебниками, больше из-за политических или экономических причин, эти несомненные факты игнорируются, пока не станет совсем плохо и магические откаты не ударят со всей силы по… хм, да.. Однако, как бы это ни хотелось, пойти против законов Магии — невозможно. Магов, подчеркиваю еще раз, никогда не будет много. Хотите, чтобы все были магами? Убейте девяносто девять и девять десятых процентов населения нашей планеты и впредь держите популяцию в районе шестисот тысяч особей, которые жить должны равнораспределенно по поверхности Земли. И умрите через пару-тройку поколений! Отчего? Ну, к примеру, от генетического истощения или непрерывных магических войн.

Но у этого грустного правила есть и обратная, очень положительная, сторона. Магов никогда не будет "не существовать", скажем так. В письменной истории магического мира не раз описываются полностью достоверные случаи того, как внешние или внутренние причины приводили к полному уничтожению носителей магической традиции на определенной территории. И не проходило и пятидесяти лет, как появлялись новые маги. Конечно, знаний у них было мало, но сам факт нам говорит однозначно: маги были и будут всегда! Да?

— Я интересовался в свое время динамикой роста — писал в школе доклад по природоведению на эту тему. Так вот, население в шестьсот тысяч человек — это приблизительно четырнадцатый-пятнадцатый век до нашей эры. То есть, в исторической преспе…. переспективе, не так давно. Так что же, тогда все были магами?

— Я же сказал, равнораспределенно. А тогда, как и сейчас, люди жили очень скученно. Определялось это, прежде всего, отсутствием нормальных источников еды. Где легко добывать себе пищу — люди там и селились. Где пищу себе было добывать совсем легко, и появлялось свободное время, там зарождались цивилизации. И маги в добыче пищи всегда играли немалую роль. Где старинные маги: колдуны, ведуны, шаманы отлично умели привадить зверя, усилить своих охотников и воинов, там люди выживали, а где нет, хех, наоборот. Так что можно сказать, что развитие цивилизации простецов шло благодаря колдунам.

Шло время. Рост знаний и опыт приводил к тому, что пищу становилось добывать все легче и легче. Тут я имею в виду не абсолютную простоту, ведь чтобы собрать дикорос, в отличие от земледелия, не надо вообще ничего, кроме как протянуть к нему руку, а скорее соотношение затрат времени/труда к полученному результату. Таким образом, много той, ранее совершенно неиспользуемой из-за невозможности найти/догнать там еду, местности становилось вполне себе привлекательной для жизни землей. Ну, чтобы это утверждение стало вам понятнее, приведу такой простой пример. До развития земледелия кусок даже самой плодородной почвы в мерную десятину мог прокормить приблизительно одну пятитысячную часть только одного человека. Сейчас — более десяти взрослых людей. Разница заметна? Так что из-за скученности, в процентном соотношении, как было мало магов, так и осталось. Хотя, тогда их все же было гораздо больше. Ибо даже неразвитые в современном понимании этого магические силы, как я уже говорил, очень сильно способствовали выживанию. Так кончилась древнейшая история.

История древняя. Вспомним самое ее начало. Небольшое племя, но уже нечто большее, чем просто одна большая семья. Маг, он же шаман, он же глава рода — это одно лицо. Но как только людей в племени становилось больше, уже идет разделение на магическую и светскую, назовем ее так, власть. Почему так происходит? Сама суть магии такова, что ею, чтобы обеспечить магическими услугами племя, приходилось заниматься так долго, что ни на что другое колдуну уже времени не хватало. А увеличить количество магов… Об этом я уже говорил. Вот и получалось, что племя могло устроить у себя хоть небольшой "конвейер", как это называют простецы, по производству своих примитивных орудий, вместе охотится, вместе рыбачить, вместе воевать, но при этом все равно колдовать могли далеко не все. Избранные. Обычно в племени магов было двое: сам шаман и его ученик, но при этом уже разделившиеся на магическую и светскую власть не только знают друг о друге, но и тесно связаны, зачастую и родственными узами. В принципе, сейчас находят отбившиеся от прогресса племена простецов, где именно так и обстоят дела, так что не доверять исследованиям наших магов смысла нет.

Следующий этап развития — города и небольшие государства. Разделение пошло еще дальше. Теперь маги выделились в отдельную касту, обеспечивающую "магические услуги". В связи с тем, что магов традиционно мало, а простецов — стало гораздо больше, услуги эти стали доступны только богатым и властным, и, следовательно, маги жили весьма неплохо. Это я не говорю о том, что маги были сильнее, здоровее, жили дольше, а значит, были умнее просто в силу возраста чем простецы того времени. Исключениями являлись племена и цивилизации, нацеленные на захватническую экспансию. Это происходило из-за того, что магия давала слишком много преимуществ в сражении. Особенно против тех, кто ею как раз не владел. Именно по вышеперечисленным причинам последний наш князь-колдун умер более тысячи лет назад, а колдун-князь… Об этом дальше.

Вроде бы, тогда все шло просто превосходно? Маги, как и положено, выше и богаче, естественный ход событий, не так ли? Увы, нет. Не так. В древние времена впервые зародилась серьезная угроза магическому миру. Многие маги, чтобы еще больше укрепить свое влияние и еще больше выделиться из толпы простецов, изобрели такую вещь, как веру, став жречеством. Именно из этой, обусловленной излишней надменностью и жаждой власти, ошибки впоследствии выросло то, что потом станет победителем волшебного мира. Жречество — это отдельная тема, которая будет затронута позже.

Быстро пролетели времена становления и разрушения простецовых империй. Маги того времени оставили огромный след в истории, в том числе и простецов, своими фундаментальными и прикладными исследованиями, артефактами, а также первой и единственной за всю дошедшую до нас историю магократию. Простецы запомнили ее, пусть и максимально перевранно, как Атлантиду. Основанная на огромном острове с величайшим в мире даже не местом, столпом силы, страна магов и только магов достигла высочайших высот, но… погибла в единый миг и не так много оставила после себя. Кроме легенд это: очень редкие книги на непонятных языках, опасные для потомков своей неизвестностью артефакты, слабые места силы по всему миру, вероятно осколки того первичного. А еще — огромную воронку в Тихом Океане на месте острова, всемирный потоп, который помнят даже простецы, и всеобщий, по сути до родоплеменного строя, упадок цивилизации, и магов, и простецов. Знания и умения того периода, что простецы называют древним миром, античностью и ранним средневековьем, по сути своей всего лишь слабые отраженные отблески того путеводного маяка знаний, что светил с погибшего острова всему миру.

Если времена Атлантиды, "средние века", считать Золотым Веком для магов, то новое время, простецовое средневековье, несомненно, было веком серебряным. Хотите осознать, почему? Очень просто.

— Вот, — ректор небрежным движением руки указал на сидящего в первом ряду богато одетого парня. Классической "форменной" рубахи на нем не было, зато был дорогой джинсовый костюм с футболкой какой-то популярной музыкальной группы. — Вот, юноша, вы ведь действительно просторожденный, или ваша одежда является результатом какого-то данного зарока или обета?

— Э-э-э, нет. Типа да!

— Вот! Смотрите. Это типовой представитель современных небедных простецов. Он, как никто другой, сможет понять древних магов. Скажите, что бы вы сделали, если бы были сильны как Илья из Мурома, а вокруг — все мелкие да хилые? Но богатые.

— Ну… Это… Я бы забрал у них, что понравилось…

— А если бы они сопротивлялись…

— Ну, в лобешник лохам!

— Вот. Забрали бы все хорошее себе, девок тащили бы к себе, заставили бы поставлять лучшую еду и выпивку… Делать что приказано… Так?

— А то!

— Вот. Он, как никто другой, может понять средневековых магов. Вот именно так, как говорит сей новик, так и происходило тогда!

Маги были свободны и независимы. Простецы ничего не могли противопоставить магам, и были вынуждены отдавать последним все, что бы тем не приглянулось, начиная с пищи, и кончая своими жизнями. Маги делились тогда на светлых и темных. Различие между ними было кардинальным. Светлые за отнятую жизнь или за сделанную простецами работу отдаривались какой-либо мелочью, типа хорошего яда или вылеченной болезнью. Темные — такого не делали. При этом и темные, и светлые одинаково безжалостно уничтожали тех, кто сопротивлялся тирании магов, ибо прецеденты бывали не очень здоровые. Не зря же по народам ходили сказки о победе над злыми колдунами. Вот только на каждого попавшего в легенды удачливого магоубийцу приходились тысячи бесславно сгинувших. Да и тогдашняя власть очень редко вмешивалась в конфликты между магами и своими податными. У нее своих проблем было море, так что проситель помощи у сеньора чаще лишался свой головы, чем получал голову обидевшего его мага. Это не говоря о том, что на высшем уровне простецовая аристократия очень часто смешивалась с магической. Где-то очень сильно, где-то — наоборот, эти ветви принципиально стояли особняком друг от друга. Да и отношения тоже колебались в широких пределах, в зависимости от времени и страны, но факт остается фактом — маги делали тогда, что хотели, и никто им был не указ. Впрочем, со слабыми никто и никогда не считался, и считаться не будет, — после последней фразы ректор сделал многозначительную паузу.

— Кстати, юноша.

— М-м-м?

— Вот эта вот толстая желтая цепочка у вас на шее, латунная…

— Она золотая! — возмутился парень. — А чо? Типа запрещено? Мне батя четко сказал…

— Не следует перебивать старших. Нет, не запрещено. Я просто хотел полюбопытствовать, это артефакт? Вы так быстро вжились в наше общество, что уже успели закупиться на волшебазаре?

— Нет.

— Хм… — Ректор поискал кого-то глазами и удовлетворенно улыбнулся. — Новик Белоф, если я не ошибаюсь?

— Я, я, герр ректор! — темноволосый подтянутый мальчик резво вскочил с места и отвесил вежливый и церемонный, но неглубокий поклон.

— Не надо подпрыгивать и демонстрировать всем ваши родовые дисциплину и воспитание. Как поживает ваша почтенная бабушка?

— Отлично, герр ректор. Благотарю.

— При случае, передайте ей от меня привет и пожелания всего самого наилучшего. Она, как и весь ваш род, была очень одарена в чарах изменения. А вы?

— Я тоже, герр ректор.

— Что же. Тогда не могли бы вы показать своему товарищу, почему среди магов не принято носить на себе что-либо простое, даже если это золотая цепочка в палец толщиной.

— Хорошо, герр ректор.

Белоф внимательно посмотрел на напрягшегося сына "нового русского" и вытянул в его сторону руку. Золотая цепочка, повинуясь жесту немца, резко уменьшилась в размерах, превратившись из пафосного статусного предмета сначала в ошейник, а потом и в удавку.

— Достаточно, — легкий жест ректора и в горло покрасневшего парня хлынул, наконец, живительный поток воздуха. — Великолепное беспалочковое и невербальное изменение размеров. Я рад, что род Белофов все так же силен и не показывает даже намека на упадок. Садитесь, новик Белоф.

— Это, — лектор указал на плачущего парня, — для тех, кто не в курсе, самое что ни на есть примитивнейшее, доступное, как вы видите, даже детям, магическое воздействие. Оно же — чары изменения. Именно поэтому маги не носят на себе ничего, кроме артефактов. Любая простая, не заколдованная вещица может в самый неподходящий момент в бою превратиться, к примеру, в воткнувшийся в вашу спину меч. Кстати, ваша школьная форма, узнав цену которой многие из ваших родителей неприятно удивились, тоже является хорошо и разнообразно зачарованным артефактом. Без нее смертность среди студентов вышла бы за все разумные границы.

Продолжаем. Серебряный век закончился очень быстро, и виноваты в этом были сами маги. Их ничем не ограниченный эгоизм привел к тому, что терпение даже весьма лояльно настроенных простецов вышло. И самыми нетерпеливыми себя показали церковные набольшие западной Европы. Их начальная добровольная, хех, лояльность, назовем это так, была вызвана тем, что с одной стороны сделать магам они практически ничего не могли, а с другой — вознаграждалась как надо. Не мне вам объяснять, что это такое, а также зачем и как именно такое осуществляется. Однако когда негласное соглашение по вине слишком жадных магов города Рим оказалось расторгнуто, внезапно всплыло много весьма и весьма неблагонравных поступков магов того времени. Очень много и очень неблагонравных, в том числе и инспирированные магами преступления Папы Александра Четвертого. Тот за зелья потенции и эликсиры, поправляющие его подорванное различными грехами здоровье, продал магам несколько древних артефактов, по совместительству бывших важными христианскими реликвиями, а так же много-много-много своих прихожан. В сущности — откровенно на мясо продал. В жертву. Расследование Церковью преступлений самого одиозного Папы и его предшественников длилось несколько десятков лет и закончилось 1541 году. А в 1542 Римская Католическая Церковь объявила магам войну на уничтожение.

Поначалу европейские маги, узнав об этом, только весело посмеялись, даже не прокляв никого из иерархов церкви ничем сильным. Знали бы они, чем все это закончится, быть может, история бы пошла другим путем, но…

Защита магов того времени стояла на трех слонах: первый — сотрудничество или управление набольшими простецов, второй — страх и скрытность, третий — много раз подтвержденное фактами положение о том, что даже самый слабый маг в бою стоит сотни простых простецовых воинов. Хотя, нет, я вру. Не защита. Тогда даже тени мысли о том, что маги могут быть побеждены простецами, не могло в голову прийти никому. Однако, мир изменился и игнорировать это оказалось ключевой ошибкой магов.

Иерархи церкви того, впрочем, как и любого времени, насколько бы сейчас не старались представить их простецы, дураками не были. Наоборот, как оказалось, они были очень умными людьми и отлично знали поговорку, что слона едят по маленькому кусочку. Поэтому, первое, с чего они начали борьбу с магами, это чистка своих собственных рядов. По всей Европе запылали костры, на которых горели сотрудничающие с магами простецы. Аристократию, вплоть до правителей, безжалостно отлучали от церкви, запачкавшихся священнослужителей ссылали в отдаленные монастыри замаливать свои грехи, будучи прикованными пожизненно к каменной стене. И там, на хлебной корке и ледяной воде очень многие "преисполнились раскаяния", а если говорить без экивоков, просто — то лютой ненависти к магам, с которыми сами же раньше охотно сотрудничали. Некоторым схизматикам это помогло изменить условия заключения: с холодной кельи — на первый ряд в колонне пешцов, штурмующей оплот магов. Ну и деньгами и имуществом еретиков Церковь неплохо по ходу дела разжилась, что еще больше укрепило их набольших в своих притязаниях. Под шумок также "выжгли крамолу", то есть вырезали и внутрицерковных политических противников и привели все к единому канону. Короче, от войны с магами для церкви оказалась одна польза. Почему бы тогда не продолжить такое прибыльное дело? И они продолжили.

Не прошло и полувека, то есть пары поколений простецов, как "первого слона съели". Второй "слон" пал еще быстрее. К тому времени боязнь магов у простецов, из-за явно выказываемого недовольства магов политики Церкви, достигла таких высот, что опытным манипуляторам оказалось очень легко перевернуть ее в злость и ненависть. Обещаниями вечной жизни в раю и страхом за своих близких, Церковь смогла собрать огромные армии, "съев" таким образом "третьего слона". Да, маг в открытом бою мог легко убить сотню, две, три простецов, но… Что делать с триста первым, когда от магического истощения валишься без сил?

Внезапно все как-то одно к одному сложилось против магов. Используя наработанный опыт Испанской Инквизиции, французские, немецкие, английские и итальянские священники учинили настоящую бойню европейским колдунам. Скрытность из плаща теней превратилась в яркую путеводную звезду. Веками вырабатываемое магами у простецов отвращение к "проклятым местам" стало настоящим маяком для инквизиторов. Окопавшихся родами в своих мэнорах колдунов брали правильным штурмом, зачастую просто заваливая трупами. И не таким уж страшным был итоговый счет: в среднем, один маг к двум сотням простецовых монахов. Ведь далеко не все убитые маги были взрослыми боевиками… Церковь не щадила никого, еще не зная, что ее безмерная жестокость не только бесполезна, но и бессмысленна.

К сожалению, у магов тогда не было даже псевдо государственного образования. Как жили кланами-родами, так ими и гибли. Причем очень часто случалось так, что один магический, враждующий с каким-то другим, подбрасывал Церкви информацию на своих недругов. И потом допрос на развалинах вторых давал Церкви подробную информацию о первых, хотя бы из соображений мести… Не было у магов и опыта ведения полноценной войны, тогда как у простецов редкое десятилетие проходило без очередной Великой Войны. Поэтому никто из магов и не смог сплотить тогда все европейское магическое сообщество, чтобы дружно противиться всеобщему истреблению. Никто не смог встать в дружную шеренгу, и загнать простецов туда, где им веками было место. Колдуны не приняли правильного боя. И продолжали гибнуть один за другим.

Однако, настал такой момент, что принимать единое решение все же пришлось. Мнения, как жить дальше, разделились. Часть магов стала прятаться лучше. Часть бежала из Европы куда только могла. Ну и, конечно же, появились те, кто не хотел со всем своим родом взойти на политые маслом дрова, и выкупили у Церкви свои жизни ценой вечнородового рабства. Так у Церкви появились свои маги, которые раскрыли носящим серую рясу множество сокровенных тайн магического общества. Ренегаты, кстати, очень неплохо прижились внутри Церкви, образовав собственный подорден. Даже сейчас внутри РКЦ существует несколько семей, владеющих уникальными силами, и силы эти далеко не от Бога, как бы это не представляли праведники папистов.

Чтобы вы совсем уж плохо не думали о магах-предках, я хочу вам сказать, что не все бежали, прятались или сдавались на милость инквизиторов. Были и те, кто неистово бился за свою жизнь. И горели монастыри и церкви, плодились ереси и отпадали от клира целые страны, тысячами травились колодцы, сотни монахов гибли от изощренных проклятий, тысячи простецов ложились на алтари, превращаясь в наводящую ужас нежить… Удивляться этому не стоит: давшие тогда отпор роды были сложно назвать светлыми. Впрочем, по нынешней европейской классификации, маги того времени все были черными. Просто первые были очень, а другие просто черными.

К сожалению, время оказалось упущено. Многие маги погибли или бежали, поэтому все усилия редких храбрецов были тщетны. Церковь постепенно одерживала верх. В итоге все французские, испанские, итальянские, английские и германские маги, то есть, все западноевропейские, разделились на четыре неравных по количеству категории: меньшая — спрятавшиеся, чуть большая — убежавшие, и третья, самая крупная — казненные. Причем первая все быстрее и быстрее переходила в две остальные. Их судьба нам абсолютно неинтересна. Интересна история последней, четвертой группы магов — несмирившихся.

И именно эти, жалкие остатки по количеству, но настоящие титаны по силе и знаниям, маги впервые в Новой Истории объединились, на время отложив свои идущие несмотря ни на что свары. И, внимательно проанализировав ситуацию, нашли возможное решение проблемы. Основным преимуществом Церкви были: численность их войск и возможность в любой момент простым словом поднять местные деревни с дубьем на живущего рядом мага. "Не будет простецов, одних монахов, даже и с их возможностью оперировать силой Веры, не будет и победы" — решили маги того времени, и решили лишить Церковь фундамента ее силы. Маги выпустили на волю то, что простецы называют в своих хрониках "Черной Смертью".

Конечно, если посмотреть на "исторически достоверные" источники простецов, то эпидемия чумы прошла на пару веков раньше, но мы-то говорим об истинной истории мира, а не о том, как Церковь ухитрилась прикрыть свои мрачноватые делишки. Впрочем, и принятое решение магов тех лет тоже было за гранью добра и зла: в Европе вымерло почти две трети тогдашнего населения. Да — фанатизм простецов, от иерархов церкви до последнего виллана, стал невероятным. Да — лютая ненависть к магам пережила сотни лет, и живет в народной молве до сих пор. Да — если до этого попавшиеся в руки простецов маги могли рассчитывать на различные варианты своего будущего, то при всей своей неприглядности, они все же были лучше, чем оставшийся единственно возможным путь теперь. После Черной Смерти колдунов ждали только долгие и жестокие пытки и медленная смерть на потеху радостно вопящей толпе. Погибшим в бою магам люто завидовали колдуны-неудачники, попавшиеся монахам живьем. Но, при всех этих минусах, своей цели остатки европейских магов все же достигли.

Если до этого Церковь вела войну на уничтожение, то теперь ей пришлось существенно, как говорится, "урезать осетра". Столкнувшись с вполне вероятным вариантом "победителей в мире мертвецов", клир был вынужден наступить себе на горло и пойти с колдунами на заключение мира. Этот Мирный Договор известен сейчас как Статут Секретности.

Конечно, его условия очень неприятны для нас. Полный их список вы все выучите наизусть перед сдачей соответствующего экзамена, он у всех факультетов — профильный. Если вкратце, то со дня подписания сами маги должны были ограничивать свои аппетиты перед угрозой полного уничтожения. Неприятно? Да. Но все же это был мирный договор, а не явочным порядком оформившийся факт безоговорочной капитуляции около костра из последнего мага. Маги выиграли самое главное — жизнь и время. С другой стороны и Церковь достигла, пусть и частично, своих целей: убирала самый главный раздражающий фактор, мешавший ей сражаться за власть над миром. Со своей стороны РКЦ и ее "филиалы" прекращала массовое, без разбору, преследование магов; позволяла, в определенных пределах конечно же, заниматься магией; и, даже, сама стала покупать у колдунов определенные товары и услуги.

А теперь мысленно отведем немного "дальше" взгляд от карты Европы на карту мира. И окажется, что Европа — это, как бы ни казалось живущим там церковникам, простецам и их набольшим, отнюдь не весь мир! Причем, очень далеко не весь. И влияние РКЦ этот самый мир не охватывает целиком. Даже десятой части не охватывает. Так что уже спустя пару-тройку лет на освободившиеся в результате действий инквизиции просторы стали проникать другие, не подписавшие Договор маги. Это были и реэмигранты, и просто чужаки, пришедшие заявить свои права на территорию по самому древнейшему и достойнейшему праву — праву силы.

В очередной раз клиру пришлось наступить себе на горло. Теперь для того, чтобы помогать… выжить "лояльным" магам! В очередной раз остаткам европейских магов пришлось объединиться и отправиться на войну. Но только одной обороной войну выиграть трудно, поэтому вскоре рейдовые группы магов, усиленных инквизиторами и церковными наемниками стали вычищать слишком агрессивных соседей. Основное условие прекращения преследования — подписание Договора, известного как Статут Секретности.

А вот дальше произошло то, что простецы сейчас называют процессом с положительной обратной связью. Отодвинув границу Статута чуть дальше, европейские маги получили дополнительные силы. Принявшие статут точно так же, как раньше их противники, были вынуждены защищаться от агрессивных, ничем не ограниченных в применении магии соседей. И точно так же, приняв под клятвы помощь своих прошлых врагов, обрушились на врагов нынешних. Но и сил стало больше, поэтому и принуждение к статуту соседей прошло чуть быстрее. И так далее, до тех самых пор, пока все страны Европы не были подчинены договору.

А дальше? А дальше все стало гораздо сложнее. Римская и Византийская ветви христианства в то время были на ножах. Да что там, на ножах, на полноценных таких мечах! Походы крестовые, кто знает, не просто так собирались. Да и отношение православной церкви к колдовству было сильно отличным от христианства римского уклада. У нас, например, Церковь боролось не с колдунами, а со злонамеренным колдовством. То есть, если колдун не творил зла, то претензий к нему особых не было. Это, кстати сказать, было и есть одной из самым важных реальных причин продолжающегося Раскола. Маленький нюанс: осуждение ортодоксальной церкви за слишком толерантное отношения к колдовству не помешало тем же папистам заиметь своих магов. Индульгенция, индульгенция, индульгенция и вечные двойные стандарты, да…

Возвращаемся к прошлому. Исходя из ситуации, чтобы все труды и жертвы Церкви не пошли через пару десятилетий прахом, нужно было заставить принять статут ВСЕХ магов в мире. Вот только, как сформулировать этот самый статут так, чтобы он удовлетворил всех, и ново принимающих, и старо подписавших, и, самое главное, Церковь? Все Церкви? Да и сами маги ой как отличались друг от друга. К примеру, Китай веками славился своей магической фармацевтикой и гербологией; мы — ведовством и приручением магических животных; Англия — древними знаниями и, хм, победой, если это можно так назвать, над нелюдью; юг, который ближний восток — демонологией; Франция, в противовес Англии — дружбой с нелюдью; североамериканские маги — великолепными традициями шаманизма, а южноамериканские — знаниями в артефакторике и магии крови. Японские же маги-демоноборцы вообще по сути своей гораздо ближе к инквизиторам, чем к классическим европейским колдунам. И как их всех свести под единый для всех Статут? А если вспомнить о том, что и сама Церковь стала далека от единства даже в Европе, не то что во всем мире…

В итоге, пока шло Великое Объединение, статут переписывался приблизительно столько же раз, сколько Магических Традиций его принимали. Несколько поколений адвокатских кланов безбедно жили, одеваясь в меха и перебиваясь с красной икры на черную, внося непрерывные дополнения и уточнения в уже принятые решения. Но к 1699 году статут секретности подписали все маги мира. Подписали или… были уничтожены объединенными силами подписавших.

Ирония истории. Маги всего мира объединились для того, чтобы самим себя загнать в подпол к простецам.

Еще раз хочу обратить ваше внимание. Сейчас в некоторых странах в моде попытка немного скрасить факт существования Статута Секретности. Представить его как "защиту простецов". Вот только думать так — опасный самообман. Это не так. Этот Договор — ублюдочный плод не подкрепленных силой гордыни, самомнения и пренебрежения простецами наших предков. Статут — это вечная печать позора волшебников, которые своими усобицами, своей слабостью и трусостью сами одели ярмо себе на шею! Запомните это! Хорошо запомните!

Теперь перейдем непосредственно к нашей с вами истории. История магической …"

Воспоминание прерывается. Фрагмент, похоже, вырезан.

"…четное число, а именно шесть. Четное число родов, находящихся в состоянии вечного не мира, было выбрано не случайно. Как известно, любая система, в том числе и политическая, в которой нечетное количество узлов, неустойчива и старается выродиться в систему с четным количеством, в идеале — с двумя. Не верите? Вспомните детство. На каких качелях легче поймать баланс: на перекинутой через бревно доске или на поставленном на камень треугольном куске металла? В частности, именно поэтому все защитные, запирающие, препятствующие ритуалы и чары строятся на графических фигурах, имеющих четное количество углов, а атакующие, взламывающие — нечетное. К сожалению, родов, переживших Первую Смуту, было семь, а значит, кому-то нужно было уйти. Добровольцев, по понятным причинам, не нашлось, поэтому все решилось Ритуалом Жребия. И окончился он тогда внезапно для всех очень большой кровью.

Это потом уже совершенно достоверно было выяснено, что в ритуал выбора вмешались чужие, маги. Британские. Им, видите ли, не понравилась праведная месть родного брата Кощея, когда он, принеся себя в жертву, смел в сторону защитный полог Мерлина над британскими островами, благодаря чему корабли норманнов смогли достичь Английских Островов. Английским магам, кстати, потребовалось почти пятьсот лет чтобы восстановить полог. Кощеич ломал на совесть! А вот тогда, Жребий пал на самый сильный род — Олеговичей, которые, к сожалению, не нашли в себе силы смириться с ним. Конечно, бунт был подавлен совместными усилиями остальных шести родов, но еще многие десятилетия пролитая тогда кровь держала нас на задворках магического развития. И только присоединения к русскому государству, строго по Статуту, новых территорий, а, значит и магов…"

И опять воспоминание прерывается.

"…Многие, особенно просторожденные, пеняют нам на то, что магический мир застыл в стагнации. Сразу хочу сказать, что это не так. Мы развиваемся, но дело это не быстрое из-за самой сути магии. Приведу наглядный пример. Как простецы сейчас добиваются ошеломительных с точки зрения классической магической традиции результатов в кратчайшие сроки в своих исследованиях или производствах? Очень просто. Берется тысяча простецов, распределяется, по типам распределения коротко обучается "как именно каждому махнуть топором" и ставится к станку. Первая сотня придумывает что делать, вторая — как именно делать, третья — в шахте добывает руду, четвертая сотня ее плавит, пятая на станках ее режет в детали как надо, шестая — собирает в готовую вещь, седьмая всех их кормит, восьмая — развозит сделанное по адресатам, девятая — нахлебники, десятая — надзиратели над всем процессом.

А в мире магии так сделать нельзя. Во-первых — тысяча магов не сможет работать одновременно в одном месте из-за истощения магии. Во-вторых, некоторые процессы в магии требуют непрерывных усилий. То есть нельзя разделить на простые операции и поставить на конвейер, например, создание палочек. В-третьих, некоторые операции весьма длительны. К примеру, если зельевар может пользоваться покупными реагентами, то есть не тратить свое время на выращивание их самому, то тот же шаман заклинать духов должен каждого и лично. Ну, и самое главное, неоткуда взять эту тысячу магов на каждый производственный процесс! Нас банально всегда мало есть и будет! То же самое и в науке, в культуре.. везде! Вот и расходятся наши миры все дальше и дальше друг от друга. Ну и Статут Секретности взрывному развитию совсем не помогает, да. Поэтому, в основном развитием занимаются те маги и те роды, кому сама магия вручила передаваемые с кровью дары в определенных…"

И снова воспоминание прерывается. Фрагмент опять вырезан и дальше начинается не пойми с чего.

"… спросите, кто же ответственен за соблюдение договора? А кто, по-вашему, самый лучший тюремщик для узника? Нет, не дракон. И не хрустальный гроб. И не… кто сказал "могила"? А поднимать потом не замучаешься ли? А если это похищенная тобой принцесса? Так вот, самый лучший тюремщик узнику — он сам! Так и маги вынуждены согласно договору, который принял форму непреложного магического обета, следить сами за собой! Сами себя искать, сами себя учить, сами за собой следить и сами себя наказывать в случае нарушения Статута. Ужас этого обета в том, что он был дан и за последующие поколения тоже, то есть ни дети, ни внуки, ни пра-пра-пра, сто раз "пра" внуки тех магов, что поставили свои подписи кровью под договором не имеют права безнаказанно его нарушать. После заключения договора маги не могли спокойно, одной лишь силой заставить простецов работать на себя, не могли грабить и убивать их, не могли… много чего не могли. То, что раньше было естественным правом сильных, теперь осталось вовек несбыточной мечтой о павшем величии. Если до принятия статута секретности такое словосочетание, как "нищий маг" являлось оксюмороном, абсолютно невозможным в реальности нарушением прав сильного, то после — суровой действительностью для нескольких поколений европейских, и не только, магов… — лектор сделал многозначительную паузу.

— Однако, сейчас я хочу обратить ваше внимание на самый важный факт Договора. Как я уже говорил, Статут Секретности запрещает магам разглашать тайну своего существования простецам, в том числе и колдовать в присутствии их, а также творить любое зло этим самым простецам. Однако, бывают такие случаи, когда от нарушения Договора удержаться абсолютно невозможно. Что же случается тогда?

Вот, к примеру, вам требуется срочно спасти своего смертельно раненного ребенка, и вы применяете зелье или магию. И простецы это видят. Нарушаете ли вы этим Договор? Да. Но приводит ли это к кошмарным последствиям, апогеем которых может стать полное избытие магов целой страны? Именно так погибли все итальянские маги в подконтрольном Папе теократическом государстве после того, как один из колдунов отравил конклав. Ответ — нет. Не приводит. А почему? Слышу вот мне тут подсказывают с первого ряда, — дети расцвели улыбками, — что приходят Забвенители и стирают память простецам. Однако при этом не следует забывать, что стирание памяти, пусть и меньшее, но все же тоже причиняемое простецам зло. И тот, кто будет слышать в фразе "меньшее зло" только слово "меньшее", очень скоро познакомится с заплечными мастерами Тайного приказа при Совете Шести Древних Родов. Помните, хоть меньшее, хоть большее, все равно есть зло, а любое зло, согласно Статуту, идет во вред нам, магам. Разными мерами, но меряется всякое. Как же так, спросите вы? А причина лежит в самых корнях истории составления Договора.

Дело в том, что идеологи Договора были ревностными католиками и неосознанно перенесли догматы своей схизматичной Церкви в Статут Секретности. Сейчас я говорю о Закромах Сверхправедных Дел. Такая лютая ересь нигде, ни в нашем православии, ни в родноверии, ни даже у магометян или буддапоклонников больше не встречается! А вот у этих… Ладно. Так вот. В чем суть вы спросите? А суть в том, что Договор, подписанный магами, волей и поручительством отданных во время его заключения магических сил через специальные артефакты следит за тем, чтобы сотворенное магами зло не перелилось через край. В этом случае, как я уже говорил, все маги погибают. Однако, возможна и прямо противоположная ситуация. Сие сделано для защиты магов от произвола простецов и Церкви. Если простецами магам будет нанесено слишком много зла, то тогда мы получим возможность колдовать все, что пожелаем. Некоторое время, конечно же, но… думайте сами.

— А как сделать так, чтобы это произошло?

— Теоретически — очень просто, но достаточно труднореализуемо на практике. И в каждой стране есть свои способы достижения этого идеального состояния, порой кардинально расходящиеся в подходах и формах. Например мы, чтобы соблюсти уровень грехов в ча…"

Черт! На самом интересном месте кусок вырезан! Знал этот Поляков, как кроить воспоминания так, чтобы я потом к нему приполз за добавкой!

"…Дело в том, что писавшие Договор монахи, власть Церкви которых распространялась на весь "цивилизованный мир", то есть, на одну Европу, и думать не могли о том, что человечество вдруг станет расколотым. Опять же, повторяю, это не истина, это их точка зрения. Но маги, живущие в привычном на усобицы магическом мире, который в то время некрепко связывали воедино очень тонкими и несильно натянутыми нитями прообразы нынешних ремесленных магических гильдий, были совсем другого мнения и потребовали включения в Договор понятия границ. На что Церковь вставила от себя понятие государственной принадлежности магов и разделения их грехов и праведных дел по оным…"

Опять обрезано.

"…Таким образом из Договора, помимо образовавшихся с его заключением естественных монополий, следует ставшее уже классическим правило "одно государство, одна школа магии". Именно поэтому мы вынуждены всех вас собирать здесь, в Китеже, хотя и за Камнем Уральским тоже есть весьма неплохие места. Так что мы, маги, как я уже говорил, сами ищем молодых, только что проявившихся магов, сами собираем, сами предлагаем выбор — остаться магом или все забыть и стать просто везучим простецом или ведуном, сами учим согласившихся… И сами, в случае чего, казним. Увы. Но этого никак не избыть. Иначе такой вот неученый и опьяненный силой маг может натворить столько всего, что потом и не расхлебаешь. Пойдет например, поколдует в церкви, убьет пару-тройку священников, создаст круг жертвориношения… А нам потом месяцами такое всем миром "замаливать"!

Однако в этом можно найти и хорошие стороны. Чем больше государство, тем богаче и надежнее школа магии. Тем больше Традиций можно попытаться собрать, не ограничиваясь допустимыми договором "нативными". И закрыть ее можно только в чрезвычайном случае. Что, например, произошло на пятьдесят лет с германской. После той, спровоцированной англичанином Альбусом Дамблдором и германским Геллертом Грин-де-Вальдом, Великой Войны, — тяжело вздохнул лектор и отвел в сторону резко постаревшее лицо. Однако вскоре он совладал с собой, и глубокие, резкие морщины превратились обратно в тоненькие едва заметные ниточки. — Так записано в Договоре, который в качестве очередного унижения магов простецами подписывался тогда набольшими в Школах Магии на глазах у профессоров и учеников. М-да.

Кстати, далеко не каждое государство в нынешних Европах владеет своей собственной школой магии. Плохим примером может стать польский Колдотворец, который хотя когда-то и был знаменит и блестящ, но сейчас практически полностью зачах, однако все равно поддерживается панскими магами. А хорошим… Например, все центральноевропейские маги привыкли пользоваться не отказывающим никому Дурмштрангом, который неофициально когда-то принадлежал к одной из многих школ на территории Священной Римской Империи. Кстати, самое смешное знаете что? Скажу вам по секрету, расположенный на крайнем севере Дурмштранг вот уже почти две сотни лет территориально принадлежит… нашей стране!

Конечно, природный портал из Европы на далекий северный остров, жуткая погода вокруг, а также мощные магические щиты всегда делали его практически неуязвимым. Правда, начиная с тысяча восемьсот десятого года, к этим оберегам пришлось добавить еще и мощные простецоотвлекающие чары. Так что если вы захотите очень тонко и изящно поддеть какого-нибудь дурмштранговца, то скажите ему, что за аренду территории неплохо бы и заплатить. Или, что они даже простецу глаза отвести не могут. Весело они тогда обделались на весь мир, да. Наши простецы целый век потом неизвестную теплую землю на севере искали, и чуть не нашли. Знатный откуп пришлось заплатить Дурмштрангу, чтобы мы прикрыли эти экспедиции. А что? Они, конечно, простецы, но наши простецы!..." — давно крутившаяся у меня в голове мысль наконец-то смогла выкристаллизоваться, поэтому продолжать слушать исторические анекдоты у меня внезапно совсем не осталось времени. Я резко вынырнул из омута памяти и невидящим взглядом уставился в стену гостиной Хаффлпаффа.

— Не может быть! — прошептал я себе под нос, пронзенный только что пришедшим мне в голову сомнением. — Так. Это нужно проверить. Срочно! Нет. Не срочно — немедленно!

Я перекинул нить воспоминаний из омута памяти обратно в фиал, спрятал последний в карман и рванул из общей комнаты факультета на верхние этажи замка с такой скоростью, будто меня совместно преследовали оборотни и дементоры. Вот она, Выручай-комната. Я влетел в детскую библиотеку, подскочил к стойке и громко и четко сказал в пустоту:

— Статут Секретности! Полный!

Глава опубликована: 04.12.2016


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 12621 комментария)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх