Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Tempus Colligendi (гет)


Автор:
Бета:
Tris Героическая женщина перезалила все главы
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Adventure/AU/Drama/General
Размер:
Макси | 1559 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждение:
AU, Мэри Сью, Гет, Насилие, Underage
Главный Аврор Поттер умер, да здравствует студент Поттер!

Если уж ты один раз сумел уйти от самого порога смерти - не удивляйся, что тебя сочтут большим специалистом в этом деле. Сама Смерть обращается с непростой задачей к потомку своих прежних контрагентов Певереллов - а тому предоставляется возможность снять с этого предложения свои собственные дивиденды.
QRCode

Просмотров:2 257 802 +190 за сегодня
Комментариев:9820
Рекомендаций:69
Читателей:9681
Опубликован:04.04.2012
Изменен:20.09.2015
От автора:
Автор решил попробовать попользоваться классической схемой со вселенцем в свое собственное тело. Много, много воды с тех пор утекло.

Алсо, самопальная обложка: http://www.pichome.ru/D1b

Алсо, старый список примерного саундтрека: http://www.fanfics.me/index.php?section=blogs&message_id=3349

Чисто эксперимента ради: яндекс-кошелек этого профиля 410012246630090
Деньги, сброшенные туда, обещаю не пропить, а по мере накопления пользовать, к примеру, на иллюстрации.
Благодарность:
Спасибо сайту ПФ, в некотором роде расширившему мой круг чтения.

Warning: силою ада и кутежа отныне доступна аудиоверсия от o.volya. Пополняется по мере выхода глав:

http://www.oleg-volya.ru/?cat=19

Небо под сапогами

Петлистые времена аврора Поттера. Тут будут тексты из разных вариантов его реальности - магистральный же канон, понятно, ТС.

Фанфики в серии: авторские, макси+миди, есть замороженные Общий размер: 1599 Кб

Скачать все фанфики серии одним архивом: fb2 или html

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

XLVI. Сверхмалая война

В ванных в Хогвартсе происходят, бывает, странные, страшные и малопонятные вещи, там водятся тролли, василиски и призраки с высоким чувством трагического. Но Поттер вообще славился умением переплюнуть любой уровень абсурда — он строил в ванных политические интриги.

Вот и двадцатого числа, как договаривались, в префектской появился из воздуха Ромни.

— У Гарри Поттера есть, что рассказать, — констатировал он вместо приветствия.

— Да, это так, — Поттер наскоро вытер лицо. — Слушай, давай начнем с того, что вся эта чушь с Фаджем для нас для всех была еще тем сюрпризом. Не, подозрения у нас с Дамблдором были, но...

— Как, кстати, поживает директор Дамблдор? — с интересом прервал его эльф.

— Здоров и в деле, мою работу одобрил, но о своей отчитываться не стал, — Гарри пожал плечами. Хватит с них. — Так вот, о Фадже.

— Да, это сейчас наиболее интересно господину Рагноку. Вы же знаете, Гарри Поттер, что у Гринготтса и так имелись трения с Корнелиусом Фаджем? И теперь, если у Гарри Поттера есть сведения, что он собирается делать...

— Не совсем, — Гарри вскинул ладонь. — Зато у меня есть сведения о том, когда он перестанет нам всем докучать.

Ромни воззрился на собеседника желтыми глазами, распахнув их до предела. Действительно, Поттер был не простым школьником, но свернуть Фаджа у него, вроде бы, не хватит потрохов. Или..?

— Спокойствие. Во-первых, как я говорил, Дамблдор в деле, и если подробности мне не известны, то срок он называл. Лето, начало лета. Во-вторых, я понимаю, откуда он это взял.

— И, Ромни надеется, Гарри Поттер понимает также, что будет сделано? В любом случае, господин Рагнок спросит о подробностях.

— С ними труднее, — Гарри присел н бортик ванны. — Мой источник у Волдеморта выходит на связь крайне редко; источник директора я вскрыл, но работать со мной он не будет. Если у вас есть свой...

— Ромни запросит, но вряд ли. Насколько Ромни знает, господин Малфой на работу с банком не пошел.

— Как интересно. Так вот, в общем, мне известно, что к середине июня Волдеморт предпримет прямую атаку на Фаджа. И я, и, насколько я знаю, Альбус Дамблдор настроены ему всю обедню испортить. Но Альбус, похоже, решил под это снять и Фаджа.

— Интересно, — Ромни поскреб ухо. — Директор Дамблдор говорил, кто после?

— Неопределенно, — Гарри развел руками. — Как по нему, скорее всего, будет Скримджер, но тут всякое может быть. У вас есть другие кандидаты?

— В Министерстве, насколько Ромни знает, мы постоянно работаем с несколькими людьми. Они недостаточно высоко стоят для состязания.

— Имя? — Гарри усмехнулся. — Хотя бы одно. Я ведь могу поспособствовать чужой карьере, пусть и небыстро.

— Ромни запросит о передаче контактов, — сдержанно поклонился эльф. — Что же, вот ваш кошелек, мистер Гарри Поттер. Господин Рагнок будет информирован об июне.


* * *

Остаток января еще успел преподнести дурно пахнущий сюрприз — десяток слизеринцев обзавелись вышитой гладью серебряной «I» на груди, аккурат под факультетским гербом. И не только слизеринцы — юная госпожа Мариэтта Эджкомб тоже поступила необдуманно. Что делать, что делать, некоторых зеркала ничему не учат.

«Декрет об образовании №28» от двадцать седьмого января, помимо всяческих приятных вещей вроде запрета на внеучебное общение преподавателей с учениками, обрисовал и правовой статус Инквизиторского Отряда. «В рамках разумного сотрудничества школьных властей и студенческого сообщества» эта стая товарищей могла досматривать личные вещи студентов, вскрывать любые письма и посылки, пользовались правом доклада у директора и — вишенка на торте — могли снимать баллы с кого попало. Все как Гарри привык.

Счастье, что малолетние идиоты радостно забыли о дарованных им правах, с первых же часов начав поочередно снимать баллы и бегать к часам, не веря, что работает. Окажись на их стороне кто-то вроде самого Гарри, тренировки пришлось бы начисто переносить из школы, сейчас же дегенератов было почти жаль.

Беспокоили две другие вещи.

Во-первых, что-то неясное предвещал Драко Малфой — даже не его бледная, как меловые откосы всего Девона разом, морда, но то, что на его груди, кроме факультетских эмблем, ничего не было. Гарри сперва проследил, не начали ли слизеринцы юного Малфоя сторониться; быстро выяснилось, что совсем нет. Компанию Драко составляли и Нотт, и Забини, и девочки Гринграсс — вот только это и пугало.

Во-вторых, декрет №28 на Инквизиторах не заканчивался — и не зря Филч сиял, как медный пенни, забытый в кислоте. «В целях укрепления бдительности перечень допустимых взысканий также остается на усмотрение директора». Старый Аргус мог с чистой совестью идти в лес за розгами.

И вот с этим надо было что-то делать. Состав ФОБ собрался поговорить уже на следующий день, и разговор как-то сразу вошел в практическую плоскость.


* * *

Аргус Филч, школьный сторож, ответственный за матчасть и просто... не сказать, чтоб хороший человек, шел к своей каморке с широкой улыбкой на морщинистом лице. Похоже, за мелких паскудников хотя бы это школьное руководство возьмется уже как следует, а не как обычно!

Да, конечно, так сразу ничего не будет, это-то понятно. Разумеется, Амбридж спустит по инстанции список неприкасаемых, да и сами ученички недельки три будут ходить опасно, вдоль стенок и в колонну по два. Но тем забавнее будет, когда кто-то из них сорвется.

Вопрос простой, Аргус, мой друг: резать веточки с Дракучей Ивы? Не полениться сходить за ольхою? Или не выдумывать, не роскошествовать и приготовить орешник?

С этими-то мыслями Филч и переступил порог.

— Миссис Норрис, добрая леди, иди-ка, иди-ка покормлю! — он аккуратно прошел чуть вперед, не желая задеть кошку в темноте. Где же огниво...

Дверь резко закрылась, в ночной послеотбойной тиши удар об косяк казался оглушительным, но еще хуже была теперь уже полная темнота. Сторож резко повернулся на месте. Какого черта?

Никто не произнес заклинания. Просто в руке фигуры у двери загорелся Люмос. Волшебный огонек бросил блик на круглые очки и осветил довольную улыбочку. Поттер стоял, расслабленно привалившись к закрытой на засов двери.

— Здравствуйте, мастер Филч. Садитесь и слушайте.

Филч шагнул было назад — парень вел себя как-то уж совсем необычно. Те немногие, кто отваживался говорить со сторожем непочтительно, обычно дрожали от собственной наглости; да и никому и в голову не пришло б являться к нему по своей воле, особенно теперь. Этот же смотрел в лицо Аргуса даже без злости, так, со сдержанным интересом. Тем не менее, все происходящее было недопустимо! И где же миссис Норрис, в конце концов?!

— Ах ты, мелкий наглец! — только Филч потянулся схватить Поттера за шиворот, встряхнуть да оттащить к директорше, сзади спокойно, как на уроке, произнесли: «Инкарцеро». Веревка сжала локти и лодыжки.

Сторож упал на не слишком чистый пол лицом вниз; его, прочем, быстро подняли и усадили на топчан, к стене спиной. Пара позади зажгли Люмос, еще два острых конца палочек указывали на Филча.

Пятеро парней, считая Поттера. Без галстуков, цветная оторочка мантий затемнена, лица скрыты за наскоро выколдованными белыми масками — неровные, как оплавленные, прорези для глаз, неровные края. Впрочем, как раз сам Поттер никого не боялся и лицо не прикрывал.

— Что ж вы творите, сволочи? — спросил его Филч.

— Сквибу следует быть аккуратнее со словами, дорогой Аргус, — усмехнулся Поттер, — когда вокруг полный замок одаренных.

— Я же вас поисключаю всех! — изрек очевидное Филч. Такого нарушения школьных правил тут не видели уже давненько, с Тома Риддла. Но несовершеннолетние бандиты только захихикали — нехорошо захихикали, как пьяные, что ли.

— Не думаю, — покачал головой Гарри. — Во-первых, о нашем разговоре кому-то знать совершенно не обязательно. Потому что ваша милая кошечка...

— Изверги! — прохрипел завхоз.

— Ну что вы, — вздохнул тот, — мы же не звери. Ваша милая, так ее, кошечка сейчас у не менее милой пожилой леди в уж совсем милом пригороде Лондона — пятой, кажется, по счету. Кормить и расчесывать ее будут, уж будьте покойны — так что, если хорошо будете себя вести, в конце года получите ее в лучшем виде. Возможно.

— Что вам надо? — плечи Филча, и так согнутые возрастом и монотонной жизнью, и вовсе поникли. Ничего-ничего, он до них еще доберется.

— Скорее уж чего не надо, — включился в разговор один из затемненных, долговязый парень с нахальным голосом.

— Мы бы не хотели кое-чего нового, а выбора нет, — будто извиняясь, сказал другой, пониже и покрупнее.

— В общем, все просто, — Поттер поднял ладонь, затыкая своих бойцов. — Первое телесное наказание — мы ломаем вам обе ноги. Полежите у мадам Помфри, подумаете.

— Вы не посмеете.

Поттер — снова молча — зажег палочку уже иначе. Вместо искры Люмоса она выбросила язык Инсендио — прошедшийся в миллиметре от кустистых бровей Филча.

— Это будет не так уж и больно, — он все еще улыбался, все еще улыбался. Кажется, что-то пошло серьезно не так! А он все продолжал.

— Первое публичное телесное наказание, или, — Поттер помедлил, кивнул, — да, первая наказанная девушка — и вы приземлитесь в Мунго рядом с Локхартом. Вы ведь знаете, что с несчастным профессором произошло — и по чьей милости? Знаете.

Филч знал.

— Ни одно наказание по распоряжению Амбридж не должно выполняться. Ни одно, даже если нарушаются школьные правила, Аргус. С преподавателями и деканами все по-старому, впрочем.

Сторож вздохнул. Спасибо хоть его не просят вообще запереться в каморке. Как жаль, как жаль, как раз Долорес и могла бы чего-то добиться от вот таких поганцев, но... нет, все-таки страшно. Как бы чего, в самом деле, не вышло — Поттер, похоже, не из тех, с кем стоит садиться за покер.

Тяжело вздохнув снова, Филч кивнул.

— Чудненько.

Поттер задул пламя на палочке, остальные погасили свои — и они вышли. Аргус знал, что веревки растают через четыре долгих часа — знал и ничего не мог с этим сделать.


* * *

— ...В общем, все в курсе, — Гарри прошелся, как привык, от одной стены Выручай-комнаты до другой перед внимательным Общим классом, — что мы с вами сейчас имеем. Радостную, как обезьяна с зеркальцем, Амбридж и господ слизеринцев, позабывших, что Салазар учил обделывать дела аккуратно.

Майлз в углу сухо усмехнулся. Народ принял его отчасти с сомнением — гриффиндорцы сторонились семикурсника, который все эти годы был для них очередным ублюдком в зеленом, а вот прочим факультетам не было до него особого дела. С Лорой, Падмой и Терри Бутом он и вовсе, как оказалось, был чуть знаком по театральному кружку.

— Ну и Мариэтту, которой, похоже, надоело ходить с чистеньким лицом.

Чжоу скривилась, но не сказала ничего. Мисс Эджкомб нашла себя в компании сомнительных слизеринцев более чем быстро — чему бойкот немало и способствовал. Честно говоря, Гарри был этому рад — вынесшие ей приговор школьнички поняли, что были совершенно правы.

— С Амбридж, к сожалению, пока ничего сделать нельзя, — Гарри поднял ладонь, прерывая разочарованный гул. — Пока! Не волнуйтесь, никуда она не денется, но не все ж сразу и не все нам. Нам с вами остаются господа и дамы Инквизиторы.

Народ, сейчас я скажу то, что вам сильно не понравится, но что обязательно к исполнению. К слизеринцам, которые с этими идиотами не шатаются, мы претензий не имеем.

Зал снова сделал попытку выразить неудовольствие — на этот раз куда как тише. Гриффиндорцы все-таки были здесь в меньшинстве.

— Нет, не имеем, — Гарри повторил громче. — Ваши личные обиды оставляйте за дверью, мне они не интересны. Народ, распределенный на Слизерин, имеет полное право учиться в Хогвартсе, жить в Британии и быть магами. Но... — с мрачной серьезности Поттер снова перешел на усмешку, — но вот к Инквизиционному Отряду это все пока не относится. Майлз, доложи.

Блечтли быстро вышел вперед, к доске. Сейчас Гарри почти пугало то отсутствие всяких сомнений, с каким слизеринец говорил о своих однокорытниках перед их врагами.

— Клуб состоит из десяти человек, — начал он. Голос у Майлза был неплохо поставлен, выступать перед народом он тоже не стеснялся. Брифинг получится недурной. — Шестеро парней, четверо девиц. К сожалению, туда вошла почти вся наша квиддичная команда.

— Твоя команда, — хмыкнул Рон.

— Почти вся, — Майлз точно повторил интонацию. Рон тему развивать не стал. — На самом деле все просто. Монтэгю, как капитан, затянул всех, кто ему верил, а мы с ним и при Флинте не слишком ладили. Это если мы забудем обо всем прочем.

— Мы не забудем, о таких вещах не надо забывать, — мягко произнесла Луна со второго ряда. Майлз явственно вздрогнул, — но ты продолжай, пожалуйста.

— Спасибо, конечно, — неуверенно поблагодарил он девушку. — Так вот, с ним сейчас Крэбб с Гойлом, охотниками их брал уже он. Тролли, конечно, но с выполнением приказов у них все в порядке. С Уоррингтоном Грэм дружил, сколько я их помню, а Пьюси трусоват, втянуть его в дело уже ничего не стоило. Меня и Малфоя тоже звали, но...

— Ну-ка, тут поподробнее? — Гарри подался вперед. Все эти перемены с Драко на что-то указывали, но, Мерлина ради, на что? Что там такое творится в Малфой-мэноре?

— Когда отказался я, Монтэгю особенно не настаивал, — пожал плечами Блечтли. — Я объяснил, что сейчас мне не до того, только и всего. А Драко приглашали три раза — тоже Грэм, Гойл и, кстати, Паркинсон. И ничего.

— Не слышал, подо что это он отказался? — прищурился с сомнением и Гольдстейн. Неправильность бросалась в глаза — как же так, Драко не прется к неприятностям впереди своих подручных?

— Что он Монтэгю ответил, не слышал, — Майлз развел руками. — Гойлу он велел заткнуться и сказал, что ему не до игр. На Паркинсон... на свою девушку он просто наорал. При всех, в гостиной. Там было что-то про то, что она не понимает, куда лезет.

В зале началось тихое, но эмоциональное обсуждение манер и здоровья младшего Малфоя, а Гарри вспомнил свой шестой курс, слезы в туалете и раскрытый Исчезательный шкаф. Но что же такое может быть сейчас — уж коли Лорд занят совсем другими вещами?

— Ну и еще там бегает Пайк, мелкий, нахальный, не то дальний родич Уоррингтона, не то приятель Крэбба. Никогда с ним не общался, — без интереса добавил слизеринец. — Ну и к девицам... Эджкомб вы знаете лучше меня. Ее прыщи тогда — ваших рук дело?

— Моих, — синхронно сказали Гарри с Гермионой, вызвав чуть нервный смех у Чанг.

— Неважно, — отмахнулся Майлз. — Она сама не помнит. Дальше — Паркинсон всегда ошивалась при команде, с тех пор, как Драко гоняется за снитчем; думала, видимо, что он и в Отряд вступит, — Блечтли вдруг вздохнул. — А Милли, ну, Миллисента Буллстроуд — если честно, я не знаю, какого пикси ее туда занесло. То есть, конечно, понятно, что за компанию с Паркинсон, она мало с кем еще общается — но явно зря. Она ведь, — он обвел собравшихся изучающим взглядом, — девушка довольно неплохая, по крайней мере, хоть что-то читает. Если бы еще с ней кто-то говорил как следует... А, ладно.

Он прошелся у доски так же, как это делал Гарри, прежде чем повернуться и заговорить вновь.

— И последняя — Диана Картер, — Майлз прищурился. — Интересный человек. Неприятный, но интересный. Шестикурсница. Как раз с ней понятно — похоже, Диана надеется разозлить побольше народу и наконец получить парочку вызовов.

— Да мы б с удовольствием, — бросил Рон, — но дуэли запрещены.

— Ее это нимало не волнует. Вы бы видели, как она горевала о закрытии Дуэльного клуба; можете считать, что это у нее вместо квиддича. И можете обходить ее за коридор.

— А вот это вряд ли, — Рон демонстративно провернул палочку в пальцах, прежде чем вбросить назад в поясной чехол. Гарри очень хотел бы знать, кто рассказал рыжему о вестернах.

— Ладно, Майлз, за лекцию спасибо, — кивнул он слизеринцу, возвращающемуся в свой угол. — Итак, господа, раз уж вся эта шайка, кажется, уже начала снимать баллы... начала?

— Минус тридцать пять с нас, — кивнула Гермиона. — Все неоправданно, я проверила.

— Минус двадцать, — прошипела Падма.

— Минус пятнадцать, — мрачно подтвердил Эрни.

— Так вот, раз уж так, — Гарри хрустнул суставами, жест этот, как в народе уже поняли, ничего хорошего не предвещал, — со второго февраля, то есть прямо завтра, я объявляю на всех членов Инквизиторского отряда открытую охоту.

— Значит, сезон открыт, как говорят магглы? А могу я спросить о правилах? — подал голос Кевин.

— Все просто, — Гарри несколькими широкими движениями нарисовал на доске большую белую "I". — В свободное от уроков время и в свободных от свидетелей местах вы будете пробовать на обозначенных целях все то, чему я вас научил.

— Действительно «все», Гарри? — Сьюзи поднялась, аккуратно положив блокнот на подушечку. — Я думаю, тебе стоит объяснить идею получше. Мы все-таки не на войне.

— Но почти, Сьюз, почти, — Поттер был благодушен и улыбчив. — Идея в том, чтобы, с одной стороны, оглушить и зафиксировать цель, а по возможности еще и оттащить жертву в уголок поукромней, а с другой — не попасться в сложной обстановке. В доказательство будете приносить мне значки с формы, — Гарри постучал по доске. — Тот, кто до июля наберет больше всех — Дред, Фордж, фокусы я, если что, засеку — так вот, кто наберет больше всех, получит право на желание. Мои резервы, конечно, небесконечны, но велики, — заключил Гарри, чувствуя себя Санта-Клаусом.

— За увечья, предупреждаю, буду снимать баллы — отрабатывайте чистоту исполнения, — перешел он к мелочам. — За попытки пафосных дуэлей буду снимать еще больше, работайте исподтишка и группами, как на войне. Скрывайте лица, не стесняйтесь отступать — результат пойманного обнуляется. Всем все ясно?

Веселого смеха в зале было много, откровенного ужаса — совсем чуть-чуть.


* * *

После собрания Гарри выловил было Невилла.

— Ну что? Нев, у вас уже сколько занятий прошло, два?

— Три, — Невилл при напоминании о Снейпе немного поежился, но и только.

— Что скажешь? — Гарри, честно говоря, было почти что совестно — сдавать не кого-нибудь, а Лонгботтома, на обучение не кому-нибудь, а Снейпу, было бесчеловечно. Но что делать, лучших вариантов так и не подвернулось.

— Профессор Снейп много разного сказал, — обстоятельно начал Невилл. — Такого, что меня там чуть не вывернуло...

— Ну как обычно, — Поттер покаянно вздохнул.

— ...но так даже лучше, — не дал себя прервать Невилл. — Он все первое занятие, все два часа, объяснял мне, что будет с вами, если я и тут буду ронять инструменты. Про гангрену рассказал, про сепсис... — Лонгботтом поежился значительно явственнее. — Я-то думал, что Круцио — это паршиво, а тут, ну, сам знаешь. Наверное. А он...

— Знаю, знаю, не повторяй, — Гарри похлопал соратника по плечу. — И что дальше?

— Так вот, он сказал, что когда я взрывал котлы в классе, он их тушил. А в поле — так он и говорит, «в поле» — никто за мной не приберет. А вместо котла у меня будет девочка в крови, будет хватать меня за руки и звать маму. И вместо мамы придется быть мне.

Лицо Лонгботтома стало явно отливать серым — но губы не дрожали.

— Учить-то начал? Или до сих пор запугивает?

— Ожоги прошли, — теперь Невилл уже улыбался, со спокойной гордостью. — Ты бы видел, как у меня руки тряслись, когда я мазь делал. А оно взяло и получилось. Потому что надо было, чтоб получилось, — щеки Невилла снова стали розовыми, как у годного к армии поросенка, и Гарри успокоился. В крайнем случае будет кому ампутировать.

— Спасибо, — серьезно пожал он руку товарища — и тут же отвернулся к двери:

— Фред, Джордж, идите-ка сюда. Заказ есть.


* * *

Прошло почти две недели, и Гарри должен был признать — охота выходила славная. Инквизиторы, прежде гордо фланировавшие по коридорам, рассыпая улыбки и штрафы, уже начинали ходить опасно — стайками и недалеко от родной гостиной.

За две недели народ небольшими группками принес девятнадцать серебристых "I"; пока что все отпоротые значки упорно обновлялись, но Гарри ставил очки и носки, что это только пока.

Потому что тому же Пайку, которого Тони и Ли очень технично взяли с двух сторон на лестнице в совятню, пришлось часа три проваляться в совином помете. Потому что Монтэгю, ловкого и сильного спортсмена, четверо Уизли гнали Отталкивающими через весь коридор Пикса. Потому что Гойл, привычно выпив забытый кем-то стакан соку, тут же решил поспать — а Эдди Кармайкл, ухмыляясь, принес его эмблему один.

Инквизиторов засекали и выключали в библиотеке через стеллажи, в кабинках женских туалетов, на лекциях Биннса. Финальный шедевр — накрытая в раздевалке прямо после тренировки квиддичная команда Слизерина; идейка родилась у Ронни, прочие парни из команд поддержали. Майлзу и Драко тоже пришлось прилечь в уголке, но они обошлись недолгим Ступефаем. Приз — пять эмблем сразу — того стоил.

После того, как Рон, сияя, отчитался об операции, Гарри понял, что пора.

Вечером в пятницу тринадцатого, пока школьники судорожно готовились ко Дню святого Валентина, Поттер собрал ФОБ в подвале особняка Блэков.


* * *

— Ну здравствуйте, забойная команда, — хмыкнул он, когда народ расселся вокруг стола в конференционной комнате. Стол, обычно свободный или скрытый под заметками и газетами, сейчас был загружен стопками черных пакетов. На них-то Гарри и указал.

— Это — ваши новогодние подарки, простите уж за опоздание. Они связаны по два, каждому — по связке. Берите и дуйте в зал, будем разбираться.

Пакеты, как выяснилось, содержали много интересного — и отчетливо маггловского.

— Одежда? — недоуменно спросила Падма, вскрыв свой.

— Форма, — поправил ее Гарри. — Всем все по размеру, скажите спасибо Винки и хогвартским эльфам. Заказывал я в Лондоне, все шито маггловскими руками и магией не обнаружится. Идите примерьте, второй комплект оставите в шкафчиках. Первый будет храниться тут же, стирку гарантирую.

Сам Гарри переоделся быстрее всех — он был привычен к такой экипировке. Черные высокие ботинки; темно-зеленые плотные штаны с большими накладными карманами и жестким ремнем; черная майка без ярлыков, темно-зеленая штормовка при капюшоне и чехле для палочки. Перчатки народу достались черные, тканевые, но Гарри надел свои боевые, драконьей кожи.

— Ты, — Шимус, тоже одевшийся скоро и вернувшийся уже в зал, указал на него пальцем в плакатном жесте, — нужен мне в ИРА!

Оба расхохотались — Финниган уже успел заглянуть дальше в мешок, а Гарри и так знал, что тот оттуда выудит. А вот Рон рассматривал находку со скептицизмом.

— И что это такое? Шапка, залежавшаяся у Сириуса в шкафу?

— Это называется «балаклава», Рон, — заметила умная Сьюзи. — Кажется, что-то такое английские солдаты-магглы носили в прошлом веке, в Крыму, что ли.

— А сейчас это носят те, кому в британской армии не рады, — добавила еще более начитанная Гермиона. — Неплохо, Гарри, неплохо. Хоть сейчас в криминальную хронику. Кстати, а это еще что такое?

Она потрясла в воздухе скатанным одеялом при бахроме.

— На ощупь вроде верблюжья шерсть, — пожала плечами Падма.

— Ну да, — кивнул Гарри. — Это называется «пату». Афганская накидка, на случай долгих выходов — я знал человека, который провел в такой зиму в горах, с ветрами и прочими радостями.

То, что этим человеком был он сам, лучше было все-таки не уточнять.

— Просто у меня попался знакомый, который знал парня, у которого отец торгует в Англии афганской одеждой, — болтал он, — так что берите, мне они недорого достались.

Магазинчик этот сам Гарри нашел по наводке Пикса, с которым был в афганской командировке. В его времени лавкой распоряжался уже сын нынешнего хозяина, но ассортимент никак не изменился.

— Эмблем мы с вами носить пока что не будем, — хмыкнул Поттер, видя, как Тони с выражением глубокого сомнения смотрит на собственный рукав. — Не время и не место. Так, все явились? Отлично.

Гарри окинул своих глазами. Кевин Энтвистл уже надвинул капюшон до самых глаз, Макмиллан деловито перешнуровывал ботинки, Сьюзи... Сьюзи уже убирала волосы в хвост, заткнув балаклаву за ремень.

— Кто уже умеет аппарировать?

Поднялось больше рук, чем он надеялся. Столько, сколько, пожалуй, и не надо. Но мы пойдем чуть другим путем.

— Седрик, Виктор, Фред, Джордж, сюда, — махнул рукой он. Вспомнив, взмахом руки остановил близнецов. — Вы принесли?

— Будь спокоен, — усмехнулся Фред. — Самую злую взяли. Это ж, считай, уже противозаконно!

— Да, такие как следует не расходятся. Дороги, — поддержал его брат.

— Давно заказывали? — уточнил Гарри.

— Месяца три уже как...

— ...Просто никак руки не доходили.

— Прекрасно, — кивнул он, снова окидывая взглядом зал. — Та-ак... сейчас я назову пять человек, остальные переодеваются и валят спать — сегодня не ваша очередь.

Народ вздохнул. Начиналось что-то веселое, а пойдет едва половина.

— Рон, Гермиона — к Седу и Виктору. Голдстейн, к Фреду...

— Не помни кулек, Тони. Очень пожалеешь! — предупредил Фред. А уж если близнецы предупреждают — так не до шуток.

— Макмиллан, к Джорджу. И... так, Энтвистл, пожалуй...

— Гарри Джеймс Поттер, — юная Боунс сделала в сторону Кевина скупой, но до краев преподавательский жест — рука ладонью вниз. Тот немедленно сел, — ты, случаем, не забыл, что у тебя тут историческое событие?

— Сьюз, не начинай! — Гарри внутренне взвыл. — Ты в курсе, что мне будет спокойнее...

— А мне будет спокойнее, если кое-кто будет держать слово насчет волн от камня на пруду, — девушка не повышала голос, но... дядя Вернон не раз предрекал Поттеру карьеру дорожного рабочего, но биться в камень тот решительно не хотел.

— Иди ко мне, — вздохнул он, закрывая лицо. Остальные тоже надели маски — Гермиона не подумала сразу убрать волосы, но Виктор ей с этим помог.

— Ну, куда? — осведомился Виктор.

— Косой переулок, — бросил Гарри, обнимая Сьюз — за талию, то ли удовольствия ради, то ли в порядке дисциплинарного взыскания. Все равно под балаклавой румянца не увидеть. — Ты офис «Пророка» видал? Пошли, судя по моим данным, ночной сторож еще не пришел, а вот журналисты как раз разбежались.

Гарри умолчал, что записка от Скитер, эти данные содержавшая, была богата еще и странным постскриптумом: «Поттер, произошла задница! Надо поговорить!».


* * *

На следующее утро сотрудники «Ежедневного Пророка» не без хорошенько скрываемого удовольствия наблюдали вывалившегося из своего кабинета смертельно бледного, заикающегося Варнаву Каффа.

На столе редактора стояла и всем своим видом намекала воистину циклопическая навозная бомба. За ней, на стене под дипломами господина Каффа, было выжжено лаконичное:

«Вообще-то у нас найдется и взрывчатка».

Глава опубликована: 10.01.2013


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 9820 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх