Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Tempus Colligendi (гет)


Автор:
Бета:
Tris Героическая женщина перезалила все главы
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Adventure/AU/Drama/General
Размер:
Макси | 1559 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждение:
AU, Мэри Сью, Гет, Насилие, Underage
Главный Аврор Поттер умер, да здравствует студент Поттер!

Если уж ты один раз сумел уйти от самого порога смерти - не удивляйся, что тебя сочтут большим специалистом в этом деле. Сама Смерть обращается с непростой задачей к потомку своих прежних контрагентов Певереллов - а тому предоставляется возможность снять с этого предложения свои собственные дивиденды.
QRCode

Просмотров:2 290 717 +141 за сегодня
Комментариев:9858
Рекомендаций:69
Читателей:9746
Опубликован:04.04.2012
Изменен:20.09.2015
От автора:
Автор решил попробовать попользоваться классической схемой со вселенцем в свое собственное тело. Много, много воды с тех пор утекло.

Алсо, самопальная обложка: http://www.pichome.ru/D1b

Алсо, старый список примерного саундтрека: http://www.fanfics.me/index.php?section=blogs&message_id=3349

Чисто эксперимента ради: яндекс-кошелек этого профиля 410012246630090
Деньги, сброшенные туда, обещаю не пропить, а по мере накопления пользовать, к примеру, на иллюстрации.
Благодарность:
Спасибо сайту ПФ, в некотором роде расширившему мой круг чтения.

Warning: силою ада и кутежа отныне доступна аудиоверсия от o.volya. Пополняется по мере выхода глав:

http://www.oleg-volya.ru/?cat=19

Небо под сапогами

Петлистые времена аврора Поттера. Тут будут тексты из разных вариантов его реальности - магистральный же канон, понятно, ТС.

Фанфики в серии: авторские, макси+миди, есть замороженные Общий размер: 1599 Кб

Скачать все фанфики серии одним архивом: fb2 или html

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

LIV. Конкурсный отбор

Хогвартс натужно полз к экзаменам. Младшекурсники были молоды и счастливы, ожидая от будущего разве только каникул, и даже четвертые курсы с их двумя экзаменами стояли одною ногой в лете. Шестикурсники валялись по спальням и плевали в потолок, возмущая картины. Семикурсники готовились сдавать ТРИТОН чисто автоматически — они знали, на что шли. И только пятый курс, слишком юный, чтобы расслабиться и слишком старый, чтобы расслабляться, била истерика.

По крайней мере, так обычно обстояло дело.

У нынешнего же пятого курса на нервные срывы просто не было времени. Днем преподаватели вытрясали из них душу, как водится, на консультациях. Вечером же за студентов брался Поттер: Общий Класс, отложив физическую подготовку, ускоренно перепрогонял народ через взаимную практику, не давая забиться в уголок и вызубрить лекции, ни гоблина не поняв.

Гермиона, Падма и Сьюзи разномастными фуриями метались по Выручай-комнате, не давая людям орать друг на друга и не давая им молчать — это был их собственный маленький экзамен. Гарри же и братья Уизли сидели в сторонке и на четверых прихлебывали сливочное пиво — Поттер даже не поленился странсфигурировать высокие стаканы. Доля исключенного имеет свои плюсы, это факт.

Сам Поттер поднимался с продавленной подушки исключительно по серьезным случаям — к примеру, с самого начала он вытряс из Кармайкла его стимуляторы.

— Вот что я вам скажу, господа, — говорил он тогда, похаживая перед настороженно замолкшими студентами и вытянувшимся в струнку Эдди. — В общем-то, нет ничего такого в том, чтобы нюхать помет докси, коли он прочищает вам мозги. Так же, как вполне нормально жрать змей — уж поверьте, это возможно. Мне наплевать, привыкнете ли вы к дозе — я не нанимался следить за вашей моралью и вашими судьбами без спросу, хотя и подряжался помочь, если вы сами придете. Дело в другом.

Он усмехнулся скривившейся Гермионе и задумчиво кивнувшему Рону, прошел мимо задумавшейся Сьюз.

— В наше суровое время ваша обязанность, коль скоро вы подписывали наш маленький контракт — быть способным драться за своих близких, раз уж им больше не на кого надеяться. И быть способным драться в любой момент.

Гарри остановился, борясь с желанием щелкнуть каблуками.

— В любой, а не только тогда, когда у вас будет порошок. Потому что как бы вы ни были хороши восемь, ну пусть двенадцать часов в сутки, война продолжается двадцать четыре. И если вы осознанно выбрали быть неготовыми... Что же, добром это не кончается, были такие случаи.

Гермиона кивнула про себя, но все-таки решила блеснуть эрудицией:

— А, ты прочитал о том деле с лихтенштейнскими чародеями в позапрошлом веке? — она повернулась к народу. — Они тогда много воевали с троллями и ходили исключительно под Феликс Фелицис, благо деньги на него у них были. Но как-то раз тролли нанесли визит в их Совет сами. А у тех, кто привык к удаче, редко хватает мастерства! — завершила она наставительно.

Гарри вообще-то имел в виду обдолбанных афганских дервишей, которых он видал в две тысячи третьем, но решил не развивать тему.


* * *

Прохлаждаться, однако, никто ему не дал. Иначе какой Поттер был бы Поттер? Как-то вечерком недремлющий энтузиаст Добби принес в гриффиндорскую спальню записку, и Гарри проследовал шкафом на Гриммо. Пожав руки Сириусу и ободрив с ним на пару хандрящую Риту, поднялся он в свою — да, уже свою — комнату. Там его и ждала уважаемый младший аврор Нимфадора Тонкс — ярко-лавандовые волосы, красные щеки и все та же черная маечка. Разминалась.

— Здравствуй, — Гарри протянул ей руку, девушка крепко ее пожала — и тут же притянула к себе, заставляя сесть на кровать рядом с ней.

— Ты доигрался. На что бы ты ни ставил, ты доигрался, — Тонкс говорила тихо, но торопливо. Похоже, румянец тут не от одного дуэльного зала.

— Опять? — Гарри и сам понизил голос. От кого, спрашивается, прячутся? Сириус в курсе дела больше самой Тонкс — разве что чтобы не волновать Риту... но тогда дело и впрямь приняло поганый оборот.

— Фадж спустил Скримджеру циркуляр, — мрачно поделилась Тонкс, сложив руки на коленях. Гарри заметил, что они сжаты в кулак. — За тобой вышлют полную арест-команду. Шесть рыл. Официально еще и за Хагридом, но прежде всего за тобой. Гордись!

— Кто? — кратко рыкнул Гарри.

— Как будто тебе это что-то скажет... — наклонила яркую голову Тонкс. Этот ее прищур... Но не до того.

— Кто? — уже ровным тоном повторил Поттер. Нимфадора широко раскрыла глаза — сегодня отчего-то серые.

— Праудфут, Вильямсон, Холлис, — проговорила она, вглядываясь Гарри в лицо. — Это полные. И младшие, братья Бостоки и Мэг Кослетт, мы вместе учились, и...

— Я знаю.

Плохо. Очень плохо. Будущий Главный Аврор Крис Вильямсон, ветеран Праудфут и молоденькая валлийка Кослетт, которой осталось жить чуть больше года. С другой стороны, Холлис уже шибко немолод, а младшие авроры Бостоки — магглорожденные, без сюрпризов Тонкс. С этим можно иметь дело — если взяться как следует.

У Поттера был план. На самом деле, даже не один, но там посмотрим. Тем более что Тонкс рассматривала его со все большим и большим подозрением.

— Так. Будь я проклята, если ты собрался сидеть на Гриммо, — с недоверием проговорила она. — Поттер, ты думаешь, что ты выкрутишься? Поверь, Хогвартс большой, но они тебя выкурят. Я знаю, нас учили таким вещам. Рано или поздно они тебя перехватят, если ты не уберешься еще до них. Прятаться тут не пройдет, как бы это ни было весело, понимаешь?

Ну, положим, Гарри мог бы с ней поспорить — девушка по молодости еще была слишком уж высокого мнения о родной службе, Гарри и сам таким грешил. Сам же он знал, что, имея карту Мародеров и ручного неболтливого эльфа, в старом замке можно было прятаться строго до морковкина заговенья, над которым Главный Аврор как раз не властен. Но дело было не в том.

— О, прятаться я и не собираюсь, — усмехнулся он. — По крайней мере долго.

В ответ Тонкс без церемоний взяла его за плечи и встряхнула, как нашкодившего низзла.

— Эгей! Спустись с небес на землю, Поттер! — она жарко дышала ему в лицо, пытаясь орать на Гарри шепотом. — Ты ведь еще понимаешь, что сейчас Орден на открытый бой с Министерством не пойдет даже ради твоей маленькой нежной задницы, а?

— Спасибо на добром слове, — хмыкнул тот, — но этого и не понадобится. Когда точно назначен выход?

— Шестнадцатого, — проговорила Тонкс, еще не отпуская его плечи. — Да, шестнадцатого, но...

— Прекрасно, — улыбнулся Гарри ей в глаза. Он успевал. — Выкручусь. Просто откинься на спинку и смотри. В конце концов, Орден — это не единственное, что есть у Британии. — Пауза. Прошлый разговор завершился странно, если не сказать оборванно, и теперь самое время возобновить прощупывание. — И не первое, о чем лично тебе стоит волноваться, если мы друг друга поняли.

Повисла пауза. Волосы Тонкс темнели, глаза же становились все прозрачнее. Кем же она пытается стать сейчас? Но нет, этого Гарри не узнал. Ведьма тряхнула головой, возвращая ей насыщенный розовый окрас.

— Излагай, — тише, уже почти согласно. Так.

— У меня есть где их встретить, — кивнул Гарри первый раз. Взгляд подло уперся в вырез черной майки — неслабый такой вырез. — Все-таки полезно дружить с Хагридом. Запретный лес я излазал почти весь, своих как раз донатаскаю. Есть забавные, глухие места с темными тропками внутри школьного антиаппарационного купола. Я считал.

Еще кивок. Да пикси дери, полминуты назад они казались куда меньше. Нет, долгое воздержание не доведет, не доведет его до добра — но что прикажете делать, а?

— Второе — кем провести, тоже обдумано. Дезинформацию вбросит моя милая маленькая Картер, которая — ах — столько от меня прямо на глазах Амбридж натерпелась. Да и родители у нее как раз министерские, и факультет...

— Вот только ошивается она возле тебя, — зло усмехнулась Тонкс. — А я бы убила.

— И ты бы не убила, — Поттер хмыкнул в ответ. — Третье — кем встретить, ты и сама знаешь. Список успеваемости я подбил, вот верхняя двадцатка и покажет себя в деле. В случае малейших проблем я подстрахую, а ты прекрасно знаешь, что я — умею.

На сей раз отводить взгляд от стремительно желтеющих глаз собеседницы он не отважился.

— А окончательно принимать их буду я сам. И уж поверь — если будет нужно, я удивлю как следует всех шестерых, таких, какими они ко мне придут. Все просчитано. Все будет. Хорошо, что с ними не выслали Долиша — некому планировать операцию. А так... знаешь, как при Карле Первом нищий сказал лендлорду? «Спускайте на меня вашу собаку, сэр. Я ее съем».

— Тебе-то откуда знать, что Долиш... — привычно огрызнулась Тонкс, но сильнее завела ладони ему к затылку, поймав себя на некой мысли. За пару секунд она успела распахнуть глаза — и резко сузить их, покрыться румянцем и вывести его, начать то ли вопль, то ли ругательство и свести его в еще один драконово жаркий выдох. Наконец, заговорила:

— Вот только проблема в том, что ты прав. Ты и впрямь хочешь стать серьезным человеком, Гарри. В это я верю. И если твои школьники как-то сумеют разжевать арест-команду — тот еще орешек, поверь участнице, — самодовольный смешок, легкое поглаживание по плечам, ухмылка, — то, пожалуй, я не откажусь потихоньку сменить работу. При условии, что будет интересно.

— Будет весело и страшно, — хмыкнул в ответ Гарри — и аккуратно снял с плеч горячие ладони.


* * *

Выходили вместе. Рита ушла подремать — раньше ее мучила бессонница, уже прогресс. Тонкс испарилась в камине, бросив краткое «Жду вестей». Тут бы и Гарри уйти вниз, в школу, чтобы с завтрашнего дня еще немного довести заначенный как раз на такой случай план подготовки. Но вместо этого Поттер упал в глубокое кресло у камина рядом с чему-то улыбающимся крестным.

— Пошли Кричера за брэнди, — тихо попросил он. — Даже если и учует кто — что, второй раз отчислят?

— Не вопрос, — Сириус вызвал и проинструктировал старого домовика; Добби не знал погребка, а Винки обходила его десятой дорогою. — Что ж тебя вдруг разобрало-то?

— Начинаем, — выдохнул Гарри. — Я шестнадцатого, вы восемнадцатого.

Лицо Сириуса приобрело хорошо, слишком хорошо знакомое Гарри хищное выражение. Он ведь не сидел сейчас, запертый, дома — он тренировал молодняк, обихаживал умную жену, строил эльфов и планы. Но... чуть только на горизонте засветила Арка, Сириус подобрался.

Блэки, Блэки и их стремление к смерти; фанданго над входом в Ад у Сириуса, судорожное желание поскорее сжечь себя у Беллатрикс, утонченный выход в серых тонах для Регулуса... Трое из пяти в реальности Гарри. Надо, чтобы счет перевернулся.

— Ты знаешь, что случится, — Гарри не спрашивал, утверждал. — И ты полезешь кончать свою милую сестричку просто для того, чтобы пристрелить прошлое.

— Полезу, — просто ответил Сириус. Откуда у него взялся такой же низкий стакан, Гарри не заметил.

— Дохлый номер, — покачал головой Поттер. — Оставь разборки с временными петлями мне, хорошо? У меня по крайней мере дома нет беременной жены. Да и дома-то нет.

— Надолго ли?

— Пока не отстроюсь в Лощине. Деньги есть, но тебе придется рассказать мне, как там было.

— Я не про то.

— Послушай, — Гарри склонился к огню. — Я лез назад не за этим. Дом-семья — это у меня было. Приятная жена, умные дети, работу я свою, сам знаешь, любил. Я здесь для того, чтобы поправить собственные ошибки, а ты, чертов кабыздох, в их списке на первом месте. Так что если ты не выживешь, я могу просто отдать сам себе команду: «Нас обманули, расходимся». Сиди. Не рыпайся. Страхуй молодняк, — с нажимом повторил он.

— А Белла?

— Да пусть ее, в конце концов, трахнет об эту Арку Лонгботтом! — Гарри залпом допил свое. — Он очень просил.


* * *

Разумеется, учения в Запретном Лесу пришлось форсировать. Испуганный Грохх, жертва каменных игрушек, прибитых мерзлотой к Уралу, испуганно смотрел из-за мокрых кустов на перебрасывающихся блестящими лучами деловитых парней и девиц в темно-зеленом. Уже к пятому курсу все желающие вполне знали ближний Лес, да и Хагрид был рад помочь аляповатыми, но подробными картами, а то и экскурсией — дело спорилось.

Обычно, конечно, секретность всегда замедляет подготовку, но тут уж, во-первых, до экзаменов оставалось чуть побольше недели, а во-вторых...

...Сперва Гарри решил, что у Амбридж не выветрились котятки. Но нет, поражение мозга лежало куда выше.

Собственно, в этом был виноват сам Гарри со своими кружками самоподготовки. Амбридж изучила школьную отчетность по текущим контрольным — и не поленилась же, в больничном крыле лежа! — и выяснила, что с назначением ее в Хогвартс успеваемость резко пошла вверх. Щеки ее обрели прежние объемы, а душа поросла розовым пушком. Соответствующая реляция отправилась, само собой, к Фаджу, и Верховный Правитель решил закрепить успех, посетив Хогвартс сразу же после триумфально сданных экзаменов.

Что должен делать в таких случаях адекватный директор? Разумеется, гонять подопечных втрое против прежнего, дабы подогнать результат под высокого гостя. Что сделала Амбридж? Принялась высокого гостя встречать!

Хогвартс был школа старая и почтенная, в числе основателей которой приблудились две дамы плюс опоясанный рыцарь, так что во флагах и растяжках там толк всегда знали. Но какая сволочь додумалась обвешивать главный зал бело-синими воздушными шариками? Ученики, и так малость поехавшие разумом от билетов, реагировали на нефакультетские цвета нервно и не без буйства.

Более того, жрать приходилось под бдительным, хоть и осоловелым взглядом нарисованного Фаджа, беспокойно переминающегося с ноги на ногу под умопомрачающим лозунгом: «Магов британских единая воля — ближе к народу, больше контроля!». Народ, в свою очередь, искренне хотел оказаться подальше от него, но пересаживаться не давали.

Колин Криви ходил, чуть не плача: Филч теперь частенько появлялся с фотоаппаратом — явно одногодком леди Августы Лонгботтом. Раритетнейшую маготехнику завхоз довел до скотского состояния, а теперь намеревался ей фотографировать исторический визит — при том, что, по словам Колина, варварски переломанные и смотанные маггловской изолентой ножки штатива гарантировали заваленный горизонт, а линзы раньше времени ввели бы министра в алкоголизм. Гарри в фотоделе ни пикси не понимал, но верил.

Воспаление лобных долей, впрочем, коснулось только Амбридж да, пожалуй, вооружившегося пучком швабр на раздачу студентам Филча — прочие же преподаватели вступили в борьбу с директрисой и своим чувством ирреальности происходящего.

Минерву и Северуса, вековых антагонистов в любом педагогическом вопросе, интересовало прежде всего, почему их драгоценные факультеты не готовятся к экзаменам, а вместо этого отскребают от стен одну плесень, вешая вместо нее другую. Увы, активный протест не дал результатов: Макгонагалл и Амбридж ритуально и вежливо проклинали друг друга при всякой встрече, а процесс шел. Пассивной агрессии профессора Снейпа — тот взял моду лично присутствовать на работах по встрече и с каменным лицом рассказывать, как здесь все прекрасно и насколько он всем доволен, — Долорес просто не видела.

Флитвик саботировал тихо, но зрелищно. Как известно, слова Гимна Хогварста утверждены лет так тысячу назад, а вот мелодии традиционно же не заявлено; как говорил Дамблдор, «каждый поет на свой любимый мотив». Как известно, Филеас Флитвик управляет хором. И опять же, как известно, при встрече первого лица государства без гимна, а значит, и без хора не обойтись. Результат? Вот уже третий состав хора пел Гимн Хогвартса на мотив похоронного марша. Слова в него не лезли, но тем полнее эффект.

Что же касается Помоны Спраут... Этой почтенной даме и в лучшие времена было вообще всё равно. Согласно замечаниям директора, каждое утро она надевала парадную мантию — «дабы ученики привыкали и проникались нарастающим ощущением праздника единения с нашим добрым руководством, как школьным, так и несравнимо высшим!» — и каждый полдень выходила на обед, художественно расписав ее землей и гербицидными подпалинами. А местами даже заправив в сапоги.

...Когда кентавра Флоренца, почтенного профессора Прорицания, спросили, что он думает обо всем этом, он переступил копытами и процитировал: «Вдвойне прекрасно то, что бесполезно».

Прибывшие в понедельник экзаменаторы во главе с профессором Тофти получили, наверное, самую стыдную встречу в истории Хогвардса. Сперва все выглядело очень торжественно, хоть и недоделано — но что ж тут, немного не успели, все всё понимают. Однако скоро стало ясно, что подготовка продолжается — и на них никто не обращает особого внимания. Старый практик Тофти, видевший штук восемь Министров Магии, затаил и запомнил. И директрису перед размещением на экзамены попросту не посетили.

Амбридж извивалась, как давимый бубонтюбер. Давить на учителей она не могла — все, что было прописано в уставе, те делали. Пресечь ученический саботаж тоже не получалось: взысканий никто не боялся, потому что орудовать тряпкой приходилось что с ними, что без них. Старшие курсы, по примеру компании Поттера, и вовсе начали скрываться, благо Долорес знала замок гораздо хуже учеников. Той оставалось лишь беситься и погружаться все глубже и глубже в сон разума. Столкнуться с самым кошмарным из порожденных этим сном чудовищ Гарри пришлось там, где он ожидал этого менее всего.


* * *

Экзаменов Гарри просто не замечал. Прекрасна сессия, когда ее сдают другие люди — Гермиона, в целом, мало изменилась, а вот у студентов в целом вид с каждым днем становился все более и более испуганный: экзамены вместе с потугами Долорес четко и достоверно воссоздали атмосферу победы Волдеморта.

Сами экзамены, кстати, сдавали гладко, с Защиты чины ФОБ вообще шли, обмениваясь шуточками. Профессор Тофти оказался мягким, приятным человеком, не требующим и третьей части того, что тряс со своих боевиков Поттер. В точности так же сложилось и с Зельями — Снейп задрал планку неоправданно, невозможно высоко, и билеты СОВ рядом с его текущими аттестациями не смотрелись совершенно.

Но напряжение все равно оставалось — и останется до последнего дня. Понимая ситуацию, Гарри распустил своих спать на весь вторник, перед ночным экзаменом по Астрономии. Никакого Запретного Леса, никаких отработок группового Протего, просто факультетская спальня — это ли не прекрасно? Освободившуюся же Выручай-комнату он на день занял сам. И не один.

Как всегда, как обычно. Полутьма; клетчатый диван, теперь уже не целомудренно-узкий, а квадратный; душистый крепкий чай из маленького чайника; рыжая девочка под одним с Гарри пледом.

— Ну и что тебе осталось? — спросил он, когда чаинки улеглись на дно.

— Прорицания я не брала, — Сьюзи держала чашку обеими руками, греясь. Гарри придвинулся к ней чуть ближе, бедро к бедру — действительно, теплее. — Астрономия ночью, затем История магии. И все, свободна, — улыбнулась она.

— Не волнуешься, я вижу.

— Как и ты, — Сью улыбалась мягко; она была спокойна, она всегда была спокойна, какой бы Мерлинов ад одному отдельному Поттеру не предстоял. Он помнил, впрочем, какой она была, когда Гарри наконец вывалился из лабиринта с кубком в руке. Но сейчас она хранила покой и щедро делилась им. — Скажем так, я представляю, что там у них на Истории в билетах, и это не самая смешная шутка. Представь, что ты явился сдавать Защиту.

— Еще придется, — фыркнул Гарри. — Главное — не покрошить экзаменаторов, — отставив чашку, он коротким движением прошелся по осенним волосам подруги.

— Как и мне, — Сьюз вздохнула. — Но ты же понимаешь, что главное сейчас для нас совсем не это.

— Для меня, — покачал головой Гарри, еще улыбаясь, уже чувствуя под мозолистыми пальцами ухоженную кожу. Прикосновение к шее девушку явно немного смутило — но с темы не свернуло.

— Для нас, — упрямо повторила она. — Я иду, и ты это знаешь — учти, ты мне, конечно, дорог, только вставать между мной и историей не советую.

— Да не в том дело, — вскинул привычным все отрицающим жестом ладони Гарри. — Я все понимаю, но мне бы дело без потерь организовать. Так что когда мы полезем в Министерство, ты — что бы вы, юная мисс Боунс, там себе не думали — пойдешь к тетке с докладом о сути вещей. Почему?

— Потому что ты — перестраховщик, — Сьюзи была прекрасна, но Сьюзи была временами все же такой девочкой...

— Потому что больше никому она не поверит, — покачал головой Гарри. И придвинулся к Сьюзи ближе.

Кажется, юная Боунс успокоилась — по старой привычке она начала задумчиво поглаживать Гарри по уложенной уже ей на плечо голове, расчесывая вихры, на которые он сам давно перестал обращать внимание. Апелляция к логике всегда ее успокаивала — по крайней мере, на вид.

С пару минут Поттер блаженно молчал, ловя тепло одетой по всей форме, но расположенной к нему девицы — плечо там, чуть горящая щека повыше, грудь где-то у его подбородка. Руки в волосах. Тут-то он и заметил красное пятнышко на левом запястье Сью. Снял поцелуем — нет, не кровь, кое-что менее знакомое.

Медовая акварель.

— Ты не поверишь, — в ответ на его вопрос Сьюзи сначала смутилась, потом расхохоталась. — Не хотела тебе говорить, ты у меня все-таки занят делом; моя милая мама не стала бы тащить отца выбирать шторы посреди гринготтских аукционов. В общем, на прошлой неделе Амбридж вызвала меня к себе.

— Что хотела? — Поттер спросил лениво, но явственно подобрался — однако Сьюзи не только слушала его сейчас, но и чувствовала. Всем телом. Повернувшись к нему лицом и чуть придвинувшись — слишком близко, слишком близко! — она покачала головой.

— Успокойся, хотела она странного, — ее ладонь тоже легла ему на плечо — спокойно, мол, ничего страшного не произошло и нечего вам, мистер Поттер, маяться еще и этим. — Передавала почтение тетушке, как будто так и нужно, и «возложила на меня почетную обязанность», — Сью хихикнула, — организовать конкурс детского рисунка. Называется «Мама, папа, я и Министерство — одна семья».

— Какой-какой? — Гарри был счастлив, что чашечку давно осушил. Подавился бы.

— Детский. Первый-третий курсы, — вздохнув — и это Гарри тоже сперва почувствовал, потом увидел, — подтвердила Сью.

— Я на втором курсе вообще-то уже василиска задрал.

— Гарри, ты вырос приятным, но с твоим детством это-то и удивительно. Повторять его не надо, — вздохнула девушка. — Скажи, ты бы пожелал своим детям чего-то такого, или лучше уж рисунки?

— Уж поверь, мои дети обойдутся и без Волдеморта, и без Фаджа. Да и маггловский чуланчик им будет лишним, — вот по крайней мере за это Гарри был уверен, ибо опыт.

— Грейнджер бы тебя сейчас не одобрила, — Сьюзи хихикнула почти Гарри в губы, и тот судорожно попытался отодвинуться. Хотя бы бедрами. По крайней мере, пока деликатная Боунс делает вид, что не замечает. Нет, если его что-то в этом мире добьет, то это будет не Волдеморт, а подростковые гормоны.

— Ее проблемы, — Гарри-то точно знал, что Хью и Роза выросли магами несмотря ни на что; хотя да, нынешней Гермионе это бы не слишком понравилось. — Но про конкурс-то расскажи.

— О, детей-то я организовала, я им нравлюсь, кажется, а потом... Вот тут признаюсь, — лукаво улыбнулась рыжая, — пришлось подбросить Дину Томасу работы. Я понимаю, что он занят у тебя, но что делать. И еще пришла Луна.

— То-то они так уставали, хотя нагрузки я вроде делил, — кивнул Гарри. — Ладно, не сержусь, считай подарком. Так, значит, наши младшие нарисуют как следует?

— Ты даже не представляешь, — улыбнулась Сьюзи еще более хитро — и прижалась к нему уже совершенно однозначно. — Послезавтра, кстати, открытие выставки. Будешь?

— Буду, — произнес Гарри, ни о какой выставке не думая. После краткой борьбы с пледом его ладони, в кои-то веки отдыхающие от палочки, вдумчиво прошлись по краснеющей, но продолжающей улыбаться Боунс. Да, джемпер, да, блузка, да, юбка — все прилично, ни шагу под, ни движения к пуговицам, не говоря о прочем.

Пока что.

Они возлежали на выдуманном диване уже молча, не чувствуя друг друга только губами, и Гарри было потянулся вперед — но остановился, мучительно думая, снять ли очки, или уже не отрываться. Это его и погубило.

— Хозяин Гарри! Хозяин Гарри! — заорал под ухом некто писклявый и хорошо знакомый. — И... это... хозяйка Сьюзен? Авроры в школе!


* * *

Суетиться не стали. Добби экстренно созвал Рона и Гермиону — Грейнджер явно заметила оттенок лица Сьюз, но сохранила молчание — и Круг решил ничего не перекраивать. Гарри остался в Выручай-комнате, команда не волноваться разошлась по спальням. Сьюзи чуть задержалась; Рон с Гермионой как-то очень быстро утекли из комнаты, едва уяснив задачу.

— Я зайду на выставку, — сказал Гарри в спину Сьюзи.

— Я буду ждать, мой Лорд.

Поттер мрачно допил чай и принялся за разминку, чтобы хоть как-то отвлечься. Хоть как-то. Но обращение Сьюзи упорно не желало вылетать из головы. Проблема в том, что в исполнении юной Боунс это шуткой не звучало. Не те моменты, не те глаза.

Да и не та девушка. «Ты забываешь, что я чистокровная», — как-то сказала она, и Гарри обещал не забывать.

Два слова девочки — "мой Лорд" — потянули за собой целый ворох воспоминаний: разговоры с Андромедой еще в той жизни, сцену в поезде, и особенно — неторопливую беседу в Выручай-комнате. Гарри недвусмысленно и четко сказал, кем он не хочет видеть Сьюзи. Да только теперь встал вопрос: а согласна ли с ним сама рыжая умница?

Гарри сидел, мысленно кусал себе локти и ожидал, ожидал. В результате весь первый день решившие перевыполнить план авроры наблюдали вполне обычную обстановку — народ, одержимый небесными светилами и местами древними рунами, убито ползал по коридорам, готовясь последние часы перед ночным экзаменом и вешая недостающие шарики. Филч мелодично насвистывал «I’ve been working on the railroad», подгоняя сегодняшнюю штраф-команду. Поттера не было ни в женских туалетах, ни под культурным слоем совятни, ни в ящиках стола Снейпа.

Авроры провели неспокойную ночь в полузаброшенных гостевых покоях — так уж вышло, что женатых преподавателей сейчас не было, и комнаты были в запустении уже лет десять. Всю ночь они посменно прохаживались по этажам, вызывая телячий восторг у Пивза и тяжелое недоумение у притиснутых к телескопам учеников. Но утром ситуация резко улучшилась.

Диана Картер подошла к арест-команде как раз тогда, когда Амбридж вздумалось пораспекать их на тему «Где Поттер и, кстати, Хагрид?» — потому что монументальный лесник тоже куда-то свинтил, будучи своевременно предупрежден. Авроры, будучи формально ниже Амбридж по рангу, прервать тугой поток бреда не могли, и Диана, отвлекая директрису, сразу же удостоилась самого горячего участия.

Да, милейшая слизеринка вчера... немного помогала подружке курсом младше, сдающей астрономию. Ничего противозаконного, правда, директор? Да, она совершенно случайно подслушала исключенцев, под покровом ночи уходящих из замка. Да, всех, и Поттера тоже — этого поганца она везде узнает. Да, она знает, куда они направились — местечко в лесу известное, сейчас им частенько пользуются из-за указа о предельной близости... Нет, госпожа директор, она — никогда, но вот, скажем, Драко Малфой... Ах, неинтересно? Да, показать она может, хотя и не очень уверенно — не была. Да, готова. Эти ублюдки попортили ей немало крови...

Амбридж разливалась соловьем — толстым и беспокойным, но соловьем — о том, как страшные хулиганы во главе с Поттером травили слизеринцев и в первых рядах бедную Диану. Сэм Праудфут купился — тем более что все это было чистой правдой.

И вот, земную жизнь пройдя кто сколько сможет, авроры очутились в сумрачном лесу. Все глубже и глубже их вела извилистая тропа, по которой ходили, кажется, одни единороги, но Картер двигалась уверенно, охотно болтая с младшими аврорами о факультетском житье-бытье. До тех пор, пока не попросилась в кустики — школьница, что с нее взять.

В кустах Диана развернула выданную Гарри мантию-невидимку — и исчезла.


* * *

Гарри с торопливой похвалой забрал у Дианы мантию и вернулся к аврорам сразу же — на черных крыльях беды, замогильно каркая. Коллегам надо было отдать должное — пугаться никто и не подумал. Мэг Кослетт только что обошла прогалину, доложила, что видимых следов мало — еще очко в пользу Картер — и искать девчонку не представляется возможным.

— Похоже, нас выпасли, — Крис Вильямсон гневно дернул себя за хвост. Он всегда был немного параноидален, но Аврорату под его началом то было на пользу. — И, понятно, первым убрали проводника. Я бы тоже так сделал.

— Ну, кроме Картер, Поттер и его исключенцы вряд ли кого бы тут взяли, — раздумчиво добавил Праудфут. — Осмотрительные. Ну что, уходить будем?

— Чего ради? — отмахнулся уже совершенно седой, но все еще крепкий Стенли Холлис. — И так ясно, что детишки рванули к границе антиаппарации. По прямой тут не пойдешь, а нам не от кого прятаться. Догоним.

Ага, подумал Поттер. Посмотрю я на тебя, когда начнется одышка. Или пока нет? Так или иначе, Вильямсон молча направился дальше по тропе, а младших авроров спросить позабыли. И зря.

Потому что первыми нарвались как раз младшие — а именно забежавшая слишком вперед Мэган. Валлийка, как понял Гарри, вообще пыталась изображать глаза группы — с чем потом и получила Аваду в Министерстве. Здесь же, стоило тропке зайти в глубокую балку, прорытую лесным ручейком, Кослетт накрыли простым Петрификусом — который никто не услышал.

Они были профессионалами. Братья Бостоки, здоровые лоси, побежали, низко пригибаясь, вверх по склонам, не зная, что Гольдстейн уже сбежал своими фирменными прыжками. Вильямсон прикрыл выбывшую Мэг щитом, Холлис развернулся назад, глядя, не перерезали ли тропку, а Праудфут... А Праудфут остался лежать, так же окаменев. Эрни Макмиллан, залегший в стороне от тропинки и уже пропустивший группу мимо, Холлиса ждать не стал. Гарри удовлетворенно каркнул и отлетел.

Авроры быстро привели себя в порядок, впрочем. Близость противника есть основной признак, что ты на верном пути — так говорят в учебке. Гарри, с другой стороны, хорошо знал, что близость противника есть основной признак, что сейчас тебя будут убивать. Поэтому он четко следил, чтобы «группы направления» не ввязывались в бой по-настоящему.

Вот, к примеру, Рон с Ли очень даже технично обезоружили сунувшихся проверить подозрительные кусты Бостоков, но вместо отхода попытались их еще и скрутить. Гарри ничего не оставалось, как обернуться тут же в овражке и, откинув младших авроров Экспульсо подальше на тропку, пинками и ласковым матом выгнать идиотов с позиций. Ли поймал Локомотор от меткого и быстрого Вильямсона, но парни вынесли пострадавшего на руках, после чего долго обзывали идиотом.

Однажды арест-команда попыталась развернуться и уйти к Хогвартсу. Гарри снова перекинулся, сдернул две тройки с позиций — и повел вперед сплошную стену огня, сжав в одно Инсендио достаточно силы, чтобы пробить скалу. Шестеро сбоку, подгоняемые Гермионой и Сьюз, держали по бокам сплошной поток Агуаменти, не давая огню расползтись, но этого аврорам видеть было необязательно.

Благодаря Хагриду — в данный момент успокаивающему Грохха — Картер знала, куда вести правоохранителей — на тропках, отходящих от места расставания, лежало, например, небольшое, но отвратно пахнущее болотце. Опытный Праудфуд нарубил краткими Диффиндо шестов, и с форсированием все получилось неплохо. Почти неплохо — на выходе, в узкой горловинке меж хлябями и уже чем-то похожим на твердь земную, команду накрыли вдесятером.

Что же, фронтальный удар опытные старшие авроры отбили, они были к нему готовы — Падма, Эрни и Кевин Энтвистл поймали парализующие. Удар с тыла — нет. Болотце оказалось фальшивым, спасибо близнецам, и в нужный момент было просто убрано.

Положили всех — и ушли. Когда через полчаса заклятие спало, с Мэган Кослетт случилась было истерика, но Вильямсон просто закатил ей звонкую пощечину. Пошли дальше.

И вышли.


* * *

На открытой поляне под старым, разломанным то ли бурей, то ли тварью вроде Грохха надвое дубом выстроились в полукруг два десятка подростков. Прямые спины. Черные балаклавы. Палочки у бедра. Маггловские штаны в брызгах лесной грязи.

И перед ними — еще один. Чистые — Эванеско — школьные брюки и ботинки, белая школьная рубашка навыпуск и открытое лицо. На руках — боевые перчатки драконьей кожи, в правой — палочка Поллукса Блэка, в левой — уже разложенный нож. Круглые очки.

— Мастер Праудфут, — поклонился он, — господа, мисс Кослетт. Рад приветствовать вас на полевых учениях Фронта Обороны Британии.

— Мастер Поттер, — усмехнулся Вильямсон, забросив хвост за плечи. — И кто же вас всех выдрессировал?

— Я. Но и вам предлагается поучаствовать, — Гарри ступил вперед, и круг за спинами авроров замкнулся. Каждый в нем очень спокойно произнес: «Протего».

— Группа А, — бросил Поттер. В круг вышли Рон, Невилл, Джинни и близнецы. Шесть к шести. — Попробуете меня взять, господа? Или будете говорить, что не воюете с детьми?

Вильямсон бросил невербальный Экспеллиармус, но луч тут же встретил щит. Гарри опустил палочку и еще раз поклонился.

— Отчего же, мастер Поттер. Воюем, — произнес Праудфут, и авроры рванулись вперед.

Гарри вышел вперед почти синхронно с ними. Резкий пас левой, и волшебный нож разрывает, как бумагу, Протего Джонни Бостока; тот тут же опускается на колени, прижимая пальцы к глазам — Джинни всегда предпочитала сглазы боевой магии. Стэнли Холлис попытался вырваться из круга — и тут же влетел назад, приняв сразу два отталкивающих от зрителей.

Поттер тем временем успел сцепиться с Кристофером Вильямсоном, своим будущим наставником. В этом времени, впрочем, их знания друг о друге были куда как неравны. Две резкие вспышки, два почти одинаковых пируэта, заклятия уходят в небо — но следующим номером Вильямсон попросту бьет левой в лицо врага. Обычно это проходит — маги так редко прибегают не к магии... Но не сейчас — юркий поганец Поттер потянул ударную руку на себя и, не произнеся не слова, ткнул противника палочкой в бок. Синяя вспышка — и высокий поджарый аврор отлетает к цепочке студентов, не двигаясь.

Не провожая его взглядом, Гарри тут же обернулся к Праудфуту — старый добрый Сэм уже выключил Джорджа и теперь попытался вывести Рона на Вика Бостока. Поздно, впрочем — младший братец почти тут же завопил, чувствуя, как его вбирает земля. Невилл, сильный маг и увлеченный герболог, держать Орбис вполне умел. Гарри же оставалось только спеленать Хлыстом Тьмы все-таки доставшую Джинни мисс Кослетт.

Холлис улегся последним — Рон просто поймал старика на Эверте Статум и влет добавил Петрификусом. Да, парень хорош.

— Группа Б, — скомандовал Гарри, пройдясь по поляне с Фините и Энервейтом. — Еще круг, мастер Праудфут?

После третьей пятерки Вильямсон, держась за приложенные левитированной колодой ребра, поднялся сам.

— Еще круг, мастер Поттер?

Глава опубликована: 25.11.2013


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 9858 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх