↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

И даже Смерть не разлучит нас (III) (гет)



Автор:
Рейтинг:
R
Жанр:
AU, Экшен, Даркфик, Мистика
Размер:
Макси | 488 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
AU, Насилие, ООС, Смерть персонажа, Читать без знания канона можно
Описание третьей книги: Настолько ли крепки чувства и разум? Способны ли они пересилить даже силы Смерти?
Желаете знать, о чём идёт речь в заключительной части трилогии? Тогда читайте)

Ссылку на первые две книги Вы можете найти в разделе "Примечания автора".
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 9. Загадочный ангел

Долго лететь не пришлось. Ангел внимательно выглядывал скрытое от посторонних глаз других небесных созданий жилище. Он глазами искал нечто необычное, отличное от живописного колорита.

Пролетая над нехарактерными для Земли красотами Рая, Астрид заметила впереди странную скалу, одиноко стоящую от остальной горной гряды. Словно не являлась её природной частью, одинокая гора возникла перед глазами спутников на пустом месте.

— Ты случайно ищешь не эту странную скалу? — она указал пальцем на неё.

Гавриил улыбнулся и промолвил:

— Да. Нам туда, — он аккуратно взмахнул большими перьевыми крыльями и устремился в сторону скалы.

Бурая скала не уступала остальным каменным исполинам по своим размерам. Над некоторыми она гордо возвышалась, и лишь несколько вершин гряды превосходили её по высоте и своему великолепию. В середине одинокой горы Астрид и Гавриил заметили большой чёрный проём, в конце которого виднелось свечение, напоминающее свет от пламени.

— Он живёт там? — спросила Астрид, полностью уже перестав удивляться после всех приключений. Сколько всего она успела повидать за последние дни. И ничего её уже не могло удивить. Астрид не испытывала страха, но любопытство всё равно проклёвывалось в её глазах. Ей стало интересно: «Почему все загадочные личности так любят находиться в пещерах?»

Когда Гавриил аккуратно приземлился на выступ возле круглого отверстия в скале, обеими руками крепко держа Астрид, чтобы та не упала вниз, он посерьёзнел:

— Тебе нужно идти одной.

— Ты со мной не пойдёшь? — поинтересовалась Хофферсон.

— Я думаю, Кемуэль уже знает о твоём прибытии. Смертная, которая разделяла тело с принцессой Ада и оказалась в Раю, — факт того, что ангел знал то, о чём она точно не упоминала ему, слегка озадачило её. — Уверен, он — единственный, кто знает истинную причину. Ступай, дева, — спокойно сказал он ей.

— А ты подождёшь меня? — спросила Астрид.

— Нет. Я должен вернуться к границе нашего Междумирья. Охранять её, — вздохнул он. — Но я вернусь за тобой, когда ты узнаешь то, что скажет тебе Кемуэль.

Он положил ладонь ей на плечо. Астрид показались эти ощущения такими знакомыми. Тёплыми, словно согревали её изнутри в самую холодную стужу. Может, это особый дар всех ангелов Рая — согревать и успокаивать одним лишь прикосновением? Гавриил продолжил:

— Ступай, Астрид Хофферсон. Не теряй времени. Его становится всё меньше.

— Хорошо, — Астрид немедля ринула в тёмный округлый туннель, в конце которого продолжали виднеться оранжевые отблески пламени от свечи. Ангел резко взмахнул крылами и устремился обратно в небо, к границе мира.

В отличие приграничных ароматов весны, лета, сотворённые природой, здешние запахи весьма отличались. Не затхлый и вызывающий непосильное отвращение, но резкий, приторно-сладковатый, вызванный духотой. Приятного в нём было очень немного. Астрид торопливо шагала по тёмному туннелю, пытаясь выглядеть под ногами что-нибудь. Она немного опасалась, что в этом, не похожем на прекрасные пейзажи Рая месте, царил некто. Некто, не принадлежащий к этому миру. Отсутствие страха постепенно сходило на нет. Внутри тёмного прохода ощущался холод. Но не как от могил — неестественный.

Пройдя половину туннеля, Астрид заметила в конце черноволосого мужчину. Не слишком старого, но и молодым его назвать было трудно. Лицо покрывали волнистые чёрные как смоль волосы. Усы и борода едва не доходили своей длиной до его колен. Худощавый, внешне он более напоминал монаха-отшельника. Он сидел полусогнувшись на небольшом каменном булыжнике, босыми ступнями касаясь холодных камней пещеры. В руке незнакомец держал тонкий деревянный жезл. Слева от него находилось золотое, как показалось Астрид, небольшое блюдце, в центр которого стекал воск от высокой, полуметровой в высоту белой свечи. Её пламя горело ровно, не колышась от внешних потоков ветра, которые окутывали горные пространства Рая.

Серые глаза мужчины пристально смотрели в круглое озерцо, текущее откуда-то из-за другой части скалы. В нём он разглядывал нечто, что повергало его в шок. Это было видно по расширенным зрачкам. Он вглядывался каждый раз и каждый раз ужасался. Когда Астрид приблизилась настолько, что её тень стало ярко отбрасывать от пламени свечи, таинственный темноволосый ангел успокоил свой взор. Он приподнял подбородок, заросший чёрной, слегка кудрявой бородой, и поглядел на девушку. Пристально всмотревшись в голубые, пока ничего не понимающие, глаза Хофферсон, его зрачки вновь расширились до предела.

Ведомая судьбой пришла в мир, что готов нести смерть всему живому, нарушив данную клятву… — странными словами говорил он. Его голос не был таким юным, как Гавриила. Словно предстарческий — слегка хриплый, местами басовитый. — Его воля привела тебя сюда. И той, что искупила свой грех давным-давно.

— Подождите, пожалуйста, — вежливо попросила Астрид, не успевая вникнуть в сказанное ангелом.

Внезапно он вновь принялся глядеть в небольшое озерцо перед собой, чьи воды начали колебаться от появившейся девушки. Кемуэль показал жестом левой руки, чтобы она присела напротив него, по другую сторону небольшого проёма голубой воды. Астрид присела на небольшой, достаточно ровный камень. Хофферсон заглянула в глаза ангела. Тот вновь перевёл свой пристальный взгляд на неё.

— Вы можете поподробнее рассказать, что происходит?

— Никто из ангелов больше не приходит сюда. Слишком верят в себя и в своё предназначение. Слишком озабочены им… — задумчиво говорил Кемуэль, не сводя взора с загадочных вод. — Не все… Но те, кто решился преступить Закон Бога… слушают лишь свою гордыню… Будто демонами стали все разом… Совершенно изменились…

— Вы хотите сказать, что война между Раем и Адом вызвана гордыней ангелов? Но зачем им это? — Астрид пыталась вникнуть в суть слов Кемуэля.

— Их мысли подобны темноте, что окутывает все миры. Ибо где появляется Истинный Свет Божий — туда и стремится проникнуть зло, — полушёпотом говаривал Кемуэль.

— Это связано с Мировым Бунтом прошлых лет? — Астрид быстро сообразила. — Когда ангелы готовились ворваться в Ад из-за того, что те были слишком сильными? — она не могла никак понять, откуда это знала.

— Мощное государство, слаженное в первый и единственный раз, было разрушено по вине того, кто спасал Ад. Но настоящими виновниками трагедии были те, кто находился в стороне. Бунт положил начало отсчёту Конца Света. И отсчёт скоро закончится, — твёрдым голосом заявлял он, глядя в воду. Астрид попыталась увидеть что-то, что он постоянно высматривал там. Но, кроме собственного отражения, ей ничего не удалось разглядеть. — Война положит конец всем мирам, и это — неизбежно… — заключил ангел.

— Должен быть способ, Кемуэль.

Имя, что она назвала, по какой-то причине заставило его передёрнуться. Словно Астрид произнесла жуткое заклинание.

— Моё второе имя… Имя, которым нарекли меня как ангела… После давней смерти… во время Последней Войны в Аду…

— Почему Гавриил назвал Рай — Междумирьем? Что с ним не так? — этот вопрос зудел в голове Астрид, словно волдырь от комариного укуса.

— Рай таков, каков он есть. Первый мир, сотворённый Богом. Земля — стала второй. Третьим — были Междумирья. Огромное множество. Все они соединялись между собой. И живой, и мёртвый мог пересекать каждый из миров в прошлом. Раньше столь невероятная мирская сеть называлась одним словом: Ронаар. Однако чуть позже, Всевышний решил отделить Землю от остальных Междумирий. И Ронаар перестал быть единой сетью. Название изменилось. И его название сменилось на более простое — Ад.

— Откуда это название — «Ад»? Никто на Земле не может дать конкретное толкование столь необычному названию мира, — любопытствовала Хофферсон.

— Ад — сокращение от двух типов созданий — первых сотворённых Богом: Ангелов и Драконов. Драконы — самые первые существа, что заселили миры. Кроме Земли. Вторыми появились Ангелы. Третьи — различные звери, птицы, насекомые… все, кто стали обитателями Земли. Люди же — четвёртое творение Всевышнего.

Таковыми были Адам и Лилит. Адам — первый человек, сотворённый Богом в Раю. Лилит — человек Земной, созданный самой природой мира. Его смертная жена. Тогда же Ад стали заселять нечестивцы, именуемые демонами… ныне Князья и Герцоги — повелители мира.

— Но, откуда они взялись? — этот вопрос интересовал Астрид не меньше всего остального.

— Семьдесят два Великих Демона — это первые семьдесят два великих грешника мира первых людей — Рая. Большинство были прокляты ангелами они за совершённые ими деяния. В Земных Книгах есть информация об этом. Многие из таковых зовутся «Демонариями».

Астрид мгновенно поняла, о чём шла речь. Тот самый таинственный фолиант, что нашёл её любимый…

— Тебе знакома сила одной из этих книг. Я вижу это по твоим глазам, Астрид, — пробормотал Кемуэль. — Поверь, то, что Иккинг Хэддок приобрёл тот старинный фолиант, название которого начертано на древнем рунном языке демонов, было велением Всевышнего.

— Для чего? — не понимала она.

— В тебе находилась дочь детоубийцы… И великой Королевы Ада. Благородной Королевы, — пояснял Кемуэль. — А Иккинг духовно связан с тобой.

— Лилит… — задумалась Астрид. — Как же она стала Королевой?

— Ад, в отличие от Земли, саморазвивающаяся сеть миров. Такой её изначально задумал Всевышний. Ад мгновенно начал расти… Но находился в постоянных распрях… Ангелы и демоны стали сражаться друг с другом. Ангелы ненавидели демонов за грехи, что они творили. Драконы — единственные, кто старались не вмешиваться в распри двух могущественных сил. Бог не мог вынести того, что Ад утопал в крови… Ибо Земля, сотворённая Им, стала сотрясаться… Начинались ссоры, творилось безумие, сопровождавшееся длительными кровавыми войнами. Ангелы, верные Творцу, поклялись уничтожить Ад, дабы защитить людей и иных живых существ на Земле. Защитить самое ценное творение Бога, — затем Кемуэль резко стукнул жезлом о хладный пол пещеры. Астрид от неожиданности подскочила: — Но делать этого нельзя! Нельзя, как и сейчас! Сколько раз ангелы порывались, Бог их всячески останавливал!

Двое из ангелов, самых могущественных и, пожалуй, воистину мудрых, предложили иной путь решения. Ибо из-за пламенных порывов разобраться с нечистью, Рай также подвергался безумию. И это не меньше, чем сотрясения в Аду, вызывало беспокойство и потерю рассудка на Земле у её жителей. Два ангела предложили единственное, как всем казалось решение: «составить Книги судеб каждого из тех, кто находится в Аду или в Раю. И тех, кто пересекает эти миры».

— Как это должно было помочь в преодолении начала Великой Войны? — спросила Астрид.

— Так двое ангелов отстаивали право их сородичей на атаку Ада, если нечестивцы перейдут всевозможные границы. И, в то же время, они — первые, кто вступился за безрассудных демонов. Ибо кровь, которую демоны должны были, по мнению большинства ангелов, «заплатить» за сотрясение структуры Земли, нарушила бы тонкую грань равновесия между ними. А поскольку оба ангела являлись в Раю могущественнейшими из провидцев, дальнейшее видение событий остудило пыл собратьев: «Если столкнуть два мира между собой, соединённых третьим, то всё будет разрушено. И виновников, что уцелеют в бессмысленной войне, Бог уничтожит за совершённое деяние».

Прошло много столетий. Многие из ангелов, столь погруженные в свои обязанности, уже забыли об этом пророчестве. Или боятся услышать его вновь, пытаясь игнорировать его. Ибо напоминание о нём противоречит сути тех, кто задумал войну.

— Но какое это имеет отношение к Адаму и Лилит? — не понимала Астрид.

— Самое прямое. Лилит не просто так оказалась в Аду. В отличие от Адама — первого человека, сотворённого Богом, Лилит таковой не являлась. Она была земной женщиной, не имевшей происхождения из Рая. Но, несмотря на это, Лилит была первой женой Адама(1). Настоящей женой.

— А Ева? — удивилась Астрид.

— Ева появилась гораздо позже. К данной истории она не имеет никакого отношения, — пояснил Кемуэль. — Один из двоих ангелов в угоду видению пренебрёг своим могуществом. Однажды он явился к Лилит. Заявил, что она также является творением Бога Небесного. И что она не является человеком земного происхождения, как и Адам. Ангел был очень убедителен в своих словах, и Лилит поверила ему.

В дальнейшем это вызвало серьёзный разлад между Адамом и его женой. Из-за одной ссоры Лилит оставила его. Затем, по наставлению того же ангела, она произнесла Тайное Имя Бога, чего земная смертная не должна была делать. Её желание — оставить Адама и бороться за собственную судьбу и правоту — исполнилось. Она обрела крылья, как у ангелов, и улетела, оставив Адама в одиночестве. Но на этом дело не кончилось.

— Почему Тайное Имя Бога Земной человек не должен произносить? — в недоумении спросила Хофферсон.

— Произнося Тайное Имя Всевышнего, человек вскоре обретает то, чего он хочет. Искренне хочет. Но порой желания бывают настолько непредсказуемы в своих дальнейших последствиях, что приносят они одно лишь горе… — с оттенками печали Кемуэль продолжил повествование: — Вскоре после этого из Рая за ней отправились три ангела, чьих имён уже никто не помнит. Их направил Всевышний, дабы наказать Лилит за гордыню. Гордыня эта содержалась в её мыслях. И желаниях, коими она стала бесконечно одержима.

Когда ангелы настигли её, они схватили Лилит. И Бог самолично изгнал её в Ад.

— В Ад? За гордыню? — поразилась Хофферсон.

— Если бы… — грустно вздохнул Кемуэль. — Добравшись до первого поселения, одержимая идеей равенства между ней и Адамом и в порыве глубокого гнева, она стала убивать мужчин и детей-младенцев. Женщин и малышек Лилит не трогала. Дыхание Судьбы коснулось всего тела Лилит, когда она впервые грубым куском камня перерезала горло одному из невинных младенцев. Перемещаясь из одного селения в другое, она продолжала творить безумие, пытаясь одолеть чувство униженности перед Адамом… Бог не вытерпел такого. Ангелы с трудом сумели разыскать её. Силой Слов Божьих они удержали её, словно бешеную собаку, мёртвой хваткой стальной цепи. И Бог своей силой изгнал её в Ад.

— Что происходило дальше? — Астрид чувствовала, что Кемуэль приближался к сути.

— Задумка двоих ангелов удалась. Поразив Лилит, Бог даровал ей частицу своей силы. Никто уже не скажет, было ли это случайностью или же нет. Возможно, сквозь невыносимые муки и страдания, через которые предстояло в дальнейшем пройти, ей было суждено искупить свой грех. Грех детоубийства, вызванный двумя другими смертными пороками — завистью и гордыней. Но ангелы, что сотворили такое с человеком, также обязаны были поплатиться за смерть невинных детей и мужчин.

В Раю быстро узнали о том, что совершили двое провидцев. Их, не задумываясь, изгнали и прокляли. Но, тем не менее, Бог не лишил их дара пророчества. Сила проклятия пропитала их души, разум и тела. Они перестали выглядеть, размышлять, как ангелы. Провидцы настолько ужасающе стали выглядеть, что все, кто видел их, убегал и улетал от них в неописуемой панике. Однако проклятие многократно усилило их дар пророчества. Несмотря на то, что их стало презирать собственное племя, они по-прежнему верили в то, что совершили. И считали это верным поворотом в истории Судьбы Трёх Миров.

Лилит, оказавшись в мире демонов, слилась с естеством этого мира. Ад стал домом для новых демонов. Младших, что с помощью своей нечестивой силы создавали Князья и Герцоги. Но, как ранее было сказано, были и те, кто задолго до Великих Демонов заселили Ад. Древние создания, кто занимал середину между демонами и ангелами в своих поступках и размышлениях.

— Драконы, — твёрдо заявила Астрид.

— Верно. Число демонов росло и росло с каждым днём. Увеличивалось число новых миров, присоединившихся к Аду. Лилит, объятая проклятием Бога, обрела облик прекрасной суккубы, по своей красоте способная затмить любого Земного и Райского создания. Она стала первым демоном-соблазнителем в Аду. Но сила её превосходила любого из уже самостоятельно наречённых, могущественных и мудрых Великих Демонов, что объявили себя Герцогами и Князьями Ада. Ибо власть эта позволяла ей управлять демонами. Все, кого она встречала, следовали за ней беспрекословно. Создавались мощные кланы. Именно при ней образовалась кастовая форма управления демонами, называемая Десятью. Десять самых распространённых видов демонов вошли в эту категорию.

Драконы узрели в ней великую мощь. Старые Драконы-Исполины увидели, что, несмотря на проклятие, которое пронизывало её с ног до головы, Лилит не стала Великим Демоном в прямом смысле этого слова. Её воля, одержимость равенством для всех сумела объединить различные демонические фракции. Конечно, в каждой из каст Десяти уже существовала определённая иерархия и свои законы. Лилит понимала, что уравнять каждого демона она не сможет. Но внутри каждой образованной ею касты, ей удалось добиться равного положения между демонами. Многие из них пошли за ней именно из-за её благородных амбиций. Ибо, в отличие от ангелов, она смотрела на каждого демона равно — не преклоняясь ни перед кем из них и не унижая никого.

С каждым пережитым днём пропорция драконов и демонов менялась в пользу последних. Драконы-Исполины видели в Лилит не только справедливого правителя для демонов. Но и умелого дипломата, способного договориться абсолютно с любым существом, населяющим Ад. Трое из Драконов пришли к ней, чтобы добровольно вступить под её защиту и мудрое правление. Лилит добилась того, что демоны и драконы, два искоса глядящих друг на друга Великих Клана встали плечом к плечу. И те, и другие относились друг к другу на равных. Без высокомерия, издёвок и провокаций.

— Потому что драконы ощутили в Лилит нечто божественное. Что-то, что не принадлежало Аду никогда. Они поняли, что она — меченная Богом, сотворивших всех существ в мире.

— Верно. Они не чувствовали от неё никаких угроз, ни лжи в её устах. Она говорила с каждым на равных. И драконы не были исключением. Демоны и драконы впервые объединились.

Тогда же Лилит встретила двоих падших ангелов. Тех самых, по вине которых она творила безумие на Земле. Они признались ей в мотивах своих поступков. Рассказали о том, что именно видели. Лилит не пришла в ярость или гнев, как ожидали провидцы. Вместо этого она даровала им укрытие в Аду. В глубинах Предвратности и на окраине Измерения Драконов Королева демонов сотворила два Междумирья, в которых падшие ангелы могли спокойно пребывать и заниматься тем, чем они занимались в Раю — писать и зачитывать судьбы тех, кто оказывался в Раю или в Аду. Двое ангелов приняли её помощь и признали Королевой Ада. Назвали её самым мудрым правителем. Она нарекла каждого из ангелов Неприкаянными. И даровала им способность принимать облик старцев и иных мудрецов из числа Земных людей. Тринадцать тысячелетий в Аду следовала Великая Тишина — так называлось мудрое правление Лилит.

За прошедшее время в Ад стали стекаться души грешников, отправленных сюда ангелами. Те были повинны в искусительствах, прелюбодеяниях и прочих подобных грехах. Лилит даровала каждому из них шанс на спокойное пребывание в Аду. Взамен она требовала от них верности. Каждая человеческая душа, повинная в подобных грехах, клялась ей в верности. Так появились остальные демоны-соблазнители: инкубы и суккубы.

— А откуда у неё взялась дочь?

— Дело в том, что, когда Бог изгнал Лилит в Ад и проклял её, то, как оказалось позже, она была беременна. Не думаю, что Всевышний собирался злонамеренно проклинать её дитя. Возможно, даже, что именно из-за этого самого дитя, Он вместе с проклятием даровал Лилит частицу своей власти, — Астрид выпала в осадок, слушая эту трагическую часть истории.

Через сто семнадцать адских месяцев она родила девочку. И нарекла её Дэтомоной. Дэтомона родилась с крыльями демона. В остальном она обладала человеческим обликом. Была так же прекрасна, как её мать. И самой преданной ей во всём. Кланы, что присоединялись к Лилит, признавали Дэтомону наследницей её власти. Её мудрости. И красоты. Драконы также нарекли её Принцессой Ада. И некоторые из Старых Драконов поклялись помогать ей, защищать её от тех, кто мог причинить ей вред.

Покой, что принесла в Ад Лилит и её верная дочь Дэтомона, длился тринадцать адских тысячелетий. Потом начался абсолютный хаос.

Рай узрел в Аду растущую опасность для себя. Поскольку Рай являлся одним из Междумирий, соединённых с Землёй и Адом, то ангелы, встревожившись из-за невиданной доселе мощи Ада и, главное, единства, испугались вторжения в их мир хорошо организованного полчища демонов. Драконов они также не жаловали. Ибо крылатые рептилии выступали их союзниками. Тогда ангелы решились на самый отчаянный шаг.

— Они начали готовиться к войне. Откололи каким-то образом свой мир от остальных Междумирий? — сообразила Астрид.

— Именно так. Однако один из Неприкаянных написал, что Ад расколется, дабы не свершилось войны. Ибо война эта спровоцирует Конец Света. Второй Неприкаянный по воле случая зачитал пророчество. И всё сбылось… — в глазах Кемуэля заблестела печаль. — Чтобы война не началась, Неприкаянный, зачитавший пророчество, сам сподвиг сильнейших из Князей демонов на организацию Мирового Бунта. Того, что расколол мощное государство Ад на тысячи мелких, воюющих между собой Междумирий. Того, что обрёк на жестокую смерть дочь Королевы Ада, а затем и саму Лилит. Драконы и некоторые из каст Десяти, не подвергнувшиеся внезапно охватившему весь Ад безумию, выступили в защиту деятельности Королевы. Они искали способ остановить волну нескрываемой ненависти, сумасшествия большинства демонов. Решение было найдено. Но хорошего результата не предвещалось. И большинство из сторонников Королевы было уничтожено заговорщиками.

— Дальнейшую часть я знаю! — перебила Астрид. — Но как вся эта предыстория поможет мне остановить войну, которая разгорается сейчас?

— Чтобы понять смысл того, что происходит сейчас, ты должна понять смысл пророчества. Моего пророчества, Астрид Хофферсон, — грустно посмотрел на неё Кемуэль. — Того, что я позволил зачитать своему брату. Из-за которого всё и произошло…

Несмотря на обилие информации из Хроник Ада, она вспомнила недавно сказанные им слова: «Кемуэль — моё второе имя».

— Вы… первый Неприкаянный? — девушка чуть не потеряла равновесие и не упала на холодный скалистый пол пещеры от удивления. — Вы — Абстрагирус!

— Воистину, ты — избрана Судьбой остановить безумие назревающей войны, — торжественно произнёс он. — Бог ли это понимание Судьбы вложил в мой разум, когда я писал пророчество, или иная могущественная сила… Но одно я знаю абсолютно точно — Дара не зря отправила тебя сюда с помощью рунного языка.

Астрид вмиг вспомнила, как во время ритуала она услышала шёпот… женский шёпот, произносящий одно из слов на демоническом языке: «Таофельт».

— Она читала книгу у Сущего в Чёрной Тайне. Книгу, где расписана её судьба. Она знала, что нужно сделать. Воистину, Сущий в ней не ошибся. Жаль, что ему пришлось прибегнуть к обману во время ритуала и превратиться в мать Иккинга. Но, к сожалению, другого пути не было, — произнёс он, пока Астрид не разъярилась.

— Вы и это знаете? — поразилась Хофферсон. Однако последние слова заставили её не на шутку возмутиться. — Но почему именно я? Почему я должна останавливать это безумие?

— Потому что только у тебя, Астрид, в Аду находится самое желанное. Только твои действия спасут Иккинга Хэддока, остальных твоих друзей, а заодно и испещрённый шрамами войн и предрассудков мир под названием Земля, — твёрдо проговорил он.

— Возможно. Тогда расскажите — как мне проникнуть на Военный Совет командиров ангелов? — непонимающе спросила Астрид.

— Я поделюсь с тобой частицей своей силы. Она позволит тебе беспрепятственно проникнуть на Совет. Найди мою дочь, Валку. Убеди её остановить безумие.

— А если она меня не послушает?

— Послушает! Должна! — настаивал Неприкаянный. — Иначе всё, что ты знаешь, померкнет. Погибнут исключительно все, — он снял с себя серебряный медальон, прикреплённый на чёрной, тоненькой проволоке. На лицевой стороне амулета была изображена Валка. — Это был мой подарок дочке на её шестилетие… Отдай его ей, — затем строго наказал Хофферсон. — Только Гавриил знает, что я — Неприкаянный. Не рассказывай, кто я такой, и не доверяй никому из других ангелов. Если они узнают, что я вновь в Раю — быть беде. Представься моей посланницей. Скажи, что несёшь при себе информацию, очень важную. И если чудом тебе удастся поговорить с Валкой наедине, назови ей моё настоящее имя. А после вручи ей медальон. Но не раньше!

— А разве ангелы не услышат в моём голосе ложь? — боялась Астрид. — Они наверняка могут распознать правду или ложь в моих словах, — она выдвинула догадку, на что Абстрагирус ей утвердительно кивнул.

— Это так. Но об этом они не узнают. Ты наденешь амулет на себя. Он защитит тебя от «Правдивого Взора и Слуха» ангелов. Спрячь его под футболкой. Обязательно, чтобы никто из ангелов его не увидел.

Внезапно у входа в пещеру послышалось хлопанье больших крыльев. Её уже ожидал Гавриил.

— Исполни пророчество, Астрид. Сделай то, чего мы с Сущим не смогли сделать, — грустно поглядел он на неё.

— Хорошо. Даю вам слово, — пообещала Астрид.

— Ступай, девочка, — она мигом направилась к выходу пещеры, где её ожидал белокрылый юноликий высокий ангел.


1) За основу взята каббалистическая легенда об Адаме и Лилит.

Вернуться к тексту


Глава опубликована: 26.08.2021
Предыдущая главаСледующая глава
Фанфик еще никто не комментировал
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх