↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Картинки ссылками
До даты

Все новые сообщения


кукурузник
Хальве!

Я давно обещал годноту ны выходные, и вот я исполняю свою клятву.

Но сперва я накидаю ссылок на предыдущие обзоры этого эпического полотна.

Первая часть https://fanfics.me/message359205
Вторая часть https://fanfics.me/message363479
И третья часть https://fanfics.me/message373839

Завершающая часть называется The Elder Scrolls. На изломе времён (Часть 4. Сиродил) https://ficbook.net/readfic/7551126 , и это черта, которой подчеркнули все, что было ранее. Все приключения персонажей, все случившиеся события -все подходит к концу. А вы уж этот конец оцените.

Орден Пустых часов продолжает попытки претворить в жизнь свой амбициозный замысел, по переворачиванию мироздания. Ранее мы могли изучить их цели, и у многих возникает вопрос - а злодеи ли они, ведь такая цель?
Этот филосовский вопрос каждый решит для себя сам,у меня во есть по этому поводу позиция, но о ней позже.

Данный фик весьма тяжелый, здесь много жестокости, мрачности и насилия. И это-то и делает его хорошим. Потому что не насилие ради насилия, не потому что у автора фонтан. Здесь оно уместно. и возникает в сюжете как важная его составная часть.
Например потому что злодеи должны злодействовать.
— Привет, Варди! — поприветствовал Герберт старого друга, направлявшегося к лестнице вниз. В его руках был узел с немногочисленными вещами. — Уже уезжаешь?

— Да, Герберт, — кивнул Варди в пустоту. — Это ты проводишь меня до конюшен?

— Ага.

— А не слишком ли мелкое поручение для специального агента?

— Я сам вызвался, — вампир ухмыльнулся в бороду. — Не понимаю: зачем надо было запрещать повозки и лошадей в городе? Все только пешком и ходят.

Варди не отвечал на праздную болтовню друга и только шёл, держась за руку.

— Эй, Варди, — вдруг серьёзно заговорил Герберт, — тебе ведь совсем необязательно уезжать. Ты можешь попросить и остаться здесь.

— И что я буду делать? — тихо отозвался парень. — Без глаз я плохой кузнец и воин. Один точно.

— Почему один? — приободрил приятеля Герберт. — А как же я? Я буду здесь. Баум тоже пока что здесь. Вон, с детьми играет в снежки. Лаффориэль, кстати, вернулась вместе с Амиэлем. Ну и Эльза, конечно!

— Хватит, — мрачно отмахнулся Варди. — Неужели ты в самом деле думаешь, что всё будет, как раньше? Даже такой оптимист, как ты, не может на самом деле так думать, — Варди снова сгорбился и опустил завязанные глаза к полу. — Мама и сестра мертвы, Эйви предал меня, а Маринетт теперь… вообще кто-то другой.

Больше Герберт эту тему поднимать не стал. «Наверное, это к лучшему, — подумалось ему. — Может, в том монастыре Варди сможет найти покой? В конечном итоге, монахи живут там десятилетиями, постигая мудрые мысли и всякое такое. Может, Варди там придётся по душе! А это ещё кто такая?»

И тут Герберту пришлось прервать собственные размышления и обратить внимание на идущую ему навстречу Клару Леванте. С ней что-то было не так. Агенту Ленколиа иногда приходилось взаимодействовать с личным секретарём канцлера, поэтому он примерно запомнил, как пахнет от этой женщины. Не духи, а именно её человеческое тело (вампирское охотничье чутьё могло различать тончайшие сущности). И Герберт был полностью уверен, что перед ним не Клара, а какой-то мужчина.

— Стой! — Герберт предупредительно вынул меч и наставил на самозванца. — Кто ты такой?

— Прошу прощения, но я вас не понимаю, — голос Клары Леванте был скопирован невероятно точно. — Пожалуйста, агент Ленколиа, уберите оружие…

— Не болтай лишнего! — оборвал шпиона вампир. — Я прекрасно знаю, как выглядит Клара. А ты какой-то мужчина, да ещё и босмер.

Видимо, вор окончательно понял, что его раскрыли. Клара метнулась вперёд, на ходу вытаскивая стилет. Если бы агент не отступил назад, то глубокий порез на скуле мог бы обернуться потерей глаза.

Герберт, чувствуя, что заваливается назад, наугад разрубил воздух перед собой, но никого не задел. Восстановив равновесие, агент увидел, что Клара уже стоит за спиной Варди и держит стилет прямо у горла ничего не понимающего парня. Герберт сделал шаг вперёд, а злоумышленник с заложником медленно пятились назад, к стене с окном.

— Остановись! Всё кончено! — как можно громче крикнул Герберт, тем самым привлекая стражу. — Тебе больше некуда бежать!

— Восемь человек обшарили, а тебя не учли, вампир, — пробормотала Клара. — Но лучше не двигайся, иначе я вскрою твоего друга так же, как и его мамашу.

«Вероломство!!! — пронеслось в голове у Варди, хотя он не видел того, кто его держал. — Проклятая тварь! Убийца!»

— Что бы ты ни украл, Вероломство, я не дам тебе уйти. Любой ценой, — процедил Герберт, пытаясь тянуть время. История повторялась, прямо как в Зале Мёртвых Маркарта, только вместо маленькой девочки там теперь был Варди, да и вряд ли Тициан чудесным образом сейчас окажется за спиной.

Позади Вероломства показалось три стражника, за Гербертом ещё шестеро. Бежать босмеру было некуда, однако он всё продолжал сжимать Варди.

«Ты ничего не получишь, ублюдок! — Варди соображал со скоростью летящей стрелы. — Надо как-то помочь Герберту. Сегодня тебе придёт…»

— Конец!!! — завопил Варди и резко ухватился за то место, где, по его мнению, было лезвие кинжала.

Вероломство такого не ожидал, но и терять время не стал: он резко расчеркнул лезвием стилета, но разрезал разве что ладони. Варди развернулся и наугад схватился за что-то, оказавшееся тем самым колье, порвавшимся от такого усилия. Магия иллюзии слетела, обнажив настоящее лицо босмера.

Едва Варди дёрнулся, Герберт прыгнул вперёд, занося меч. В этот самый момент Вероломство выдернул стилет из хватки заложника и со всей силы нанёс удар стоящему прямо перед ним Варди. Но понять, куда он попал, убийце было уже не суждено: он уже не успевал увернуться от меча Герберта, и клинок рассёк Вероломство от левой брови до живота.

Вампир нанёс удар с такой силой, что маленькое тело босмера отбросило назад и приложило о стену прямо рядом с окном. Пол под ним немедленно намок от крови, вытекающей из огромной раны, и Вероломство медленно осел. Раненый содрогнулся всем телом и застонал, а Герберт направился к нему, чтобы добить.

И ровно в тот самый момент в руках Вероломства мелькнул Скелетный Ключ. Агент Ленколиа тут же заметил его и бросился вперёд, но подлый босмер из последних сил вскинул руку и… выбросил артефакт в окно за спиной.

— Нет!!! — заорал Герберт и вонзил меч в сердце Вероломства.

«Больно… — вяло подумал босмер. — Ситис, да где… я?.. Где… лес?..»

Герберт вытащил меч из мёртвого тела, чувствуя, как волшебное оружие поглощает кровь убитого босмера.

— Ну чего вы встали?! — вскрикнул он на столпившихся стражников. — Бегом искать Ключ! Он под западным окном. Найдите его скорее, эта тварь была явно не одна!

— Агент, вам стоит взглянуть, — пара мужчин осталась стоять на месте около упавшего Варди.

Герберт подбежал, не веря своим глазам. Из груди друга торчал стилет, а сам Варди судорожно дышал. Даже во время боя Вероломство нанёс удар предельно мастерски. Не нужно было быть доктором, чтобы понять, что клинок задел сердце. Герберт крепко сжал руку товарища. Хотя глаза и были завязаны, по лицу было видно, что ему страшно, очень страшно…

— Ну что же вы стоите?! — процедил Герберт. — Лекаря сюда.

— Отправились уже, — сочувствующе ответил страж. — Не поможет.

Не было смысла в метаниях и воплях — Герберт за свою короткую жизнь успел проводить многих товарищей, но ни одного настоящего друга. Не нужно было слёз, стенаний и пафосных речей. Просто именно сейчас, в самую страшную минуту жизни дорогого человека, Герберт должен был быть рядом.

— Варди, — и Герберт ясно осознал, что хотел бы услышать его лучший друг, — я достал его… благодаря тебе достал… Спасибо!

И буквально за секунду перед концом выражение Варди изменилось, став… умиротворением.

«Надеюсь, ты обрёл покой…» — горько подумал Герберт и отпустил руку Варди.

— Предупредите лорда Динарию, — распорядился Герберт. — Закройте выходы из столицы как можно быстрее, окружите район Башни и прочешите его.

— Есть! — согласно сто сороковому приказу Верховного канцлера стража подчинилась приказу специального агента.

Прежде чем стража успела оцепить весь район, а впоследствии и всю столицу Скелетный Ключ подобрал проходивший мимо босмер и скрылся прежде, чем его кто-либо заметил.

В этом фике герои не бессмертны. Больше того скажу, на протяжении всего полотна, ни на ком из них не ощущается сюжетной брони. Горе, несчастья, травмы, потери - каждого персонажа это может настигнуть. У каждого полноценного персонажа в этом фике, есть насыщенная биография, где есть как темные, так и светлые моменты.И на протяжении южета, это продолжается. здесь нет такого, что какой-то герой автору так нравится, так нравится, что запаковал в вату, и бережет от любой беды. здесь такого нет, и слава Девятке.

Нет и противоположного, чтобы автор унижал и изводил некоего персонажа, просто потому что хочется. Максимум тут есть Димитр, выполняющий роль персонажа-разрядки, над которым можно посмеяться, в то время. как кругом ужасы творятся. Но и над ним автор не издевается.

Произведение хорошо еще и тем, что полно сюрпризов:
— Что тебе здесь нужно, Малек? — Катария отодвинула сына за спину и уверенно вышла навстречу личу. И тут юноша заметил, что одной рукой, заведённой за спину, чародейка творит какое-то заклинание.

— Для тебя принц Малек! — огрызнулся лич. — И как будто бы ты не поняла ещё. Иштван закончил с приготовлениями, пора поменять судьбы мира.

— Я не пойду с тобой, — жёстко отрезала Катария. — Мне больше ничего от вас не нужно. Оставь меня и Амиэля в покое.

— Ах-ха-ха, — смех Отчаяния ужасал: скрипучий, гортанный, свистящий — дырявые лёгкие издавали самые страшные звуки. — Ты всё-таки променяла бесконечные возможности изменения прошлого на патетичные речи о семье. Впрочем, у тебя и прежние желания были не лучше. Как же вы оба жалки!

— Не тебе, нежить, меня судить за мои ошибки и желания, — глаза Катарии источали яд, и Амиэль чувствовал… гордость за такой яростный отпор.

— О, как раз мне и судить об этом, — отмахнулся Отчаяние и полуобернулся. — Но мне нечего больше здесь делать. Живи дальше со своей семьёй, если она, конечно, останется после нашей переделки, — мерзко намекнул Малек. — А может, мне навестить тебя в прошлом, Амиэль? Тебе ведь так никто и не отплатил за твоё предательство.

Отчаяние ухмыльнулся под маской и отвернулся, направившись к краю площадки. Малек совершенно не опасался ни Амиэля, ни Катарии, и юный маг осознавал, что не зря. Катария не могла сотворить ни одного атакующего заклинания, а Амиэлю до учителя было ещё пару тысяч лет практики. А перспектива встретиться в детстве с жестоким личем его совсем не радовала.

И тут из ниоткуда раздался жуткий, утробный, клокочущий голос:

— Вот ты где…

Амиэль и предположить не мог, что его учитель, могущественный лич, способен так подпрыгнуть. Малек, едва услышав этот голос, отскочил, тут же потеряв интерес и к Катарии, и к Амиэлю, и к грядущему переделу мира. А на самом краю обзорной площадки появился светящийся круг парой метров в диаметре. Затем оттуда высунулись руки скелетов, скрежещущих костьми.

— Нет… Нет-нет-нет-нет!!! — залепетал Малек, отползая назад, подальше от странного круга.

Наконец, показался говоривший: длинная, непропорциональная человекоподобная фигура с выпирающими костями и длинными, загнутыми бивнями на голове. Шипастый хвост извивался, когти скрежетали по плитке, а синие глаза источали холод бесконечного отчаяния. Амиэль и представить не мог, что ему доведётся вживую увидеть образ, столь часто видимый им на гравюрах.

— В-владыка!.. — залебезил Малек, замерев, как мышь перед змеёй. — Пощадите…

— Ты посмел сбежать из моей тюрьмы, ничтожество! — голос Молага Бала резал уши, словно стекло, карябающее металл. Его фигура парила над кольцом света, а оттуда слышались вопли миллиардов мучимых жертв. — Ты посмел пойти против меня, Царя Насилия?!

«Он что же, хочет как-то отомстить Молагу Балу? — с сомнением подумал Амиэль. — Или что? Получается, Малек побывал в казематах самого Короля Боли? Ух, не завидую я ему…»

— Нет, владыка, молю о милосердии!!! — завопил Малек, трясясь больше от страха, чем от немощи. — Я и не помышлял о мести вам, о темнейший из великих! У меня, жалкого червя, нет сил даже чтобы состричь единственный ваш ноготь, о истязатель!

Амиэль поверить не мог, что слышит такие жалкие речи из уст одного из самых жестоких существ Тамриэля. Малек выглядел, как раб, которого приволокли к позорному столбу. Однако, как тут ни думай, проблем стало в два раза больше: мало было Отчаяния, теперь сюда невесть откуда и неведомо как явился сам Король Насилия.

Сюрпризов в этом чудесном тексте много, а некоторые и вовсе с двойным дном. И подогревают интерес.


Чтож, пора разобрать текст по триаде.

1. Смысловая составляющая здесь богатая. Лично я вывел для себя несколько интересных идей.

Первая идея -старая и философская, о противостоянии взглядов тех, кто верит в судьбу, и принимает ее, и тех, кто желает ей противиться Только здесь все несколько сложнее, чем пророчества или желание устроить свою жизнь как хочется. Тут надо читать текст.

Вторая идея, не столь явная - старая как мир, о том, что месть как мотиватор, работает плохо. И видно это на примере аж четырех персонажей явно, и еще кучи в побочном виде. Что вот ты желаешь кому-то отомстить, рвешь жилы, забываешь жить, теряешь способность спокойно и трезво мыслить - и как результат, ты можешь очень сильно огрести. Ослепнуть. Потерять близких. Превратиться в чудовище. Остаться без смысла существования.

А вот третья идея, которую я вижу в фике, парадоксальным образом уживается с предыдущей, хотя они противоречат друг-другу. Что если ты поставил себе жизненную задачу, которой посвятишь свою жизнь, и всего себя - то ты обязательно все сможешь. Идеи неуживчивые, но автор как-бы показывает, что возможно все.

Разумеется я не претендую на звание магистра истины, мои мнения сугубо мои. А вы можете выработать свои, тем более что хорошее произведение неизбежно наполняется различными смысловыми слоями. И тут уж каждый увидит что-то свое.

2. Сюжет и персонажи здесь превосходны. Ни одного лишнего или мусорного, никого не забыли. Многообразие персонажей - вообще коронная фишка игровой серии The Elder Scrolls, где есть несколько разумных рас, и богатая социально-историческая фактура. Благодаря чему. даже когда в кадре появляются алтьмеры-талморцы, мы можем их различать, и они не кажутся клонами друг-друга. Как и каджиты, и имперцы, и норды, и все остальные.
Взаимоотношения между персонажами тоже выстроены логично. Например мы помним оборотня Эйвинда, сопереживаем ему - однако другие персонажи относятся к нему отрицательно. Они же не знают,что его мотивирует.что у него на душе, поэтому и относятся: имперцы как к предателю, алтмерская охотница как к добыче
Сюжет повторюсь. радует своими разнообразными интересными моментами, и разворотами. Никуда не делось разветвление на несколько параллельных линий, что тексту идет только на пользу. Например, когда коалиция против Ордена выступает, мы наблюдаем, как идут дела в одном месте, в другом, с разными персонажами - это мне всегда нравилось.

3. Динамика и экшн. Здесь все на пятерку с плюсом. Каждое сражение можно выписывать отдельно, и показывать другим фикерам, как образец. Что вот так надо писать боестолкновения, что вот так они происходят. Нет тонны подробностей, когда экшн тонет в описаниях, но нет и непонятной абракадабры, когда непонятно. кто на ком стоял, и что делал.
Касаемо динамики - в тексте решительно нет затянутых сцен, которые можно отрезать. Нету застоялой водички, когда герои думают долгие бессмысленные монологи о пустом. Нет пустых описаний шмотья/жратвы/интерьеров, все сугубо функциональное. И главное - каждый бой имеет особенности. Безнадежный бой с супер-ниндзя-воином, которого невероятно сложно одолеть. Батальнаясцена взятия города. Столкновение диверсантов с мощной охраной. Дуэль двух полу-бессмертных созданий- каждый бой запоминается.

С учетов всей этой красоты, я не побоюсь этого слова, такой фик можно было бы экранизировать.

4.Соответствие канону. Да, события и время далеко ушли от Скайрима и от тех времен. Однако это все еще мир Свитков. Города, народы, боги, общие законы мира, исторические события, персоналии и вещи - все тут дышит духом этой вселенной. Нет такого, что переделал имена и названия - и получилось такое же произведение, нет.


Уфффф, я закончил. Данный цикл мне страшно понравился, и вызвал живейший отклик. Считаю что имею все основания, рекомендовать его к прочтению как годноту. Уверен, читать буде интересно многим:
-кто любит интересные сюжеты.
-кому интересны развивающиеся живые персонажи
-кто любит закрученный сюжет
-кто любит экшн
-кто любит мир Свитков.

Незнакомым с лором мира читать тоже можно, довольно быстро все поймете.

Ну вот и все, пришла пора прощаться. Стишка я не сочинил, поэтому просто завершим все под композиции группы W.A.S.P.
https://www.youtube.com/watch?v=ktQfK3Jo-zk
https://www.youtube.com/watch?v=JHXEaoaLwIA
https://www.youtube.com/watch?v=oD-_IGjBWAo
https://www.youtube.com/watch?v=iRtYaYkh74o&t=199s
https://www.youtube.com/watch?v=yBnTOGBhVaE
https://www.youtube.com/watch?v=yTRicqzveIE&list=RDGMEMJQXQAmqrnmK1SEjY_rKBGAVM4GgaHOsETts&index=23

#дети_кукурузы #длиннопост #музло #мультифандом #фикопанорама
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 2 комментария

кукурузник
Хальве!

В наказание за флуд, я обозрю годноту, а не очередную часть ЭП.

Годнота написана по фандому Скайрима, и называется Прочь из глубинhttps://ficbook.net/readfic/2948708

Прежде немного энциклопедией побуду.

В незапамятные времена, на севере континента Тамриэль, в землях которые позднее будут называться Скайримом, жили два эльфийских народа. Двемеры, они же глубинные эльфы, мастера в плане прогресса и парапанка, и народ снежных эльфов.
И вот с севера, с континента Атмора, началось переселение людей, нордов. Норды основали город Саартал, на севере Тамриэля - и были вырезаны снежными эльфами. Но прибыли новые норды, и началась долгая и жестокая война. После череды жестоких поражений, снежные эльфы бросилиь спасаться к двемерам, прося у них защиты. Двемеры пустили их всвои глубинные города, однако приняли на положении рабов. Более того, двемеры специально кормили снежных эльфов ообыми грибами, от которых они теряли зрение.

Когда двемеры исчезли по всему Тамриэлю ( внезапно. вдруг и все разом), снежные эльфы уже давно мутировали в новую расу. Расу фалмеров, жестоких слепых гуманоидов, которые давно уже не напоминают тех самых снежных эльфов.

Однако некоторым снежным эльфам повезло, например палладину Гелебору, который укрылся в утаенном волшебном месте, где и обитал, милостью бога Ауриэля, он же Акатош.

Гелебор потерянно смотрел на окрестности Забытой долины. Как давно ему не случалось их видеть... и как дорого он готов был отдать, чтобы никогда не видеть этого.
Очередной герой возжелал владеть Луком Аури-Эля — зачем, Гелебор не выяснял, да это было и не важно. Снежный эльф был почти уверен, что норд — боги, он оказался еще и нордом! — останется лежать где-нибудь в темной пещере, так и не добравшись до предателя Виртура. Но нет... Когда открылся портал к Внутреннему святилищу, чего не случалось уже много лет, Гелебор поспешил направиться туда и посмотреть, что стало с Виртуром. И едва не лишиться рассудка от увиденного.
Попирая ногой обнаженный труп викария (конечно, таких доспехов уже не куют, как не прихватить сувенира!), норд нахально заявил, что дело сделано, и он хочет получить Лук. Вокруг него валялись куски искореженных тел Преданных, навеки вмерзших в лед. Чья это работа, наверное, лучше было не знать. Дрогнувшей рукой передав оружие Повелителя человеку, Гелебор бормотал что-то о защите святилища от Преданных.
— А, — усмехнулся норд, — не бойся. Никто из них тебя не побеспокоит, клянусь бородой Исмира.
Паладина кольнуло в сердце, когда он услышал эти небрежные слова. Кинувшись к балкону и хорошенько вглядевшись вдаль, он вцепился руками в перила, чтобы не упасть.
Долина была усеяна мертвыми телами. Крохотные красные точки повсюду говорили сами за себя — это кровь Преданных. И этой самой кровью была забрызгана секира норда и его истрепанные доспехи. Сжимая в руках божественное оружие, он плотоядно улыбался. Несомненно, так же улыбался их предводитель Исграмор, отсекая головы несчастным снежным эльфам.
— Нам больше нечего здесь делать, — заявил норд, поворачиваясь к выходу. — Пошли, Серана.
Гелебор не видел, как они ушли, не слышал их довольного смеха. Из груди его вырвался стон чудовищной боли, какой не доводилось переживать ни при одном ранении.
Мертв не только Виртур. Мертва Забытая долина.
Паладин долго бродил по узким коридорам ледяных пещер, спускался к берегам реки, пытался найти хоть одного живого Преданного. Норд оказался прав — он вырезал их всех до единого. Гелебор осторожно перешагивал через остывшие тела своих убогих сородичей, стараясь не смотреть на обрубки кистей, ступней, раскромсанных голов с отрезанными ушами. Сложно было не поскользнуться в крови, залившей Благую землю, и сложно было найти хоть одно оправдание жестокости норда.
Вот в покосившемся жилище из прочного хитина безвольно валяется мертвая фалмерская женщина. Даже на уродливом, искаженном гримасой лице читается ужас — ее живот вспорот, кровавые ошметки внутренностей лежат возле мертвого тела, а рядом валяется маленькой комок плоти, в котором едва узнаются очертания ребенка. Оружия не видно, сопротивляться женщине было нечем.
Кое-где валяются не тела, а кучки пепла, над которыми витает дух смерти. Кажется, спутница норда была вампиршей — от нее веяло таким же могильным холодом. Чем был этот пепел при жизни — мужчиной, женщиной, ребенком — узнать уже невозможно.
Спокойная горная река окрасилась кровью, по ней то и дело плыли бледные трупы Преданных с разбитыми черепами — очевидно, свалившихся со скалы и переломавших себе все кости. Алые воды были словно насмешкой над девственной чистотой снегов долины. Этому месту уже никогда не суждено называться Благой землей — оно залито кровью тех, кому раньше было домом. Забытую долину было впору переименовать в Проклятую.
Снежный эльф думал, что давно утратил способность плакать, но слезы обжигали ему глаза при виде безоружных Преданных, валявшихся в своих убежищах, словно уродливые скульптуры. Ему хотелось умереть самому — он посмел доверить Лук самого Аури-Эля одержимому убийце, превратившему Благую землю в кладбище. Гелебор даже прыгнул с вершины водопада, искренне надеясь разбиться, но выжил — вода уберегла, он отделался ушибами и синяками. Это был знак.
Аури-Эль берег его не напрасно. Он хотел помочь своей Преданной расе и сделать это через верного слугу - последнего паладина. Если их нет в долине — значит, нужно отправиться в другое место. Но долг снежного эльфа — всегда находиться возле своих сородичей, даже если они об этом не знают.
С рассветом Гелебор покинул Забытую долину и направился на юг. Он был почти уверен, что сможет найти Преданных и помочь им.

Это - краткий пересказ того, что происходит в сюжете ДЛС про вампиров. Главный герой, Довакин, вместе с вампиршей Сераной, ищет легендарный лук. В данном фике автор прописывает, что Довакин - норд. Имеет право - впрочем Довакина мы увидим только в конце, он не главный герой этой истории.

История эта будет рассказывать нам, как Гелебор шел куда глаза глядят, и дошел до города Маркарта.
Как был вынужден убегать от Братьев бури в глубины Нчуад-Зела, вместе с ученым альтмером Колсельмо, его племянником Айкантаром, и талморским юстициаром Одолемаром.
И как они встретят фалмеров, и что из этого будет.

Построчно разбирать фанфик нет смысла, его надо именно что читать. Но надо понимать, чего ожидаешь от него.
На самом деле, это не очередной фик-прохождение, связи с сюжетом игры не так много.
И это нельзя считать лихим экшеном, поскольку рубилова-кромсалова тут будет не так уж много.

Здесь больше про приключения. и копания в себе и окружающих. Во-первых тут будет процесс притирки друг к другу очень разных персонажей. Во-вторых будет процесс знакомства культурных разумных, с одичавшими.

Правда потом один персонаж будет "проходить" один важный игровой квест, но описано это весьма живо и интересно, мне даже показалось интереснее того,что было в игре.

Однако почти весь фик будет посвящен фалмерам. Тема очень интересная, мне раньше такого не попадалось. Люблю когда авторы пишут что-то новенькое, не боятся экспериментировать.

Подводя итоги - в фандомах серии TES фанфики надо искать не по числу лайков, а через личные рекомендации.

Желаю всем интересного прочтения. И да, всем восьмибитной классики https://www.youtube.com/watch?v=8-WrlwUcqWA&list=RDMM8-WrlwUcqWA&index=1

#дети_кукурузы #фикопанорама #мультифандом
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 8 комментариев

кукурузник
Хальве!

Поступили предложения обозреть годноту. Чтож, я рад это сделать.

На моем разборе сегодня фанфик О тех, кто не слушает добрых советов https://ficbook.net/readfic/1487487 Который мне нравится, который я перечитываю, и который весьма хорош.

Данный фик - литературное прохождения пятой части Свитков, которая Скайрим. Увеен, для некоторых анти-рекомендация, но не спешите. С одной стороны да, кажется что это минимум усилий, описать то, что было в игре. Однако обратите внимание, ранее мы встречали то лютый игромех, то невероятных персонажей, то еще какую бяку. Что какбе намекае (с), что не все так просто.

С чего же начинает автор фика? Правильно, представляет нам главного героя, который окажетсяДовакином. В то время как в игре, это может быть существо любой расы и пола, писатель не может выдать муть, будто бы Довакин только в телеге появился. Ответственный автор напишет своему герою биографию, которой не было в каноне, но которая делает героя живым.
В данном фике главную героиню зовут Банрион из Готтлсфонта. То есть это имперка ( женщина расы/нации, которую в иге зовут имперцами, или сиродильцами), которая попала в Скайрим...

И нет, это не попаданка. Это кровь от крови, плоть от плоти жительница этого мира. И здесь нет такого. что она поперлась в Скайим невесть зачем, чтобы ее поймали легионеры, и повезли на казнь. Нет, у нее были свои цели.

Начало было таким:
Едва дыша от холода и усталости, она почти одолела Белый Проход и внезапно уперлась в ворота. Растерянно постояв перед массивной преградой – никем не охраняемой, кстати – она легла на живот и попыталась пролезть под створками. Мешок на спине зацепился за обледенелое дерево и не позволял двинуться дальше. Пришлось снять. Помогая себе руками, она протиснулась под воротами и оказалась, наконец-то, на территории Скайрима.

Дорога едва угадывалась под снегом и была скорее направлением, но хоть куда-то вела. Женщина миновала жидкий лесок, какую-то старую и, судя по всему, заброшенную имперскую башню. Тропа виляла между заснеженными скалами и сугробами, и путнице стало казаться, что она ходит кругами, но дорога вдруг устремилась вниз.

Ноги соскользнули с обледенелого камня, она полетела вниз и шлепнулась наземь. Затем поднялась и продолжила спуск.

Снега определенно стало меньше. Женщина напомнила себе, что лето еще не закончилось. В этих проклятых горах легко об этом забыть.

Она вошла в темный сосновый лес, озираясь. Снег почти исчез, и теперь женщина осторожно ступала по подлеску, стараясь не шуметь, и то и дело оглядываясь по сторонам. Она изо всех сил напрягала слух – на чужой земле следует вести себя осторожнее.

Она уже вышла на опушку, когда вдруг кто-то за ее спиной рявкнул:

– А ну стоять!

Выражение «сердце в пятки ушло» сразу приобрело смысл, правда, казалось, что оно не в пятках, а существенно ниже – где-то под землей. Женщина, решив, что это солдаты-пограничники явились по ее душу, бросилась было бежать, но была остановлена стрелой, вонзившейся прямо возле носков ее сапог. Она застыла на месте, трясясь от ужаса. Потом кто-то схватил ее за плечо и грубо развернул лицом к говорившему.

Это и впрямь были солдаты, только не Имперского легиона. По крайней мере, облачены они были не в стандартную броню легионеров, а в какие-то стеганые туники без рукавов, обмотанные шерстяными плащами сверху. Было их шестеро, включая того, кто держал ее за плечо.

– Ты кто такая? Отвечай, живо! – рявкнул он, сильнее сжимая пальцы, отчего женщина тихо взвыла.

С тоской понимая, что попала в руки тех самых повстанцев, о которых столько ужасов рассказывают, она выдавила:

– Я лекарка, врачеватель, людей лечу. Послушайте, это просто недоразуме... – В этот момент ее собеседник без дальнейших разговоров врезал лекарке кулаком в живот.

Никогда, за всю ее почти тридцатилетнюю жизнь, ее не били... так. В детстве монахини секли за шалости, в уже более взрослую пору скандальная тетка на рынке дала пощечину, но никогда вот так. Тем более мужчина.

Удар пришелся чуть повыше пупка. Женщина согнулась пополам, не в силах вдохнуть или выдохнуть, и непременно упала бы, если бы ее все еще не держал тот повстанец. Тут подал голос другой норд:

– Эй, Убби, смотри, что это у нее на шее?

«На шее?»

К несчастью, когда целительница наклонилась, из-за ворота ее теплого дублета выскользнул дешевый кулончик, купленный еще в Бруме. Торговец, продавший его, божился, что украшение найдено в ближайших к городу эльфийских руинах – Риэле. Не лучшая реклама для товара в нынешние времена, но женщине вещица понравилась – стилизована в айлейдском стиле, да и стоила всего десять септимов.

Убби свободной рукой схватил злосчастный кулончик и потянул его вверх, заставив его владелицу сначала выпрямиться, а затем и вовсе подняться на цыпочки, так что их лица оказались примерно на одном уровне.

– Эльфийские цацки, значит?! – злобно прошипел норд, свирепо буравя белесыми глазками женщину. – Ну и что тебе пришлось сделать, чтобы подачку заслужить? Сколько раз ноги и задницу раздвинуть, а?

Ответа ему, видимо, не требовалось, так как не успела лекарка рассказать, откуда взялся кулон, как мужик замахнулся уже другой рукой, метя в лицо. Единственное, что она успела сделать – повернуть голову, так что удар пришелся не в нос и передние зубы, а в челюсть и скулу.

На сей раз она упала, потому что Убби наконец ее отпустил. Сквозь шум в ушах женщина слышала одобрительные выкрики других повстанцев, но через секунду это перестало ее занимать, так как в ее ребра с хрустом врезался сапог.

Женщина лежала на холодной земле, пытаясь вдохнуть, когда кто-то схватил ее за косу и поднял на ноги, заломив левую руку за спину. Не Убби, кто-то другой. Убби стоял неподалеку и подбрасывал на ладони украшение, сорванное с ее шеи.

– Ну что, ***, скажешь нам, за что эльфы тебя одарили? – спросил он, по-волчьи оскалившись.

Лекарка закашлялась, судорожно вдохнула и едва не вскрикнула от боли – сломанные ребра дали о себе знать; потом она подняла голову и посмотрела на своих мучителей, чувствуя, как изнутри поднимается волна глухой и безнадежной, но вместе с тем горячей злобы.

–Скажу.

Женщина сунула пальцы свободной руки в рот и выдернула держащийся на честном слове коренной зуб. Секунду посмотрела на него и бросила на землю, что вызвало вспышку веселья среди повстанцев.

– Конечно скажу. Именно за то, что ты предположил, – сказала она, с ненавистью глядя на Убби. – Я с ними спала. Много раз. Они считают, я горяча.

Им это не понравилось. Очень не понравилось. Послышались грязные ругательства, а Убби презрительно сплюнул.

– Какая жалость, а мы-то хотели с тобой позабавиться, – с отвращением и долей разочарования сказал тот, кто держал ее за волосы. – Теперь к тебе и прикасаться-то противно.

С этими словами он отпустил ее шевелюру и брезгливо пихнул женщину в спину, отчего она опять упала, только на четвереньки.

– Что ж тебе, человеческих мужиков не хватало, что ли? – спросил, вернее спросила третья, и лекарка с ужасом поняла, что среди этих выродков не только мужчины.

– Да как сказать, – кое-как справившись с собой, проговорила она. – Все человеческие, понимаешь ли, спускают стрелу раньше, чем я успеваю тетиву натянуть...

На сей раз двумя ударами они не ограничились.


Тут надо учитывать одну особенность фика. Поскольку он пишется с позиции реализма ( а не гыгыканья над заскриптованным миром), Братья Бури здесь ведут себя как настоящие расисты, как в игре себя не проявляли. Поэтому важно помнить про это, дабы возникло внутреннего диссонанса.

Поскольку это фик-прохождение, автор применяет интересный прием. Копипастит иговые разговоры - которые затем разбавляет разговорами живыми, которые должныбыли говорить персонажи. В результате ряд канонных персонажей был хорошо раскрыт ( в игре не каждый может похвастать наполнением личности).

Прохождение игровых квестов разнесено по времени, и каждый обоснован. Например история квеста похода к Великому Дереву:

В Вайтран пришла зима.

Она засыпала снегом улицы и укрыла им крыши домов. Изукрасила стекла окон ледяными узорами. Морозы порой были такими сильными, что дышать было трудно. Вода в городских акведуках превратилась в лед, разрушивший кладку большинства из них. То и дело по равнине проносились жуткие вьюги, которые уже нанесли немалый вред близлежащим фермам – на двух из них сильно пострадали крылья ветряных мельниц, хорошо хоть сами постройки уцелели.

Вообще, наличие ферм в предместьях города удивляло Банри. Если каждую зиму в регионе творится такой ужас, как и, главное, зачем заводить здесь хозяйства?

– Так у нас такое впервые, – уныло сказала Хульда, когда Банри спросила ее об этом. – На моей памяти, по крайней мере, точно. Ни разу до этого не видела, чтоб в Вайтране сугробы лежали, не говоря уж о морозах…

Банри сидела в «Гарцующей кобыле», куда стала чаще заходить после отбытия Садии. А теперь, когда снег завалил тундру, спрятав под слоем в три локтя всю растительность, и лишив ее основного занятия, и вовсе приходила каждый день. «Пьяному охотнику» пришлось изменить, так как там теперь жили Алем и ее муженек Назим – один из наиболее неприятных жителей владения, по негласному всеобщему мнению.

– Как это? – удивилась Банри. – Вайтран же даже не у южной границы находится, да и стоит в тундре – леса нет, чтобы от холода защитить.

Трактирщица подлила гостье вина, поставила бутылку и уселась, подперев щеку рукой.

– Да вот так. Всегда у нас было тепло, и поля вокруг долго плодоносили. Зима наступала, конечно, как же без нее? Но всегда теплая, почти без снега. Даже если и выпадал, то не лежал больше суток.

– Удивительно. Никогда бы не подумала, что такое возможно.

– Это все Златолист, – вздохнула Хульда. – Он защищал город от морозов, а теперь… –

Она махнула рукой и поймала озадаченный взгляд Банри.

– Да ладно, – фыркнула трактирщица. – Неужели ты про него не слышала? Здоровенное дерево, засохшее, посреди Ветреного района. Уж видеть-то должна была.

– Ах это… Да, видела, конечно.

– Ну вот. Это святыня храма Кинарет. Он был такой красивый, когда цвел, просто незабываемое зрелище. Сюда, кроме всего прочего, еще тьма паломников каждый год приезжала, тоже доход был и мне, и братцам-охотникам. – Хульда неодобрительно нахмурилась при упоминании конкурентов. – В общем, люди хотят, чтобы Даника что-то сделала с этим безобразием, но ума не приложу, что тут вообще можно сделать. Боюсь, эту зиму многие не переживут. Отвыкли мы от такого.

Даникой звали старшую жрицу в здешнем храме Кинарет. Банри выяснила это довольно давно, когда осторожно наводила справки о городских целителях. Лечением как таковым в Вайтране занимались жрецы, правда лечили они «наложением рук», как всегда презрительно говорила сама Банри, то есть магией, при помощи заклинаний школы Восстановления. Но, приходилось признавать, что дело свое они знают, она сама видела, как те вытащили почти безнадежного пациента – в клочья изодранного саблезубом стражника. Даника, узнав о роде деятельности Банри, предложила той расширить навыки посредством обучения магии школы Восстановления, но имперка вежливо сказав, что подумает, сбежала в тот день из храма и с тех пор старалась не попадаться жрице на глаза.

То есть она будет заниматься поиском возможности оживить Златолист, не потому что в заду засвербело, не потому что делать нечего, а потому что она живет в Вайтране, и перспектива бед от морозов, ей не нравится.

Что характено, автор не гоняет героиню по всем игровым квестам и городам. Каждый квест имеет свой обоснуй, и автор себе не позволяет косячить.

Например, как Банри попала в Маркарт? Когда она и выжившие Клинки искали во владении Предел древний храм. А предварительно отправилась в Маркарт, где все и завертелось ( детектив и побег из тюрьмы).

Или например квест по поиску маньяка в Виндхельме. Вот догадайтесь, что ее туда привело?
Ее послал с посланием ярл Балгруф, который отказывается от того. чтобы помогать Ульфрику. И топор он посылает с Банрион, потому что она - тан Вайтрана, Не просто громкое словцо как в игре, а ответственность. Причем послал не одну, как в игре, а с эскортом, что по-реалистичному. А пока Ульфрик отсутствовал в городе ( ибо тут не игра, и он не приклеен к локации), она проводила расследование.


Даэдрические квестики в фике тоже есть, но так как автор пишет историю, а не летсплей, их тут не слишком много. И описаны они в том стиле, что коли ты попал в зону интересов Князей, просто так не отвертишься. Причем последствия от общения с ними, описаны весьма интересно.
Ручей впадал в махонькое озерцо, не больше десятка локтей в поперечнике, а возле него щипал траву огромный снежно-белый олень. Благодаря своему окрасу, бык так резко выделялся на фоне молодой зелени, что должен был казаться чуждым лесу, но почему-то выходило наоборот – ничего более гармоничного Банри видеть не доводилось.

Через секунду восхищение сменилось тоской. Если где-то в местных лесах и есть животное, посвященное Хирсину, то оно прямо здесь. А значит, его придется убить. Сначала Банри едва не отступилась от своей затеи, но потом, вспомнив о проклятом кольце, медленно, чтобы не спугнуть животное, опустилась на колени и осторожно приготовила лук, старясь не шуметь и не делать резких движений.

Оттянув тетиву до уха, она тщательно прицелилась – уж если бедняге и суждено умереть от ее руки, то пусть хоть это будет быстро и как можно менее болезненно – и спустила стрелу.

Олень вскрикнул и завалился на бок. Банри выждала, сидя на траве, и приблизилась к телу.

Зверь был мертв – остекленевшие карие глаза смотрели в никуда. Банри вздохнула. Стрела торчала между ребрами, она была уверена, что попала точно в сердце. Ухватив древко, Банри с силой потянула, и окровавленный наконечник выскользнул из туши. Вытерев его обрывком тряпки, она сунула стрелу обратно в колчан и со страхом и надеждой посмотрела на тело.

Ничего не происходило.

– Ну и что дальше? – спросила она у мертвого рогача. – Я что, зря тебя убила? Проклятый Синдинг! «Найди зверя, убей его и Владыка Охоты улыбнется тебе». Тьфу!

Она опустилась на колени рядом с холодеющей тушей, нервно крутя на пальце кольцо, полученное от оборотня. Может быть, нужно было что-то еще сделать, чтобы призвать Хирсина, помимо убийства животного, но Синдинг ничего об этом не говорил. Возможно, сам не знал. Или зверь был не тот, но об этом даже думать не хотелось.

Банри с тоской коснулась белесой шерсти и перевела взгляд на небо. В лесу темнело рано, да и месяц Руки Дождя хоть и выдался мягким, особенно для северной страны, теплыми ночами не баловал, несмотря на травяной покров, устилавший землю, и молоденькие листики, проклюнувшиеся из почек.

Делать нечего, видимо, придется заночевать рядом с мертвым оленем. Банри оставила пожитки рядом с телом и решила собрать мелкого валежника для костра, когда почувствовала позади себя движение. Она резко повернулась и едва не уперлась носом в оленью морду.

Это был убитый ею олень, совершенно точно, даже кончик рога был отломан, так же как и у покойного, вот только был он не белым, а прозрачным – сквозь туловище явственно просвечивали трава и мертвый белый зверь на ней – да еще светился чистым голубым светом.

– Привет, охотник.

Привидение не шевелило губами, просто смотрело, но Банри слышала голос. Не ушами и даже не в голове, как это бывает с отмеченными Шеогоратом, а всем телом, каждой его костью, каждой каплей крови, каждой чешуйкой кожи. Как ни странно, звучал – или ощущался – этот голос весьма дружелюбно.

Банри облизала губы и выпалила:

– Ты не злишься на меня?

– За что?

Веселое удивление в голосе окончательно сбило ее с толку. Банри скользнула взглядом по телу, покоящемуся под призрачными копытами и глупо сказала:

– Я же, вроде, тебя убила? Да… точно убила!

– И очень умело, – одобрило привидение. – Я уже давно за тобой наблюдаю.

Он на секунду исчез из виду, и Банри показалось, что вокруг нее пронесся вихрь, не теплый и не холодный – странный. Она моргнула и вздрогнула – призрачный олень вновь стоял прямо перед ней, заглядывая в лицо.

– У тебя есть дар хорошего охотника. Ты можешь даже стать моим избранным. Возможно.

– Ты Хирсин? – выдавила Банри.

– Я – дух охоты, – прошелестел призрак, – я – лишь тень славного ловчего, которого вы зовете Хирсином.

Банри облизала пересохшие губы и подняла руку с сувениром Синдинга.

– Ты снимешь свое проклятье с этого кольца? Ну или хотя бы сними его с моего пальца. Пожалуйста.

Олень наклонил голову.

– Я могу подумать об этом. Но сначала послужи мне во славу мою. – Он прошел мимо и повернулся мордой на северо-запад. – Тот, кто украл его, бежал туда, где мыслит себя в безопасности. Как медведь, что бежит от охотника на дерево, но лишь загоняет себя в ловушку. Найди этого беглого оборотня. Сними с него шкуру и принеси мне в жертву.

Банри замотала головой.

– Он не сделал мне ничего дурного. Я не буду его убивать.

В то же мгновение она почувствовала неодобрение Духа Охоты. Она испугалась, решив, что тень даэдрота разгневалась на нее за непослушание, но причина была другой.

– На охоте нет места мщению, – объявил призрак, недовольный ее непонятливостью. – Я ищу не мести, но кровавого следа живой охоты. Если ты не желаешь, другие с радостью примут мой дар.

Силуэт зверя побледнел, а потом и вовсе исчез, оставив Банри одну в сгущающихся сумерках над мертвым телом белого оленя.

– Они найдут его, пока ты ждешь, – шепнул дух напоследок. – Выбирай.

– Стой! – завопила она, опомнившись. – Как мне найти его?! Где твоя охота проходит?!

Никто ей не ответил. С трудом сдерживая слезы, Банри наклонилась за своими пожитками, все еще лежавшими возле туши, когда видение места проведения охоты настигло ее и едва не заставило свалиться ничком. Она потрясла головой, вдела руки в лямки рюкзака, пристроила на прежнее место лук и колчан со стрелами и повернулась лицом на северо-запад, куда раньше смотрел призрачный олень.

Теперь она точно знала, куда идти.

Если в игре мы просто болтали с Князьями, то в игре хорошо описано, какие они вызывают ощущения. То же самое кстати и с процессом поглощения драконьих душ.

А теперь я спою серенаду тому, что мне больше всего нравится. Все персонажи -живые. Ярл Балгруф ведет себя как ярл ( будет в фике прикольный момент, когда он привезет на праздники в город бочки с пряным вином). Клинки - не самые может приятные, но живущие по своим понятиям. И самое главное - снова будет сравнение - функциональные персонажи живые и деятельные.
Пес Барбас, питомец Клавикуса Вайла, будет не просто сопровождать героиню, но разговоры за жизнь вести.
Босмер Фендал как хороший друг, будет стараться помочь ( узнаете в чем).
Наемный маг Маркурио продемонстрирует дугу характера.
Помните идиотскую Лидию, из фика про Тапка? Здесь это личность, и весьма неплохая.
И даже появившийся на миг Цицерон будет описан хорошо и живо, как живой персонаж, а не набор скриптов и программного кода.

Ну и главная героиня хороша. Это живой. полноценный персонаж, со своей шкалой ценностей, с биографией и системой ценностей. И если я буду перебирать фики про разных Довакинов, ее я не перепутаю с кем-то, в отличии от дуных попаданцев и попаданок, которые во многом копируют друг-дружку.

Спросите как тут экшн? Четыре из шести, автор пишет хорошо, без провисаний, качественно чередуя описания, диалоги и бои.Конечно можно было и лучше, но не будем требовать слишком много.

И да, у фика открытый финал, что мне особенно понравилось. ГШлавная героиня может после всего случившегося заживет мирно и спокойно. А может ее убью враги, которые тоже имеются. А может автор напишет новую историю, ведь противостояние с Алдуином - не единственный возможный эпик.

Подводя итоги - фик хороший, будет интересен и тем, кто в игру не играл. А это ИМХО, достоинство.


Ах да, есть еще и мини-история из прошлого гг https://ficbook.net/readfic/3337159


***

В качестве бонуса - рассказик про то, как некая мадам спуталась с Сангвином, Княхем разгула, бухла и удовольствий Кутила и божественное похмелье https://ficbook.net/readfic/8611298 .Повествование стилизовано под внутриигровую художественную литературу

Всем спасибо за внимание. Будьте здоровы https://www.youtube.com/watch?v=VXFPPUU9AZQ&list=RDMMrfouqNtKtoQ&index=21

#дети_кукурузы #длиннопост #мультифандом #фикопанорама
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 24

кукурузник
Первая часть https://fanfics.me/message401369

После казни Тапок и компания, решили пообщаться с окружающими. Поговорили ( идет копипаста канона), и отдали амулет Талоса ( который сняли с тела Роггвира) семье казненного.

Устроились в таверне.
— Уважаемый Корпул, не могли бы вы сделать доброе дело?

— Какое именно? — напрягся Винний.

— Не могли бы вы приютить в своей великолепной таверне этого замечательного паренька? — я кивнул на Блеза и немного подтолкнул того вперед. — Он с удовольствием займется мелкими поручениями, может помогать по хозяйству или на кухне, а взамен пареньку нужна всего лишь койка и нормальное питание. Мы его обязательно заберем, но сейчас наш путь лежит… — я тяжело вздохнул и многозначительно посмотрел на трактирщика, — в очень далекие и опасные места, и тащить туда ребенка… Сами понимаете… Уверяю, с Блезом не будет никаких хлопом, он смышленый и самостоятельный парень.

Корпул придирчиво осмотрел мальчишку, разве что зубы не проверил.

— Точно не набедокурит? — с опаской спросил он.

— Точно, — улыбнулся я, молясь про себя, чтобы Блез оказался «смышленым и самостоятельным».

— Хорошо, — вздохнул Винний. — Дам мальчику кров и работу. В конце концов, людям нужно помогать, а уж детям… тем более.

— Вы абсолютно правы, уважаемый, — кивнул я.

Трактирщик подозвал одного из поварят и велел устроить Блеза и подыскать ему занятие.

— Спасибо вам огромное, — с чувством произнес я. — Мы в долгу не останемся.


Ну хоть так.

Потом Тапок пообщался с Малборном, связным Дельфины.
Насытившись, мы немного отдохнули, слушая пение Лизетты, а потом я заметил сидящего за угловым столиком лесного эльфа.

— Малборн? — эльф вздрогнул и поднял глаза.

— Да, — ответил он.

— Я от нашей общей знакомой.

— Правда? — удивился эльф. — Её выбор пал на тебя? Надеюсь, она знает, что делает. Значит, так. Я могу пронести для тебя кое-что внутрь посольства. Даже не пытайся пронести с собой еще что-нибудь. У талморских стражников нюх на это. Дай мне то, без чего не сможешь обойтись… — я сразу представил Лидию, Дженассу и Бьора, упакованных в рюкзак и хмыкнул. — … и я пронесу это в посольство. Остальное за тобой. В общем, если хочешь остаться в живых, то тебе нужно что-то, чтобы тихо ходить и быстро убивать, — ну, точно, надо своих брать. Тихо ходить они не умеют, а вот быстро убивать — запросто.

— Понял, — ответил я. — Теперь дело за Дельфиной. Как только она узнает дату приема и достанет приглашение, я сразу же найду тебя и отдам все необходимое.

— Хорошо, — кивнул Малборн. — Найти меня можно здесь, в «Смеющейся крысе».

— Ты постоянно, что ли, тут зависаешь? — удивился я.

— Ну, не постоянно, но большую часть времени, — ответил эльф и поднял стакан с медом, давая понять, что разговор окончен. Я пожал плечами и вернулся за свой столик.

— Ну, какие планы? — спросила Лидия.

— Хочу прогуляться в «Ароматы Анжелины», — сказал я. — Это алхимическая лавка, одна из самых крупных в Скайриме.


В Солитьюде повествование делается скучным, и дело в том, что в текст обильно полезли нормальные реакции, которым в тексте раньше места не было.

В «Ароматах Анжелины» царил полумрак и приятно пахло травами. За стойкой мы обнаружили бретонку средних лет, очевидно, хозяйку магазина. Я сразу же начал рассматривать ингредиенты, а Лидия завела с дамой неспешный разговор.

— Добрый день, — вежливо поздоровалась моя спутница.

— Добрый, — кивнула торговка. — Я — Анжелина Моррар, держу алхимическую лавку. Раньше это был магазин духов, но теперь, в условиях войны… — она тяжело вздохнула. — Кому нужны все эти запахи? Вот, пришлось перейти на торговлю зельями и ингредиентами. У меня иной раз не только искатели приключений закупаются, такие вот как вы, — бретонка окинула нас внимательным взглядом и понимающе улыбнулась. — Порой из Мрачного замка заказы приходят.

— Доброе дело делаете, — серьезно сказала Лидия. — Что может быть благороднее, чем помочь раненому солдату или просто страдающему человеку?

— Вы правы, вы правы, — закивала Анжелина. — Ох, да что это я? Совсем заболталась. Приглянулось вам что-нибудь? У меня есть довольно редкие ингредиенты для зелий, да и снадобья неплохие имеются.

Я взял парочку зелий, восстанавливающих магию, и по несколько штук на сопротивление различным стихиям. Прикупил еще ингредиентов для «Антикомарина» и взял несколько сушеных ушей фалмера и пальцев великана. Знаете, не очень хочется отпиливать гуманоидам части тела, если они вдруг срочно потребуются для какого-нибудь сложного зелья. Нет, я не брезгливый, просто фалмеры меня пугают до усрачки еще со времен игры. Именно из-за них я ненавидел двемерские руины. А уж Черный Предел был моим самым страшным кошмаром. А ведь там еще и корусы. Б-р-р… А великанов просто жалко.

В общем, мы остались вполне довольны друг другом: я покупками, а хозяйка — изрядно потяжелевшим кошелем.

— Скажите, молодые люди, вы ведь путешественники? — обратилась к нам Анжелина.

Мы с Лидией переглянулись.

— Ну, можно и так сказать, — ответил я.

— А не бывали ли вы случайно в Вайтране? Я понимаю, что это очень далеко от Солитьюда, но все же…

— Бывали, — улыбнулась Лидия. — Более того, мы к вам практически из Вайтрана и прибыли.

— Ой, как замечательно! — всплеснула руками Моррар. — Тогда вы наверняка знаете мою девочку, — и она с надеждой посмотрела на нас.
— А как зовут вашу дочь? — спросила Лидия.

— Фира Моррар, — вздохнула бретонка. — Она вступила в Имперский легион и ее отправили в Вайтран. Я очень давно не получала от дочери вестей, а капитан Алдис… он славный, но все время отвечает, что ничем не может мне помочь. Так вы не видели мою Фиру?

— Нет, извините, — Лидия виновато развела руками. — Но если хотите, мы можем попытаться что-нибудь разузнать у капитана.

— Я была бы вам очень благодарна, — закивала Анжелина.

Мы с Лидией упаковали покупки и вышли на улицу.

— Ну и где нам искать этого капитана? — спросила нордка и начала пристально вглядываться в ближайшие улицы, словно надеялась углядеть там Алдиса.

— Не нужно нам никого искать, — буркнул я.

— Мы даже не попытаемся ничего разузнать про дочку этой милой женщины? — расстроилась Лидия.

— Не надо ничего узнавать, — мрачно ответил я. — Я хорошо помню этот квест…

— Что ты помнишь? — удивилась девушка.

— Знаю, что с Фирой случилось, — поправился я. — Ее отправили в Вайтран, где шли жестокие бои. Легату срочно потребовались разведданные, и он послал отряд, в который входила и рядовая Моррар. Они напоролись на засаду и погибли в неравном бою с превосходящими силами противника. Не выжил никто.

— Ой, — Лидия прижала ладонь ко рту. — Так девочка погибла, да?

— Какая ты догадливая, — проворчал я. — Да, погибла. Теперь надо как-то сказать об этом ее матери.

— Нет ничего хуже неизвестности, — заявила нордка, схватила меня за руку и потащила обратно в лавку.

Анжелина очень удивилась, увидев нас на пороге своего магазина.

— Вы передумали мне помогать? — грустно спросила она.

— Нет-нет, — заторопилась Лидия. — Мы все узнали.

— Как же вы так быстро? — изумилась Моррар.

— Да вышли из лавки и буквально нос к носу столкнулись с капитаном Алдисом, — быстро соврал я. — Наверное, он шел к вам.

— Может быть, — кивнула бретонка. — И что же капитан вам сказал?

Мы с Лидией переглянулись.

— Понимаете… — начал я. — Как бы это сказать-то… В общем…

— Фира погибла, — выпалила Лидия. — Мы соболезнуем вашей утрате.

— А я ведь говорила… Говорила ей, что Имперская Армия её погубит. Это война Ярлов и Имперских генералов, простым людям она ни к чему. Но она и слушать не хотела, — тихо сказала Анжелина. — Как это произошло капитан не сказал?

Я быстро поведал Моррар все, что знал, и она покачала головой.

— Благодарить вас не буду, все-таки новость вы мне принесли страшную. Смелость оценила: вы не побоялись открыть несчастной матери правду. А сейчас ступайте, мне нужно побыть одной.

Мы не прощаясь вышли из лавки.

— Бедняжка, — сказала Лидия. — Врагу такого горя не пожелаю.

— Идет война, — тихо ответил я, — и таких Фир будут еще сотни и тысячи.


Простенький квестик, быстрое решение, и капелькачеловеческих чувств. Все вроде бы здорово, но страшно опоздало. Когдая этот фик только увидел, и малость почитал, до дальше момента ссыном Балгруфа не продвинулся. И я думаю что не только я. А значит до душевных и хороших реакций Тапка, обычный читатель не дочитает.

(Отдельно удивляет то, что он ингредиенты для зелий только покупает, хотя казалось бы, на привалах можно было собрать каких-нибудь трав.)

И да, квесты к ним буквально липнут.
— Скажите, а это вино делается по какому-то особому рецепту?

— Да, по тайному семейному рецепту. Единственное доброе дело, которое сделал мой отец Октав. Рецепт настолько хорош, что в Скайриме никто даже не пытается его воспроизвести, — гордо ответила женщина. — Таким путникам, как вы, просто необходимо хорошенечко разогреть кровь.

— Да уж, — улыбнулся я. — Выпить в такой вечер явно не помешает.

— А может быть, — нордка с надеждой посмотрела на меня, — найдешь пару минут и сбегаешь в порт по моему поручению?

Я мысленно застонал. Черт, черт, черт! Совсем забыл про этот дурацкий квест!

— А что случилось, уважаемая? — вежливо поинтересовалась Лидия, и у меня возникло сильное желание удавить собственного хускарла.

— Меня зовут Иветта Сан, — начала нордка, — и я занимаюсь производством домашнего вина со специями по тайному семейному рецепту. Но Восточная имперская компания задержала партию специй, принадлежащих мне, и работа встала. Мне нужен человек, который бы убедил их снять арест, — и она внимательно посмотрела на Лидию.

Та закусила губу, а я украдкой потрогал собственный лоб. Странно, все нормально. А я был практически уверен в том, что надпись: «Лох. Бегаю по поручениям для всего Скайрима» светится там яркими красными буквами.

— Ладно, мы попробуем, — заявила вдруг Лидия. — Только уже завтра, а то вон смеркаться начало.

— Конечно, конечно, — закивала головой Иветта. — Я вас не тороплю. Меня всегда можно найти за этим прилавком.

Мы распрощались с торговкой и направились к «Смеющейся крысе».

— Лид, ты понимаешь, что Восточная имперская компания — серьезное предприятие? — я шел спиной вперед, грозно уставившись на нордку и размахивая руками не хуже ветряной мельницы. — Как ты собралась их убеждать? Сказать «Иветта хорошая, у нее вкусное вино, отдайте ей специи?» Фиг там! Не выйдет! — Лидия смущенно молчала. — Или что? По репе настучишь, если они откажутся снять арест?

— А и настучу! — с вызовом ответила девушка. — С мечом я обращаюсь неплохо, тебе ли не знать? А людям надо помогать!

Я вздохнул и замолчал. Вот в этом вся Лидка. Помогать, и хоть ты тресни. Нет, я тоже люблю помогать, но все должно быть в разумных пределах. В этой задумчивой тишине мы и добрались до таверны.


Ойне ври, не ври гнида. Когда это ты был рад помогать? Всегда жлоб жуткий, все помнят, как ты с девушки за свои досужие рассуждения 50 септимов запросил, или как ты над паломниками издевался. Никакой доброты и желания помогать, и у Лидии твоей тоже. Два персонажа, которых адово шатает из парадигмы в парадигму, то значит над всеми издеваются, а тут вдруг стали альтруистами. Так не бывает, обычно у человека есть устоявшийся образ мысли, некие стандарты поведения. И когда человек то такой, то такой - это либо он псих, либо создатель не умеет в характеры.

И на этом глава заканчивается. Скоро финал, и мы к Тапку больше не вернемся.

И для настроения всем https://www.youtube.com/watch?v=W4mD0yJ-s5Q&list=RDGMEMJQXQAmqrnmK1SEjY_rKBGAVM3PXzgXBRM_k&index=26

#дети_кукурузы #фикопанорама #мат_сапожника #длиннопост #мультифандом
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 9 комментариев

кукурузник
Хальве!

Я вот думал, почему же первую часть Рэмбо не пустили в советский кинопрокат, хотя там все было в масть нашей пропаганды? Тут тебе и произвол заграничных ментов, и ужасы капитализма, когда ветеран делается бомжом, и все такое. И сравнительно недавно я узнал, что в худсоветах люди порешали, что для советского человека лента была слишком кровавой, плюс на дворе был 1982, из Афгана уже свои вояки возвращались, не понимавшие, чего мы там делаем. Вот и решили, что фильм этот показывать не надо, еще плохому научит (как было с Фантомасом).

А я продолжу обозревать фик История одного попаданца - I. Скайрим. Часть 1. Довакинство и магия., и уже глава 16.

Муторный фрагмент как они едут до Ривервуда. я пожалуй скипну. Скипну и то, как он прибарахлился в Ривервуде, перейдем к Дельфине.
Я поднялся с лавки, одернул мантию, пригладил вихры и решительно зашагал по направлению к подметающей Дельфине.

— Добрый вечер, — произнес я, проникновенно глядя на женщину. — Скажите, а здесь живет Эдита Пьеха? *

Бретонка в изумлении уставилась на меня, а потом в ее глазах промелькнуло узнавание.

— Ты… — выплюнула она, поднимая метлу и надвигаясь на меня. — Что ты здесь делаешь? Зачем за мной следишь? Кто тебя послал? Талмор? Отвечай! — и женщина, не долго думая, замахнулась метлой.

Ни фига себе прием! Такой прыти я от Дельфины не ожидал, поэтому не успел увернуться, и рукоятка метлы пребольно треснула меня по плечу. В следующую секунду бретонка уже лежала на не очень чистом полу «Спящего великана», а на ее спине удобно устроилась Дженасса. Бьорлам принялся успокаивать завсегдатаев, которые заволновались и повскакивали со своих мест, явно намереваясь встать на защиту «клячи в передничке». Его спокойный тон и недвусмысленно торчащий из-за спины двуручник сделали свое дело: наше общение с бретонкой не переросло-таки в массовое побоище. Подошедшая Лидия сначала удостоверилась, что со мной все в порядке, а потом присела перед хозяйкой таверны на корточки.

— Слушай меня, — прошипела она, и мне стало не по себе. Такой злой я Лидию еще не видел. — Если с его головы, — кивок в мою сторону, — упадет хотя бы один волосок, я тебя собственноручно удавлю, а потом скормлю ручным волчатам Кодлака, — я так и не понял, кого нордка имела в виду: членов Круга, или трех настоящих волков, обитающих в Йоррваскре. — Или у тебя в запасе имеется еще пара-тройка Довакинов?

Глаза Дельфины расширились.

— Довакин? — прокряхтела она. — Ты — Довакин?

— Ага, — гаденько хихикнул я. — Сюрпри-и-из! Джен, слезь с дамы, а то задавишь ненароком, а она нам еще пригодится.

Наемница неохотно поднялась, но меч в ножны убирать не стала. Правильно, бдительность — наше все!

Дельфина встала с пола, отряхнулась, подняла свою боевую метлу и снова уставилась на меня.
— Почему пароль не назвал? — недовольно спросила она. — Откуда мне было знать, что ты Довакин?

Почему, почему? Потому! Я что, виноват, что мне в голову сразу же пришел анекдот про Штирлица? И вообще, все эти шпионские игры… детский сад какой-то. Не проще было сразу записку показать? К чему все эти пароли про чердаки?

— Мы хотим снять комнату на чердаке, — отчетливо произнес я, глядя на хозяйку таверны.

— Комнат на чердаке у нас нет, зато левая дальняя свободна, — нахмурившись, ответила Дельфина. — Иди туда, а я скоро подойду.

— Ой, давай обойдемся без этой вот конспирации, ладно? — отмахнулся я. — Мы сейчас устроимся и через пятнадцать минут будем в твоей тайной комнате, вход в которую спрятан в шкафу за фальшпанелью.

Дельфина напряглась.

— Откуда ты знаешь про тайную комнату? — спросила она, окидывая нашу компанию подозрительным взглядом.

— Я — Довакин, мне по долгу службы положено, — туманно ответил я. — Все, жди, мы скоро будем.


Так, теперь в ход пошли бородатые советские анекдоты. Ну и Дельфина разумеется совершенно не в образе.Она ведь параноик, но не до такой же степени. Мало ли кто кого ищет, ответила бы,что Пьехи нет.
Правда тогда бы Лидия себя не проявила.

— Итак, ты Довакин… — начала хозяйка таверны. — Неожиданно, очень неожиданно.

— А какая, собственно, разница? — спросил я. — Или тебе рожа моя не нравится?

— Да нет, — замялась Дельфина. — Просто на месте Драконорожденного я бы предпочла увидеть…

— …двухметрового качка с рельефными мышцами и лицом, не обезображенным интеллектом, который бы с обожанием смотрел тебе в рот и ловил каждое слово? — закончил я мысль бретонки.

— Нет, нет, — та подняла руки в успокаивающем жесте. — Просто, судя по твоему виду, ты — маг, а я бы предпочла крепкого воина-норда, который умеет обращаться с оружием и может за себя постоять.

— А я в качестве воина-норда тебя не устраиваю? — угрожающе спросила Лидия. — Или Бьорлам? А Дженасса, хоть и не нордка, зато мастер двуручного боя. И каждый из нас будет защищать Влада до последнего.

— Просто толпа, путешествующая по Скайриму, привлекает гораздо больше внимания, нежели одиночка, — объяснила Дельфина. — А компания у вас весьма колоритная.

Я тихонько хмыкнул. Колоритная! Это с нами еще Карджо нет, вот где колорит-то будет! Останется только Деркитуса** из Черного Брода завербовать, и все: походный зоопарк в сборе!

— Ладно, мы тебя поняли, — произнес я. — Постараемся города не взрывать и талморцев пачками не мочить, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания…

— Кстати, о талморцах, — вскинулась бретонка. — Имейте в виду, они вас вниманием не обойдут. Особенно когда станет известно, что один из вас — Довакин.

— Учтем, — кивнул я. — А теперь перейдем к делу.

Дельфина оперлась о стол, на котором лежала карта драконьих захоронений (кстати, надо бы свистнуть), и задумчиво посмотрела на нас с Лидией.

— Значит, Седобородые считают тебя Довакином…

— Что значит «считают»? — возмутилась Лидия. — Влад и есть Довакин!

— Это еще надо проверить, — заявила трактирщица. — Может, Довакин, а, может, и нет.

Глаза у нордки потемнели, и я понял, что скоро грянет буря.

— Так, дамы, спокойно, — произнес я. — Обойдемся без мордобития. Скажи, Дельфина, а какого хрена ты забрала рог из Устенгрева, а? — нет, ответ на этот вопрос я, естественно, знал, но надо же было немного соблюсти канон. — И, да, рог на базу!

Бретонка протянула мне артефакт, и я осторожно взял его в руки. К-х-м… Рог как рог, ничего необычного. Может, подудеть?

— Прежде всего осторожность и осмотрительность. Всюду шпионы Талмора! — ну, о том, что у Дельфины тяжелая степень паранойи, я знал уже давно. — Нужно было убедиться, что это не ловушка. Поверь, я тебе не враг, — и трактирщица мрачно посмотрела на меня. — Я хочу помочь. Просто послушай и не перебивай.

Я выжидательно уставился на Дельфину. Та тяжело вздохнула.

— Как и было написано в записке, я слышала, что ты, может быть, Драконорожденный. Довакин. А я — член ордена, который искал тебя… вернее, кого-то, вроде тебя… уже очень давно. Если ты, конечно, и вправду Довакин. Прежде чем я расскажу тебе больше, я должна убедиться, что тебе можно доверять.

— Интересно получается, — протянула Лидия, поигрывая мечом. — То есть, ТЫ должна убедиться, что НАМ можно доверять? А как НАМ понять, что ты… к-х-м… — и нордка закашлялась.

— Если вы не доверяете мне, то зачем вообще пришли сюда? — с вызовом спросила Дельфина.

— Зачем-зачем… — проворчал я. — Кормят у вас тут вкусно, вот зачем. Забрала рог, а мы катайся туда-сюда до Морфала и обратно. А ты вообще в курсе, что бензин подорожал?

Трактирщица непонимающе уставилась на меня.

— Проехали, — я махнул рукой. — То есть, таким способом ты хотела выманить Довакина, так?

— Да, — кивнула Дельфина. — Я знала, что Седобородые пошлют тебя в Устенгрев, если подумают, что ты Довакин. Они очень предсказуемы. Увидев тебя здесь, я поняла, что тебя прислали Седобородые, а не талморцы.

— Увидев меня здесь, ты тут же врезала мне метлой, — буркнул я, потирая ушибленное плечо. — Да еще и обзывалась!

— Сам виноват, — парировала бретонка. — Сказал бы пароль, проблем бы не было. Тем более, наша первая встреча у Фаренгара закончилась не совсем… по-дружески.

— Это еще мягко сказано, — хмыкнул я.

— Давайте ближе к делу, время уже позднее, — не выдержала Лидия. — Быстро говори, зачем тебе Довакин, а дальше уже будем решать, что делать.

— Мы помним то, что многие забыли, — торжественно произнесла бретонка. — Драконорожденные — совершенные драконоборцы. Только они могут окончательно убить дракона, поглотив его душу. Что? — она повернулась ко мне и прищурилась. — Сможешь поглотить душу дракона… Довакин?

— Да запросто, — я пожал плечами. — Говно вопрос.

— Это хорошо, — слабо улыбнулась Дельфина. — Это очень хорошо. И еще одно: мы с талморцами очень давние враги, и если мои подозрения верны, они как-то связаны с возвращением драконов. Но сейчас это не важно. Важно то, что ты, может быть, и есть Довакин.

Я тяжело вздохнул. Шпарит прямо как в игре. Слово в слово.

— Ты чего-то недоговариваешь, трактирщица, — Лидия с вызовом посмотрела на Дельфину. Стоп-стоп, это же моя фраза!

— Драконы не возвращаются, — тихо произнесла бретонка. — Они просто оживают. Они никуда не уходили, они были мертвы, убиты сотни лет назад моими предшественниками. Теперь что-то вызывает драконов обратно к жизни. И ты, Довакин, поможешь мне положить этому конец.
Я открыл было рот, чтобы возразить, но меня в который уже раз опередила Лидия.

— Бред какой-то, — поморщилась она. — Ты понимаешь, насколько дико все это звучит?

Та-ак. Похоже, мы с нордкой поменялись ролями. Она спрашивает, а я тихо стою в сторонке, изображая из себя предмет мебели.

— Ха! — горько рассмеялась Дельфина. — Несколько лет назад я почти то же самое сказала своему коллеге. Что ж, он был прав, а я — нет.

— Что еще за коллега? — вскинулась Лидия.

— Потом расскажу, — шепнул я ей на ухо. — Не отвлекайся.

— И почему вы с коллегой, — нордка выделила последнее слово, — думаете, что драконы возвращаются к жизни?

— Мы не думаем, мы знаем, — твердо ответила трактирщица. — Я ходила на древние могильные курганы — они опустели. И я догадалась, кто и где следующим пробудится к жизни. Мы пойдем туда, и Довакин убьет этого дракона. Если у нас все получится, я расскажу вам все, что вы захотите узнать.

— Погоди-ка, — ласково проговорила Лидия. — Мы пойдем, и Влад убьет? Я правильно тебя поняла?

— Я имела в виду, — заторопилась Дельфина, — что Влад поглотит душу дракона. То есть, убьет его окончательно. А до этого мы все будем ему помогать.

— Вот спасибо, — проворчал я. — Мне будут помогать. Радость-то какая!

Лидия бросила на меня недовольный взгляд. Ну вот, дохрюкался: уже собственному хускарлу мешаю.

— Ладно, куда едем? — деловито спросила нордка.

— Роща Кин, — бретонка облегченно выдохнула. Или мне только показалось? — Там есть древний драконий могильный курган. Если мы доберемся туда раньше, чем это случится, возможно, мы узнаем, как их остановить.

— Выезжаем завтра утром, — решила Лидия. — Ты с нами?

— Нет, — Дельфина покачала головой. — Я доберусь своим ходом.

Похоже, мое мнение тут никого не интересует. Ну, и ладно, и хрен с ними!

— А ты чего встал? — нордка повернулась в мою сторону. — Иди умывайся и в кровать!


А тут автор взял, и вкорячил канонный диалог, где фразы игрока достались Лидии. От подобного я обалдел, но быстро припомнил с чем имеем дело.

Таким образом, всему отряду дана новая цель, ехать-двигать в Рощу Кин. И тут удивительно, что Дельфинапрямо как по игре, дает выбор, вместе до пункта назначения двигать, или раздельно. Что-то мне подсказывает,что будь тут подобие реализма, Дельфина цапнула бы довакина. приковала к себе, и повезла.Кстати, в одном годном фике она что-то подобное и сделала.

Когда они добрались до Рощи Кин, оказалось что Дельфина уже там, и разбила палаточный лагерь.возле драконьего кургана. И они будут ждать оживления дракона.

И дождались.
На севере, там, где тянулись вверх, к небу, небольшие серые скалы, висел над могильным курганом огромный черный дракон. Алдуин собственной персоной.

— Салокнир! Зил гро дова улсе! — грохотал над Истмарком его голос.

— Это чего было? — подскочившая Дженасса посмотрела на меня так, словно я и был Алдуином.

— Да вот, — пожал я плечами. — Собрата оживляет.

— Кто? — не поняла данмерка.

— Да Алдуин, кто же еще? — с раздражением ответил я.

— Слен тид во! — громко возвестил Пожиратель Мира, и земля под нашими ногами ощутимо качнулась.

— Чего встали-то? — я накинул капюшон и быстрым шагом направился в ту сторону, где в начавшем стремительно светлеть осеннем небе виднелся громадный черный силуэт.

Дельфина была уже там, она сидела за камнями и наблюдала за происходящими событиями, крепко сжимая в руке меч. Я присел рядом и посмотрел на Алдуина. Сзади пыхтели Бьорлам, Дженасса и Лидия.

— Лорхановы глаза! Ты посмотри на эту громадину! Пригнитесь, посмотрим, что он натворит, — прошептала бретонка.

Над могильным курганом вырастал столб серо-фиолетового марева. Пожиратель Мира хлопал огромными крыльями, и поднимающийся ветер трепал одежду и волосы. Внезапно раздался громкий треск. Каменное покрытие могильника начало ломаться, огромные булыжники откалывались и разлетались в разные стороны.

— Твою ж дивизию, — буркнул я. — Народ, осторожнее, зашибет еще.

И тут из кургана вылез… скелет. Большой драконий скелет, он как будто стряхнул с себя слой земли, под которым был погребен, расправил крылья и прямо на наших глазах начал обрастать плотью.

— А это еще что? — ошарашенно произнесла Дженасса.

— Не «что», а «кто», — хмыкнул я. — Знакомьтесь, Салокнир собственной персоной. Впрочем, он сейчас сам представится.

Дракон поднялся на несколько метров над землей и огляделся.

— Я Салокнир! Услышь мой Голос и задрожи! — проревел он.

— Валим? — деловито спросила Лидия, доставая лук.

— Конечно, валим, — кивнул я и приготовил «Удар бури».

Бьорлам хмыкнул и вытащил меч. Ну, правильно, рано или поздно этот гаденыш все равно приземлится, и тогда получит эбонитовым двуручником по роже.

— Господин мой Алдуин требует твоей смерти! Я с радостью исполню его волю, — дракон распахнул пасть, и оттуда вырвался ледяной вихрь. Маленькие колючие осколки впивались в лицо и застревали в волосах. У меня сразу сперло дыхание, и я закашлялся.

— Вот гад! — прохрипела Дженасса. — Бьорлам, доставай арбалет! Не попадешь, так хоть попугаешь.


Впереди у них битва с драконом, ая даю отбивку. Чтобы как в сериалах, на самом интересном моменте " продолжение следует".

Впрочем я думаю многим стало жаль Дельфину. как и всех, над кем самоутверждается Тапок. Хотя в каноне это тетенька не самая приятная, она такого обращения не заслуживает.

Ну что, граждане, Лидия хоть немного оформилась как личность, или все еще фанера?

#дети_кукурузы #длиннопост #мультифандом #мат_сапожника #фикопанорама
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев

Элоиза
#I_need_help
#мультифандом
#фандомостроение
#The_Amazing_World_of_Gumball

Маюсь дурью))) Уже полтора месяца, как подсела на этот прикольный мульт) Если кто-то ещё обожает сего несносного голубого котяру, с удовольствием приму помощь в работе над фандомом
Заранее спасибо!

кукурузник
Первая часть тут https://fanfics.me/message399928

Так как Тапок собирает все возможные квесты, то и квест редгардов он пропустить не мог.
Возле ворот Вайтрана стояли два алик’рских воина и беседовали с патрулем. Я подошел поближе и прислушался.

— Мы разыскиваем одну редгардку, которая, по нашим сведениям, обосновалась в Вайтране, — говорил один.

— За ее поимку полагается щедрое вознаграждение, — вторил другой.

— А насколько щедрое? — вмешался я в беседу.

Алик’рец окинул меня презрительным взглядом.

— Тебе хватит, — процедил он.

Нет, вот говнюк, а? Я, вообще-то, собирался сдать Садию со всеми потрохами, но после такого… Хрен им, а не редгардка!

— А ты с какой целью интересуешься? — спохватился алик’рский вояка.

— Да так, — и я пожал плечами. — А вдруг встречу? Сразу к вам приведу! Вы где будете ждать?

— Неважно, — и взгляд алик’рца снова стал брезгливо-надменным. — Если будут какие-то сведения, просто подойди к воротам Вайтрана. Тебя найдут.

— Подойду, — пробормотал я, отворачиваясь. — Обязательно подойду. Вы главное ждите, упыри.

Бьорлам непонимающе смотрел то на меня, то на алик’рцев. Я подмигнул вознице.

— Пойдем-ка до «Гарцующей кобылы» прогуляемся.

Норд пожал плечами, мол, пойдем, и зашагал вслед за мной.

***


Садия оказалась такой же психованной, как и в игре. Кинжал, угрозы, брызги слюны изо рта…

— Да успокойся ты! — рявкнул я. — Хватит истерить!

Редгардка ошарашенно замолчала.

— Короче, как я уже сказал, тебя ищут алик’рские воины. Мы завтра уезжаем. Далеко. Можем взять тебя с собой.

— А куда? — подозрительно спросила Садия.

— Мы направляемся в Святилище Великого древа, можем довезти тебя до Черного брода. Это достаточно далеко от Вайтрана, так что от преследователей оторвешься. А оттуда можешь идти, куда душе угодно. Хоть в Виндхельм, хоть в Винтерхолд, хоть на Солстейм.

— А… это… — промямлила редгардка. — Убить Кемату вы не можете?

— Нет уж, — открестился я. — С вашим Хренату отношения выясняйте сами. Мне ваши разборки глубоко по барабану.

— А с вами дальше можно? — Садии явно было не по себе.

— Так мы после этого вернемся в Вайтран, — хохотнул я. — А потом, нас и так уже четверо. Куда мне такая толпа на несчастную, маленькую повозку? Так что, согласна?

— Согласна, — обреченно вздохнула редгардка. Деваться ей действительно было некуда.

— Отлично, — обрадовался я. — Тогда собирайся, а завтра в восемь утра встречаемся у городских ворот.


Что любопытно, у героев нормальных фиков, было желание либо не вмешиваться во все это, либо же выяснить, кто врет ( и Садия и Кемату весьма мутные, вон, в интернете даже расследование проводили). А тут Тапок просто влез, без понимания зачем он это делает. И как справедливо опасается коллега Гилвуд Фишер, это похоже на создание гарема.

И снова игровые диалоги переделаны. Имею мнение, что это потому, что автор их процитировать по памяти не может, а искать было лень. Что авторский труд характеризует.

В начале десятого наша компания наконец-то собралась в Доме Теплых ветров. Мы сидели в главном зале и смотрели на потрескивающие в очаге поленья.

— Минуточку внимания, — лениво произнес я. — Завтра мы отправляемся к Святилищу Великого древа. Надо помочь Вайтрану в нелегком деле спасения Златолиста. Я надеюсь, никто не возражает?

Возражений ожидаемо не последовало.

— С нами отправляются еще два человека: некая редгардка Садия, за которой охотятся алик’рские воины и ее надо спасать, и Морис Жондрель, паломник, жаждущий прикоснуться к Великому древу.

Дженасса нахмурилась.

— И зачем нам эти нахлебники? — спросила она.

— Ну, Жондрель будет полезен, — ответил я. — Если мы его, конечно, довезем до Святилища в целости и сохранности. А Садию… просто жалко. Высадим ее в Черном Броде, и все дела.

— Что значит «если довезем»? — спросила Лидия.

— Да он отмороженный, — объяснил я. — Будет с голыми руками бросаться на все, что проявит по отношению к нам хоть малейшую агрессию. За этим типом нужно будет очень внимательно следить. Лидия, справишься?

— Справлюсь, мой тан, — кивнула нордка.

— И прекрати называть меня «мой тан», — поморщился я. — Зови Владом.

— Хорошо, мой тан, — согласилась Лидия. Понятно, перевоспитывать даму бесполезно.

— В случает чего разрешаю приложить его по башке.

— Сделаю, мой тан.

— Вот и отлично, — улыбнулся я.

— А мне ты, значит, не доверяешь? — обиженно протянула Дженасса.

— Это почему? — удивился я.

— Ты поручил этого… как его… Жореля заботам Лидии. Значит, мне не доверяешь, — и данмерка надулась.

— У тебя будет куда более важное задание — защита моей задницы, — захихикал я. — Если паломник двинет кони, ничего страшного не произойдет. Просто с ним в Святилище будет проще. А вот если я окочурюсь… Продолжать?

— Не надо, — улыбнулась Дженасса. Слава богу, не хватало мне только женских истерик.

— Бьор, — я повернулся к вознице. — Скажи, наша телега выдержит такой груз?

— Обижаешь, — прогудел норд. — Она еще и не такое выдержит.

— А лошадь?

— Наш Амулет — просто красавец, — Бьорлам расплылся в довольной улыбке.

— Значит, все в порядке. Все припасы упакованы? Ничего не забыли?

— Все в порядке, — ответила Дженасса. — Не переживай.

— Да вас не проконтролируешь, вы голову забудете, — проворчал я.

— Давайте лучше ужинать, — сказала Лидия. — Я тут похлебку вкусную сварила.

Предложении нордки было принято с неподдельным энтузиазмом. Мы с удовольствием перекусили потрясающей похлебкой, и я довольно улыбнулся. Кажется, у нашей компании появился штатный повар…


А тут мы наблюдаем, как Темная половина ( Тапок) влияет на Джанессу. Впрочем им еще нужно время, чтобы смешаться.

И да, я знаю, что авторская позиция проста, писать как попало, это смешно, это абсурд, это прикольно. Так вот товарищи, я эту речь готовил для своего фика, для персонажа, но вверну ее здесь.
Существует огромная разница, между тем чтобы быть ушибленным настолько смешливым, чтобы от любой хрени заливаться лошадиным ржанием, и тем чтобы уметь смешить людей, сочинять хорошие шутки, и завабвные вещи. Когда в цирке клоун криво показывает трюки эквилибристов, это не потому что дурака пустили туда, а потому что клоун сам круче эквелибриста, что не только трюки исполнять может, но и кривляться там.

Так что если кто-то хочет написать что-то смешное, то стоит трижды подумать. Скопипастить шуточки Петросяна,Донцовой, КВН и Камеди - это конечно тупо, но порой чужие потуги в самостоятельный юмор еще хуже.
В данном фике автор высмеивает ( вернее пытается это делать) игромех и все его уловности, но при этом сам же пишет, что мир живой, вон сортиры есть. Одно с другим не сходится.

А на сегодня все, до новых встреч.

#дети_кукурузы #фикопанорама #мультифандом
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 16 комментариев

кукурузник
Хальве!
Коллеги, у меня прямо беда, пропадает и не печатается буква . Вот и сейчас оже, я жму , а она не печатается. Угадайте какая.

А пока ы гадаете, я продолжу изучать фик История одного попаданца - I. Скайрим. Часть 1. Довакинство и магия.. подошел один из важнейших моментов - в список персонажей добавилась Лидия, хускарл Тапка. пожалованный ярлом Балгруфом. Кто есть Лидия? Весьма крутая нордка, с мечом, в стальной броне, согласно игромеху отлично стреляет, дерется одноручным и двуручным оружием, и обожает разные тяжелые доспехи. так что все латы, орочьи и двемерские доспехи ее. В фиках ее описывают по-разному, а мы посмотрим как ту будет.

Десятая глава.

Проснулся Тапок.Причем это Лидия его разбудила криком:
«Скайрим для нордов!».

Сон как рукой сняло. Я открыл глаза и увидел… Лидию, которая стояла прямо у изголовья моей кровати в полном боевом облачении.

— Я твой меч и твой щит! — провозгласила девушка, увидев, что я проснулся и таращусь на нее, как на идиотку.

— Потрясающе, — проворчал я, вставая. — Еще пара таких пробуждений, и мне в придачу к мечу и щиту понадобятся логопед и психиатр.

— Кто понадобится? — вытаращилась на меня Лидия.

— Помощь лекаря, — объяснил я. — Вот скажи, чего ты так разоралась?

— Так, это… — смешалась телохранительница. — Тут прибегала странная данмерка, сказала, что тебя пора будить, потому что она продала какой-то ливер, а плотники хотели пообщаться по поводу повозки.

— А по-другому разбудить никак? — и я с раздражением уставился на Лидию. — Или подождать, пока сам проснусь?

— Так я ждала-ждала, — начала объяснять девушка. — А ты все спишь. Ну, я и решила… как-то… погромче…

— Больше не надо так орать, ладно? — попросил я. — Просто разбуди, и все. Кстати, сколько времени?

— Так десятый час уже.

Я откинулся на подушку и застонал. Девять утра! Издевательство! Ну почему, почему герою Скайрима не дают поспать после выдающейся битвы с драконом?

— Лидия… — нордка внимательно уставилась на меня. — Ты не могла бы выйти? Мне одеться нужно.

Моя личная телохранительница пожала плечами и покинула комнату. Я быстро оделся и побежал в подвал. Даже Довакину нужно умываться, чистить зубы и ходить в туалет. И жрать.


Оох!
Начнем с того, что часы есть в игре, по которым время считается. Про то, как там с часами и определением времени в Тамриэле, мы уже размышляли.
Во-вторых нечего лежебочить, когда работы много.
В-треьих я снова удивлен тем, что автор придумал. Это и дальше описывается, что его компаньоны взяли, и разобрали дракона на части, а потом распродали. Причем не только кости и чешую, как в игре, но еще и распродали драконий ливер и кровь. То есть автор спецом выкинул главную деталь , характерную для Довакина - он поглощает драконью душу, после чего дракон сгорает до скелета ( вернее в процессе). И все, никакого мяса и жидкостей не остается. В теории это должно остаться, если дракона убью обычные разумные, но тогда его еще можно оживить. А если душу поглотил Довакин, то остается голый скелет. И как можно было забыть эту важную деталь, я не понимаю.

(Не говоря уже о том, что в обращении не может быть зелий, где в качестве ингредиентов служат части драконов, ведь драконов истребили почти тысячу лет как, в результате остались Нафалар у Талоса, и Партурнакс на Глотке Мира. Откуда взяться рецептам тогда?)

Короче, денег подняли страшно много, но и потратились, плюс Тапок жадный.

Пошел Тапкус в храм Кинарет, Крапивник передать.
Даника шарахнулась от продемонстрированного ей Крапивника, как черт от ладана.

— Нет-нет, не нужно, — и она выставила вперед ладони в защитном жесте. — Я не могу взять этот кинжал. В нем темная, очень темная магия.

— Нормально! — возмутился я. — То есть, вы меня послали хер знает куда за кинжалом, напитанным «очень темной магией» и даже не предупредили об этом немаловажном обстоятельстве?

Жрица замялась.

— Я не могу прикасаться к Крапивнику, ибо оставит меня Кинарет своим благословением…

— Понятно, — и я махнул рукой. — А если меня оставят своим благословением Бармалей, Бабай и дед Пихто? Что тогда? Ладно, рассказывай, что дальше с этим ножиком делать.

— А дальше все просто, — обрадовалась Даника. — Тебе надо сходить в Святилище Великого древа и при помощи Крапивника добыть немного сока. Им мы и оживим Златолист.

— Действительно, ничего сложного. Сходить, добыть, оживить. Плевое дело.

— Извините, что вмешиваюсь в вашу беседу, — из небольшой комнатки вышел невысокий бретонец средних лет. — Меня зовут Морис Жондрель, я паломник. Путник…

Я мысленно застонал. Совсем забыл про это чудовище, которое сейчас нагло напрашивается в поход к Великому древу. Проблем ведь с ним не оберемся. Но его полезность, к сожалению, очевидна, так что придется терпеть его упоротость и идиотизм.

Даника Свет весны улыбнулась паломнику.

— Я следую зову Кинарет везде, где он слышен. Я много лет мечтал увидеть Великое древо. Могу ли я пойти с тобой? Обещаю тебе не мешать, — выпалил Жондрель и уставился на меня.

— Возьмите Мориса с собой, — попросила жрица. — Помогите человеку осуществить мечту.

Ага. Человеку мечту, а мне нервный срыв, медвежью болезнь и заикание.

— Конечно, возьмем, — и я улыбнулся своей самой доброжелательной улыбкой. — Мечта — это похвально. Выступаем завтра, так что в восемь утра жди нас у городских ворот.

— Спасибо большое, вы не пожалеете, — зачастил Жондрель.

Я с сомнением посмотрел на бретонца и вышел из храма.

Квест с соком я не проходил, поэтому надеюсь знатоки мне расскажут про него. Но я не понимаю, чего это Тапок высрался на паломника? Ах да. он же сам собой мудак.

Дальше было описание как их телегу улучшили, ярл подарил тяжеловоза, а попаданец пошел получать дом.
Решив вопрос с лошадью, я пошел на поклон к Провентусу Авениччи.

— Привет, — управитель бросил на меня мимолетный взгляд.

— Провентус, — я откашлялся. — У меня важное дело.

— Да? — Авениччи наконец-то оторвался от стола и посмотрел на меня.

— Ага, — кивнул я. — У вас тут в Равнинном районе «Дом Теплых ветров» пустует. Не желаешь отдать его в пользование новому тану?

— Тебе, что ли? — управитель ухмыльнулся.

— А ты тут видишь еще танов? — хихикнул я.

— Восемь тысяч септимов — и дом твой, — ответил Авениччи.

— Провентус, ты чего? — деланно изумился я. — Откуда у несчастного Довакина такие деньги?

— Действительно, — расхохотался управитель. — Откуда такие деньги? Что, от суммы, вырученной от продажи чешуи и прочих драконьих внутренностей, уже ничего не осталось?

Я покраснел.

— Не красней, — подмигнул мне Провентус. — Ты думаешь, я не знаю, как твоя Дженасса с самого утра носилась по Вайтрану? Сначала к Аркадии, потом к Йорлунду.

— Мы повозку переделывали, — отбивался я. — Плюс заказали новые доспехи аж в трех экземплярах, и не абы какие, а драконьи. Ты думаешь, у меня много денег осталось?

— Драконьи доспехи! — глаза Авениччи стали по пять септимов мелочью. — И мечи небось из драконьих костей?

— И об этом доложили? — я поник.

Подошедшего Балгруфа мы даже не заметили. Ярл пару минут послушал наши препирательства, а потом прервал управителя, который начал читать мне лекцию о местной экономике.

— Провентус, выдай Владу ключ, — устало произнес он. — Сейчас Довакин — наша единственная надежда, тем более дом уже давно пустует. Да и предназначался он либо для тана, либо в качестве награды за особо героическое деяние. А тут у нас сразу и тан, и подвиг, — и Балгруф незаметно мне подмигнул.

Авениччи пробормотал, что с таким отношением к делу Вайтран в целом, и ярл в частности скоро останутся без штанов и ушел за ключом.

Через полчаса я уже входил в свой собственный дом…


Хм, а Провентус-то молодец, попробовал с утапка денег срубить, в казну городскую. С читера содрать не грех. А дело господа и дамы в том, что в игре. после победы над Драконом, и доказательства нашего довакинства, Балгруф жалует хускарла. оружие, титул тана, и ПРАВО купить дом. Сам дом никто не дарит, он продается за 5000 септимов, голый. За обстановку надо еще заплатить.

Конечно в разумных фиках этот дом дарят за подвиг, но извините, разумные фики и читать приятно. А тут и фик хреновый, и игромех о есть, то нет. Давайте тогда его всюду блин.

Дом Тапку не нравится, но пока пусть такой будет.А Тапок пошел к ярлу. беседоать про ярловых детей.
— Я по поводу твоих детей…

Балгруф помрачнел.

— Что, совсем все плохо? — с сочувствием спросил я.

— Да хуже некуда, — и ярл обреченно махнул рукой. — Дагни и Фротар еще ничего, а вот Нелкир…

— Совсем с катушек съехал? — услужливо подсказал я.

Балгруф с недоумением уставился на меня.

— Не обращай внимания. Пойду поговорю с твоим зас… х-м-м… сыном.

Но направился я не к Нелкиру, а к придворному чародею.

Фаренгар стоял над скрижалью и задумчиво рассматривал ее со всех сторон.

— Привет, — я хлопнул Тайного Огня по плечу. Тот вздрогнул от неожиданности. — Дело у меня к тебе есть.

— Давай, только быстрее, у меня работа.

— Важные все какие, — проворчал я. — Короче, есть у тебя ключик от одной небольшой дверки в подвале. Мне он нужен.

— Ключик от дверки в подвале? — задумался Фаренгар. — Не помню…

— А ты вспоминай. Вспоминай, вспоминай. Это очень важно.

Придворный чародей порылся в кармане, вытащил связку ключей и протянул мне.

— Ищи сам, связку потом вернешь, — и снова повернулся к скрижали.

Я хмыкнул и отправился в подвал.

***


Дверка никуда не делась, хотя я немного опасался, что не сумею ее отыскать. Игра игрой, а реальность реальностью.

Связка ключей внушала уважение. Я внимательно оглядел замок и прицелился к первому ключу.

Процесс получения эбонитового клинка осложнялся постоянными комментариями Мефалы, даэдрической владычицы секретов и убийств, обитающей на Спиральном Мотке. В игре мне всегда было неуютно ковыряться в подвале возле этой двери, а сейчас… Мефала меня страшно раздражала, она бубнила и бубнила, не затыкаясь ни на минуту.

— Ныне мало кто может слышать мой шепот… — вещала даэдрическая владычица.

— Ага, а у меня сейчас глюки, — пробормотал я, продолжая ковыряться в замке.

— За дверью хранится великая сила… — не унималась Мефала.

— Знаем мы вашу силу…

— Тайну открытия двери знает только ярл и максимально приближенные к нему люди… — прЫнцесса как будто не замечала, что я вот уже десять минут пытаюсь открыть дверь, и не абы чем, а ключом.

— Я тоже, причем уже давно, — пропыхтел я, пихая в замок очередной ключик.

И дверь поддалась. Комнатка была небольшой и грязной, по углам висела паутина, а в центре стоял стол, покрытый толстым слоем пыли.

На столе лежал двуручный меч, тот самый Эбонитовый клинок, который даэдрический артефакт. Я подошел к столу и протянул к мечу руку.

— Клинок долго пылился здесь и потерял свою силу, — оживилась Мефала.

— Это заметно, — я оглушительно чихнул.

— Напитай его кровью своих друзей и близких, и сила вернется! — торжественно провозгласила даэдрическая владычица.

— Обязательно напитаю, — согласился я и взял клинок в руки. От рукояти разливалось приятное тепло, а голос Мефалы шептал, казалось, прямо мне в ухо: «Убей, убей, убей…».

Я потряс головой и аккуратно положил меч обратно на стол.

— Возьми клинок… убей… убей… — а принцы и принцессы Даэдра, оказывается, очень настойчивые.

— Помолчи, а? — попросил я владычицу. — А то запру сейчас клинок в комнате, дверь заколочу на хрен, и будет он лежать тут до скончания времен.

Мефала замолчала. Я аккуратно взял меч и прислушался. Все было тихо. Закрыв за собой дверь, я помчался домой.

***


Буря под названием «Довакин с мечом» пронеслась по Облачному и Ветреному районам Вайтрана, сбивая прохожих и отборно матерясь.

Эбонитовый клинок был… противным. Он обволакивал тело приятным теплом и нашептывал всего лишь одно слово: «Убей… убей…». И действительно, хотелось подойти к Дженассе или Бьорламу сзади и воткнуть им в спину сталь, жаждущую испить крови. Человеческой крови. Крови близких и друзей.

Я брезгливо закинул клинок в сундук и задумался. Продать? Не вариант. Если меч попадет не в те руки, по Скайриму прокатится волна убийств. А как узнать, какие руки «не те»?

— О чем думаешь? — Дженасса неслышно подкралась сзади.

— Да так… о жизни, — ответил я.

— О жизни? — прищурилась наемница.

— Да меч тут нашел… — и я продемонстрировал данмерке Эбонитовый клинок. У той загорелись глаза, хоть меч и был двуручным. Понимаю, такой можно запросто переплавить на два одноручника. — Теперь вот думаю, что с ним делать.

— А что тут думать? — фыркнула Джен. — Либо продать, либо переплавить, — и она протянула руки к клинку. Я немного подумал и вложил меч наемнице в руки. Та подержала оружие, а потом брезгливо отбросила его в угол комнаты.

— Гадость какая! — прошипела она, отряхивая руки.

— А я тебе о чем?

— Выброси эту мерзость! — да уж, зацепило данмерку.

— Нет, — я решительно поднялся и взял Эбонитовый клинок. — Мы с него зачарование снимем.

— И что? — не поняла наемница.

— Да ничего, — огрызнулся я. — В процессе снятия зачарования с вещи последняя разрушается.

— А-а-а, — с облегчением протянула Джен. — Тогда снимай!

Эбонитовый клинок действительно разрушился, и мне сразу полегчало.


Друг Desmоnd, это словно для тебя писано. Попаданец задоминировал Мефалу, даэдрическую Княгиню интриг и заговоров. А надо знать, что даэдрические Князья/Лорды/Принцы, это боги. Злобные боги, которые в сотворении мира не принимали участия, но в дела смертных таки вмешиваются. В отличии от Аэдры. И прямо как по заветам языческих пантеонов ( как то египетский, греко-римский или скандинавский), боги могут вытворять разное. Аэдра в мир смертных лезут мало, а вот даэдрические Князья охотно.

А значит вот так вот вести себя с Мефалой, это как сраться с Сауроном. Не будучи в силах с таким противником совладать. В общем штамп книг про попадасов и рыжеехидных Мэрек, когда бог офигевает от хамского обращени, и ничего в ответ не делает. А между тем, даэдрические Князья. они все как один. всепрощением не страдают. Они бывают добренькими под настроение, Меридия принципиально против некромантии, Азура и Малакат оберегают данмеров и орков, но в своей, особой манере. И среди них нет никого, кто стерпел бы хамство в свою сторону.

И на этом даю отбивку.

#дети_кукурузы #фикопанорама #мат_сапожника #мультифандом #длиннопост
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 17 комментариев

кукурузник
Хальве!
Жить с позицией что ты - самая исключительная, важная и неповторимая личность, вредно для здоровья. Многообразны варианты, как жизнь оспорит эту мысль, и мало какие из них приятны.

А у нас восьмая глава-голова фика История одного попаданца - I. Скайрим. Часть 1. Довакинство и магия. Тапок с Джанессой добрались до Ривервуда, где в таверне их ждал возница.
Бьорлам обнаружился в самом дальнем углу таверны. Он сидел в компании троих нордов и что-то им рассказывал, отчаянно жестикулируя. Я прислушался.

— А потом мимо меня — вжу-ух! — пролетел огненный шар! И бандит вспыхнул, как факел! А она зарубила оставшихся двоих!

— Привет работникам транспортной сферы! — я легонько хлопнул Бьорлама по плечу. Тот обернулся и расплылся в улыбке.

— Наконец-то! — прогудел возница и облапил меня своими огромными ручищами. Я закашлялся. Воистину, «с такими друзьями никаких врагов не нужно». Убить не убьет, но покалечит.

Дженасса немного попеняла норду за его чрезмерно бурную радость и убежала за едой. Я плюхнулся на скамью и оглядел стол. Куча пустых бутылок, печеный картофель, остатки жареной рыбы… Да уж, погуляли мужики знатно, хотя пьяными их назвать не поворачивался язык. Так, слегка подшофе.

— Ну, — Бьорлам наполнил элем две здоровые кружки, одну из которых протянул мне. — Рассказывай!

— А чего рассказывать? — я пожал плечами и отхлебнул местного «пива». — Зашли в Ветреный пик, всех убили, всё забрали, вышли. Ничего интересного. А вот будущие перспективы не мешало бы обсудить.

— Чего обсудить? — вытаращился на меня Бьорлам.

— Нашу завтрашнюю поездку до Хэлгена, — пояснил я. — Сейчас Джен вернется и начнем.

Наемница принесла две порции грибной похлебки, три здоровых бифштекса из мяса хоркера, немного сыра и хлеба, фруктовый чай и шесть слоек с лавандой специально для меня.

Смели мы все практически моментально. Что ни говори, а готовили в «Спящем великане» просто великолепно. С сожалением поглядев на аппетитные слоечки, я вздохнул и убрал их в рюкзак. Иначе меня просто разорвет.

— Итак, совещание объявляю открытым! — и я отсалютовал своим спутникам кружкой с чаем. — На повестке дня поездка к Одинокой скале.

— К Одинокой скале? — вытаращился на меня Бьорлам. — Там же ворожея живет.

— А тебя это смущает? — поинтересовался я.

— Да нет… но… про них же такое рассказывают… — замялся норд.

— Про Ветреный пик тоже много чего рассказывали, — хохотнула Дженасса. — Но мы, тем не менее, все еще живы.

— Точняк, — важно кивнул я. — Пора начать развеивать ваши мифы, которые в большинстве своем — обычные детские страшилки.

— Ворожеи — не страшилки, — возразила наемница. — Они действительно существуют и действительно очень опасны.

— Не спорю, — смутить меня подобными заявлениями было очень трудно. — Но это не повод шарахаться от каждой тени. Шмот я тебе зачарую, так что, думаю, управимся.

— Ладно, — подвела итог Дженасса. — Как именно забрать Крапивник — решим уже на месте.

Бьорлам пожал плечами — мол, вы тут главные, вам и карты в руки.

— Послушай, — обратился я к вознице. — У меня есть к тебе предложение. В ближайшее время нам предстоят многочисленные разъезды по всей провинции. Как ты смотришь на то, что мы арендуем твою телегу? На неопределенный срок?

Норд задумался.

— Оплата — пятьдесят септимов в день, — продолжил я. — Независимо от того, куда мы поедем и поедем ли вообще. Еда и кров за мой счет. И небольшой подарок в знак начала нашего плодотворного сотрудничества. Если ты, конечно, согласишься.

В глазах Бьорлама зажегся огонек заинтересованности.

— Решай быстрее, — поторопил я норда. — А то найдем другого желающего иметь стабильный доход.

— Ладно, — махнул рукой возница. — Я согласен. Всегда хотел мир поглядеть. А что за подарок? — и он посмотрел на меня взглядом ребенка, ждущего сюрприз от Деда Мороза.

Я жестом фокусника вытащил из рюкзака эбонитовый топор…

Следующие пять минут прошли в попытках отбиться от возницы, который обнимал меня с таким остервенением, что кости начали трещать и стонать.

— Бьорлам, прекрати! — прикрикнула на разошедшегося норда Дженасса. — Ты мне работодателя покалечишь, и я буду вынуждена тебя убить, — и она хищно улыбнулась.

Возница опомнился и разжал свои огромные руки. Я наконец-то смог нормально вдохнуть.

— Да за это… за это… — пробасил он. — Я вас так возить буду!

Примерно на такую реакцию я и рассчитывал, когда дарил Бьорламу эбонитовый топор. Вот стану септимовым миллионером, тогда и начну сорить деньгами, а пока… Включаем режим «прижимистый малый».

— Да, вот еще что, — спохватился я. — Вернемся в Вайтран — проапгрейдим твою телегу.

— Чего мы мою телегу.? — норд оторвался от подарка и посмотрел на меня глазами, полными ужаса. — Она, конечно, старая, но еще вполне ничего…

Дженасса покачала головой. Мол, прекращай пугать народ своими словечками.

— Да не волнуйся, — поспешил я успокоить возницу. — Мы ее немного расширим, чуть-чуть удлиним, установим удобные лавки, обитые шкурами и сделаем крышу, — у меня была мысль превратить повозку в некое подобие купе, и ничего невозможного в этом я не видел. Нужно будет, конечно, пообщаться с плотниками и кузнецами, но это отложим до Вайтрана. — И лошадку бы надо прикупить. Видел у ярла здоровенного битюга, попробую заполучить его в свое пользование. Твоя кобылка модернизированную повозку может и не потянуть.

— А как же мой Лепесточек? — расстроенно прогудел Бьорлам.

Я заржал на всю таверну. Здоровенный норд двухметрового роста, каждый кулак которого размером с мою черепушку, а голос запросто даст фору паровозному гудку назвал свою лошадь Лепесточком? Не ожидал от возницы такой сентиментальности.

— Лепесточка мы отдадим в надежные руки ярловых конюхов, — пообещал я Бьорламу. — И будем навещать всякий раз, как окажемся в Вайтране.


А это, дети и не-дети. еще один образец, как не надо делать. Когда персонаж ерничает над чужими симпатиями, идеалами и любовью, это не смешно, это мерзко.

Невольно вспомнилось два дерьмофика. Тот , где попаданка вступила в ТБ, втрескалась в Цицерона, но при этом подначивала его, вдруг мол Слышащей станет нелюбимая Цицерном Астрид? Чем Цицерона рассердила. Так себя с любимыми не ведут - это раз, он псих и может зарезать - это дваз.
Второй пример- говнистая Медуза, которая втрескалась в Торина, но не забывала его раздражать.

Вот и тут, кто сказал что возница не может любить лошадь, заботиться о ней, быть к ней привязанным? Люди к машинам привязываются, а это живое существо, умное кстати.

Пошли к лавочнику, сбывать добро.
Валерий встретил нас как родных. Его улыбка была достойна занять место на рекламных плакатах лучших мировых стоматологических клиник.

— Привет, Лукан, — поздоровался я, подходя к прилавку. — Как дела? Торговля? Сестра?

— Спасибо, господин маг, все очень хорошо, — ответил торговец, не прекращая улыбаться во все тридцать два зуба. — А Камилла… она теперь встречается с Фендалом. Хороший парень и отменный охотник.

— Рад за вас, — и я бухнул на прилавок свой рюкзак. — А теперь перейдем к делам.

Валерий купил все безделушки и драгоценности, которые мы приволокли из Ветреного пика и заплатил нам в общей сложности полторы тысячи септимов. Неплохо, неплохо. В Вайтране надо будет озаботиться зачарованным кошелем, а то мой скоро разорвет.

Потом я приобрел у бакалейщика небольшой блокнот для записей, пузырек костной муки, несколько пустых камней душ и три заполненных, книгу заклинаний «Захват душ» и некое подобие зубной щетки, в довесок к которой шла коробочка с зубным порошком.

Щетка представляла из себя обычную палочку с примотанной к ней плотной и шершавой тканью, а порошок оказался банальным мелом с ароматом горноцвета. Ну, хоть так, а то у меня такое ощущение, что во рту усиленно гадила целая толпа уличных котов.

Платить за покупки не стал, вместо этого предложил Лукану вычесть их стоимость из тысячи септимов — награды, которая причиталась мне за возвращение Золотого когтя.

Торговец так обрадовался возвращению семейной реликвии, что взял с меня смешную сумму — сто двадцать септимов, и мне даже стало стыдно: ведь Коготь не далее как сегодня ночью будет повторно украден…

Реликвия была помещен в витрину на красный бархат и закрыта на немаленьких размеров замок. Внял-таки моему совету. Ну, ничего, где наша не пропадала!

В благодарность за возвращение столь дорогой сердцу вещи Лукан расщедрился на большую бутыль фонарного масла, хорошую мочалку и несколько полотенец, которые сшила его сестра. Вот и славно, а из льняной ткани нарежем небольших тряпочек. Туалетной бумаги в Скайриме я пока не видел, а вытирать жопу лопухами… это как-то негигиенично.
.....
*долгий отрывок, где он зачаровывает мотки*
.....
Дженасса посмотрела на меня и потянулась.

— Ну, что? — спросила она. — Вздремнем немного перед тем, как идти грабить Лукана?

— Тут такое дело… — замялся я, и наемница одарила меня удивленным взглядом. — Короче, ограбления не будет.

— Испугался? — ехидно спросила данмерка.

— Да не в этом дело…

— А в чем?

— Не хочу! — выпалил я. — Совесть не позволяет. Ты видела глаза Лукана, когда он взял в руки Коготь?

— Видела, — вздохнула Дженасса. — Не слепая.

— Вот поэтому и не хочу. И закрыли тему.

В глазах наемницы промелькнуло уважение, и я понял, что она вовсе не такая беспринципная, какой хочет казаться.


И снова моя теория встает как влитая. Вторая половина личности попаданца, которая в Джанессе, оказывает влияние на Тапка, который Темная сторона. И как видите, имеются успехи. Вот, неожиданно допер до того, что воровать-то нельзя, особенно у тех, кто к тебе с добром.


На следующий день он пошел поговорить с Алвором. беседа получилась продуктивной, не смотря на то, что Тапочник пытался острить. Ему дали понять, что стражники в себе уверены, любому дракону по ушам надают. А еще с ним заделились рецептом яда.
«Паслен, сушеное ухо фалмера, ядовитый колокольчик.
Измельчить в ступке, смешать в равных пропорциях, бросить в кипящий отвар красного горноцвета. Остудить. Смазать стрелу или клинок.»


Спустя текст, они поехали к развалинам Хелгена, чтобы затем сразиться с ворожеей, и получить Крапивник.
По дороге разговаривали, и договорились до того, что мощным электрическим разрдом можно остановить дракону сердце. Идея неплохая - правда игромех ее опровергает. Ну да ладно, спасибо и на этом.

Хэлген стараниями засранца Алдуина превратился в большое пепелище. Вместо домов — обугленные головешки, от деревьев не осталось ничего, то тут, то там взгляд натыкался на трупы сгоревших жителей… И, как уродливое напоминание о недавно произошедшей здесь трагедии — крепость, единственное уцелевшее здание.

Именно у стен крепости я и нашел этот сундук. Аккуратно вскрыл его отмычкой и откинул крышку. Несколько зелий, в одном из которых Дженасса опознала снадобье сопротивления огню, сотня септимов, пара серебряных побрякушек, какой-то неизвестный свиток и матовый многогранный кристалл порядка полуметра в диаметре. Он завораживал, и я, не задумываясь, взял кристалл в руки.

В следующую секунду на улице стало ослепительно светло. Яркие лучи света били из кристалла, освещая руины Хэлгена. Приятный женский голос сообщил, что мне надлежит прибыть на гору Килкрит (которая, кстати, находится недалеко от Солитьюда) и вернуть путеводную звезду статуе Меридии.

Потом яркий свет погас и на меня ошарашенно уставились две пары глаз.

— И что это было? — полюбопытствовала Джен.

— Это была Меридия, — спокойно ответил я.

— Меридия??? — глаза Бьорлама округлились и выкатились из орбит. — Одна из повелителей-даэдра?

— Ага, — кивнул я.

— И что она хочет от простого смертного? — не унимался норд.

— Влад — не простой смертный, — вскинулась Дженасса. — Он…

— Сложный смертный, — перебил я наемницу, делая ей знак молчать. Не нужно раньше времени распространяться о том, что я Довакин. Да и Довакин ли? Вот поглощу душу дракона, и все станет ясно, а пока… — Она хочет, чтобы я вернул путеводную звезду к ее статуе. Позже займемся.

— Не стоит связываться с даэдра, — прогудел норд. — Положи обратно этот кристалл и забудь про него.

— Да там делов-то… — отмахнулся я. — Доехать до Солитьюда, добраться до горы Килкрит, проникнуть в храм, замочить пару десятков трупаков и дать по щам некроманту… Ничего сложного.

Бьорлам озадаченно замолчал, а Дженасса расхохоталась.

— Действительно, делов-то, — профыркала она. — Но, к слову, я согласна с Бьорламом. Негоже людям связываться с даэдра.

— Так не за «спасибо» же, — произнес я. — Она за эту услугу мечик подарит. Красивый.

Дженасса задумалась. Вот и отлично.


Акцио Count Zero ! Я не прав, или данмеры наоборот, спокойно относятся к даэдра?

Кто не в теме, поясню. В рандомной точке игры, можно найти так вещицу, которая называется путеводная звезда Меридии. Меридия- даэдрическая Княгиня, ненавидящая нежить и некромантию. Одна из немногих даэдрических Князей, кого не считают однозначно злыми. И если взять эту штучку, с нами заговорит Меридия, и позовет в свой храм. А в храме придется убить наглого некроманта.

В награду она даст хороший меч.

Добрались до логова ворожеи, и ее верных ведьм.
Бой был эпичным. Зачарование работало просто отлично. Бьорлам, конечно, морщился от неприятных ощущений, но, в целом, практически не пострадал. «Удар бури» работал великолепно, и я умудрился завалить аж трех ведьм. Четвертую добил возница. Мы быстро обшмонали трупы, забрали два посоха огненных шаров и замерли.

Вокруг царила тишина, нарушаемая только завыванием ветра и тихим шелестом падающих снежинок. Неожиданно откуда-то слева раздался свист тетивы, а потом бульканье и шум падающего тела.

— Эй, вояки! — донесся до нас голос Дженассы. — Идите сюда! Только осторожно, в руну не вляпайтесь.

Мы пробрались на небольшое возвышение, на котором стояла палатка и стол для ритуалов. На таящем под еще теплым телом снегу лежал труп ворожеи. Я присел на корточки и внимательно осмотрел создание.

Гадость какая! Сморщенная, похожая на старуху, ворожея была покрыта перьями и имела длинные, острые когти. Когти я выдрал, перья ощипал. Ингредиенты, и не из дешевых.

В палатке стоял сундук, который даже не был заперт. Потрясающая беспечность! Ничего особо ценного, кроме Крапивника, напоминающего внешним видом эбонитовый кинжал, в нем не было. Так, пара каких-то зелий, три книги и четыре десятка септимов. Убрав Крапивник в рюкзак я, преодолевая брезгливость, полез ворожее под грязное, засаленное одеяние, больше похожее на половую тряпку. Нет, не с целью изнасилования. Обыск трупа поверженного врага — дело святое. И мне неожиданно повезло. В складках одетого на это чудовище тряпья отыскалась потрепанная книжонка, которая содержала… заклинание «Божественная броня». Упс! Нежданчик!

Прижимая к груди драгоценную книжку, я выпрямился.

— Ну, что? Все молодцы, сработали отлично. Предлагаю остановиться на привал на той чудесной полянке, где оставили телегу. Очень хочется горячего чаю с плюшками.

Дженасса с Бьорламом были со мной согласны.

Установкой палатки занялась данмерка, а норд пошел заготавливать дрова, достав из-под лавки старый колун. И где там у него только все умещается?

Я притулился возле повозки и вытащил две книги с заклинаниями. «Захват душ» затруднений не вызвал, плетение было более чем простым, а вот с «Божественной броней» пришлось повозиться. Но это того стоило.

Защита от магии плюс защита от физического урона — все это значительно повышало мои шансы на выживание в суровом мире Скайрима. Плюс ко всему, заклинание обладало одной уникальной особенностью: оно встраивалось в магические потоки применяющего его волшебника и в случае возникновения прямой угрозы для жизни окружало последнего непроницаемым барьером на целых десять секунд. Насколько я понял, этот самый барьер мог спасти и от прямого попадания ядерной бомбы. Круто! За десять секунд вполне возможно найти безопасное укрытие или свалить от настойчивого супостата. Тем более, путешествую я не один. Естественно, не обошлось и без ложки дегтя — этот щит срабатывал только в том случае, если заклинание было активным, а длительность его составляла всего три минуты; если маг успевал испугаться за свою жизнь — видимо, в основе тут лежал резкий выброс адреналина; и сжирал абсолютно всю магию. Под ноль. Вне зависимости от того, сколько ее оставалось. Иными словами, если ко мне подкрадутся сзади и двинут топором по черепушке, то чуда не произойдет.


Ну а тут могу сказать только то, что лут ему достался люто-бешенно-жирный, не игровой. Книжки про чары в игре где-попало не валяются, а тут ему и вовсе читерское заклинание досталось. Да, в игре есть защитные чары, оберегающие от магических и физических атак, но нету таких, которые даровали бы полную неуязвимость, это уже проявления МС.

В книжках ификах, если МС получает мега-плюшку в бою ( а не в подарок), то как правило это такая плюшка, какой в мире больше нет, и нигде не добыть. Если сравнивать с каноном, то я даже не знаю счем сравнивать, наверное с даэдрическими подарочками. Правда чтобы получить каждую, надо всерьез попотеть.

И на этом глава кончается. Всем спасибо за внимание.

#дети_кукурузы #длиннопост #мультифандом #фикопанорама #мат_сапожника
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 12 комментариев

кукурузник
Хальве!
Я уже слишком долго интригую коллегу Гексаниэль, обещая распотрошить удивительный фик. Пора приступать.

Но заранее всех предупреждаю, тут все как в лучших случаях фикопанорамы, как было с Сенсором, Алыми дилдо и творчеством автора, что кроется под кодовым мемом "Тысячалайков". Поэтому будьте готовы.

Творение зовется История одного попаданца - I. Скайрим. Часть 1. Довакинство и магия.https://ficbook.net/readfic/8007880

В саммари и авторских примечаниях записано кодированное послание читателям:
Алдуин и Мирак, трепещите! Князья Даэдра, разбегайтесь! Ибо Довакин уже в Скайриме! И не просто Довакин, а Довакин - реаниматолог! И содрогнется Тамриэль...

....
Навеяно очередным прохождением "Древних свитков".

З.Ы. Диванные вояки, свято уверенные в том, что уж они-то при попадании порвут всем жопы на британский флаг, при этом ни разу не державшие в руках ничего тяжелее компьютерной мышки - проходите мимо.

Марти Сью здесь нет и не будет, у ГГ в наличии инстинкт самосохранения, поэтому слушать тех, кто владеет боевыми навыками он будет до тех пор, пока сам не отрастит руки из правильного места.


Поначалу обрадовался. Ну, думаю, попаданец-врач, значит нас наверное ждет интересная история, как попаданец превозмогае, а медицинское мастерство, ему помогает...
"А завали варежку!" - говорит саммари, если внимательно вчитаться. Если автор презирает МС, и заранее идет на конфликт с теми, ктоякобы только МС и пишет, то это сигнал. Сигнал что в фике-то этого добра навалом. Скажете я параноик? А вы сами взгляните.

Пролог.
Я ворвался в квартиру, словно ураган. Как был — в обуви и верхней одежде — прошел в комнату и включил компьютер. На кухне поставил чайник и вернулся в коридор. Снял заляпанные городской грязью ботинки, зимнюю куртку, сунул ноги в уютные тапочки и поплелся мыть руки.

Пока я переодевался в домашние джинсы и футболку, компьютер загрузился, а чайник закипел. Соорудив себе пару огромных бутербродов с колбасой, я взял свою любимую полулитровую чашку с дымящимся чаем и направился в комнату. Уселся в кресло и довольно потер руки. Вчера я установил «Скайрим» и кучу модов к нему, и теперь предвкушал погружение в суровый мир драконов, магии и гражданской войны.

Откусив от бутерброда добрую половину, я щелкнул мышкой по значку игры. На мониторе появилась до боли знакомая заставка «Беседки», а из динамиков полилась суровая «скайримская» музыка.

Я немного полюбовался логотипом «The Elder Scrolls V», а потом, недолго думая, нажал «начать новую игру». Поудобнее устроился в кресле, взял недоеденный бутерброд и приготовился к просмотру кат-сцены, в которой главного героя везут на казнь.

И вот я уже в повозке, а мои товарищи по несчастью, которыми оказались Братья Бури во главе с самим Ульфриком Буревестником, с умными рожами несут всякую ерунду. Жаль, нельзя пропустить заставку, эта поездка в трясущейся телеге в сопровождении спутников, у которых ни на секунду не закрываются рты, меня порядком раздражала. Скорей бы уже доехать до Хэлгена. Мне не терпелось выбраться в большой мир и отправиться покорять северную провинцию Тамриэля — Скайрим.

Пока будущий победитель Алдуина и Мирака, Довакин и Драконоборец трясся в повозке, я успел дожевать бутерброды и допить чай. Проглотил последний кусок колбасы как раз на том моменте, когда имперская капитанша обратила на меня свой взор с вопросом: «А ты вообще кто такой?» В голове сразу всплыла фраза из фильма: «Ты чьих будешь? Чей холоп, спрашиваю?» — и я тихонечко захихикал. Передо мной открылся редактор персонажа, и я приступил к созданию будущего героя всея Скайрима.

Раса — бретонец, с физиономией особо не заморачивался, чай, не девушка, имя дал короткое и легко произносимое — Кас. Вот просто Кас, и все. Вышел из редактора и посмотрел на суровую капитаншу. Та с недоумением оглядела созданное мной недоразумение, почесала в затылке и… отправила на плаху. Знаем, проходили. Сейчас прилетит Алдуин, оставит от городка дымящиеся руины, а я под шумок свалю в Ривервуд.

Итак, голова на плахе, Алдуин в небе, но на этот раз все пошло совсем не так. Топор палача опустился на мою многострадальную шею, и в следующую секунду монитор погас. Вместе с монитором померк свет, и я погрузился во тьму…


Мда, вступление просто зашибенное. Нам не раскрывают главного героя, ни слова о том, кто он есть, совсем ничего. Я конечно понмаю, что сравнивать фики дело неблагодарное, но вот опять же, Астромех Эрдваныч, Не везет, так не везет , или Бастард от коллеги Nilladell - там пролог несет в себе смысловую нагрузку, знакомит с главным героем, в общих чертах поясняет кто это, да банально, обосновывает откуда он многое знает ( " я фанат вселенной").

А тут из всего этого есть только то, что он фанат Скайрима. Кхм, будто попадают другие. Я кроме попаданца-ролевика Федора. в упор не помню таких, которые попадали без знаний о мире попадания.

Зато начало фика идеально ложится на любимую гипотезу пана Desmоnd, которую он активно применял на разных попаданцев. Чтож, рабочая верси - фанат доигрался.

А теперь я попрошу особого внимания. Дело в том, что в фанфике дико много мата. Так много, что я не буду его маскировать, заменять на сербские ругательства, или вычеркивать. Поэтому фик будет в моем бложике, а не в общей ленте. Ссылки будут под обзорами, но если потеряли, то просто тыкайте на мое имя, оно ведет в профиль.

И на этом я с вами прощаюсь. Жду ваших мнений. Всего! https://www.youtube.com/watch?v=YiNRU0zUNLo

#дети_кукурузы #фикопанорама #мультифандом
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 25

кукурузник
Хальве!

Сегодня на обзоре годный фик-кроссовер Не-виртуальная реальность https://ficbook.net/readfic/2574825 , о слиянии Скайрима, и персонажа из Ведьмака.

Вернее не совсем Скайрима. Но поглядите текст:

- Тысяча Шеогоратов, - моя нога уперлась в нечто большое и относительно мягкое, лежащее посреди прохода. Неужели труп?
Я мигом вытащила из кармана куртки «светлячка», магический фонарик, и посветила вниз, рискуя приманить на огонек всю здешнюю нежить. В луче «светлячка» показалось острое ухо.

Эльф.

Я начала было гадать, откуда в самом сердце запечатанного ключом-когтем нордского кургана, посреди древних захоронений драугров, взялся свежий эльфийский труп, как этот самый труп зашевелился. От неожиданности я отскочила, стукнув арбалетом о стену, одним махом похерив всю конфиденциальность своего нахождения в кургане. Крышка ближайшего гроба с силой отлетела в сторону. Неторопливо, будто нарочно растягивая страшный момент, драугр поднялся на иссушенные ноги. На эльфа он не обратил никакого внимания, зато неумолимо пошел прямо на источник звука, то есть, на меня. Я вжалась в стену, взвела арбалет и всадила болт прямо в светящийся синим глаз. Драугр рухнул, как подкошенный. Эльф, наблюдавший за происходящим из положения лежа единственным, как оказалось, глазом, медленно встал. Я, на всякий случай, арбалет не опускала. Горький опыт. В прошлом году занесла меня нелегкая в двемерские руины, где мне попалась пара свихнувшихся от долгого сидения под землей бандитов, которые застали меня врасплох, заставив изрядно понервничать.

- Сad me? – хриплым шепотом спросил эльф, и тут же, правильно расценив выражение моего лица, перевел: - Где я?

- В нордском кургане, - тихо ответила я, и, в свою очередь, увидев полнейшее непонимание на лице эльфа, добавила: - В Скайриме.

Эльф нахмурил бровь, и, казалось, на какое-то время вообще выпал из реальности, углубившись в собственные мысли.

- Надо идти, - напомнила я. – Тут небезопасно.

Мой новый знакомый многозначительно положил руку на поясные ножны с двумя кривыми мечами. Я едва удержалась, чтобы не закатить глаза. Позерство в чистом виде. Когда драугры попрут невменяемым стадом прямиком на тебя, а их предводитель еще и заорет прямо в морду какой-нибудь FUS-RO-DAH, мало не покажется, и два меча, даже в умелых руках, ситуацию не спасут.

- Слушай, я не знаю, откуда ты, но здесь и сейчас нам лучше вести себя очень тихо. Так что, будь добр, для начала сними эти побрякушки со своей перевязи. Да-да, вот эти жетоны. Они позвякивают при движении, а драугры очень чуткие.

Эльф бросил на меня такой взгляд, что меня от него должно было размазать по стенке, расщепить на молекулы и испепелить в огненной лаве Обливиона. Значит, памятные вещицы, повод для гордости. Что ж, пусть позвякивает, но и разбираться в таком случае с нежитью будет сам. И тут эльф как-то странно накренился вбок, будто тонущий корабль, и принялся медленно сползать по стеночке. Я подхватила его в последний момент, не дав стукнуться башкой в красной повязке об острый край саркофага.

Плохо дело. Тащить на себе здоровенного эльфа с кучей оружия в придачу мне не улыбалось. Бросать же его здесь было совершенно бессердечно, и совесть бы загрызла меня в первую же ночь. Поэтому я вздохнула, собралась с духом, и отчетливо произнесла в пустоту:

- Вызываю техподдержку.

Передо мной тут же всплыло голографическое оконце. Весь окружающий мир словно выключился, стал на паузу, перестал существовать. Были только я и техподдержка.

- Телепортацию на двоих в Солитьюд, - заказала я, и расстроилась, что пройти гробницу до конца в этот раз мне не удалось. Оконце приветливо мигнуло, и нас с эльфом окутала тьма. Честно говоря, я терпеть не могу телепортацию – тебя словно выворачивает наизнанку, выкручивает как в центрифуге, да к тому же потом полдня мучит состояние, близкое к похмелью. То ли разработчики виртуальной реальности где-то накосячили, то ли это было сделано специально, чтобы туристы не злоупотребляли, - оставалось загадкой. Меня вышвырнуло из темноты на заваленный камнями холм, шмякнуло, протащило по земле, и вдобавок наградило свалившимся прямо на голову эльфом.

Это был не Солитьюд. Кругом расстилалась дикая пустошь владения Вайтран. Я нахмурилась, потерла ушибленный затылок.

- Техподдержка, - произнесла я, ощутив какое-то смутное беспокойство. Окно привычно выплыло передо мной, несколько раз мигнуло, и исчезло. – Техподдержка! – я закричала, не боясь накликать на свою голову ни бандитов, ни драконов.


Суть в том, что для геймеров будущего, есть колбы виртуальной реальности, куда ты ложишься
, и как Нео в Матрице, оказываешься в выбранной игре. Идея не новая, но не самая плохая.
Игровой ассортимен будущего, как я понял, состоит из типично-усредненных РПГ с привкусом онлайна. Смешайте Готику, Свитки, Ведьмака, ДА и Варкрафт,что называется.
Так вот, игр виртуальных много, и немало тех, кто долго в них зависает. Однако когда главная героиня находит Йорвета ( того самого попаданца из мира Ведьмака), все идет вразнос. Техподдержка не отвечает, мир становится живым, выйти из Матрицы не получается, а точки перехода прекращают работать.

Что характерно, на тех, кто погрузился в игру, а теперь не может выйти, это ой как отразилось.
Милое заведение под названием «Мертвецкий мед», обычно пустующее, сегодня и вправду было забито разношерстным народом. Девы в кольчугах и суровые воины со щитами в реальной жизни, которая осталась далеко позади, были менеджерами и блоггерами, студентами и рабочими. Некоторые лица были знакомы мне по Клубу, и меня встретили сдержанными кивками - особого повода для радости не было ни у кого.
- Эрика, - окликнул меня красивый брюнет в броне Темного братства. – А тебя-то как сюда занесло?

- Привет, Дэн, - я присела к нему за столик, поймав недовольный взгляд его спутницы, белокурой бестии из племени скаалов с громадным топором за спиной. Зачем такой бабе топор, если она, судя по габаритам, даже великана одной левой легко отправит в нокаут?

- Нечего тут делать, - перешел сразу к делу Дэн, любивший играть на темной стороне. – Башни на границе нет. Портала, соответственно, тоже.

- Да иди ты к Шеогорату, - я не поверила своим ушам. Одно дело, когда о закрытии портала говорит Серана, и совсем другое – когда об этом сообщает турист, знакомый тебе по реальному миру. – Другие тоже не работают?

- Я приехал из Маркарта. Тамошний портал совершенно точно сдох. А вот Лорда Безумия всуе не поминай, особенно ближе к ночи, - как-то странно посмотрел на меня мой приятель.

- Ты что, головой ударился? - я покрутила пальцем у виска. – Еще скажи, что ты начал поклоняться Ситису всерьез.

- Тшшш, - зашипел на меня Дэн. – Да включи же, наконец, мозги! Если весь этот гребанный мир ожил, то и боги, и даэдра – тоже. Похоже, ты, как и эти все новички, еще не до конца осознала масштабы катастрофы. Мы тут зависли навсегда. Единственный шанс выжить – это приспособиться.

- А ты, я смотрю, приспособился, - я выразительно поглядела на его мрачную красно-черную броню.

- Каждый выживает как умеет, - пожал плечами Дэн, и валькирия бросила на него полный обожания взгляд. – Работа мокрая, зато не пыльная. Кстати, помнишь Викинга?

Я кивнула. Здоровенный тридцатилетний дядька, мастер спорта по какому-то убойному виду единоборств, крушивший топором головы драконов направо и налево.

- Погиб в первый же день отказа техподдержки, - равнодушно сообщил Дэн. – Бестолково и бесславно, сунулся к дракону в логово, да там и остался в виде обгоревшего скелета. Все, Эри, игры кончились. Теперь нам нужно искать влиятельных покровителей, избегать стычек с монстрами и бандитами, и даже не помышлять совать свой нос в какие-нибудь гробницы или руины. Если, конечно, мы не хотим покончить жизнь самоубийством особенно изощренным способом.

Дэн меланхолично заглянул в свою пустую кружку, и заказал еще меду.

- Мой тебе совет, - продолжил он, театральным жестом подперев подбородок, - обоснуйся в городе, за широкими стенами. И без надобности вообще за ворота не выходи. Тогда, возможно, доживешь до старости, если не подхватишь какую-нибудь местную инфекцию.

- А разработчики? Служба техподдержки? Они же тоже были в Скайриме в своих аватарах, - я хваталась за соломинку, как утопающий.

- Ты их найди теперь, попробуй, - Дэн нехорошо усмехнулся. – Если есть желание побегать, можешь найти Читера, он что-то говорил на Маркартском слете об офисе «Альфы» с командой техподдержки, спрятанном где-то под землёй. Говорят, несколько «наших» уже пошли на поиски, но так и не вернулись.

- И где мне найти этого Читера? - прозвище у парня было говорящее.

- Как всегда, в Пределе, якшается с каннибалами и Изгоями, - Дэн изобразил отвращение на породистом лице, как будто сам со своим Ситисом и Темным братством был чем-то лучше.

- Ясно, - с каждой новостью я становилась все мрачнее. – А о кольцах с черным камнем ты ничего не знаешь?

Дэн поглядел на меня тоскливым, порочным взглядом наемного убийцы.

- У нас тут, если ты не заметила, есть проблемы поважнее, чем какие-то побрякушки, - изрек он наставительно.

Я вдруг ощутила себя маленьким прихлопнутым тапочкой тараканом, даже нет, клопом, попавшим в мельничные жернова. То ли Дэн заразил меня своей меланхолией, то ли до меня, наконец-то, дошел весь смысл происходящего, но мой боевой настрой оказался ниже нулевой отметки на пару десятков пунктов.

Таверна была насквозь пропитана отчаянием людей, которые уже не верили в то, что смогут вернуться домой. Играй тут похоронный марш, я бы не удивилась. За каждым столиком звучала своя печальная история, одна страшнее другой. Туристы не скупились на подробности, описывая гибель своих друзей и личные злоключения. К полуночи на меня взвалили столько негатива, что впору было застрелиться из собственного арбалета.


То есть, выйти из виртуальности нельзя, а она стала реальной. Города большие, люди, меры и зверолюды живые, смерть отныне - это навсегда, ну и вдобавок все ощущения перестали приглаживаться ( например героиня заметила, что в средневековом городе стало пахнуть, хотя ранее этого не было).

Но мало этого. после того как мир ожил и стал реальным, его обитатели тоже стали полноценными. А среди них - вампир Вингальмо, прислужник лорда-вампира Харкона. И он углядел перспективу в том, что если есть прецедент встречи миров ( перенос Йорвета в Скайрим), значит можно попробовать либо вторгнуться в чужой оживший мир, либо из него перетащить кого-то к себе. Именно поэтому он, и его вампиры, будут гоняться за главными героями.

В списке главных героев будут наша дорогая геймерша, Иорвет, и Серана, с которой у девахи хорошие отношения. Такой тандем неслучаен, ведь врагов будет немало, и они будут друг-друга уравновешивать ( ведьмачий эльф носит с собой важное кольцо, но мира не знает, геймерша знает мир, но теперь стала уязвимее, а Серана чтобы присматривать за обоими).

Из недостатков фика, должен заметить, что это гет. А сегодня редкий гет обходится без дурных штампов, или придури. Говорю сугубо за себя - но например мне не нравится прием, когда ОН и ОНА друг к друг сердечных чувств не ощущают, но один из них начинает давить на другого.
Или другой штамп - МЭ и Жо, всякий встречный-поперечный считает парой, а они сначала отбрыкиваются, но потом сами это признают.

Из достоинств скажу, что у фика неплохой финал, настолько неопределенный, что даже открытый. Персонажи не сказать что совсем бесячие. Да и имеющийся экшн не сказать чтобы плох - он просто достаточный.
(Не сравнить с убожеством из прошлого обозренного фика, где ждешь эпичных битв, а получаешь хрен да нихрена сверху.)

На этом все. Всем приятного настроения, и знайте, скоро начну свежевать нового пациента.

Пока https://www.youtube.com/watch?v=lbHYyPdQfqk&list=RDGMEMJQXQAmqrnmK1SEjY_rKBGAVMINeFjcaLKs0&index=8

#дети_кукурузы #фикопанорама #мультифандом
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 8 комментариев

#мультифандом #фандомостроение
https://fanfics.me/fandoms_inwork?id=3078
Вселенные Чужих и Хищника

Висят уже год примерно. Это к "развитию" мультифандома. При куче фанфиков на куче же ресурсов по данному фандому (фандомам слитым в один глупым волюнтаристким решением, но не суть).

Кто-нибудь хочет взяться за доделку? Могу даже отдать в хорошие руки фандом. Если действительно возьмётесь доделывать.

Прошлое объявление, там больше деталей
https://fanfics.me/message359171
Показать 20 комментариев из 32

#Вопрос ко всем кому #мультифандом не безразличен. Какие реальные пути развития видите?

Без ожидания торфообразорвания (оно само) или смерти фикбука. Который сделал кривой но в общем-то в правильном направлении шаг в системе тегов; следующим после обработки напильником тегов будут фандомы - вот как чую.

И без тупой демагогии и ухода от темы, типа "не сидите в блогах - а несите работы, если хотите чтобы что-то развивалось. Что-то мало пишете? Нефиг тогда об этом рассуждать".

Буду рад любым конструктивным предложениям.
Показать 20 комментариев из 110

кукурузник
Хальве!

Сегодня я собираюсь закончить обозревать фанфик Великая Имперская Война, и вот глава 30.

Попаданец и его когорта подошли к Морфалу, и попаданец НАМ дает лекцию, что Морфал славен алхимиками, и что его экономика строится на добыче и продаже растительных алхимических компонентов, что очень акуально, после того как Чернотопье откололось.

Садрас командовал расселением, Серана убежала по алхимическим лавкам, в то время, как ко мне, разгуливающему по многочисленным мостикам Морфала, подбежал один из стражников ярла, отличающийся от прочих наличием более качественного снаряжения.

- Господин офицер! Ярл Идгрод Чёрная приглашает Вас на сегодняшний ужин! – выпалил он на одном дыхании, ожидая ответа.
- Я приду к назначенному времени. Передай мою благодарность её милости.
- Всенепременно, господин офицер! – прокричал уже убегающий обратно стражник, оставляя меня.
....
Я не считаю Идгрод Чёрную плохой, ведь, если судить события дней грядущих, то она не тиранила население своего владения, поддерживала Империю, не обдирала работяг больше положенного. Вполне успешный ярл, если посмотреть, но есть одна особенность – фамильный дар её семьи, являющийся и проклятьем. Дело в том, что Идгрод в некотором роде… видит будущее, утверждая, что Девять Богов даровали её роду дар прорицания. Это утверждение весьма спорное, но те немногие видения, что удаётся расшифровать – обычно сбываются с пугающим постоянством. Нанятые маги ничего не смогли сказать по этому поводу, а сама Идгрод иногда впадает в свои грёзы, периодически высказывая наборы слов и названия. Именно эта её особенность меня немного пугает, но с другой стороны, ярла и так считают чудаковатой и не спешат сиюминутно верить её словам, хотя примеры обратного имелись.


В контексте того, что он не стеснялся прогрессорствовать, встретил вампиршу прочитавшую его, его паранойя что его раскроют как попаданца, выглядит смешно. Тем более сам говорит, что Ингрод не злобная.

Пришел в дом ярла, там его приняли.
Только что закончились стандартные приветствия и пожелания долгих лет жизни, после чего все присутствующие расселись за стол. Кроме Идгрод, присутствовал её муж Асльфур, являющийся управителем и придворный маг Олаф, являющийся ещё и главой местного объединения алхимиков.

- Господин Тарн, расскажите нам про дела в Сиродиле, а то в наших краях расплодилось так много слухов! Чего только стоят те, где говорится о скором подписании капитуляции императором, ведь якобы, жена оного ратует за своих саммерсетских сородичей и заколдовала правителя. – Начал диалог разговорчивый управитель.
- У Его величества немало магов под рукой, да и подобные чары так не работают, - авторитетно заявил маг, - И будь у Доминиона такая возможность, стали бы они класть уйму жизней на захват столицы, если бы имели прямое влияние на Тита Мида?
- Потеря Имперского города – большой удар для нас всех, но я уверена, что император имеет план действий и на этот случай, ведь скайримские легионеры не вернулись зимовать домой, а остались в Бруме. – Включилась в разговор ярл Идгрод.
- С потерей Башни Белого Золота не потеряна Империя, - перефразировал я фразу известного на Земле человека, - Я не могу выдавать вам военные тайны, но скажу, что Империю просто так не сломить. Государство, просуществовавшее более четырёх тысяч лет привыкло ко многому и надламываться будет неохотно. Пусть у нас больше нет драконорождённых, цаэски и прочих – хребтом Тамриэля всегда были его Легионы, состоящие из жителей всех провинций.
- Хорошие слова, вот только вы не на параде, - с лёгким укором произнёс Асльфур, - У нас в Морфале жизнь простая и высокопарных речей не требующая. Кстати, мы слышали про восстание в Маркарте и его подавление. Отличная работа, господин трибун. Стыдно признать, но мы до последнего думали, что имеем дело с обычным разбойничьим налётом, но руки Талмора дотягиваются уже и до Скайрима.
- А ещё этот Ульфрик, чтоб его… - сквозь зубы произнёс придворный маг, явно знакомый с молодым нордом не понаслышке.
- Вы знакомы? – не смог я скрыть своего удивления.
- Немного. Если вкратце, то щенок много себе позволяет и ведёт себя, как Верховный король Скайрима! Так было, когда мы столкнулись в Вайтране, когда генерал Джонна уводил Десятый Легион в Сиродил.

А ведь этот норд не представляет, насколько он сейчас прав.

Далее, как образованные люди, мы переключились на обсуждение культурных особенностей и истории провинций. В связи с этим, я задал давно интересующий меня вопрос.

- Я вот ещё ни разу в Скайриме не видел остатков врат Обливиона. Они здесь не сохранились?
- Ну почему же, есть несколько в глуши. Таких врат изначально было открыто немного, а те, что были вблизи городов, разрушили «на всякий случай». Народ у нас суеверный, вот и не хочет подобного соседства, да и после Кризиса Обливиона у нас было относительно спокойно, в отличие от Сиродила, где началось Междуцарствие Грозовой Короны и никому уже не было дела до врат.

Это кое-что проясняло. Действительно, в последние годы Третьей эры, Дагон атаковал весь Тамриэль, но три провинции подверглись самой массированной атаке: Саммерсет, Морровинд и Сиродил. Именно население первых двух регионов было способно на самое ожесточённое и мощное сопротивление, что позже и подтвердилось, а последняя провинция была центром, оплотом Легиона и ставкой драконорождённых Септимов. Остальные провинции терроризировались по остаточному принципу и даже Чернотопье, гордящееся изгнанием даэдра собственными силами, не испытало и половины того, что свалилось на каждого из альтмеров, данмеров и имперцев.


Даже не знаю, были ли среди игроков те. кого интересовал вопрос, про Врата Обливиона в других провинциях. Но вот автор рассказал про них.

Как и ожидалось, Ингрод все узнала.
- Ну, господин трибун, как вам это место? – с любопытством спросила нордка.
- Морфал? Весьма интересно. Конечно, не типичный Скайрим, но своеобразная атмосфера…
- Не Морфал, - мягко перебила меня женщина, - Тамриэль.

Лёгкая улыбка, осознание собственной правоты и затаённый страх – вот этот коктейль эмоций я обнаружил на немолодом, но и не старом лице женщины. Она знала. Знала об этом секрете. Правда, несмотря на это, мне страшно не было. На чудовище я не похож и судить меня не за что. В то же время Идгрод известна своим «прибабахом» и часто выдаёт набор бессвязных фраз. Короче говоря, пока я ничего противозаконного не сделал – слова ярла против меня безосновательны.

- И что же меня выдало? – взыграл во мне интерес.
- Ничего. Но в вашем присутствии что-то постоянно нашёптывает мне разные вещи, которых я не понимаю, показывает места, где я никогда не была, но даже так, мне понятно, что это не Тамриэль. Так как вам у нас?
- Весьма… необычно. – Только и хватило меня. – Что будете делать с открывшимся знанием?
- А ничего. Если вы не будете открывать врата Обливиона в моём городе и обойдётесь без грабежей и насилия, то это не моё дело. Какими бы ни были ваши цели – меня они не касаются.
- В таком случае – мы пришли к компромиссу, ведь завтра я отправлюсь далее в Виндхельм и мы вряд ли встретимся вновь.
- Я понимаю и позволю себе пожелать удачи вам… как бы вас не звали на самом деле.

На этом и расстались. Что тут можно сказать? У семейства Идгрод, включая её ещё не рождённых детей, присутствует какой-то очень сильный, но плохо контролируемый дар, близкий к прорицанию. Что-то похожее есть у пророчиц Дибеллы в Маркарте. А ещё это очень напоминает Древние Свитки. Хм, интересно, увеличится ли КПД прочтения Костей Земли, если в роли чтеца будет Идгрод Чёрная?


Собственно вот и все. Хотя тут он вдруг обрел в себе уверенность, которая почему-то основана на том, что у ярла силы нет, против него. Хотя ранее писал, что ярл в своем владении главный. и выше него только Верховный Король, и Император, а имперская власть им параллельна.

Дальше они выступили на Виндхельм, прошли через Лабиринтиан ( нордские руины древнего города), была невнятная боевая сцена с троллем. А еще попаданец стал обсуждать с Сераной то, что Ульфрик должен был совершить.

В этот момент меня потянуло на разговоры и я окликнул Серану, рассказав ей про Ульфрика сегодняшнего, обрисовав его будущие перспективы, про предательство и добровольно-принудительную работу на Альдмерский Доминион, про проводимую им политику национализма и ксенофобии и про развязывание гражданской войны. Последнее, кстати, сильно её заинтересовало и не без причин. Разумеется, все разговоры подобного рода происходили не при свидетелях.
- Говоришь, вызвал этого Торуга на дуэль? – почесала подбородок девушка.
- Ну да. Приехал в Солитьюд и вызвал на дуэль перед всем королевским двором, уповая на древние нордские традиции, ныне запрещённые Империей.
- Понимаешь в чём дело, - о чём-то задумалась вампиресса. – Я вроде как застала независимый Скайрим, а моё домашнее обучение предполагало собой этикет и изучение традиций Хай Рока и Скайрима. Так вот, такой обычай действительно был, но в нём ой, как много подводных камней и уточнений. Для начала спрошу – Торуг действительно был Верховным королём?
- Естественно. – Не задумываясь я дал ответ.
- Хм, видишь ли, норды в старые времена вызывать на дуэль могли только равных себе по положению. Сам посуди, если бы каждый недовольный крестьянин бросал бы вызов ярлу, какой хаос бы возник? К чему я веду? А к тому, что Верховный король в Скайриме один и нет никого юридически равного ему, современную имперскую администрацию сейчас не берём. Это означает, что никто не может вызвать короля на дуэль, тем более. Поставив на кон должность.
- Вот оно как… - Задумчиво почесал я голову.
- Именно! Древние короли не были дураками и обезопасили себя от желающих поиграть мускулами и примерить корону одновременно.
- А обойти этот обычай можно?
- Как ни странно, но да. Знаешь ведь, что король совмещает в себе титул ярла Солитьюда? Так вот, тот же Буревестник мог теоретически созвать внеочередной Тинг и вынести свой вотум недоверия королю. Если хотя бы три ярла его поддержат, то объявляются перевыборы короля, а нынешний свой статус теряет, оставаясь ярлом. Поскольку Ульфрик тоже ярл, то теперь он мог бы спокойно рубиться на дуэли с равным противником. Правда, если я тебя правильно поняла, то Буревестнику изначально нужен был хаос, чтобы захватить власть, а для прикрытия сгодились и древние традиции и тогдашний, вернее будущий запрет Талоса.
- Как всё запутано! – усмехнулся я, - а ещё говорят, что имперская бюрократия не имеет себе равных.
- Это был только первый момент, что привлёк моё внимание. Теперь перейдём к самой дуэли. – Включила менторский тон девушка.
- А что с дуэлью? Ты имеешь в виду использование Голоса Ульфриком?
- Ни в коем случае! То, что Буревестник выучил один-два Крика даёт ему полное право применять их. Глупо не использовать в бою имеющиеся преимущества.
- Тогда что? – недоумевал я.
- Во-первых, Торуг мог арестовать Ульфрика за публичное унижение короля. Это, конечно, не понравится многим ярлам, но с этим можно было бы разобраться и позже. Во-вторых, принять вызов, но сделать всё по уму. Торуг, как оскорблённая сторона, мог выбирать: дату, место, время и даже оружие поединка – всё это было записано в древненордских законах. Сын Истлода мог бы потребовать запрет на драконьи Крики в дуэли и, если Буревестник согласился бы с этим, а потом нарушил, то в начале гражданской войны потерял бы половину выступивших за него союзников. Норды очень щепетильно относятся к подобного рода обещаниям, ведь для одного из поединщиков это будет дорогой в Совнгард, где Тсун узнает о нечестности другого. Но получилось… получится иначе: Торуг примет вызов прямо на пороге дворца ошарашенный и абсолютно неподготовленный, в то время как Ульфрик приедет специально для этой цели. – Объясняла мне, как нерадивому ученику брюнетка.
- Да-а, я и не подозревал о подобном.
- То ли ещё будет! – усмехнулась брюнетка, - после убийства Торуга Ульфрик объявил себя Верховным королём. Сам. Безо всяких выборов и собраний. По сути, всем ярлам был предъявлен ультиматум: «С нами или под нами», а на фоне этого император ввёл в провинцию войска, чтобы разобраться с творившейся там неразберихой. Напомни мне, кто поддержат тогда Буревестника, а кто остался с имперцами?
- Ну, за сепаратистов пошли: Рифт, Белый Берег, Винтерхолд и, естественно, Истмарк. Сохранили верность Империи: Хаафингар, Предел, Фолкрит и Хьялмарк. Вайтран объявил о нейтралитете, но склонялся в сторону Империи, к которой потом и примкнул.
- Хорошо. То есть, получается четыре против четырёх, а в перспективе даже пять против четырёх в пользу центральной власти? – кивнула чему-то своему девушка.
- Так и есть. – Оставалось мне добавить.
- Прелестно! На выходе мы получаем узурпатора, который провозгласил себя королём, имея поддержку менее, чем половины Скайрима и усиленно при этом пытался доказать всем, что ярлы просто «плохо подумали» и он, Ульфрик их переубедит. Силой оружия, разумеется. А если ещё представить, что ему в сим нелёгком деле помогают желтокожие и остроухие союзники… Перспектива вырисовывается мрачная, как ни посмотри.
- Твоя правда, - вздохнул я, - только альтмерам и выгоден «Свободный Скайрим», ведь даже, если Империя уйдёт, то сама страна будет лишь жалкой тенью самой себя. Без мастеров Голоса, без сильных магов и кадровых офицеров. Да даже население сейчас больше, чем в Старом Королевстве и без импортного продовольствия северному государству придётся туго, ведь Хай Рок, Морровинд и Сиродил остаются в составе Империи. С кем нордам иметь дело? С замёрзшей Атморой? Кстати, Ульфрик ведь убеждал и феодалов Хай Рока присоединиться к антиимперскому восстанию[2], но бретоны отказались. Да и не до этого им было, ведь в те годы Периайт какую-то чуму наслал на восточный Хай Рок.
- Поняла тебя. Итого, что мы имеем в итоге: Ульфрик Буревестник истолковывает древние законы, как хочет и руководствуется лишь своим честолюбием, «забывая» неудобные для себя традиции. Короче говоря – натурально плюет на те обычаи, защитником которых себя и объявил.
- Ну, рад, что ты поддерживаешь мою точку зрения и я не зря арестовал Буревестника, хоть это всё и полумеры. – Уже тише произнёс я, ведь неоднократно подумывал о разных путях решения проблемы, даже самых радикальных.
- Обращайся, с ними ведь всё равно говорить не о чем, - обвела Серана рукой идущую на марше когорту, - не обсуждать же мне с ними повышение цен на зерно или то, как долгоносик сожрал весь хмель.


Я полагаю это авторская придумка. а не канонный материал. Однако придумка весьма логичная, и интересная. И от этого неприятнее. что фик такой неровный. Годные авторские идеи соседствуют с вопиющим неконом, и противоречиями старого с новым.
То же самое могу сказать и про его отношенияс Сераной. Ранее автор писал, что у попаданца хорошие отношения с двумя сослуживцами ( вот куда делся Олаф?), с Туллием, будущим генералом, с тремя знакомыми нам нордами, потом вроде с Фейсендилом - но нигде, нигде не было нормальных диалогов или признаков общения друзей/приятелей. И когда в повествование появилась Серана, это разразилось мощнейшим контрастом. Что автору не в плюс.


Наконец, после долгого и невероятно утомительного путешествия, дозорный разъезд сообщил о стенах Виндхельма, показавшихся вдали. Чуть позже мы и сами смогли лицезреть сие зрелище, ведь оно того стоило.

Массивные стены из серых каменных глыб, уложенных, согласно легенде, ещё пленными фалмерами. Виднеющийся за стеной королевский дворец так же поражал воображение, но самое, по моему мнению, захватывающее строение – это мост, ведущий в город, по ширине которого можно устроить двухполосное движение транспорта и ещё место на тротуары останется. А ведь построен был более тысячи лет назад во Вторую эру, когда Виндхельм опустошили и разрушили вторженцы Камаль[3] из Акавира, двинувшиеся позже в земли данмеров. После этого город был перестроен и уже непонятно, что клали фалмеры, а что построено самими нордами.

С удивлением мы обнаружили, что ворота закрыты, о чём свидетельствовала немалая толпа на въезде в город и группа хмурых бойцов ярловой дружины, носящих изображения белого медведя на щитах. Сами стражи порядка насторожились увидев нас, но агрессии не проявили, а потому я двинулся к воину, который раздавал остальным указания.

- Трибун Луций Тарн. Восьмой Легион. Прибыл по приглашению ярла Бергара на праздник. – Обрисовал я им ситуацию, но настороженных взглядов от этого меньше не стало, да и гражданские стали активно о чём-то перешёптываться.
- Десятник Хальвар. Стража Виндхельма, - чуть кивнул в ответ снявший шлем норд, - тут такое дело… Сегодня утром ярл Бергар скончался в своей постели…


Во же неожиданность, правда?А дальше автор делает отбивку к Галмару.
- Да как это вообще понимать?! – табуретка улетела в другой конец комнаты от могучего пинка Галмара, а от его крика, стоящая рядом блондинка болезненно дёрнулась.
- Так и понимать. Ульфрик арестован и мы должны ждать решения Совета Старейшин по его делу.
- К даэдровой матери пусть засунут свои решения! Рикке, неужели ты поддерживаешь этот беспредел? – всё никак не мог успокоиться Каменный Кулак.
- Галмар, Ульфрик совершил преступления и должен за них ответить. Как бы мы не считали иначе – во всём должен быть порядок.
- Имперцы арестовали норда на его земле! И кто это сделал? Тот, с кем мы ранее делили стол и вместе выпивали! Этот сын пса и свиньи Тарн отправился вместе с Буревестником в Скайрим, подкараулил его и надел кандалы, когда от него не ожидали предательства! Более того, нашего друга погрузили на корабли и мы не знаем, куда он причалит! Что на это скажут истинные норды?! – не переставал размахивать руками северянин.
- Галмар! – не на шутку вышла из себя нордка, - Ульфрик убивал мирных людей по одним лишь подозрениям в сотрудничестве с Изгоями. Более того, ярл Хролфдир поддержал действия Тарна, король Истлод поддержал действия Тарна! Каких ещё «истинных нордов» тебе нужно выслушать?! Трибун сделал то, что нужно было для предотвращения кровопролития, как будто мало нам Сиродила и Хаммерфела! Более того, Буревестник жив и предстанет перед судом – это не противоречит законам Королевства. Ведь каждый должен отвечать за свои ошибки самостоятельно, а потому закрой свой скампов рот, пока в нём ещё есть зубы! – буквально прошипела последний слова девушка.

Галмар невольно улыбнулся, ведь именно сейчас Рикке выглядела красивее всего, а не тогда, когда старалась быть образцовым офицером по имперским учебникам. Она была сильным и честным человеком,но если разозлиться, то впору начинать молить Шора о прощении, ибо врезать нордка могла выше всяких похвал. Определённо, Галмар не ошибся в своём выборе…

Ему было жаль, но всё уже решено. Ульфрик был его побратимом и спасательная операция была делом чести. Галмар осознавал, что дезертирство во время войны наказывается смертной казнью и не стал говорить Рикке о своём плане. Сейчас он извинится, успокоит её, а ночью покинет Бруму, о чём уже договорился с парой местных нордов. Она этого не одобрит, будет кричать, ругаться, скорее всего угрожать переломать Галмару ноги, но всё уже решено и Каменный Кулак будет просить прощения потом. Если сможет.


И вот на этом отрывке глава закончилась, а вместе с ней и весь фанфик. Он давно не обновлялся, но я думаю мы все сможем экстраполировать, что было бы дальше ( примерно). Уверен нас ждали бы унылые лекции и невнятные битвы.

О самой большой проблеме фика я напишу в коммах, а пока предположу, отчего же фик замерз. Наверное автор просто не смог распланировать, о чем же писать дальше. Ведь поподанец раздавил уйму бабочек, а значит нельзя все свести к канонному результату - но автор его не придумал, неканонный результат. Более того,сам себя загнал в ловушку, когда через жреца Мотылька намекнул, что будет как в каноне ( талморцы похищают нордов, и запрещают поклонение Талосу).

К тому же, фик отклонился от смысла, который был залоден в названии. и уплыл куда-то в сторону, а война осталась на заднем плане.

Фух, все, отмучил. жду мнений.

И да, диджей радио K-DST, Томми "Кошмар" Смит очень просил поставить его любимую песню, которую он пел когда был солистом. Чтож, исполняю https://www.youtube.com/watch?v=o1tj2zJ2Wvg

#дети_кукурузы #фикопанорама #мультифандом
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 16 комментариев

кукурузник
Хальве!

Первая часть обзора вот тут https://fanfics.me/message396091

Кратенько: попаданец осуществляет переход, от Маркарта к Виндхельму, и сейчас привал, а местный бард рассказывает легенду.
В стародавние времена, ещё в самом начале Великого Переселения нордов с Атморы, наш народ столкнулся с жившими здесь снежными эльфами. Когда Саартал разрушили, то сам Исграмор собрал пять сотен соратников и двинулся мстить остроухим. Но он был не одинок в своем воинственном порыве, ведь тысячи закованных в сталь солдат, возглавляемые драконьими жрецами сотрясали землю Скайрима своей тяжелой поступью. А в небе над ними парили драконы[1], желавшие в своём неуёмном тщеславии ещё больше добычи, больше рабов и жертвоприношений.

Показать полностью 3
Показать 20 комментариев из 44

кукурузник
Хальве!

Берем курс на ускорение, и будем скорее добивать фик Великая Имперская Война, и глава 29, которую раздербаню в два приема. И скоро станет ясно почему.

Начинается глава с того, что Наарифин сидит, и общается со жрецом Мотылька, Фестусом. Светская беседа, то да се.
- Вы поразительно спокойны, хотя в одночасье лишились своих Свитков и свободы. Не поделитесь ли своими мыслями? – начал беседу эльф.
- Хех, вы проницательны, лорд Наарифин, вот только не правы в деталях. Видите ли, эти Свитки никак не мои и не имперские – они свои собственные. Например, один из пропавших свитков, сейчас, наверняка, находится в прошлом, в конце Междуцарствия Второй эры, если быть точным. Что до моего состояния, то тут всё просто – проведя столько времени в потоках времени, переживая по десятку раз ключевые события прошлого и возможного будущего, начинаешь понимать всю мелочность окружающих тебя процессов. Убей вы меня сейчас и я попаду в Этериус. Не больше и не меньше. На вашу жизнь это событие никак не повлияет и вы продолжите свою нескончаемую войну…
- Постойте, - перебил собеседника альтмер, меняясь в лице, - Вы сказали, что заглядывали в будущее? Что вы там увидели?
- Эх, если бы я знал, но, увы. Свиток лишь показывает обрывочные образы, не более. Чтобы составить полную картину, необходимо многократное чтение и последующая расшифровка. Я не уверен в том, что видел.
- И всё-таки… - С нажимом продолжил альтмер.
- Эх, совсем не щадите старика! – притворно застонал Фестий. – Я видел снег, много снега, а ещё драконов. Один из них – очень большой и чёрный, что-то говорил своим собратьям, но я не понял, ведь не знаю драконьего языка.
- Вот как… очень жаль. – Вздохнул альтмер. Он не чувствовал лжи в словах имперца, тот вообще никогда не лгал.
- А вы думали, что я лицезрел возрождение эры Рассвета и Алинор, как столицу мира?
- Если этот момент когда-нибудь и настанет, то я до него точно не доживу. – Невесело усмехнулся эльф. Наарифин достаточно пожил, чтобы понять – благими намерениями выстлана дорога в Обливион. Так поступали человеческие Империи, так поступает Альдмерский Доминион.
- По вашему тону я понимаю, что вы сделали правильные выводы. – Съехидничал монах.
- Я так понимаю, что вы видели не будущее, а прошлое. Логично предположить, что снег – это Скайрим, в котором некогда жили драконы, пока норды их не победили. Вы же, ошиблись в прогнозах и смотрели на дела минувших дней.
- Как знать, лорд Наарифин, как знать…

Фестий не солгал своему тюремщику, но и не выдал всей правды. Кроме уже сказанного, он видел ещё легионеров, которых точно не могло быть во времена Войны Драконов, а по дорогам почему-то ходили отряды высоких эльфов, конвоирующие связанных нордов. Отчего талморцы оказались в Скайриме и куда смотрит Империя – старик не знал, но был уверен, что даже такая ситуация должна иметь свою логику и быть частью мировой мозаики.

В любом случае, Фестию остаётся только наблюдать, как всегда.


Автор как-бы заглядывает в будущее, и поясняет нам, что все будет как и в игре: Алдуин воскресит драконов, а талморцы будут искоренять культ Талоса в Скайриме. Вы спросите, почему так, разве действия попаданца не изменили будущее, не раздавили бабочку?
Но этого мы никогда не узнаем. Однако закралась мысль.

Вернемся к попаданцу. который в Маркарте собирается брать пополнение для когорты, а пополнять будет из местных.
В каждом крупном городе Империи несколько столетий назад были построены особые склады при казармах, доступа к которым у местной стражи не было. Всё дело в том, что принадлежали они имперскому Легиону и хранили в себе снаряжение на все случаи жизни. Разумеется, со временем, лежавшие там оружие и доспехи медленно приходили в негодность, но обязанностью местных властей было чинить и заменять негодное снаряжение. Это было удобно при наборе рекрутов и перевооружении уже побывавших в боях легионерах. К нашему счастью, незадолго до изгойского восстания, в маркартских оружейных прошла инспекция, по итогам которой всё было приведено в надлежащее состояние. Сами ричмены склады оружия не тронули – оно им просто не подходит, а перепродать ничего не успели.

- Нам точно этого хватит? – спросил я замещающего меня данмера, который шагал рядом вдоль рядов манекенов с доспехами, полок со шлемами, стоек для мечей и копий. Нашёлся даже старый медный боевой рог.
- Должно хватить. Здесь достаточно снаряжения чтобы вооружить и одеть когорту и даже больше, а у нас много меньше пополнений.
- Тогда положусь на тебя. Зови интенданта, пусть выбирает и выписывает всё, вплоть до последнего наконечника стрелы – я должен предоставить список управителю ярла позже.

Во второй половине дня, я просматривал личные дела новобранцев, окончательно утверждая их. К личным делам в Легионе относились с полной серьёзностью. На каждого легионера была заведена небольшая книжка, где указывались его персональные данные, а так же записывались все поощрения и наказания за провинности, переводы в другие подразделения и отображалось продвижение по службе.
- Так, посмотрим… Хьялдир из Картварстена, расовая принадлежность – норд… - зачитывал я вслух имя, ставя подпись о зачислении. – Так… Этах… фамилии нет, расовая принадлежность – бретон. Хм, бретон и без фамилии? Определённо ричмен. Значит запишем: «Этах из Маркарта».

С фамилиями вообще было сложно. Имперская бюрократия требовала писать что-то после имени, но у нордов, орков, ричменов и альтмеров не было фамилий. Выход был – следовало внести место проживания рекрута. Конечно, у нордов практиковались два вида прозвищ: личные и родовые. Первые человек приобретал в жизни и они закреплялись за ним, а вторые были более редки и давались за какие-либо значимые деяния, а потому и наследовались потомками, становясь чем-то вроде фамилии. Ярким примером можно назвать род Буревестников, носящий это прозвище уже несколько веков.

Далее мне попалось необычное личное дело, принадлежащее некоей Фьоре из Даггерфола, принятой на должность боевого мага, в графе особых умений у которой была указана алхимия и некромантия. Увидев это, у меня не осталось сомнений, касательно личности «Фьоры». Стоило ли её брать? Не очень хочется иметь проблем с кланом Волкихар, но, с другой стороны, Серана – очень хороший маг и алхимик, вот только в её мотивах точно нет патриотизма или мести. Зачем ей сдался Легион? На этот вопрос я решил получить ответ у самой девушки.

К моему удовлетворению, алхимическая лавка, в которой работала «молодая и красивая черноволосая травница» была открыта, а хозяйка отсутствовала. Как только я вошел, мне ударила в нос череда резких ароматов, источником которых оказалась вампиресса склонившаяся над алхимическим столом и смешивавшая какие-то дымящиеся жидкости.

- А, это ты, чего-то хотел? – бросила мне девушка, едва я переступил порог.
- Зачем тебе Легион? Если тебя интересуют деньги, то состояния там не заработать, а вот рисков много!– прямо спросил я.
- Легион? Ну ладно, скажу. – Сделала милость нордка,- Понимаешь, в Хай Роке сейчас неспокойно для таких, как я, а в Скайриме надолго оставаться опасно. Легион для меня хорош по нескольким причинам, я покину Скайрим на легальных основаниях и под чужим именем, а, так как вампиры ни за что не будут копать под Легион, то, значит, там смогу не опасаться шпионов клана. Ну и хочу потом поступить в Синод. Его, конечно, все ругают за коррупцию, но может чего и есть интересного на руинах Гильдии магов.

Из всех её доводов весомым мне показался только один – отсутствие интереса вампиров к официальной армии, о чём я ей и сообщил. Немного поколебавшись, я всё же принял её прошение.

- Хорошо, ты принята, но ты же понимаешь, что у меня есть ряд условий?
- Если ты по поводу моей физиологии, то не волнуйся, я буду искать кого-нибудь и не выпью кровь у твоих людей. Даю слово. – Неожиданно серьёзно сказала Серана.

И это было справедливо, теперь я имел полное право ставить свои условия, ведь принимать к себе вампира, пусть и разумного – не самая умная затея.
- Я не буду создавать проблем и подрывать твой авторитет. Мы просто поможем друг другу: ты мне - с адаптацией, а я, так и быть, повоюю с вашими эльфами.

Разговор отдавал ребячеством, но, похоже, Серана уже всё для себя решила. Теперь нужно будет обдумать вопрос её взаимодействия с окружающим миром.


Вот так вот Серана его походя отдоминировала :) Сказала что будет служить, значит будет, и попаданец против нее даже пикнуть не смеет. Кстати, он по всему еще и дурак. Зачем ей Легион? Ну как минимум деньги там платят, плюс некоторая защита и маскировка.

Помните ли вы. как попаданец. и его часть переходили по пустыне? Он еще бегал к местному крутому, наслушался от него мудрых советов, и начальству передал.
Про снаряжение стоит сказать пару слов отдельно. Как было упомянуто ранее, Легион имеет строго унифицированную линейку оружия и доспехов, что выражается в единообразном дизайне и в способах изготовления. С внешним видом всё понятно – легионеры должны быть узнаваемы даже в самых глухих местах Тамриэля, а так же внушать одним своим видом уважение к центральной власти. Если рассмотреть этот вопрос подробно, то можно заметить, что материалом изготовления оружия и доспехов всегда была сталь. Оружейная сталь довольно дорогая, а в условиях отсутствия тяжёлой промышленности и вовсе трудно обеспечить десятки тысяч солдат требуемой амуницией, но Империя как-то справляется, заключая долгосрочные контракты с кузнечными цехами и гильдиями. В лучшие времена Легион имел в своих запасах даже зачарованное и посеребрённое оружие для противодействия нежити, но те времена давно прошли. Впрочем, несмотря на почти полуторавековой кризис, страна продолжает выпускать стальное снаряжение хорошего качества, ибо от этого зависит выживание всей Империи. Кроме того, имперские легионы должны быть снаряжены лучше, чем региональные армии, чтобы в случае необходимости относительно быстро подавить бунт.

Разумеется, не всех заковывают в сталь по подбородок, ведь есть ещё лёгкая пехота, для снаряжения которой используются облегченные кольчуги и такие же ламеллярные доспехи. Кожаная броня, конечно, есть, но используется нечасто и не в больших количествах. Разумеется, в комплект скайримских легионеров входят тёплые вещи, а их морровиндским и хаммерфельским коллегам положены плащи и тканевые маски. Есть ещё немало особенностей у региональных подразделений Легиона, но их можно пока опустить.


То есть, для разных условий войны, у империи есть различное воинское снаряжение, для морозов и жары, для всего. Но при этом, попадун бегал к начальству, передавая редгардскую мудрость, как нечто невиданное. Вопрос, автор сам себя не помнит?

Ведь тогда получается, что попаданца ( или еще кого) должны были послать на склад, получить у товарища прапорщика пустынную форму.

Присягу проводили за пределами города. Возле крупной фермы нашлось подходящее по размерам поле, на котором был установлен флагшток с имперским знаменем. В назначенное время были построены новобранцы, получившие до этого возможность облачиться в броню. После моей небольшой приветственной речи и её продолжения от моего заместителя, наконец, вышел первый рекрут, и, держа перед собой лист бумаги, начал громко проговаривать текст.

- Я, Этах из Маркарта, честью своей клянусь верно и беззаветно служить императору, Титу Миду II и беспрекословно повиноваться офицерам его великой Империи. Если же я не исполню свой долг, да постигнет меня справедливый суд командиров и суровое возмездие товарищей. Да здравствует император! Да здравствует Империя! – закончил он, вскинув руку в военном приветствии в сторону знамени, а затем, повторил уже офицерам, которые ответили ему аналогично.

Ситуация повторялась ещё много раз, менялись только имена. Когда настала очередь Сераны, мне стало немного не по себе, но всё обошлось. Вампиресса оказалась знатной лицемеркой и сумела изобразить восторг там, где фыркнула бы в обычное время. Надо сказать, что вместе с Сераной в числе добровольцев была и еще одна женщина.

Я давно заметил, что равенство полов здесь понималось по-разному от провинции к провинции. Например, Сиродил, Хаммерфел и Хай Рок считались более патриархальными, чем остальные. Но даже там слабый пол имел больше прав, чем на Земле в девятнадцатом веке. В Морровинде, Орсиниуме и Скайриме и вовсе царило полное равноправие полов. Это означало, что никто не мог приказывать что-либо «слабому полу» и навязывать своё мнение, но и поблажек им тоже не давали. В этих местах, фраза: «Женщин бить нельзя» могла быть истолкована, как оскорбление, в первую очередь самими женщинами, так как намекала на их неполноценность. Объяснялось это просто – слишком тяжёлые климатические условия, а так же опасность нападения хищных зверей и чудовищ, требовали полной самоотдачи абсолютно ото всех. По этой причине, мальчиков и девочек одинаково обучали тяжёлому труду и самообороне, чтобы уметь защитить себя и семью. В первую очередь, обращалось внимание, не на пол, а на то, что из себя представляет и умеет индивид.

В Легионе исторически с прекрасным полом сложилась особая ситуация. Официально, в Империи граждане не делятся на расу и пол при вступлении в вооружённые силы Тамриэля, но неформально получилось так, что берут женщин служить в небольших количествах и довольно неохотно. Исключение составляют легионы, набираемые в Скайриме и Орсиниуме, естественно. Тому есть немало причин: от банальной предвзятости офицеров до вполне объективных пунктов, ведь попадание к врагу для молодой девушки может окончиться куда печальнее, чем для мужчины, да и не попадая в плен, женщина-легионер может выбыть из строя на девять месяцев и более, что невыгодно офицеру, так как надо искать замену.

Однако, никакой борьбы за права женщин, феминизма и эмансипации здесь никогда не было и причина тому одна – магия. Когда хрупкая девушка может испепелять толпы врагов легким движением руки, поклонникам патриархата остается только тихонько помалкивать в сторонке.
Далее был разговор с ярлом Хролфдиром в Подкаменной крепости, где тот заявил о желании послать с нами своего брата Рерика, как представителя своего холда на празднестве в Виндхельме. Я и не возражал, хотя сам с большим удовольствием отправился бы куда угодно, только не к отцу Ульфрика.


Про равноправие полов, которое разница во всех провинциях, мне очень понравилось. А вот момент с Сераной снова заставил считать попаданца идиотом.
Он совершенно не умеет, не знает как держать лицо. Что можно улыбаться, когда хочется плакать, что можно изобразить положительную реакцию. Ранее вон, на Мавен с отвращение поглядывал ( за будущие грехи), что даже она уловила. И видимо всех судит по себе, вот и удивлен, надо же, Серана лицо держать умеет.

Второе -он что, думает что местные такие дурачки, что все хотят в армию служить и защищать? Не догадался. что таких вот лицемеров, которые радостно клянутся, а сами вступили только за жалованием и кормежкой, таких пол-легиона?

А между тем попаданцу пора выдвигаться, ведь ярл Бергар отправил приглашение, и отшивать его, это значит делать нехорошее. Так что попаданец со своим войском идет к Виндхельму.

Пойдут через Морфал, не через Вайтран.
Лагерь разбили прямо перед болотами, ведь несмотря на имеющуюся дорогу, идти в темноте по топям – не самая разумная идея. Когда привычная рутина была закончена, а график часовых утверждён, все собирались у костров, чтобы провести свой нехитрый досуг.

На привале, по закону жанра, попаданец, обычно играет какую-нибудь песню своего мира, которая обязательно «зайдёт» местным слушателям, обеспечив исполнителю-плагиатору успех, вот только я не знаю наизусть ни одной подходящей песни, да и с вокальными данными у меня совсем беда. Именно поэтому, я просто подошёл к толпе, как раз подоспев к началу истории, которой бывший ученик Коллегии Бардов решил развлечь легионеров. Офицерское звание имеет свои преимущества, так что место возле костра сразу освободилось, чем с удовольствием и воспользовался один трибун, решивший приобщиться к нордскому фольклору.

- Друзья, господин офицер, - кивок в мою сторону, - Сегодня и только для вас, бард Огмунд расскажет старинную скайримскую легенду о Бледной Леди. Прошу любить и жаловать!


И на этом моменте я даю отбивку, поскольку легенда эта большая, а разобрать ее тянет. Там можно построчно глядеть, и находить блох.

С вами радио Икс https://www.youtube.com/watch?v=bWXazVhlyxQ

#дети_кукурузы #мультифандом #фикопанорама
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 6 комментариев

Ginger Wind
#мультифандом #фандом_на_фанфиксе #аниме #слэш #картинки_в_блогах #given

Приглашаю в фандом по онгоингу "Дарованный". Еще один музыкальный тайтл, на этот раз про начинающих рок-музыкантов и их группу. В аниме очень приятный саундтрек, а в манге много-много стекла. Просто посмотрите - в них невозможно не влюбиться)
Показать полностью 2
Показать 8 комментариев

кукурузник
Хальве!
По независящим от подписчиков и немецких беженцев причине,я делал перерыв в обзорах. Каюсь.

Продолжим же изучать фик Великая Имперская Война, и у нас шестая интерлюдия, последняя.

Первый ее кусок про Серану, которая слегка обжилась в Маркарте, покупает книжки по истории, и недавно зашла в таверну. А там к ней стал клеиться бард.
- Ну вот, вы даже потеряли дар речи от моего бескультурья! Где же мои манеры?! Позвольте представиться – меня зовут Огмунд Певец и я выпускник Коллегии Бардов из Солитьюда! – шутливо поклонился этот музыкант, не подозревая, что в воображении Сераны уже умер десяток раз мучительной смертью.
- Фьора. – Коротко бросила она, используя то имя, что придумали они с Тарном.
- За вас, госпожа Фьора! – прокричал блондин, выпивая кружку мерзкого пива, - позвольте узнать, откуда такая прекрасная дама родом?
- Даггерфол, - бросила первое, что пришло на ум Серана.
- А, благодатные места! Знаю я песню одну, прекрасная госпожа. Не желаете послушать?

Молчание Сераны, видимо, было растолковано им, как знак согласия.

- Дамы и господа! Следующая песня посвящается прекрасной леди Фьоре из Даггерфола, посетившей наш многострадальный город. Готовы? Начали! Со-олнце встаёт над за-аливом Иллиак…

Неизвестно откуда, но в руках норда появилась лютня, а барду скоро начали подпевать несколько человек. Стоило признать, что голос у певца был действительно неплох, как и игра на лютне, но на этом достоинства заканчивались. Зато, как поняла Серана, этого барда здесь уважали и не подходили к ней, пока рядом сидел этот Огмунд. Это было терпимой платой за его подкаты.

- Ну как тебе песня? Стой! Не отвечай сразу, ведь нужно вначале обдумать, а потом уже выносить вердикт. Так нас учил Виармо из Коллегии. Хороший преподаватель, хоть и альтмер. Когда началась эта война, его собрались было затравить студенты и даже некоторые преподаватели, но профессор Инге Шесть Пальцев по секрету рассказала нам, что Виармо некогда бежал из Алинора, так как был из семьи чиновников, оставшихся лояльными последнему королю Саммерсета, за что и получили смертный приговор от Талмора. Грустно, наверное, осознавать, что твоя родина теперь тебе враждебна и желать ей поражения, ведь иначе Талмор таки доберётся до него. – Неожиданно расчувствовался норд.
- Понятно. – Донеслось от девушки.
- Хех, ты, наверное, думаешь: «Когда уже это пьяное отродье от меня отвалит?», да?

Не дождавшись от вампирессы ответа, он продолжил.

- Не смотри на меня так! Плохим я буду бардом, если не смогу угадывать настроение людей, ведь за неуместную песню можно не только чаевых лишиться, но и в морду получить!

Норд перевёл дух, приложившись к бутылке вина Сераны, но её такая мелочь не волновала, ведь сама она сделала лишь пару глотков для вида.

- Эх-х-х, ну и кислятина! Как только имперцы могут это пить! Да ладно имперцы, в нашем Солитьюде каждый трактир имеет один-два вида пива и целый список вин! Пока я учился там, в Коллегии, то выучил биографию братьев Сурили лучше, чем «Сказ о Языках»!

Несмотря на нелестную характеристику алкоголя, поглощение последнего продолжалось ещё несколько минут, после чего последовал следующий вопрос.

- Будет ли мне позволено узнать, каковы ваши дела в Скайриме, госпожа Фьора?
- Думала учиться в Коллегии Шалидора, а там – как пойдёт. – Выдала брюнетка заранее заготовленный ответ.
- Эм-м, вы имели в виду Коллегию Винтерхолда? – уточнил бард, наливая вино в стакан.
- Верно. – Выдавила из себя подобие улыбки девушка.

Мысленно Серана готова была влепить себе пощёчину. Она забыла, что ранее это учебное заведение именовалось именно так, только с тех времён прошло уже более тысячи лет. Незначительная деталь, но кто-нибудь может начать подозревать что-либо, а вампиресса училась избегать ошибок.

Воцарилось молчание и, когда нордка уже мысленно обрадовалась, то бард снова подал голос.

- Знаете, я ведь почему сегодня, как свинья напиваюсь? Потому, что сегодня вступил в Легион и скоро отправлюсь на Юг, чтобы воевать с Доминионом. Вот, поглядите, - достал он несколько листов бумаги, на каждом из которых был вензель и сургучная печать с изображением дракона, - Получил сегодня подтверждение с подписью трибуна Тарна. Буду полковым музыкантом! Они хоть и получают меньше рядовых легионеров, но и в гущу боя не лезут, хотя хотелось бы денег побольше, конечно…
- А кто получает больше? – бросила невзначай девушка.
- Так ясное дело, что боевые маги! – сказал с непонятным воодушевлением Огмунд, - Колдуны гребут деньги лопатой, чтоб их! Правда, умирают они тоже чаще, ведь враг перво-наперво старается выбить именно этих, чтобы колдунством своим не мешали, но грамотный офицер не даст своих магов в обиду и организует правильное прикрытие. Кстати, - хлопнул себя по лбу бард, уплетая раздобытый где-то сухарь. – Если маг умеет алхимию варить, то там какие-то надбавки предусмотрены, а по окончанию службы дается эта… как там её… субса… субсида… в общем, скидка на дальнейшее обучение в Синоде - это сиродильские маги так себя обозвали. Я сегодня всё это в вербовочном пункте слышал, когда в очереди стоял и заполнял бумаги. Тогда ещё мысль возникла: «Вот бы знать магию! Деревяшку в золото превратил бы…[1]». – Распинался в рассказе норд, но Серана его уже не слушала, думая о своём.


Честно говоря, я так и не понял, этот Огмунд является авторской выдумкой, или это Огмунд из игры, пока что молодой? В любом случае он замотивировал Серану пойти наниматься в Легион, быть штатным магом. Деньги ей нужны, да и лучше на глаза соглядатаям Харкона не попадаться.

Второй кусок начинается спустого отрывка, как талморский солдат прессует торговца, как тут появляется Альдимион, который как мы помним *загибает пальцы* кровавый чекист, СС-ман, агент ЦРУ Нирн-стайл, и вообще страшный чело...эльф. Солдата он окоротил, и собирается устроить ему наказание, ведь солдаты-грабители/мародеры/насильники не нужны.

Далее был диалог, который вы можете сами оценить:
- Уничтожение базы Клинков в Храме Повелителя Облаков скоро начнётся. – Открыл глаза эльф, обозревая серьёзные лица, устремлённые к нему.
- Полагаю, партия уже разработала план? – донёсся голос подчинённого.
- Да, но детали остаются за нами. Мне ещё не прислали свежие разведданные, где бы говорилось о точной численности противника, ведь от этого будет исходить наша тактика. В свою очередь, лорд Наарифин поможет нам. Он даст своих солдат для обеспечения численного превосходства над противником.
- Нужно ли нам это… - послышался неуверенный голос рядом.
- Нужно. Клинки… те, кто уже сражался с ними знают, какие сюрпризы преподносят эти ублюдки. Они не похожи на всех, с кем вы имели дело ранее. Орден владеет множеством уникальных фехтовальных техник и приемов единоборств. Кроме того, у них есть оригинальное оружие, заточенное под их стили боя, но да вы это знаете, по крайней мере, из теории точно. Всё это и многое другое они получили от своих хозяев цаэски и были много веков как кость в горле у Талмора. Наша задача – поставить в этом деле точку, окончательно отправив Клинков на свалку истории.
- Змеиные выкормыши! - презрительно сплюнул Анкано.
- Однако это не всё. Вы же понимаете, что такая организация собирала многие века сведения обо всём, до чего только могла дотянуться. Это значит, что у них есть архив с такой информацией, от которой волосы дыбом встанут. Так вот Талмор ставит задачу добыть документы, хотя я понимаю, что сделать это будет не в пример сложнее в реальности, чем на бумаге.
- Всё настолько плохо? – поинтересовался подчинённый, оторвавшись от книги.
- Всё ещё хуже. Несмотря на потерю костяка организации, Клинки ещё очень опасны, а Эсберн неплохо видит ситуацию и знает о нас – в этом я уверен. Кроме того, Храм Повелителя Облаков изобилует тайными выходами и тоннелями, расположения которых мы не знаем. Да что там, мы даже план крепости знаем очень приблизительно, ведь ни один наш лазутчик ещё никогда не выбирался из крепости живым, а вся информация – от допроса пленных, которые могли и соврать, чтобы не подставлять своих.
- Значит, скрытное проникновение отменяется? Не очень-то хочется лезть к сильному врагу в незнакомую местность. К тому же, те, кто сами столетиями влезали в чужие укрытия – наверняка о своём позаботились. – Предположил один из бойцов.
- Что верно, то верно. Сигналки, магические ловушки – ещё не самое главное, что ждёт нас там. Наверняка, из-за угла может даже дремора выскочить.

Все замолчали. Отряд знал о лютой ненависти своего начальника к даэдра, которая походила на патологию. Алдимион терпеть не мог всех обитателей Обливиона – от чахлых скампов, до Принцев Даэдра. Причина этому была проста – Кризис Обливиона, который так и не отпустил старого альтмера из прошлого. Тогда, ещё молодой высокий эльф видел, как раскрываются врата прямо посреди города, а чудовища тотчас рвут на части жителей. Именно поэтому Алдимион предпочитал лицезреть даэдра только в виде ингредиентов в алхимической лавке.
- К тому же, Эсберн – хороший маг школы Колдовства и призовёт на помощь столько дряни, сколько потянет его резерв. – Продолжал говорить лидер не меняясь в лице.
- Тогда, какой план нам предлагает партия? – задал кто-то резонный вопрос.
- Они санкционируют использование заклинания «Врата». Предвосхищая ваши вопросы, я скажу, что был против этого, но меня никто не слушал. Анкано, ты готов примкнуть к остальным в исполнении заклинания?
- Я? Ну… да, - провёл рукой по длинным волосам указанный альтмер. – Но вынужден вам сказать, что никогда раньше не использовал магию такого порядка, однако, я буду готов к назначенному времени. А когда оно будет, кстати?
- Точно не знаю, но до потепления и до возобновления военных действий. Партия хочет, чтобы к весне от "акавирских пособников" остался лишь пепел.


Тут я не понял, что значит Клинки лишились костяка, когда их главные вроде бы никуда не пропадали? Повырезали-то как раз полевых агентов, а они заранее записаны, как возможные потери. И поправьте меня, но Клинки - это не джедаи, самые-самые главные по фронтам не носятся.

А дальше автор решил немного раскрыть эльфийского палача. Через известный всем нам киношный ход, через записи или фото.

Закончив собрание и поднявшись к себе, Алдимион запер дверь изнутри комнаты и достал из вещей неприметную деревянную шкатулку, вытащив из неё аккуратно сложенный лист бумаги с изображением на нём.

Рисунок показывал несколько человек, меров и одного аргонианина. Все изображённые носили доспехи Легиона и выстроились компактно, чтобы художник запечатлел и море с маяком на фоне. Среди улыбающихся парней Алдимион нашёл и весёлого молодого альтмера, в котором с трудом можно было узнать его самого.Перевернув лист другой стороной, высокий эльф всмотрелся в надпись, гласившую: «3Э 430 год. Провинция Сиродил; графство Анвил;V Легион; 9 когорта ».

- Три года до повсеместного открытия врат Обливиона… а теперь и я буду причастен к похожему… - Тихо произнёс эльф.

Командир спецотряда ещё раз посмотрел на весёлые лица тех, кого уже давно нет и порадовался, что его товарищи не видят, в какое чудовище он превратился, имея на руках сотни убитых, из которых только малая часть того заслуживала.

Бережно свернув бумагу, альтмер достал из шкатулки ещё один предмет, оказавшийся серебряной медалью в виде ромбовидного имперского дракона – медаль за отвагу и доблесть, выданная Алдимиону после боя с крупной шайкой(«Группировку» заменил на «шайку». ) пиратов на побережье Абессинского моря. Вообще, за эту вещь в Доминионе можно нарваться на очень большие проблемы, но Алдимион имел много привилегий, да и умеет держать в тайне свою жизнь, потому и владеет запрещёнными, но дорогими лично для него предметами.

Но всему приходит конец и альтмер сложил предметы в шкатулку, достав талморские бумаги, присланные сегодня из Алинора…


Знаете, этот Альдимион за небольшое время своего нахождения в тексте. уже куда более интересен, нежели попаданец, который вообще-то главный герой. У меня вообще мысль,что лучше бы автор безо всякого попаданца, писал историю войны, с позиции уймы разных персонажей, раз ему так нравится перескок с одного персонажа, на другого.

Третий кусок показывает нам Императора, и его жену, Инессу Диренни, которые размышляют над тем, что вокруг творится.
Несколько минут продлилось молчание, прерываемое лишь скрипом движущегося по бумаге пера, но потом девушка продолжила.

- Кстати, я слышала, что Совет Старейшин провёл внеочередное совещание почти без половины членов, а ещё, что его каким-то образом инициировал Тарн из Скайрима. Что там у них опять происходит? Уж не решил ли бравый офицер повторить «подвиг» предков? – сказано последнее было в шутливой манере, но смешно никому не было.

Тит Мид отложил писчие принадлежности и размял руки, отвечая на вопрос.

- Добавил нам новой головной боли этот Тарн. Мне приходили отчёты как от него, так и от скайримского отделения Пенитус Окулатус, которые, в целом, повторяли друг друга. А на Севере у них там вышло знатное представление. В защиту Тарна, скажу лишь, что мятеж действительно оказался крупнее, чем мне изначально докладывали и в него был вовлечён Талмор и, почему-то культ Вермины. С последними, кстати, разобрался Верховный король, вышедший на связь с нашим офицером. А вот дальше начался полный беспредел: Ульфрик начал расправу над жителями Маркарта, не разделяя особо нордов и местных бретонов, а Тарн арестовал Буревестника, официально обвинив в военных преступлениях. На этом он не остановился, а отправил норда, вместе с Маданахом, кстати, через Морровинд.
- Ого! А почему так сложно? – удивилась Инесса, слушавшая со всей серьёзностью.
- Да тут он прав, ведь у Ульфрика есть эти его подручные, что плевать хотели на законы и могли бы попытаться отбить своего лидера, иди конвой через Фолкрит. – Терпеливо объяснял жене монарх особенности Скайрима.
- То есть, Совет Старейшин теперь должен что-то решить по этому поводу?
- Уже решил. Ульфрик будет осуждён и получит тюремный срок, длительность которого определим позже. Проблема в том, что ярл Бергар почти сразу же стал добиваться освобождения своего сына, забрасывая письмами все инстанции. Теперь я рискую получить очаг нестабильности в самой лояльной до этого провинции! – стукнул кулаком по столу император, впрочем, быстро придя в себя. – Лучше бы этот Ульфрик просто исчез на просторах Скайрима. Но если он жив, то я не понимаю мотивов Тарна и того, кто за ним стоит.
- Всё настолько плохо? – нахмурилась полуэльфийка.
- Как сказать. С моего ведома, сенаторы продлили «командировку» Тарна в Скайриме, чтобы он решал проблемы, которые сам же и инициировал. Его даже похищали прихвостни Буревестника, представляешь? – слегка усмехнулся имперец. – Но, ожидаемо, офицер выбрался из плена, а похитителей более никто не видел.
- Не удивительно. Сущность, стоящая за ним не даст ему умереть, пока не получит желаемого. Знать бы только, что это за желаемое…
- Не стоит нам это знать. – Мягко, но настойчиво произнёс император, бросая взор на Золотую Марку, лежащую на соседнем маленьком столе.
- Ты прав, но что тогда по ярлу Истмарка? – заметила взгляд мужа девушка и поспешила сменить тяжёлую для него тему.
- Бергар… он хочет вернуть своего единственного живого сына и наследника, что понятно. Вот только Ульфрик совершил тяжкое военное преступление, в чём был официально обвинён моим представителем, а под словами Тарна подписался ещё и ярл Хролфдир, что само по себе не шутки, ведь эти двое каким-то образом склонили на свою сторону Верховного короля, - видя изумлённые глаза спутницы жизни, монарх продолжил. – Истлод отказался обжаловать обвинение по просьбе Бергара, хотя и имеет такое право. Более того, на счету Тарна появилась тысяча септимов неучтённого дохода, а отправителем значится королевский двор Солитьюда.
- У Тарна есть счёт в ВИК? И как ты узнал?
- С момента появления денег и есть, а узнал, всего лишь спросив свою тётку Алексию, которая сидит в совете директоров, несмотря на беременность.
- Вот это дела! Политика похлеще, чем в Хай Роке. А каковы будут твои действия?
- Закон здесь противоречит сам себе: с одной стороны, единственный наследник имеет иммунитет от преследования, кроме антигосударственных, вроде сепаратизма, но ярлу Бергару недолго осталось, если быть честным, а тогда Ульфрик станет ярлом и удерживать в заключении правителя, пусть и виновного, чревато.
- А почему Медведь Истмарка долго не протянет? – задала резонный вопрос Диренни.
- Об этом вообще немногим известно, но в молодости Бергар был авантюристом и залезал со своей группой в нордские могильники, ища там ценности в карман и адреналин в кровь. Однажды, они влезли в какую-то лабораторию и, скорее всего, открыли или разбили что-то, чего трогать не следовало. Как итог – половина группы умерла в муках в первые несколько дней, а остальные прожили дольше, но тоже отправились в свой Совнгард раньше срока. Сам Бергар унаследовал холд, а став ярлом, получил возможность тратить большие деньги на лучшие алхимические снадобья и периодически нанимать мастеров целительной магии из относительно близко расположенной Коллегии Винтерхолда. Именно эти вещи ещё держат его по эту сторону Мундуса, но с каждым годом ярл всё больше сдаёт, а известие о пленении его сына эльфами и вовсе подкосило старика.


Я прошу заметить, что никто из них двоих, даже не подумал, что Тарн выбрался из плена сам. Подробностей его освобождения они явно не знают ( хотя императору должны докладывать все, в подробностях), но делают вывод - это некий даэдрический Князь его оберегает, а сам он ни на что не способен. Показательный контраст, между тем, как много все его обсуждают, и какой он сам по себе никакой.

А вот инфа про папашу Ульфрика, весьма любопытна. Как я понял, это не каон, но логичная додумка.

Четвертый кусок отправляет нас в штаб-квартиру Клинков. Эсберн собирает их, чтобы сообщить пренеприятнейшее известие.
- Полагаю, все в сборе, - начал Эсберн, сложив руки на груди, - Вы уже в курсе, что Доминион хочет нас окончательно втоптать в прах и попытается сделать это в ближайшие пару месяцев.

Все промолчали, ибо разведданные были им известны, а пустой разговор вести не требовалось.

- По наши души приехал сам Алдимион, а значит – всё очень серьёзно.

Дельфина сжала кулаки и скрипнула зубами. Имя этого альтмера она всегда произносила вместе с нецензурной бранью, ведь многие её друзья и знакомые не вернулись с заданий, где был замечен этот мясник, который уже две с половиной сотни лет только и делает, что убивает.

- Разумеется, я этого так не оставлю, – спокойно продолжил норд. – Первым делом, я отозвал в храм всех агентов, распечатал хранилище артефактов и даже набросал пару планов, которые мы сейчас будем обсуждать.
- У тебя есть план действий. – Скорее утверждал, чем спрашивал редгард средних лет, являющийся одним из командиров.
- Верно. Я предлагаю устроить в Имперском городе покушение на Алдимиона и, по возможности, его солдат.
- Идея неплоха, но этот лис за милю почует внимание на себе. Не тебе мне рассказывать об этом психе, Эсберн. Лучше уделить больше времени подготовке к отражению атаки на храм, ведь то, что она будет – несомненно. – Возразил имперец.
- Вариант покушения оставим на потом, а пока обсудим оборону. – Дождавшись кивков присутствующих, грандмастер продолжил. – Алдимион ненавидит даэдра во всех проявлениях. Не могу сказать, что не разделяю его мыслей, но для обороны от превосходящих и умелых сил противника, нам придётся воспользоваться «услугами» Обливиона.

Пока все недоумённо смотрели, пытаясь понять, что имел в виду Эсберн, последний достал из стоящего рядом ящика какие-то предметы.

Первым предметов оказался шар, чуть превосходящий в диаметре голову человека. Был он матово-чёрным, но если присмотреться, то можно было увидеть тёмно-красные всполохи внутри. От шара чувствовалась очень сильная тёмная магия, от которой был некоторый дискомфорт.

- Сигильский камень, дамы и господа. – Улыбнулся произведённому эффекту Эсберн. – Извлечённый некогда Защитником Сиродила из Мёртвых Земель Дагона и подаренный нам. Используется, как накопитель энергии Обливиона, питая врата, для удерживания их в Нирне.

Не дав кому-либо высказаться, норд продемонстрировал второй артефакт, оказавшийся книгой в сером переплёте и с большой даэдрической буквой oht,обозначающей Обливион. Но всё изменилось, стоило Эсберну лишь открыть книгу…

Дельфина машинально пригнулась, ведь в помещении, как будто, стало темнее, а в голове послышался шёпот на незнакомом языке. Остальные тоже заозирались, кто-то потянул из ножен катану.

Продолжалось это пару секунд, пока обложка не легла на своё положенное место, заставив всех вздохнуть с облегчением.

- Эсберн! Твою мать, что это за монстра ты притащил?! – прокричал редгард с капельками пота на лице и забывший о субординации из-за стресса.

Норд не обратил внимание на нечаянную грубость в свой адрес и посчитал нужным рассказать одну историю.

- В далёкие времена Эры Рассвета, когда боги ходили по земле, а времени, как такового, не существовало, произошёл один случай. Акатош, он же Аури-Эль взял к себе в помощники некоего альдмера[3] Ксаркеса, позже известного, как Заркс. Этот субъект работал писарем, записывая под диктовку Дракона Времени события, что были, есть и будут. Неизвестно, что в какой-то момент между ними произошло, но Ксаркес сменил имя на Заркс и перешёл на «тёмную сторону», став работать на Даэдра. Результатом этого стали две книги – Огма Инфиниум у Хермеуса Моры и Мистериум Заркса у Мерунеса Дагона. Как вы понимаете – у нас сейчас второй вариант на столе. – Хмыкнул Эсберн, убирая книгу в ящик.
- Эсберн, ты же понимаешь, что артефакты такого уровня нельзя использовать по первой прихоти! Это нужно согласовать с императором, сенаторами… - Неуверенно проговорил заместитель главы тайных операций Гай Весул.
- Мы сами по себе, Гай. – Отрезал Эсберн. – Император ясно дал понять, что не нуждается в Клинках, а мы не обязаны следовать за ним, ведь согласно Второму Постулату Драконьей Стражи, мы должны защищать императоров драконьей крови – драконорождённых, проще говоря, а Миды под эти критерии не подходят. По этой причине, орден Клинков выходит из подчинения императору и действует самостоятельно, хотя, фактически, так уже давно и есть.

После окончания собрания, когда все вышли, Дельфина осталась задать пару вопросов Эсберну, но тот её опередил.

- Дельфина, я знаю, что у тебя много вопросов, но я бы хотел поручить тебе ответственное задание. – Почему-то грустно проговорил грандмастер, открывая тайный проход из выезжающей секции стены и приглашая бретонку за ним.
- Какое? – спросила девушка, начиная понимать, зачем было устраивать собрание именно здесь.
- Наш архив – гордость и сила ордена Клинков. Некоторые манускрипты написал сам потентат Савириен-Чорак[4]. Личные дела, карты с важными объектами, записи о драконах, секреты даэдрических и аэдрических артефактов, расшифровки Древних Свитков и многое, многое другое. Ты же понимаешь, что Талмор положит по дороге сюда горы из трупов, лишь бы забрать эти архивы. Если мы начнём проигрывать и я пойму, что ордену пришёл конец, то дам тебе сигнал. Ты же должна будешь уничтожить всё, вплоть до последнего манускрипта. Понятно?
- Д-да! – произнесла девушка, понимая, какую ценность представляет для Эсберна и ордена это место, но Дельфина привыкла исполнять приказы, не подвергая их сомнениям.


Наверное потом, в планах, автор собирался написать про штурм обители Клинков, про то, как они с талморцами сцепились насмерть, про интересное... Но не написал. И насколько я могу попытаться экстраполировать авторский уровень и стиль, это была бы очередная слитая, неинтересная битва.

Правда вот что расходится с каноном, это то, что архивы вывозила Дельфина. Вроде бы наоборот, она просто выжила, а Эсберн, будучи архивариусом, уволок несколько полезных книжек ( и то, не все).

В примечаниях автор пишет, что в заклинание "трансмутация руды" он не верит, это игромех и почти чит, поэтому в его фике ее не будет. Ну и подметил, что у эльфийских оккупантов своя валюта, и что Заркс - альдмер, а не альтмер, это разные вещи.

Ну и на этом обзор закончен. Думаю вам найдется что сказать. Жду мнений.

Для вас работает радио Икс https://www.youtube.com/watch?v=u1xrNaTO1bI

#дети_кукурузы #фикопанорама #мультифандом
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 6 комментариев

кукурузник
Хальве!

Терпеть не могу рекламу гугла на ютубе, ее нельзя пропустить.

Продолжается фик Великая Имперская Война, и между прошлой главой 27, и текущей главой 28, автор разместил полуглаву, где устроил что-то вроде камингаута. Не тот, когда признаешься в том что ты ненатурал, а когда раскрываешься в своих пристрастиях, и желаниях.Автор расписал, что он ввел Серану, у него свои замыслы, переписывать сюжет под чужие хотелки не будет, и оставил ссылку на видео https://www.youtube.com/watch?v=Q-iomrjD2jE

Нам это не интересно. у нас глава 28, и Серана собиралась сожрать попаданца.

- Что?! – впервые подала голос девушка, - откуда…

Вдруг, она остановилась, осмотрела меня с ног до головы и продолжила:

- Сиродилец? А я сначала и не заметила. Это ты командовал теми доходягами?
- Что? Конечно же нет! Я их пленник, к слову.
- Тебя послал мой отец? - прилетел следующий вопрос.
- Нет, я не имею никакого отношения к Харкону.
- Но ты знаешь его и знаешь моё имя. Кто ты и что здесь делаешь? Лучше бы тебе отвечать быстро и честно, ибо настроение у меня препоганое. – Донеслось от вампирессы.
- Давай поговорим и я всё расскажу.
- Хотелось бы. Погоди немного, мне надо забрать свои вещи, - с этими словами девушка вернулась к саркофагу, откуда достала вещмешок и здоровенный Древний Свиток. Обе вещи легко и непринуждённо отправились ей за спину.

Видя мой недоумённый взгляд, нордка лишь усмехнулась.

- Пойдём подальше, здесь несколько грязновато.

В последний раз я оглянулся на останки Тормунда и его группы. Как бы там ни было, я не испытывал к ним симпатии, но и смерти им тоже не желал. Подобрав железный меч одного из погибших нордов, я направился за девушкой.

Расположились мы у оставшегося от нашей стоянки кострища возле пещерной башни.
- Ну, я жду. Не пытайся убежать - я чувствую биение твоего сердца за милю и плевать, что оно тут одно в округе бьётся. Для начала, скажи кто ты.
- Луций Тарн, трибун Восьмого Легиона.

Дальнейшая реакция Сераны меня несколько удивила.

- Тарн? А не к Тарнам из Сиродила ты относишься?
- Да, а ты откуда знаешь?
- Просто в замковой библиотеке была пара книг по магии и некоторые из них были под авторством сиродильских волшебников фамилии Тарн. Ты тоже маг, сиродилец?
- Нет, мой потенциал оставляет желать лучшего.
- Понятно. Раз ты знаешь имя моего отца, то мне представляться нет необходимости. Ты работаешь на Харкона? Я удивлюсь, если он решился воспользоваться услугами «жалких смертных».
- Я не работаю на него и те норды тоже.
- Тогда что вы делали в этом месте?
- Северяне искали сокровища, а я был у них в плену.
- В плену? У вас что – война?
- Нет, по крайней мере, не между собой. Просто они меня схватили за то, что я арестовал их лидера.
- Месть? Видела такое пару раз. Странно тут видеть сиродильца и ты упомянул какой-то там Легион. Что это такое?
- Вооружённые силы Империи. Некогда появились в Сиродиле, а теперь есть во всех провинциях.
- Империя? Какая ещё Империя? Сиродил, что – опять вторгается в Скайрим? – удивлённо подняла брови вампиресса.
- Скайрим уже давно часть Империи, а центр государства в Сиродиле, в Имперском городе, если быть точным.
- Что за Имперский город?
- Башню Белого Золота знаешь?
- Не продолжай, - перебила меня девушка, - поняла. Тогда, получается, что этот твой Легион имеет дела с Харконом?
- Не имеет. Я вообще про него случайно узнал и лично не видел никогда.
- Хм, вроде бы даже не врёшь, но и многое недоговариваешь. Поступим следующим образом, ты отведёшь меня домой, а я оставлю тебя в живых и даже свои деньги отдам. Пятьдесят харальдов тебя устроят?

Вот этот вариант меня совсем не устраивает. Я не хочу встречаться с лордом Харконом, да и дороги до его замка не знаю, а Серана еще не понимает, что прошло много лет с момента её погружения в стазис. Что ей говорить? Я допустил ошибку, упомянув имена её и Харкона, а, значит, придётся раскрыть правду, большую её часть, во всяком случае.

- Серана, я не могу тебя отвести домой. – Начал было я, но был прерван.
- Ты сейчас не в том положении, чтобы отказываться. Я могу выпить тебя досуха, но из уважения к фамилии великих магов и от того, что мне интересно, как смертный, да ещё и чужестранец смог узнать имена тех, кого он даже не видел, по его же словам, дам тебе шанс. В последний раз тебя предупреждаю – выкладывай всё.

Мне пришлось в упрощённой форме рассказать, что в мире, параллельном этому, есть некие сказания, в точности повторяющие события, произошедшие в Тамриэле. Странно, но упоминания параллельных миров Серана приняла довольно легко, объяснив это фразой: «Почему бы и нет?». Как видно, магам проще воспринимать такие вещи, чем остальным, а вот некие «сказания о Древних Свитках», в одном из которых она принимает участие, её здорово разозлили. Осознание того, что жизнь Дочери Хладной Гавани где-то стала общественным достоянием, не добавило ей оптимизма. Про двоих эпатажных даэдрических Принцев я, разумеется, умолчал.

- Почему ты не думаешь, что я тебя обманываю? – не удержался от вопроса я.
- Это видно, когда кто-то пытается обмануть. Я ведь старше, чем кажусь внешне, - невесело улыбнулась нордка, - а значит и опыта у меня больше. Да и можно легко узнать, правду ты говоришь или нет.

После этих слов, брюнетка уставилась мне прямо в глаза. Непонятным образом, но я не смог оторвать взор от жёлтых глаз порождения ночи, хотя внутри что-то кричало от неправильности ситуации…

Очнулся я на том же месте, только лежа на камнях. На секунду показалось, что всё это было сном и сейчас Тормунд позовет всех на ужин, но в полумраке пещеры на меня глянули нечеловеческие глаза и я впал в ступор.

- Что со мной случилось? Я отрубился?
- Вроде того. Я применила на тебе «Обольщение вампира» и подробно расспросила о тебе, себе, отце и мире. До сих пор не верю, что все случилось именно так. Что мне теперь делать?
- Ты… ты применила ко мне вампирский гипноз? А что, если бы мои мозги в кашу превратились и я стал бы слюнявым идиотом?
- Не стал бы. Это по-другому работает, - безжизненным голосом произнесла девушка.
- А сейчас я не под чарами? – осторожно спросил я.
- Нет, я всё развеяла, когда закончила допрос.
- Так что именно ты узнала, например, обо мне?
- Что ты не совсем тот, за кого себя выдаёшь и в этом замешаны некие даэдра. Дальше я прервала допрос. Что бы там ни было – это твои дела и вмешиваться в «игры» Принцев я не буду – жить охота, знаешь ли.
- А по существу?
- Ты пересказал мне некую историю, где меня нашёл некто… я так и не поняла толком, кто. Мы отправились к Харкону, но ему, как и раньше, был нужен лишь Древний Свиток и моя кровь, а на свою дочь ему плевать. Потом я и тот… субъект пошли искать лук Аури-Эля в какие-то богами забытые земли, кого-то встречали, кого-то убивали, а в итоге – нашли мою мать и убили отца.
- Так ты всё знаешь…
- Многое мне непонятно, но суть я уловила. Забудь, что я говорила ранее – мне не нужно в Замок Волкихар. Пусть отец и дальше меня ищет, если хочет, а я ему подарка не сделаю, явившись на блюдечке и со Свитком.
- Я бы и не смог. Понимаешь, я не знаю точного месторасположения замка, у меня нет времени на поиски, а самое главное, если я приду к Харкону – обратно уже не выйду. Стану их обедом. В лучшем случае – рабом.
- Неприятно это признавать, но ты прав. Мой отец и семью-то свою воспринимает как инструменты, а остальных и вовсе ни во что не ставит. Потому я и не хочу больше к нему идти. Хочется, конечно, мать увидеть, но… нет у меня пока моральных и физических сил лезть в этот самый Каирн Душ, да и врагов тамошних я не потяну, если, конечно, ты в своем рассказе не соврал.
- Ну, твоей матери прямо сейчас ничто не угрожает, а навестить ты можешь её хоть через сто лет, - вставил свои «пять копеек» я.
- Может и так. Мне нужно обдумать всё произошедшее, да и есть у меня претензии, что к отцу, что к матери, но это уже только моё дело. А знаешь что, даже хорошо, что ты знаком с моим прошлым и возможным будущим – не станешь задавать вопросов, на которые я не хочу давать ответы.


И тут я наконец-то увидел, как отношение к попаданцу явлено через диалог, причем явлено логично. Видимо автор вдруг вспомнил, что с попаданцем все общаются как роботы, и что доброжелатели, что недруги, одинаково тусклые. А тут Серана, которая над ним доминирует ( и не без причины), и которая разговаривает в соответственной манере. Прямо миска макарон для оголодавшего.

Неплохо и то, что он ей объяснял что было, пока она спала. Этого мне в аддоне решительно не хватало, диалогов, где можно ей рассказать больше, чем предлагает игра.

Правда поначалу она как-то странно затупила. Вот норды в пещере, а имперец. который с ними, заявляетчто пленник. Откуда вопросы про войну, может это просто разбойники, украли именно этого имперца, и устроились в пещере, ждать выкуп.

Кстати, порадовало что она не стала с ним миндальничать, и расспросила своими методами. Это конечно ООС, но хотя бы линия поведения характерная и последовательная.

Кто сейчас Верховный король Скайрима?
- Истлод Солитьюдский, но тебе это не о чём не скажет.
- Здесь я решаю, что мне и о чём скажет. Просто отвечай на вопросы и этим самым заслужишь свою жизнь и свободу. Теперь, расскажи мне об этой самой Империи.
- Ну, как сказать? Ты какую по счёту Империю помнишь?
- По счёту? Не знаю… Сначала была эта Алессия со своим восстанием, но нас нордов это не особо коснулось, ведь кроме военной помощи Скайрим не имел отношения к вашему Сиродилу. Потом были Реманы и к ним в какой-то момент присоединился и Скайрим. Когда династия вымерла, то править стали цаэски, но это всё ещё считалось второй Империей, второй же? Но змеелюдей тоже поубивали, Скайрим отделился и начался беспредел, а очень скоро отец нашёл пророчество и в нашей семье начались… проблемы и я оказалась здесь. Дальше ты мне расскажи.
- Ну, там всё непросто. Тот период позже назвали Междуцарствием. Длился он более четырёхсот лет и чего тогда только не происходило: ворох региональных войн, пара эпидемий магического происхождения, с которыми даже божественные алтари не справлялись. Был даже один прорыв Молага Бала в Нирн и последовавшая за этим Война Альянсов, когда три военных союза воевали друг с другом и с недоразумением, оставшимся от Империи, возглавляемой семьёй Тарн.
- Твоя семья сидела на Рубиновом троне, да ещё и была заодно с Молагом Балом? – засмеялась вампиресса, - Знаешь, а мы можем и поладить. Хотя, ты же не Тарн, а…
- Теперь я Тарн, - перебил нордку я, - Просто так проще. Я не забываю себя изначального, но жить на две жизни нереально, вот и приходиться в прямом смысле становиться одним имперцем, благо, что не орком или аргонианином.
- Хорошо, больше эту тему поднимать не буду. – Неожиданно легко отстала собеседница.
- После почти половины тысячелетия смут и раздоров на службу к сиродильскому императору Кахлекейну, поступил один удачливый военачальник по имени Хьялти. Позже, когда Кахлекейна убили при неясных обстоятельствах, Хьялти сам сел на трон, сменив имя на Тайбера Септима. Этот индивид впервые в истории захватил весь континент и основал третью Империю, поставив во главе династию Септимов, драконорождённую, кстати.
- О, так Чим-эль- Адабал[1] всё же был найден? А то его, помнится, потеряли.
- Нашли. Если быть точным, то свалился он на Тайбера, как и многое ещё.
- Я гляжу, ты недолюбливаешь этого Тайбера Септима, хотя он и объединил Тамриэль, почему так?
- Как сказать, я уважаю его, на самом деле, но считаю незаслуженно переоценённым его персону. Понимаешь, ещё никто и никогда в истории не получал столько подарков от высших сил, а чтобы с ними не победить – нужно совсем себя не уважать.
- А что за дары от высших сил?
- Для начала, драконорождённость и признание Седобородых, что нарекли его Исмиром и обучили Ту`уму, так же они призвали сущность древнего короля из Первой эры Вулфхарта, ставшего помощником и наставником Хьялти. Кроме того, на стороне первого Септима был и Зурин Арктус – сильнейший чародей своего времени, а может и не только своего. Спустя некоторое время Талосу стал служить и дракон Нафаалиларгус, а позже еще и последний цаэски Тамриэля, который помог заново собрать и реформировать Драконью Стражу, ставшую Клинками. Вивек подарил императору Нумидиум – «медного бога», а по факту – гигантский титан-шагоход, опередивший своё время на тысячелетия технического развития. С его помощью осада Алинора длилась всего лишь час, но Тайбер этим делом умудрился вызвать Прорыв Дракона[2].
- Хм. Весёлое было время, однако, но это в прошлом. Вернёмся к сегодняшнему дню. Что из себя представляют Скайрим и Тамриэль сегодня?
- Печальное зрелище и, если хочешь знать, нынче не лучшие времена для путешествий. Сейчас идёт масштабная война, которую в моём мире назвали бы мировой, а в этом скоро нарекут великой. Для того чтобы всё было понятно, расскажу о нынешнем политическом устройстве континента.

Сегодня времена единой Империи и открытых границ давно в прошлом и Тамриэль разделён на три государства.

Первое из них – Чернотопье, занимающее одноимённую провинцию и населённое почти полностью одними лишь аргонианами. Ящеры проводят крайне агрессивную националистическую политику и имеют очень сильную армию. К слову, они изгнали орды даэдра Мерунеса Дагона самостоятельно. Монарха не имеют, а правит там некий совет, именуемый Организмом и состоит он из членов партии Ан-Зайлиль. Партийное руководство, вероятно, имеет связь с деревьями Хист, которые таким образом диктуют свою волю всем агргонианам. Большее сказать не могу, так как их государство находится в самоизоляции и крайне неохотно пускает чужеземцев.

Вторая страна называется Альдмерский Доминион. В него входит Саммерсет, Валенвуд и Эльсвейр. Также является республикой и управляется партией Талмор, состоящей из высоких эльфов. Идеология у них отдает расизмом, ксенофобией и тому подобными вещами. Людей там ненавидят от слова совсем и этнические чистки это только подтвердили. Мечтают вернуть Эру Рассвета, так как, считается, что тогда эльфы обретут «утраченную» божественность. В данный момент воюют с нами на территории Хаммерфела и Сиродила.

Третье и самое большое государство материка – Империя Тамриэль, иногда именуемая Сиродильской Империей, либо Империей Мидов, по имени правящей династии. То, что осталось от некогда могущественного государства, теперь постоянно лихорадит, временами угрожая окончательно развалиться на части. Да и нынешняя война тяжело дается Империи. В Империю сейчас входят: Хай Рок, Орсиниум, Хаммерфел, Скайрим, Сиродил и Морровинд. Правит страной император Тит Мид Второй, а само государство имеет федеративное устройство, всё больше походящее на конфедерацию, как по мне. Несмотря на это, страна держится, хотя постоянные катаклизмы, войны и восстания не дают времени для нормального развития.

- Вот оно как, значит… Постой, ты сказал, что Морровинд входит в состав человеческой Империи? Неужели, за тысячелетие характер данмеров настолько изменился? А может быть, этот ваш Тайбер Септим прошёлся по стране и развесил на деревьях каждого пятого жителя? Для профилактики, так сказать. Иначе, я не представляю, как такие ксенофобы могут расстаться с независимостью, ведь даже Реманы не смогли подчинить своей воле Морровинд, а это что-то да значит! – высказала свою точку зрения девушка.
- Ну, с Морровиндом всегда все было сложно и печально. Тайбер Септим мирно включил территорию в свою страну, договорившись с Вивеком и даровал данмерам широкую автономию. В конце Третьей эры Трибунал АЛЬМСИВИ «потерял» свою божественность и канул в Лету, а в начале Четвёртой эры исчез Вивек, что спровоцировало падение застывшего метеорита на его город. После этого началось извержение Красной горы, что разрушила остров и некоторые другие земли. Сразу после этого, аргониане Чернотопья прошлись огнем и мечом по уцелевшим землям, мстя за века рабства, а на деле, грабя и ослабляя потенциального противника. Да, чуть не забыл - ещё до падения Трибунала, провинции угрожал Дагот Ур со своими моровыми тварями и Мерунес Дагон, в очередной раз попытавшийся захватить Тамриэль. Сегодня Морровинд – малонаселённая и нищая провинция, что не в состоянии дать хоть какой-то отпор врагу. Данмеры, в целом, недолюбливали Империю всегда, но ещё меньше им хочется проснуться в один «прекрасный» день не в Морровинде, а в какой-нибудь Великой Аргонии, вот и терпят, да и давление центральной власти там всегда было минимальным.

Далее, пришлось разъяснять про гибель Сота Сила с Альмалексией, Кризис Обливиона и Красный Год. Кратко пробежавшись по событиям Междуцарствия Грозовой Короны и появлением летающего города Умбриэля, я закончил рассказ, оставив слушательницу переваривать полученную информацию.


А тут тонныэкспозиции, хоть и вставлены криво, но на свое законное место. Он рассказывает ей о событиях минувших лет, она сама просила, все логично. Кривизна только в том, что он толкает огромные монологи, а она его почти не спрашивает, и ничего не уточняет. Но ладно, хоть раз эти лекции уместны.

Я правда не понимаю прогона на Талоса. Да, ему сопутствовал успех, но если ты дурак. то никакого успеха ты не достигнешь, и все просрешь.

- Что будешь делать? – осторожно спросил я.
- Не знаю. Теперь не знаю.
- Если спросишь моего мнения, то тебе нужно бежать из Скайрима. Воевать с кланом Волкихар ты одна не сможешь - они всё равно тебя рано или поздно найдут, а тогда, Харкон не пожалеет сил, чтобы вернуть «любимую» дочь домой.
- Без тебя знаю! – огрызнулась нордка,

Мвуа-ха-ха, как классно :) Впервые его одернули, чтобы не умничал, когдастаршие разговаривают, хе-хе.

Она хочет путешествовать. но лучше на войну не попадать, поэтому она хочет пойти в Хай Рок. А попаданец хочет чтобы она его сопроводила, один он не выживет.
- А где гарантии, что ты не отдашь приказ своим солдатам о моём задержании или ликвидации, когда прибудем в Маркарт?
- Моему слову, ты, конечно, не поверишь? – нейтрально спросил я, уже зная ответ.

Отрицательное покачивание головой и было мне ответом.

- В таком случае, у меня нет гарантий. Но я видел тебя в деле, да и практической пользы от конфликта с тобой мне не будет, а вот тебе для путешествия и, какой-никакой жизни, нужны будут деньги. Да не доисторические монеты, которые уже много столетий не в ходу, а актуальная валюта Империи Тамриэль – имперский септим. Я смогу представить тебя, как наёмницу и выплатить жалованье. По своему жизненному опыту знаю, что с деньгами всегда и везде лучше, чем без них.
- Пф-ф-ф, - фыркнула нордка. – Имперцы… Всегда и везде думают о деньгах. И почему Скайрим стал частью вашей Империи? Хотя, если норды за тысячелетия не научились ничему, кроме махания топором и распитию крепких напитков, то так нам и надо.
- Ты такого невысокого мнения о своём народе? – поинтересовался я.
- Не о народе, а об отдельных его представителях, которые и дают почву для стереотипов. Знаешь, что самое обидное? То, что многим нордам нравится, когда их представляют немытыми, полуголыми и вооружёнными двуручной секирой бородачами, от которых разит перегаром.
- Ну. Многие мечтают попасть в Совнгард… - попытался я оправдать северян, хоть и был частично согласен с вампирессой.
- Только вот мне этот Совнгард не светит, а если бы и светил, то я трижды бы подумала, прежде чем появляться в обиталище пьяных в дрова мужиков и баб, да ещё и проводить с ними вечность! – Неожиданно выпалила Серана.


И вот это словоизлияние было настолько натужным и придурошным, что Серана и сама заметила. Поэому велела Тарну не болтать. собралась, и они пошли.

Попутно автор дает НАМ лекцию о Древних Свитках, один из которых Серана с собой таскает. Для знатоков канона инфа лишняя, а кто каона не знает... Тем вообще этот фик будет читать нелегко, он трудно усваивается.

Дальше он задает глупый вопрос:
- Скажи, а зачем ты перебила тех нордов? – решился я задать этот, давно интересующий меня вопрос.
- Понравилось сидеть в плену? – ехидно последовал ответ.
- Конечно нет! Но всё-таки? – не унимался я.

Девушка вздохнула, но ответила.

- И как ты себе представляешь моё объяснение, когда из саркофага в древней заброшенной гробнице, построенной на, предположительно, фалмерских руинах, вылезет девушка, которой полагается быть драугром. Разумеется, те бравые ребята меня зарубили бы просто на всякий случай. А пока думаешь, представь ещё ситуацию – вампирша, что почти тысячу лет спала под чарами, а до этого спасалась от погони, вдруг проснулась. Что с ней стало? Жажда крови и дезориентация в пространстве, вот что! А что она увидела, едва открыв глаза? Толпу вооружённых мужиков, которые могли оказаться чьими-нибудь наёмниками, а могли и охотниками на вампиров оказаться. Ясное дело, я испугалась и запуталась, а ещё прибавь к этому жажду крови, то совсем меня «разнесло» во всех смыслах.

Теперь мне стало многое понятно. Серана не почитала человеческую жизнь, как нечто священное, но и не убивала ради развлечения, что выгодно её отличало от Харкона.


Господи, она озвучила очевиднейшие вещи, что сама голодная, а они собрались напасть. Самооборона и питание, все просто. Да, в каноне Серана на освободителя не кидается, но тут ООС, и даже более-менее реалистичный.

- Значит, говоришь, что меня должен был освободить некий Довакин? – неожиданно настиг меня вопрос.
- Ну почему же некий? Вполне себе конкретный драконорождённый. Последний в Нирне, вроде как даже.
- Всё равно, я не очень понимаю принципа всей этой драконорождённости. Можешь мне объяснить?

Это был сложный и противоречивый вопрос, но у меня была некоторая информация по этому поводу.

- Хм, видишь ли, для начала, обратимся к тем, от кого пошло это слово – к драконам. Сами они являются созданиями Акатоша и считаются венцом его творения. Они сильны, владеют мощнейшей магией, умеют летать и изначально появились с вложенными в их головы знаниями, то есть, не нуждались в познавании мира. Кроме того, у всех с рождения были имена и иерархия, во главе которой стоял Алдуин, именуемый «Бичом монархов» и «Пожирателем мира». Но при всём при этом, у драконов есть одна слабость – они не размножаются, более того, драконы не имеют гендерных различий, хотя, в силу своего характера, крылатые отождествляют с мужским родом. Не размножаются они не потому, что не хотят, а по причине того, что при их создании Акатош вообще не предусмотрел такой функции для своих «детей». Драконов было создано строго фиксированное количество и со временем становится только меньше. Это всё я к тому, что родить никого драконы не в состоянии и термин «драконорождённый» не совсем корректен. Предположительно, этот дар даётся высшими силами в трудный для Тамриэля период. Кем даётся? Это уже серьёзный вопрос. В истории было достаточно много таких людей, кстати, именно людей, а не кого-то ещё. Большинство отсылают нас к Лорхану, он же Шор, а потому и этих людей именуют шеззаринами, то есть, аватарами Шора. Но не всё так просто, ведь Алессия, согласно легенде, заключила договор с Акатошем, получив от него драконью кровь и возможность носить Амулет Королей в обмен на обещание сохранности границы Смертного плана и Обливиона. Как было на самом деле – неизвестно, ибо прошло слишком много времени. Но есть ещё один драконорождённый, чьё происхождение объяснить сложнее всего – самый первый в Нирне, кстати. Это покажется странным, но Мирак, так его зовут, жив и поныне, «замаринованный» вот уже четыре тысячи лет в Апокрифе, как игрушка Хермеуса Моры. Кто ему дал драконью кровь? Вряд ли Лорхан, так как, чтобы появился новый аватар, должен умереть старый, а жрец-отступник жил-не тужил тысячелетиями, в то время, как Пелинал, Вулфхарт, Тайбер Септим и прочие сменяли друг друга, пока не появился тот, кому предначертано сразить Алдуина.
- Не скажу, что мне вот так всё понятно, но суть я уловила. Впрочем, это не отменяет того факта, что неизвестен тот, кто даровал силу этому Мираку. Впрочем, - Серана затихла, что-то обдумывая, - Я от матери как-то слышала, что некоторые принцы Даэдра необъяснимым образом связаны с определёнными Аэдра. Например, Сангвин связан с Дибеллой, а Намира с Марой. В то же самое время Хермеус Мора…
- С Акатошем. – Дополнил я фразу. – Правда, боюсь, что дальнейшие разговоры на эту тему ни к чему не приведут, так как божественная природа находится вне нашего понимания.
- Ты боишься богов? – ехидно бросила вампиресса.
- Есть такое, - не стал отрицать я, - но это не вся правда. Дело в том, что я не могу представить себе такие сложные вещи, которые касаются богов и приравненных к ним. Почитай «Тридцать шесть уроков Вивека», если есть нужда загрузить себе мозг. Бог-Поэт познал Чим[6] и знает, о чём говорит.


Я бы такого говоруна ни о чем бы не спрашивал, он все время рожает лекции. Что ему стоило объяснить проще. что боги дают дар драконьей крови ( способность использовать драконью магию, заключенную в Криках) рандомному разумному, с некими целями, и что ее должен был достать такой вот счастливец, неизвестных ФИО?

Долго ли, коротко ли, а дошли они, но не до Тридевятого царства, а до Драконьего Моста, где встретили поисковый отряд, чо за попаданцем отправился. Серана кстати представлена, под псевдонимом Фьора.
Добрались до Маркарте, Серане награду, а попаданцу три письма.
В первом Истлод благодарил за наводку на храм служителей Вермины, и сообщил, что в банке Восточной Имперской Компании, на личном счету, попаданца ждет тысяча септимов. Хорошие деньги, даже по игровым меркам.

Во втором ярл Истмарка. прилюдно и открыто приглашает попаданца в Виндхельм на праздник. Явно хочет про сына расспросить ( Ульфрика кстати уже отправили), а приглашение - это чтобы не слинял, отказывать ярлам не принято.

В третьем письме, Сове Старейшин ( парламент по-нашему) велит попаданцу самому скорее со всем разобраться.

И напоследок автор вздумал рассказать нам историю вампира Строрри, который служит Харкону, и который добывает в Маркарте информацию обо всем. Биография, немного про самого парня - и вот момент, когда он встретил Серану, сходу узнал в ней вампира, напал, огреб, подвергся допросу, и умер. И на этом обзор закончен. вместе с главой.

Что тут скажешь? ООС Сераны, которая в каноне не такая. Не такая требовательная и жестокая, и не такая кровожадная. Впрочем этот ООС хотя бы принес то, чего в фике так не хватало - живого персонажа, с живыми диалогами. Она разговаривает с попаданцем, то слушает, то сама что-то говорит, то расспрашивает с интересом, то требовательно спрашивает.И главное - она не вылизывает попаданца, за то что у него есть предзнание.

Спасибо за внимание, с вами радио Икс https://www.youtube.com/watch?v=V5UOC0C0x8Q

#дети_кукурузы #мультифандом #фикопанорама #длиннопост
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 9 комментариев

кукурузник
Хальве!

Первая часть тут https://fanfics.me/message395408

Попаданца украли, и теперь это обнаружили его подчиненные.
Ревин Садрас заполнял бумаги, касательно снабжения когорты и не сразу обратил внимание на вбежавшего патрульного, пытающегося его окликнуть.

- Господин центурион! Там… трибуна похитили…

Если бы данмерам не дала серый цвет кожи Азура, то сейчас он бы приобрёл его естественным путём. Боец сбивчиво рассказывал, как узнал про исчезновение, как опросил трактирщика и стражников.

- О Святой Вивек! Немедленно передай дневальным, чтобы поднимали солдат на построение, а я иду к ярлу!

Хролфдир был уже в курсе происходящего и хмуро стоял над огромной картой Предела, параллельно выслушивая одного из своих людей.

- Ваша милость, - вошел данмер в помещение, - я хочу скоординировать с вами поиски трибуна и узнать последние новости.
- Подходи. Мне сообщили, что стражники уснули на воротах и проворонили похитителей. Придворного мага у меня нет, но Колсельмо, которого я оторвал от дел, утверждает о магии иллюзии особого порядка, доступной только лучшим из лучших. Такой уровень владения ей превосходит даже Кристальную Башню, в одном из последних выпусках которой некогда учился Колсельмо. Свидетели так же говорят об имперце, которого чем-то напоили либо накачали, что тот сам ходить не может и передвигается на чужих плечах. Про похитителей известны две вещи: они норды и при этом не местные. Увы, но это всё, что мне известно. Каковы будут действия Легиона?
- Для начала, я попрошу вас одолжить нам лошадей, дабы группы быстрее прочёсывали местность. Затем, я попрошу дать мне расположение ближайших к городу пещер и нордских руин, где могут скрываться похитители.
- Хорошо, я дам то, о чём ты просишь. Но похитители могут уходить в любом направлении.
- Это да. Кстати, а куда ведёт эта дорога? – спросил тёмный эльф, показывая на линию на карте, уходящую на Запад.
- В Хай Рок. Это длинная дорога через горы, кишащие саблезубыми тиграми и изгоями. Ближайшим городом является Эвермор и путь туда труден с балластом на плечах. Сомневаюсь, что похитители отправятся туда. Как думаете, это талморцы?
- Вряд ли. Высокие эльфы скорее пошлют убийцу, им не с руки возиться с заложником настолько далеко от своей территории. Я предполагаю, что это как-то связано с Ульфриком Буревестником.
- Вот оно как. Думаете, стоит допросить?
- Не думаю, что он в курсе. Скорее всего, это частная инициатива его последователей, а значит следы ведут в Виндхельм.
- Тогда приступайте к поискам, а я на всякий случай пошлю весть в Эвермор, Фаррун и в Алькаир.
- Алькаир? А это где? – спросил данмер.
- Тоже Хай Рок. Но дальше от нас и ближе к заливу Иллиак. Ничем не примечательная деревенская местность, кроме, пожалуй, одного факта – там родился Тайбер Септим в конце Второй эры[4], а сейчас в этом месте пополняется воссозданный Первый Легион, а его командующий Гилберт Вальтиери – мой старый знакомый.
- На этом и остановимся пока. Я отправляюсь собирать поисковые команды. До встречи, Ваша милость.

Через несколько часов Ревин Садрас принимал у себя командиров отрядов, отправленных на поиски.

- Господин центурион, в одной шахтёрской деревне близ Маркарта, мы нашли свидетелей, которые видели нескольких нордов с бессознательным неизвестным. Ранее норды оставили в деревне лошадей, за которыми позже вернулись. Заплатив конюшему, они уехали по направлению к Старому Хролдану, но в том месте не останавливались, а поскакали дальше к Драконьему Мосту.
- Blöde N`vahi! – выругался на родном языке тёмный эльф, - если они доберутся до Драконьего Моста, то попадут на перепутье дорог в Фолкрит, Вайтран и Солитьюд. Что тогда делать?! Ладно, продолжайте поиски, может, у них что-то случилось и вся банда отсиживается в местных пещерах.


И как мы можем наблюдать, речевая характеристика персонажей, просто никакая. Почти все персонажи общаются так же, как сам попаданец, и как аворский нарратив. Стиль речи на всех один, хотя вроде бы понятно, что у каждого своя манера общения. А уж кусок экспозиции про родину Тайбера Септима ( хотя я в жизнь не поверю, что средний норд признает, что могучий Талос мог быть не нордом), так и вовсе выглядит чужеродным. Зачем ярлу читать лекции данмеру-легионеру?

Между тем мы переносимся к попаданцу, который очнулся, и Братья Бури решили его накормить.
- Ты, наверно, хочешь знать, имперец: кто мы такие и чего от тебя хотим, верно?Так вот мы из Братства Бури и хотим обменять тебя на Ульфрика Буревестника. Веди себя хорошо и не пострадаешь. Мы не эльфы и пытки ради развлечений не практикуем. – Сказал тот, кого подчинённые называли Тормундом.

Они, что серьёзно?! Менять офицера на наследника феодала, да ещё и под следствием? Ярл Виндхельма, если в своём уме, то отпустит меня и осудит этих «деятелей». В противном случае, весь Скайрим скажет, что Бергар Медведь Истмарка спутался с экстремистами, а такое не простят ни другие ярлы, ни Легион с Империей и будет ещё одна гражданская война в формате «Виндхельм против всех». Неужели эти норды этого не понимают? А если поймут, то не прикопают ли они меня в глуши от греха подальше? От осознания своего положения у меня засосало под ложечкой и мигом пропал аппетит, но ещё один вопрос я должен был задать.

- А где мы сейчас?
- Так Драконий Мост проехали недавно. Пришлось тебя упаковать в мешок, чтобы вопросов никто не задавал лишних. Я уверен, что за тобой выслали поисковые отряды, но мы их перехитрили и не пошли через Вайтран. Если верить карте, выданной тем магом, то через горы путь будет короче. Потому мы сейчас на границе Хьялмарка. Пойдём горными тропами, не заходя в Морфал.
- Я понял. А что за маг, которого вы упоминаете всё время, но я его с вами не вижу? – разогрелось моё любопытство.
- Да гад он, вот кто. А если серьёзно - то странный малый. Подсел к нам в таверне, поставил выпивку, да уломал на эту авантюру, снабдив всем необходимым. Сейчас я не понимаю, как на это согласился, но отступать уже поздно – ты видел наши лица и знаешь имена, а раз так, то надо использовать шанс и вернуть Ульфрика.

Странно. Маг, который будет бесплатно помогать выкрасть офицера, да ещё и обеспечит при этом дорогими расходными материалами – это вовсе из разряда фантастики. Надо узнать о нём побольше, может, кто-то из моих недоброжелателей?

- А как выглядел ваш маг?
- Да как все маги. Одет в чёрную хламиду до щиколоток, оружия я не видел, но он сказал, что посоха лишился, хотя раньше выпивал на спор, ставя тот самый посох на кон. Сам бретон, не юнец, но и не старик. Лицо,..а лица и не упомню уж, - почесал подбородок Тормунд.

Ставит посох на спор в выпивке? Что-то мне это напоминает и я отнюдь этому не рад.

- Да чёрные были у него волосы и карие глаза! – выкрикнул кто-то из северян.
- Какой там! Длинные каштановые у него волосы были, а глаза серые! – ответил другой норд. – И имя у него было странное такое – Сэм… Гарлен вроде бы. Не знаю, что он задумал, но одно могу сказать точно – такой выпивки я ещё ни разу не пил!

Вот мозаика и сложилась! Вспомнил я одну историю про попойку в Храме Дибеллы, продажу козы великану и женитьбу на ворожее, произошедшую с одним индивидом через тридцать лет, а начиналось всё также. Интересно, а Сангвин людей наркотиками накачивает, чтобы согласились или просто иллюзии применяет и ментально воздействует?


В общем попаданец даже не помышляе рыпаться, поскольку нордов больше, а сам он опасается, что даже если убежит от них, то его звери растерзают. Поэтому идет куда ведут.

Между тем, они заблудились. и решили переждать непогоду в пещере.
Странности начались уже с самого начала. Нет, пещера была неплоха: довольно просторное помещение и подземный родник, текущий там же, а так же… башня. Да, башня, сложенная из грубо отёсанных булыжников тёмного цвета, напоминала,своим видом, древние нордские руины и это не могло не настораживать.

- Тормунд, скажи, что мне привиделось и никакой башни в пещере нет. – Сказал один из членов отряда
- Нет, Хелф. Башня стоит. Прямо в пещере. Вы двое, проверьте пещеру и особенно треклятую башню, а всем остальным заниматься лагерем.
- Есть! – послышались голоса северян.

Лагерь был разбит быстро, а в башне не было ничего, кроме векового гнилья, бывшего ранее мебелью. Возле пещеры росли деревца, а потому и топливо для костра нашлось, как и вода для ужина.

Тут случилась вторая странность – крупный и здоровый норд Хелф вдруг слёг с больным животом. Зелье он, конечно, получил, но действует алхимия не сразу, а спустя некоторое время.

- И всё-таки, кому потребовалось строить башню внутри пещеры? Она вообще оборонительная или, может, декоративная? – полюбопытствовал я.
- Меня волнует другое, изнутри пещера гораздо больше, чем снаружи, а высокие потолки и наличие родника говорят о том, что мы находимся ниже, чем тропа, по которой шли до этого. Кроме того, на карте нет этой пещеры, хотя она была некогда обитаема. Да и вообще – эта карта странная, некоторых поселений, нарисованных на ней, уже давно не существует. Например, Оуквуд[5], находящийся во владении Фолкрит, был столетие назад затоплен вышедшим из берегов озером Иллината, а выжившие жители переселились в Фолкрит и Ривервуд.
- Может статься, что это ещё один нордский могильник?
- Не знаю, но надеюсь, нет. – Проворчал Тормунд и стал назначать график дежурств, в который, естественно, не входила моя персона.

Третья странность была самой жуткой. Посреди ночи я проснулся от того, что мне послышались шаги откуда-то… из-за стены пещеры, где должна быть монолитная толща горной породы. Самое страшное в этом то, что не один я услышал шаги. Сбросив с себя плед, я увидел нордов с серьёзными лицами и оружием наизготовку.

- Тормунд, здесь что-то живет, и оно ходит на двух ногах.
- Слышу, но выходить в ночь мы не будем, так как скорее навернёмся с уступа горы, либо растеряемся на местности.

Неожиданно для всех раздался грохот со стороны злосчастной башни и из неё вышел силуэт, торопливо идущий к нам.

Походка его была шаркающей, ведь ноги почти не слушались этого существа, а телосложение было нездорово худым и даже обрывки экипировки не могли это скрыть, но самой заметной частью внешности были глаза, сияющие голубым светом.

Драугр.
....
- Драугр! Это был, мать его, драугр! – с криком обратился ко всем молодой парень из нордов.
- Ясное дело. Это вы, городские, сидите там у себя в Виндхельме, ничего не ведая, а мы в деревнях и не такого повидать успели. - Усмехнулся северянин средних лет.

Это была правда. Считалось, что драугры сидят в своих гробницах, но иногда, в их мёртвых головах что-то переклинивало и нежить выходила наружу, создавая опасность для дальних хуторов, лесопилок и охотничьих заимок. Такое случалось крайне редко, да и целенаправленно драугры не шли к поселениям, но атаковали всех, кто им попадался на пути, после чего возвращались обратно в могильники.

- Смотрите, что я нашёл! – послышался возбуждённый голос одного из нордов, привлекая внимание всех остальных.

А привлекать было чем. Обыскивая драугра, человек обнаружил у мертвеца увесистый кошель с золотом и не сдержал эмоций, хотя потом и пожалел об этом. Вскоре и Тормунд крутил в руках жёлтые блестящие кругляши.

Сами монеты были несколько больше диаметром, чем септимы и имели более грубую чеканку. Я уже видел такие у старьёвщиков на рынке Маркарта и эти монеты назывались харальдами и являлись валютой Старого Королевства в доимперские времена. А названы они были в честь Харальда - тринадцатого правителя по линии Исграмора и первого Верховного короля, объявившего независимость Скайрима от Атморы в начале Первой эры.


Драугра они победили. и получили старинные монеты. Это кстати хороший момент, хвалю. Впрочем мы же понимаем, что геймдизайнеры Бетезды, умеют создавать красивые локации, и при этом наполнять их нелогичным лутом ( вроде пригодного к употреблению зелья, в старинной запечатанной гробнице).

И вот, все команда нордов, решила слазить дальше, поглядеть, есть ли там еще золото.

- Может, там есть ещё золото? – неуверенно спросил кто-то.
- Или драугры, - вторил другой голос.
- Ой, да брось! Этого победили – победим и остальных! Чего нам пара костяков! А там вполне может быть золото. Можем заработать большой куш! Я, например, смогу построить свой дом и послать сватов к Хильдегарде! Теперь-то её отец-жмот не выставит меня за порог!

Многие не на шутку задумались, и было от чего. Известно, что ни служа в Легионе, ни работая на Ульфрика – много не заработать, а расстаться с головой очень даже можно.

Тормунд тоже изменился в лице, видно, прикинув возможные пути реализации ещё не добытого богатства, после чего проговорил:

- Действуем быстро – туда и назад. Всем держаться рядом, не уходить и не отставать. Имперца в середину, как небоеспособного. Далеко продвигаться не будем, нам ещё золото в Виндхельм тащить.
- Вот это дело! Так держать, Тормунд! – заговорил Хелф, которому заметно похорошело, после упоминания о деньгах.

Разумеется, недолго не получилось. Вот уже несколько часов группа бродила по коридорам, собирая мало-мальски ценные предметы. Золота почти не было и тот драугр был единственным «богатеньким Буратино». Несколько раз мы встречали мерзких, облезлых и вонючих злокрысов, но те сами спасались бегством. Попадали мы один раз и на драугров, двоих, если быть точным, но с ними так же без потерь разделались норды, хотя я боялся, что мы встретим мёртвых магов или, чего доброго, владеющих Ту`умом, но обошлось. Вообще, у меня сложилось впечатление, что места тут гораздо больше, чем захоронений, а значит, либо строили на перспективу, рассчитывая наполнить могильник в дальнейшем, либо кто-то позже переделал гробницу под свои нужды.

Мы вышли в зал, подобного которому никто из нас не видел жизни. Даже я, помнивший небоскрёбы и гидроэлектростанции был поражен.

Прямоугольный остров окружало подземное озеро, в которое стекало несколько небольших водопадов. Сам остров имел несколько жаровен на передвижной платформе и небольшой постамент.

- Что ещё за даэдровы шуточки. С этим надо что-то делать, верно? – не у кого конкретно не спросил некий норд.
- Я читал про подобное – это головоломка, если её решить, то откроется награда, - довольно потёр руки Хелф.
- Тогда ты и разгадывай, только быстро! Мы же посторожим, чтобы никто не подошёл незамеченным. Если будешь долго возиться, то мы уйдём. – Издал свой вердикт Тормунд.

Хелф честно шаманил над каждой из жаровен, но ничего не добился, когда подошёл к постаменту, то провел по нему рукой и заорал благим матом, держась за окровавленную руку.
Яндекс.Директ
Содействие в подборе финансовых услуг/организаций
Распродажа склада LC Prado!
toyota-nsk.ru
Акция! Последние LC Prado по прошлогодней цене! Экономия до 550 000р! Звоните сейчас!
TOYOTA в наличии
Выгодный Trade-in
Спецпредложения
Тест-драйв


- Твою мать!!! Из этой штуки шип выскочил и чуть не проткнул мне ладонь! – голосил норд, пока товарищи обрабатывали его рану.

Параллельно с этим, вдруг жаровни сами по себе зажглись и пространство стало гораздо светлее, ведь раньше освещалось лишь из дыр в сводах пещеры. Магический огонь всех напугал, как и какой-то шум, исходящий из-под земли.

- Надо уходить, не нравится мне всё это! – потянул Тормунд, но раненый норд его не поддержал.
- Огни зажглись, а значит – я всё правильно сделал! Совсем немного повожусь, и мы будем богаты!

Упоминание о золоте немного успокоило нордов, но я же отчаянно вспоминал эту головоломку, надеясь, что не откроется проход к какому-нибудь «боссу» или бьющая по площади ловушка.

- Да ты не боись, имперец! – хлопнул меня по плечу светловолосый северянин, - мы и тебе пару монет отсыплем, за беспокойство, так сказать. Всё-таки ты с нами был всё это время, хоть и не по своей воле.

К слову, я уже давно был не связан, но бежать было бы чистейшим самоубийством.

Между тем, несколько нордов двигали жаровни в некой последовательности, а ещё один рисовал схему этой головоломки, пытаясь упростить процесс разгадки.


И тут, я думаю, все кто проходил аддон, поняли, кого они сейчас найдут. и куда попали.

Вдруг, из середины островка, где была каменная кладка, прямо из земли стал выдвигаться… саркофаг, к которому все подбежали, надеясь на богатую добычу, но ошиблись…

- Это что? Баба?! – недоумённо спросил один из отряда.
- Она хоть живая? – вторил ему кто-то.
- Да не, не должна. Это же сколько лет ей должно быть? Хотя сохранилась неплохо. Может, чары какие…

Увидел и я искомый объект всеобщего внимания. Примерно минуту я пялился на стоящую в саркофаге девушку. Она была черноволосой нордкой с волосами до плеч и сама по себе довольно высокого роста, одетая в гибрид лёгкого доспеха и мантии в цветах которого преобладали чёрный и тёмно-красный, а на поясе висел эльфийский кинжал саммерсетского дизайна. Но главное, что бросалось в глаза, так это белая, словно снег, кожа и вздувшиеся синюшные вены под ней. Спустя минуту разглядывания этой особы, я увидел знакомые черты и расширил глаза от безграничного удивления.

- Да ладно! – только и донеслось от меня.

Внезапно, девушка открыла янтарно-оранжевые глаза и взглянула на разглядывающую её толпу.

- Так она жи… - договорить норд не успел, так как в него прилетел шар из молний, с грохотом отбросивший несчастного, который точно был уже не жилец.
- В атаку! Руби её! – прокричал Тормунд, первый, среагировав на агрессию незнакомки.

Далее началась вакханалия, от которой я поспешил укрыться за самой дальней жаровней. За короткое время погибли ещё двое братьев бури, один из которых встал, объятый фиолетовым свечением и напал на сотоварищей. Девушка, тем временем, применила какую-то магию, визуально выглядящую, как красный поток, перетекающий от норда к ней, а одного северянина она схватила за шею, будто котёнка, после чего, несколько раз ударила головой о жаровню, пробив бедолаге череп. Восставший мертвец, тем временем, уже убил двух живых людей, после чего упокоился сам от ударов Тормунда.

- Чудовище! Порождение Молага Бала! Ты ответишь за моих людей, вампир! – произнёс последний выживший норд.

Вероятно, он сказал бы что-то ещё, но в мужчину прилетел сноп искр, от чего тот выронил оружие и забился в конвульсиях. Подождав несколько секунд, вампирша подхватила обмякшее тело Тормунда и вгрызлась ему в шею, зажмурившись от удовольствия. Затем, спустя пару минут, отбросила порядком обескровленный труп.

Вдруг, взор золотистых глаз пал на меня, прикованного страхом к злосчастной жаровне. Несколько секунд она изучала мою персону, а я успел заметить, что цвет кожи пришёл в норму, хоть бледность и осталась, но более «человечного» оттенка, а вздувшиеся вены исчезли совсем.

Девушка пошла ко мне медленной походкой, смотря, как хищник на добычу. Против такого противника у меня нет шансов. Даже, если я подберу оружие, то паду от магии, либо сверхчеловеческой силы вампирессы.
- Ос-становись! Я не с ними! – крикнул я, невпопад оправдываясь.

Нордка, услышав это, только слегка склонила голову набок и усмехнулась, обнажив клыки, характерные для «детей» Молага Бала.
- Стой! Дав-вай поговорим! Серана…

Тут вампиресса резко остановилась и посмотрела на меня широкими от удивления глазами, временно перестав излучать кровожадность.

- Что?! – впервые подала голос девушка, - откуда…


И тут автор просахатил характер Сераны.

Я недавно начал проходить этот аддон, и пусть в нем есть странности и нелепости ( особенно вампиры, у которых глаза горя как фары), но есть и заявленный характер персонажа.

Вот в игре, когда мы открываем саркофаг, то Серана не бросается в бой, а спокойно спрашивает, кто мы, что тут делаем, и что творится. Кто-то скажет что это игромех, но этот момент именно что говорит о ее характере ( ну или мой Довакин аргонианской наруужности ее так впечатлил, что нападать не стала).
В данном случае мы наблюдаем ООС персонажа, в момент его первого появления. Поскольку канонная Серана в бой не бросалась. Окей, предположим что реалистичность, что она обороняется, и вообще проголодалась. Но тут она уже убила шестерых, одним закусила, и тут-то бы ей строго спросить попаданца, кто они такие, и чего на девушек бросаются. Но вместо этого она хочет его зохавать, и только то, что он знает ее имя. ее тормозит.

Не могу назвать себя поклонником Сераны ( учитывая ее личность, семейку и преданность вампирской идеологии), но считаю неправильным, так корежить ее образ. Потому что фик, это надстройка над каноном, и не должна вступать с ним в противоречие, за исключением особенных случаев. В данном случае же, автор ничего не улучшил, а только заставил задуматься: если проснувшись Серана лезет жрать тех кто рядом, то как же ее должен был встретить Довакин? Они бы убили друг-друга, и сюжета бы не получилось. И либо

И глава закончена, а с ней и мой обзор. В заключении должен заметить, что эта глава в фике на особом счету, ибо начиная с нее, Серана будет сопровождать попаданца повсюду. Придумать ей неигровую роль ( приставленного напарника), автор не сподобился.

Зато помалу сподобился приписать ей диалоги и реплики. отчего она стала похожей на живого игрока, в какой-нибудь многопользовательской игре, когда кругом неписи, и еще игроки. Почу так вышло? А потому что ( загибаем пальцы) Олаф,Ревин,Туллий,Фейсендил,Инесса Диренни, ярл Хролфдир и даже Ульфрик,в его компании были показаны меньше малого. Он с ними на наших глазах не взаимодействовал, обходился отписками, что пообщался. С Сераной будет иначе.

Но я вас поди утомил. С вами радо Икс https://www.youtube.com/watch?v=NSD11dnphg0

#дети_кукурузы #фикопанорама #мультифандом
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 6 комментариев
Показать более ранние сообщения

ПОИСК
ФАНФИКОВ











Закрыть
Закрыть
Закрыть