↓
 ↑
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Всесокрушающая сила юности! (гет)



Всего иллюстраций: 2
Автор:
Бета:
Фандом:
Персонажи:
Рейтинг:
General
Жанр:
Комедия
Размер:
Макси | 1739 Кб
Статус:
Закончен
Наруто Узумаки, впервые увидев закатное гендзюцу Ли и Майто Гая, решает выяснить что оно собой представляет. Ведь Ли по идее неспособен к гендзюцу, а у Наруто это очевидная зияющая слабость. Ну и к тому же морской закат выглядит очень круто - там много-много оранжевого.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 43

— Я нихера не понимаю, это херня какая-то! — прорычала склонившаяся над свитком Таюя.

— А чего тут понимать? — сказала Мито Узумаки. — Это шики обычной транспортной печати, просто сделана в стилистике Узумаки. Если ты хочешь пользоваться клановым стилем фуиндзюцу, то тебе...

— Да не это! Со сраными печатями всё нахрен понятно! Я не пойму, нахера вы для меня это делаете?

— Я думала Наруто-кун всё объяснил, — удивилась Карин Узумаки.

— Сраный малолетка пытался мне на уши вешать какой-то говённый бред, про то, что мы семья, должны друг друга любить и помогать, я должна разрыдаться от умиления и упасть к вам всем в объятия!

— Ну, если убрать из твоей речи весь мусор и гиперболы, где-то так и есть, — рассмеялась Мито. — Ты — семья, мы друг другу помогаем, а уж если ты захочешь упасть к Наруто-куну в объятия, то тебе нужно будет пробиться через конкуренток.

— И очень для этого постараться! — зловеще блеснула очками Карин. — Вряд ли у тебя что-то выйдет.

— Я и сама не рвусь! Но серьёзно, в чём подвох? Я не слаба, я одна из сильнейших шиноби Звука, если не считать Орочимару-са... Орочимару и эту очкастую гниду Кабуто, который куда-то сгинул. Кстати, туда ему и дорога, говноеду. Я понимаю, почему меня оставили в живых и даже как-то могу понять, почему выдали протектор Листа. Ваша Хокаге — хитрожопая сучка, пусть есть некоторый риск, но она понимает, что теперь у нас одна дорога — либо преданно служить Листу до смерти, либо уходить в нукенины. Тогда жизнь будет пусть и очень весёлой, но нихера не долгой.

— Тогда что тебе не нравится, Таюя? — спросила Карин-тян.

— Я теневой клон! Я сраный теневой клон!

— Я тоже, как и Мито-тян! Нет смысла оригиналу заниматься теорией. Да и тренировать опасные техники лучше нам, клонам.

— Ваш сраный карлик умеет делать чужих клонов, но этого клона сделала я сама!

— Пока ты не освоишь технику теневого клонирования в совершенстве, лучше тебе делать самой, а Наруто-кун поможет с чакрой. Так в чём же дело?

— А дело нахрен в том, что я не знала технику теневого клонирования!

— Теперь знаешь, Наруто-кун тебя научил! И что не так?

— Всё не так! Теневое клонирование — дзюцу B-ранга, а не какая-то дурацкая мелочёвка! Чтобы добыть такое дзюцу в Звуке, мне пришлось бы долго вылизывать чужие жопы, шантажировать, подкупать, может даже сломать пару-тройку костей какому-нибудь возомнившему о себе засранцу!

— Ну так радуйся, что ты попала в наш клан, — рассмеялась Мито.

— Но это не всё! Сраный коротышка учит ещё одного моего клона Теневому созиданию! Он отдал мне свирель и сказал «Полагаться на одну только дудочку будет только идиот! Если тебе нужно подудеть, научись создавать сама!». Этому же дзюцу он учил ту ехидную блондинистую сучку из Песка!

— Он абсолютно прав, когда Наруто-кун у тебя умыкнул твой единственный инструмент, ты, по сути, стала беспомощной, — усмехнувшись, сказала Карин.

— Да-да, а ещё он сейчас меня учит Разенгану. Сраной А-ранговой атакующей технике долбаного Четвёртого Хокаге!

— После того, как я заблокировала чакру Орочимару в твоей печати, эта техника будет прекрасным дополнением ко второму уровню, — разъяснила Мито. — Так что он всё правильно делает. Да, тебе понадобится время, чтобы её освоить, но с клонами и пояснениями Наруто, вряд ли это займёт больше месяца. У него явный талант учителя.

— Не стройте из себя сраных дур! — взъярилась Таюя. — Если этот богатенький смазливый мальчик, гений и глава клана, ученик Саннина, сын и внук Хокаге решит, что стоит ему щёлкнуть пальцем, как все его желания исполнятся, стоит кого-то назвать «братишкой» или «сестрёнкой», те бросятся к нему в объятия, то это из-за того, что он не встречал в своей жизни трудностей! Он не знал нужды, что значит пробиваться в жизни, не знает, когда тебя все вокруг ненавидят, не знает, что такое, когда ты никому не нужен!

Как только Таюя прервалась и набрала воздуха, чтобы продолжить, от двух куноичи Узумаки донёсся странный хрип и на глазах их показались слёзы.

— Эй, дурёхи, вы чего! Я не хотела так уж сильно вас обидеть! — забеспокоилась Таюя.

Её собеседницы не выдержали и взорвались дружным смехом. Они громко хохотали, держась за животы, растирали слёзы по глазам и время от времени выдавливали бессвязные фразы.

— Не знает ненависти... А-ха-ха-ха!

— Богатенький мальчик! Ха-ха-ха-ха-ха!

— А как тебе «сын Хокаге»? А-а-а-а-а!

— Бабуля! Бабуля Хокаге! Ха-ха-ха-ха!

— Ученик, ха-ха-ха, Джирайи!

— Гений Узумаки! Гений, Карин, гений!

— Не знал нужды! Нужды, Мито-тян!

— А-ха-ха-ха!

Выражение лица, с которым Таюя переводила взгляд с одной на другую собеседницу, было очень обиженным.

— Хватить ржать, сраные идиотки! В чём я не права? Я, конечно, раньше не знала, что в Конохе джинчурики лижут жопу, как в Кумо, но я всё видела своими глазами!

— Мито-тян, скажем в чём она неправа?

— Конечно скажем, Карин-тян!

— Так в чём же? — не выдержала Таюя.

— Во всём! Гений Узумаки!

— А-ха-ха-ха-ха!

Мито, рисуясь, движением руки создала столик с закусками, а Карин создала рядом с ним удобный диванчик. Все три куноичи расселись и начали неспешный разговор о своём главе клана. Рассказ Мито и Карин прерывался нецензурными недоверчивыми возгласами Таюи и дружным смехом рассказчиц.

— Ха-ха-ха, гений!

— Не знающий ненависти!

— Ладно, хватит! — прервала их хохот Таюя. — Я всё поняла! Ваш драгоценный Наруто-кун не надоедливый засранец, а храбрый и целеустремлённый шиноби!

— Наш драгоценный Наруто-кун НЕ ТОЛЬКО надоедливый засранец! — поправила её Карин. — В чём-чём, а в надоедливости ему отказать нельзя. Спроси у Цунаде-сама, Изумо и Котецу. Последние вообще до сих пор от него прячутся!

— Ладно, хорошо. Он такой весь открытый, добрый, прямо родной сын Рикудо Сеннина. И только благодаря ему мы с напарниками не кормим червей, а имеем хоть какое-то будущее. И он такой охрененный, что спас вам всем жизнь как сраным принцессам...

— Тебе, кстати, тоже! — ехидно вставила Карин.

— ...спас НАМ жизнь, как сраным принцессам из кино и вы все к нему прыгнули на шею! Но дзюцу! Дзюцу высших рангов! Вот просто так отдать постороннему человеку! Ладно, хрен с его гаремом и со мной, типа Узумаки. Но он свои дзюцу даёт изучить своим дружкам! Даже этому сраному бельмоглазому Хьюге, который, как вы говорите его ненавидел! Ведь это же сраный идиотизм!

— Знаешь, — посерьёзнела Мито. — Я сначала тоже думала так. Но потом, после долгих раздумий, решила, что он прав. Чем сильнее его друзья — тем сильнее он сам. Наруто-кун хочет быть сильнее всех своих товарищей не потому, что они слабы, а потому, что он настолько силён. Несмотря на мой юный вид, я на своём веку повидала многое. И именно такие как он, наивные идеалисты, меняют мир. Когда я на него смотрю, у меня возникает ощущение, что он — та самая ось, вокруг закручивается всё мироздание. Он столп силы, он стихия, он непреодолимая сила. Дай ему пару-тройку лет, и ты увидишь, как он станет легендой. Хотя, о чём это я? Ты знаешь, почему провалилось ваше глупое вторжение?

— Сраный Песок ударил нам в спину! Ещё я держала барьер, видела как та старая карга вырвалась из дзюцу Орочим...

Комнату заполнила тяжелая давящая жажда убийства, и Таюя в ужасе увидела как волосы Мито встали торчком и начали разделяться на несколько алых хвостов. Внезапно, как по мановению руки, всё прекратилось и Мито, как ни в чём ни бывало сказала:

— Та пожилая, но всё ещё прекрасная жена Первого Хокаге — это иной вопрос. Если бы она не вырвалась из контроля, Хирузен бы погиб, забрав с собой к Шинигами Орочимару, он уже было начал дзюцу Печати Мёртвых Демонов. Но как ты думаешь, почему вас предал Песок?

— Наверное, как-то узнали, что Орочимару убил Казекаге?

— Почти верно. Коноха узнала, благодаря, кстати, Наруто-куну, о вторжении, предательстве Кабуто и Песка сразу после второго этапа экзаменов. И была готова, — пояснила Мито.

— А когда я почувствовала, что чакра Казекаге отличается от чакры его детей, сказала об этом Наруто-куну, — сказала Карин.

— Но это, срать его, ничего не объясняет! Почему вы не атаковали Звук и Песок?

— О, мы были готовы к вторжению! — усмехнулась Мито. — Но знаешь, что сделал Наруто-кун, когда узнал о самозванце Казекаге? Он пошел к самому высокопоставленному джонину Суны, который, как оказалось, член их Совета, и обо всём рассказал!

— Значит он идиот! Он сраный долбаный идиот! Такую херню не спорол бы даже сраный генин только из Академии!

— Ну, технически, он был зелёным генином из Академии. Но благодаря его решению, его ответственности, мы вместо того, чтобы потерять кучу шиноби, ведь нападающие готовы к тому, что их раскроют и врасплох их не застанешь, получили союзника в тылу врага. Потом были переговоры с Суной, укрепление торговли, часть миссий мы перекинули Песку для поддержки их экономики. И вместо ожесточённого врага, у нас появился верный друг. Кстати, шиноби твоей бывшей деревни переловил он, практически в одиночку. Он и его клоны.

— И именно благодаря ему, ты — не пробитый Разенганом труп, а гордый член клана Узумаки! — добавила Карин.

— Да какая я нахрен Узумаки? — воскликнула Таюя.

— Никакая! — отрезала Мито.

— Совершенно никакая. Мы с Мито-тян сенсоры, можем различить чакру по клановым признакам. По крови ты не Узумаки. Как, кстати, и Гаара.

— Но ведь...

— И что это меняет? Кому от этого станет лучше? — спросила Мито.

— Но правда...

— А правда сейчас такова, — как ребёнку ей начала разъяснять Карин. — что у Наруто в клане появилась сестрёнка Таюя, которая и так крышесносяще крута, а с тремя самыми крутыми дзюцу, станет вообще непобедимой!

— Три дзюцу? Какие именно?

— Замена, Трансформация и Теневые клоны! — хором воскликнули Карин и Мито Узумаки.


* * *


В укромной излучине реки Нака на берегу было очень людно. По реке на водных лыжах каталась Якумо Курама, вместо моторной лодки её буксировал Рок Ли, который с невероятной скоростью бежал по воде, вздымая валы брызг. По берегу носился Акамару, за ним бежал Киба, бросая время от времени взгляды на девчонок в купальниках. Шино Абураме лежал на полотенце в плавках и своих неизменных чёрных очках. Их напарница Кин Цучи плескалась на мелководье.

Двое клонов Наруто в оранжевых шортах до колен с узором из зелёных жаб держали на руках Сасаме Фума, прижимая её ступни к дереву. Когда они её отпускали и она через некоторое время падала, клоны тут же подхватывали и снова приставляли к дереву. За процессом с обычным печальным выражением лица наблюдала Кагеро Фума.

— Наруто-кун, а разве, я не знаю, не нужно взбегать по дереву, отмечая высоту кунаем? — спросила ещё одного клона Хината Хьюга.

— Хината-тян, как ты думаешь, что делает Сасаме-тян? — спросил клон.

— Учится упражнению хождения по деревьям, — ответила Хьюга, прильнув к Наруто.

— А для того, чтобы научиться ходить, ребёнок должен сначала что сделать?

— Научиться стоять! — просияла Хината.

— Точно! Не зря моя главная ассистентка такая умная! — улыбнулся Наруто. — А что за супер-дзюцу твои клоны пытаются создать? — он кивнул на реку, на которой ещё четверо Хинат танцевали плавный завораживающий танец.

— Это пока что секрет! — загадочно молвила Хината. — Когда я завершу дзюцу, ты узнаешь первым!

— Это будет что-то жопонадирающее и крышесносящее! Как и подобает самой крутой куноичи нашего класса! — воскликнул клон. — Кстати, как там Нейджи? После того как Мито-тян провела операцию с его вторым глазом, я его так и не видел.

— Прекрасно! Говорит, что ты был прав и освоение стихий идёт очень легко! Хочет добавить стихийную чакру в Мягкий Кулак и в Небесное Вращение.

— Это буде что-то жутко крутое! Мы тоже пытаемся добавить стихию в Разенган и в теневых клонов, пока что получается так себе, — приуныл Наруто. Но тут же поднял глаза и вопросительно. — Ты, кстати, когда будешь готова? Какое бы дзюцу ты не придумывала, со стихийной чакрой оно будет вообще офигенным!

— Наверное на следующей неделе, у меня завтра миссия, — безмятежно улыбнулась Хината.

— ... представляешь, Наруто-кун, он обычный кузнец, но одолел нас троих! — рассказывала еще одному клону о недавней миссии Тентен, положив голову ему на живот.

— Тебя? — не верил Наруто. — Ты же можешь мечом надрать жопу кому угодно!

— Ну, Сазанами, то есть Токичи, пусть и не был шиноби, но научился использовать чакру и был очень силён! Мечом он владел превосходно! После того, как мы поймали Госункуги и сдали его в руки правосудия, мы с Токичи много болтали и обменивались опытом. Пришлось оставить с ним теневого клона, иначе Киба с Акамару меня бы покусали! Ли было всё равно, где тренироваться, а твой одноклассник — это что-то с чем-то.

— Удивлён, что он в той деревне не стал приглашать на свидание всех симпатичных девчонок! — рассмеялся Наруто. — У него в последнее время на этом деле пунктик.

— Кто сказал, что не стал? — улыбнулась Тентен. — Некоторые рассерженные отцы его хотели поколотить, хоть он и шиноби.

— Это какая-то херня! Нихера не получается! — злилась Таюя.

Резиновый мяч на её ладони никак не хотел лопаться. Наруто забрал у неё мячик и ткнул пальцем ей в ладонь, в центре которой была нарисована спираль Узумаки. Такая же, как нынче украшала её шею.

— Секрет в том, чтобы сосредоточить чакру в одной точке! Я сам до этого долго доходил. Пробуй, у тебя получится, ты же Узумаки!

— Я не Узума...

— ТЫ УЗУМАКИ! — прорычал Наруто. — Пробуй ещё раз.

— Ты слишком рассеиваешь чакру! — присоединилась к разговору Карин. Она вытянула руку и синяя чакра стала спиралью собираться в одну точку, медленно и демонстративно формируя синюю свистящую сферу.

Одетая в алый под цвет волос скудный купальник, теперь она гордо демонстрировала безупречную кожу рук. С тех пор как Цунаде с Шизуне убрали шрамы, Карин перешла с блузок с длинными рукавами на откровенные маечки. Сама Шизуне, которой Наруто восполнил потраченную чакру, воспользовалась возможностью, оставив на работе теневого клона. Аяме и Мито весело с ней болтали, точно так же эксплуатируя силу дзюцу теневого клонирования.

Поверхность реки была усеяна тройками теневых клонов Наруто, ведущий тройки держал в руках маленький деревянный чурбанчик, а двое товарищей снабжали его чакрой. Точно такие же тройки были рассеяны по берегу, только вместо деревяшек они гипнотизировали лежащие на земле кунаи.

Это был ещё один обычный день в Деревне, Скрытой в Листве.


* * *


Когда Наруто увидел Толстобровика, бегущего по поверхности реки, он сперва решил, что это очередная тренировка друга. Даже закинутые на плечи Ли три человеческих тела его не насторожили — что-что, а странными тренировками и безумными состязаниями славился как сам Толстобровик, так и сенсей. Так что он хмыкнул и побежал дальше по своим делам, не став предупреждать Босса.

Как оказалось, на этом дело не закончилось. Толстобровик рассказал, что у них с Пандой-тян и Нейджи миссия в Страну Рек, в шахтёрский посёлок Катабами Кинзан, где злодеи во главе с одним из Семи Мечников Тумана угнетают шахтёров. Толстобровик, захлёбываясь, рассказывал о предыдущем визите в этот город во время тренировок с учителем, о великолепной закусочной «Карри Жизни», в которой ему когда-то спасли жизнь, накормив лучшим в мире карри после изнурительной тренировки. Зная о склонности друга к преувеличениям, Наруто решил, что жизни Толстобровика ничего не угрожало, но рассказ о новом потрясающем блюде захватил Наруто. Как совладелец Узураку он просто обязан был думать о расширении ассортимента и открытии новых кулинарных горизонтов. Ну мысль о ещё одном нукенине с легендарным мечом (даже с двумя, у этого Куросуки были парные мечи Киба) и спасении пусть не страны, но хотя бы города, приводила Наруто в состояние нервного возбуждения. Поэтому он не выдержал и побежал к бабуле.

Хокаге ему отказала, заметив, что трёх шиноби команды Гая с лихвой хватит для миссии сопровождения и решения проблемы с бандитским кланом. И Наруто с огорчением вынужден был признать её правоту. Действительно, Толстобровик, Нейджи и Панда-тян с лёгкостью наваляют любым врагам. И тогда Наруто решил зайти с другой стороны. Так как миссия заключалась в сопровождении тех троих несчастных шахтёров, то для безопасности и скорости путешествия Наруто предложил безвозмездно использовать «Чомей». И бабуля Цунаде с лёгкостью согласилась — время действительно было дорого и, возможно, команда успеет спасти того заживо похороненного шахтёра, о котором рассказали потерпевшие. Пусть шансов и было немного, но они не были нулевыми. Наруто, услышав о злодеяниях клана Куросуки, преисполнился рвения и решимости покарать бандитов.

Наруто бросил в рюкзак несколько свитков с необходимыми припасами и подобрал команду Гая и шахтёров Рокусуке, Сангоро и Хачидая. Быстро погрузившись на «Чомей», они направились в Страну Рек.

Путешествие было комфортным и недолгим. Выгрузив компанию возле закусочной Карри, Наруто создал клонов всей команды и, пока оригиналы шли знакомиться с бабулей Саншо, её сыном Караши и их волшебным блюдом, клоны отправились на спасение Канпачи.


* * *


Пейзаж был мрачным, суровым и навевал только уныние. Мерзкий моросящий дождь, голые скалы и камни, редкие сухие искаженные деревья, шум горной реки неподалёку и неприятные крики птиц. И могилы. Не меньше трех десятков беспорядочно разбросанных могил, в качестве надгробий насмешливо выставлены обломки дерева, перекрученные железки и поломанный горняцкий инструмент.

По дороге к этому месту сидящий на закорках Рокусуке с горечью в голосе рассказывал, как в Катабуми Кинзан сначала обрадовались приходу клана Куросуки, как измученные произволом магистрата и чиновников шахтёры встретили своих избавителей как героев. Но те, избавив их от чудовищ, превратились в ещё больших монстров. И если раньше невыполнение непомерных норм выработки грозило большими штрафами и голодом, и с этим сплочённая шахтёрская община могла бороться, то теперь малейшее неповиновение каралось смертью.

После описания ритуала похорон, когда человека закапывают живьём и Райга, глава клана бандитов, произносит над гробом с живым человеком трогательную прочувствованную речь, проливая совершенно искренние слёзы, Наруто решил, что из трёх встреченных Мечников Тумана, этот будет наихудшим. Если не по силе (тут сравниться с Кисаме и его Самехадой очень сложно), то по мерзкому характеру. Ведь Забуза и Кисаме были вполне неплохими парнями, пусть и слегка кровожадными.

— Нейджи, осмотри могилы Бьякуганом, а я попробую почувствовать, есть ли ещё живые! — крикнул Наруто и подбежал к указанной Рокусуке могиле.

— Бьякуган! — раздался голос Хьюги.

— Глаз Кагуры! — воскликнул Наруто, складывая руки в печать Барана.

Кладбище было небольшим, границы способностей Наруто покрывали четверть его территории. И, к сожалению, свечения чакры нигде не было видно, Наруто чувствовал лишь холодную темноту камней и лишь маленький дрожащий огонёк...

— Наруто, там, где ты стоишь, я вижу слабый след чакры! — крикнул Нейджи.

Наруто ударил ладонями в каменистую почву, формируя чакру Земли. Могила пошла волнами, вспучилась и вытолкнула, почти что выплюнула, красивый белый гроб. Наруто положил на крышку одну ладонь, на основание другую и направил чакру. Потянув в руку на себя, он сорвал крышку и отбросил её далеко в сторону. В просторном роскошном гробу лежал измождённый мужчина в лохмотьях, худощавое лицо с маленькими торчащими усиками было мертвенно бледным и посиневшим.

— Он мёртв! — воскликнул Рокусуке.

— Не совсем, — возразил Нейджи. — В его системе есть чакра, а сердце, пусть и очень медленно, но бьётся.

— Панда-тян, Нейджи, у вас лучше получается, можете что-то сделать? — спросил Наруто. — Реинкарнацию я оставлю на крайний случай.

— Постараемся, — сказала Панда-тян. — Нужно удалить из его лёгких углекислоту и снабдить кислородом!

Над распростёртым телом склонились двое генинов и положили на грудь руки, окутанные зелёной чакрой. Нейджи своим Бьякуганом осматривал особо пострадавшие места и давал Панде-тян краткие указания. Наруто, осторожно формируя чакру Ветра, направил воздух в лёгкие Канпачи. Рокусуке от волнения грыз ногти, а Толстобровик в нетерпении наматывал вокруг гроба круги.

Внезапно мертвец захрипел, закашлялся и стал судоржно вдыхать и выдыхать. Он попытался подняться, но рука Наруто вдавила его обратно в гроб.

— Не дёргайся, дай ирьёнинам тебя спасти!

Проходили минуты, лицо пострадавшего обретало нормальный цвет, судоржные вздохи превратились в размеренное дыхание и Наруто почти успокоился. Внезапно тишину нарушил голос Нейджи, чей Бьякуган был всё ещё активирован.

— У нас гости. Восемь человек направляются сюда, ещё трое ожидают и придут в случае подмоги. Ли, Наруто, мы разбираемся с ними. Тентен, забираешь пострадавшего и несёшь к оригиналам.

— Слушаюсь, командир! — Панда-тян отдала ему ироничный салют, взвалила на плечо Канпачи и понеслась в сторону ресторанчика карри.

— А я? — воскликнул Рокусуке.

— Ты — теневой клон! Если ты случайно погибнешь, то объединишься с оригиналом и он получит все твои воспоминания. Я же тебе говорил! — раздраженно сказал Наруто.

— Ну, ваши дела шиноби — это слишком сложно!

— Не недооценивайте себя, Рокусуке-сан, — вмешался Толстобровик. — Быть хорошим шахтёром не легче!

— Ну что, Толстобровик, поехали? — усмехнулся Наруто. — Покажем этим придуркам настоящую Силу Юности?

— Наруто-сан!

— Толстобровик!

— Наруто-сан!

— Толстобровик!

— Немедленно прекратите! — не выдержал Нейджи.


* * *


Бабуля Саншо была маленькой сухонькой старушкой в очках и добрым сморщенным лицом. Карри в её забегаловке одуряюще вкусно пах, был густым и темным. После того как Наруто с друзьями попробовал первую ложку, он понял, почему Толстобровик называет его «карри жизни»: когда горло обжигает жидкий огонь, а ближайшая вода — слёзы, ручьями льющиеся из глаз, человеку очень хочется жить. Это карри придавало энергии — хотелось бежать куда глядят глаза, ну или носиться кругами, как курица с отрубленной головой. Это блюдо превращало обычное Пламя Юности в ревущий пожар, грозящий охватить мир. И пусть Наруто считал, что класть столько специй — чересчур, но его проказливый ум мог придумать сотню применений такому блюду. К тому же карри было вкусным, так что для расширения ассортимента Узураку был огромный потенциал.

Её сын Караши, которого так хотел увидеть Толстобровик, как оказалось, вступил в банду Куросуки и бегал где-то по своим бандитским делам. Наруто еле остановил порывающегося отправиться на розыски друга, резонно заметив, что нужно дождаться результатов разведки, а уж затем навалять всем, включая Караши, со всем пылом Юности, которым наполнены их сердца, тем самым вырвать из пучины зла. Так что компания расселась за столом, и троица шахтёров рассказывала охающей бабуле о увиденных чудесах, всячески расхваливала спасшего их Толстобровика и, захлёбываясь, описывала радость полёта. Наруто при этом скромно опускал глаза, но это никого не обмануло — его самодовольство выдавала выпяченная вперёд грудь и довольная улыбка на лице.

Стук в дверь не был неожиданностью, шиноби ожидали либо развеивания клонов, либо их возвращения с результатами. Стоящая в дверях Панда-тян со свисающим с плеча человеком, была свидетельством, что первый этап миссии выполнен успешно. После того как Канпачи осторожно съел ложку карри, последние следы его бледности пропали, глаза выпучились и наполнились слезами, а цвет лица стал свекольно-красным. Воистину, это карри было живительным, подымало мёртвых не хуже Нечестивого Воскрешения.

И пока спасённый лихорадочно глотал холодную воду, чтобы хоть как-то заглушить пылающий в груди пожар, а Рокусуке с друзьями пускал слёзы радости, стук в дверь раздался вновь.

За дверью стояли остальные клоны. На каждого из них было нагружено несколько стонущих тел, глаза клона Рокусуке были выпучены, почти как у Толстобровика, а лицо самого Прекрасного Зелёного Зверя было мрачными и расстроенным. За шиворот Толстобровик притянул сына бабули Саншо. Толстобровик не хотел ничего говорить, поэтому рассказывать начал Наруто.

— Когда мы спасли Канпачи, на нас накинулись придурки в капюшонах. Они пытались сделать какое-то дзюцу с помощью своих перчаток с когтями, но мы им быстро наваляли. Толстобровик хотел ввалить одному придурку, но оказалось, что это Караши. Трусливый слабак, который прибился к бандитам, чтобы угнетать тех, кто слабее его.

— Клан Куросуки спас город от налогов магистрата! — попытался оправдаться Караши.

— Это сраная чушь! Может вы и были когда-то героями, но после того, как начали убивать тех, кто вам не подчиняется, вы стали трусливыми мразями и подонками. И знаешь, кто здесь настоящий герои? Рокусуке, Сангоро и Хачидай, которые не побоялись бросить вызов вам, трусам! Которые рисковали жизнью, чтобы спасти друга! Благодари Толстобровика за то, что он помнит того тебя, того сильного тебя, каким ты был раньше! Когда готовил карри и спасал жизни людям, вместо того, чтобы обирать их!

— Саншо-сан, — вмешался Нейджи. — Нам нужно закрытое помещение, куда можно поместить пленных. У нас миссия, нам нужно закончить дело. Райга Куросуки всё ещё на свободе.

— И проследите за тем, чтобы ваш сын не наделал глупостей! — добавила Панда-тян.

— Об этом не беспокойтесь, — рассмеялся Наруто. — К нам сюда вот-вот должна приехать одна из близняшек Мито-тян. Бабуля Саншу, в вашей закусочной не нужны помощники? Мито-тян будет работать за еду и кров. Ей очень хочется научиться готовить карри.


* * *


Шахта была уже недалеко, когда ущелье, в котором они находились, стал затягивать густой туман. Это сразу же навеяло Наруто плохие воспоминания, да и сопоставить туман и Мечника Тумана было несложно.

— Нейджи, может я и неправ, но это дзюцу Сокрытия в Тумане, таким пользовался Забуза в Стране Волн.

— Бьякуган! — воскликнул Нейджи и осмотрелся. — Я никого не вижу.

— Какаши-сенсей не видел в таком тумане даже с помощью Шарингана, так что осторожней!

— Стоп! Я вижу! — Нейджи начал раздавать указания. — Двое на пять часов девять минут, расстояние двадцать метров. Трое на восемь часов три минуты, тридцать пять метров. Один на семь часов две минуты, тридцать метров.

Наруто с Пандой-тян помчались к тройке врагов, а Нейджи и Толстобровик распределили цели и атаковали оставшихся.

— Разенган! — крикнул Наруто, сжимая в руках две свистящие синие сферы.

— Тень луны! — воскликнула Мечница Листа, вскидывая Кубикирибочо, оставляя за собой полупрозрачный след.

Вместо того, чтобы поразить противника, сокрушительные удары Наруто и Панды-тян попали по огромным валунам, раздробив их в мелкие осколки.

— Тут никого! — раздался крик Толстобровика.

— Враги куда-то пропали! — подтвердил Нейджи. — Отступаем и перегруппировуемся!

Наруто и команда Гая стали спиной к спине. Наруто, удерживая Глаз Кагуры убедился, что это действительно его напарники и с облегчением выдохнул.

— Я точно видел врагов и их систему циркуляции! — сказал Нейджи.

— Мы под гендзюцу! Все, кроме Толстобровика! — предположил Наруто.

— Бьякуган видит сквозь иллюзии! — возразила Панда-тян.

— Значит враг настолько хорош, что смог обмануть даже Великое Додзюцу! — заключил Наруто. — Развеиваем! Кай!

— Кай!

— Кай! Я снова вижу тройку врагов на девять часов пять минут, двадцать пять метров!

— Попытаюсь что-то сделать с туманом! Техника теневого клонирования! Стихия Ветра: Великий прорыв!

Появившиеся десять клонов сложили руки в печатях и порыв ураганного ветра мгновенно развеял туман.

— Вижу врагов! — крикнула Панда-тян.

Наруто смотрел на троих противников в тёмных плащах и приготовился к атаке.

— Там никого нет! — воскликнул Толстобровик.

— Это гендзюцу! Оно не затронуло только Толстобровика!

— Ли, командование за тобой! — принял решение Нейджи.

— Принято! Подлый враг увидит ту силу весны, что пылает в нашей команде! — Толстобровик указал пальцем на вершину скалы. — Вижу одного противника!

Наруто проследил за пальцем и увидел одинокую фигуру в капюшоне с двумя мечами. Плащ закрывал какой-то свёрток на спине врага.

— Та штука у него на спине, скорее всего создаёт иллюзии. Толстобровик, попытайся его избавить от мечей и этой фигни, — тихо шепнул другу клон Наруто.

Вражеский шиноби окинул их команду взглядом из-под капюшона.

— Вы неплохи, развеяли моё дзюцу. Но похорон у вас не будет. От вас не останется и следа, об этом уж я позабочусь!

Он вскинул клинки и воткнул их в землю.

— Молниеносные похороны: Пир молний!

— Осторожно! — крикнул Наруто, увидев как зигзаги молний быстро стелятся по земле. — В воздух!

Нейджи, Панда-тян и клоны высоко подпрыгнули, а Толстобровик помчался на врага. Его плащ развевался, как охваченные огнём зелёные крылья.

— Техника теневого созидания! — воскликнули Наруто, находясь в воздухе.

Под ними возникла куча больших резиновых мячей, в которые шиноби Листа безопасно приземлились, но не удержались на ногах и попадали, образовав кучу-малу.

— Простите, я что-то не подумал! — почесал голову Наруто, пытаясь выбраться из разлетающихся мячей. Он быстро отменил технику и мячи развеялись. Два клона подхватили падающую Панду-тян, получив в награду благодарную улыбку.

Наруто бросил быстрый взгляд на врага и увидел, что к нему по отвесной скале с ошеломляющей скоростью несётся Толстобровик.

— Грозовой Шар! — воскликнул Райга, с его мечей сорвалась сфера синих молний и полетела в Зеленого Зверя.

Наруто только успел сложить пальцы в невообразимой ручной печати (зная, что ему будет потом стыдно за такое издевательство над искусством ниндзя).

— Супер-секретная техника: Мегазащитный барьер!

Сфера, не долетев десяток сантиметров до Толстобровика, бесследно пропала. Глаза Райги округлились.

— Наруто, что это было за дзюцу? — тихо спросила клона Панда-тян.

— Дзюцу обмана, — усмехнулся Наруто. — Осторожно, он сейчас будет атаковать меня.

И действительно, Райга направил мечи на Наруто, но не успел произнести название дзюцу, как раздался громкий голос.

— Динамическое вступление!

Сокрушительный удар Толстобровика смёл Райгу, из-под плаща Мечника вывалился большой свёрток.

— Техника Замены! — воскликнул Наруто. Он заменился на свёрток, который подхватили клоны и отступили.

Наруто помчался к пытающемуся встать Райге с двумя сферами в руке.

— Разенган! — сдвоенный удар дзюцу скинул противника со скалы.

— Великий вихрь листа! — серия ударов Толстобровика подкинула врага ещё выше в воздух, а затем сокрушительный удар сверху послал его резко вниз, на дно ущелья.

Наруто с Толстобровиком спрыгнули следом. Внизу, в глубоком кратере лежал распростёртый Райга, всё ещё сжимая в руках Мечи Тумана. Двое клонов подбежали, придавили руки врага к земле, а ещё двое выдрали из крепко сжатых ладоней клинки.

Они протянули Легендарные Мечи Панде-тян, которая, радостно рассмеявшись, схватила их и начала разглядывать.

— Панда-тян, у тебя ещё будет время! — улыбнулся Наруто. — Если ребята не возражают, они станут твоими, а пока что спрячь.

— Тентен — единственная из нас, кто хорош в кендзюцу, — сказал Нейджи.

— С новыми клинками, Тентен будет пылать не только Юностью, но и Молнией! — Толстобровик вытянул большой палец и ослепительно улыбнулся.

Панда-тян извлекла свиток, запечатала в него мечи, бросилась к товарищам по команде и крепко их обняла. Потом подошла к Наруто и нежно поцеловала. Толстобровик и Нейджи улыбнулись, а клоны стали издавать одобрительные выкрики.

— Давайте спасём придурка! — смущённо сказал покрасневший Наруто. — А то он ещё ненароком загнётся!

Панда-тян и Нейджи положили окутанные зелёным руки на грудь Райге, клоны положили им руки на плечи и стали передавать чакру.

Наруто с Толстобровиком подошли к свёртку Райги и расстегнули на нём молнию.

— Это не устройство! — воскликнул Наруто.

— Это ребенок! — подтвердил очевидное Толстобровик.


* * *


Мрачный Райга Куросуки сидел, скрестив на груди руки. Прилепленная на лоб печать придавала ему комичный вид. Рядом с ним на лавке сидел мальчик с фиолетовыми волосами, которого аккуратно придерживала Панда-тян, и рассказывал о своей жизни. Перед ним стояла миска нетронутого карри.

Рассказ Ранмару, мальчика из свёртка, был тяжелым и полным безысходности. Он родился в Стране Воды с великим даром — додзюцу, что не уступало Бьякугану. От рождения неспособный двигаться, с очень слабыми ногами, Ранмару жил в своей хижине, полностью на милости сердобольных крестьян, которые подкармливали сироту и не давали умереть от голода. Всё что в своей жизни видел Ранмару — это стены своей хижины и то, что позволяло разглядеть сквозь них его додзюцу.

И однажды крестьяне узнали о даре Ранмару. Для страны, которая сгубила маму Хаку, родных Кимимаро и множество других обладателей кеккей-генкаев, это был смертельный приговор. Крестьяне перестали давать Ранмару еду, а сам он себе добыть был не в состоянии. И когда он был уже готов к смерти, пришел Райга.

Он тогда был одним из Анбу Кири, человеком в маске, как у Хаку. Преследуя шпиона из Кумо, Райга и его команда истребили всех жителей родного посёлка Ранмару. И когда Куросуки нашел мальчика, Ранмару ждал смерти как избавления. Но странная прихоть судьбы, невероятная удача, привела к тому, что кровожадный подонок Райга проникся к ребёнку сочувствием. Он взял Ранмару с собой, чтобы тот служил его глазами и ушами.

Наруто поступок оценил. В мире, где пересадка додзюцу была обыденным делом, в стране, где жизнь человека с кеккей-генкаем не стоила и рьё, это был акт неслыханной доброты. И путешествуя с Райгой, Ранмару увидел мир за пределами своей хижины, за границами своей деревни. Он стал тем, кем был Хаку для Забузы, его инструментом, подопечным и сыном.

Наруто не знал, что делать. Райга был подонком, пусть и с зачатками доброты. Ранмару был невинной жертвой, ребёнком, который рано узнал жестокость мира. Оставить Куросуки и его бандитов безнаказанными — предать память тех шахтёров, которые погибли от их произвола. Но если Райга будет казнён, то и Ранмару не захочет жить. Наруто сцепил зубы. Решение, по молчаливому уговору команды, было только за ним. Наруто, напомнив себе, что его задачи в будущем будут гораздо труднее, что должность Хокаге предполагает ответственность поболее, решился.

— Куросуки Райга. Твоя вина перед шахтёрами этого города велика. Ты будешь жить здесь и со своим кланом делать ту работу, на которую вы вызвались сами. Вы будете беречь их, охранять их, получать в качестве оплаты те деньги, что вам предложат они сами. Отказ — твою судьбу решат сами шахтёры, на справедливом суде. И ты знаешь, каким будет решение.

— Мне нужны будут мои мечи, — мрачно сказал Райга.

— Обойдёшься. Команда Нейджи их отбила у нукенина Тумана, теперь это законный трофей Конохи. Ранмару тоже отправляется с нами.

— Я — глаза и уши Райги, а он — мои ноги! — горячо возразил Ранмару.

— У него есть свои глаза. Лучше бы ему научиться ими пользоваться. А насчёт ног... Пора тебе встать на них самому.

— Я не могу ходить! Я слишком слаб!

— Ранмару, — мягко сказал Наруто. — Хокаге Конохагакуре — величайший медик в мире. И если кто-то может помочь тебе, так это бабуля. Предупреждаю, будет трудно, тебе придётся учиться нормально ходить, тебе нужно будет учиться управлять чакрой. Твои глаза — огромная ценность и тебе будет нужно либо стать очень сильным, либо жить в Скрытой Деревне, где тебя смогут защитить. У тебя есть выбор, остаться с Райгой здесь, под его защитой и остаться зависимым и немощным, либо же пойти с нами в Коноху, к силе и новой жизни. Выбирай.

— Почему вы столько делаете для меня?

— Много причин. Ты похож на моего друга, такого же обладателя кеккей-генкая из Страны Воды, который считал себя инструментом Забузы. Ты похож на Толстобровика, который раньше был инвалидом. Ну и просто потому, что помочь тебе — правильное дело и будущий Хокаге не может поступить по-другому.

— Я... Я... Но ведь Райга...

— Иди! — внезапно раздался голос нукенина Тумана. — Несмотря на то, что мне без тебя будет трудно, ты заслуживаешь нормальной жизни!

— Но как же наше обещание быть всегда вместе?

— В этой жизни всё рано или поздно заканчивается. Вместе мы были непобедимы, но теперь это в прошлом. Теперь, когда нет моих мечей, я больше не Мечник Тумана.

— Я буду помнить о тебе всегда! — сказал, плача, Ранмару.

— Как и я о тебе, — из глаз Райги потекли обильные слёзы.

Стоящий рядом Толстобровик рыдал, не сдерживаясь, да и Панда-тян украдкой протёрла глаза.

— Да перестаньте делать трагедию! — возмутился Наруто. — Отсюда до Конохи четыре часа полёта. Будешь навещать своего драгоценного Райгу на каникулах Академии.

— Вы уедете, а кто будет присматривать за бандой Куросуке? — подозрительно спросил Канпачи. — Они вновь могут приняться за старое.

— Наверное я, — весело сказала красивая девушка с алыми волосами и полосками на щеках. — Буду помогать бабуле Саншо готовить карри, ну а если кому-то в голову придут глупые идеи... — она вытянула руку и на её руке со свистом раскрутилась сфера Разенгана, а голос стал глухим и зловещим. — Я вырву ему хребет.

Пожирающий её глазами Караши торопливо отвёл глаза.

— Это Узумаки Мито-тян, — звонко рассмеялась Панда-тян. — Она может. Она практически в одиночку остановила войну в Конохе.

— А ещё она победила джинчурики Песка, — поддержал её Нейджи. — И спасла мне жизнь.

— Мито-тян плечом к плечу с двумя Саннинами сражалась с Орочимару и выжила после схватки с двумя Мечниками Тумана, Кисаме Хошигаки и Забузой Момочи, — добавил Толстобровик.

— И подарила мне Кубикирибочо! — прихвастнула Панда-тян.

— Так что пока она живёт здесь, за разных придурков не опасайтесь, — резюмировал Наруто.

— Кстати, Караши, — прозвенел голосок Мито-тян. — Можешь ни на что не надеяться, мне нравятся девушки.


* * *


— Нейджи, я прочитала твой рапорт, — бабуля была, как обычно, не в духе. — На задании вы встретили нукенина Тумана, спутником которого был ребёнок с неизвестным додзюцу. Вы победили банду и самого нукенина, а ребёнка привели в Коноху. Я всё правильно поняла?

— Совершенно верно. Нашей деревне не помешает ещё один кеккей-генкай, а додзюцу Ранмару не уступает Бьякугану. Оставлять потенциального противника, способного нейтрализовать и обмануть Бьякуган, я посчитал нерациональным и безрассудным. Поэтому мы забрали его в деревню, пообещав лечение и поддержку. Оплатить издержки и содержать его вызвался Наруто, от лица клана Узумаки. Я предложил услуги клана Хьюга, но в нашем клане идёт сейчас сложный внутренний процесс по слиянию ветвей и с новыми додзюцу следует повременить.

— Да, наслышана, наслышана. Я получаю от членов Главной Ветви прошения о вмешательстве примерно каждые четыре-пять дней.

— У тебя даже появился штамп «Хокаге не вмешивается во внутренние дела кланов»! — рассмеялся Наруто.

— Я даже не буду пытаться спрашивать, откуда ты знаешь о содержимом ящиков моего рабочего стола, — холодно отрезала бабуля. — Но речь не о том. На каком основании было принято решение спасти жизнь нукенину и оставить его в Катабами Кинзан?

— Из-за Ранмару! — снова влез Наруто.

— Генин Узумаки, сейчас я принимаю рапорт от лидера миссии, так что, пожалуйста, помолчи.

— Наруто прав. Жизнь Райги была спасена под влиянием момента, но это было стратегически верное решение. Обладатель додзюцу очень привязан к нукенину. В случае его смерти, Ранмару ни за что не пошел бы в Коноху добровольно, а если бы мы доставили его силой, не стал бы с нами сознательно сотрудничать. Сейчас же он очень рад возможности стать здоровым, а перспектива стать шиноби Листа у него не вызывает отторжения. В дальнейшем он может стать основоположником клана с ещё одним Великим Додзюцу. И этого мы добились всего лишь ценой недополученной награды за голову А-рангового нукенина.

— А еще мы прихватили Киба! И эти клинки в сто раз круче чем даже Кубикирибочо! Они могут управлять Молнией и делать крышесносящие дзюцу! — снова влез Наруто.

— Легендарные Мечи Тумана — это сложный вопрос, их может придётся...

— Клинки — собственность клана Узумаки, а Панда-тян ими только пользуется! Я уже говорил на эту тему с дедулей и он просветил меня по поводу этих законодательных штук. Толстобровик и Нейджи не возражают. Я им предлагал научиться кендзюцу, Восемь Триграмм Шестьдесят Четыре Лезвия будут не хуже Шестьдесяти Четырёх Ладоней, да и вместо Кулака Грома Конохи, пойдёт и Меч Молнии! Но они отказались!

Нейджи и Толстобровик улыбнулись, а с лица Панды-тян самодовольная улыбка и так не пропадала.

— Ладно, хорошо. Но в любом случае, ваша миссия была ликвидировать банду Куросуки и, по итогам, она провалена, пусть наша деревня и получила огромную выгоду, — мрачно сказала бабуля.

— Не совсем так, госпожа Хокаге, — мягко возразил Нейджи. — В целях миссии было указано ликвидировать угрозу для шахтёров. Несмотря на то, что мы выполнили её не буквально, но угроза устранена. Клан Куросуки занимается всё так же охраной, но на этот раз на совершенно других условиях.

— И что помешает им вернуться к старому промыслу? — скептично оглядела их бабуля.

— Всё очень просто, — улыбнулся Наруто. — Я верю в исправление плохих людей. Если им хорошенько навалять и поговорить, то они станут хорошими. Я верю, что человеку следует дать второй шанс.

— Пусть твоя безумная теория и доказала состоятельность, но что будет, если это не сработает? — во взгляде Хокаге читался искренний интерес.

— Я верю во второй шанс. Но я не верю в третий и четвёртый. Если они будут обижать шахтёров, в Книге Бинго один портрет будет вычеркнут, а уж кладбище бандиты любезно организовали и сами. И если с ситуацией не справится одна-единственная Мито-тян, то я туда вернусь.


* * *


— Мои верные миньоны, знакомьтесь, это Ранмару! У него крутые глаза и он тоже будет шиноби Конохи.

Корпус Конохамару, состоящий теперь из четырёх будущих шиноби, скептически оглядел стоящего перед ними на неуверенных ногах мальчика с фиолетовыми волосами и тёмно-красными глазами.

— Это тот, о котором мама говорила, что он будет жить с нами, когда выйдет из больницы? — спросил Инари.

— Ага! Ранмару будет жить рядом с нами, ну а сестрёнка Цунами о нём позаботится!

— Что-то он хиловат, — заметила Моэги. — Он точно сможет стать шиноби?

— У него крышесносящее додзюцу! Он умеет видеть сквозь стены, как Хината-тян! Ну а насчёт физической силы, не страшно! Им займутся Толстобровики.

Четверо будущих шиноби оглядели Ранмару со странной смесью восхищения и сочувствия.

— Братик Наруто, а расскажи о своей последней миссии, — нарушил тишину Конохамару. — Правда что вы надрали задницу куче бандитов и Мечнику Тумана?

— В нашей команде был будущий Хокаге, будущий Легендарный Мечник Листа, Прекрасный Зелёный Зверь и гений клана Хьюга, избавившийся от шеста в заднице. Да у бедного придурка не было ни малейших шансов!

— Наруто-сан! — запротестовал Ранмару. — Райга сильный! И хороший!

— То что он был добр к тебе, не означает, что он не был больным кровожадным ублюдком. Он запугивал, грабил и убивал шахтёров. Мы дали ему шанс исправиться, а если он ним не воспользуется... Надеюсь ты не будешь меня винить.

Ранмару огорчённо повесил голову и стоял, опустив глаза. Наконец, он прямо посмотрел на Наруто и уверенно сказал:

— Райга исправится и станет хорошим.

— Братик Наруто! — нетерпеливо нарушил молчание Инари. — Расскажи о своей миссии! А то я чувствую себя как дурак, не понимая о чём речь.

Наруто бухнулся на траву и рядом с ним кружком примостились миньоны. Он начал подробный рассказ о миссии, в который время от времени вмешивался Ранмару, рассказывая подробности со стороны противника. И когда их совместное повествование подошло к финалу, Конохамару задал мучивший его вопрос.

— Ты оставил там своего клона. А как долго у него хватить чакры?

— Какого клона? Это же Мито-тян, прекрасная официантка из Узураку! — подначил его Наруто.

— Я слишком часто видел твоё секси-дзюцу, чтобы поверить в такую фигню! Корпус Конохамару даже разработал супер-четырехкратную мега-версию!

— Ладно-ладно! — рассмеялся Узумаки. — Чоуджи показал мне трюк, как преобразовывать еду прямо в чакру, это работает даже с клонами. Правда это неудобно, и чакры на дзюцу не всегда хватает.

— Тогда как? — спросил Удон. — Или ты будешь посылать новых клонов каждые несколько дней?

— Не-а, как сказал бы Шикамару, это слишком проблемно. Я попросил бабулю Саншо познакомить с её поставщиком мяса. Теперь бедные свинки и коровки умирают от чакроистощения. И знаешь, теперь банда Куросуки боится Мито-тян сильнее, чем Шика своей мамы, а Чоуджи — диеты!

— Прекрасная куноичи, гроза бандитов, коров и свиней... — протянула Моэги. — Нет, не звучит.

Удон, Конохамару и Инари согласно кивнули. Ранмару непонимающе переводил взгляд то на них, то на Наруто.

— Отстой! — резюмировал Конохамару. — Ладно, давай лучше займёмся чем-то интересным!

— Играем в ниндзя! — предложил Удон.

— Я буду Одиноким Шиноби! — тут же заявил Инари.

— А я — Принцессой Вьюгой! — подхватила Моэги.

— Тогда я буду Шишимару, а Ранмару будет Доктором Мраком, — заключил Конохамару.

— Эй, а кем буду я? — недоумённо спросил Наруто.

— А ты будешь его миньоном! — поставила точку в разговоре Моэги. — Ну или ассистенткой!

Глава опубликована: 27.04.2017


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 159 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх