↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Кастелян (джен)



Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Повседневность
Размер:
Макси | 1383 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Мэри Сью, ООС, От первого лица (POV), AU
Серия:
 
Проверено на грамотность
Как работает «Акцио»? Что можно сделать с трансфигурированной иглой? Как летают почтовые совы? Где купить сквозной кошелёк? Зачем мне эта палка?

На одиннадцатый день рождения Гарольда Поттера находит бородатый великан в кротовой шубе, насильно впихивает ему кучу непонятных вещей и отправляет в самый настоящий волшебный замок. И единственное, что непонятно юному магу – чего от него хотят все эти люди и как можно было довести замок до такого скотского состояния?
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Зельеварение

Зельеварение. Со Слизерином. Первой парой. Достойное завершение учебной недели.

Как и планировал, я пришёл в кабинет заранее. Дверь была закрыта, но поддалась со щелчком, едва я повернул ручку. Ну, не все любят держать класс нараспашку, подумал я, прикрывая дверь и оглядывая помещение.

Учебная зельеварня располагалась ниже уровня земли. Мрачно. Холодно. Немного сыровато. Воздух свежий, что неудивительно: вытяжка и вентиляция здесь усиленные, иначе никак. Длинные ряды крепких столов, служащих одновременно и партами, и лабораторными поверхностями. На столах — магические горелки и треножники для котлов. Ряды парт расставлены на удалении друг от друга, давая возможность спокойно проходить и стоять между ними.

Вдоль стен установлены шкафы с оборудованием и ингредиентами в банках. Некоторые — наглухо закрыты, некоторые — с застеклёнными дверцами или вовсе без передней стенки. В дальнем углу — несколько бочек с водой под поворачивающейся трубой. Имеется учительский стол на возвышении, классная доска и две двери в смежные помещения.

Хмм. Это вторая аудитория, специально оборудованная для преподавания нужного предмета. К банкам с разноцветной гадостью мы не пойдём — там наверняка защита и сигнализация имеется. А пойдём мы к переднему ряду и займём место в центре. И место для Невилла займём… мешком с виноградом. Сумок-то я не ношу.

Достав «Нумерологический сборник», я стал знакомиться с аналогом математики у магов. Эта тема оказалась увлекательнее «Вестника зельевара», хотя в «нумерологическую» нотацию нужно было вникать отдельно. Я погрузился в чтение и был вырван из него лишь гневным окриком:

— Поттер! Что вы тут делаете?

Снейп. Блин, да что опять не так-то?

— Ожидаю начала занятий, профессор, — я оглянулся на толпу входящих студентов. Слизеринцы. Приведены своим деканом на свой урок.

— Как вы сюда попали? — Снейп подозрительно оглядывал отдельно стоящие шкафы с укреплёнными дверцами.

— Дверь была открыта.

— Что вы говорите!

— Нажал на ручку, зашёл, сел. Я что-то сделал не так?

Снейп посверлил меня глазами, оглядел окружающую обстановку, развернулся и вышел из класса.

— Поттер, ты попал, — рядом со мной устраивался Малфой. Гринграсс на этот раз выбрала место с края, поменявшись с Малфоем. — Кр… Декан о тебе только и говорит со вторника. Как о любимой занозе в… шлицах. Готовься к погребению заживо.

Крэбб и Гойл рассаживались позади нас. Слизерин традиционно занимал правую половину мест.

— Напугал ежа… Пусть возьмёт пару уроков у МакГонагалл, оперативно закапывать-то.

Малфой хотел ответить, но вдруг втянул воздух носом, нашёл взглядом мешок и спросил:

— Что у тебя там?

— Да Лонгботтому место занял.

— Лонгботтом — это правильно. А из мешка вроде виноградом пахнет?

— А… это на зелья. Если Сн… ваш декан заинтересуется.

Малфой дёрнул бровями, но разговор пришлось прервать: в класс ворвались львы. «Слизни опять всё заняли» и прочее, как всегда.

Я махнул рукой Лонгботтому, убирая мешок. Рядом ожидаемо устроилась Грэйнджер. Столь же ожидаемо первая парта больше никого не соблазнила, зато галёрка заполнилась максимально плотно. Наивные. Где, по-вашему, Снейп будет ходить во время урока чаще всего?

Снейп вошёл в класс вместе с гонгом, энергичной походкой преодолел расстояние до кафедры, развернулся и вперил в нас два бездонных тоннеля своих зрачков. Мигом установилась тишина. Казалось, в зельеварне похолодало ещё больше.

В такой же идеальной тишине профессор начал перекличку. Называл фамилию и ненадолго придавливал её владельца взглядом. Так продолжалось до буквы «П».

— О, да, — негромко произнёс Снейп вместо моего имени. И посмотрел на меня как на долгую, многолетнюю зубную боль. — Наша новая знаменитость.

Откуда-то со стороны рыжей галёрки захихикали. Не обращая на это внимания, я спокойно смотрел на преподавателя. Вряд ли моя знаменитость успела его так достать лишь за прошедшие три дня.

Снейп вздохнул, вернулся к журналу и продолжил перекличку.

— Вы здесь, — начал он вступительную речь, когда с алфавитом было покончено, — для того, чтобы изучить науку приготовления волшебных зелий и снадобий. Очень точную и тонкую науку.

Снейп говорил негромко, но ученики отчетливо слышали каждое слово. Сохранялась абсолютная тишина. Никто не отваживался перешептываться или заниматься посторонними делами.

— Глупое размахивание волшебной палочкой к этой науке не имеет никакого отношения, — продолжил Снейп. О, а вот насчёт палочек мне нравится. — Я не думаю, что вы в состоянии оценить красоту медленно кипящего котла, источающего тончайшие запахи, или мягкую силу жидкостей, которые пробираются по венам человека, околдовывая его разум, порабощая чувства… Могу научить вас, как разлить по флаконам известность, как сварить триумф, как заткнуть пробкой смерть.

Начиная с «вен», энтузиазм медленно покидал моё настроение. Определённо, «смерть в пробирке» была достойным завершением этого унылого ряда. Да что ж вы все одним миром мазаны? Обязательно нужно сломать, сокрушить, подчинить, задавить, убить и самоутвердиться. Где, ну где мне найти конструкторов? Зодчих? Подпольный кружок любителей созидания?

Видимо, что-то отразилось на моём лице, потому что Снейп опустил взгляд на меня.

— Но всё это только при условии, что вы хоть чем-то отличаетесь от того стада болванов, которое обычно приходит на мои уроки.

Он спустился с кафедры. Начинается…

— Поттер! — произнёс Снейп, останавливаясь передо мной. — Что получится, если я смешаю измельченный корень асфоделия с настойкой полыни?

Я невольно поморщился. «Спящий засранец, рецепт сто первый».

— Сладкий абсент со слабительным эффектом, профессор, — ответил я, вставая. Ладно бы ещё с «отваром полыни», но настойка — это на спирту, без вариантов. Корень асфоделия — слаще сахарного тростника, если кто не знает. И да, он слабит.

Снейп уставился на меня, как на средней паршивости экспонат, неожиданно найденный в ещё более скучном провинциальном музее. Рядом вытянула руку Грэйнджер.

— Ну, есть ещё зелье Живой смерти, — пожал плечами я. — Однако там семь компонентов, и эти два непосредственно не смешиваются.

— Заначка и абсент, — вздохнул Снейп. Грэйнджер опустила руку. — Что ж, попробуем ещё раз. В чем разница между волчьей отравой и клобуком монаха?

Десница заучки затряслась ещё выше.

— Это названия одного и того же растения, синего аконита, — решил я на этот раз ответить максимально кратко и в то же время по сути. Но не тут-то было.

— Я спрашивал о разнице, мистер Поттер, — с показным огорчением покачал головой профессор.

Лёгкий шелест прошёл по классу. Грэйнджер неверяще уставилась на уважаемого преподавателя. Да, такую засаду тут мало кто ожидал. Уймитесь уже, здесь и сейчас показательно закапывают, а не опрашивают. Ну и раз уж от меня ничего не зависит…

— Печально. Что ж, возьмём что-нибудь совсем простое… Безоар, Поттер. Где вы будете его искать?

— Нигде.

Снейп изобразил вежливый интерес наведённого на меня артиллерийского орудия.

— Ни в желудке козы, ни в лавке Малпеппера, ни в большой банке у вас за спиной, — я говорил спокойно и уверенно. — Я возьму активированный уголь в аптеке. Абсорбирует лучше и на вкус приятнее.

— Безоар бывает не только нейтральным, Поттер, — вкрадчиво возразил Снейп.

— Кто же позволит мне потрошить единорогов, — пожал плечами я. — Разве что где-то рядом — колбасный цех из рогатой конины, о котором я не знаю?

Со всех сторон донеслись смешки. Справа — понимающие, слева — спровоцированные упоминанием колбасного цеха.

— Отработка, Поттер. Здесь, после ужина, — со спокойной безжалостностью резюмировал Снейп. Смешки как отрезало.

— Да, профессор.

И нужна ему эта лишняя головная боль? Ах да, рецепт отвара.

Снейп вернулся на кафедру.

— Тема сегодняшнего занятия — зелье исцеления от фурункулов, — сказал он, присаживаясь за стол. — Рецепт на доске. У вас полтора часа, чтобы его приготовить.

После чего углубился в заполнение классного журнала, намереваясь провести за этим занятием не менее недели.

В классе зашевелились. Задвигались стулья, загрохотали котелки, начали зажигаться горелки. Выстроилась очередь за водой.

— Невилл, — негромким голосом я начал посвящать Лонгботтома в наш план. — Мы работаем в паре. Я делаю развеску, ты — варишь.

— Но я…

— Главное условие для получения хорошего зелья — зельевар должен быть сосредоточен на варке. Поэтому ты — сосредоточен на варке. Я даю тебе подготовленные ингредиенты, слежу за временем и рецептом. И беру на себя внешнее общение.

Лонгботтом тоскливо покосился на Снейпа.

— Если кто-то подошёл и буравит тебе макушку — он пришёл пообщаться со мной, — продолжал я негромко. — Если ты слышишь «Лонгботтом, вы, идиот…» — это кто-то здоровается со мной и обознался.

— Если у вас взорвётся варочная смесь, Поттер, — произнёс Снейп, не отрываясь от письма, — вы будете мыть котлы до конца месяца.

Особой агрессии, впрочем, не было, и я догадывался почему. Я цитировал летнюю статью из «Вестника зельевара», написанную кем-то причастным к школьному образованию и подписавшимся эксцентричным псевдонимом «Принц-полукровка».

— У нас не взорвётся, — пробормотал я, сравнивая наши котлы. Котёл Невилла старее, но стенки сделаны качественнее и толще. Опять мне в Косом ширпотреб подсунули.

— Два литра воды, из тех бочек, — сказал я Невиллу, выбирая его посуду. — И ставь на огонь. Я за ингредиентами.

Отобрав нужные компоненты из общего шкафа, я достал и включил весы. Змеиные зубы, шесть скрупул. Кусочек пергамента на весы, кнопка «скрупулы», сброс на ноль. Отобрать несколько зубов получше. Бедные змеи. Сколько их пришлось извести ради одного сегодняшнего урока? Откуда их столько берут, на всю магическую Британию?

Зубы были необычными: слабо фонили магией. Не все. Последние я на всякий случай откладывал в сторону.

Рядом раздался дробный металлический перестук. Я обернулся. У Малфоя были дорогие позолоченные весы с интересным зачарованием: самовзвешиванием. Металлические гирьки самостоятельно летали между шкатулкой и чашей, подбирая нужный вес. Именно они и издавали этот звук. Будет интересно изучить это кружево.

Я обернулся в другую сторону. Грэйнджер что-то перемножала на пергаменте в столбик. Вообще-то, зельевары или приобретают несколько наборов гирек для ходовых единиц веса, или имеют готовые таблицы перевода. Я предложил Гермионе воспользоваться моими весами, но она лишь досадливо отмахнулась.

Теперь растереть зубы в мелкую пыль. Тяжёлая задача. Я присмотрелся к тому, как действует Малфой, и перенял его подход: ступка на столе, пестик вдавливается вертикально всем телом. Парень работал в одиночку и определённо имел практический опыт. Грэйнджер тоже работала в одиночку, но с опорой на учебник.

— Вот, — передал я Лонгботтому порошок, когда вода закипела. — Сыпать медленно с помешиванием по часовой стрелке.

Лонгботтом определённо знал этот рецепт и умел варить зелья лучше меня. Видимо, ему просто нужна спокойная обстановка для работы.

Снейп покончил с писаниной и начал дефилировать по классу, заглядывая в котлы. Сунув нос к нам, буркнул «огонь поменьше» и пошёл дальше. Почти похвала.

Далее… Горный прополис, два скрупула. Разделить на пять порций, добавлять с интервалом в минуту, колебательное помешивание. Огонь на минимум, десять минут варки.

Озёрная соль, на кончике ножа… Озёрная? Ладно, есть и такая. Передаём Невиллу.

А далее у меня появилась дилемма: рецепты в учебнике и на доске различались. Предпоследний компонент согласно учебнику — рогатые слизни, но Снейп заменил их пещерным алоэ. Ещё одно магическое растение, вроде красной белладонны. Хмм… «Рецепт на доске». И Малфой тоже режет алоэ. Я отнёс слизней назад и вернулся с мясистыми колючими листьями. Отрезаем иглы. Взвешиваем. Режем кубиками. Добавлять в котёл пока рано.

— Грэйнджер, шестое чувство подсказывает мне, что на этой неделе рецепты на доске правильнее тех, что в учебнике, — сказал я сокурснице, отсчитывающей подвявших слизняков.

— Почему на этой неделе?

— Астрологи объявили. Ладно, шутки в сторону. Уверен, за многие годы Снейп до мелочей отточил план первого урока на первом курсе, так что ошибиться в рецепте первого зелья просто не может.

— Но учебник…

— А Снейп — мастер-зельевар.

— Профессор Снейп.

— Хоть ты и заполняешь этой фразой паузы, когда тебе нечего возразить, я соглашусь. Невилл, как полагаешь, какую функцию тут несёт пещерный алоэ?

— Загуститель, — охотно ответил Невилл. — Противовоспалительное и антибактериальное действие, хорошо выраженное именно в пещерном виде.

— На самом деле, слизни тоже подходят, — отозвался молчавший до этого Малфой. — Но только если они живые и свежие, буквально снятые с листа. Алоэ в этом отношении стабильнее, хотя и требует специальных поставок с континента. А слизни — в своём саду после дождя собрать можно. Народный вариант.

— Но почему тогда в учебнике…

— Вариант с алоэ разработал кр… наш декан. В классические учебники с рецептами начала века это не вошло.

Лёгок на помине, в другом конце класса Снейп разразился язвительной тирадой по поводу Браун и Патил, перепутавших озёрную соль с поваренной. Я повернулся, чтобы на это посмотреть, скользнул взглядом по галёрке… и интуиция взвыла.

— Щиты! — не думая, сказал я громко и чётко. Сделал шаг вперёд, развёл руки и выставил Щит пустоты, прикрывая первый ряд за собой.

Котёл Уизли зашипел. Услышавшие мой нелепый возглас, слизеринцы отреагировали удивительно здраво: развернулось несколько зонтиков защитных заклинаний. Крэбб сколдовал щит, закрывающий себя, Гойла и Малфоя в первом ряду, а у Гойла на палочке засветилось на прогрев что-то атакующее.

Но быстрее всех оказался Снейп. Он мгновенно развернулся, и его купол накрыл гриффиндорцев — столько, сколько удалось достать с того места, где стоял зельевар. К сожалению, большинство львов просто пялились на идущую вразнос варочную смесь Уизли.

Котёл взорвался, плюнув едкой кипящей дрянью в верхнюю полусферу. На класс обрушился вонючий обжигающий дождь, с шипением загустевающий на поверхностях, куда попадал. Большинство поймали щиты, но пострадавшие тоже были. Уизли стоял в углу, поэтому в основном прилетело галёрке слева. Сам виновник выл с обожжёнными руками, которыми частично успел закрыть лицо.

— Уизли, дегенерат! Вы печатные буквы читать не умеете? — Снейп мелькал палочкой, накладывая первую помощь и убирая повреждения. — Зачем вы бросили иглы дикобраза в кипящий котёл?

Это согласовывалось с тем, что я увидел в последний момент: Рон, которому надоела эта кулинария, раздражённо сыпал в котёл оставшееся сырьё. Которого взял с запасом — не иначе загребущие рефлексы проявились.

— Крэбб, Гойл, чётко сработали, молодцы, — серьёзно сказал Малфой. — Поттер, респект за предупреждение. Щит у тебя неплохой.

По полу протянулся редкий ряд застывших капель. Долетевшие по навесной траектории остатки варева, попав в плоскость Пустоты, бессильно падали вертикально вниз.

Интересно, что Гринграсс невозмутимо продолжала перемешивать своё зелье. То ли не сомневалась, что защитники найдутся, то ли сама была небеззащитной.

Пострадавших нужно было срочно доставить в больничное крыло, но Снейп просто не мог оставить класс варить своё первое зелье без присмотра.

— Браун, Томас,… Поттер — отведите их в больницу, — выбрал компромиссное решение зельевар.

— Иди, Поттер, я присмотрю за Лонгботтомом, — негромко сказал Малфой. — Заодно твои весы заценю.

Чем хороши слизеринцы — в лишних разговорах не нуждаются. Я кивнул и поспешил к сопровождающей группе. Малфой продемонстрировал достаточный опыт варки зелий, чтобы разобраться в приготовленных мною нарезках.

Помимо Уизли, в помощи колдомедика нуждался его напарник по варке — Симус Финниган. Остальная галёрка хорошо видела происходящее в котле, а потому вовремя почувствовала неладное и успела присесть или отвернуться. Им хватило «Репаро» и противоожоговой мази от Снейпа. А уже выйдя из учебных подземелий, мы выяснили, что маршрут к больничному крылу знаю только я. Если этот момент учёл Снейп, нужно признать, что соображает он быстро.

Присутствия сопровождающих у Помфри не требовалось, но Дин не горел желанием возвращаться к мрачному зельевару. Оставив его «в помощь товарищам», мы с Браун вернулись на урок. Малфой показывал Лонгботтому, как нужно резать последний ингредиент — те самые «иглы дикобраза».

— Интересно, почему в классическом рецепте используется неместное сырьё? — спросил я, забирая у Драко разделочный нож и приступая к своим обязанностям. — Дикобразы вроде намного южнее обитают?

— В средние века использовали иглы ежей, — ответил продвинутый Малфой. — Но у игл дикобразов полезный участок длиннее. Острия-то отделять нужно.

Невилл погасил горелку. Я закончил нарезку игл — тонкими колечками по несколько миллиметров толщиной, острия и основания отделить и убрать. Подождав, пока зелье остынет, мы начали медленно сыпать роговые кольца в смесь. Каждая новая порция нагревала зелье, но я вторым зрением это отслеживал и не давал зайти процессу далеко.

— Последний шаг. Взмахнуть палочкой. Что бы это ни означало.

Невилл достал палочку и нерешительно остановился. Что-то мне в этом не понравилось. Старая, потёртая, есть несколько царапин. Но это нормально, родовые палочки часто подходят многим поколениям. А во втором зрении? Да она же…

— Невилл. Это твоя палочка?

— Ну… — Невилл не выглядел удивлённым. Скорее, в его взгляде прибавилось нерешительности. — Это палочка моего отца.

— По-моему, она тебе не очень подходит. Ты не похож на боевика. Вы консультировались с Олливандером или с другим мастером палочек?

— Нет. Просто бабушка…

— Ясно. Обсудим это в более подходящее время, — я достал свою корявую ветку. — Давай тогда я попробую. Неподходящая палочка может сработать нештатно.

Невилл с облегчением отступил.

Я посмотрел на зелье. Взмахнуть палочкой… Но мне не всё нравится в самом зелье. Не очень гармоничная цветовая смесь. Знать бы, что должно получиться в результате…

— Здесь есть образец готового правильного зелья? — спросил я окружение.

— Не умничайте, Поттер, — Снейп расслышал мой вопрос с другого конца класса. — Всё, что вам нужно, есть на доске и в учебнике.

Да-да. Умеренно-жёлтый цвет, прозрачная консистенция. Очень информативно, главное — с мочой не спутать. Я обернулся к котлу Малфоя.

— У тебя оно нормально сварено, не в курсе?

— Можешь быть уверен, — со снисходительным превосходством ответил Малфой. — Меня тренировал… тренировали с семилетнего возраста.

Я смотрел на котёл вторым зрением. Да, это намного лучше. Жизни маловато, и кое-что убрать не помешало бы, но… Я повернулся к нашему котлу. Неуверенность Невилла в начале и краткий испуг во время выходки рыжего. Два заусенца, портящие картину больше всего. Поправим… Стоп!

Конец первой пары. Долбаная палочка в руках. Меня опять тянет на подвиги?

— Что, Поттер, слишком тяжёлая задача для гриффиндорца? — Малфой в своём репертуаре.

— Что меня удручает в Хогвартсе — здесь никогда не дают подумать, — пробормотал я.

Варочная смесь. В готовом состоянии она стабильна. Магии совсем немного. Требуется тонкое воздействие, энергия невелика. Интуиция молчит, не видя опасности. Ладно, осторожно попробуем.

Это похоже на балансировку источника, только ничего не вращается, что сильно упрощает задачу. Но принцип тот же. Зелье исцеления. Фурункул, гнойное воспаление, мерзкий пузырёк вокруг основания волоса. Убрать чужое. Убрать распад.

Каналы открыты. Поднимаем палочку. Начнём с юга, против солнца. Против времени. Нам нужна жизнь, а не распад. От края к центру — горизонтальная спираль над поверхностью зелья. Аспекта Воды поменьше — её в воспалении избыток. Землю перераспределить… Огонь убрать совсем… Надеюсь, остальное сделают подобранные мастерами ингредиенты и рецепт.

Спираль дошла до центра. Палочка потянулась вверх. Вертикальный штрих, кольцо, перекладина. «Анх», универсальный символ жизни. Ну, хоть здесь без сюрпризов.

— Potionem perficio — Furunculus careo.

«Анх» коротко вспыхнул. На кончике палочки сгустился ёжик извлечённых из смеси лишних аспектов. Я торопливо зажал его в кулаке и отвёл от котла. Немного неприятно, но далеко не так, как голыми руками лезть в разбалансированный источник…

Тёплые солнечные прожилки Жизни доминируют. Искры и завихрения других аспектов. Это не плетение, жидкая магия размыта, и моё зрение пасует в расшифровке искусства зельеваров. Не моё. Но…

— Как минимум, оно исцеляет, — сказал я себе под нос.

В обычном зрении — умеренно жёлтый и абсолютно прозрачный. За исключением редких золотистых блёсток.

— Время! — возвестил Снейп. — Все, кто умеет читать, сейчас должны получить готовое остывшее зелье. Приготовьте образцы к осмотру.

Я достал флаконы.

— Поттер, ну ты и устроил тут концерт под занавес, — не унимался Малфой, разливая свой котёл по пробиркам. Тихую прибавку «Опять» от Гринграсс я едва услышал. — Знаешь, иногда «взмах» — это просто взмах.

— Невилл, давай разольём эту бурду по флаконам, — сказал я, передавая Лонгботтому стеклянную воронку и надевая перчатки из «драконьей кожи». — Моя юная паранойя нашептывает мне, Малфой, что чем короче высказывается ваш декан, тем подозрительнее нужно относиться к его словам.

— Вижу, мисс Грэйнджер, что иногда вы умеете не только читать, но и слушать, — сказал бесшумно появившийся перед первым рядом Снейп. В руках он держал её зелье, сваренное-таки по рецепту на доске. — Один балл Гриффиндору.

С задних рядов послышался удивлённый шёпот. Похоже, это первый ало-золотой балл за сегодня.

— Что это такое, Поттер? — мрачно спросил Снейп, рассматривая наши флаконы с непроницаемым лицом.

— Зелье исцеления, — уверенно ответил я. — Если верить рецепту, от фурункулов.

— Вы близки к тому, чтобы получить вторую отработку.

Снейп взял флакон и долго его изучал. После чего молча забрал и остальные четыре.

— Один балл Гриффиндору. Не забудьте, ваш сегодняшний вечер занят.

Малфой, Гринграсс и треть слизеринцев получили по баллу. Ожидаемо. В конце Снейп задал «полтора фута» эссе о взаимодействии игл дикобраза с варочной смесью, и потребовал выставить все получившиеся флаконы с зельями у него на столе. Я же осознал, что ничьих склянок, кроме наших, он с собой не забирал. Интересно.


* * *


— Поздравляю с первым уроком у Снейпа, Невилл, — сказал я, когда мы шли в гостиную. Занятий сегодня больше не было. — Как видишь, у него тоже можно жить.

— Хорошо, когда тебе не мешают и можно сосредоточиться.

— Поэтому в следующий раз мы поменяемся.

— Зачем? — Невилл забеспокоился.

— Тебе нужно отращивать шкуру потолще. То есть не терять концентрацию, даже если тебе мешают. Мне же нужно учиться варке зелий. Думаю, на следующей неделе мы ещё раз будем изготавливать это же зелье, так что процесс будет тебе знаком.

— Почему ты думаешь, что мы будем повторять это же зелье? — спросила Грэйнджер.

— В учебнике за первый курс имеется дюжина зелий. У нас три десятка учебных недель, — поведал я очевидное. — Сегодня лишь немногие сумели сварить зелье с первого раза, а оно, между прочим, самое простое. Не думаю, что Снейп удовлетворится такой статистикой, иначе экзамены почти никто не сдаст.

— И почему это должно беспокоить такого человека, как профессор Снейп?

— Злая ты, Грэйнджер, — вздохнул я и, игнорируя её возмущённый взгляд, продолжил: — Даже если бы нашёлся настолько равнодушный преподаватель, ему не позволили бы сачковать подобным образом ни руководство, ни попечительский совет. Какой смысл загонять насильно всё детское население в Хогвартс, если большинство выпускников не сдаст экзамены и будет подлежать принудительному отсечению от Дара? Директора просто четвертовали бы за подобный геноцид.

— Отсечению от Дара?

— Одарённый, неспособный контролировать свой Дар, опасен для общества магов, — ответил Невилл. — Волшебникам не нужно, чтобы о них узнали маглы. А что может натворить неумелый маг полной силы в толпе маглов…

— Конечно, никто не стал бы калечить целое поколение, — успокоил я Грэйнджер. — Даже одиночный случай исключения из школы — это ЧП, решение по которому принимается на заседании Визенгамота. Массовый провал разрешался бы иначе. Устроили бы еще один-два года повторного обучения… Но это всё теория. Ситуацию просто не довели бы до столь плачевного состояния.

— Всё равно, — Грэйнджер упрямо качнула головой. — Профессор Снейп какой-то… злой. Мог бы объяснять некоторые вещи попонятнее. Одно слово — Слизерин.

— Да, Снейп — не самый лучший преподаватель. Он не на своём месте, если вы меня спросите, и тяготится этим. Но как преподаватель — он такой не единственный. Что ты помнишь из теоретической части первого урока Трансфигурации?

— Теоретической части?

— Ну, этой… «Пермутация опорных фонем»…

— … «исполнительного катрена». Я это записала, но ничего не поняла.

— У тебя хорошая память, надо признать, — покивал головой я. — Там никто ничего не понял. Ну и вот, найди десять отличий. МакГонагалл выдала длинную речь, бесполезную для первокурсников, а дальше нужно было внимательно присмотреться к демонстрации. Снейп мрачно промолчал, а дальше нужно было внимательно прочитать рецепт и подумать над его коротким указанием. Кто лучше? Судя по результатам — обоим одинаково не подходит работа с детьми.

— Ты так говоришь, потому что оба назначили тебе отработку, — нелогично выдала Грэйнджер. — Кстати, когда мы займёмся трансфигурацией?

— Да хоть сейчас, — я остановился посреди коридора. — Найдём пустую аудиторию или поднимемся в гостиную?

Пустой класс нашёлся за ближайшей дверью. Урок уже начался, так что до обеда его не займут.

— Грэйнджер, начнём с тебя, — я высыпал на парту коробок спичек. — Покажи, как ты это делаешь.

Гермиона с ходу выдала два «Мутабора» и попыталась скастовать третий.

— Стоп! — удалось мне вставить своё слово.

Я рассказал про слабость детских каналов, внутренний накопитель в каждой палочке и необходимость дожидаться потепления концентратора. Потребовал менять спичку после каждой неудачной попытки. Наконец, напомнил правило золотых патронов.

— Ещё раз, — сказал я, выкладывая новую спичку.

Две попытки, два посеребрённых кончика.

— Пока хватит, — я задумчиво потёр подбородок. — Мне кажется, ты не слишком чётко и полно представляешь нужную тебе иголку. Отчего-то помнишь только колючее остриё. А ты должна вообразить всю иглу во всех деталях…

— Профессор сказала просто подумать об игле. Зачем детали?

— Для ментальной составляющей заклинания. Ты же видела, какие красивые вещи получались у Гринграсс? — я взял спичку и превратил её в золотистую булавку с тёмно-фиолетовым камешком. — Заклинание может создавать иглы разной формы. Описывать нужный тебе предмет словами было бы очень долго. А вот представить можно мгновенно, если разум дисциплинирован. Заклинание берёт нужную форму из твоего воображения. Что ты держишь в голове во время каста, то и получается.

— Это же очень сложно!

— Вопрос тренировки. Более того, у девчонок это должно получаться проще — вы прирождённые воображалы. Попробуй ещё раз.

Результат был получше, но всё равно не то. Или ушко, или остриё.

— Я не могу увидеть иглу. Мне бы образец перед глазами.

Образец… Не нравится мне идея использовать вещи, работу которых я не понимаю.

— Хорошо, попробуем катализатор, — сказал я, доставая учебник и вытаскивая одиозную иголку из обложки. — Вот тебе образец. Даю одну попытку, не спеши.

Собиралась Гермиона долго. Я не мешал. Наконец, формула произнесена. На столе появилась новая иголка. Этаж огласился восторженным визгом. Я спешно захлопнул дверь сырым телекинезом — занятия же идут! — и ловко увернулся от объятий. Дадлик — хороший тренер.

— Я уже понял, что тебе нравится Трансфигурация. Но у Снейпа чуткий слух, и с него станется лично подняться на огонёк и подарить Гриффиндору ещё одну отработку.

Безошибочно выцепив свою иглу, я вернул её на место в обложку.

— Отдохни. Закрепи результат, сделав ещё несколько таких же иголок. Потом попробуй разнообразить продукцию иглами других цветов и форм. Невилл, теперь с тобой.

Я пересел к нему и попросил достать его палочку.

— Из каких материалов она сделана, если не секрет?

— Ясень и сердечная жила дракона.

— Гм… — я припомнил то, что читал в книге Олливандера. — Сердцевина распространённая, с ней многие ходят, а вот древесина… Смелость и упрямство могли бы тебе подойти, но есть одно «но»: ясень — один из немногих материалов, служащий ровно одному владельцу.

— То есть… если это палочка моего отца…

— То это не твоя вина, что у тебя толком не получается ею колдовать. Тебе *объективно* нужна своя палочка.

— Бабушка будет злиться.

Я достал брошюру Олливандера и открыл её на нужной странице.

— Вот. Описание свойств различных материалов для палочек от Олливандера. Статья про ясень, — я обвёл её красным карандашом. — Отправь это вместе с письмом. Твоя бабушка — жёсткий человек, но не самодур. Губить твоё развитие она не станет. К мнению признанного мастера прислушается, тем более что свойством выраженного «импринтинга» в его книге наделён только ясень. Уверен, что в вашей библиотеке найдутся работы получше моей брошюры, да и у Олливандера всегда можно взять личную консультацию.

Невилл всё ещё сомневался. Мне было очевидно, что леди Лонгботтом прислушается к уже имеющимся доводам, но Невилла, похоже, бабушка основательно задавила авторитетом. Я вздохнул.

— Я бы дал тебе свою палочку, но она очень своенравна. Я уже и сам влипал из-за неё… пару раз.

— Зачем мне твоя палочка? — встрепенулся Невилл.

— Я думаю, что даже с чужой палочкой у тебя получится лучше, чем с палочкой отца. Это может послужить весомым доводом для твоей бабушки.

Тут мне пришла в голову идея.

— Давай попросим у Грэйнджер. Только покажи мне сначала свой жест, — я дал ему карандаш.

Жест у Невилла был правильный. Формулу он выговаривал чётко. Мы выпросили палочку у Гермионы — она оказалась сделанной из обычной жилы дракона, но в необычном корпусе из виноградной лозы — после чего я положил перед ним «талисманную» иголку.

У Лонгботтома получилось с первого раза. Определённо, с моей иголкой что-то не так. Но Невиллу нужна была толика уверенности в себе. Он решительно взял мою брошюру.

— Сегодня же напишу бабушке.

— Любимая фраза Малфоя. Но это правильное решение. Хорошо бы решить вопрос с палочкой в эти выходные, поэтому не затягивай с письмом до вечера.

Я поинтересовался успехами Грэйнджер. Иголки у неё теперь получались всегда, но не всегда ровные и прямые. До разноцветных она не дошла.

— Тебе нужно дисциплинировать воображение. К сожалению, методик я не знаю. Снейп, наверное, мог бы помочь… но это не вариант, — поспешил я согласиться, видя её скривившееся лицо. — А тренированное воображение понадобится, если хочешь хорошо освоить Трансфигурацию. Эта аркана — про изменение формы, а нужная форма эффективно задаётся только разумом. Не считая частных случаев вроде копирования по образцу.

— Что же делать?

— Тренируйся создавать иголки ровными и прямыми. И отдельно — красивые булавки, — тут мой взгляд упал на её мешковатую торбу. — Кстати, пока не забыл.

Я достал несколько сумок, которые изготовил на продажу.

— Вот. Выбери себе что-нибудь по вкусу. Невилл, тебе нужна сумка с расширением пространства?

— У меня своя.

— Что это за защёлка внутри? — Грэйнджер выбрала себе сумку под цвет волос и сейчас изучала её устройство.

— Стазисное отделение. Работает, когда запечатано этой защёлкой и вокруг имеется немного магии.

— Стазисное? Там останавливается время?

— Нет, остановка времени требует изолированного… короче, нет. Стазис замедляет энтропийные процессы. Пища дольше остаётся свежей и горячей. Живое в это отделение не засовывай.

— У тебя настоящий стазис прямо в сумке? — осторожно спросил Невилл.

— Только не говори, что и это редкость. Я видел, в Хогвартсе есть огромные стазисные камеры, в них припасы хранят.

— Так это стационарные чары. И без расширения… — Невилл запнулся и решил не продолжать тему.

— Сколько я должна? — вернула обсуждение в деловое русло Гермиона.

— Нисколько. Считай это подарком на день рождения.

— Нет, я так не могу.

Ну да, если девчонка самостоятельно таскает тяжеленную сумку с книгами, предложение ей помочь будет встречено как покушение на личную независимость. Придётся быть погрубее.

— Себестоимость — десять галеонов. Но у меня нет лицензии этим торговать. Поэтому или бери бесплатно, или таскай и дальше свой мешок. Невилл, ты точно уверен, что тебе не нужна такая сумка?

Невилл думал о чём-то своём. Но вынужден был ответить:

— Я подумаю. Гарри… Гарольд, такая сумка стоит больше десяти галеонов. А насчет лицензий особо не волнуйся, за соблюдением этого закона следят спустя рукава. Иначе бы уже давно…

— … в Британии перешли на натуральный обмен. Ты сам ответил на свой вопрос. Цена в рознице намного больше, потому что существует этот закон. Мне недавно пришлось полюбопытствовать, сколько требуется вложить в получение права делать такие сумки… Мастера в Косом просто отбивают свои инвестиции в чиновников.

Есть и ещё причина. Может, обычно на нарушения лицензирования и смотрят сквозь пальцы, но закон-то существует. И, если потребуется, устроить показательный процесс всегда возможно. А с учётом здешних стен…

Помня, насколько уверенно находил меня Снейп, я, как только вернулось второе зрение, внимательно обследовал свою одежду, но никаких посторонних плетений не нашёл. Значит, в Хогвартсе должна быть доступная преподавателям система наблюдения, способная как минимум определять положение нужного ученика. И нарушать под этим колпаком даже не школьные правила, а реальное законодательство… Не стоит дарить руководству настолько серьёзный компромат на себя.

— Дело не только в этом… — между тем бормотал Невилл.

— Десять галеонов — оптовая цена незачарованной основы. Работу мастера… учитывать не будем, поскольку делал ученик. Налога с продаж тоже нет. Ну что, чёрную или зелёную?

Вздохнув, Невилл выбрал сумку цвета тёмной травы.

— Хотел бы я учиться в такой школе.

— Я тоже, Невилл. Но мы нужны здесь. Наверное.

Ударил гонг, возвещая, что пора идти на обед.

Глава опубликована: 08.07.2022
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 309 (показать все)
Calmius, привет.
Луна совершенно не подходит вашему герою. Абсолютно и бесповоротно. Она настолько бесполезная, что возникает вопрос - зачем вообще она была нужна в каноне. Обычно такие девушки в реале уклоняются в сторону всяких вегано-феминистических любительниц астральных обсуждений, досадливо вещающих о высоких эмпиреях своих собственных размышлений и своей тонкой душевной архитектуры. Вообще, они не какают если это не радуга.
Почему многие авторы останавливают свое внимание на эту аутистическую особу, я со своим рациональным образом внутреннего мира, не понимаю.
Джинни. Ее Роулинг приплела в пейринг с ГП чтобы угодить своей любимой героини - Молли Уизли, в которой она видит себя. Мечта о большой Уизлевской семье тем и воплотила. Больше в мире Поттеров нет - они только фамилией отличаются. Какая там Грейнджер, Анджелина Джонсон, Одри-не-помню-ее-имя-которая-за-Перси... Нетушки. Они все стали Уизли. Конец истории. Одним словом - брыкались и допрыгались до рыжиков.
Поэтому, появление Джиневры в окружении вашего героя сразу оттолкнуло меня от истории. Она заразна только по той причине, что она дочь Молли и Артура. Единственная дочь. Понимаете? Избалованная, недалекая, зашоренная, зато гордыня у нее выше крыши. Я бы тоже была бы горделивая, имей у себя за спиной шестеро братьев. В каноне те особо за ней не присматривали, но они у ней есть. По этой причине, она страшна в роли жены. Ее не заткнуть, не припугнуть,не остановить, вздумай она ... поразвлекаться, например. Как нибудь, чем нибуд, с кем либо.
А Гарри Поттер - он беспомощный с первой страницы первой книги до последней строчки последней. Он записан в роли жертвы изначально. Ему нужна жена-подруга-соратница, которая скроет своего ранимого муженька под крылишко и будет о нем всю жизнь присматривать, как за малое дитя.
Ваш герой парень взрослый в теле мальчика. В возрасте, в котором он должен быть, мужики становятся довольно егоистичными, по той причине, что подбородок у них вышел уже из гормонального болота, голова повернувшись туда-сюда, дает некоторый обзор окрестностей. Человек уже понимает, что детство кончилось, пора задумываться включив серые клеточки. Что мы видим - ничего такого у вашего героя не наблюдается. Он подозрительно снисходителен к заведомо определившимся недругам, помогает всем встречным-поперечным за что получает от них не благодарность, а по мордасам. Я ожидала, что вернувшись в начале квеста с урезанными возможностями, он как-то станет более предпазливым, более дистанцированным. Но - нет. Он прет вперед по старым колеям, обвешивает себе на спину всевозможные - подчеркиваю, лишние! - задолженности, окружает себя сварой детишек - чужих, не своих! - и начинает кормить всех.
А гермиона? О, Гермиона - это звезда на небосводе поттерианы. Из нее могло бы такое сделать, но Роулинг поступила как все женщины-дуры, бросила сего бисера в ногах свиньей.
Показать полностью
Calmius, я делаю много ошибок. Извиняюсь за это.
kraa
Луна совершенно не подходит вашему герою. Абсолютно и бесповоротно. Она настолько бесполезная, что возникает вопрос - зачем вообще она была нужна в каноне.
Давайте определимся. Все герои "Кастеляна" ведут себя совершенно не так, как в каноне. Это другие люди, понимаете? Так что если вы оцениваете их по информации из канона, то перестаньте это делать и внимательно перечитайте фанфик.
Если же это "Она настолько бесполезная..." относится к Луне из "Кастеляна" - ну что тут сказать? Люди читают жопой, жопой читают люди, люди, в общем, хорошие, но жопой читают они (с).
Виктор Некрам
ну вы загнули. Все, я больше не буду коментировать. Обвинять меня в ... то, во что меня обвинили, знаете ли...
Calmiusавтор Онлайн
Виктор Некрам
Люди читают жопой, жопой читают люди, люди, в общем, хорошие, но жопой читают они (с).
Давайте будем оглядываться, что и кому мы пишем.
kraa

Она настолько бесполезная,
На самом деле она так плохо описана в каноне что все домыслы о ней - просто на вашей совести.
Ну реально, сцен с ней МАЛО! Персонаж набросан грубыми мазками, несколько фактов из жизни (смерть матери, травля, журнал) плюс пяток сюжетных сцен.

Почему многие авторы останавливают свое внимание
Она отличная заготовка для совершенно разных персонажей, чем и пользуются все авторы фанфиков. Хочешь-будет аутистом, хочешь- мудрецом в дурацком колпаке, хочешь- тонким троллем, ну а захочешь станет неземным созданием.

Кто она в каноне - неясно, Поттер эту загадку не раскрыл.


Поэтому, появление Джиневры в окружении
В окружении? Собственно Джинни подруга (ну ладно, просто единственная соседка сверстница) Луны. Вот и попадает в "окружение", просто как чемодан прилагаемый к пассажиру. Кем она будет дальше - посмотрим. На любовном фронте ей ловить нечего, там все Луной занято.

Опять же, в каноне Джинни раскрыта ПЛОХО! Она слишком долго была где то за пределами общей картины и попытка Роулинг внезапно пропихнуть ее в центр провалилась по всем фронтам.
Вообще то Джинни должна быть не слишком плохой... Так ее задумала Роулинг. Но вот беда, косяки этой девочки она описывала в сценах, а вот ее положительные черты разок упоминаются мимоходом.
Именно поэтому пейринг ГП+ДУ вызывает кучу вопросов, особенно когда рядом вырисовывался ГП+ГГ! Гермиона (с которой, кстати, писательница себя и ассоциировала) описывается во всех 7 книгах, имеет массу положительных черт, прекрасно раскрыта, и ее недостатки (да, они есть и хорошо заметны) не столь уж значимы. И что мы имеем Олень ГП имея выбор между замечательной и яркой Гермионой и бледной и невыразительной Джинни выбирает последнюю? Ну как такое возможно????
Разгадка проста- Роулинг налажала с подачей персонажа... Похоже хотела сохранить интригу и любовный треугольник, поэтому слабо подала любовную линию ГП+ДУ (а ведь она развивается в 6 книге) и потом мы получаем книгу 7, где Джинни в следовых количествах...

подбородок у них вышел уже из гормонального болота, голова повернувшись туда-сюда,
А вот тут облом. Как раз гормональный бум у персонажа еще впереди, тело то у него как раз 11 летнее. Он по знаниям и социальным навыкам 20+, а вот по чувствам и эмоциям все же ребенок.
Но серыми клеточками пользоваться может, это да.

Он подозрительно снисходителен к заведомо определившимся недругам,
Это с кем? С детишками? Он старше, какая тут вражда? Хотя потерявшим берега от него достается. Не насмерть, просто в воспитательных целях.
С Дамби? Убивать нельзя, слишком силен плюс директор, замок не даст. Воевать без убийства - слишком разные весовые категории.

лишние! - задолженности, окружает себя сварой детишек - чужих, не своих! - и начинает кормить всех.
т.е. вы бы прошли мимо видя что дети гибнут? Они же чужие, не свои?
Я бы так не смог. И автор этого фанфика видимо тоже. Вот и его персонаж поэтому так не может.

Все что Кастелян делает для этих детишек для него самого почти ничего не стоит.
При этом он чувствует за них ответственность и как взрослый и как, по сути, персонал школы.

В целом Виктор Некрам написал правильно (хотя и грубо). Луна тут абсолютно своя собственная, судить ее по вашим сформированным шаблонам глупо.
Так же как и Гермиону, тут она вовсе не икона фандома, наивный ребенок со своими тараканами в голове.

Забудьте свои шаблоны. Читайте произведение и попытайтесь понять этих персонажей. Они тут другие!
Показать полностью
Calmiusавтор Онлайн
kraa
Луна совершенно не подходит вашему герою. Абсолютно и бесповоротно. Она настолько бесполезная, что возникает вопрос - зачем вообще она была нужна в каноне.
В наших силах построить того человека, который подходит нашим героям.

У Роулинг Грэйнджер нарисована совсем уж нехорошо. И намеренно выпяченное доносительство, которое Роулинг (полагаю, провоцируя читателя) выставляет в положительном свете; и доведённый до фарса ГАВНЭ; и ежеминутное напоминание обоим друзьям, какая же она умная и какие они ленивые. В наших силах всё это убрать, а оставить всё хорошее - например то, что Грэйнджер не предавала.

С Луной можно поступить так же. И с Джинни. Моё преимущество в том, что до Луны (пятой+ книги) я ещё не дочитал, так что могу строить из неё что угодно без оглядки на оригинал.

Вот, интересная статья на тему того, что придумывают с Луной: Малая Игра Полумны Лавгуд . Я там отписался в комментах, но автор какой-то суровый, так что я оттуда свалил.

А Гермиона? О, Гермиона - это звезда на небосводе поттерианы. Из нее могло бы такое сделать, но Роулинг поступила как все женщины-дуры, бросила сего бисера в ногах свиньей.
Я знаю, она вам нравится (исходя из статистики ваших произведений).
Показать полностью
kraa
Луна лучше зубрилки,ни кому она на фиг со своими мозгами не нужна еше и вечно лезет. Если бы не Гарри быть ей либо трупом(тролль), либо изгоем. Она Гарри вообще не подходит. Диктатор в юбке. Бесит.
Я отвалила от сего праздника жизни. Не вмешивайте меня в свои разборки. Я не коментирую, не надо отвечать мне.
Любите кого хотите, мне с вами не по пути.
Уу, высокомерные-то какие...
Примерно ближе к половине книги я прочитал... - и у меня закончилось терпение.
В начале что и в продолжительности событие, некоторые моменты проглатываются ну или укрывают тайной чтобы потом это показать в других главах -- нет тут такого!!! А если есть то это гроши или хлебные крошки...Например в первых главах у меня до сих пор стоит вопрос куда ммм...телепортировался Гарри Поттер из чулана? Где жил и кем воспитывался? Да и других полно подобных вопросов появляются во время житие Гарри Поттера в Хогвартсе... Мне бы тоже понравилась книга не будь подобные заглатываемые подробности...
Nettris
Нужно сразу вторую читать, там даются нужные флешбеки.
Наверное автору стоило объединить обе части в одну - "Первый курс"
Там достаточно обширный материал (но при этом совсем без экшена) по "дохогвардскому" обучению и если впихнуть это в первые главы будет скучно.
hludens
Понятно...да вы правы , спасибо что написали - иначе я проигнорировал 2 книгу...интересное чтиво)))
Nettris
Мне кажется, что вы пропустили при чтении половину текста. О том, "куда ммм...телепортировался Гарри Поттер из чулана? Где жил и кем воспитывался?" в первой книге подробно написано.
Calmiusавтор Онлайн
Nettris
Например в первых главах у меня до сих пор стоит вопрос куда ммм...телепортировался Гарри Поттер из чулана? Где жил и кем воспитывался?
Телепортировался в Саргас. Жил попеременно на Земле и в Саргасе, постепенно восстанавливая Замок и хозяйство, обучаясь магии и прочим прикладным наукам. Воспитывался... как и до этого - никем конкретно и всеми вокруг понемногу.
Calmius
Понятненько, но как мне сказал hludens - я начал читать вторую книгу сразу))) -там большую часть можно понять суть сюжета ,но впечатление размазался с первой книгой, так что и там считай наполовину забросил...- потерял интерес .
Работа шикарная
Спасибо за ваш труд
Ну, на счет "Многоточия и занудство" - напраслину на себя возводите))) Нет этого.

Текст органично логичен и легко читается, сюжет оригинален и захватывает, персонажи - объемные и живые. Прекрасное чтение как для фанатов Мира Гарри Потера, так и для просто любителей хорошо написанной прозы.

Огромная благодарность автору за предоставленную возможность прожить в слиянии с сюжетом в удивительном мире! Написано мастерски. Считаю, что эта серия вполне достойно заинтересует и зарубежного читателя, фанатов Мира ГП - в особенности.

Рекомендую.
Прекрасный фик, но финал оставил меня в абсолютном недоумении.
Если Гарри выкинуло обратно... Надеюсь, что все же нет
Calmiusавтор Онлайн
Amalia_Vilson
Прекрасный фик, но финал оставил меня в абсолютном недоумении. Если Гарри выкинуло обратно...
Это призовая игра :)
Calmius
Хм)
Просто откровенно говоря изначально, начиная читать, я думала, что там второй курс...
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх