↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Кастелян (джен)



Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Повседневность
Размер:
Макси | 1383 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Мэри Сью, ООС, От первого лица (POV), AU
Серия:
 
Проверено на грамотность
Как работает «Акцио»? Что можно сделать с трансфигурированной иглой? Как летают почтовые совы? Где купить сквозной кошелёк? Зачем мне эта палка?

На одиннадцатый день рождения Гарольда Поттера находит бородатый великан в кротовой шубе, насильно впихивает ему кучу непонятных вещей и отправляет в самый настоящий волшебный замок. И единственное, что непонятно юному магу – чего от него хотят все эти люди и как можно было довести замок до такого скотского состояния?
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

В очереди на приём

— Гарри, ты нарушаешь правила! Находясь в Хогвартсе, мы обязаны одеваться в школьную форму.

Без четверти восемь я сидел в Большом зале и приканчивал овсянку с яичницей. В столь ранний субботний час зал был почти пуст. За гриффиндорским столом клевали кашу считаные ранние пташки. Одной из них была Грэйнджер. Уизли дрыхнет в больнице, уроков нет — самое время основательно закопаться в библиотеку.

— В данный момент моя одежда — прямой приказ МакГонагалл, — ответил я, прожевав. — И, Гермиона, выучи уже моё имя. Или я буду звать тебя Мия.

— Как… Не смей!

Я усмехнулся в тарелку с кашей. Нормальная же девчонка, когда дурью не мается.

На мне была надета одна из парадных мантий. Вняв совету Снейпа, я отправил рисунки и выкройки имеющихся у нас балахонов одному рекомендованному мне Северному ателье, попросив сделать что-то похожее, неброское, но прилично выглядящее и нужной расцветки. Отвороты и обшлага чёрной мантии были выполнены из тёмно-фиолетового бархата, поверх которого шла тонкая вышивка золотом. Как им удалось придать золоту солнечный оттенок, а бархату — поистине космическую глубину, суть профессиональные тайны северных портных, но оные, похоже, понимали, что и кому шьют. Пустота и Жизнь, мои личные стихии.

Больше украшений не было. Никакого кича. Удобная и качественно сшитая мантия из интересных, но неброских материалов. Мужской ювелирки я тоже решил не использовать, хотя финансы позволяли: во-первых, не по чину, а во-вторых, её нужно уметь носить.

Разумеется, к мантии прилагались соответствующие ей сорочка, брюки и обувь. Джинсы остались в комнате.

Я уже покончил с завтраком и поглядывал то на циферблат часов в зале, то на пустой преподавательский стол, когда рядом со мной появилась белоснежная светящаяся лань.

Ух ты! Чья же ты, такая красавица? Рука, осторожно протянутая, чтобы её погладить, замерла на полпути. Лань разразилась грубым голосом крайне раздражённого Снейпа.

— Поттер! Я у главных ворот. Где вас лешие носят? Доставить послание.

Забыв про всё, я смотрел на лань. Она не спешила уходить. Повернула голову, скосив один глаз. Это же…

Смутная, очень далёкая картина. Когда ещё не было ни голода, ни боли. Тепло и спокойно, ласковый женский голос и эта светящаяся лань — намного крупнее и выше. Мамино лицо я почти не помню, потому что этот светлый призрак стоял над колыбелью много больше и чаще матери, у которой, наверное, были и другие дела. Что он делал? Охранял? Учил чему-то? Разговаривал?

— Га… Гарольд, кто… что это было? — удивленный возглас Грэйнджер где-то далеко и рядом.

Лань растворилась. Я вынырнул из воспоминаний.

— Это был Снейп… Блин!

Я вскочил, побежал, споткнулся и полетел на пол. Но грязного камня на этот раз никто не достиг. Лишь немного далее бесшумно начала разгон простая сипуха, через мгновение вылетевшая в открытое окно. Внимания на неё не обратили. Мало ли сов летает в волшебном замке?


* * *


Солнечное сентябрьское утро. Птичьи инстинкты подсказывают, что ясная погода сохранится весь день. Плюну на всё и просто буду летать сегодня до заката. Жаль, запахов не слышно. Снейп стоит у ворот, раздражённо вздёрнув подбородок и презрительно отвернувшись и от замка, и от бегущих к нему опоздунов. Нам это на руку. Приземляемся у него за спиной.

Зельевар резко обернулся на спрыгивающий звук — в человеческом теле я далеко не бесшумный. Уставился на мою мантию.

— Мне сказали ждать Кеттлберна в Большом зале, профессор.

— Ему нездоровится. Руку!

Он крепко взял меня за локоть и аппарировал. Да кто ж так… Я подправил сопрягающий тензор, сделал пару шагов вперёд и в сторону и огляделся. Глухой грязный тупик между домами где-то в центре Лондона.

— Поттер, пока вы проблёвываетесь, живо говорите: что вы натворили? Не врать! Мне нужно знать, к чему готовиться и кого привлекать.

Я удивлённо обернулся. Пробл… ах да, если они всегда так изящно переходят…

— Эээ… скорее всего, это вызов в отдел регистрации анимагов.

— Свидетелем?

— Что?

— Вы — свидетель по делу о поимке нелегального анимага?

— Нет, я — анимаг. Надеюсь, легальный. На днях отправлял заявление на регистрацию, видимо, это вызов на процедуру.

Снейп сохранял сосредоточенность.

— Этого ещё не хватало… Так. Заявление — на обычной бумаге? Как давно подано? Как давно вы анимаг?

— В этот вторник. Бумага министерская, есть входящий номер, вторая копия у меня. Мы не рано идём?

Сбитый с допроса Снейп запнулся, но ответил:

— Там очередь на досмотр. И резерв времени на случай проблем.

Вздохнул, поняв, что я перехожу в режим дипломатического вранья.

— Ладно, отменить всё равно не получится. Пойдёмте.

Мы вышли из тупика, миновали пару богато оформленных витрин на оживлённой улице, зашли в тихий переулок и остановились у красной телефонной будки. Чем-то неуловимым она была похожа на заколоченную кассу у платформы 9. Ладно, это была злая ирония. Аккуратная старая надпись «Out of order» нанесена на стекло капитально, под трафарет. Маги совсем не палятся.

Мы вошли в будку. Снейп снял трубку с оборванным проводом и набрал номер «MAGIC» на T9-клавиатуре. Подождал и произнёс в трубку: «Северус Снейп и Гарольд Поттер в кабинет 211 к девяти эй-эм». Аппарат звякнул и исторг из порта возврата пару каких-то кругляшей. Проигнорировав упавшие на пол жетоны, Снейп повесил трубку и ухватился за поручень. Не иначе как ожидавший этого, импровизированный лифт утробно лязгнул, вздрогнул и ломанулся вниз с такой скоростью, будто в центре Земли вот-вот закончится скидочное время на завтраки.

Кино, думал я, стоя в очереди на досмотр. Невзыскательный кассовый фильм — вот что это мне напоминает. Если в Хогвартсе — балаган со всё более расходящимся с действительностью сценарием, то в Министерстве — долбаная детская комедия. Где-то рядом — огромный тёмный зал и куча малолеток, жующих попкорн и дружно ржущих над каждым нарочито нелепым моментом. «Уши в груши», этот ракетный лифт… или вот, выкатывающиеся из некоторых каминов визитёры. Не выбегающие, не выпрыгивающие, не выпинываемые и не выбрасываемые — выкатывающиеся колобком, зло отряхивающиеся и следующие к проходу для сотрудников. Даже думать не хочется, что там может находиться на другом конце и через что проходит этот путь, но ржачно же — мочи нет!

А опытные продюсеры получают по два шиллинга за каждый писклявый хохот в каждой мелкой глотке. Копят, отгребают лопатой и снимают новые серии. Плюс попкорн, шутовские палочки и сувенирные балахоны.

Очередной сотрудник выкатился из камина, оставляя на мраморном полу дурно пахнущую лужицу. Где-то включили запись хохочущей толпы.

— Нас снимает скрытая камера, — пробормотал я.

— Вполне возможно, — ответил Снейп, поняв меня по-своему.

— Ваши палочки, — равнодушно пробурчал дежурный маг. Взял мою, выложил на какой-то артефакт.

— Материал?

— Остистая межгорная сосна, сетчатка Zmei…

— Сосна и змеиная требуха, — пробормотал маг, что-то записывая. — «Priori Incantatem». Мутабор Акус, Мутабор Акус, Му… так, проматываем. Люмос Эк… экслибрис, к лешему. Тергео, Тергео, Тергео… проматываем… проматываем… ещё пром… Вы что, уборщик?

— Нет. Случайный однофамилец одной известной личности.

— Бывает, — равнодушный аврор тут слышал и не такое. — Так, опять «подсвети экслибрис». Короче, непростительных нет. Фамилия, имя?

— Поттер, Гарольд.

Он поднял на меня глаза.

— Ага. Сочувствую, парень. Радуйся, что не очень на него похож.

Снейп позади закашлялся. Маг смотрел в книгу перед собой.

— Твоя… ваша палочка у нас впервые. Кто производитель?

— Неизвестно. — Аврор опять поднял на меня взгляд. — Приобретена у Гаррика Олливандера, официально, 31 июля этого года. Он может знать больше, но мне сказал именно это.

— Минуту… — он достал какой-то гроссбух из-под столешницы. — Да, есть такая. Хорошо, регистрируем. Можете проходить. Следующий! Вашу палочку… Материал?.. А, это вы, мистер Снейп. Забирайте, видеть этого больше не могу. Следующий!

Мы проследовали мимо пафосной скульптуры над фонтаном, подошли к лифтам — нормальным лифтам — и спустились вниз на несколько этажей. Попетляв по коридорам, оказались в тупичке с парой лавок для ожидания и единственной, окованной железом дверью. Игнорируя висевшую в воздухе надпись «Не входить», Снейп по-хозяйски открыл дверь и сунулся было внутрь. Из кабинета грянул звериный рёв, мощный удар по невидимой стенке и раздражённый бас «Закрой дверь»!

Снейп невозмутимо захлопнул дверь, сел на лавку, привалился к стене и закрыл глаза. Я последовал его примеру. Мы молчали. Иногда из-за двери слышались одиночные глухие удары.

— Да, профессор, пока не забыл. То эссе, что вы мне вчера задавали, уже готово.

Снейп приоткрыл глаза, пытаясь вспомнить какое-то вчерашнее эссе, но быстро сообразил, о чём речь.

— Позже сдадите.

Опять потянулось молчание.

— Что у вас за палочка, Поттер? На изящные работы Олливандера не похоже.

— Не знаю. Олливандер сказал, это палочка Грегоровича.

— Вы что, соврали дежурному?

— Вы не поняли. Это не палочка *работы* Грегоровича. Это палочка Грегоровича. Личная. Мастер неизвестен.

— Чушь. У Грегоровича была и остаётся одна-единственная палочка. За исключением…

— За что купил, за то и продаю. Олливандер говорил, что её конфисковали у юного Грегоровича, но его повествование было мутным и невнятным, а я — вымотан «выбором на всю жизнь», так что не настаивал на деталях.

— Как она вообще вам досталась? Чтобы Олливандер продал такое ребёнку…

— Так другое не подошло.

— Да что вы говорите?

Я пожал плечами. Но Снейп смотрел настойчиво.

— Сразу скажу, я многого тогда не понимал. Да и сейчас… Тогда весь день был со странностями, причём буквально, начиная с полуночи. В общем, зашёл я в лавку. Меня как раз оставили одного. Тут появляется этот тип и начинает лепить…

— Поттер! Следите за языком, если уж собираетесь, как вы изволили выразиться, изучать расклады и находить союзников.

— Виноват. Мастер Олливандер с ходу продемонстрировал, что умеет бесшумно заходить за спину, помнит параметры концентраторов некоторых особых клиентов и мастерски набивает цену своей…

— Поттер!

Я вздохнул.

— В общем, начался полный перебор выставленного на витрине. Выбросы, куча хлама в воздухе, «Ах, это тоже не то»… Но вот что странно: одна палочка настойчиво предлагалась мне снова и снова. Он подсовывал её трижды, перемежая с другими. А в четвёртый раз что-то в ней сделал, наверное, желая простимулировать процесс. Но в результате она сломалась.

— Что?

— Грохнуло по-настоящему, древесина разлетелась в щепки, мне немного обожгло руку. Дурацкое перо не пострадало.

— Перо? Какой был материал?

— Он ведь называл… Остродуб и жар-курица, вроде.

— Что? Подождите, может, остролист и перо феникса?

— Ну а я что сказал?

— Прекратите паясничать, вопрос серьёзный.

Не желая спорить, я продолжил.

— В общем, Олливандер расстроился. Но, по-моему, не порчей палочки, а тем, что мне её впарить… предложить не удалось. Пробормотал «Ну, я определённо сделал всё, что мог».

Снейп молчал, о чём-то размышляя.

— Прочая продукция с витрины не подошла. Олливандер начал злиться… то есть проявлять нетерпение. Я ему определённо надоел, но что-то заставляло его обязательно отоварить меня именно в своём магазине. «Особый клиент, да?» — говорил он. Возможно, как раз это и есть профессионализм — работа с особыми клиентами, не сулящими именно сейчас особой прибыли. А возможно, его кто-то обязал.

— Не мелите чепухи. Что было дальше?

— Дальше он предложил… позвать свою палочку.

— Поттер…

— Закройте глаза, мистер Поттер. Почувствуйте их, они все здесь, вокруг. Какая-то должна быть именно ваша, мистер Поттер. Петь созвучно вашей душе… ну и так далее.

Я вспомнил, как закрыл глаза и действительно *почувствовал* их всех. Огромный склочный базар, не желающий умолкать ни на мгновение. Почему я смог её услышать? Почти погасшее серебро, в дальней подсобке для мёртвых сломанных артефактов, оставленных на материал и запчасти. Обгоревший, отсыревший и покрытый пылью деревянный футляр судорожно ткнулся мне в грудь, пересчитав перед этим немало углов и полок. Сгребли с какого-то массового пожарища, продали оптом по весу районному барыге, далее ещё перепродажи, переезд в составе прочего имущества в другую страну…

Я начал очень осторожный торг. Мол, зачем мне этот мусор, давайте уже подберём палочку. Но на Олливандера напал настоящий спортивный азарт, желание продать хоть что-то вместо сломанной палочки. В результате он меня «убедил», и я купил «нашедшую меня уникальную вещь» за «символическую цену» в десять галеонов.

Разумеется, я бы никогда не смог обмануть такого умудрённого жизнью и общением с покупателями профессионала, как Олливандер. Если уж Снейп играючи раскусил мои потуги… Но, скорее всего, на мастера палочек очень тонко повлияла Мира.

Да, в футляре была именно она. «Удивительная». И хрен бы кто заставил меня подпустить к себе непонятную сущность, столь мастерски оперирующую менталом, если бы не полустёршийся одноцветный рисунок на крышке шкатулки.

Две спирали, побольше и поменьше, расположенные под углом друг к другу и к наблюдателю. Пустая бессмыслица, если только вы хоть раз не видели ночное небо Саргаса.

Не было времени размышлять, какая может быть связь между Землёй и моим миром. Проявлять хотя бы следы заинтересованности к происхождению этой вещи я не стал — хватило даже моего ума. Намертво запомнил всё, что выболтал «уговаривающий» меня Олливандер, и тем ограничился.

Очень может быть, что в виде рисунка на коробке мне показали ожидаемую иллюзию. И что полное признание Миры и моим Замком, и моим кольцом — тоже иллюзия. Но в таком случае нужно просто согласиться, что всё вокруг — одна сплошная приятная иллюзия, и продолжать жить дальше. Да что там, вообще всё, начиная с мощного удара дяди Вернона по фанере — это всё вполне может быть иллюзией или коматозным бредом. Бритва Оккама в помощь.

Так что я пустил Миру к себе. И получил надёжного союзника, отвечающего за нашу ментальную защиту. Всё ещё неумелого, но обучающегося вместе со мной.

Вот, легка на помине. Кто-то опять лезет в голову. Охота же вам раз за разом жрать этот кактус, профессор.

Вздохнув, я поднял взгляд на его подбородок. В глаза смотреть не будем.

— Радует, что вы снова с нами, Поттер. Итак, вы «позвали» палочку.

— Да. Видимо, как-то неправильно позвал: прилетел обгорелый хлам из подсобки для запчастей.

— Да что вы такое говорите?

— И даже более. Мне до сих пор стыдно, но Олливандер сумел впарить мне этот мусор. «Вещь сама вас нашла, мистер Поттер». Старый…

— Поттер, или вы…

— Ваш Олливандер — циничный барыга! Как и многие торгаши из Косого. Это моё мнение, что бы вы ни думали о моих манерах, — огрызнулся я и добавил тише: — Насмотрелся я на экслибрисы Поттеров в букинистических лавчонках.

Снейп машинально бросил взгляд на потолок, но я был спокоен: чего-то похожего на следилки в этом тупике не было. Только простейшая бытовая вязь: освещение, вентиляция да казённые сигнальные нити, сейчас неактивные.

— Там есть разные экслибрисы, мистер Поттер. Не обязательно произносить это вслух.

Мы помолчали.

— Интрига с вашей палочкой всё ещё ожидает своего завершения, мистер Поттер.

Я собрался с мыслями.

— В общем, я предложил поискать более научными методами. Не перебирать наугад, а выявить общие предрасположенности, далее уточнить детали… Олливандер, конечно, опытный специалист и талантливый мастер…

— И снова радует, что вы это, наконец, признали.

— Сказал, что существует алгограмма Йонкера, которая именно так и работает, — игнорируя подколки, продолжил я. — Но, раз уж я раскалываю остродуб из-за лёгкой накачки накопителя, то сканировать меня алгограммой — значит поднять на воздух половину Косого на первом же контраверсном прогоне. Автоматика противопоказана, одним словом.

— Что-то заставляет меня сомневаться, что вы не можете запомнить слово «остролист» с третьего раза.

— Ну да, мастер слегка подустал к тому времени и проговорился про накачку. Не суть. Идея его увлекла. Он попросил меня рассказать, что я люблю делать больше всего. Я выдал ему свои предпочтения.

— Было бы интересно узнать какие.

— Он сходил в подсобку, — я проигнорировал и эту попытку хапнуть немного сведений о себе. — Наскрёб три очень разные палочки. Сказал, что они весьма требовательны, селективны и бла-бла-бла. Две из них полностью подтвердили опасения и остались абсолютно холодны. Третья… подошла.

Это так. Не было света, волны тепла и прочей эффектной мути. Но в захламлённой лавке вдруг стало больше места. Все вываленные предметы оказались на своих местах, плафоны засияли новизной, а металл — полировкой. Мастер, наверное, и сам удивился, какого цвета на самом деле должен быть его ковёр на полу. А главное, мы даже не сразу поняли, что произошло. Ничего не прыгало, не летало и вообще не издало ни звука. Мир просто… сдвинулся. Немного. И стало легче дышать.

— Сработала уверенно, было ясно, что поиск завершён. Мастер… — я запнулся. — Да, мастер. Палочку ведь он мне всё-таки подобрал. Олливандер как-то осунулся и постарел. Сказал, что это полное фиаско — найти идеал для самого сложного клиента за полвека, и этот идеал — нелепая спутница его заклятого соперника и конкурента.

И главное, добавил я мысленно, так и осталось непонятным, почему столь привередливая палочка сделала этот выбор. Мне не нужен был пульт с кнопками, я покупал её только для вида. Впрочем, Снейпу об этом знать не обязательно.

— Он начал рассказывать. Видимо, то, о чём не стал бы говорить, будь он в менее расстроенных чувствах. За путаными репликами забрезжила действительно интересная история… Но тут припёрся Хагрид, с совой и вопросом, почему я так долго.

— Не понял. Какое ему было дело до вас?

— А… так он сопровождал меня в походе за покупками к школе.

— Он — что?! Кто его пустил? Кто приходил к вашим… опекунам из школы? МакГонагалл, Спраут?

— Хагрид и приходил. Если это можно так назвать.

— Если? Поттер, так не бывает. Видимо, вы пропустили визит. Вы ведь учились в магловской начальной школе? Быть может, пока вы сидели на уроках…

— Такое трудно пропустить. Профессор, это я сейчас знаю, что к другим приходила МакГонагалл. В нормальное время, утром, культурно скручивала мозги слишком упрям…

— Поттер! Если вы ещё раз…

— … без почтового террора, выбитых в полночь дверей, телесных увечий и…

На этот раз Снейп не стал ничего переспрашивать. Дослушал тираду до конца, помолчал, откинулся поудобнее и сказал:

— Рассказывайте. С начала.

Я посмотрел на дверь. Снейп это заметил.

— Время есть, не беспокойтесь. Судя по тому, что я увидел, Коновалу работать ещё долго.

— К…коновалу? — куда он меня привёл? Что-то номера на двери не видно.

— А вы думали, что регистрацией в Министерстве занимается специально выделенный человек? Вас слишком мало. Я имею в виду, тех ид… анимагов, что решили зарегистрироваться. Так и не понял, зачем вы это делаете.

— Я не собираюсь таиться. Форма слишком удобная. Да и… кто-то может узнать и шантажировать…

Снейп, конечно, понял, о чём и о ком речь. Быть может, даже слишком хорошо понял?

— Ладно. Об этом в другой раз. И не тряситесь вы так. У клиента, который сейчас в кабинете, иные проблемы. Коновал не только регистрирует, но вам это пока не грозит. Рассказывайте.

Успокаивает это его «пока». Я собрался с мыслями и достал «письмо счастья» — сохранённое для истории приглашение на учёбу в Хогвартс.

— Вот, — я передал его Снейпу. — Особый купаж. Сгорает неохотно, сильно чадит, половина дыма — в комнату. Не иначе как бодяжили из вторичного пластика.

— Поттер, выражайтесь нормально. Я не всегда понимаю ваш арго.

— Этого добра нам пришло полторы тонны.

— Да вы что! Взвешивали?

— У тёти Петуньи есть большой ларь для мешков с торфом, — я игнорировал его сарказм. — Летом пустует. Мы туда сваливали.

— Зачем? И что именно сваливали? Приглашения в Хогвартс?

Я вздохнул.

— Профессор, пользуясь вашими выражениями… Это непросто, но вы попробуйте, — я указал на конверт, игнорируя опасный огонёк в глазах. — Копии этого предмета. В большом количестве. В течение недели. Ларь почти заполнился. Понимаете?

Я отвернулся в сторону. Что ж ты злой такой? Сам задаёшь вопросы и не хочешь слушать ответов.

— Сжигать не получается. Выкидывать на помойку нельзя. Дядя Вернон хотел, но тётя Петуния сказала, что *они* будут очень недовольны, если кто-то найдёт хоть одно.

Снейп молчал, осматривая листы послания.

— А ещё совы, — продолжил я. — Каждое письмо приносит сова. Сотни сов в час. Закидывают, садятся передохнуть… Все крыши, деревья, ограды в округе были оккупированы совами. Загадили селитрой капитально. И письма, находящие любую щель, чтобы влететь в дом и шлёпнуть тебя по лицу.

— Столь серьёзное нарушение Статута…

— Соседей будто кто-то заколдовал. Никто ничего не замечал, и это добавляло жути. Хотя почему «будто»…

— Что за «Чулан под лестницей»? — Снейп изучал конверт.

— Я долго над этим думал. Обычно к адресу «Тисовая, 4» вы не добавляете «второе окно от кухни». Вероятнее всего, «они» хотели показать, что знают то, чего даже соседи не знают. Говорю же, почтовый террор.

— Что знают? Какое отношение к вам имеет некий «Чулан под лестницей»?

— Не берите в голову. Там нормально, к тому же потом меня переселили в комнату. Мой кузен и мои выбросы — вот в чём была главная проблема. Ну и то, что… неважно. Мы так до Хагрида сегодня и не дойдём.

Моих опекунов кто-то заставлял держать у себя ребёнка-мага. Людей, панически боящихся магии, принуждали держать рядом с собой ходячую бомбу. Отдать в приют? Забудьте, черви, ведь тогда о выбросах узнает слишком много непричастных, а это лишняя работа для нас. Отдать меня магам? Вот здесь не знаю, почему так не сделали. Есть ли у магов приюты для сирот-магов?

— В Британии — нет, — ответил Снейп. Видимо, этот вопрос я задал вслух. — Сирот забирают родственники. Но война многое изменила.

Он помолчал.

— Петуния, значит. И цветы любит. Ладно, что там с Хагридом?

— Да, Хагрид… У нас нормальный район, днём работают, ночью спят. Он вломился аккуратно в полночь. Грохнул пару раз, выбил дверь…

— Не понял. Куда вломился?

— К нам домой.

— Зачем?

Я молча смотрел на Снейпа. Эта его манера переспрашивать… Да откуда я знаю, зачем?

— Хорошо. Он вломился. Как он это объяснил? «Отдайте Поттера, я знаю, вы прячете его в чулане»?

— «Здравствуй, Гарри. С днём рождения! Я помню тебя совсем маленьким. Может, чайку? — Спасибо за оперативность, мистер. Чаёк до утра потерпеть не может?

— Дык, я ж письмо тебе принёс. — Ещё раз спасибо, ящик для спама переполнен.

— Тебе ж, наверное, не сказали… Вы что, ничего ему не сказали? — Основное я знаю сам, подробности потерпят до утра.

— Тогда нам нужно в магазины… — Именно в полночь? Они открыты?

— Да нет же, давай чайку, и я у вас заночую…»

— Поттер, что за бред вы несёте?

— Он остался у нас на ночь. Выпроводить его возможности не было.

Снейп вздохнул.

— Трудно понять логику произошедшего по рассказу, сделанному в вашей манере. Раз уж вы видели больше, у вас есть предположения?

— Только очень шаткие. Он отрабатывал порученную ему сцену не в том месте. А импровизировать не умеет.

— Что?

— Говорю же, звучит безумно. Скажите, есть возможность… трансгрессировать не на место, а к другому магу?

— Вы полагаете… Напрямую — нет. Из косвенного и не требующего особых затрат — использовать домовика или аппарировать на маяк, принесённый почтовой совой. Если другой маг не защищается, конечно.

— За два дня до визита Хагрида дядя Вернон задумал бежать из дома. С нами и минимумом вещей. Интенсивность потока писем усиливалась, он просто не выдержал. Мне пришлось раскрыться, сказать, что я читал послание, что их не виню, и что если нас травят целенаправленно, то скрыться от мага может только другой маг, специально обученный.

— И он решил остаться.

— Верно. Это почему-то не отследили. Хагрид был проинструктирован для другой ситуации: он появляется в глухом углу, вламывается к прячущимся тиранам, раскрывает мне правду о происхождении…

— Очень натянуто. Уровень интриг, обычный для… в общем, не тот это уровень.

— Другой версии у меня нет. Я вообще не понимаю, зачем такие сложности. Послали бы ко мне Спраут — и я был бы их полностью, со всеми потрохами. Столько тепла…

— Чтобы вы попали на Хаффлпафф?

— Не попал бы я на Хаффлпафф, — буркнул я. Не попал же я на Рэйвенкло.

— Ну да… куда ж ещё может попасть человек с вашей фамилией, — сказал Снейп несколько раздражённо. Поднялся с лавки и прошёлся туда-сюда. Вот чего он опять разозлился?

— На колдографии в «Пророке» вы в очках.

— Хагрид заставил надеть. «Гарри, не надо портить зрение, одень очки. Где они? А если найду»? Применил какое-то недоученное «Акцио», вытащил из-под шкафа в прихожей… Столько лет они там валялись, я уж и забыл.

Да. День, разделивший мою жизнь на «до» и «после». Если не считать смерти родителей, конечно. Но там я ничего не помню, а здесь… Я поёжился.

— Разве в очках вы видите лучше?

— Хуже. Первую часть нашего похода я вообще почти не видел. Какой-то грязный паб, какие-то люди жмут руки… Где-то здесь меня и сфотографировали, наверное. Потом была мутная история в банке.

На самом деле я был не настолько слеп. Второе зрение позволяло ориентироваться среди людей и зданий, насыщенных магией. Сегодня я придумал бы что-то ещё: незаметно выдавил стёкла или сформировал поверх них нейтрализующую линзу из… да хоть из агуаменти-воды. Но месяц назад я почти ничего из этого не умел. Колдовать на ходу, например.

— Что за история? Гоблины не желали принимать ключ?

— Всё они приняли. Похоже, моего присутствия вообще не требовалось, а те деньги можно смело списывать.

Если они вообще мои, добавил я про себя. По крайней мере, на следующий день я вернулся в Гринготтс и возместил всё, взятое накануне из «Сейфа Поттеров», с небольшой добавкой. Не хотелось бы оказаться должником непонятно кого с набежавшими процентами. Мало ли что мне в уши льют о владельце хранилища? Бумаг я не видел, остальное ничтожно.

Стоило мне компенсировать взятое, и там, прямо у стойки в общем зале, ко мне подошёл «поверенный рода Поттеров», непререкаемым тоном «пригласил» в кабинет и, с целью подтверждения личности для дальнейшего конфиденциального разговора, предложил пройти «проверку», добровольно «заполнив своей кровью эту чашу» литра на полтора. Был вежливо послан. Потом невежливо. Потом, стоя в прицелах жезлов вызванной охраны, я ледяным тоном уведомил, что если прямо сейчас покину банк, то очень навсегда.

Показательный прессинг закруглили, но конструктивного разговора не получилось. Мы расстались, недовольные друг другом, до времени, когда я лучше освою юриспруденцию, ритуалистику и тонкости маго-обязывающей механики.

Малое совершеннолетие недаром наступает в пятнадцать лет. Что меня ждёт в наследстве Поттеров? Какие обязательства? Откровенно нетерпеливый «поверенный» взбодрил мою паранойю не хуже литра бразильского кофе. И это было ещё до того, как коротышки попытались надавить на «уважаемого клиента» грубой силой.

— В чём же была… мутность истории, если речь не о лишних диоптриях на носу?

Голос Снейпа привычно вернул меня в реальность. Долбаные гоблины.

— Хагрид что-то забирал и из другого сейфа. С оказией, так сказать.

Снейп устало прикрыл глаза.

— И вы, конечно же, любопытно сунули нос прямо в…

— Единственное, за чем вяло наблюдало моё любопытство — настойчивость и приёмы привлечения моего внимания к этой выемке.

— Что вы говорите… — вяло и неоригинально сыронизировал Снейп. — Ладно, что дальше?

— Мы вышли, Хагрид поспешил поправить здоровье, а я, наконец, смог стянуть эти…

— Что?! — стремительно развернувшийся зельевар вперил в меня яростный взгляд.

— Всё верно, профессор, — чётко ответил я. — Хагрид взял *это*, сунул в карман шубы, из которого нужно вываливать половину содержимого, чтобы найти завалявшийся кнат, и потопал бухать в Дырявый котёл. Если он и приносил обет молчания, то уже на ступеньках бара.

Снейп ушёл в себя, что-то напряжённо обдумывая.

— У него могла быть там встреча…

— Эстафета в грязном баре при случайном составе посетителей? Почему не в банке? Не у сейфа? Почему вообще не убрать бородатого увальня из схемы?

Снейп не отвечал.

— Мистер Снейп.

Он вздрогнул от обращения не по правилам.

— Если у вас почему-то есть основания полагать, что… *там* лежит что-то ценнее стекляшки цвета Гриффиндора, то *оно* было доставлено по иному каналу. — И, помолчав, закончил. — Но я бы слишком много на это не ставил.

— Ладно, — Снейп вернулся на лавку. — Что было дальше?

— Да, в общем, немного. Хагрид утопал поправляться, я прошёлся по магазинам. У Малкин встретился с Драко. Хорошо, когда мы не знаем фамилий друг друга… Кстати, что он там делал? Вы же говорили, что у Малкин, э-э… ширпотреб.

— Школьные правила этого года, — рассеянно ответил Снейп. — Драко не пытается выдавать мантии от Малкин за фамильные артефакты, Поттер. Он умеет их носить… и оборудовать. Вы — нет. Глупо врать руководству о семейной реликвии, если правило о едином портном для школьной формы издано именно им.

Н-да, глупо получилось бы.

— Вот эта одежда на вас, кстати, больше подходит на роль артефакта. Качество и нездешний крой… Но она новая, и это видно, учтите. Ладно, что дальше?

— Появился Хагрид. Скормил мне мороженое и отвёл к Олливандеру, а сам опять куда-то пропал.

— Кстати! Вы сказали о сове с Хагридом. Она принесла ему послание? Или, — Снейп раздражённо дёрнул уголком губ, — он *что-то* отправил совой?

Представляю ход его мыслей. Сова, мягко говоря — наиболее уязвимый путь доставки ценного груза. Но на самом деле всё скучнее.

— Нет, — я потёр лоб. Какая же длинная беседа. — Это был его подарок на мой день рождения.

— Сова? — удивился Снейп. — После всего… И что сказала Петуния?

«Петуния»…

— Я не стал подвергать опекунов такому испытанию.

— Да?

— Белоснежная полярная сова, профессор. Как бриллиант на куче навоза. Все соседи — мастера спортивного любопытства. А в доме… Тётя Петуния помешана на чистоте. Так что и моя одежда, кстати, чистая, и в чулане чистота и свежесть. Ну и, — я вздохнул, — после этой спам-атаки…

— И что же вы сделали с совой?

— Для начала попытался отказаться. «Хагрид, живые питомцы — это не вещь. Их не дарят без согласования. Куда я её дену? Я не в лесу живу, ты видел моих родственников» и так далее.

— Звучит разумно, особенно для… Дети обычно мечтают о питомцах, взваливая последующие заботы на родителей.

— Хагрид сам как ребёнок, он, похоже, впервые задумался, что с живым подарком могут быть проблемы. Ну да, он-то как раз в лесу живёт.

Я помолчал.

— Хагрид… хороший человек. Его можно убедить, с ним можно разговаривать, соглашаться или спорить… Но только если он не *проинструктирован*. Иначе он *добьётся* нужного. И лучше согласиться на это добровольно, поскольку альтернатива вам однозначно не понравится.

— Хорошо, что вы это понимаете. Хагрид — человек… для особых поручений.

Имя не прозвучало. Но и так понятно, чьих поручений.

— Хагрид без колебаний свернёт мне шею, если его «с сожалением» *проинструктируют* разобраться «со впустившим в себя тьму» или как там ещё, — глухо сказал я. — Но это не его вина. Сам по себе он относится ко мне хорошо.

Снейп молчал.

— Так или иначе, я взял клетку и шлялся с нею до конца шопинг-сессии. После чего убедил Хагрида, что доеду до дома сам.

— И он согласился? При том, что вы не видели дорогу в Косой?

— Он вообще ничего не заметил по дороге туда. Так или иначе, он даже обрадовался. Молча сунул мне билет на Хогвартс-экспресс и быстро куда-то ушёл. А я занялся совой.

— Подождите. Как попасть к поезду, он успел сказать?

Я достал бутылку с водой и отхлебнул. Что-то в горле пересохло от этой лекции.

— Нет. И это отдельная, очень длинная история. Если я начну излагать о конфетах с мышьяком и купе начальника поезда, нам не хватит выходных.

Мрачный, тяжелый, и да — странный взгляд.

— Профессор, не сочтите за наглость, но… не наглейте, пожалуйста. Подумайте лучше, — не дал я ему возможности поставить на место зарвавшегося сопляка, — что и в каком количестве придётся рассказывать вам. Паритетом.

Дохнуло странной, тяжёлой магией.

— Обалдел, щенок? — прошипел зельевар. Вокруг него задрожала опасная рябь. — Олень безрогий, ты…

Пустота. Надёжная, отзывчивая, добрая. Между мной и Снейпом — едва локоть расстояния. И одновременно — тысячи километров. Пока неощутимых. Но готовых выпрыгнуть в реальность. Оттолкнуть, размазать перегрузкой, сплющить в плоскость — по желанию и воле плетущего. А ещё есть Время. Мы живём в пространстве-времени. Мне только предстоит освоение хронотехник, но… что, если половина вашего мозга начнёт жить с иной скоростью?

Говорят, мои глаза становятся синими, когда я смотрю из Пустоты. Не знаю, зеркал в такие моменты ни разу не подворачивалось. Но сейчас тёмно-фиолетовой стала вся моя мантия. Индиго, как в детстве.

Снейп осёкся.

— Quid pro quo, господин декан. Разве вы не слизеринец?

Он меня не слышал. Смотрел куда-то за спину. Взгляд стал… беспомощным? Я оглянулся, уже предполагая, кого увижу.

Белоснежная лань. Сияющий потусторонний свет. Пришла сама, и у меня появляются смутные догадки, почему. Но это теперь не моё дело. Я вздохнул и поднялся.

— Что вам от меня нужно, Поттер? — глухо спросили рядом.

— Ничего мне от вас не нужно, профессор, — равнодушно ответил я, не оборачиваясь. — Живите, как хотите. Я разомну ноги.

Могут они, наконец, понять, что я совершенно нелюбопытен к социальным секретам? Что, если о чём-то спрашиваю, то это нужно не только мне. Ответы для *своего* любопытства я отыскиваю сам.

Общайтесь с Уизли, если олени не нравятся. Я вообще сова.

Если отрешиться от органов чувств, убрать интерес к происходящему в обычном восприятии, то второе зрение усиливается. Я вижу то, что происходит за перекрытиями, в соседних помещениях и даже на соседних этажах. Пройдясь по коридору, я прислонился к стене подальше от лавки и прикрыл глаза.

Посетитель кабинета 211 больше не бился в звериной форме, а смирно сидел на стуле напротив хозяина кабинета. Бо́льшая часть комнаты огорожена клеткой. Непростая решётка, многочисленные плетения. Моего перехода не удержат, но это всегда на крайний случай. Какие-то детекторы, защита… Кстати, есть подсистема проверки правдивости произносимого. Будем учитывать в разговоре, а пока перехватим-ка управление. Где оно у нас…

Избавиться от полярной совы оказалось непросто. Улетать она не хотела. «Ты свободна», «уходи», «ты мне не нужна» не работало. Я решил обойти зоолавки в Косом. Настроился на долгий изнурительный маршрут, но повезло в первом же крупном магазине.

Продавец узнал сову, но принимать её назад отказался. Даже без возврата денег.

— Она привязана к хозяину, молодой человек. Тот большой бородатый великан. Вы разве не вместе?

Хагрид привязал её к себе сразу при покупке. Кто-то желал перлюстрировать мою корреспонденцию? Ну, особо веру в людей мне не поколебали. Однако с бедной птицей нужно было что-то делать. «Отвязать» её не мог даже продавец. Не для того привязывают.

Сработала команда «лети к хозяину, ты больше не нужна». Сова снялась и улетела в северном направлении. Клетку я сдал в магазин.

Сова прилетала ещё несколько раз, но отправка назад к хозяину работала безотказно. Возможно, «на том конце» не понимали, почему птица не хочет задерживаться у меня, а сама она говорить не умела. Так или иначе, попытки прекратились, а в сентябре я её у Хагрида уже не увидел. Надеюсь, её не на суп пустили, а отвязали и выпустили.

Ожидание проходило в молчании. Я закончил потрошить начинку кабинета и просто знакомился с коммуникациями в этой части министерского здания. Очень не хватало возможности подойти к окну и бездумно уставиться наружу. Министерство Магии находится под землёй. Зачем они поместили центральный аппарат прямо посреди «толпы маглов» в семь миллионов человек, оставалось загадкой. Сегодня мне загадки надоели.

Через полчаса посетитель зашевелился и засобирался. Я вздохнул и открыл глаза. Лязгнула дверь, и в коридор вывалился тощий, бледный, взъерошенный мужчина, одетый в… нет, оценивать одежду магов я, пожалуй, зарекусь. Или они полные фрики, или я всё ещё не понимаю тонкостей местной моды. Не замечая ничего вокруг, он направился прочь. Мы со Снейпом зашли в кабинет.

Глава опубликована: 08.07.2022
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 310 (показать все)
Calmius, я делаю много ошибок. Извиняюсь за это.
kraa
Луна совершенно не подходит вашему герою. Абсолютно и бесповоротно. Она настолько бесполезная, что возникает вопрос - зачем вообще она была нужна в каноне.
Давайте определимся. Все герои "Кастеляна" ведут себя совершенно не так, как в каноне. Это другие люди, понимаете? Так что если вы оцениваете их по информации из канона, то перестаньте это делать и внимательно перечитайте фанфик.
Если же это "Она настолько бесполезная..." относится к Луне из "Кастеляна" - ну что тут сказать? Люди читают жопой, жопой читают люди, люди, в общем, хорошие, но жопой читают они (с).
Виктор Некрам
ну вы загнули. Все, я больше не буду коментировать. Обвинять меня в ... то, во что меня обвинили, знаете ли...
Calmiusавтор
Виктор Некрам
Люди читают жопой, жопой читают люди, люди, в общем, хорошие, но жопой читают они (с).
Давайте будем оглядываться, что и кому мы пишем.
hludens Онлайн
kraa

Она настолько бесполезная,
На самом деле она так плохо описана в каноне что все домыслы о ней - просто на вашей совести.
Ну реально, сцен с ней МАЛО! Персонаж набросан грубыми мазками, несколько фактов из жизни (смерть матери, травля, журнал) плюс пяток сюжетных сцен.

Почему многие авторы останавливают свое внимание
Она отличная заготовка для совершенно разных персонажей, чем и пользуются все авторы фанфиков. Хочешь-будет аутистом, хочешь- мудрецом в дурацком колпаке, хочешь- тонким троллем, ну а захочешь станет неземным созданием.

Кто она в каноне - неясно, Поттер эту загадку не раскрыл.


Поэтому, появление Джиневры в окружении
В окружении? Собственно Джинни подруга (ну ладно, просто единственная соседка сверстница) Луны. Вот и попадает в "окружение", просто как чемодан прилагаемый к пассажиру. Кем она будет дальше - посмотрим. На любовном фронте ей ловить нечего, там все Луной занято.

Опять же, в каноне Джинни раскрыта ПЛОХО! Она слишком долго была где то за пределами общей картины и попытка Роулинг внезапно пропихнуть ее в центр провалилась по всем фронтам.
Вообще то Джинни должна быть не слишком плохой... Так ее задумала Роулинг. Но вот беда, косяки этой девочки она описывала в сценах, а вот ее положительные черты разок упоминаются мимоходом.
Именно поэтому пейринг ГП+ДУ вызывает кучу вопросов, особенно когда рядом вырисовывался ГП+ГГ! Гермиона (с которой, кстати, писательница себя и ассоциировала) описывается во всех 7 книгах, имеет массу положительных черт, прекрасно раскрыта, и ее недостатки (да, они есть и хорошо заметны) не столь уж значимы. И что мы имеем Олень ГП имея выбор между замечательной и яркой Гермионой и бледной и невыразительной Джинни выбирает последнюю? Ну как такое возможно????
Разгадка проста- Роулинг налажала с подачей персонажа... Похоже хотела сохранить интригу и любовный треугольник, поэтому слабо подала любовную линию ГП+ДУ (а ведь она развивается в 6 книге) и потом мы получаем книгу 7, где Джинни в следовых количествах...

подбородок у них вышел уже из гормонального болота, голова повернувшись туда-сюда,
А вот тут облом. Как раз гормональный бум у персонажа еще впереди, тело то у него как раз 11 летнее. Он по знаниям и социальным навыкам 20+, а вот по чувствам и эмоциям все же ребенок.
Но серыми клеточками пользоваться может, это да.

Он подозрительно снисходителен к заведомо определившимся недругам,
Это с кем? С детишками? Он старше, какая тут вражда? Хотя потерявшим берега от него достается. Не насмерть, просто в воспитательных целях.
С Дамби? Убивать нельзя, слишком силен плюс директор, замок не даст. Воевать без убийства - слишком разные весовые категории.

лишние! - задолженности, окружает себя сварой детишек - чужих, не своих! - и начинает кормить всех.
т.е. вы бы прошли мимо видя что дети гибнут? Они же чужие, не свои?
Я бы так не смог. И автор этого фанфика видимо тоже. Вот и его персонаж поэтому так не может.

Все что Кастелян делает для этих детишек для него самого почти ничего не стоит.
При этом он чувствует за них ответственность и как взрослый и как, по сути, персонал школы.

В целом Виктор Некрам написал правильно (хотя и грубо). Луна тут абсолютно своя собственная, судить ее по вашим сформированным шаблонам глупо.
Так же как и Гермиону, тут она вовсе не икона фандома, наивный ребенок со своими тараканами в голове.

Забудьте свои шаблоны. Читайте произведение и попытайтесь понять этих персонажей. Они тут другие!
Показать полностью
Calmiusавтор
kraa
Луна совершенно не подходит вашему герою. Абсолютно и бесповоротно. Она настолько бесполезная, что возникает вопрос - зачем вообще она была нужна в каноне.
В наших силах построить того человека, который подходит нашим героям.

У Роулинг Грэйнджер нарисована совсем уж нехорошо. И намеренно выпяченное доносительство, которое Роулинг (полагаю, провоцируя читателя) выставляет в положительном свете; и доведённый до фарса ГАВНЭ; и ежеминутное напоминание обоим друзьям, какая же она умная и какие они ленивые. В наших силах всё это убрать, а оставить всё хорошее - например то, что Грэйнджер не предавала.

С Луной можно поступить так же. И с Джинни. Моё преимущество в том, что до Луны (пятой+ книги) я ещё не дочитал, так что могу строить из неё что угодно без оглядки на оригинал.

Вот, интересная статья на тему того, что придумывают с Луной: Малая Игра Полумны Лавгуд . Я там отписался в комментах, но автор какой-то суровый, так что я оттуда свалил.

А Гермиона? О, Гермиона - это звезда на небосводе поттерианы. Из нее могло бы такое сделать, но Роулинг поступила как все женщины-дуры, бросила сего бисера в ногах свиньей.
Я знаю, она вам нравится (исходя из статистики ваших произведений).
Показать полностью
Нежный яд Онлайн
kraa
Луна лучше зубрилки,ни кому она на фиг со своими мозгами не нужна еше и вечно лезет. Если бы не Гарри быть ей либо трупом(тролль), либо изгоем. Она Гарри вообще не подходит. Диктатор в юбке. Бесит.
Я отвалила от сего праздника жизни. Не вмешивайте меня в свои разборки. Я не коментирую, не надо отвечать мне.
Любите кого хотите, мне с вами не по пути.
Уу, высокомерные-то какие...
Примерно ближе к половине книги я прочитал... - и у меня закончилось терпение.
В начале что и в продолжительности событие, некоторые моменты проглатываются ну или укрывают тайной чтобы потом это показать в других главах -- нет тут такого!!! А если есть то это гроши или хлебные крошки...Например в первых главах у меня до сих пор стоит вопрос куда ммм...телепортировался Гарри Поттер из чулана? Где жил и кем воспитывался? Да и других полно подобных вопросов появляются во время житие Гарри Поттера в Хогвартсе... Мне бы тоже понравилась книга не будь подобные заглатываемые подробности...
hludens Онлайн
Nettris
Нужно сразу вторую читать, там даются нужные флешбеки.
Наверное автору стоило объединить обе части в одну - "Первый курс"
Там достаточно обширный материал (но при этом совсем без экшена) по "дохогвардскому" обучению и если впихнуть это в первые главы будет скучно.
hludens
Понятно...да вы правы , спасибо что написали - иначе я проигнорировал 2 книгу...интересное чтиво)))
Nettris
Мне кажется, что вы пропустили при чтении половину текста. О том, "куда ммм...телепортировался Гарри Поттер из чулана? Где жил и кем воспитывался?" в первой книге подробно написано.
Calmiusавтор
Nettris
Например в первых главах у меня до сих пор стоит вопрос куда ммм...телепортировался Гарри Поттер из чулана? Где жил и кем воспитывался?
Телепортировался в Саргас. Жил попеременно на Земле и в Саргасе, постепенно восстанавливая Замок и хозяйство, обучаясь магии и прочим прикладным наукам. Воспитывался... как и до этого - никем конкретно и всеми вокруг понемногу.
Calmius
Понятненько, но как мне сказал hludens - я начал читать вторую книгу сразу))) -там большую часть можно понять суть сюжета ,но впечатление размазался с первой книгой, так что и там считай наполовину забросил...- потерял интерес .
Работа шикарная
Спасибо за ваш труд
Ну, на счет "Многоточия и занудство" - напраслину на себя возводите))) Нет этого.

Текст органично логичен и легко читается, сюжет оригинален и захватывает, персонажи - объемные и живые. Прекрасное чтение как для фанатов Мира Гарри Потера, так и для просто любителей хорошо написанной прозы.

Огромная благодарность автору за предоставленную возможность прожить в слиянии с сюжетом в удивительном мире! Написано мастерски. Считаю, что эта серия вполне достойно заинтересует и зарубежного читателя, фанатов Мира ГП - в особенности.

Рекомендую.
Прекрасный фик, но финал оставил меня в абсолютном недоумении.
Если Гарри выкинуло обратно... Надеюсь, что все же нет
Calmiusавтор
Amalia_Vilson
Прекрасный фик, но финал оставил меня в абсолютном недоумении. Если Гарри выкинуло обратно...
Это призовая игра :)
Calmius
Хм)
Просто откровенно говоря изначально, начиная читать, я думала, что там второй курс...
Великолепный фанфик! Автор – талантище.
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх