↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Подопечный / Pet Project (гет)



Переводчики:
Corky, Bergkristall с 11-ой главы
Оригинал:
Показать
Беты:
S_Estel бета, 1-10 главы, RoxoLana консультант по канону, 1-10 главы, Jane_S бета, с 11-ой главы
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Романтика
Размер:
Макси | 1275 Кб
Статус:
В процессе | Оригинал: Закончен | Переведено: ~58%
Предупреждения:
AU
Гермиона случайно слышит разговор, не предназначенный для ее ушей. И решает, что домовые эльфы - не единственные, кто нуждается в защите.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

39. Зрелость, часть 2

Рон первым нашел Гарри, пока Гермиона находилась на другой стороне лужайки. Их обоих было легко заметить: рыжие волосы Рона сильно выделялись на фоне серого неба и слякотной земли. Гермиона не знала, как именно начался спор — с этого расстояния она не могла разобрать слов, — но поняла, в какой момент все полетело к чертям.

— Я решаю, что мы будем делать! — крик Гарри эхом разнесся в холодном воздухе и привлек внимание других учеников.

Гермиона бросилась к ним. Подбежав, она с удивлением услышала, что Гарри ответил не Рон, а Невилл:

— Прости, конечно, но кто сказал, что ты главный?

Гарри побледнел, а затем покраснел.

— Потому что Волдеморт избрал меня, — выдал он.

Просто потрясающе, подумала Гермиона. Теперь мы по уши в дерьме. Он произнес слово на букву «В», причем сделал это громко. Быстро осмотревшись, она заметила, что вокруг них собрались любопытные школьники.

— Может, обсудим это не здесь? — попытка, конечно, была тщетной, но попробовать стоило.

Гарри ответил Рон, не обратив на Гермиону ни малейшего внимания:

— Именно так, Гарри. Как же иначе? Волдеморт избрал великого Гарри Поттера, и теперь ты должен сражаться с ним. И все из-за какого-то идиотского пророчества.

Чудесно. А теперь еще и слово на букву «П». Гермиона снова осмотрелась. Ученики с интересом наблюдали за спором. Мысленно у Гермионы в бессилии опустились руки.

— Хоть один из вас понимает, что значит «тайна»?

Возможно, они оба и слышали ее, но полностью проигнорировали. Рон продолжил, обращаясь к Гарри, и с каждым словом его голос становился все громче:

— Должен сказать, Гарри, нигде в пророчестве не говорится о том, что ты главный и принимаешь все решения.

Гарри почти дрожал от гнева. Убрав волосы со лба, он продемонстрировал шрам в виде молнии.

— Вот это дает мне право решать.

Рон язвительно рассмеялся.

— Волдеморт в твоей голове — ПЕРВАЯ, ГЛАВНАЯ и ЕДИНСТВЕННАЯ причина, почему ты НЕ имеешь такого права. Если честно, до сих пор ты был ужасным лидером: весь год обижался и орал на всех и каждого, психовал, нападал на Ворт и тех немногих слизеринцев, которые хотели к нам присоединиться. — Рон слегка понизил голос. — Я уж молчу о провале в Министерстве.

Гарри вздрогнул, но Рон безжалостно продолжил:

— Гарри, если придется сражаться с Волдемортом, я с тобой до конца. Я буду рядом, с палочкой наготове. Но когда речь идет о планах, о том, что, как и почему мы делаем дальше, ты — не главный.

— Я тот, кто должен сражаться и победить его, не ты! Ты ничего не понимаешь! — закричал Гарри. Он отвернулся и зашагал в сторону замка. — С меня хватит!

Рон остался стоять, наклонив голову, и от него ощутимой волной шло напряжение. Правая рука Рона вздрагивала, но к палочке не тянулась. Его шея и уши полностью покраснели, выдавая ярость, и несколько учеников даже отступили подальше.

— Рон… — начала Гермиона, внезапно испугавшись, что он бросит Гарри в спину проклятие. Но Рон так и не достал палочку. Громко рыкнув — не хуже Клыка, — он в несколько больших шагов догнал Гарри и схватил его. Оба покатились кубарем по грязной траве.

Гарри был быстрее, но Рон — выше и тяжелее. Они боролись несколько минут, колотя друг друга, пока Рон не изловчился. Схватив Гарри за плечи, он прижал его к земле.

— Я не понимаю? Не понимаю?! — закричал он прямо в лицо Гарри. — Моя мама умерла, сражаясь с Волдемортом! Как знать, может, именно он убил ее! Мои братья пропали! Мой отец до сих пор в тюрьме! Мою сестру и меня отправят к двоюродной бабке, ПОТОМУ ЧТО НИКОГО БОЛЬШЕ НЕТ! И знаешь что, Гарри Поттер? Я все равно буду сражаться с тобой против Волдеморта. И не потому, что Волдеморт избрал тебя. Не потому, что я должен. А потому, что ты — МОЙ ДРУГ, И ТЫ НЕ ОДИНОК! Понимаешь?

Гарри не ответил, а резко дернулся и ударил Рона локтем по ребрам. Оба снова покатились по земле, разбрасывая ногами комки грязи.

Гермиона шагнула вперед, намереваясь разнять мальчишек, но Невилл положил руку ей на плечо.

— Пусть.

Гермиона посмотрела на мрачного Невилла и затем вновь на двух идиотов в грязи.

— Но...

— Это уже давно копилось. Думаю, им просто нужно выпустить пар.

Гермиона посмотрела на собравшихся учеников и нервно переступила с ноги на ногу. В толпе напротив она заметила Агнес, которая как раз пихнула в бок Колина, чтобы он успел сделать побольше колдографий. А затем указала ему на удачную перспективу для новых снимков.

— Невилл, ты уверен?

— Да, — отозвался он.

И тут же позади Гермионы кто-то, скорее всего, Крэбб, крикнул:

— Ставлю галлеон на короля Уизела!

Другой ученик засмеялся.

— Ну он же не с мелкой Уизли дерется! Два галлеона на Поттера.

Гермиона спрятала лицо в ладонях, стараясь не обращать внимания на крики студентов, перекрывающие ругательства, кряхтенье и вопли двух ее лучших друзей. Где, черт возьми, учителя или авроры, когда они так нужны?

Спустя мгновение она почувствовала, как что-то толкнуло ее ногу. Гермиона открыла глаза и увидела профессора Флитвика, который поднял палочку и громко скомандовал:

— Прекратите!

Его обычно высокий голос прозвучал неожиданно властно. Ученики тут же замолчали. В основном, от удивления, решила Гермиона, не понимая, как такой звук может исходить от маленького профессора Чар. Флитвик взмахнул палочкой и невербальным заклинанием раскидал Рона и Гарри в разные стороны. Ударившись о землю, Гарри откатился, врезавшись в кольцо студентов.

— Что здесь происходит? Нам мало проблем? Мистер Уизли, встаньте с земли. Минус пятьдесят баллов с вашего факультета. Мистер Поттер, — Флитвик повернулся к Гарри, но того уже нигде не было.

— Черт, — пробормотала Гермиона. — Черт, черт, черт!

Гарри исчез.


* * *


Хромая, Гарри зашел в классную комнату и закрыл за собой дверь. Отсутствие пыли и паутины говорило о том, что помещение отнюдь не заброшенное, к тому же Гарри знал, что эльфы Хогвартса не терпят грязи в замке. И все же казалось, что классом давно не пользовались и совершенно забыли. Именно это и привлекло сюда Гарри. Он с облегчением решил: это идеальное место, чтобы исчезнуть на какое-то время. Он до сих пор пребывал в ярости и недоумении. Неужели Рон не понимает? Он, Гарри, старается изо всех сил! Он не всегда знал, что делать или к чему стремиться. Как только он привыкал к какому-то ходу вещей, всё тут же менялось. И он очень устал. Гарри уже и не помнил, когда он спокойно спал или не злился.

Враги закрывали Хогвартс — единственное место, где Гарри ощущал себя в безопасности, где все имело смысл, даже если порой так не казалось. С тяжелым вздохом он сел на пол и прислонился к стене. Ускользнув после драки, он избавился от грязи, но по-прежнему чувствовал себя мокрым и побитым. Гарри подтянул колени, положил на них голову и попытался дышать спокойнее.

Каким-то образом Министерство узнало о пророчестве, и аврор Долиш сообщил, что в целях безопасности Гарри отправят под министерский надзор.

Он снова и снова мысленно прокручивал сцену в Большом зале. Аврор Долиш, вошедший в Зал с таким видом, будто ему принадлежит весь замок. Печаль и ярость, охватившие всех после объявления министра о произошедшем сражении, которое уже окрестили Битвой за Азкабан. Список имен, зачитанный равнодушным голосом, безразличным к боли учеников.

Гарри перехватил взгляд Снейпа во время той страшной речи и понял: он был в Азкабане. Ярость охватила Гарри, ярость, которая и сейчас заставляла его сжимать кулаки. И он снова и снова спрашивал себя, не Снейп ли убил Молли Уизли?

Это все вина его, Гарри. Все смерти — на его совести, потому что он нужен Волдеморту. На его, Гарри, совести смерть Молли Уизли. Он всегда думал, что поступает правильно. Он достал из внутреннего кармана мантии небольшую книжку о Непростительных и бросил перед собой. Он же учит и тренируется. Разве этого не достаточно?

— Что же мне делать? — простонал он сквозь сжатые зубы.


* * *


Гермиона металась по комнате и ругалась. Вернее, в основном ругалась:

— Изо всех чокнутых, долбанутых, толстолобых, тупых, чокнутых...

— Ты повторяешься, — услужливо подсказал Невилл из кресла в углу.

Рон мрачно взглянул на него, прежде чем снова быстро изобразить на лице раскаяние и вселенскую скорбь.

— Это стоит повторить! — рявкнула Гермиона. — Мы окружены аврорами. Директора нет. Гарри — цель. Меньше всего ему сейчас нужно привлекать к себе внимание. А вы, два идиота, что устроили? Вы подрались. Упомянули пророчество. Упомянули Волдеморта. Было сказано: не выпускайте Гарри из Башни. Это ведь совсем не сложно. Так нет же. Теперь Гарри пропал. Вы хоть…

Рон, сжавшийся в кресле, с облегчением вздохнул, когда Гермиона внезапно замолчала. Встрепенувшись, он понял, что его спасло: к его удивлению, перед Гермионой стоял кланяющийся ей эльф.

— Ларра, правильно? — спросила Гермиона.

Эльфийка еще раз поклонилась.

— Да, мисс. Мисс должна идти со мной. Лонни нужна мисс.

Гермиона повернулась к Рону.

— Только попробуй покинуть Башню, — она взглянула на все еще ухмыляющегося Невилла. — Тебя это тоже касается. — Затем повернулась к Ларре, ласково улыбнулась ей и протянула руку: — Я готова.

Ларра взялась за протянутую руку, и они исчезли.

Рон обратился к Невиллу.

— Она опять искрила, — тут его лицо приняло одновременно печальное и тоскующее выражение. — Меня словно снова отругала мама.

Гермиона ожидала оказаться на кухне — в королевстве Лонни. Поэтому немало удивилась, очутившись рядом с Лонни в какой-то комнате с низким потолком. Ларра исчезла, оставив Гермиону наедине с матриархом Хогвартса. Гермиона коротко поклонилась, подняла руки и сложила ладони наподобие эльфийских ушей в жесте уважения.

Лонни кивнула.

— Ринк говорил, что мисс учится.

Гермиона выпрямилась и опустила руки.

— Я учусь, — ответила она, — но более сложные жесты пока не могу повторить.

— Хватает того, что мисс учится.

— Спасибо. Ларра сказала, что ты хочешь меня видеть.

Лонни показала на решетку в камне.

— Смотри.

Гермиона подошла и посмотрела сквозь решетку. Помещение, где они оказались, тянулось вдоль стены совершенно незнакомой Гермионе комнаты. Посередине, на темно-бордовой ковровой дорожке, возвышался длинный деревянный стол, окруженный примерно двумя дюжинами стульев. И возле него находились профессор Макгонагалл и аврор Долиш, их разговор Гермиона слышала очень хорошо. Она поняла, что их с Лонни укрытие — галерея для зрителей, наблюдающих за проходящими внизу собраниями.

Аврор Долиш грубо напирал:

— Я хочу знать, где Гарри Поттер.

— А я говорю вам, что не знаю, где сейчас находится мистер Поттер.

— Верится с трудом, заместитель директора.

Гермионе показалось, что профессор Макгонагалл вот-вот зарычит.

— Я не прятала мистера Поттер ни сейчас, ни до этого. Ваши подчиненные обыскивают школу и земли точно так же, как и учителя. У меня не больше информации, чем у вас.

— Может, тогда вы объясните мне, почему чары слежения на палочке мистера Поттера не срабатывают?

Гермиона ухмыльнулась. А вот это моя заслуга, подумала она. Надо будет обязательно поблагодарить профессора Флитвика за книгу о Связующих чарах. Сбросить с их палочек следящие чары Министерства определенно было одним из ее лучших проектов.

Почувствовав прикосновение Лонни, Гермиона отошла от решетки и присела, чтобы находиться с эльфийкой на одном уровне.

— Они хотят знать, где Гарри.

Лонни согласно согнула ухо.

— Эльфы не вмешиваются в дела волшебников. Мы лишь служим. Директора нет. Нам некого спросить, кому служить в первую очередь. Гермиона — мисс, но она и Герми. Ринк хорошо научил.

— Ты спрашиваешь совета, что тебе делать?

И снова Лонни согнула ухо в том же жесте.

Гермиона на миг задумалась.

— Ты знаешь, где Гарри. Конечно же, знаешь. Тебе известно обо всем, что происходит в замке. А авроры хотят найти Гарри. Ты можешь служить, помогая им.

— Да, — Лонни слегка склонила голову, словно прислушиваясь к чему-то. — Мастер зельеварения скоро найдет мальчика.

Гермиона расслабилась.

— Ох, хорошо. Но это не решает твою проблему с аврорами, как и ту, что директор отсутствует.

Лонни не ответила, а просто ждала.

Гермиона запустила руки в волосы и потянула. Так хотелось сказать Лонни, что она должна вместе со всеми эльфами оказать вооруженное сопротивление аврорам и Министерству. Но Лонни нужен совет не о том, что лучше для Гермионы и ее друзей. Она спрашивала, что лучше для домовых эльфов. Не стоило злоупотреблять доверием и честью, которые сейчас были оказаны Гермионе. Проклятье! Не время думать по-гриффиндорски! Надо поступить по-слизерински хитро. Она медленно подняла голову, все еще держась за волосы.

— Ты связана с Хогвартсом?

— Да.

— Директор является главой Хогвартса лишь формально, так как директора меняются?

— Да.

Гермиона слегка улыбнулась.

— Значит, раз ты служишь Хогвартсу, то служишь в первую очередь директору, учителям и ученикам?

— Да.

Гермиона улыбнулась шире.

— В первую очередь — Гарри, — подчеркнула она. — Он ученик. Авроры — чужаки. Они расстроили учеников. Ты служишь ученикам. Ты служишь Хогвартсу.

Лонни коротко поклонилась.

— Хогвартские эльфы служат Хогвартсу.

Затем она исчезла, а Гермиона не сводила недоуменного взгляда с пустого места и спрашивала себя, чему она только что дала толчок.

— Проклятье, — пробормотала она.

Она не знала, где конкретно находится, и это означало, что ей потребуется много времени, прежде чем она вернется в гостиную Гриффиндора. Заметив небольшую дверь в конце коридора, она поспешила туда.


* * *


Северус стремительно шел по коридорам школы, кипя от гнева. Поттер ускользнул после драки с Уизли, как только Флитвик повернулся к нему спиной, и его не могли найти уже два часа. Авроры до сих пор прочесывали весь замок и прилежащие земли. Мальчишка прячется, а у членов Ордена нет времени на подобные глупости. Если авроры первыми обнаружат Поттера, то все было напрасно.

Неужели мальчишка не мог хоть раз в жизни сделать так, как ему сказали? Останься в гостиной Гриффиндора. Сиди там, пока не вызовут весь факультет. Разве это так сложно? Так ведь нет же...

Проходя по коридору с заброшенными классами, Северус услышал тихий звук, похожий на всхлип. Туда!

Плюнув на осторожность, Северус ворвался в класс в конце коридора. Поттер сидел на полу, у его ног лежала небольшая книга. Увидев ее, Северус резко выдохнул. Это было руководство по обучению Непростительным, одно из тех, по которым занимались в Дурмстранге. Альбус никогда не позволили бы подобной книге находиться в Хогвартсе. Северус очень хорошо помнил ее — именно это руководство он использовал, когда увлекся темными искусствами. Палочка сама скользнула ему в руку.

— Инферно!

Из палочки вырвался огонь, бело-голубое пламя охватило книгу, чей переплет тут же изогнулся от жара, отдавая страницы на милость огня.

— Поттер! — прорычал Северус.

Вскрикнув при виде огня у своих ног, Гарри вскочил, также сжимая палочку в руке.

— Вас вовсю ищут авроры, а вы сидите тут с запрещенной книгой. У вас хоть капля мозгов осталась? — рявкнул Северус. — Следуйте за мной, иначе вас схватят!

— Я никуда с вами не пойду!

Северус поднял бровь.

— Так не терпится встретиться с аврорами? Другого выбора у вас не остается.

Поттер с ненавистью смотрел на него.

— Это ловушка. Вы с ними заодно. Вы работаете на Деврома Доллорта, — Поттер горько рассмеялся. — Как будто никто из нас не знает, что это Волдеморт.

— Идиот, — заскрипел зубами Северус, с трудом сдерживаясь. — Не произносите его имя в моем присутствии. Вас так ничему и не научили?

— Меня многому научили! — выпалил Поттер в ответ. — Я знаю, что вы работаете на тех, кто больше предложит. Что вы сделали с директором? Предали, когда убили Молли Уизли? Где Дамблдор?

— Я. Не. Убивал. Молли. Уизли. — прошипел Северус. — Что касается директора, то я не знаю, где он сейчас. Да мне и все равно. И даже если бы знал, вас, Поттер, это не касалось бы. А теперь прекращайте спорить и следуйте за мной. У нас нет времени на вашу тупость и упрямство.

— Вы что-то с ним сделали! — бушевал Гарри. — Я точно знаю! Вы работаете на Волдеморта! И так было всегда! Вы что-то сделали с директором! Убили! Он не оставил бы меня одного! Не сейчас! Не тогда, когда он мне нужен!

Северус вздрогнул от небрежно брошенного имени Темного Лорда, и желание придушить мальчишку вспыхнуло с небывалой силой. Никакими словами он не достучится до Поттера, который полностью убежден в своей правоте. Но, с другой стороны, возможно, именно так получится добиться от него желаемого.

Северус намеренно отступил, и Поттер тут же шагнул вперед. Вот так, выманить его в коридор, где я смогу контролировать бой. И Северус ухмыльнулся, зная, что это разозлит мальчишку.

— Ну хорошо, мистер Поттер. Вы хотите знать, где Дамблдор? Мертв. Я убил его. Отнял его палочку и, пока он молил меня о пощаде, нанес удар.

— Н-нет. Вы не могли...

— Смог.

Гарри запаниковал. Северус видел по его лицу, как в нем борются страх и ярость. Именно так, мелкий придурок. Реши, что я хочу поймать тебя, может, даже убить... как Дамблдора. Северус прищурился. Злить Поттера было опасным делом, но злой Поттер совершал ошибки и забывал все, чему научился.

Снейп выманил его в коридор.

— Достаточно, Поттер.

Он поднял палочку, но Поттер тоже был готов. Качнув своей, он направил ее на Северуса:

— Экспеллиармус!

Снейп отмахнулся невербальным заклинанием.

— Вам стоило быть внимательнее на занятиях, Поттер.

Расстояние между ними не превышало двадцати ярдов. Они не спускали друг с друга глаз. Затем одновременно взмахнули палочками.

— Круц...

Но Снейп не дал Поттеру договорить, сбив его с ног контрзаклинанием. Поттер покатился по полу, сильно ударившись плечом о стену. Когда Северус шагнул к нему, Гарри с трудом поднялся.

— Круц... — попробовал Поттер снова, но Снейп опять парировал заклятие и презрительно рассмеялся.

Гермиона была права. Мальчишка не просто читал книгу, он уже практиковал Непростительные.

— Никаких Непростительных от вас, Поттер! Неужели вы ничему не научились?

— Инкарце... — заорал Поттер, но Северус отмахнулся от проклятия почти небрежным движением и снова шагнул вперед.

— Защищайся! — закричал Гарри, позволив ярости захватить себя, ощущая ее, словно огонь в венах. — Защищайся, ты, трусливый…

— Ты назвал меня трусом? — заревел Снейп, чувствуя, как его охватывает гнев. — Твой отец никогда не осмеливался нападать на меня один, только вчетвером, со своими дружками! Как бы ты его назвал?

— Ступе...

— Я отражу твои жалкие попытки снова и снова, пока ты не научишься держать рот на замке и закрывать свое сознание! — издевался Северус, легко парировав проклятия. — Ну же! — крикнул он. — Пора исчезнуть, пока министерские крысы не нашли нас!

— Импеди...

Северус опять блокировал проклятие, откинув Поттера на каменный пол коридора. Палочка вылетела из его рук, и он закричал от злости. Быстро вскочив, Поттер бросился за ней. Снейп взмахнул своей, и палочка Гарри улетела куда-то в темноту.

— Тогда убей меня, — задыхаясь, сказал Поттер, его лицо превратилось в уродливую маску гнева и презрения. — Убей, трус!

— НЕ СМЕЙ, — закричал Северус, побледнев от ярости, — НАЗЫВАТЬ МЕНЯ ТРУСОМ!

Он взмахнул палочкой, и часть ярости переплавилась в заклинание. Гарри дернулся, когда ему в лицо попал луч, похожий на раскаленную белую плеть, и отбросил далеко назад.

Проклятье! — выругался Северус, загоняя свою ярость глубоко внутрь. Он не хотел так сильно ударить мальчишку. Пора заканчивать, пока контроль над собой не пропал окончательно.

Поттер, встав на четвереньки, потряс головой. Очевидно, он не мог прийти в себя после столкновения с каменным полом. Но потом Гарри моргнул, и его лицо озарилось торжеством — палочка лежала всего в двух футах от него. Собрав последние силы, он качнулся вперед и схватил ее. Затем перевернулся на спину, лицом к Северусу, который направлялся к нему. Снейп больше не улыбался презрительно, на его лице застыло решительное выражение, заставившее Поттера удивленно распахнуть глаза.

Сосредоточившись, Поттер поднял палочку. Но какой-то шум позади отвлек его, и палочка на мгновение дрогнула.

Идиот, подумал Северус.

Отчаяние, отобразившееся на лице Поттера при мысли, что за ним пришли авроры или Пожиратели, сменилось радостью, когда он услышал громкий крик Тонкс: «Петрификус тоталус!». Поттер успел расплыться в улыбке, очевидно, ожидая, что Снейп упадет. И всё еще продолжал улыбаться, когда заклятие попало в него самого.

Последнее, что он успел заметить, — ухмылку Северуса.

Тонкс рванулась к Северусу.

— Снейп, мне нужно знать, почему Гарри наставил на тебя палочку?

Северус убрал свою палочку в ножны.

— Потому что вся моя жизнь — фарс.

Затем оглянулся и задумался, поджав губы.

— Подними Поттера и следуй за мной. В конце коридора есть потайной ход. Он выведет тебя из замка.

Тонкс, не теряя времени, применила мобиликорпус и последовала за Северусом.

— А ты?

Снейп торопился. Время было не на их стороне.

— Я должен остаться. Долиш просто исполнитель, но тем не менее он опасен. Если я пропаду одновременно с Поттером, то Долиш заинтересуется делами, которые ни Темный Лорд, ни Орден не хотят раскрывать. — Северус сделал сложный пас палочкой перед большой, покрытой пылью картиной. — Здесь. — Поверхность полотна настолько потемнела от старости и грязи, что саму картину было невозможно разглядеть, разве что расслышать исходящие от рамы крики и стоны. Когда она отъехала в сторону, перед ними открылся низкий каменный ход. — Ступай. Дойдешь до третьего по счету коридора и потом никуда не сворачивай. Не вздумай нырять в боковые туннели.

Тонкс с сомнением рассматривала темный проход.

— Где он заканчивается?

— Возле озера, где у Хагрида склад лодок для первокурсников. Скорее всего, озеро охраняется, — и он насмешливо посмотрел на Тонкс. — Тебе придется быть очень тихой.

Тонкс дерзко улыбнулась ему.

— Не проблема, Снейп. Увидимся.

Когда Тонкс скрылась в туннеле, Северус вернул картину на место. Помоги нам, Мерлин. Затем глубоко вздохнул, наслаждаясь тишиной подземного коридора. Скоро Гермиона вместе с обоими Уизли покинет замок. Члены Ордена встретят их на Кингс-Кроссе. Поттер был в относительной безопасности. Северус снова сделал то, о чем его просил Альбус.

Развернувшись, Северус устремился в другой туннель, который вел глубже внутрь замка, чтобы затем по одному из боковых ходов вернуться к себе.

И лишь в стенах своих надежно защищенных комнат он смог выдохнуть. Еще столько нужно сделать, прежде чем он покинет замок, да и Долиш, без сомнения, захочет его допросить. Северус призвал сумку, положил запасную одежду, очки, недочитанную книгу и набор с самыми необходимыми зельями, изобретенными им самим. Когда он закончил, его сумка всё еще оставалась наполовину пустой. Окинув взглядом покои, которые принадлежали ему почти всю жизнь, он понял, как мало у него вещей, действительно необходимых ему в дальнейшем. Он не владел ничем ценным, никаким наследием. Снейп тихо рассмеялся. У него даже наследника не было, чтобы передать это несуществующее наследие.

Если честно, он никогда не загадывал дальше того дня, когда Темный Лорд возродится, и дня, когда Поттер исполнит пророчество. Северус всегда полагал, что его комнаты со всей обстановкой просто достанутся следующему декану Слизерина или очередному мастеру зельеварения. И его книги, журналы и записи об экспериментах с зельями, которые он хранил в письменном столе, отойдут Хогвартсу.

Проходя мимо стола, Северус провел пальцем по ободку фарфоровой чашки для чая. Он купил этот сервиз на свою первую учительскую зарплату. Тонкий фарфор требовал особенно бережного отношения — прекрасное напоминание о том, что если Снейп поддастся бушующей в его крови ярости, это может стоить ему хрупкого сервиза. Будет ли следующий учитель так же ценить эту нежную красоту?

Он обвел взглядом комнату, рассматривая собравшуюся за двадцать лет коллекцию: небольшая нефритовая ваза, подаренная китайским зельеваром после того, как Северус помог ему с особенно сложным рецептом укрепляющего зелья; разноцветные, напоминающие драгоценные камни, шелковые подушки, которые украшали диван и кресла. Их все в течение многих лет регулярно дарил Альбус. Толстый меховой плед, который Северус приобрел из-за пронизывающего порой холода подземелий. Ему нравилось зарываться пальцами в мех во время чтения — своего рода медитация. А еще книги, его верные друзья — их заголовки охватывали сотни различных тем.

Он не выживет в этой войне. Северус знал это, всегда знал, но теперь ему не хотелось, чтобы его вещи попросту затерялись в одной из заброшенных комнат Хогвартса.

— Ринк! — крикнул он в пустоту.

Эльф тут же появился, склонившись так низко, что носом касался пола.

— Мастер зельеварения позвал Ринка.

Северус рассматривал его. Ринк больше не носил наволочку в слизеринских цветах, а был одет в простое полотенце, завернутое наподобие тоги. Эльф дрожал, и его уши нервно дергались туда-сюда.

— Я преподаю ЗоТИ, а не зельеварение. В этом году Слагхорн зельевар.

По-прежнему склоненный Ринк издал звук, подозрительно напоминающий скептическое фырканье Гермионы.

— Ринк был и остается домовиком. Мастер был и остается мастером зельеварения.

— Встань, Ринк.

Эльф выпрямился, умудряясь при этом выглядеть полным смирения и надежды. Северус вздохнул, почувствовав одновременно досаду и веселье. Необходимо лишить Ринка иллюзий. Независимо от того, что он хотел сделать, Северус не собирался забывать или прощать его обман.

— Слушай внимательно и запоминай. И даже не сомневайся: если бы я был уверен, что с моим заданием справится любой другой эльф, я бы тебя не позвал.

Как и ожидалось, удар был силен, и у Ринка поникли плечи. Но затем он снова выпрямился, и его уши перестали вздрагивать.

— Ринк запомнит.

— Хорошо. В волшебном мире начинается война. Маловероятно, что я выживу.

Ринк распахнул глаза, прижав уши к голове.

— Мастер зельеварения не умрет.

Северус рассмеялся.

— У мастера зельеварения мало шансов. Но это не твоя забота, как и не причина того, почему я тебя позвал. Ты единственный эльф в Хогвартсе, который лучше всех знает мое имущество — как личное, так и рабочее. Когда я умру, я хочу, чтобы ты все собрал, упаковал и отнес Грейнджер.

— Но мастер...

Северус пристально посмотрел на него, и Ринк немедленно замолчал. Нет, правда, стоило догадаться, что эльф обманывает его, уже тогда, когда тот начал ему возражать.

Уши Ринка снова задергались.

— Ринк сделает все так, как сказал мастер зельеварения, ЕСЛИ мастер зельеварения умрет.

— Хорошо. Больше мне ничего не нужно.

Эльф опять поклонился, но Северус услышал, как Ринк пробормотал в пол:

— Мастер зельеварения не умрет.

И, прежде чем Снейп мог что-либо сказать, Ринк с хлопком исчез.

Глава опубликована: 21.05.2019


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 895 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх